Читать онлайн Красотка для маркиза, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Красотка для маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Все были настолько ошеломлены, что на мгновение воцарилась мертвая тишина. Затем капитан Вест воскликнул:
— Это нечестно! Это несправедливо! Ну кто бы мог предположить, что она способна на такую подлость!
— И как прикажете мне выходить из этого положения? — с горечью воскликнул маркиз.
— Решение очевидно, — ответил капитан. — Живи, как живешь. В конце концов, шесть месяцев не такой уж и долгий срок.
— И ты думаешь, нам удастся сохранить мою женитьбу в тайне? — спросил маркиз.
— Кто знает о ней в данный момент? — спросил капитан Вест. — Только слуги, но они настолько преданы тебе, что вряд ли будут болтать.
Ну, разумеется, еще Смизерс. Но он, несомненно, поймет, что было бы совершенно не в твоих интересах объявлять, что ты тайно вступил в брак именно в день смерти маркизы. Он сам поймет, или ему можно подсказать, что для чести семьи лучше было бы, если объявление о твоей женитьбе пройдет незаметно — например, после того, как закончится траур.
— То есть через шесть месяцев!
— Именно так!
— Что ж, это выход, — согласился маркиз, — хотя я могу найти в этом плане множество недостатков.
— На самом деле я не вижу каких-либо причин для беспокойства, — заверил его капитан. — Никто и не ждет, что ты появишься в обществе раньше, чем через шесть месяцев. Ты можешь отправиться в Чард. Прислугу можно было бы предупредить о том, что они должны хранить все в тайне, или — что еще лучше — Мелинда могла бы отправиться туда сама по себе. Я думаю, дама, остановившаяся в твоем доме, не станет каким-то неожиданным явлением.
— Есть одна вещь, о которой вы забыли, — прервала их Мелинда тихим голосом.
Поскольку до этого момента Мелинда не участвовала в разговоре, они оба повернулись к ней с удивленным видом.
— Забыли? — спросил маркиз.
— Да, — ответила Мелинда. — Я не готова продолжать свое участие в этом фарсе.
— Вы не готовы! — Маркиз чуть не задохнулся от негодования. Он уставился на нее потемневшими от гнева глазами. — Понимаю! — проговорил он медленно, после небольшой паузы. — Щекотливость создавшегося положения не прошла мимо вашего внимания, мисс Стейнион. Вы поняли, что играете во всем этом немаловажную роль и что, совершенно очевидно, я не смогу обойтись без вашего участия. Ну, что ж! Назовите вашу цену.
— Мою… цену? — спросила Мелинда.
— Да, да, не делайте вид, будто не понимаете, в чем дело, — грубо ответил маркиз. — Вы ведь очень удачливая молодая девица, не так ли? Вы полностью держите меня в своих руках и не позволяете мне забыть об этом. Давайте отбросим все притворство, жеманство и девичье кокетство и обратимся к деловому разговору. Что вы хотите за свое участие?
— Я… я не хочу… я ничего не хочу, — заикаясь, проговорила Мелинда. — Я… я только хочу… уехать отсюда.
— И вы думаете, я в это поверю? — спросил маркиз, и глаза его сузились.
— Я хочу, чтобы вы поняли, — ответила ему Мелинда. — Я сделала все, что от меня требовалось. Вы обещали заплатить за это пятьсот гиней. Если вас не затруднит, то я желала бы как можно скорее получить эти деньги и завтра утром уехать.
— Завтра утром уехать! — повторил вслед за ней маркиз. — Можно ли вообразить себе худшую ловушку, в которую мог бы попасться ничего не подозревающий человек? Я целиком в вашей власти, не так ли? Ну а теперь, повторяю, назовите свою цену. Сколько вы хотите? Тысячу? Две тысячи? Пять тысяч? В конце концов, сумма не имеет значения. Вы прекрасно понимаете, впрочем, как и я, что мне придется заплатить вам эти деньги.
Мелинда встала со стула, ее пышная юбка волнами колыхалась вокруг ее стана. Лицо девушки было очень бледным, а маленькие пальчики сплелись.
— Наверное, я очень… глупа, — сказала она, — потому что никак не могу… объяснить. Дело вовсе не в деньгах. Я желаю только уехать — получить уже заработанные мной деньги и уехать из этого дома.
— Я слышу, что вы говорите, — сказал маркиз. — Но, в конце концов, сколь глупы бы вы ни были, вы должны осознать, что единственное, чего вам не следует делать, так это уезжать; ведь через шесть месяцев я обязательно должен буду представить вас в качестве моей жены.
— Но может быть, — предложила Мелинда, — я могла бы вернуться через шесть месяцев?
— А вы уверены, что за это время на меня никто не донесет? — спросил маркиз. Голос его был резким, и было видно, что он прилагает неимоверные усилия, чтобы сдержать свою ярость.
— Извините, — проговорила Мелинда, — но я не могу остаться.
Совершенно отчаявшись, она оглядела комнату испуганным взглядом; у нее возникло чувство, что стены давят на нее, превращают ее в узницу. Перед ее глазами вновь возникла та вечеринка, с которой она не так давно вернулась.
Если то было общество, в котором ее принуждают оставаться еще шесть месяцев, то она просто не выдержит. Она и не представляла, что у людей из высшего света могут быть столь странные знакомые. Она еще не вполне поняла, что же там происходило, что это было неприлично и плохо; и, потеряв остатки сил от всего того, что ей пришлось пережить за последние два дня, Мелинда почувствовала, что больше вынести не может.
— Я… извините, — повторила она, — но я обязательно должна уехать.
— Послушайте, Мелинда, — вмешался капитан Вест. — Вы не можете так поступить с бедным Дрого! Неужели вы не понимаете, что это будет стоить ему по меньшей мере двух миллионов фунтов? Может быть, звучит не правдоподобно, но это правда.
— Но почему вы не можете по-настоящему жениться на какой-нибудь девушке, которую вы знаете и любите? — грустно спросила Мелинда.
— Хотите знать правду? — резко спросил маркиз. — Я не могу этого сделать, потому что я испытываю отвращение ко всем женщинам. У меня нет никакого желания жениться.
— Отчасти я могу понять вас, — сказала Мелинда, вспомнив о полковнике Гиллингеме. — Но я не могу оставаться с вами целых шесть месяцев, вы должны понять это.
— Почему не можете? — спросил маркиз. — У вас есть какие-то другие обязательства?
— Я… я собиралась, — начала было объяснять Мелинда, вспомнив о своей нянечке.
— Дело в Хартингтоне, не правда ли? — прервал ее маркиз. — Ну, так что же он предложил вам? Что бы он вам ни посулил, я дам вдвое больше, втрое, если хотите. Дом? Карету? Драгоценности? Лошадей? Вы можете пользоваться в течение этих шести месяцев моими лошадьми, а после у вас будет лучшая упряжка, которую барышники могли бы предложить самому сиятельному лорду.
— Лорд Хартингтон не имеет к этому никакого отношения, — уставшим голосом возразила Мелинда. — Дело в том, что он влюблен в ту даму, которую вы называете Кеглей. Он посоветовал мне никогда ни в кого не влюбляться, а я заверила его, что у меня и нет такого намерения.
— Совершенно очевидно, — продолжал маркиз, — что у вас нет сердца. Если бы в вас была хоть капля сострадания, то вы поняли бы, в каком безвыходном положении я нахожусь, и посочувствовали мне.
Мелинда не могла сдержать улыбку. Было что-то абсурдное в самой идее, чтобы Мелинда Стейнион, без гроша за душой, без положения в обществе, испытывала жалость к могущественному лорду Чарду. Но потом, когда она вспомнила, какой властью располагает этот человек, ее охватил страх.
— Пожалуйста, прошу вас, позвольте мне уехать, — взмолилась она.
— Но вы не можете этого сделать! — воскликнул капитан Вест. — Вы обязательно должны уяснить это, Мелинда. Дрого выполнит любое ваше желание, даст вам все, что только пожелаете. Вы станете богатой женщиной. Поверьте, это кое-что значит.
— Я хочу только те пятьсот гиней, которые вы обещали мне, — сказала Мелинда. — Этого будет достаточно.
Маркиз сделал жест, который показал, что он находится в раздражении крайней степени.
— Можете не рассчитывать на то, что я поверю в это, — резко оборвал он ее. — Что значат пятьсот гиней для женщины, подобной вам? Да ведь вы их растратили бы на платья в течение месяца, если не раньше! Как вы можете отдать предпочтение тому образу жизни, который вы ведете в настоящее время, отказываясь от моего предложения?! У вас будет полная свобода; вы сможете утолять свои прихоти, где пожелаете; вам никто и никогда ничего не будет приказывать. Вы сможете жить в роскоши, в изысканной обстановке и даже — если это важно для вас — вращаться в своем собственном кругу. И, разумеется, принимать гостей. Неужели все это не привлекает вас?
Мелинда отрицательно покачала головой.
Она думала только о маленьком домике в деревне, в котором она собиралась жить вместе со своей нянечкой. Та вечеринка, на которой они недавно присутствовали, вновь предстала у нее перед глазами, и ее охватил неизъяснимый ужас. Подобные люди никогда бы не могли быть приняты в ее доме.
— Боже мой! Ну что я еще могу сделать? — в отчаянии обратился маркиз к капитану Весту. — Неужели не было никакой другой женщины, кроме этой, которую можно было бы попросить об этой услуге? Рози, Лаура, Иоланта или, наконец, Кегля. Что у нее на уме? Может быть, у нее есть какой-нибудь покровитель?
— Я об этом ничего не знаю, — сказал капитан. — Все происходило в такой спешке.
Он взглянул на Мелинду и заметил, что, несмотря на весь драматизм ситуации, глаза ее были опущены и девушка находилась в полусонном состоянии.
— Мне лучше уйти, Дрого. Можешь проводить меня до дверей. Спокойной ночи, Мелинда! — произнес он.
— Спокойной ночи, — ответила она.
— Я вернусь утром, — сказал ей капитан Вест, — и отвезем ее туда, куда вы мне укажете, если к тому времени вы не измените своего решения.
— Не изменю, — пообещала ему Мелинда.
Жервез Вест направился к двери и легким движением головы дал знак маркизу следовать за ним. В зале он сказал ему тихим голосом:
— Ты попытался запугать ее, и это не подействовало. Почему бы тебе теперь не попробовать свои чары? В прошлом они никогда не подводили тебя, и ты всегда добивался желаемого.
Ведь ты обладаешь недурной наружностью, Дрого.
— Я чувствую, что скорее согласился бы выпороть эту маленькую дуру, — мрачно ответил маркиз.
— Она довольно мила, — сказал капитан Вест. — А всем известно, что ты неотразим для слабого пола.
— Ох, замолчи, наконец! — ответил раздраженным голосом маркиз. — Но, может, ты и прав. Попытаюсь сыграть на ее лучших чувствах. Но все-таки не могу понять! Почему вдруг одна из «голубок» Кэт отвернулась от такой удачи?
— Это действительно кажется просто невероятным, — согласился с маркизом капитан Вест.
— Никак не могу понять, — вновь повторил свои слова маркиз. — Дело осложняется еще и тем, что мы ничего не можем узнать о ней. Если она все-таки согласится, мы обязательно должны будем принять какие-то меры предосторожности, чтобы она сохранила все это в тайне.
— Я полагаю, что было бы лучше всего, если б вы отправились в Чард, — сказал капитан. — В конце концов, летом там просто замечательно. Пройдет не так уж много времени, и начнется охотничий сезон, так что эти шесть месяцев пролетят незаметно. И потом, ты мог бы устраивать званые приемы.
— Ну положим, меня совершенно не заботят званые приемы, — ответил маркиз довольно грубо. — Да, думаю, это и не имеет значения; я готов на все, лишь бы прожить там остаток своей жизни.
Капитан Вест похлопал его по плечу.
— Отправляйся и уговори Мелинду, — подтолкнул его он. — Если тебе не удастся одолеть ее, я больше никогда в жизни не поверю в тебя как в сердцееда.
Он взял свой цилиндр, который подал ему швейцар, сбил его слегка набок и вышел на улицу.
Маркиз вздохнул и вернулся в гостиную. Мелинда спала. Голова ее откинулась назад, на шелковую подушку. Он стоял и смотрел на нее. Сейчас она выглядела такой юной и такой ранимой.
Было что-то чрезвычайно трогательное и невинное в ее маленьком личике в форме сердечка с острым подбородком, длинными темными ресницами и бледными щечками. Уголки ее маленького рта немного опустились, как будто она была очень несчастна.
И тогда, во внезапном озарении, маркиз осознал, что он в этот вечер уже не сможет больше бороться с ней. Он понимал, что в его собственных интересах следовало бы немедленно разбудить Мелинду и вырвать у нее согласие участвовать в сговоре, но по непонятной причине не мог заставить себя поступить так. Вместо этого он поднял ее на руки. Она шевельнулась, но не проснулась и, как будто инстинктивно почувствовав потребность в утешении, склонила свою головку на его плечо.
Осторожно неся Мелинду на руках, маркиз поднялся по широкой, покрытой ковром лестнице в ее комнату. Горничная, ожидавшая снаружи, открыла перед ним дверь; маркиз вошел в комнату и положил Мелинду на кровать. Девушка опять пошевелилась, но не проснулась. Маркиз осторожно убрал свои руки и вышел из комнаты, не проронив ни слова.


Когда на следующее утро Мелинда проснулась и полностью пришла в себя, она сначала никак не могла понять, где находится. Судя по незнакомой, с роскошными мягкими перинами кровати, она была вовсе не в бедно обставленной маленькой спальне дядюшкиного дома, в которой она прожила около года. Затем всплыло воспоминание о том болезненном, странном состоянии, в котором она проснулась предыдущим утром, и она тут же открыла глаза, страшась, что вновь увидит ту безвкусно обставленную комнату с запертой дверью в доме миссис Харкорт, которая неизъяснимым образом навеяла на нее ожидание несчастья.
Сквозь тяжелые парчовые шторы в спальню пробивался солнечный свет. Она смогла различить очертания большой комнаты и край кровати с пологом, на которой она лежала. И в тот же миг она вспомнила все, что случилось накануне.
Она была на площади Гросвенор, и где-то здесь, в этом огромном доме лежит покойница-маркиза, а сам маркиз дожидается момента, чтобы снова начать уговаривать ее.
Ее пробрала дрожь, хотя она и лежала под одеялом. Мелинда вновь закрыла глаза, как будто хотела отгородиться от этого мира и всех его горестей и тревог.
«Я должна уехать», — сказала она себе, в то же время ощущая мягкость благоухающих лавандой полотняных простыней и аромат цветов, которые стояли в стеклянной вазе на комоде.
Еще никогда в жизни она не жила в столь роскошной обстановке; никогда раньше у нее не было горничной, которая готовила бы ей ванну, помогала бы ей одеваться, которая причесывала бы ее и надевала шелковые туфельки на ее крошечные ножки.
«Я не должна думать о таких вещах», — предостерегла себя Мелинда; и все-таки из-за того, что ее так долго унижали как бедную родственницу, одна мысль, что за ней будут ухаживать, доставила ей радость. Она думала о прекрасных платьях, которые висели в гардеробе. Они могли бы принадлежать ей, и не только они, но и многое, многое другое, что бы она ни пожелала. И единственное, что она должна для этого сделать, — это согласиться на просьбу маркиза.
Она села в кровати. Теперь она вспомнила — смутно, как бы пробуждаясь от сна, — что раздевала ее горничная. Но как она поднималась по лестнице, Мелинда вспомнить не смогла; единственное, что запомнилось, это неодолимая потребность заснуть, которую она испытывала, оставаясь одна в маленькой гостиной.
— Нет, я непременно должна уехать, — вслух произнесла Мелинда.
Непонятно почему, но она чувствовала себя загнанной, словно лиса, за которой несется по полям свора собак и которая знает, что никогда не будет в безопасности до тех пор, пока не скроется в своей норе.
Мелинда была бы в безопасности только с нянечкой. «А когда эти пятьсот гиней кончатся? — спросил холодный голос из самой глубины ее разума. — Но этих денег хватит на годы и годы вперед, — сказала она себе. — Но не навсегда, а кроме того, нянечка уже стара и в любой момент может заболеть. Почему не сказать себе со всей определенностью, что остаться в таком положении было бы очень небезопасно? А он предлагает тебе тысячи и тысячи фунтов. Почему ты боишься принять его предложение? Но это нехорошо. Я уверена, что это нехорошо, — спорила сама с собой Мелинда. — Но разве играть роль его жены намного труднее, чем исполнять обязанности гувернантки или компаньонки? А ты не подумала о том, как будешь жить, если тебе положат жалованье тридцать фунтов в год?»
— Тридцать фунтов в год, — прошептала Мелинда. — А можно получить сразу три тысячи, если согласиться!
В дверь постучали.
— Войдите, — сказала она почти с опаской, надеясь только на то, что увидит Глэдис — ту маленькую горничную, которая помогала ей одеваться перед свадьбой.
— Я не знала, в котором часу вам хотелось бы вызвать меня, миледи, — сказала Глэдис, — поэтому не будила вас. Но уже почти десять часов.
— Неужели так поздно? — воскликнула Мелинда. — Я должна встать немедленно.
Глэдис раздвинула шторы.
— Его светлость сказал, что будет рад видеть вашу светлость, как только вы спуститесь вниз.
— Мне кажется, тебе не стоит в обращении ко мне употреблять титул «ваша светлость», — сделала ей замечание Мелинда. — Неужели ты забыла, что бракосочетание было тайным?
— Конечно, не забыла, миледи! Разве кто-нибудь из нас мог бы забыть это, вы были такой очаровательной невестой. Но мы спросили у господина Ньюмена — это дворецкий, — как будет правильно обращаться к вашей светлости, и он сказал, что если вы будете одни, то следует говорить вам «ваша светлость», а когда будут присутствовать посторонние, следует называть вас «мисс Стейнион».
— Не сомневаюсь, что господин Ньюмен знает, как следует ко мне обращаться, — сказала Мелинда, — но я бы предпочла, чтобы вы называли меня «мисс Стейнион».
— Очень хорошо, мисс, если вы так хотите.
Но будет очень жаль. Я всегда думала, какой это прекрасный титул — «ваша светлость».
Втайне Мелинда согласилась с ней.
После того как она позавтракала тем, что ей принесли на подносе, Мелинда приняла ванну и в раздумье встала перед платьями, висевшими в гардеробе.
— Что мне надеть? — спросила она у горничной. — У меня нет ничего черного.
— Возможно, ваша светлость… то есть мисс, поскольку вам вовсе не обязательно соблюдать траур — чтобы не показать родство с покойной, — то не следовало бы надевать и черное платье, — рассудительно произнесла Глэдис.
— А я бы и не сообразила, — улыбнулась Мелинда. — Но в любом случае мне не хотелось бы надевать платье веселых расцветок. А если вот это серое, которое висит в углу?
Она указала на платье, которое мадам Мерсье обозначила как «дорожное». Оно было бледно-серого цвета, с воротничком из белого муслина; когда Мелинда надела его, то стала похожа на очень маленькую школьницу. Ее волосы были убраны в длинные кольца, спадающие на затылок, — эту прическу она заметила у нескольких женщин на той самой вечеринке. Но она все-таки надеялась, что не похожа на тех дам.
— Желаете отдать еще какие-нибудь распоряжения, мисс? — спросила Глэдис, стоя у двери.
Мелинда колебалась. Она хотела сказать:
«Да, упакуйте мои вещи!» Но потом подумала, что это было бы жестоко по отношению к лорду Чарду — начинать готовиться к отъезду до того, как он придумает правдоподобное объяснение для прислуги. «Он наверняка выйдет из положения», — сказала она себе, слегка скривив губы, когда уже спускалась по лестнице вниз.
— Его светлость в библиотеке, — сказал дворецкий и повел ее туда. — Надеюсь, ваша светлость хорошо провели эту ночь?
— Да, прекрасно, благодарю вас, — ответила Мелинда.
Перед ней открыли двери, но тем не менее ей потребовалось усилие для того, чтобы заставить себя войти. Она чувствовала, что нервы ее напряжены, она испытывала даже легкий страх, но внешне этого не показала, когда шла к маркизу, сидевшему за письменным столом. На него из окна падал солнечный свет, и, видя его профиль на темном фоне книжного шкафа, Мелинда осознала, каким же красивым он может быть, когда не сердится на нее.
— Доброе утро!
Голос Мелинды прерывался от волнения; маркиз, издав возглас удивления, поспешно встал.
— Извините, я не слышал, как вы вошли, — сказал он. — Доброе утро, Мелинда! Надеюсь, вы хорошо выспались?
— Я… боюсь, я показалась вам очень грубой прошлым вечером, — ответила Мелинда. — Вчера я так устала, что даже не помню, как добралась до своей комнаты.
— Я отнес вас, — объяснил ей маркиз.
— Вы… отнесли меня? — Мелинда почувствовала, что краснеет.
— Да, это так! Это было чрезвычайно приятным занятием. Вы так легки, что мне показалось, будто я несу ребенка или нимфу, которая по ошибке забрела сюда из леса.
Его голос звучал столь добродушно, что Мелинда взглянула на него в удивлении.
— Извините, если я допустила грубость, — сказала Мелинда.
— Но с вашей стороны не было никакой грубости, — ответил маркиз. — Ну, а чем вы собираетесь заняться сегодня? Вы можете располагать мной, потому что я уже обсудил все с моим поверенным, и он займется погребением. Оно пройдет завтра, а после погребения, как я рассчитываю, мы можем отправиться в Чард.
Мелинда взглянула на него.
— Прошлым вечером я находилась не в таком уж сонном состоянии, — сказала она, — чтобы наутро забыть содержание нашей беседы. Если вы помните, я сказала вам, что желаю уехать.
— А я сказал, что вы не можете этого сделать, — ответил маркиз. Он заметил то выражение, которое вдруг появилось на лице Мелинды, и поспешно добавил:
— Нет, нет, я совсем не то имел в виду. Я не собираюсь удерживать вас силой или еще каким-либо столь же драматическим образом. Я собираюсь только смиренно просить вас помочь мне, просто потому, что это так много значит для меня.
— Я вполне осознаю ваши трудности, — сказала Мелинда. — Конечно, речь идет об огромной сумме денег. Но я не сомневаюсь, что мне лучше всего было бы вернуться за несколько дней, может быть, даже за неделю до окончания этих шести месяцев.
— А если вы не вернетесь, я должен буду потерять эти деньги, — сказал маркиз. — Вы можете вспомнить, что я предлагал вам со своей стороны?
— Да, я запомнила ваши предложения, — ответила Мелинда.
— Все, что только могла бы пожелать любая женщина в этом мире, — проговорил маркиз. — А если бы вы были так богаты, как я вам обещаю, вы могли бы выйти замуж за любого, за кого пожелали бы.
— Я никогда не пожелала бы иметь мужем человека, который женится на мне из-за денег, — сказала Мелинда. — Если я когда-нибудь и выйду замуж, то только в том случае, если кого-то полюблю, а он полюбит меня.
— Вы все еще остаетесь приверженной этим идеалам, — воскликнул маркиз, — после всего, через что пришлось вам пройти! Думаю, именно это в вас самая очаровательная черта.
— То, через что пришлось мне пройти, — сказала Мелинда, думая о полковнике Гиллингеме, — укрепило меня в мнении, что супружество можно построить только на любви. И вы были правы, когда не пожелали жениться на первой встречной лишь для того, чтобы получить наследство. Я думаю, было дурно с вашей стороны обманывать свою мачеху, а моя ошибка — что я согласилась участвовать в этом спектакле, но было бы еще более предосудительным для вас жениться на ком-либо по-настоящему, так как это был бы уже брак по расчету.
— Я очень рад, что вы все понимаете именно так, — сказал маркиз с кривой усмешкой. — А я-то думал, вы относитесь ко мне с презрением.
— Все так перепуталось, — объяснила Мелинда. — Когда я оказалась в вашем доме, я не понимала в истинном свете всего происходящего.
Это показалось мне сущей безделицей — за пятьсот-то гиней! — и, кроме того, я и представить себе не могла, каким человеком окажетесь вы и что перед смертью скажет мне ваша мачеха.
— Так что она сказала вам? — спросил маркиз.
— Она сказала мне, что вам нужна любовь, — просто ответила Мелинда.
— Она так сказала! — воскликнул маркиз. — Это последнее из того, что можно было бы ожидать от нее!
— Мне показалось, что она очень сожалеет о том, что так плохо относилась к вам, — сказала Мелинда.
— Правда, немного поздновато, не так ли? — с внезапной горечью в голосе произнес маркиз. — Особенно если вспомнить, что в последний момент она посчитала необходимым для себя вставить в завещание условие, согласно которому я должен оставаться женатым не менее шести месяцев.
— Вы считаете, она подозревала меня? — спросила Мелинда.
— Нет, разумеется, нет, — ответил маркиз, — если она и подозревала кого-нибудь, то только меня. Она всегда корила меня за непостоянство и «порхание с цветка на цветок», как она это называла.
— Может быть, она думала, что, если включит это условие в завещание, вы постараетесь приложить все усилия, чтобы сделать ваш брак удачным, — сказала Мелинда.
— Для меня не имеет значения, что она себе воображала, — ответил с гневом маркиз. — Она разрушила мою жизнь, еще когда я был ребенком. Она настроила против меня отца, а теперь, даже после смерти, она пытается предписывать, что мне дозволяется делать, а чего — нет. Если вы спросите у меня, что я об этом думаю, то скажу: она решила сделать все, чтобы я никогда не получил этих денег. Но вы, Мелинда, поможете мне, не правда ли? Поможете доказать, что она ошибалась.
В его голосе внезапно послышалась мольба, и Мелинда почувствовала, что устоять ей будет трудно. Она отвернулась от него и выглянула в окно, в маленький, полный цветов садик. Мелинда пыталась представить себе, а что бы сказали на это ее мать и отец. Конечно, это было дурно и против правил приличия, но ведь и вся ее жизнь после смерти родителей стала такой же не правильной и жалкой. Захотели бы они, чтобы Мелинда страдала от жестокости сэра Гектора или вышла замуж за человека, к которому относилась с презрением, лишь ради приличия? А может быть, они скорее одобрили бы этот ее странный, необычный поступок или, по крайней мере, были бы довольны тем, что ей больше не придется влачить нищенское существование?
Маркиз наблюдал за выражением ее лица, обращая внимание на прямой, аристократический маленький носик, совершенные черты. «В жилах этой девочки наверняка течет благородная кровь», — сказал себе маркиз.
— Пойдемте, я хочу что-то показать вам, — сказал он Мелинде.
Он протянул руку и увлек ее за собой. Маркиз почувствовал, что те холод и страх, которые испытывала девушка, как бы передались ему через ее пальцы. Он протащил ее за собой через всю комнату, а затем через дверь в дальнем конце, которая вела в кабинет, заставленный высокими — до потолка — шкафами с документами. В центре этой комнаты стоял большой письменный стол, а на противоположной стене висела картина. Мелинда взглянула на нее и вздохнула.
— Вот мой дом, — услышала она слова маркиза. — Теперь, может быть, вы поймете, почему он так много значит для меня.
Картина была большой и занимала всю стену, на ней на фоне голубого неба был изображен большой дом в елизаветинском стиле, построенный в форме буквы Е из узких красных кирпичей той эпохи, с витыми каминными трубами.
Картина, несомненно, принадлежала кисти большого художника, и каким-то непостижимым образом ему удалось передать настроение теплоты и доброжелательности, которым так и веяло от зарешеченных, ярко освещенных окон, от распахнутой входной двери на вершине длинной каменной лестницы.
А Мелинда застыла в изумлении потому, что, хотя изображенный дом был несравненно больше, выглядел более впечатляющим и значительным, он был точной копией ее собственного родного дома. Стейнион-Мэнор, где она родилась и жила все время до тех пор, пока не умерли ее родители, был также построен в елизаветинскую эпоху. По размерам это был небольшой особняк, но так как он относился к тому же времени, что и Чард, то имел все те же самые характерные особенности, и Мелинда, даже ни разу не побывав в Чарде, могла бы в точности описать, как он выглядит внутри. Она могла бы описать его комнаты с окнами, застекленными ромбиками, открытые балки перекрытий, дубовые лестницы с изящными перилами и непередаваемую атмосферу старины, уюта и понимания.
Есть в домах елизаветинской эпохи какое-то человеческое тепло, которое ни в какую другую эпоху зодчим воплотить в своих постройках не удавалось.
— Чудесно, не правда ли? — спросил маркиз с нетерпением в голосе, как будто и на самом деле очень ждал ее одобрения.
— Он похож на мой собственный дом, — ответила Мелинда, почти не дыша, поэтому маркиз едва ли мог ее расслышать.
— Это дом остается в неизменном виде с тех пор, как его построил первый лорд Чард, — проговорил маркиз. — Будучи казначеем суда ее величества королевы Елизаветы, он приступил к постройке этого дома, когда был еще довольно молод, а выйдя в отставку, уединился там. В это время он был еще далеко не стар и мог наслаждаться сельской жизнью. Он никогда по-настоящему не любил свою работу в суде. Его портрет висит в большом зале, мне хотелось бы показать его вам.
— Я никогда не думала, что ваш дом может быть таким, — сказала Мелинда.
— А на что же он должен быть, по-вашему, похож? — спросил маркиз.
— Ну, это должно быть что-то большое, величественное, с высокими колоннами и огромными окнами. Не могу объяснить почему, но, когда вы говорили о своем доме, я воображала его себе именно таким.
— А теперь, когда вы знаете, каков он на самом деле? — спросил он.
— Он чудесен, — ответила Мелинда, — просто чудесно здание, в котором действительно хочется жить. Почему же вы этого не делаете?
— Жить в нем одному? — спросил он. — Я считаю, что в доме обязательно должны быть жена, дети, разве не так?
— Но вы ведь любите этот дом? — спросила, в свою очередь, Мелинда.
— Да, потому что это единственное, что я мог любить, — ответил он почти грубо.
И тогда в первый раз Мелинда представила маркиза маленьким мальчиком без матери, у которого нет никого и ничего родного, кроме дома, который приносит ему утешение; и она почти импульсивно, не отдавая себе отчета, почему сдается, произнесла:
— Я останусь на шесть месяцев!
Маркиз в тот момент смотрел на картину, но теперь обернулся и взглянул ей в лицо.
— Вы остаетесь? — нетерпеливо спросил он. — Но почему?
— Потому что вы любите Чард, — ответила она, — и потому, что у вас должны быть деньги, чтобы содержать его должным образом.
— Благодарю вас, Мелинда.
Он проговорил это очень тихо. Подняв к нему улыбающееся лицо, она посмотрела ему прямо в глаза. Какое-то мгновение оба они стояли очень тихо под картиной, не отрывая друг от друга глаз. Затем Мелинда опустила ресницы и отвернулась в смущении.
— Мы должны быть очень осторожны, чтобы люди там не узнали правду, — сказала она, и ее голос был тихим, а слова как будто застревали в горле.
— Да, да, разумеется, — немного рассеянно ответил маркиз.
Мелинда направилась в библиотеку. Картина с изображением Чарда, казалось, околдовала ее, и напряжение чудесным образом покинуло девушку — она почувствовала облегчение и умиротворенность. Мелинда прошла через всю комнату и села на диван, устремив свой взгляд в окно.
Солнечные лучи, словно ореол, обрамляли ее светлые волосы, и маркиз простоял какое-то мгновение, безмолвно глядя на нее, а затем сказал:
— Я никогда не допущу, чтобы вы пожалели о том, что сейчас делаете для меня, Мелинда.
Я исполню все, чего бы вы ни пожелали.
Мелинда ничего не ответила, а маркиз продолжал:
— Может, мы сможем быть счастливы эти полгода в Чарде. Там есть много интересного, что я хотел бы показать вам, но боюсь, как бы жизнь там не оказалась для вас скучной. В конце концов, веселья там немного.
— Я всегда жила в сельской местности, — ответила ему Мелинда.
— Мне хотелось бы показать вам озеро и пруд с золотыми рыбками, где я учился рыбной ловле в детстве, — продолжал маркиз. — Там еще есть маленькая часовня в лесу, в которой иезуиты служили мессу, выставляя вокруг стражу для того, чтобы их не обнаружили и не посадили в Тауэр. А еще там есть настоящее привидение — доброе, тихое привидение, — которое разгуливает по ночам по длинной галерее и которое для членов семьи означает счастливую примету, а не плохую.
— Вы когда-нибудь видели его? — спросила Мелинда.
Он отрицательно покачал головой:
— Нет, не видел, и до сегодняшнего дня мне не везло. Может быть, вы, Мелинда, измените мою жизнь к лучшему.
— Ах, надеюсь, что так, — ответила она.
Она опять улыбнулась ему, и в каком-то необъяснимом порыве маркиз сел рядом с ней и взял ее руку в свою.
— Я уверен, Мелинда, — сказал он, — что мы хорошо поладим друг с другом. Мне очень хочется что-нибудь подарить вам. Этот подарок не будет иметь никакого отношения к нашей сделке, это будет нечто совершенно иное. Мой подарок вам будет моей благодарностью за вашу доброту, ведь это такая редкость в моей жизни.:;
Еще какое-то мгновение рука Мелинды оставалась в руке маркиза, но затем она убрала ее.
— Это очень благородно с вашей стороны, — сказала она, — но поскольку я готова принять участие в том, что вы называете «сделкой», я не считаю себя вправе принимать от вас какие-либо подарки. Вы и так уже дали мне так много.
Миссис Харкорт показала себя чрезвычайно расточительной, когда заказывала мне одежду; нет никакой необходимости с вашей стороны дарить мне еще что-нибудь.
Маркиз взглянул на нее и рассмеялся.
— Мелинда, вы просто кладезь сюрпризов! — сказал он. — Я еще никогда за всю мою жизнь не встречал человека, который отказывался бы от подарков. Да вы, верно, просто дразните меня!
Какие камни вам больше всего нравятся? Бриллианты?
— Прошлым вечером вы назвали меня глупой, — запротестовала Мелинда, — но я думаю, что этот эпитет больше подходит вам, чем мне.
Я ведь уже сказала, что не хочу подарков от вас.
Потому что не считаю, что для меня будет приличным принимать их.
— Вы просто приводите меня в замешательство, — сказал маркиз, но затем выражение его лица изменилось. — А впрочем, думаю, начинаю понимать, что вы имеете в виду, — продолжал он, но уже другим тоном. — По вашему мнению, принимать что-либо в подарок, не имея возможности что-нибудь предложить взамен, предосудительно. Этого вы опасаетесь?
— Не совсем… — начала было Мелинда, но маркиз не дал ей договорить.
— Но, дорогая моя, ведь все так просто. Я не прочь воспользоваться вашим расположением, а взамен могу подарить вам все, что вы пожелаете и чего вы достойны. Как вы относитесь к такой договоренности?
— Не совсем понимаю, что вы имеете в виду, — ответила Мелинда.
Он вновь взял ее руку в свою.
— А я думаю, что вы все поняли, — настаивал он.
Она готова была решительно опровергнуть его слова, когда выражение лица маркиза повергло ее в замешательство. Никогда прежде ни один мужчина еще не смотрел на нее так. Никогда прежде Мелинда не находилась так близко от мужчины, и сейчас ее охватило странное чувство, похожее на легкую дрожь.
— Мелинда, — очень нежно проговорил маркиз, и его губы приблизились к ее устам.
Неожиданно дверь открылась, и на пороге комнаты возник Ньюмен, дворецкий.
— Что такое? — резко спросил маркиз.
— Извините, что я нарушаю покой вашей светлости, — ответил дворецкий, — но тут леди Алиса Сент-Хелиер. Она настаивает на свидании с вами, и я лишь пообещал ей, что сообщу вам о ее просьбе.
— Черт побери! — сказал маркиз почти шепотом. — Где она?
— Ее светлость настояла на том, чтобы я оставил ее в зале, милорд. Я пытался проводить ее в маленькую гостиную, но она отказалась.
Маркиз взглянул на Мелинду.
— Не могли бы вы подождать меня в кабинете? — спросил он. — Простите, Мелинда, но леди Алисе никоим образом нельзя видеть вас здесь.
— Нет, нет, разумеется, — ответила Мелинда.
Она быстро пересекла комнату и едва успела пройти в кабинет, как услышала, что дверь, закрытая дворецким, с шумом распахнулась, и радостный голос произнес:
— Дрого! Ты на самом деле решил не пускать меня на порог?
Перед тем как проскользнуть в кабинет, Мелинда краем глаза заметила элегантную фигуру в розовом. Дверь, однако, осталась приоткрытой, так как Мелинда из опасения вызвать шум не решилась плотно прикрыть ее. Поэтому она никак не могла не услышать разговор маркиза с этой дамой.
— Дрого! Милый Дрого! Я так рада, что ты наконец освободился от этой ведьмы. Теперь у тебя достаточно денег, и все будет по-другому.
— В каком смысле? — спросил маркиз.
— Дрого, ну не будь таким бестолковым. — Ее голос был просто обольстительным. — Это было так трудно, пока ты оставался без гроша, и тебя изводила та ужасная женщина. Теперь ты можешь принимать гостей и в Чарде, и здесь, как приличествует твоему положению. Любезнейший Дрого, уж мне-то известно, что ты богат, сказочно богат.
— Алиса, я пока не вижу, как это может повлиять на наши взаимоотношения, — холодно сказал маркиз. — Разумеется, если только Сент-Хелиер не скончался этой ночью или не покончил жизнь самоубийством.
— Сент-Хелиер вполне здоров, — ответила леди Алиса. — Но, как тебе хорошо известно, на свете его интересует лишь одна вещь — скачки!
Он проводит в Ньюмаркете неделю за неделей, а я и ты, Дрого, скачками совершенно не увлекаемся, не правда ли?
Ошибиться было невозможно — этот нежный, но страстный голос был исполнен ласки.
Мелинда протянула руку и с легким стуком захлопнула дверь. Итак, она стала свидетельницей еще одного примера, какие нравы царят в высшем лондонском свете! Ее снова охватили отвращение и ужас. И более того, Мелинда внезапно почувствовала задетой лично себя, но почему, объяснить не могла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Красотка для маркиза - Картленд Барбара



Все прекрасно
Красотка для маркиза - Картленд БарбараВенера
8.10.2010, 12.11





Неплохой роман, удивляет только герой – не отличить аристократку от необразованной проститутки, или в те времена продажные женщины сплошь имели образование? 8/10.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЯзвочка
8.02.2011, 12.27





Полная чушь, мура,жаль потраченное время.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараНаташа
24.11.2011, 22.30





Розумію, що слово "роман" передбачає романтику, але не передбачає якусь повну дурість. Ну, хоча б поведінка головного героя (людини, яка веде гультяйське життя, яка, за характеристиками автора, здатна на нечасні вчинки, яка добре обізнана з представницями борделів, а, отже, з їхньою поведінкою) не вписується в жодні рамки. ГГ не може розгледіти в дівчині того, що вона не повія, а головне коли він навіть думає, що вона така не робить жодних спроб потрапити до неї в ліжко, хоча вона йому симпатична. Щодо головної герої, то це взагалі не послідовна особа: спочатку ми бачимо скромницю, а вже через сторінок 30 войовничу амазонку, що вміє їздити верхи на коні, стріляти і т.п., а потім раптом сестру милосердя. rnЧитати цей роман можна, коли просто хочеш чим-небудь зайняти свій час, але звісно не для задоволення, все надто поверхнево...
Красотка для маркиза - Картленд БарбараItis
20.07.2012, 15.23





книга очень хорошо читается я вообще люблю книги б.картленд.мне понравились герои.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарагаяне из армении
30.07.2012, 12.26





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Этот роман еще называется "Очаровательная грешница". Мне он очень понравился.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮля
24.10.2012, 17.15





Цудоуны раман. Дзиуна тольки, што маркиз не адразу зразумеу и адчуу чысциню и непасрэднасць дзяучыны. Мне вельми падабаюцца раманы Б. Картленд.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСофи
15.11.2013, 7.39





Слишком все приторно, гл. герой понимает что любит только прочитав письмо, и поняв, что она не проститутка...Гл. героиня хочет бросится в реку "Только чтобы он был счастлив". После этого признаются друг другу в любви. И при том ни одной пост. сцены.. Печально
Красотка для маркиза - Картленд Барбарасвета
30.03.2014, 17.14





Очень заунывно, вроде начало такое интригующее, второстепенные герои интересные, а потом все сходит на нет, половину книги читала и думала, может все же ГГ будет не с тем, за кого замуж вышла, а кто другой внезапно объявится.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЕкатерина
9.04.2014, 23.10





Да-да-да, это та же самая "Очаровательная грешница", только в другом переводе:)
Красотка для маркиза - Картленд БарбараМупсик
18.05.2014, 12.47





Идея романа хорошая, но роман не захватывает. Герои не настоящие и поступки их непонятны. Героиня хорошая наездница, хорошо стреляет, но различить женщин легкого поведения не может!? А герой слабоват характером, вообщем не такой уж и герой! Ставлю 5 баллов.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.05.2014, 23.54





В любовном романе нет ни одной любовной сцены. Героиня даже к концу романа не простится с невинностью Хотя сюжет динамичный, захватывающий. Я то плакала, то смеялась, переживала за ходом скачек, даже руки вспотели. Герой мог бы быть помужественнее что ли, проявить настойчивость соблазнить. Ведь он не знает, что девица - это леди, а он сопли жуёт. Затащил бы ее в постель хотя бы. Я уверенна она бы недолго сопротивлялась. Героиня слабохарактерная оказалась. Покончить жизнь самоубийством! Ради кого? Который бы даже не уронил слезы, узнав о кончине дешевой девки. Жертва была бы напрасной, он так и не узнал, кто она такая на самом деле, если бы не письмо. Героиня ,все-таки, до смешного наивная, не понимая, что ее принимают за обычную шлюху, привозят веселиться в бордель и.т.д... Наивно, но я хорошо скоротала вечер. Роман небольшой, и это, безусловно, плюс.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮлия
30.01.2015, 14.05





Лучше бы с собаками погуляла.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарамамашка
14.12.2015, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100