Читать онлайн Красотка для маркиза, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Красотка для маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 12

Швейцар прошел по дорожке и открыл особым ключом ворота в частный сад. Мелинда поблагодарила его и забрала ключ.
— Я буду ждать вас, миледи, — сказал он.
Мелинда улыбнулась и прошла к садик.
Вечернее солнце уже низко опустилось и заходило за крыши домов, его лучи еще играли в струях воды, бьющих из маленького каменного фонтана. Здесь росло множество цветов, и их густой аромат наполнял воздух: белая и обыкновенная сирень, розовые цветы вишни, золотой ракитник и малиновые тюльпаны, стоящие как стражи в окружении голубых незабудок.
В саду больше никого не было, хотя он предназначался для обитателей всех домов, стоящих на площади Гросвенор. Мелинда медленно прохаживалась по коротко подстриженной лужайке. Цветы и тишина напомнили Мелинде Чард, и ей вдруг страстно захотелось немедленно вернуться туда. Может быть, когда маркизу станет лучше, они могли бы вернуться в поместье и тогда — при этой мысли Мелинда почувствовала, как сердце замерло у нее в груди, — они бы вновь были вдвоем.
Она проводила все свое время с маркизом с самой дуэли и только сейчас, по настоятельному требованию доктора, оставила его в постели, а сама отправилась на свежий воздух, на прогулку, чтобы, как выразился врач, «вернуть розы на свои щеки».
Приходилось в течение многих часов проявлять терпение, и Мелинда очень уставала за эти часы, но в то же время это приносило ей тихую радость. Маркиз был целиком доверен ее попечительству. Он уже не был больше властным и требовательным, пугающим ее резкими словами или ставящим в тупик обвинениями, которых она никак не могла понять. Сейчас он был просто человеком — слабым и израненным, и Мелинда могла принести ему утешение.
Она сидела рядом с ним долгие ночные часы, свернувшись в большом кресле, которое слуга заботливо придвинул к кровати, где лежал маркиз. Время от времени она ненадолго проваливалась в сон, но все остальное время бодрствовала у постели маркиза, вглядываясь в него при слабом свете свечей и зная, что любит его всем сердцем, каждой клеточкой своего естества.
Прежде она часто пыталась представить себе, что однажды влюбится в кого-нибудь, как мечтают об этом все девушки. Но Мелинда никогда не предполагала, какой это испепеляющий огонь — любовь, который, казалось, приносит ей физические страдания, но в то же время дарит ей неземной восторг и возносит под облака.
«Это любовь», — говорила она себе и чувствовала, как сильно бьется ее сердце и дрожат пальцы, когда она прикасается к маркизу, чтобы поправить подушки или накрыть его свежим одеялом. Но все это было безнадежно! Будущее не сулило ей ничего, кроме сердечных мук. И тем не менее она уже не могла отказаться от своей любви к маркизу, она была столь же неотвратима, как прибой, надвигающийся на морской берег.
Ее счастье рядом с маркизом будет мимолетным, и Мелинда это знала. В то утро ему стало уже намного лучше, и хотя сознание маркиза еще было слегка затуманено и он не помнил всего случившегося, облик его стал почти таким же, как прежде. Он настоял на том, чтобы ему дали умыться и побриться, а затем встал с постели и принимал доктора уже в халате.
Когда Мелинда укоряла маркиза за то, что он хочет встать, что может утомить его, он протестовал:
— Вы хотите меня успокоить! У меня такое чувство, что я должен сделать что-то очень важное. Но я никак не могу вспомнить, что именно.
Мой мозг, кажется, затуманился и потерял способность мыслить, но память вернется ко мне, и постель здесь не поможет.
— Вы были ранены, — мягко сказала Мелинда.
Маркиз поднес руку к повязке на голове.
— А что случилось? — спросил он. — Какой-нибудь несчастный случай? Меня выкинул из седла Громовержец? Нет, это вы ведь сидели на нем.
А!.. Ну конечно, я вспомнил! Была дуэль!
В его тоне вдруг появились резкие нотки, и Мелинда поспешно проговорила:
— Не думайте об этом сейчас. Вам надо отдохнуть. Попозже должен прийти доктор, и если он посчитает, что вы слишком много разговариваете, он даст вам какое-нибудь успокаивающее средство.
— Ничего подобного он не сделает! — твердо проговорил маркиз. — Я не собираюсь позволить кому-либо накачивать себя настойкой опия или какой-нибудь подобной отравой, отупляющей мозг.
Мелинда тихо вздохнула. По тону его голоса она поняла, что спорить с ним бесполезно, и когда он позвонил лакею, ей осталось лишь выйти из комнаты и гадать, представится ли еще раз такой случай, когда маркиз вновь будет нуждаться в ней.
Когда она спускалась по лестнице в зал, она услышала, как швейцар у парадной двери беседовал с каким-то лакеем в ливрее.
— Передай ее светлости, что его светлости сегодня утром стало лучше, но он еще не принимает посетителей.
— Я передам это ее светлости, — сказал тот лакей. — И будь добр, передай его светлости эту записку.
Затем на какое-то мгновение наступило молчание, а потом лакей, отдавая записку, добавил со смехом:
— Я всегда таскаю любовные письма по всему городу — посланник Купидона, не иначе.
— Вот что я тебе скажу, — ответил лакею швейцар. — В раздетом виде и с крылышками ты выглядел бы еще хуже, чем сейчас!
После этого раздался взрыв хохота, но почти тут же воцарилась тишина: вероятно, они опасались, что их могут услышать; потом послышался шум закрывающейся двери, а швейцар в своей великолепной ливрее вишневого цвета с золотыми пуговицами степенно проследовал через зал; записка, которую он только что забрал у лакея, лежала на серебряном подносе.
Мелинду, может быть, позабавил бы этот обмен шутками, если бы она не догадалась, от кого пришло любовное послание. Кто, как не леди Алиса, мог бы прислать его маркизу? Мелинда почувствовала, как ее захлестнула волна гнева, и поняла, что просто вне себя от ревности.
Теперь, в прекрасном тихом саду, она отчетливо ощутила безнадежность своего положения. И тем не менее даже леди Алисе не удастся разлучить ее с маркизом в течение этих шести месяцев! Она дважды обошла вокруг фонтана, а затем повернула назад, потому что не могла себя заставить так долго оставаться вдали от Дрого.
Швейцар ожидал ее у ворот — там же, где она оставила его. Он открыл их, когда увидел подходящую Мелинду, а потом вновь запер; она в это время ожидала его на тротуаре. Мимо проехало несколько экипажей, и Мелинда с интересом взглянула на лошадей: пара гнедых жеребцов, но вовсе не таких великолепных, как у маркиза; толстая чалая лошадь, с трудом тянущая закрытую карету; открытый тандем, управляемый каким-то молодым человеком в лихо сбитом набок цилиндре и с большой желтой гвоздикой в петлице.
— Вы можете переходить, миледи, — почтительно предложил ей швейцар, и Мелинда вдруг осознала, что, хотя улица и была совершенно свободной, она продолжала стоять без движения на тротуаре.
Мелинда перешла дорогу и направилась к дому с таким чувством, будто возвращается туда после длительного отсутствия. Когда она входила в зал, часы как раз пробили шесть часов. Мелинда подумала, что доктор, должно быть, давно уже ушел, и заволновалась, догадался ли кто-нибудь подать маркизу чай.
Она была уже готова подняться по лестнице наверх, чтобы все выяснить, когда дворецкий, войдя в зал, проговорил тихим голосом:
— Его светлость просил меня сообщить вам, миледи, что он будет в библиотеке.
— Как, он спустился вниз! — воскликнула Мелинда.
— Да, миледи. Доктор сказал, что его самочувствие удовлетворительное. В действительности, как сказал мне сам сэр Генри, он весьма удовлетворен состоянием его светлости.
— Это хорошая новость, — проговорила Мелинда своим тихим голосом, заставляя себя идти помедленнее через зал, когда она направлялась в библиотеку.
На какое-то мгновение ей показалось, что комната пуста, но потом она заметила, что маркиз сидит у окна в дальнем конце библиотеки, а слуга устанавливает вокруг его стула небольшую ширму, чтобы защитить от сквозняков. Забыв о приличиях, Мелинда пробежала через комнату и остановилась перед маркизом; затем проговорила почти шепотом:
— Вам лучше! Ах, я так рада!
Маркиз взял ее руки в свои, одарив ее улыбкой, и Мелинде показалось, что он уже вполне обрел свой прежний вид, правда, теперь он казался мягче, а выражение его лица было добрее.
— Я наслышан о том, как хорошо вы ухаживали за мной, — сказал он своим глубоким голосом.
Мелинду охватила дрожь, когда маркиз коснулся ее руки; она опустилась рядом с ним на колени, ее юбки волнами окутывали стан.
— Это было нетрудно, — проговорила девушка, опустив глаза, так как чувствовала, что не выдержит его взгляда. — Вы были очень хорошим пациентом.
— Сэр Генри говорит, — продолжал маркиз, — что я был контужен. Я до сих пор ощущаю легкое помутнение рассудка и не могу в точности вспомнить, что же на самом деле произошло там, на дуэли.
— Давайте не будем говорить об этом, — сказала Мелинда, зная, что ни за что на свете не сможет рассказать о той роли, которую сыграла на дуэли.
— Я обязательно попрошу Жервеза рассказать мне обо всем, — воскликнул маркиз. — Он навещал меня?
— Да, разумеется; капитан Вест уже справлялся сегодня три или четыре раза о вашем самочувствии, — сказала Мелинда. — Но сэр Генри категорически запретил принимать посетителей.
— Разумеется, за исключением вас, — проговорил маркиз.
— Я… я думала, что не отношусь к посетителям, — запинаясь, сказала Мелинда.
— Нет, безусловно! Сэр Генри поздравил меня со столь заботливой женой. Где вы научились так хорошо ухаживать за больными? Кстати, это еще одно из ваших замечательных достоинств!
— Мне приходилось ухаживать за отцом, когда он однажды на охоте сломал себе ключицу, — объяснила Мелинда. — А еще несколько раз болела моя мать. Но за вами я ухаживала по собственному желанию: мне бы не понравилось, если какая-нибудь накрахмаленная сиделка отгоняла бы меня от вас.
— Я тронут вашей заботой, — тихо проговорил маркиз.
Она быстро скользнула взглядом по его лицу и поняла, что маркиз в эту минуту не шутит и не насмехается над ней.
— Должно быть, вы нашли скучным это занятие — сидеть у постели больного, который к тому же находится в бессознательном состоянии.
— Что вы, разумеется, нет, — ответила Мелинда. — Мне хотелось быть рядом с вами.
Эти слова вырвались у нее против ее воли, и в это же мгновение к ее щекам прилила кровь: она поняла, что могла выдать свои истинные чувства.
— А почему вам хотелось быть со мной? — спросил маркиз, и в его голосе явно слышалась настойчивость.
Смутившись, Мелинда отдернула руки, развязала ленты под подбородком и сняла свою шляпку. За окном солнце уже садилось и окрасило облака багровым светом. Отсвет заката в сочетании со светом от пламени в камине окрасил волосы Мелинды в золотистый цвет: словно венцом, они обрамляли маленькое лицо девушки.
Она чувствовала на себе взгляд маркиза и от смущения поспешно проговорила:
— Сейчас я собиралась подняться наверх, чтобы узнать, подали вам чай или нет. Вам приносили чай? Я очень боялась, что они забудут о вас.
— Все, чего я хотел, мне уже принесли, — заверил ее маркиз. — Но вы так и не ответили на мой вопрос.
— Я… кажется… я забыла… ваш вопрос, — ответила Мелинда тихим голосом.
— Это не правда, — ответил маркиз. — Скажите мне, Мелинда, я хочу знать.
В его голосе была такая настойчивость, а пристальный взгляд заставил сердце Мелинды забиться сильнее, как будто оно хотело выскочить из груди. Она вскочила на ноги.
— Мне кажется, вам нужно принести чай, — сказала она и взглянула на маркиза, боясь, что увидит улыбку у него на губах. Он протянул к ней руку.
— Подойдите ко мне, Мелинда, — проговорил маркиз и, так как она оставалась на месте без движения, добавил:
— Подойдите сейчас же!
Она стояла в нерешительности, не в состоянии заставить себя двигаться, как вдруг открылась дверь и прозвучал голос дворецкого:
— Мадам, вас желает видеть сэр Гектор Стейнион.
Мелинда застыла, будто внезапно сраженная параличом, а в комнату уже решительно входил сэр Гектор Стейнион — огромный, краснолицый, властный. Какое-то мгновение она могла только смотреть на него — ее глаза расширились, на лице появился испуг, как у загнанного в угол зверька.
Он взглянул на девушку и медленно двинулся по комнате.
— Так вот где ты скрываешься! — сказал он, и голос его, казалось, сотрясал стены. — Я так и подумал, что не ошибся, когда увидел, как ты переходишь дорогу; но когда ты вошла в этот дом, я едва мог поверить своим глазам.
— Дядя… Гектор! — запинаясь, проговорила Мелинда.
— Да, твой дядя, разве не узнаешь? — сказал сэр Гектор. — И твой опекун, если ты соблаговолишь вспомнить это, — человек, который имеет полное право на то, чтобы потребовать от тебя объяснений.
— Я… я… — начала было Мелинда, но гневное рычанье сэра Генри заставило ее замолчать.
— Впрочем, в твоих объяснениях нет нужды — то, что я вижу, само говорит за себя! Ты осмелилась убежать, оставить мой дом; но теперь немедленно, сей же час ты возвращаешься со мной. У нас будет еще достаточно времени, чтобы выслушать твои объяснения, но позволь мне заверить, что, хотя тебе и удалось однажды убежать от меня, впредь такой возможности я больше никогда не предоставлю. После я задам тебе самую большую порку, которую ты когда-либо видела в своей жизни, а затем ты непременно выйдешь замуж за полковника Гиллингема, причем сразу, как только мы успеем завершить все приготовления к свадьбе. К счастью, он остается в полнейшем неведении относительно этого побега. У твоей тетушки хватило ума на то, чтобы утаить от него сей вопиющий факт. Но я-то знаю обо всем, и ты заслуживаешь наказания, можешь в этом не сомневаться, — такого наказания, какому ты прежде еще никогда не подвергалась, неблагодарная девчонка!
— Пожалуйста… дядя Гектор, я… я не могу…
— Не спорь со мной, — взревел сэр Гектор. — Немедленно поднимайся наверх и собирай свои вещи. Я не знаю, на каких правах ты живешь в этом доме, но если мне потребуются какие-либо объяснения на сей счет, я их обязательно получу. Выполняй, что я тебе сказал! Ты слышишь меня? Если ты не подчинишься, я накажу тебя прямо сейчас, а остальное ты получишь, когда мы доберемся до дома!
Сэр Гектор сделал шаг к Мелинде и поднял руку. Мелинда непроизвольно тихо вскрикнула, чувствуя себя окончательно подавленной и побежденной. Так как в первый момент она забыла обо всем и испытывала только ужас от вида своего дяди, она так же, как и сэр Гектор, вздрогнула от неожиданности, услышав твердый голос позади себя:
— Я не могу позволить вам, сэр, ударить даму в моем присутствии.
Маркиз встал со своего стула, сделал несколько шагов и встал рядом с Мелиндой. Она быстро взглянула на него и почувствовала, что ужас проходит. Маркиз выглядел таким сильным и держался с таким достоинством, что в изумлении, охватившем сэра Гектора, можно было не сомневаться.
— Могу я спросить, кто вы такой? — спросил сэр Гектор.
— Мое имя Чард — маркиз Чард, — последовал ответ.
— Чард! — воскликнул сэр Гектор. — Но тогда что делает моя племянница в вашем доме?
Наступила пауза, а затем он добавил неприятным тоном:
— Или, может быть, это очень нескромный вопрос? Я мог кое-чего ожидать от этой девчонки, она всегда доставляла мне массу хлопот, но я и предположить не мог, что она может так быстро стать продажной девкой!
— Ваша племянница, — ответил маркиз, и тон его при этом стал ледяным, — если таковы ваши родственные отношения, то я приношу ей мои глубочайшие соболезнования, — оказала мне честь, согласившись сочетаться со мной законным браком; учитывая изложенные мной обстоятельства, я вынужден просить вас извиниться перед ней.
— Законным браком! Бог мой! Так вы женились на ней!
Сэр Гектор чуть не задохнулся от изумления, и весь его гнев испарился в одно мгновение.
— Я не знал. Маркиз Чард! Кто бы мог подумать! В таком случае приношу вам свои поздравления.
— Мы в них не нуждаемся, — заявил маркиз. — А ваше поведение с того самого момента, как вы вошли в мой дом, позволяет предположить, что мы легко обойдемся без вашего общества. Прощайте, сэр! Слуги проводят вас к выходу.
— Но я имею в виду… — пытался протестовать сэр Гектор. — Я… я должен обсудить это с вами.
Ведь я — опекун Мелинды.
— Все, что вы желаете сообщить, — сказал маркиз, — можете передать через моих поверенных!
Маркиз отвернулся от него и, направившись к камину, встал там, спиной к сэру Гектору. Какое-то мгновение сэр Гектор оставался в нерешительности: весь его гнев и запал уже покинули его, и он сейчас никак не мог решить для себя, что же ему делать. Затем, выругавшись шепотом, который Мелинда различила достаточно четко, он повернулся и решительно пошел вон из комнаты; затем распахнул рывком дверь, вышел и с силой захлопнул ее за собой.
Мелинда прислушивалась, стараясь различить его шаги в зале, чтобы убедиться в том, что он наконец оставил этот дом. Так она стояла в ожидании ухода своего дяди, а затем очень медленно повернулась к маркизу. Он стоял к ней спиной, глядя на пламя, метавшееся у его ног, и на Мелинду вдруг снова нахлынула волна страха.
— Я… я… извините, — говорила она, запинаясь.
Затем он повернулся К ней, и Мелинда вздрогнула, увидев выражение его лица.
— Черт вас побери! — сказал маркиз, и его слова били, как удары хлыста. — Почему вы ничего не рассказали мне?
Мелинда ничего не ответила, и тогда его тон стал саркастическим и ледяным, подобно студеному ветру.
— Я имею честь просить вашей руки! Вот что вы все время хотели услышать от меня, разве не так? Вот на что были направлены все ваши старания! Вот почему вы участвовали в этом глупом деле, разыгрывая невинность, — вам хотелось поймать меня. Все было обставлено просто замечательно: вам почти удалось заставить меня поверить, что вы и вправду та, за кого себя пытались выдать. А теперь я обязан жениться на вас! Не ради вас — не думайте, что я должен сделать это из-за того, что скомпрометировал вас, — а только ради себя самого. Ваш дядя растрезвонит обо всем — безусловно, он так и поступит! «Моя племянница — маркиза!» Ради себя самого я вынужден буду сделать это! Очень хорошо, мы поженимся, немедленно поженимся самым законным образом, как вы и задумали с самого начала. Что за очаровательная жена будет у меня! Жена, которая назначает свидания первому же встречному — сделка с лордом Хартингтоном, какие-то обещания лорду Ротэму, этому развратнику, нижайшему из подонков, которые только когда-либо ходили по этой земле; и этот тип был любовником моей жены! Неужели вы могли подумать, что я когда-нибудь забуду об этом? Неужели вы думаете, я смогу когда-либо смотреть на вас, не думая о том, что он прикасался к вам? Этот развратник, которого пугается на улице самая падшая из женщин!
Маркиз замолчал. Мелинда стояла, молча взирая на него; лицо ее потеряло все краски, глаза были широко открыты и потемнели от переполнявшей девушку боли.
— Когда я смотрю на вас, — продолжил маркиз, голос его звучал теперь тише, но уничтожающе отчетливо, — с трудом могу поверить, что вы именно такая, какой и являетесь на самом деле. И все-таки вы — зло; зло, которое очаровывает и пленяет человека; зло, которое в действительности должно быть обязательно уничтожено. Но я обязан жениться на вас! Жениться на вас, потому что оказался достаточно зеленым юнцом, чтобы угодить в хитроумнейшую ловушку, которую когда-либо могла поставить коварная, расчетливая женщина.
Очень хорошо, вы получите мое имя. Но знайте, давая вам свое имя, я испытываю отвращение к вам! Я взываю к господу, почему он не позволил Громовержцу сбросить вас, и почему вы тогда не разбились насмерть! Если бы я мог увидеть вас мертвой, я бы возрадовался, потому что тогда мир освободился бы от вас. Вы долго терзали меня, а теперь вы меня уничтожили! Уходите! Прочь с моих глаз! У меня больше нет сил видеть вас.
Его голос звучал настолько громко, что походил уже на рев, и, тихо вскрикнув, как будто содрогнувшись в самой глубине своей души, Мелинда повернулась и выбежала из комнаты. Он услышал, как она пересекла зал и быстро поднялась по лестнице; затем маркиз сел на стул и закрыл лицо руками.
Спустя некоторое время в комнату вошел швейцар и внес зажженные свечи. Маркиз не двигался; и только после того, как дворецкий объявил: «Капитан Жервез Вест, милорд!»— он поднял голову.
— Дрого! Рад снова видеть тебя на ногах, — сказал капитан. Он положил руку на плечо друга, затем сел по другую сторону камина. — Скоро ты будешь совсем как новенький, — продолжал он. — Это удар сбил тебя с ног и контузил. Даже когда я увидел, что ты лежишь на земле, я знал, что это только царапина. А Мелинда подумала, что ты убит.
На какое-то время воцарилось молчание, а затем маркиз произнес напряженным голосом:
— Мелинда! А что она там делала?
— Как? Ты что же, ничего не слышал? — спросил капитан Вест. — Ведь она спасла тебе жизнь.
Думаю, она просто постеснялась из скромности сказать тебе об этом, но она выстрелила из пистолета Ротэму в руку, когда он повернулся на счет «девять». Я всегда знал, что он — негодяй, но я еще никогда не видел человека, который бы вел себя так бесчестно на глазах у всех.
— Мелинда… выстрелила… в руку! — маркиз произносил эти слова, как будто пытаясь проникнуть в их суть.
— И я тебе скажу, замечательный был выстрел, — улыбнулся капитан Вест. — Бог мой!
Да эта девчонка настоящий стрелок, можешь не сомневаться! Но, к сожалению, она на секунду опоздала. Когда Ротэм выстрелил, пуля рикошетом задела твою голову; ты в тот момент стоял к нему спиной и собирался сделать еще один шаг.
— Ты хочешь сказать, что, если бы не Мелинда, он застрелил бы меня? — спросил маркиз.
— Можно смело ставить пятьсот фунтов против полпенни на то, что именно так он бы и сделал, — ответил капитан Вест. — Да он ведь просто убийца! Теперь-то мы знаем, почему все остальные, с кем он раньше дрался на дуэлях, погибли.
— Так Мелинда не убила его? — спросил маркиз.
— Нет! Но, может быть, было бы лучше, если бы она это сделала. Однако в таком случае у нее были бы большие неприятности, — ответил капитан. — Но она отстрелила ему правую руку.
Я только что слышал, что ему ее ампутировали.
Что ж, он это заслужил и теперь больше не осмелится показаться в приличном обществе. Уж я и Фредди проследим за этим.
Маркиз ничего не ответил, и через какое-то время капитан Вест продолжил:
— Ты когда-нибудь слышал о такой смелой девице, как Мелинда? После того как мы с тобой покинули Чард, она отправилась вслед за нами со старым Трэверсом, спряталась в кустах рядом с той поляной и точно рассчитала, как будут развиваться события. Когда все это произошло, я был несказанно рад, что там оказался Трэвере.
После дуэли ты был в таком состоянии, что было бы весьма сложно поднять и уложить тебя в тот фаэтон, на котором ты приехал. Мелинда тогда показала себя просто молодцом. Ты знаешь, Дрого, ведь она тебя любит!
— Чепуха! Ничего подобного! — гневно ответил маркиз. — Но я даже не предполагал, что она присутствовала на дуэли. Я обязательно должен расспросить ее об этом.
Капитан Вест посмотрел на свои часы.
— Ну, она вот-вот должна спуститься к обеду, — сказал он. — Полагаю, она сообщила тебе, что просила меня отобедать с вами? А ты не собираешься переодеваться, Дрого? Если хочешь послушать мой совет, сразу после обеда тебе лучше лечь в постель. Тебе не стоит переутомляться в первый же день.
— Позвони, пожалуйста, — резко сказал маркиз, по-видимому, не расслышав ни слова из того, что ему только что сказал капитан.
— Позвонить? — с удивлением переспросил капитан Вест. — Зачем?
— Позвони, — настаивал маркиз.
Капитан Вест поднялся со стула. Когда он вставал, открылась дверь.
— Обед подан, милорд!
— Где мисс Стейнион? — спросил маркиз.
— Мисс Стейнион? — переспросил дворецкий. — Как я понял, ее светлость покинула этот дом, милорд!
— Покинула этот дом! — как эхо, повторил маркиз. — Что вы имеете в виду, когда говорите, что она покинула этот дом?
— Один из швейцаров сообщил мне, что она уехала, — ответил дворецкий, немного смутившись от тона своего хозяина. — Мне кажется она оставила записку для вашей светлости.
— Так несите ее сюда! Почему, черт вас возьми, мне не принесли ее немедленно? — резко проговорил маркиз.
Он встал со стула и теперь молча стоял — бледный и разгневанный — до тех пор, пока не вернулся дворецкий, неся конверт на подносе.
Маркиз схватил его и, разорвав конверт, достал письмо. Дворецкий удалился из комнаты, а маркиз стоя читал послание Мелинды, пока, снедаемый любопытством и не имеющий сил дольше молчать, капитан Вест не спросил:
— Что? Что случилось?
— Слушай, Жервез! Ты только послушай! — проговорил маркиз странным голосом.
«Милорд, я глубоко сожалею, что доставила вам столько хлопот. Я знаю, что с самого начала было постыдным с моей стороны принимать участие в церемонии бракосочетания, которая была лишь обманом, но я очень нуждалась в деньгах для того, чтобы купить домик, в котором собиралась поселиться вместе со своей старой нянечкой, и я никак не предполагала, что это повлечет за собой столь ужасные последствия.
Я никогда не думала, что вам придется драться на дуэли по моей вине. Но клянусь вам, что я никогда и никому не назначала свиданий, в чем вы обвинили меня. В шутку лорд Хартингтон попросил меня заключить с ним договор о том, чтобы я никогда не влюблялась, а он со своей стороны попытается разлюбить ту женщину, в которую был влюблен. И я никогда не встречалась с лордом Ротэмом за исключением того вечера, когда я только приехала в Лондон и встретилась здесь с миссис Харкорт, которая предложила мне комнату на ночь. Когда мы входили в ее дом, она представила меня лорду, и это был единственный раз, клянусь вам, когда я встретилась с ним лицом к лицу.
На следующее утро я прибыла сразу на площадь Гросвенор в ваш дом. Я никогда не строила никаких планов, даже в самых диких мечтах своих представить не могла, что вы можете жениться на мне, и у меня нет намерения разрушить вашу жизнь или сделать что-либо такое, что принесло бы вам несчастье.
Поэтому, милорд, вы больше никогда не увидите меня вновь, а капитан Вест сообщил мне как-то раз, что в случае моей смерти вы можете получить наследство без отлагательств и таким образом решить все проблемы.
Хотелось бы поблагодарить вас за большую доброту ко мне. Все время, находясь рядом с вами, я была очень счастлива и прошу лишь об одном — простить меня за все доставленные неприятности.
С уважением,
Мелинда Стейнион».
Голос маркиза, казалось, задрожал, когда он читал последние два слова; оторвав взгляд от письма, он посмотрел на капитана Веста — глаза его сверкали.
— Ты понимаешь, Жервез? — спросил он. — Она невинна! Ты понял, что она написала? Элла подобрала ее в тот вечер на железнодорожном вокзале. Мне как-то говорили, что Элла Харкорт действует подобным образом, но я никогда не верил этим слухам.
— О, это похоже на правду, — сказал капитан Вест. — Эйприл рассказывала мне, что Элла Харкорт встречает поезда на железнодорожном вокзале, предлагает прибывшим из провинции девушкам комнату на ночь и таким образом заманивает их к себе в дом. Ну а после она уже не дает им сбежать.
Он увидел выражение лица маркиза и добавил:
— Эйприл рассказывала, что обычно они держат новых девушек в течение двух или трех ночей под действием наркотиков — до тех пор, пока те не станут сговорчивыми. Мне кажется, что Мелинда даже не предполагала, в каком месте она оказалась в тот вечер.
— Абсолютно уверен, что так оно и было, — сказал маркиз. — Но я и не подозревал об этом.
Ведь она приехала от Кэт.
— Мелинда всегда утверждала, что не знает, кто такая Кэт, — возразил ему капитан.
— У нее и не было возможности встретиться с ней, — медленно проговорил маркиз. — Ты пришел в тот вечер к ним в салон уже поздно ночью, а после того, как Элла купила ей подвенечное платье, она была немедленно доставлена на площадь Гросвенор.
Внезапно он поднес руку к лицу и прикрыл глаза.
— Боже мой! Как подумаю, что я наговорил ей! Как я обошелся с ней! Она выглядела такой несчастной, а я ей не поверил.
— Но что же теперь с ней случилось? Как ты думаешь? — спросил капитан Вест.
Маркиз вскрикнул.
— Она ушла из дома? Куда она направилась?
Боже мой, Жервез! Не дай бог, если Случится то, о чем я думаю!
Он почти бегом пересек комнату, распахнул дверь и вышел в зал, где ждал дворецкий.
— Куда направилась мисс Стейнион? — спросил он. — Кто-нибудь знает?
— В точности нет, милорд, — ответил дворецкий. — Но, когда мне показалось, что вы удивлены отсутствием мисс Стейнион, я расспросил слуг.
— И что вам удалось узнать? — спросил маркиз. — Ну быстрее же!
— Мисс Стейнион никому не сообщила, куда она собирается отправиться, — ответил дворецкий, — но у факельщика на улице она спрашивала дорогу на набережную.
Маркиз направился к парадной двери.
— Экипаж, Дрого! Лови экипаж! — крикнул маркизу капитан Вест.
— Экипаж лови ты, — бросил маркиз ему через плечо. — А я поймаю любую колымагу с тварью о четырех ногах и помчусь туда.
Не дожидаясь швейцара, маркиз распахнул парадную дверь и выскочил на улицу. Он диким взором смотрел то влево, то вправо вдоль улицы и наконец заметил наемный экипаж, который медленно выезжал из-за угла. Маркиз махнул рукой, и кучер остановился рядом с ним.
— Гинея, если доставишь меня на набережную как можно быстрее, — бросил маркиз, запрыгивая на сиденье. — Гинея, а то и две, если хочешь, только доставь меня туда.
Кучер, решив, что клиент пьян, хлестнул своих лошадей.
— Быстрее! — кричал маркиз кучеру из кареты. — Быстрее! Еще быстрее!
Лошади уже развили приличную скорость, когда они промчались через площадь Беркли, поднялись по Беркли-стрит и затем спустились по Сент-Джеймс-стрит, но когда они достигли площади Парламента и двинулись вниз по набережной, то, несмотря на окрики и хлыст кучера, лошади, устав, замедлили бег.
— Теперь езжай помедленней, — скомандовал кучеру маркиз; кучер натянул вожжи, и лошади перешли на шаг.
На набережной было темно, так как фонари здесь стояли далеко друг от друга; пешеходов было немного, и маркиз высунулся из кареты, устремив взгляд на парапет. Затем внезапно он увидел ее в темноте, между двумя уличными фонарями. Не было никаких сомнений, что это была именно она: маленькая хрупкая фигурка с золотистыми волосами, с которых, должно быть, ветром сдуло шаль.
— Стой!
Кучер натянул вожжи, карета остановилась, и маркиз выпрыгнул на дорогу. Он вытащил свой кошелек и бросил кучеру, который проворно схватил его и удивленно присвистнул при виде того, что в нем находилось.
Теперь маркиз уже больше не спешил; он постоял какое-то мгновение, наблюдая за Мелиндой. Он увидел, как она подняла лицо к небу, затем посмотрела вниз, в темноту, где под парапетом бурлила вода. Очень осторожно маркиз приблизился к девушке.
— Мелинда! — позвал маркиз, и она вздрогнула, услышав свое имя.
Когда она увидела, кто к ней обратился, то подняла руки, будто пытаясь защититься от маркиза.
— Нет… нет! Вы не должны… останавливать меня, — просила она. — Просто… здесь… так много людей… вокруг, и вода… кажется… такой холодной и… темной.
— Мелинда! — повторил еще раз маркиз, и его голос был очень нежным. — Как вы могли прийти сюда и задумать такое?
— Я должна, — ответила девушка. — Разве вы не понимаете, что я должна это сделать? Все так… перемешалось. Я огорчила вас. Я… разрушила вашу жизнь, а я… я не хотела этого.
Он взял ее руки в свои, чтобы согреть их.
— Случилось ужасное недоразумение, Мелинда, — сказал маркиз. — Можете ли вы простить меня? Могу ли я заставить вас поверить, что все это я сказал лишь потому, что вы терзали меня выше всякого предела? Вы заставили меня потерять рассудок от ревности. Ведь я люблю вас, люблю с самой первой встречи, как только тогда увидел вас!
Маркиз почувствовал, как она вздрогнула, а затем отняла свои руки.
— Это… шутка? — спросила она. — Это очень… это очень жестоко… — Ее голос прервался на полуслове, и маркиз обнял ее.
— Вы говорите о жестокости, Мелинда? Да разве речь идет об этом? — спросил он. — Я люблю вас! Я обожаю вас! Я хотел сказать вам эти слова, когда впервые увидел вас, но некоторые обстоятельства мешали мне тогда.
Она дрожала в его объятиях, но после этих слов слегка отстранилась и спросила:
— Вы имеете в виду… леди Алису?
— При чем тут Алиса? — резко проговорил маркиз. — Я сказал ей в тот день, когда она заходила ко мне в библиотеку, что между нами все кончено. А случилось это потому, что я встретил вас, потому что мне уже не нужна была ни она, ни все другие женщины, подобные ей.
— Но я не понимаю, — прошептала Мелинда.
— Теперь я знаю, что вы не можете этого понять, — сказал маркиз. — И я знаю, что тогда, в тот вечер у Себастьяна, когда вы были так сильно потрясены увиденным, я обязан был немедленно увезти вас оттуда. А вместо этого я, жалкий глупец, повел себя по отношению к вам как настоящий грубиян. Теперь мне остается только униженно просить вас, Мелинда, проявить человечность и простить меня.
— Конечно, я прощаю вас, — тихо сказала Мелинда. — Но вы должны понять, мне остается только уйти и… умереть. Больше ничем… помочь нельзя, потому что, как вы сами сказали, дядя Гектор объявит всем. Он даже может решиться дать сообщение о нашей… нашей свадьбе… в «Газетт».
— Я сам дам это сообщение, — сказал маркиз. — Неужели вы не понимаете, Мелинда?
Я прошу вас, если потребуется, буду умолять на коленях, выйти за меня замуж. Я хочу, чтобы вы стали моей женой. Я никогда не желал ни одной женщины так, как вас; если мы сможем начать еще раз сначала, я знаю, что смогу дать вам счастье.
Он крепко прижал к себе Мелинду. Она ничего не ответила, но маркиз почувствовал, что ее всю охватила дрожь. Через минуту, используя свою прежнюю власть над ней, он взял ее бледное, испуганное лицо в свои ладони и приблизил к себе.
— Вы еще не ответили мне, Мелинда, — сказал он, и еще никому и никогда не доводилось слышать столько нежности в его голосе. — Так вы выйдете за меня замуж?
— Я не могу… понять, что происходит, — запинаясь, проговорила Мелинда. — Почему вы так переменились? Что я такого сделала, что вы так рассердились тогда на меня? Я не могу понять!
— Я очень надеюсь, что вы никогда этого не поймете, — ответил Мелинде маркиз. — Я хочу, чтобы вы пообещали мне, Мелинда, что мы никогда не будем говорить о прошлом. С ним навсегда покончено. Вам не следовало бы принимать участия в том, что происходило, и этого не случилось бы, не окажись я таким упрямым, беспринципным глупцом. И сейчас я не знаю, сможете ли вы когда-либо в будущем доверять мне.
— Но вы ведь знаете, что я верю вам, — горячо сказала Мелинда. — Я хочу только одного — чтобы вы были счастливы.
— А почему вы этого хотите? — спросил маркиз.
— Потому что… — начала Мелинда, но голос ее замер в тишине.
— Так почему же? — спросил он еще раз.
В ответ она прижала голову к его груди. Он чувствовал, что она дрожит, но знал, что уже не от страха.
— Почему? — настаивал маркиз. — Пожалуйста, скажите это, Мелинда! Я не заслуживаю этих слов, но хочу услышать их больше всего на свете.
— Потому что… я… люблю вас! — прошептала Мелинда.
Он сжал ее в объятиях, и его губы приникли к ее устам. Только какое-то мгновение он чувствовал, как она дрожит, а затем она отдалась своему чувству, и они слились друг с другом во внезапном экстазе, который невозможно выразить словами. Они оба знали только, что мир вокруг стал золотым и полным света, и сейчас с ними происходит то, что никто из них прежде не испытывал, что несет их на крыльях восторга.
Потом, как будто вернувшись издалека, с какой-то другой планеты, они услышали крики капитана Веста. С трудом, как будто они уже не мыслили себе жизни отдельно, Мелинда и лорд Чард оторвались друг от друга. Поцелуй прервался, но они продолжали смотреть друг другу в глаза. Потом они медленно повернулись, чтобы взглянуть на карету и бегущего к ним капитана Веста.
— Ты нашел ее, Дрого! Ох, слава богу, Мелинда, он нашел вас!
— Да, он нашел меня, — тихо проговорила Мелинда и почувствовала, как маркиз крепче обнял ее.
— Да, я нашел ее, Жервез, и она больше никогда не оставит меня!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Красотка для маркиза - Картленд Барбара



Все прекрасно
Красотка для маркиза - Картленд БарбараВенера
8.10.2010, 12.11





Неплохой роман, удивляет только герой – не отличить аристократку от необразованной проститутки, или в те времена продажные женщины сплошь имели образование? 8/10.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЯзвочка
8.02.2011, 12.27





Полная чушь, мура,жаль потраченное время.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараНаташа
24.11.2011, 22.30





Розумію, що слово "роман" передбачає романтику, але не передбачає якусь повну дурість. Ну, хоча б поведінка головного героя (людини, яка веде гультяйське життя, яка, за характеристиками автора, здатна на нечасні вчинки, яка добре обізнана з представницями борделів, а, отже, з їхньою поведінкою) не вписується в жодні рамки. ГГ не може розгледіти в дівчині того, що вона не повія, а головне коли він навіть думає, що вона така не робить жодних спроб потрапити до неї в ліжко, хоча вона йому симпатична. Щодо головної герої, то це взагалі не послідовна особа: спочатку ми бачимо скромницю, а вже через сторінок 30 войовничу амазонку, що вміє їздити верхи на коні, стріляти і т.п., а потім раптом сестру милосердя. rnЧитати цей роман можна, коли просто хочеш чим-небудь зайняти свій час, але звісно не для задоволення, все надто поверхнево...
Красотка для маркиза - Картленд БарбараItis
20.07.2012, 15.23





книга очень хорошо читается я вообще люблю книги б.картленд.мне понравились герои.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарагаяне из армении
30.07.2012, 12.26





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Этот роман еще называется "Очаровательная грешница". Мне он очень понравился.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮля
24.10.2012, 17.15





Цудоуны раман. Дзиуна тольки, што маркиз не адразу зразумеу и адчуу чысциню и непасрэднасць дзяучыны. Мне вельми падабаюцца раманы Б. Картленд.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСофи
15.11.2013, 7.39





Слишком все приторно, гл. герой понимает что любит только прочитав письмо, и поняв, что она не проститутка...Гл. героиня хочет бросится в реку "Только чтобы он был счастлив". После этого признаются друг другу в любви. И при том ни одной пост. сцены.. Печально
Красотка для маркиза - Картленд Барбарасвета
30.03.2014, 17.14





Очень заунывно, вроде начало такое интригующее, второстепенные герои интересные, а потом все сходит на нет, половину книги читала и думала, может все же ГГ будет не с тем, за кого замуж вышла, а кто другой внезапно объявится.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЕкатерина
9.04.2014, 23.10





Да-да-да, это та же самая "Очаровательная грешница", только в другом переводе:)
Красотка для маркиза - Картленд БарбараМупсик
18.05.2014, 12.47





Идея романа хорошая, но роман не захватывает. Герои не настоящие и поступки их непонятны. Героиня хорошая наездница, хорошо стреляет, но различить женщин легкого поведения не может!? А герой слабоват характером, вообщем не такой уж и герой! Ставлю 5 баллов.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.05.2014, 23.54





В любовном романе нет ни одной любовной сцены. Героиня даже к концу романа не простится с невинностью Хотя сюжет динамичный, захватывающий. Я то плакала, то смеялась, переживала за ходом скачек, даже руки вспотели. Герой мог бы быть помужественнее что ли, проявить настойчивость соблазнить. Ведь он не знает, что девица - это леди, а он сопли жуёт. Затащил бы ее в постель хотя бы. Я уверенна она бы недолго сопротивлялась. Героиня слабохарактерная оказалась. Покончить жизнь самоубийством! Ради кого? Который бы даже не уронил слезы, узнав о кончине дешевой девки. Жертва была бы напрасной, он так и не узнал, кто она такая на самом деле, если бы не письмо. Героиня ,все-таки, до смешного наивная, не понимая, что ее принимают за обычную шлюху, привозят веселиться в бордель и.т.д... Наивно, но я хорошо скоротала вечер. Роман небольшой, и это, безусловно, плюс.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮлия
30.01.2015, 14.05





Лучше бы с собаками погуляла.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарамамашка
14.12.2015, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100