Читать онлайн Красотка для маркиза, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Красотка для маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Проснувшись, Мелинда никак не могла понять, где же она оказалась. Высокая, из серого камня колонна перед ней тянулась к изогнутому своду. Внезапно она все вспомнила и приподнялась с подушки из красного бархата, на которой проспала всю ночь.
Как только она вошла сюда, то сразу поняла, что, видимо, попала в семейную церковь. Она нащупала резьбу на дверях, а затем обитую бархатом скамью, которая оказалась мягкой и роскошной, как и подушечка для молитвы, на которую она потом опустилась. Церковь, в которой запах плесени и старины смешивался с ароматом цветов на алтаре, казалась святилищем, и в бледном свете луны, пробивающемся через окна с цветными витражами, Мелинда ощупью пробралась по боковому приделу к алтарю и преклонила колена, моля господа защитить ее не столько от маркиза, сколько от самой себя.
Через какое-то время ее сердце наконец перестало колотиться как у загнанного зверя, и дыхание стало ровным. Она пустилась бежать по лужайке, потому что была до смерти напугана, но в то же время Мелинда сознавала, что этот побег ничего не дает, так как причины, которые гнали ее прочь, таились глубоко в ней самой.
— Помоги мне! Ах, помоги мне, господи! — молилась она и старалась понять, как же она могла так быстро перемениться и из девушки, которая не проявляла абсолютно никакого интереса к мужчинам, стать такой, как сейчас, когда одно лишь прикосновение мужских уст вызывало в ней трепет и волнение.
Мелинда теперь знала, что почувствовала влечение к маркизу с первой же встречи. Ей казалось, что она ненавидит его: ненавидит циничное выражение, постоянно присутствующее на его лице, явное пренебрежение, с которым он обращался к ней, ненавидит за раздражение, которое он все время вызывал в ней. Однако было в нем что-то, что влекло к нему Мелинду, что вызывало в ней желание быть рядом с ним.
Она вспомнила одиночество, пустоту того невероятно длинного дня, когда она была вынуждена оставаться в комнате одна. Это были долгие часы безысходности от сознания, что она не может быть с ним. Она издала слабый стон и закрыла лицо руками. Что случилось с ней? Как она могла испытывать такие чувства, зная, что все безнадежно и ни к чему не приведет; как могла она отринуть свою гордость и все, что было свято для нее?
В сумраке этой церквушки она снова и снова пыталась осознать, что же произошло и что же говорил ей маркиз, когда она поднималась по лестнице. Но даже теперь»в силу своей невинности, Мелинда не могла вполне понять его поведение. Единственное, что она сознавала, так это то, что требование маркиза было постыдным.
Она упрекала себя за то, что позволила ему поцеловать себя. Она обязана была воспрепятствовать этому; это было непозволительной слабостью для любой порядочной девушки. А потом она вновь вспомнила то странное, необъяснимое волнение, которое испытала, когда его губы коснулись ее уст, тот огонь, который охватил ее. Какое-то неясное чувство проснулось тогда в ней: то, что больше уже никогда не уснет вновь.
Мелинда совершенно не представляла, сколько она простояла так, на коленях, пытаясь молиться и вместо этого все время мысленно возвращаясь к маркизу. Она смогла осознать только, что луна уже поднялась высоко и в церкви стало светлей. Теперь девушка смогла рассмотреть и крест, сверкающий на алтаре, и каменные изваяния на окружающих его надгробиях, и резные хоры с потушенными свечами над каждым местом певчего.
Незаметно мир и покой этого места проник и в душу Мелинды. Она почувствовала уверенность, почувствовала, как новые силы наполняют ее и чувство одиночества покидает ее сердце.
— Ах, папочка и мамочка! Помогите мне! — молилась она, веря, что они слышат ее, поддерживают в этот час испытаний.
Теперь Мелинда не могла с уверенностью вспомнить, в какой момент почувствовала страшную усталость и больше не могла оставаться коленопреклоненной. Она лишь помнила, что легла на скамью и погрузилась в дремотное состояние. И теперь, после пробуждения, ночные волнения показались ей менее значительными и пугающими.
Она встала на ноги, испытывая легкую дрожь. В церкви было холодно, хотя она заметила, как через окошко на востоке уже проникали первые лучи восходящего солнца. «Я должна вернуться», — подумала Мелинда.
Она прошла через маленькую дверцу в этой отделенной части церкви. Мелинда ступала неслышно, спускаясь по боковому приделу к входной двери. Она распахнула ее и вышла из церкви. Когда она переступила порог, мир вокруг показался ей золотистым и свежим, но на какое-то мгновение она заколебалась. У Мелинды было чувство, что церковь каким-то образом защищала ее, а теперь она вновь подвергнется опасности. Но затем она сказала себе, что представителей ее рода никогда нельзя было обвинить в трусости, и она смело будет смотреть в лицо всем трудностям, которые ждут ее в будущем.
Садик располагался совсем недалеко, и из него ей был хорошо виден величественный дом, розовеющий в лучах утреннего солнца. Вновь она ощутила, как он гостеприимно тянет ее к себе, и на какое-то мгновение даже заколебалась: а не приснился ли ей весь ужас прошлой ночи? Но с замиранием сердца Мелинда осознала, что ей вновь предстоит встретиться с маркизом лицом к лицу. Что он скажет ей при встрече? И что она сможет ответить ему?
Шторы на окнах были еще опущены, и, оценив, насколько высоко встало солнце, Мелинда решила, что сейчас никак не больше пяти часов.
Она медленно прошла через сад с розами и, подходя к дому, заметила горничную, которая открыла боковую дверь, встала на колени и начала скрести ступеньки. Мелинда тихо подошла и встала у нее за спиной, а когда девушка заметила ее тень, то подняла голову, не скрывая удивления.
— Боже милостивый, что же вы так меня пугаете! — воскликнула она, вскочив на ноги; затем добавила торопливо:
— Прошу прощения, мадам, у меня как-то случайно это вырвалось.
— Ничего страшного, — улыбнувшись, ответила Мелинда. — Думаю, вы просто не ожидали таких гостей в доме, которые просыпались бы в такую рань.
— Нет, мадам, не ожидала, — сказала девушка.
Мелинда прошла мимо нее и вошла в дом.
Там было тихо и темно, особенно после яркого солнца в саду. Она прошла в зал и поднялась по лестнице. Мелинда боялась услышать шорох от раздвигаемых занавесей или поднимаемых штор, но никого не встретила и благополучно добралась до своей комнаты.
Затем он вспомнила, что прошлой ночью оставила дверь запертой. Какое-то мгновение она стояла в замешательстве, не зная, что же делать, но потом вспомнила, что имеется еще одна дверь, которая ведет в ванную, из которой можно было бы попасть в ее комнату. Конечно, эта дверь была не заперта, и тут у нее мелькнула мысль, что если бы маркиз действительно вознамерился любыми путями пробраться в ее покои, то легко выполнил бы задуманное, воспользовавшись этой дверью.
Мелинда прошла к себе в спальню, отперла дверь и задернула занавески, которые так торопливо раздвинула прошлой ночью. Она решила, что будет лучше всего, если она не даст повода горничной заподозрить, что ночью в комнате произошло что-то необычное, поэтому она разделась, надела ночную сорочку и улеглась в постель.
Она не спала, а просто лежала в сумраке, размышляя, что же ей все-таки делать дальше. Вдруг маркиз снова захочет поцеловать ее? Должна ли она проявить твердость и решительно отмести все его попытки? Хватит ли у нее сил на то, чтобы ночь за ночью вести с ним борьбу, чтобы не пустить маркиза в свою комнату и отказать в том неясном для нее, чего он добивается? Чувствуя, что эти вопросы молоточками стучат в ее воспаленном мозгу, она зарылась лицом в подушку.
Когда ей принесли завтрак, она медленно поднялась, самостоятельно оделась и тщательнее, чем обычно, привела себя в порядок. Мелинда понимала, что втайне старается выиграть время. Но потом, когда медлить было уже невозможно, она решительно, хотя и не без внутреннего трепета, вышла из комнаты и спустилась по лестнице вниз.
Она была почти уверена, что найдет маркиза в гостиной, но, как ни странно, его там не оказалось; Мелинда села на диван и вновь попыталась решить, что ей предпринять. Она достала из шкафа книгу, но поняла, что читать сейчас не в состоянии. Девушка чувствовала, что каждый ее нерв напряжен до предела, и единственное, чем она могла заниматься, это напряженно слушать; не раздадутся ли шаги человека, который занимал сейчас все ее мысли.
Внезапно она услышала шум: откуда-то до нее доносились смех и голоса — мужские и женские.
Сначала она просто прислушивалась, но затем, одолеваемая любопытством, подошла к двери в гостиную и открыла ее. Большой зал, казалось, был полон людей. В первый момент Мелинде показалось, что она никого из них не знает, но затем все-таки узнала одно лицо — как раз в ту секунду, когда через парадную дверь в зал вошел маркиз.
Он не мог видеть ее, но у Мелинды при виде маркиза замерло сердце. Он был одет в бриджи для верховой езды, а его цилиндр был лихо сбит набок. В руках у него был хлыст, его сопровождали две собаки.
— Что за вторжение! — медленно проговорил он, когда увидел, как ожидавшая его толпа двинулась ему навстречу. Было трудно понять, рад ли он приезду гостей или же раздражен их внезапным появлением.
— Дрого! Что, черт тебя побери, это значит?
Ты уезжаешь из Лондона, даже не сообщив мне?
Распростертые объятия, приоткрытые губы на хорошеньком личике — без сомнения, Мелинда легко узнала ее.
— Вот уж никак не ожидал увидеть тебя этим утром, Кегля, — сказал маркиз.
— Но ты, надеюсь, рад меня видеть? Ну-ка скажи, что ты вне себя от счастья!
Лицо Кегли было обращено к маркизу, ее алые губы капризно надулись. Почти неосознанно пальцы рук Мелинды сцепились. И тут ее присутствие заметил капитан Вест и, отойдя от камина, где он до этого стоял, проговорил:
— Мелинда, как хорошо, что вы тут! Не очень ли вас утомила вчерашняя поездка?
Он поднес руку девушки к губам, и ей стоило больших усилий ответить ему:
— Нет, благодарю вас, поездка была просто чудесной. Как хорошо было уехать из Лондона!
— Представьте, и мы все того же мнения, — сказал он. — Как раз поэтому Кегля примчалась ко мне ни свет ни заря — я еще глаз толком не успел раскрыть после сна — и настояла на немедленной поездке сюда.
Взгляд капитана Веста был устремлен на лицо Мелинды, и она почувствовала, что своей болтовней он дает ей время собраться и в то же время благородно пытается уберечь ее от зрелища, как Кегля отчаянно кокетничает, стараясь увлечь маркиза.
Надо сказать, Кегля выглядела весьма изысканно в амазонке изумрудно-зеленого цвета, которая делала ее талию фантастически узкой, а кожу белой, как фарфор.
— Тебе все скоро до чертиков наскучит, если ты застрянешь в этой деревне, — продолжала она щебетать своим довольно резким голосом, но маркиз уже освободился из ее цепких рук и приветствовал остальных своих друзей.
Все они были мужчинами — элегантными, беспутными на вид — и держались в высшей степени непринужденно, а когда капитан Вест представлял их Мелинде, приветствовали ее с легким налетом фамильярности, которая привела девушку в недоумение, так как она не могла понять причину такого отношения к себе.
— Черт побери, здорово мы придумали — подбодрить тебя нашим присутствием? — сказала Кегля. — Жервез рассказал нам о твоей утрате, и мы решили, что тебе не пристало сидеть в одиночестве и хандрить, когда у тебя столько приятелей вокруг.
— Хорошая мысль, Кегля, — ответил маркиз с ноткой сарказма в голосе, — но почему столь пышный эскорт?
— А ты считаешь, что я должна была притащить с собой только какую-нибудь дурацкую компаньонку, так что ли? — спросила Кегля и визгливо захохотала. — Не для этого ли бледнолицего создания?
При этих словах она взглянула на Мелинду с открытой враждебностью, да так, что все присутствующие джентльмены в ту же секунду почувствовали себя крайне неуютно, как обычно бывает, когда мужчины являются невольными свидетелями взаимной неприязни женщин друг к другу.
— Может быть, чем-нибудь подкрепимся, Дрого? — быстро вмешался в разговор капитан Вест. — Что касается меня, то я даже не имел времени позавтракать и сейчас ужасно голоден.
— А мне хотелось бы сообщить вам еще кое-что очень интересное, — проговорила Кегля. — Когда мы подкатывали к этому дому, то я подумала про себя, увидев здешний парк: а ведь это чертовски подходящее место для скачек с препятствиями.
— Черт возьми, а ведь она права, господа! — воскликнул один из гостей. — Посмотрите, ступени перед парадной дверью дома могли бы послужить нам первоклассными трибунами: в течение всего состязания мы имели бы возможность наблюдать за соревнующимися всадниками на всем маршруте, не упуская их из виду! Как мы сами до этого не додумались?
— Потому что вы все, джентльмены, настоящие дураки, черт бы вас побрал, вот почему! — ответила Кегля. — Давайте лучше выйдем из дома и отправимся в парк — осмотрим место.
Через парадную дверь Кегля вышла из дома, и все гости последовали за ней. Словно повинуясь необъяснимому порыву, Мелинда также направилась за ними. Джентльмены и две девушки расположились одной группой на лестнице у парадной двери; перед их взором раскинулся парк с огромными деревьями, а слева и справа от него — поля, отделявшиеся низкой изгородью, уходящей вдаль, к лесу.
— Ну вот, видите! — обратилась Кегля к стоящим рядом с ней джентльменам. — Отличнейший маршрут для стипль-чеза, будь я проклята!
— А вы знаете, она права, — сказал капитан Вест. — Когда-нибудь тебе следует попытаться устроить здесь скачки, Дрого!
— А чего ждать? — вызывающе продолжала Кегля. — Я обойду любого из вас. А какой у нас будет заклад? Пятьсот гиней?
— А не слишком ли много, Кегля, — возразил один из джентльменов. — Ты ведь знаешь, что победишь.
— Ну что, струсили? — сказала Кегля презрительно. — Решайтесь, скупые шельмецы! Пятьсот гиней за то, что Сарацин и я обойдем любого из вас на целый локоть!
Надо сказать, у джентльменов был весьма смущенный вид. Никто из них не решался принять вызов. И тогда слабый голосок, который Мелинде показался совсем чужим, проговорил:
— Я принимаю ваше пари.
Как только Мелинда проговорила это, воцарилась гробовая тишина. Затем все повернулись к ней, и дюжина пар глаз уставилась на нее в крайнем изумлении.
— Вы? — с пренебрежением в голосе переспросила Кегля. — А на чем это вы собираетесь скакать? На корове?
— Я принимаю ваш вызов, — сказала Мелинда, твердо устремив на нее свой взор.
— Так, Мелинда… — начал было капитан Вест, но его прервал маркиз.
— Это невозможно! — заявил он.
— И не пытайтесь возражать, — продолжала Мелинда. — Я принимаю вызов мисс Уолтере, но только с одним предварительным условием: вы, маркиз, разрешите мне выбрать любую лошадь в ваших конюшнях, какую я только пожелаю.
— Какие могут быть сомнения! — воскликнул один из джентльменов. — У Дрого есть несколько просто восхитительных лошадей. Это еще надо будет посмотреть, Кегля, кому достанутся лавры победителя.
— Лавры победителя! — воскликнула Кегля. — Что вы, черт вас побери, раздумываете? Я ставлю пять к одному, что девчонка вылетит из седла на первом же препятствии.
Услышав последнюю грубость Кегли, Мелинда пришла в негодование, щеки у нее порозовели, но затем глаза ее засверкали, а губы плотно сжались, когда она услышала, как маркиз заявил:
— Я не позволю этого.
— Вы не сможете помешать мне, милорд, — твердо произнесла она.
— Конечно, он не сможет помешать вам, — согласился с Мелиндой один из приятелей маркиза. — Дрого, не отравляй людям настроение. Пусть девушки поступают, как знают. В конце концов, еще неизвестно, что можно ждать от мисс Мелинды.
Капитан Вест взял Мелинду за руку.
— Не делайте этого! Ни в коем случае не делайте этого! — убеждал он Мелинду таким тихим голосом, что она едва могла разобрать его слова. — Вы сумасшедшая! Кегля, пожалуй, лучшая наездница из всех женщин, которых я когда-либо видел. Увильните как-нибудь под благовидным предлогом; ну скажите, что плохо себя чувствуете. Умоляю вас, послушайтесь Дрого.
Если Мелинда и колебалась, то вида совершенно не подала. Она только взглянула еще раз на Кеглю, которая ухватила маркиза за руку и твердила:
— Ты уже давно не видел меня на лошади.
Тебе понравится мой аллюр.
В ее словах явно присутствовала двусмысленность, и Мелинда с трудом заставила себя сохранить хладнокровие.
— И когда же мисс Уолтере желала бы начать состязание? — спросила она.
— Не стоит торопиться, — бросила Кегля ей через плечо. — Для того чтобы обставить вас, мне не потребуется много времени. Надеюсь, мисс Честолюбие, вы сможете заплатить свою ставку. У меня нет желания иметь дело с мошенниками.
— Если вы выиграете, то получите свои деньги, — спокойно проговорила Мелинда.
— Закуски поданы, милорд!
Голос дворецкого, донесшийся из дверей, прозвучал как сигнал к долгожданной разрядке; напряжение между двумя женщинами, от которого, казалось, воздух начал вибрировать, внезапно спало.
— Клянусь Юпитером, с удовольствием перекушу и выпью чего-нибудь! — воскликнул один из джентльменов, которые посторонились, пропуская вперед Кеглю. Последняя удостоила Мелинду лишь презрительным взглядом.
Мелинде пришлось последовать за ней.
Войдя в зал, она направилась к лестнице. Она уже почти взошла на ступеньки, когда голос, раздавшийся сзади, заставил Мелинду остановиться.
— Мелинда!
Это был маркиз. Каким-то образом они оказались в зале совершенно одни: остальные гости уже двинулись по коридору в направлении столовой. Она обернулась и оказалась с ним лицом к лицу.
— Вы маленькая дура, Мелинда! — сказал он. — Вы добьетесь того, что сломаете себе шею!
В его голосе звучали почти свирепые нотки, и Мелинда почувствовала, что, если он скажет еще хоть слово, она не выдержит. Ничего не ответив маркизу, она быстро-быстро поднялась по лестнице, после чего тому осталось лишь молча проводить ее взглядом.
Только оказавшись в своей комнате, Мелинда вдруг осознала, что у нее совершенно нет подходящего костюма для верховой езды. А без него она не сможет принять участие в состязании. Мелинда позвонила, вызывая горничную.
— Скажите, а не найдется ли в этом доме амазонки, которая подошла бы мне? — спросила девушка у горничной.
Вид у горничной был еще более надменный, чем накануне.
— Не имею ни малейшего представления, мисс, — ответила она, — но я спрошу у экономки, миссис Медоуз.
Миссис Медоуз оказалась пожилой, седой женщиной; она, как показалось Мелинде, изучающе окинула ее взглядом.
— Амазонка! Совершенно не представляю, где можно достать подходящую для вас. Вы такая миниатюрная.
— Ну, пожалуйста, — проговорила Мелинда, — прошу вас, подыщите для меня хоть что-нибудь приличное. Это для меня очень важно!
Сейчас Мелинда понимала, что отказ от состязания будет равносилен ее поражению, и не только от Кегли, но и от маркиза тоже. На краткий миг она заколебалась, думая, что поступила неразумно, рискнув всеми своими деньгами, всеми надеждами на собственный домик, на спокойную жизнь вместе с нянечкой, когда согласилась на это неравное пари. Но потом поняла, что поступить иначе была бы не в состоянии, потому что ненавидела Кеглю и обязана была победить ее — и не только в предстоящих скачках.
— Пожалуйста, помогите мне, — умоляла она экономку.
Миссис Медоуз взглянула в ее маленькое взволнованное личико и почти непроизвольно воскликнула:
— Ну никак не могу понять, зачем такой молоденькой очаровательной леди, как вы, принимать участие в этих диких забавах. Вы еще слишком юная для развлечений подобного рода.
— Я обязательно должна соревноваться с ней, — сказала Мелинда скорей себе самой, чем экономке.
— Я ведь имела в виду не только скачки, — сказала миссис Медоуз и тут же одернула себя:
— Но, разумеется, это не мое дело. Пойдемте, мисс, пороемся в моей кладовке: а вдруг там найдется что-нибудь подходящее для вас. Как жаль, что вы не юноша, потому что у меня сохранилась вся одежда его светлости еще с тех времен, как его впервые посадили в седло. А еще там хранится одежда покойной госпожи маркизы; она всегда оставляла часть своей одежды здесь, но, к сожалению, она была гораздо крупнее, и вам из ее гардероба вряд ли что-либо подойдет.
К тому времени они уже добрались до комнаты экономки, за которой располагалась кладовая, целиком заставленная платяными шкафами.
— Здесь только поношенная одежда? — спросила Мелинда, оглядываясь вокруг себя.
— Да, мисс, именно так, — ответила миссис Медоуз, — и большей частью превосходная.
Здесь есть мантия пэра, в которой его светлость присутствовал на коронации ее величества, и даже одежда его деда и его бабки. Здесь хранится диадема ее светлости, а также подвенечные платья четырех поколений. Его светлость иногда поддразнивает меня и называет мою кладовку «музеем». И он не так уж далек от истины, ведь все это — часть истории Чарда, — миссис Медоуз говорила с гордостью, но потом словно тень легла на ее лицо. — Но никогда еще прежде этот дом не видел дам, подобных этой. — Она проговорила слово «дам» так, что в ее устах оно приобрело презрительный оттенок.
— Поэтому я и должна обязательно победить ее, — сказала Мелинда. — На мой взгляд, она просто чудовище. Я еще ни разу не видела такой ужасной женщины. Но в то же время она так красива!
— У женщин, подобных ей, и красота может быть отталкивающей! — резко прервала ее миссис Медоуз, а потом вдруг радостно воскликнула:
— Смотрите, у меня же есть то, что вам требуется! Мисс, у меня есть просто замечательная вещь для вас! Я даже и не подумала об этом прежде, потому что она из коллекции моих самых любимых платьев. Я говорю об амазонке, которую носила бабушка его светлости, когда была во Франции и принимала участие в охоте на кабана, устроенной королем Людовиком IV.
Насколько я помню, она была очень хрупкого телосложения, правда, в мое время она, разумеется, была уже дамой весьма преклонного возраста, но всегда строго следила за фигурой, и в кладовке осталось великое множество ее нарядов, которые и сейчас вызывают восхищение.
Во время своего рассказа миссис Медоуз поочередно открывала дверцы гардеробов; наконец она извлекла из одного из них прелестную амазонку из темно-голубого бархата, украшенную серебряными галунами и сверкающими пуговками с голубыми сапфирами. Вырез был отделан роскошным кружевным жабо; к наряду прилагалась крошечная треугольная шляпка с изогнутым страусиным пером.
— Очаровательно! — воскликнула Мелинда. — Но каковы пуговки! Неужели это настоящие камни?
— Неужели вы могли подумать, чтобы ее светлость надела что-нибудь не настоящее? — спросила миссис Медоуз. — Ну а теперь примерьте это платье, мисс. Я думаю, что оно должно оказаться вам впору, можете мне поверить, у меня глаз наметанный. Так, а где же башмачки?
Спустя четверть часа Мелинда медленно спустилась по лестнице вниз. Возможно, ее костюм был чересчур наряден, но она выглядела в нем лучше, чем когда-либо. Голубой бархат платья подчеркивал удивительный цвет ее глаз; пышное страусиное перо ласкало ее щеку; жабо из воздушных кружев окружало шею; при каждом шаге сапфиры и бриллианты ослепительно сверкали.
Она услышала громкий смех, который доносился из столовой, но прошла мимо и, выйдя через парадную дверь, спустилась по ступеням.
Конюхи были заняты чисткой лошадей, на которых прибыли гости. Лошадь Кегли, горячего жеребца, было трудно удержать на месте, и два конюха безуспешно пытались поставить его в стойло. Старший конюх, мужчина в годах, с которым накануне беседовала Мелинда, вышел вперед.
— Вам нужна лошадь, мадам?
— Да, — ответила Мелинда. — Я буду участвовать в скачках на Громовержце.
Конюх замер, словно громом пораженный.
— Боюсь, мадам, его светлость не разрешит вам взять Громовержца. Вчера я говорил вам, что он совершенно не послушен даже мужской руке, что уж говорить тогда о даме.
— Я поскачу на Громовержце, — уверенно повторила Мелинда. — Позвольте мне пройти к нему в стойло.
— Будьте осторожны, мисс. В прошлом году он сбросил одного из моих парней, и тот после этого почти три месяца провалялся в больнице.
— Не бойтесь, я буду осторожна, — сказала Мелинда.
Она прошла в стойло. При ее приближении Громовержец повел ушами и гневно раздул ноздри. Мелинда заговорила с ним, как говорила когда-то со своими собственными лошадьми.
Очень медленно она положила руку ему на шею.
— Ты поможешь мне, мальчик? — ласково проговорила она. — Ты должен обязательно показать им всем, на что способен; а я тоже обязательно должна кое-что доказать себе самой.
Мелинда продолжала говорить, и казалось, что жеребец внимает ее голосу. Наконец она начала ласково гладить его по морде, а затем повернулась к старому конюху, который все это время наблюдал за девушкой и непокорным конем.
— Ну а теперь седлайте его, — сказала Мелинда. — Думаю, он все понимает.
— В жизни не видел ничего подобного! — воскликнул старик. — Я сам оседлаю его, мадам, ни одному из своих ребят не доверю этого. Не знаю, правда, что на это скажет его светлость.
— Я подъеду на нем к парадной двери, — сказала Мелинда, понимая, что ей гораздо легче будет убедить маркиза, сидя на лошади, нежели стоя на земле.
Когда вся компания высыпала из столовой, уничтожив все холодные закуски, приготовленные поваром, в мгновение ока и выпив изрядное количество шампанского из погребов маркиза, Мелинда как раз подъезжала на Громовержце к парадной двери дома.
— Боже мой! — услышала она, как воскликнул капитан Вест. — Что это за лошадь, на которой сидит Мелинда? Никогда в жизни не видел более великолепного жеребца!
— Это Громовержец, — ответил маркиз, и по его лицу Жервез Вест понял, что тот вне себя от бешенства.
— Думаешь, она справится с ним? — спросил капитан.
Маркиз ничего не ответил, а просто направился к Мелинде.
— Я не желаю этого видеть! Вам понятно, Мелинда? Я категорически запрещаю вам садиться на эту лошадь!
— Да, но я уже села на нее, милорд, — парировала девушка.
— Тогда я приказываю вернуть ее в конюшни, а вам подыскать другую лошадь, — сказал он.
Маркиз протянул руку и хотел взять Громовержца под уздцы. И в это мгновение жеребец то ли возмутился тем, что ему хотят помешать, то ли почувствовал укол шпор Мелинды — трудно сказать, но он встал на дыбы, и маркиз был вынужден отступить; после этого Мелинда, умело направляя Громовержца, проехала немного вниз по аллее, как бы давая лошади успокоиться.
— Успокойся, малыш! Успокойся! — говорила она жеребцу. — Будет очень жаль, если они испугаются и, пожалуй, в самом деле запретят мне ехать на тебе.
Лошадь Кегли уже привели из конюшен.
Кегля, смеясь и, как всегда, сквернословя, спустилась по ступенькам, и кто-то помог ей сесть в седло. Она пронзительно вскрикивала, требуя сначала свои перчатки, потом свой хлыст, и непрерывно обменивалась шутками с окружавшими ее джентльменами, но потом, оглянувшись, заметила Мелинду, которая ожидала немного в стороне на огромном черном жеребце. Глаза ее оценивающе сузились, в первый момент она ничего не сказала, но затем разразилась громким смехом.
— Боже мой! Я и представить не могла, что все будет так торжественно обставлено. Моя соперница так разоделась, словно приготовилась сразить нас наповал! А может, кто-то и будет сегодня сражен? Кто знает?
Кегля дождалась, пока окружающие ее джентльмены рассмеются, а затем наклонилась и положила руку на плечо маркиза.
— Дрого, Том принимает пари, — сказала она. — Поставь свои деньги на меня. Мне хотелось бы приумножить твое состояние.
— Благодарю тебя, Кегля, но я против этого состязания, — ответил ей маркиз. — Я не буду ставить ни на кого из соревнующихся.
— Тогда я просто подарю тебе свою победу, — нежно сказала Кегля. — Ведь на карту поставлено еще кое-что, помимо пятисот гиней, и ты знаешь это, не так ли?
— Ты все это затеяла, — произнес маркиз твердо. — Я к этому руку не прикладывал.
Мелинда, все время наблюдая за ними, но не имея возможности расслышать, о чем они говорят, внезапно почувствовала, как резкая боль пронзила ее сердце. Хотя та женщина беспрестанно сквернословила, нельзя было не признать, что она прехорошенькая. Было очевидно, что она страстно увлечена маркизом и желала, чтобы весь мир вокруг знал об этом.
Мелинда не представляла, как маркиз сможет устоять перед ней. Она пустила Громовержца по кругу, потому что у нее больше не было сил смотреть на них, а затем рысью направилась к началу дороги, откуда должны были начаться скачки. У присутствующих джентльменов возникла небольшая перебранка из-за того, кто будет объявлять старт. Маркиз наотрез отказался участвовать, и в конце концов эту обязанность согласился взять на себя капитан Вест. Остальные джентльмены высказали ему все свои соображения, после чего он сел на лошадь и поскакал к Мелинде; Кегля ехала бок о бок с ним.
— Вы, разумеется, знаете скаковой круг, — сказал он, обратившись к женщинам. — Миновав первых три препятствия, которые должны быть видны отсюда, вы поворачиваете и возвращаетесь с другой стороны парка; преодолев еще три препятствия, вы подъезжаете сюда, где и будет финиш.
— Не забудьте, что я заключила дополнительное пари о том, что моя соперница вылетит из седла на первом же препятствии, — сказала Кегля.
Она сделала это заявление весьма вызывающим тоном, и у Мелинды мелькнула мысль, что ее соперница вовсе не так уверена в своем превосходстве, как это было часом раньше.
— Теперь займите ваши места, — сказал капитан Вест, — и я объявлю старт. Я буду считать — раз, два, три — и как только я опущу свой платок, это и будет началом скачек.
Он прошел немного вперед. Женщины повернули своих лошадей и пустили их медленно вслед за ним.
— Раз, два, три!.. — выкрикнул капитан Вест и опустил свой платок.
И в то же мгновение, как будто зная в точности, что от него требуется, Громовержец сорвался с места и понесся вперед, подобно выпущенной из лука стреле. Мелинда пыталась сдерживать его изо всех сил, зная, что слишком быстрый аллюр на старте — непростительная ошибка.
Впереди перед ними уже неясно вырисовывалось первое препятствие, и тут Мелинда поняла, почему Кегля так уверенно заявила, что ее соперница обязательно вылетит из седла именно в этом месте: она увидела высокую изгородь с широким рвом перед ней и крутым спуском после, что, несомненно, являлось серьезным испытанием как для нетренированной лошади, так и для неопытного наездника.
— Осторожно, малыш! Осторожно! — твердила Мелинда, придерживая Громовержца, что ей удалось, и резвый жеребец взял это препятствие намного медленнее, чем намеревался. Громовержец перелетел через изгородь и благополучно приземлился за препятствием.
Предосторожность Мелинды дала Кегле преимущество в несколько корпусов. До следующего препятствия было уже совсем близко, а третье находилось на некотором расстоянии. Второе препятствие Мелинда преодолела столь же осторожно, а потом дала полную волю Громовержцу продемонстрировать свою резвость.
И лишь перед третьим препятствием она придержала лошадь: оно представляло собой насыпь, за которой протекал ручей. Громовержец перелетел через насыпь, даже не задев ее, но чуть не оступился на берегу ручья.
Кегля опять отыграла у Мелинды полкорпуса. И вот они уже достигли поворота, после которого должны были повернуть обратно. Мелинда бросила быстрый взгляд на свою соперницу и поняла, что Кегля, без сомнения, была превосходной наездницей. Ей стало ясно и то, почему эта особа заслужила столь блестящую репутацию: она сидела на лошади так, что казалось, является ее частью. Манера езды у нее была мягкой, а позади из-под копыт ее лошади летели комья земли.
Кегля все еще была впереди. Она пронеслась над пятым препятствием, словно птица, и, хотя Громовержец немного сократил расстояние, мисс Уолтере все равно выигрывала у Мелинды еще два корпуса. Они уже преодолевали шестое препятствие, а потом будет финиш!
Мелинда поняла, что наступает момент, когда Громовержец должен показать все, на что он способен. Она прикоснулась к нему хлыстом, но в этом не было никакой необходимости. Как будто инстинктивно осознав, что хочет от него наездница, жеребец начал все более и более убыстрять свой бег, дюйм за дюймом, фут за футом настигая несущуюся впереди лошадь и неуклонно сокращая разрыв. Мелинда уже могла видеть группу джентльменов, ожидающих соперниц на финише.
— Пожалуйста, Громовержец! Прошу тебя!
Ну давай, мой мальчик!
Мелинда слышала свой голос, который был громче грохота копыт, и заметила, что слова слетают с ее уст с такой же скоростью, с какой несется вперед ее скакун. Потом она почувствовала, как Громовержец под ней рванул вперед с новым усилием, которое, как казалось Мелинде, шло чуть ли не из ее собственного сердца. Она понуждала его мчаться вперед всем своим существом, и Громовержец отзывался на ее призыв.
Мелинда уже могла слышать выкрики джентльменов, в нетерпении ожидающих наездниц на финише; ей казалось, что встречный ветер сорвет всю кожу с ее лица. Громовержец уже был на одном уровне с лошадью Кегли… вот он уже впереди на голову, теперь на половину корпуса; с таким разрывом они и промчались через финишную черту.
На дистанции Мелинда успешно справлялась с лошадью, но теперь, когда руки ее устали так сильно, что с трудом могли удерживать поводья, а кисти рук, казалось, были вырваны из суставов, она еле-еле смогла удержать Громовержца на месте, а затем повернуть его. Девушка пустила лошадь легким галопом, и тут, в первый раз с момента старта вспомнив о себе, она заметила, что потеряла где-то свою шляпку, а ее светлые волосы растрепались и спадали теперь на лицо спутанными локонами.
Вокруг Мелинды столпились мужчины. Они аплодировали ей, поздравляли, осыпали комплиментами. Но ее глаза были устремлены только на одно лицо: поверх голов всех остальных столпившихся вокруг нее джентльменов она смотрела на маркиза. Мелинда увидела, что он взирает на нее без улыбки, а выражение его глаз так и осталось для нее загадкой.
— Отлично!
— Браво!
— Боже! Вы были восхитительны!
Восхищенные возгласы не смолкали вокруг нее, но едва ли Мелинда слышала их. Кто-то уже взял Громовержца за узду и подвел его к парадной двери, чтобы девушка смогла спуститься с седла. Мелинда так безумно устала, что не испытывала даже никакой радости. Единственное, в чем она была уверена, так это в том, что маркиз своим мрачным видом отобрал у нее победу.
Чувствуя себя совершенно ослабевшей, она пошатнулась в седле. Вдруг чьи-то сильные руки протянулись к ней и опустили на землю. Ей не было нужды гадать, кто пришел ей на помощь.
Маркиз понес ее на руках по каменным ступеням и вошел в дом через парадную дверь. Она подумала, что в зале он опустит ее наконец на пол. Но вместо этого он пронес ее вверх по лестнице; голова Мелинды покоилась на его плече, светлые волосы рассыпались по голубому бархату ее амазонки.
Маркиз внес Мелинду в ее комнату и усадил на кровать. Когда он убирал руки, ей захотелось закричать, но она не могла вымолвить ни слова, не могла даже поблагодарить его, потому что ее голос умер где-то внутри, в горле. А затем, когда она наконец осмелилась взглянуть на него, лежа на подушке, до нее донеслись резкие слова маркиза:
— Маленькая дура! Вы могли сломать себе шею.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Красотка для маркиза - Картленд Барбара



Все прекрасно
Красотка для маркиза - Картленд БарбараВенера
8.10.2010, 12.11





Неплохой роман, удивляет только герой – не отличить аристократку от необразованной проститутки, или в те времена продажные женщины сплошь имели образование? 8/10.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЯзвочка
8.02.2011, 12.27





Полная чушь, мура,жаль потраченное время.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараНаташа
24.11.2011, 22.30





Розумію, що слово "роман" передбачає романтику, але не передбачає якусь повну дурість. Ну, хоча б поведінка головного героя (людини, яка веде гультяйське життя, яка, за характеристиками автора, здатна на нечасні вчинки, яка добре обізнана з представницями борделів, а, отже, з їхньою поведінкою) не вписується в жодні рамки. ГГ не може розгледіти в дівчині того, що вона не повія, а головне коли він навіть думає, що вона така не робить жодних спроб потрапити до неї в ліжко, хоча вона йому симпатична. Щодо головної герої, то це взагалі не послідовна особа: спочатку ми бачимо скромницю, а вже через сторінок 30 войовничу амазонку, що вміє їздити верхи на коні, стріляти і т.п., а потім раптом сестру милосердя. rnЧитати цей роман можна, коли просто хочеш чим-небудь зайняти свій час, але звісно не для задоволення, все надто поверхнево...
Красотка для маркиза - Картленд БарбараItis
20.07.2012, 15.23





книга очень хорошо читается я вообще люблю книги б.картленд.мне понравились герои.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарагаяне из армении
30.07.2012, 12.26





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Этот роман еще называется "Очаровательная грешница". Мне он очень понравился.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮля
24.10.2012, 17.15





Цудоуны раман. Дзиуна тольки, што маркиз не адразу зразумеу и адчуу чысциню и непасрэднасць дзяучыны. Мне вельми падабаюцца раманы Б. Картленд.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСофи
15.11.2013, 7.39





Слишком все приторно, гл. герой понимает что любит только прочитав письмо, и поняв, что она не проститутка...Гл. героиня хочет бросится в реку "Только чтобы он был счастлив". После этого признаются друг другу в любви. И при том ни одной пост. сцены.. Печально
Красотка для маркиза - Картленд Барбарасвета
30.03.2014, 17.14





Очень заунывно, вроде начало такое интригующее, второстепенные герои интересные, а потом все сходит на нет, половину книги читала и думала, может все же ГГ будет не с тем, за кого замуж вышла, а кто другой внезапно объявится.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЕкатерина
9.04.2014, 23.10





Да-да-да, это та же самая "Очаровательная грешница", только в другом переводе:)
Красотка для маркиза - Картленд БарбараМупсик
18.05.2014, 12.47





Идея романа хорошая, но роман не захватывает. Герои не настоящие и поступки их непонятны. Героиня хорошая наездница, хорошо стреляет, но различить женщин легкого поведения не может!? А герой слабоват характером, вообщем не такой уж и герой! Ставлю 5 баллов.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.05.2014, 23.54





В любовном романе нет ни одной любовной сцены. Героиня даже к концу романа не простится с невинностью Хотя сюжет динамичный, захватывающий. Я то плакала, то смеялась, переживала за ходом скачек, даже руки вспотели. Герой мог бы быть помужественнее что ли, проявить настойчивость соблазнить. Ведь он не знает, что девица - это леди, а он сопли жуёт. Затащил бы ее в постель хотя бы. Я уверенна она бы недолго сопротивлялась. Героиня слабохарактерная оказалась. Покончить жизнь самоубийством! Ради кого? Который бы даже не уронил слезы, узнав о кончине дешевой девки. Жертва была бы напрасной, он так и не узнал, кто она такая на самом деле, если бы не письмо. Героиня ,все-таки, до смешного наивная, не понимая, что ее принимают за обычную шлюху, привозят веселиться в бордель и.т.д... Наивно, но я хорошо скоротала вечер. Роман небольшой, и это, безусловно, плюс.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮлия
30.01.2015, 14.05





Лучше бы с собаками погуляла.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарамамашка
14.12.2015, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100