Читать онлайн Красотка для маркиза, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Красотка для маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Сквозь рваные клочья облаков пробивался мерцающий свет луны и освещал Мелинду, которая спускалась по аллее к кованым железным воротам, выходившим на проезжую дорогу. Большие ворота были заперты, но, к счастью, маленькая боковая калитка около одной из сторожек была открыта, и Мелинда проскользнула через нее, ступая на цыпочках, чтобы не потревожить привратника, который не преминул бы поинтересоваться, кто это крадется из усадьбы в столь ранний час.
Быстрым шагом Мелинда направилась вниз по извилистой пыльной дороге. Вскоре она почувствовала, что спина мучительно болит, и ей казалось, что саквояж с теми несколькими вещами, которые она решила взять с собой, становится все тяжелее и тяжелее с каждым шагом.
Она перекладывала его из одной руки в другую и все время задавала себе вопрос: нельзя ли выбросить что-нибудь из саквояжа, без чего можно будет обойтись в дальнейшем? Однако в то же время ей было ясно, что причина заключалась не в чрезмерной тяжести ноши, а в том, что она переутомилась и была физически истощена из-за наказания, которому подверг ее дядя.
Шаги Мелинды становились все медленнее, а вскоре едва различимый свет на горизонте поведал ей, что рассвет близок. Нахлынуло чувство тревоги, потому что Мелинда поняла, что она пока еще совсем недалеко отошла от дома дяди, и, если кто-нибудь вздумает пуститься на ее поиски, ему не придется долго искать.
Думать о том, что ее могут схватить после удачно совершенного побега, было совершенно невыносимо. Она как будто наяву представила себе дядю Гектора в приступе ярости, его багровое лицо, услышала злобное рычание, когда его рука потянулась к хлысту. Мелинда знала, что он никогда и ни за что не простит ее за попытку вырваться из его лап.
Мелинда вспомнила, как он сек собаку, которая «задержалась» после выстрела!
— О боже! — прошептала она. — Я не смогу выдержать еще одного такого избиения.
Мелинда слишком хорошо знала, что может случиться с ней, если она вернется. Из-за побоев и физического истощения она вынуждена будет в конце концов уступить желаниям дяди Гектора и согласиться выйти замуж за полковника Гиллингема. Однако даже мысль об этом заставляла ее содрогнуться.
Она вряд ли могла бы объяснить, почему она так ненавидела полковника Гиллингема. Единственное, что Мелинда твердо знала, так это то, что одна лишь мысль о его прикосновении наполняла ее таким отвращением, от которого тошнота подступала к горлу. Она и раньше могла бы догадаться, что тот интерес, который полковник Гиллингем проявлял к ее особе, не был простой случайностью. Мелинда подумала, что он вовсе не случайно вовлекал ее в беседу при одной-двух встречах, когда приходил на ленч.
Тогда они просто обменялись общепринятыми приветствиями, но она все-таки почувствовала смущение и пришла в замешательство из-за выражения его лица и странного взгляда.
Мелинда не смогла бы признаться даже себе в причинах, которые заставили ее извиниться и покинуть его общество под видом того, что тетушке нужна ее помощь или что она забыла что-то в другой комнате. Единственное, что она понимала, так это то, что полковник Гиллингем был ей столь же отвратителен, как змея, и мысль о замужестве с таким человеком наполняла ее ужасом.
Эти безрадостные размышления заставили Мелинду поторопиться. В течение нескольких минут она шла так быстро, что почти перешла на бег, но силы быстро покинули ее, и ей пришлось замедлить шаг. Уже светало: тонкие золотистые лучи солнца разгоняли темноту ночи.
Дорога по-прежнему оставалась совершенно пустынной. Мелинда знала, что вскоре должны показаться первые домики небольшого селения, как раз в нем, как она надеялась, можно было бы раздобыть экипаж или какую-нибудь повозку, что доставила бы ее в Леминстер.
Леминстер находился в пяти милях от того места, где она находилась, а уж от него можно было добраться поездом до Лондона. Все это быстро сложилось в голове у девушки в единый план действий. Можно было бы еще воспользоваться дилижансом, который постоянно ходил на этом отрезке пути, но дилижанс можно ведь легко перехватить в случае погони верхом или в экипаже.
У Мелинды была уверенность, что дядюшка, скорее всего, решит, что она воспользовалась для побега именно дилижансом. Сам он никогда не ездил на поезде.
«Идиотские нововведения! — часто повторял он. — Эти пыхтящие котлы никогда не заменят лошадей».
По этому вопросу сэр Гектор занимал совершенно непримиримую позицию, заявляя, что никогда не потратил бы свои деньги на столь смехотворную затею и что он лично, как и вся его семья, будут ездить как подобает благородным дамам и господам, а именно на своих собственных лошадях, управляемых их личным кучером.
Тем не менее он посчитал, что посмотреть на паровоз было бы интересно, и поэтому, когда в Леминстере открывался железнодорожный вокзал, сэр Гектор в качестве главы судебной и исполнительной власти в своем графстве милостиво согласился провести эту церемонию. В качестве исключения Мелинде было дозволено принять участие в торжестве.
Она и Шарлотта с удовольствием осмотрели вагоны поезда с удобными мягкими сиденьями и стеклянными окнами. Однако вагоны для пассажиров победнее, с жесткими деревянными лавками и открытыми для стихии, незастекленными окнами, где пассажиры обязательно будут подвергаться опасности быть засыпанными сажей и угольной пылью, привели сестер в ужас.
Причем даже в последнем случае плата за проезд с такими неудобствами оказалась довольно высокой. Но, без сомнения, поезд передвигался намного быстрее, чем любой запряженный лошадьми экипаж, а это обстоятельство в данный момент было решающим.
Трудный вопрос стоял перед Мелиндой: как добраться до Леминстера? Теперь она уже почти жалела, что отказалась от своего первоначального плана, согласно которому она намеревалась ускакать из усадьбы на Огоньке. Но она понимала, что, зайди она в конюшню за лошадью, конюхи, до смерти запуганные дядюшкой, обязательно сообщили бы хозяину об отсутствии племянницы, если бы она не вернулась через пару часов. Кроме того, им бы могло показаться весьма странным, что девушка отправляется на верховую прогулку одна, в то время как сэр Гектор всегда настаивал, чтобы ее сопровождал один из конюхов.
Но сейчас Мелинда начала сомневаться, хватит ли у нее сил добрести хотя бы до маленькой деревушки Оукл, не говоря уже о том, чтобы в добром здравии добраться до Леминстера и сесть на поезд. Она почувствовала, что вот-вот лишится чувств, и поняла — ей необходимо немедленно передохнуть. Мелинда присела у обочины дороги на небольшой, поросший травой холмик, вытянула ноги и с неудовольствием заметила, что в ее туфли доверху набилась пыль.
Вид подола платья был ничуть не лучше, и она подумала, что если и дальше будет передвигаться пешком, то ко времени прибытия в Лондон будет походить на бродяжку.
Мелинда вытерла лицо крошечным носовым платком из белого батиста. Этот платок она сшила сама и вышила на нем свои инициалы, хотя такие изысканные вещи в ее нынешнем положении бедной родственницы ей и не требовались. Как ее тетушка, так и Шарлотта настойчиво заставляли Мелинду украшать вышивкой носовые платки для них буквально дюжинами, и ей приходилось соединять их инициалы в сложнейшие вензеля. Мелинде нравилось заниматься вышивкой, но у нее было еще очень много другой работы по дому, и, если она не успевала, хозяева всегда под любым предлогом препятствовали ее верховым прогулкам на Огоньке, а то и вообще запрещали подходить к нему.
Вероятно, из-за того, что она как раз в этот момент вспоминала о своей лошади, Мелинда поначалу не услышала характерное цоканье лошадиных копыт, но, когда осознала, что это за звук, в панике вскочила на ноги. Бросив быстрый взгляд на дорогу, она поняла, что не стоит опасаться деревенской повозки, едущей в ее направлении, а посмотрев внимательнее, Мелинда даже узнала эту телегу. Повозка принадлежала Дженкинсу, арендатору одной из ферм, принадлежавших дядюшке Гектору. Когда телега подкатила поближе, Мелинда увидела, что на козлах сидел не сам фермер, а его сын Джим, рыжеволосый лихой парень с постоянной дерзкой улыбкой на лице, которого она встречала во время верховых прогулок.
Мелинда непроизвольно подняла руку, и он, потянув вожжи, остановил крупную деревенскую лошадь рядом с ней.
— Доброе утро! — поприветствовал он девушку с деревенским выговором. — Мисс Мелинда, что-то вы рано сегодня.
— Доброе утро, Джим! Куда это ты собрался? — спросила Мелинда слегка взволнованным голосом.
— Сегодня вторник, мисс, и я должен ехать на рынок в Леминстер.
Мелинда вздохнула с облегчением.
— Пожалуйста, Джим, возьми меня с собой!
Как я, глупая, не подумала об этом раньше!
— В чем же дело, мисс? Добро пожаловать, правда, моя телега не очень подходящий экипаж для благородной дамы.
У Мелинды совершенно не было времени спорить с этим увальнем. С видимым чувством облегчения она подала ему свой багаж и, поставив ногу на колесо, вскарабкалась на высокий ящик, стоящий рядом с Джимом. Голое деревянное сиденье во всех отношениях было очень неудобным, но все же это было гораздо лучше, чем плестись пешком.
— Спасибо тебе, Джим! — проговорила Мелинда с такой горячей благодарностью в голосе, что парень уставился на нее с удивлением.
— Да мне это ничего не стоит, мисс, только что скажет господин сквайр, если узнает, что вы ехали в моей телеге?
— Надеюсь, он этого никогда не узнает, — ответила Мелинда. — Ах, Джим, я не могу тебе ничего объяснить, но давай поторопимся в Леминстер. Я никогда бы не подумала, что смогу встретить кого-нибудь на дороге в столь ранний час.
— Я должен быть там как раз к открытию рынка, — объяснил Джим. — Если я окажусь там пораньше, то продам товар подороже.
Мелинда обернулась и увидела, что повозка была уставлена деревянными клетками с курами, корзинами с яйцами и большими кругами масла домашнего приготовления, обернутыми в льняную ткань.
— Который час? — спросила она у Джима. — В Оукле, наверное, уже многие проснутся, когда мы приедем?
— В такой час немногие, — ответил Джим. — Они там все лентяи, в Оукле.
— Джим, я не хочу, чтобы меня кто-нибудь увидел, — проговорила Мелинда, — и мне не хотелось бы доставлять тебе неприятности за то, что ты взял меня в попутчицы.
— Вы хотите сказать, что господин сквайр не знает, что вы отправились в Леминстер? — спросил Джим.
Мелинда некоторое время колебалась, прежде чем сказать ему правду.
— Нет, Джим, он не знает.
— И вы думаете, что господин сквайр разозлится, когда это узнает? — настойчиво продолжал расспрашивать Джим.
— Боюсь, что да, — ответила Мелинда. — Но я не хочу, чтобы он направил свой гнев и на тебя.
— Я-то ему ничего не скажу, — решительно произнес Джим, — и не бойтесь, найдется немного народу, кто захочет рассказать господину сквайру что-нибудь такое, что приведет его в бешенство.
— Надеюсь, Джим, — согласилась с ним Мелинда. — Возможно, никто и не увидит меня на твоей повозке, а если и увидит, то не решится сообщить моему дяде.
Это была весьма призрачная надежда, но Мелинда уцепилась за нее. Кроме того, уверяла она себя, если кто-нибудь и увидит какую-то женщину, сидящую на деревенской телеге рядом с Джимом Дженкинсом, он вряд ли сможет заподозрить, что эта женщина — юная леди из Холла.
Когда они проезжали через Оукл, Мелинда наклонила голову пониже и надеялась лишь на то, что поля шляпы скроют ее лицо. Когда они достигли окраины деревни, она облегченно вздохнула.
— Все в порядке, — сказал Джим. — Я же говорил вам, что все они в Оукле лентяи.
Когда они прибыли в Леминстер, еще не было и пяти часов. Джим хотел отвезти Мелинду на железнодорожный вокзал, но она отказалась, зная, что вокзал находится неподалеку от рыночной площади, и посчитав, что будет безопаснее, если последнюю часть пути она преодолеет в одиночестве.
— Спасибо тебе, Джим! — сказала Мелинда, подавая руку. — Я так тебе благодарна за твою помощь. Надеюсь, никто не обвинит тебя в пособничестве моему исчезновению.
— Они не смогут этого сделать, мисс, — ответил Джим. — Удачи вам. — Он сердечно пожал ей руку, одарил хитрой улыбкой и отправился вытаскивать из задней части телеги торбу для своей лошади.
Мелинда медленно пошла прочь, чувствуя, что позади оставляет своего последнего друга.
Она думала о том, что деревенские жители отличаются изрядной деликатностью — ведь Джим ни единым вопросом не попытался выведать причины ее побега, а просто воспринял ситуацию, как она есть. Большую часть пути они проехали в полном молчании, и это дало ей возможность собраться с мыслями и подготовиться к предстоящим испытаниям.
Мелинда добралась до железнодорожного вокзала и там узнала, что ночной экспресс, прибывающий с севера, остановится в Леминстере в шесть часов. Она прошла в билетную кассу и справилась о цене билета до Лондона. Мелинда пришла в ужас, когда узнала о разнице в ценах за билеты в открытом и в комфортабельном вагоне высшего класса. На какое-то мгновение она даже заколебалась, но потом решила, что было бы глупо сэкономить на поездке, но приехать в Лондон грязной и закопченной и безнадежно испортить ее единственное приличное платье.
Если она собирается найти себе место, то обязательно должна выглядеть прилично, поэтому Мелинда хоть и с трудом, но все-таки заставила себя отдать кассиру целых четыре монеты из своих золотых соверенов, за что получила лишь несколько шиллингов сдачи и выписанный от руки билет на поезд.
Имея в запасе почти целый час, она первым делом пошла в дамскую комнату ожидания, чтобы почистить свою одежду. Затем, почувствовав, что голодна, Мелинда отправилась на поиски места, где можно было бы поесть. Она заметила около здания вокзала булочную, из которой доносился запах свежевыпеченного хлеба.
Она купила себе две сдобные булочки по одному пенни за каждую — больших, только что из печи и покрытых слоем засахаренной смородины; затем она вернулась с ними в дамскую комнату и уже там жадно их проглотила. Не слишком питательный завтрак, подумала Мелинда, но кто знает, где и что она поест в следующий раз.
Из-за нервного напряжения тревожные мысли переполняли голову Мелинды: а вдруг поезд сломается где-нибудь по дороге и не прибудет на станцию; а вдруг кто-либо, кто знаком с дядей Гектором, узнает Мелинду и помешает ей уехать в Лондон? Клерк в билетной кассе посмотрел на нее с удивлением, когда она попросила только один билет, и это также сильно ее обеспокоило. Правильная речь и приличная, хотя и несколько поношенная одежда однозначно выдавали в ней девушку из благородной семьи, которой не подобает путешествовать в поезде одной.
Всякий раз, когда в комнате ожидания открывалась дверь, Мелинда со страхом смотрела на вновь входящих, однако ее опасения оказались напрасными, так как появились лишь две здоровенные молодые деревенские девки, которые, как она поняла из их разговора, отправлялись на следующую станцию скорее ради забавы, чем по необходимости.
Однако когда наконец, издавая громкий свист, пыхтя, выпуская клубы пара и изрыгая дым, поезд медленно въехал на станцию, откуда-то вдруг появилось множество людей. Тут были и носильщики, и пассажиры, и железнодорожные служащие, а больше всего любопытных мужчин, женщин и детей, которые, несмотря на столь ранний час, пришли просто поглазеть на чудо нового времени — железнодорожный поезд.
По мере того как поезд подходил к платформе, присутствующие приходили в сильнейшее возбуждение, близкое к истерическому. Носильщики орали, пассажиры толкали друг друга, хотя не было никаких причин для спешки.
Почти против ее воли Мелинду подхватило людское течение и понесло вперед, а затем кто-то помог ей сесть в вагон. После нее втиснулось еще пять человек, и дверь с шумом захлопнулась.
Место Мелинды оказалось у окна, в дальнем конце вагона. Напротив нее расположился какой-то пожилой господин, закутанный в толстый твидовый плащ: по-видимому, он опасался холода, несмотря на то что стояло лето. У его жены на лицо была опущена вуаль, а одета она была в плащ, обильно украшенный черным янтарем. На голове у дамы была шляпка в тон с остальной одеждой.
Остальные пассажиры были мужчинами. Мелинда отнесла их к типу деловых, хотя она мало была знакома с подобными людьми. Однако ее предположения подтвердились, когда они повели между собой разговор о сделках и покупателях. Один из них даже продемонстрировал несколько образцов шерстяных тканей, качество которых, как он сам не без гордости заявил, заставит глаза лавочников вылезти на лоб, когда он доберется до Лондона.
На платформе волнение, казалось, нарастало, пока наконец, сопровождаемый огромными клубами дыма, проплывающими мимо окон, пронзительно звучащими свистками, громкими голосами и машущими руками, поезд не двинулся медленно по рельсам. У Мелинды перехватило дыхание. Ей удалось! Она убежала! Этот поезд, который мог мчаться быстрее, чем любая из дядюшкиных лошадей, доставит ее прямо в Лондон. Она убежала, и полковник Гиллингем ушел из ее жизни.
Чувство облегчения было настолько велико, что в какой-то момент Мелинде даже захотелось кричать. Гордость заставила ее сдержать готовые хлынуть из глаз слезы, хотя, когда она смотрела в окно, ей почему-то долго все виделось как в тумане. Всю ее охватило какое-то странное чувство. Раскачивающийся вагон, стук колес о железные рельсы, клубы дыма, проплывающие мимо окна, — все это рождало ощущения, которых она никогда не испытывала прежде. Все это было так необычно, и ей стало казаться, что с этого момента ее жизнь должна начаться сначала.
Прикрыв глаза, она попыталась собраться с мыслями и решить, что должна предпринять в первую очередь, когда прибудет в Лондон. Мелинда посчитала, что их поезд должен прийти туда около часа дня. Таким образом, у нее оставалось бы целых полдня после обеда, чтобы подыскать подходящее место для ночлега, а заодно и разузнать, как добраться до агентства, называвшегося «Бюро миссис Бруэр», где, по ее расчетам, она могла бы приступить к поискам работы.
Она не узнала бы названия этого агентства, если бы в свое время не писала различных писем от своей тетки к миссис же Бруэр, когда леди Стейнион требовалась новая экономка.
Через почтовые бюллетени госпожа Бруэр информировала своих адресатов о том, что ее бюро поставляет персонал любой категории для знатного и мелкопоместного дворянства, а по особому заказу может обеспечить и услуги гувернанток и компаньонок по вполне сходной цене.
Мелинда сожалела о том, что во время поспешного бегства из Холла у нее не нашлось времени посмотреть лондонский адрес госпожи Бруэр, но она была уверена, что на месте кто-нибудь да сообщит ей, где находится это бюро.
Она хорошо понимала, что даже если найдет госпожу Бруэр, то неизбежно возникнут определенные трудности при попытке получить место без наличия у нее соответствующих рекомендаций. Но, решила Мелинда в конце концов, будет лучше всего, если она открыто скажет, что приходится родственницей леди Стейнион, в надежде на то, что госпожа Бруэр не вздумает обратиться к ее тетушке для выяснения дополнительных подробностей о ней.
Мелинда начала понимать, что впереди ее ждет намного больше испытаний, чем она предполагала поначалу. Она в отчаянии бросилась бежать из Холла, потому что была напутана, но все-таки она верила — возможно, проявляя излишнюю самоуверенность, — что в будущем сумеет найти работу и не будет вынуждена вернуться в дом своего дядюшки, чтобы не умереть с голода.
«Я должна быть практичной; я должна быть благоразумной, — внушала себе Мелинда. — Я должна осознать — ничто не дается само собой».
Теперь она начала сожалеть, что не взяла билет в открытый вагон, — тогда у нее осталось бы больше денег. Те шесть гиней, которые еще оставались в кошельке, показались бы огромной суммой тому, кто вроде нее ранее не держал в руках больше нескольких шиллингов; однако Мелинда понимала, что этих денег не хватит надолго.
«Я должна остерегаться карманников, — думала она, — ..и мелких воров тоже!»
Оказалось, что существует огромное множество вещей, которые она теперь должна запомнить и держать в голове, на какое-то мгновение она почувствовала, что на нее накатилась волна ужаса. Затем она взяла себя в руки и уверила, что все будет хорошо, что бог защитит ее.
Она попыталась молиться и, должно быть, задремала на несколько минут; когда она открыла глаза, то увидела, что все остальные пассажиры собрались завтракать.
У джентльмена в плаще и его супруги была огромных размеров корзина для пикника, а у деловых — если эти господа действительно были таковыми — пакеты с сандвичами. Чувствуя себя очень голодной, Мелинда теперь жалела, что не купила в булочной больше этих дешевых булочек. Ей казалось, что она не ела целую вечность.
Пожилой господин, сидящий напротив нее, обгладывал крылышко цыпленка. Потом он и его жена поедали клубнику, посыпая ее сахаром из сахарницы с серебряной крышкой и поливая сливками из маленького серебряного кувшинчика. Мелинда наблюдала за этой парой почти с благоговением. Она вспомнила, что не слишком плотно пообедала накануне, а вечером и вообще не ужинала. Израненная спина причиняла ей боль, и она задавала себе вопрос, не усиливаются ли боли в спине оттого, что она голодна?
Мелинда на время закрыла глаза, чтобы не видеть людей напротив, которые ели и ели без остановки.
— Вообще-то я не голодна, — раздраженно сказала дама с вуалью. — От всей этой качки меня тошнит.
— Может, немножко бренди, дорогая? — спросил ее муж.
— Нет, только не бренди! — вскричала дама так, словно ей предлагали не бренди, а мышьяк. — Но, может быть, бокал шампанского.
— Да, да, конечно, — засуетился пожилой господин.
Он достал из корзины для пикника опорожненную наполовину бутылку шампанского и подставил ее на пол у ног Мелинды. Ее обдало запахом цыпленка и клубники, и она остро почувствовала, что голод терзает ее, подобно нестерпимой боли.
Пожилой господин налил в бокал шампанское, а затем сказал жене шепотом, хотя Мелинда отлично слышала каждое слово:
— Дорогая, у нас осталось так много лишнего; как ты думаешь, может, стоит предложить что-нибудь этой юной леди напротив? Очевидно, она не взяла с собой никакой еды.
— Ни в коем случае! — запротестовала жена. — Женщина, которая одна садится в поезд!
Можно представить себе, кем она может быть!
Не смей вообще с ней разговаривать!
Мелинда закрыла глаза. Вот с чем ей придется постоянно сталкиваться в будущем. Одинокая женщина — это всегда повод для подозрений, и поэтому ее следует не замечать и избегать. Она была благодарна этим господам, когда они наконец убрали свою корзину для пикника под сиденье.
— Мы прибываем через час, — услышала Мелинда чей-то голос и определенно решила для себя, что прежде, чем она займется делами, ей надо будет обязательно поесть.
Поезд замедлил движение, и она нетерпеливо выглянула в окно. Внезапно движение совсем прекратилось.
— Почему мы остановились тут? — спросил один из пассажиров.
Его приятель открыл окно и высунул голову наружу.
— Ничего не могу понять, — сказал он. Затем тон его изменился:
— Эй, кондуктор! Я вас зову, кондуктор! Что случилось?
— Не знаю, сэр, — ответ был совершенно исчерпывающим. — Я полагаю, что это может быть вызвано только неисправностью на линии.
Что-то действительно случилось на линии, и их поезд простоял целых пять часов, пока устраняли поломку. Некоторые из пассажиров с большим трудом спускались с высоких ступенек вагонов и прохаживались вдоль поезда, чтобы взглянуть на оползень, который принес с собой кучу камней и засыпал ими рельсы. Мужчины были мобилизованы на расчистку путей. Поезд должен был тронуться сначала через час, потом через два, наконец, через три часа!
Но только по прошествии пяти часов со времени остановки поезд наконец вновь пришел в движение. Все это время делать было совершенно нечего, кроме как бродить по лесам и полям по обе стороны от железной дороги. Мелинда все сильнее и сильнее испытывала чувство голода. В конце концов она заговорила с кондуктором.
— Не подскажете, где здесь можно было бы купить что-нибудь поесть? — спросила она. — К несчастью, я уезжала в спешке и ничего не прихватила с собой.
— Все благоразумные пассажиры берут с собой что-нибудь перекусить, — ответил кондуктор. — Никто не знает, мисс, когда такая вот задержка может случиться на линии.
— Я все это понимаю, — продолжала Мелинда с улыбкой, — но теперь уже слишком поздно быть предусмотрительной, а я очень голодна.
Он взглянул на нее, и Мелинде показалось, что выражение чванливой важности на его лице несколько смягчилось.
— Давайте-ка посмотрим, что я смогу сделать для вас, — ответил он. — У меня самого дочь ваших лет.
Кондуктор отправился в сторону головного вагона, а когда вернулся, то держал в руках большой кусок пирога с деревенской ветчиной и ломоть хлеба с толстым куском сыра.
— Там, в одном из вагонов, едет фермерша, — объяснил кондуктор. — Говорит, везла пирог с ветчиной в подарок своей сестре, но, когда здесь случилось такое, они, пока ждали отправки, почти весь его съели.
— Как это милосердно с ее стороны, — сказала Мелинда. — Как бы мне расплатиться с ней?
— Я думаю, она бы обиделась, предложи вы ей деньги, — уверенно заявил кондуктор. — Когда я рассказал, что молодая дама, которая едет в нашем поезде, попала в затруднительное положение, она немедленно заявила, что хочет помочь.
— Пожалуйста, передайте ей большое, большое спасибо! — попросила Мелинда.
Это было так не похоже на отношение той пожилой пары из ее вагона. Потом Мелинда поела, и еще никогда в жизни еда не казалась ей столь вкусной.
Поезд наконец тронулся, но двигался очень медленно. Солнце уже село, и день клонился к вечеру, когда они в конце концов прибыли на Юстонский вокзал в Лондоне.
— Ну, слава богу, мы наконец-то доехали! — сказала дама с вуалью. — Более отвратительной поездки в жизни своей не помню. В следующий раз я воспользуюсь только экипажем.
— Я знал, дорогая, что ты всегда отдаешь предпочтение карете, — ответил мягко ее муж. — Поездки по железной дороге не для благородных дам.
— Разумеется, нет, — продолжала его жена. — О корзине для пикника не беспокойся. Отдадим распоряжение лакею, и он заберет ее, когда мы найдем карету.
— Да, а носильщик пока присмотрит за ней, — заключил пожилой господин. — Не тревожься, Гертруда. Ты ведь знаешь, что на вокзалах ты всегда излишне нервничаешь.
— Ну, это уж точно в последний раз, когда я согласилась ехать поездом, — твердо заявила ему жена.
— Ты уже говорила это в прошлый раз, — напомнил ей муж. — Но я полностью согласен с тобой. Надо вернуться к старой доброй карете, а еще лучше всего, к собственному экипажу и ехать маленькими перегонами.
— А мое мнение таково, что поезда скоро прекратят свое существование, — сделала всеобъемлющее заключение эта дама. — Общественность просто откажется от переездов с такими неудобствами.
Мелинда едва прислушивалась к их беседе.
Она напряженно и внимательно смотрела в окно. На вокзале, казалось, сосредоточилась огромная масса людей. В первый момент она даже почувствовала настоящий испуг. Было уже довольно поздно. Нечего и думать о том, чтобы ехать в бюро миссис Бруэр в столь поздний час.
Мелинда подумала, что можно было бы поинтересоваться у парочки напротив, не знают ли они какие-нибудь приличные меблированные комнаты. Она собралась с духом, и сразу после того, как дверь купе открылась и деловые джентльмены уже выходили из вагона, она проговорила слабым, испуганным голосом:
— Я… я хочу спросить… не могли бы вы… сказать мне…
Дама в вуали бросила на нее уничтожающий взгляд.
— Нет! — ответила она враждебно. — Мы ничего не сможем вам сказать. — И она величаво выплыла из вагона, сопровождаемая своим мужем.
Мелинда покидала вагон последней. По перрону распространялся запах дыма, шумел паровоз, кричали носильщики. Все это, казалось, оглушило девушку.
— Носильщик? Носильщик? Вам нужен носильщик, мисс?
— Нет… нет, благодарю, — ответила Мелинда, и, захватив свой саквояж, она влилась в поток других пассажиров.
Ей показалось, что все куда-то безумно спешат. Она шла по платформе гораздо медленнее.
— Ваш билет, мисс?
Ей пришлось поставить свой багаж и открыть кошелек, чтобы достать билет. Доставая билет, она оглянулась и заметила, что покидает платформу почти последней. Сойдя с платформы, народ спешил к длинной цепочке темных экипажей. Мелинда остановилась, оглядываясь вокруг. Наверняка должен быть кто-то, у кого она могла бы все узнать, — например, священник.
А потом тихий, очень приятный женский голос рядом с ней произнес:
— Вы так оглядываетесь, будто что-то потеряли. Не могла бы я вам чем-нибудь помочь?
Мелинда обернулась. Незнакомая дама, просто, но со вкусом одетая, с сочувствием смотрела на нее. На вид ей было около пятидесяти.
— Я… боюсь, что я… я впервые в Лондоне, — пробормотала Мелинда, чуть ли не извиняясь. — Я просто… я просто хотела узнать… может быть, кто-нибудь посоветовал бы мне… где можно снять меблированную комнату только на одну ночь.
— Что же, у вас нет здесь ни друзей, ни родственников? — сочувственно спросила женщина, что как-то успокоило Мелинду.
— Боюсь, что нет, — ответила девушка. — Я… я приехала в Лондон, чтобы найти работу.
Поезд задержался, и сегодня вечером я уже не смогу попасть в бюро, где мне могли бы предложить место.
— Нет, разумеется, не сможете, — сказала пожилая дама. — И поэтому вы хотите снять комнату?
Мелинда кивнула.
— Только на одну или две ночи, — пояснила она, — пока я не найду какую-нибудь подходящую работу.
Наступило молчание, и так как дама ничего не ответила, Мелинда спросила у нее с отчаянием:
— Может быть… вы знаете… где это?
— Думаю, что я просто обязана вам помочь, — ответила дама. — Это очень непредусмотрительно с вашей стороны — приехать подобным образом в незнакомый город, даже не зная, где в нем можно остановиться. У вокзала стоит мой экипаж. Если вы поедете со мной, я отвезу вас в такое место, где вы могли бы остановиться сегодня на ночь.
— Вы очень добры, — ответила Мелинда с благодарностью. — Надеюсь, это не причинит вам лишних хлопот? Я имею в виду… Ведь вы кого-то встречаете.
— Я расскажу вам об этом, когда мы сядем в карету, — сказала дама. — У вас есть багаж?
— Только это, — ответила Мелинда.
— Тогда пойдемте, дорогая. Нам нужно только чуть-чуть пройти пешком.
Экипаж оказался весьма изящным, с кучером на козлах, а лошадь, как оценила Мелинда с первого взгляда, была хорошей породы и очень ухоженной. Дама пригласила Мелинду сесть в карету, а затем и сама уселась рядом с ней.
— Вы действительно никого не собирались сегодня встречать? — спросила Мелинда.
Дама печально вздохнула.
— Я очень часто прихожу сюда, — ответила она. — Видите ли, моя дочь — она примерно вашего возраста — собиралась приехать в Лондон с севера. Я пришла встречать ее на вокзал, но она так и не приехала, и больше я о ней ничего не слышала.
— Но это ужасно! — воскликнула Мелинда.
— Я так и не узнала, что с ней случилось, — продолжала дама печальным голосом. — Вот почему я прихожу на вокзал, надеясь, всегда надеясь, что в какой-нибудь день моя дочь вернется и я найду ее там.
— Я очень сочувствую вам, — сказала Мелинда. Она всем сердцем сочувствовала пережившей тяжелую утрату матери, но где-то в глубине души у нее шевельнулась мысль, что, вероятно, дама от перенесенного горя стала немного не в себе.
— Иногда мне удается помогать молодым девушкам, как вам сегодня, — продолжала дама. — И когда я помогаю им, то становлюсь немножечко счастливее. Вы понимаете меня?
— Да, конечно, понимаю, — ответила Мелинда. — Я очень вам благодарна. Хотя и сожалею, что вы встретили меня, а не свою дочь.
— Какие добрые слова, — сказала дама. — Но теперь хватит о моих бедах. Расскажите мне о себе. Ваши родители живут в сельской местности?
— У меня нет родителей, — ответила Мелинда. — Они погибли в дорожном происшествии.
— И именно поэтому вы приехали в Лондон? — продолжала свои расспросы дама.
На какое-то мгновение Мелинда заколебалась, но потом подумала, что если упомянуть своего дядюшку, то это может оказаться опасным и для ее новой знакомой.
— Да, именно поэтому, — ответила она. — У меня нет денег, и я обязательно должна найти какую-нибудь работу. Может быть, вы могли бы подсказать мне адрес бюро миссис Бруэр?
— Об этом мы подумаем завтра, — ответила пожилая дама. — Сколько вам лет?
— Мне восемнадцать, — сказала Мелинда, — и я уверена, что смогла бы учить детей. Кроме общих предметов, я могу рисовать, играть на фортепьяно, а если я буду заниматься с ребятишками из сельской местности, то могла бы учить их и верховой езде.
— Ну, теперь я уверена, что мы сможем найти для вас подходящее место, — сказала дама. — Вероятно, сейчас нам самое время познакомиться.
— Да, разумеется, — улыбнулась Мелинда в ответ. — Меня зовут Мелинда Стейнион.
— Какое чудесное имя! — воскликнула дама. — А я — миссис Элла Харкорт. Ну не счастье ли, что мы с вами встретились?
— Да, действительно, — согласилась Мелинда.
Все это время они ехали по ярко освещенным улицам. Мелинде безумно хотелось выглянуть в окно и рассмотреть все вокруг, но она подумала, что это, наверное, было бы невежливо с ее стороны, и поэтому ограничилась несколькими взглядами по сторонам.
Миссис Харкорт, казалось, готова была расспрашивать девушку бесконечно. Но внезапно Мелинда почувствовала страшную усталость.
Это был очень длинный день, а ведь всю предыдущую ночь напролет она не спала. Она вдруг заметила, что отвечает на расспросы почти автоматически. Наконец экипаж остановился.
— Мы приехали, — проговорила миссис Харкорт. — Я вижу, вы очень устали. Я хочу отвести вас наверх и уложить в постель, а завтра мы можем поговорить обо всем.
— Да, конечно, — сказала Мелинда. — И благодарю вас за ваше доброе отношение ко мне.
Простите, если я сказала что-нибудь невпопад.
Просто я чувствую, что засыпаю.
— Бедное дитя! — сочувственно проговорила миссис Харкорт. — Ну, пойдемте.
Она сошла на тротуар. Мелинда последовала за ней. Они оказались на тихой улице, по обе стороны которой располагались особенно дорогие особняки — у каждого дома вход был оформлен в виде портала. Обе дамы поднялись по ступенькам, и, как только добрались до двери, она открылась. Лакей в ливрее провожал какого-то благородного господина, на голове у которого был цилиндр, слегка сбитый набок, а одет он был во фрак с очень высоким белым воротничком. В петлицу его фрака была вдета желтая гвоздика. Он поднес руку миссис Харкорт к губам, одновременно отводя монокль от правого глаза.
— Я уже подумал, что мы не встретимся, миледи, — сказал он весьма учтивым тоном.
— Меня не было дома, как может видеть ваша светлость, — ответила миссис Харкорт.
— Да, да, понимаю! — медленно и со значением произнес незнакомый джентльмен.
Он взглянул на Мелинду. В совершенно сонном состоянии она также подняла на него глаза.
Она вдруг подумала, что никогда еще не видела мужчину, который бы столь походил на сатира, мужчину с более похотливым лицом. Возможно, на деле это было и не совсем так, но он произвел на Мелинду именно такое впечатление.
— Представьте меня!
Эти слова прозвучали почти как приказание, но миссис Харкорт быстро ответила:
— Эта юная леди, которую я только что встретила на железнодорожном вокзале, очень устала, милорд. Это ее первый визит в Лондон, и единственное, о чем она сейчас мечтает, — это выспаться. Надеюсь, ваша светлость извинит нас.
— Представьте меня!
Слова он произносил медленно и властно, и Мелинде показалось, что госпожа Харкорт слегка волновалась, когда отвечала.
— Мелинда, это лорд Ротэм, мой… мой старый друг. Мисс Мелинда Стейнион.
Лорд Ротэм взял обе руки Мелинды в свои.
— Ах, ваш первый приезд в Лондон, дорогая!
Ну, тогда мы должны сделать его очень приятным. Я думаю, что нам непременно стоит узнать больше друг о друге.
Он крепко сжал ее руки, стараясь заглянуть Мелинде в лицо. Свет из зала освещал лицо господина Ротэма, и она могла заметить темные круги вокруг его глаз, полные губы. Мелинда попыталась убрать руки.
— Благодарю, — прошептала она, — но…
— Как я уже сказала, Мелинда устала, ваша светлость, — вмешалась госпожа Харкорт, и в ее голосе прозвучали резкие нотки.
— Слышу, слышу, дорогая, — ответил лорд Ротэм. — Очень милое лицо. Юное, неиспорченное, невинное!
Мелинда почувствовала, как его глаза заскользили по ней, и она еще раз с усилием попыталась вырваться.
— Завтра, моя дорогая Мелинда! — сказал лорд Ротэм и поцеловал ее руки.
Мелинда сняла перчатки еще в карете и теперь почувствовала кожей прикосновение его губ, теплых и весьма настойчивых. Это вселило в нее безотчетный страх. Мелинда выдернула свои руки из рук господина Ротэма и мимо госпожи Харкорт протиснулась в зал.
— Вы не имеете права, ваша светлость, — с гневом в голосе сказала госпожа Харкорт.
Затем Мелинде показалось, будто она услышала ответ господина Ротэма:
— Я зайду завтра. Скажите Кэт, что эта девушка моя!
Но, конечно, говорила себе Мелинда, она наверняка ошиблась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Красотка для маркиза - Картленд Барбара



Все прекрасно
Красотка для маркиза - Картленд БарбараВенера
8.10.2010, 12.11





Неплохой роман, удивляет только герой – не отличить аристократку от необразованной проститутки, или в те времена продажные женщины сплошь имели образование? 8/10.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЯзвочка
8.02.2011, 12.27





Полная чушь, мура,жаль потраченное время.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараНаташа
24.11.2011, 22.30





Розумію, що слово "роман" передбачає романтику, але не передбачає якусь повну дурість. Ну, хоча б поведінка головного героя (людини, яка веде гультяйське життя, яка, за характеристиками автора, здатна на нечасні вчинки, яка добре обізнана з представницями борделів, а, отже, з їхньою поведінкою) не вписується в жодні рамки. ГГ не може розгледіти в дівчині того, що вона не повія, а головне коли він навіть думає, що вона така не робить жодних спроб потрапити до неї в ліжко, хоча вона йому симпатична. Щодо головної герої, то це взагалі не послідовна особа: спочатку ми бачимо скромницю, а вже через сторінок 30 войовничу амазонку, що вміє їздити верхи на коні, стріляти і т.п., а потім раптом сестру милосердя. rnЧитати цей роман можна, коли просто хочеш чим-небудь зайняти свій час, але звісно не для задоволення, все надто поверхнево...
Красотка для маркиза - Картленд БарбараItis
20.07.2012, 15.23





книга очень хорошо читается я вообще люблю книги б.картленд.мне понравились герои.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарагаяне из армении
30.07.2012, 12.26





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Этот роман еще называется "Очаровательная грешница". Мне он очень понравился.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮля
24.10.2012, 17.15





Цудоуны раман. Дзиуна тольки, што маркиз не адразу зразумеу и адчуу чысциню и непасрэднасць дзяучыны. Мне вельми падабаюцца раманы Б. Картленд.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСофи
15.11.2013, 7.39





Слишком все приторно, гл. герой понимает что любит только прочитав письмо, и поняв, что она не проститутка...Гл. героиня хочет бросится в реку "Только чтобы он был счастлив". После этого признаются друг другу в любви. И при том ни одной пост. сцены.. Печально
Красотка для маркиза - Картленд Барбарасвета
30.03.2014, 17.14





Очень заунывно, вроде начало такое интригующее, второстепенные герои интересные, а потом все сходит на нет, половину книги читала и думала, может все же ГГ будет не с тем, за кого замуж вышла, а кто другой внезапно объявится.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЕкатерина
9.04.2014, 23.10





Да-да-да, это та же самая "Очаровательная грешница", только в другом переводе:)
Красотка для маркиза - Картленд БарбараМупсик
18.05.2014, 12.47





Идея романа хорошая, но роман не захватывает. Герои не настоящие и поступки их непонятны. Героиня хорошая наездница, хорошо стреляет, но различить женщин легкого поведения не может!? А герой слабоват характером, вообщем не такой уж и герой! Ставлю 5 баллов.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.05.2014, 23.54





В любовном романе нет ни одной любовной сцены. Героиня даже к концу романа не простится с невинностью Хотя сюжет динамичный, захватывающий. Я то плакала, то смеялась, переживала за ходом скачек, даже руки вспотели. Герой мог бы быть помужественнее что ли, проявить настойчивость соблазнить. Ведь он не знает, что девица - это леди, а он сопли жуёт. Затащил бы ее в постель хотя бы. Я уверенна она бы недолго сопротивлялась. Героиня слабохарактерная оказалась. Покончить жизнь самоубийством! Ради кого? Который бы даже не уронил слезы, узнав о кончине дешевой девки. Жертва была бы напрасной, он так и не узнал, кто она такая на самом деле, если бы не письмо. Героиня ,все-таки, до смешного наивная, не понимая, что ее принимают за обычную шлюху, привозят веселиться в бордель и.т.д... Наивно, но я хорошо скоротала вечер. Роман небольшой, и это, безусловно, плюс.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮлия
30.01.2015, 14.05





Лучше бы с собаками погуляла.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарамамашка
14.12.2015, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100