Читать онлайн Красотка для маркиза, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красотка для маркиза - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Красотка для маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Мелинда, должно быть, пролежала какое-то время в забытьи от полного изнеможения, но, когда она очнулась, ей показалось, что до сих пор она слышит презрение — а может, это был гнев? — в голосе маркиза, когда он сказал: «Маленькая дура! Вы могли сломать себе шею». Эти слова снова и снова звучали у нее в ушах.
В то же время у Мелинды было чувство, что эти скачки помогли ей внутренне раскрепоститься, освободиться от тяготивших ее пут. Для нее это состояние означало, что она приняла вызов не только от Кегли, но от каждого из тех, кто когда-либо тиранил ее, был с ней жесток, обращался с пренебрежением и презрением, относясь к ней как к бедной родственнице. Все, что девушка испытала в течение последнего года, выросло, как ей казалось, в одну величайшую обиду, которая сидела где-то в глубине ее сердца, но теперь этот нарыв прорвался и она была свободна.
Но в то же время она сознавала, что главным ее побуждением было стремление каким-то образом заслужить одобрение маркиза, дать ему понять, что она не просто какая-то слабая глупая маленькая кукла, которую он может по своей прихоти переставлять с места на место, у которой отсутствуют характер и собственные мысли. Но именно это ей и не удалось — несмотря на то, что она все-таки вышла победительницей из опасных скачек.
Она вспомнила изумление и восторг в глазах всех джентльменов, дружно приветствовавший ее, когда она первой пришла к финишу, опередив Кеглю. Они и не подозревали, что отец дал ей мужское воспитание — ведь сына у него никогда не было. Он и относился к ней так, как будто она и вправду была его наследником, о появлении на свет которого он всегда страстно мечтал. Отец учил Мелинду верховой езде, она ходила вместе с ним на охоту, стреляла по куропаткам и плавала в озере, ныряя в него с высокого берега. Когда мать Мелинды укоряла его за это, отец лишь смеялся в ответ.
— Дай мне сына, — поддразнивал он жену, — и я верну тебе твою дочь.
Для Мелинды сопровождать отца в его развлечениях было высшим наслаждением. Он всегда держался с дочерью как с равным товарищем, всякий раз терпеливо объяснял ей, как в тех или иных ситуациях следует поступать, с добродушием и пониманием воспринимал ее неудачи на верховых прогулках или на охоте.
— На вид ты довольно хрупкая, — сказал он ей как-то раз, — но когда ты берешься за вожжи, чувствуется мужская рука.
Это был самый большой комплимент, каким он только мог наградить ее, и сейчас Мелинда думала, что, узнай ее отец о сегодняшнем состязании, он, наверное, гордился бы ее отвагой.
Она победила, и самоуверенная наглая улыбка сошла с лица Кегли. Вот только что это дало ей?
Маркиз по-прежнему ни во что не ставил ее.
На какое-то мгновение Мелинда зарылась лицом в подушку, затем в нетерпении встала с кровати. Она позвонила горничной, умылась и переоделась в чрезвычайно изысканное платье из белого легкого шелка, отделанное голубыми лентами и бесчисленными крошечными кружевными рюшами. Горничная причесала ее, и Мелинда внезапно почувствовала, что усталость покинула ее тело: она испытывала теперь странное нарастающее возбуждение — возбуждение от того, что она вновь увидит маркиза. Но теперь перед ним предстанет не подавленная, ничтожная девчонка, а женщина, сумевшая одержать верх над Кеглей, которая по праву считалась лучшей наездницей во всей Англии.
Какое-то мгновение перед ее глазами стояло очаровательное лицо Кегли, обращенное снизу вверх к маркизу, ее белая ручка на отвороте его смокинга, ее призывно алеющие губы, зовущие маркиза. Ей с трудом удалось избавиться от этого наваждения. Кегля, безусловно, охотилась за маркизом, и следовало отдать ей должное — она сделала все возможное, чтобы завладеть его сердцем, но в настоящее время именно она, Мелинда, имела власть над ним. В течение шести месяцев ему не удастся оставить ее. Как бы Кегля не пыталась обольстить маркиза, в течение этого срока он должен будет заботиться о том, чтобы Мелинда оставалась рядом с ним, делать вид, что она его жена, — это необходимо, по крайней мере для поверенных.
Мелинда взглянула на свое отражение в зеркале. Она была уверена, что теперь любому — и прежде всего сэру Гектору — было бы трудно узнать в этой роскошно одетой благородной даме с изысканно убранными волосами ту тихую, как мышка, бедную родственницу, которую можно было изводить попреками и даже избивать, то жалкое создание, которое занимало самое низшее положение среди домочадцев ее дядюшки.
Эти мысли заставили Мелинду вздернуть выше свой подбородок, и она сошла по лестнице, словно королева, сознавая, что эта победа придала ей новую уверенность в своих силах и чувство гордости, которых так не хватало прежде. К ее удивлению, в доме царила мертвая тишина. Она открыла дверь в гостиную и не обнаружила там, как ожидала, веселой хохочущей компании; лишь капитан Вест стоял у окна спиной к двери. Он наверняка услышал ее шаги, потому что спросил:
— Они уехали? — затем он повернулся лицом к двери и добавил:
— А, это вы, Мелинда! А я подумал, что это вернулся Дрого. Он торопится выпроводить незваных гостей.
— Так они уехали, — сказала Мелинда.
— Да, уехали, — подтвердил капитан, направляясь к ней. — Проходите и садитесь, пожалуйста, вы, должно быть, устали.
— Я уже отдохнула, — уверила его Мелинда, — и теперь полна сил.
— Тогда вам лучше остаться здесь, — сказал он. — Вы были просто великолепны сегодня. Никогда бы не подумал, что во всем мире найдется женщина, способная оседлать Громовержца и обскакать Кеглю. Кто научил вас так лихо ездить верхом?
— Мой отец, — сказала Мелинда. — Вы знаете, ведь я начала учиться верховой езде с трех лет.
— Это были скачки так скачки! — воскликнул капитан Вест. — Никогда не поверил бы, что могу увидеть что-либо более захватывающее, чем то, как вы управляли Громовержцем на последней половине мили.
— А его светлость гневается на меня, — проговорила Мелинда тихим голосом.
— Меня это нисколько не удивляет, — ответил капитан Вест. — Мы все думали, что вы непременно сломаете себе шею.
— И… если бы я… если бы это случилось, — запинаясь проговорила Мелинда, — означало бы это… что он… мог бы… мог бы потерять свое наследство?
— Мне это как-то не приходило раньше в голову. Нет, конечно, нет, — возразил капитан. — Он беспокоился только о вас самой — впрочем, как и мы все. Но если вы умрете в течение этих шести месяцев, то есть до того дня, который указан в завещании вдовы, это не будет рассматриваться как нарушение условий со стороны маркиза; напротив, как мне представляется, он в таком случае получил бы деньги немедленно.
— Значит… значит, он… беспокоился за меня? — проговорила Мелинда так, будто доказывала что-то себе, и ее сердце замерло при этой мысли.
— Я думаю, у вас создалось ложное представление о Дрого… — начал было капитан Вест, но прежде, чем он успел закончить свою мысль, дверь растворилась, и в гостиную вошел сам маркиз.
— Они уехали, — коротко сказал он и тут заметил обращенное к нему маленькое личико Мелинды с застывшей тревогой в глазах.
Он ничего не сказал, а просто направился туда, где сидела девушка. Подойдя к Мелинде, он остановился и, глядя на нее сверху вниз, старался, казалось, охватить взглядом ее воздушную хрупкость, ее маленькие, белые руки и лицо сердечком с огромными голубыми глазами, в которых застыло тревожное выражение.
— Не могу поверить! — сказал он. — Никогда не поверил бы, что есть на свете женщина, способная укротить Громовержца.
— Благодарю вас за то, что позволили мне сесть на него, — сказала Мелинда.
Ее слова, казалось, сняли то напряжение, которое в тот момент ощущалось в гостиной. Маркиз запрокинул голову и рассмеялся.
— Позволил вам! — воскликнул он. — По существу, у меня не было выбора. Теперь мне кажется, что я был словно одурманен, если без особых возражений допустил подобное безумие. Но все хорошо, что хорошо кончается. Вы победили!
— В самом деле, ведь она выиграла пятьсот гиней, — сказал капитан Вест. — Как ты думаешь, Кегля заплатит?
— Уверен, что заплатит — либо сама, либо кто-то заплатит за нее! — сказал маркиз. — Даже в ее мире отдать проигранные деньги — долг чести.
Мелинда не вполне поняла, что маркиз имел в виду, когда сказал о «мире Кегли». Неужели этот мир иной, чем тот, в котором жил сам маркиз? Потом у нее в памяти вновь всплыли женщины, которые присутствовали на той странной вечеринке в день смерти вдовы; она вспомнила то омерзение и отвращение, которое испытала от их поведения, от того потока сквернословия, который непрерывно извергался из уст ее недавней соперницы.
И весь восторг, который Мелинда испытала от победы в состязании, внезапно угас; она поняла, что, состязаясь с Кеглей, невольно принизила себя, опустившись на уровень этой женщины.
— Это было фантастическое состязание! — твердил капитан Вест, и она почувствовала, что больше не в силах слушать их разговор об этом.
Она резко вскочила на ноги.
— Могу я вас попросить об одолжении? — обратилась она к маркизу.
— Разумеется, — ответил тот.
— Прошу вас, давайте прекратим обсуждать эти скачки, — проговорила Мелинда. — Думаю, что, наверное, с моей стороны было дурно принимать вызов мисс Уолтере. Я знала, что на Громовержце наверняка выиграю у нее. Но теперь я понимаю, что поступила не совсем честно. Не будете ли вы так любезны передать ей мои слова? Я не желаю принимать от нее эти деньги.
Мисс Уолтере может оставить их себе.
Маркиз ничего не сказал, но его взгляд был прикован к лицу Мелинды.
— Зачем же отказываться? — нарушил молчание капитан Вест. — Это было пари! И поэтому вы без малейшей тени сомнения должны принять эти пятьсот гиней, если Кегля соблаговолит соблюсти правила приличия и заплатить свой долг!
— Нет, я все-таки отказываюсь от этих денег, — настаивала на своем решении Мелинда. — Если она, несмотря ни на что, пришлет свой долг, я пожертвую все деньги на благотворительность.
На какое-то время воцарилось молчание, а потом маркиз произнес:
— Мне казалось, что вы очень нуждаетесь в средствах. Как-то вы сами признались мне, что именно отсутствие денег заставило вас принять предложение, которое вам было сделано от моего лица.
— Да, так и было на самом деле, — сказала Мелинда. — Но теперь у меня достаточно денег.
Я не требую, более того, я не желаю принимать деньги от мисс Уолтере.
— Вы, видимо, испытываете неприязнь к этой женщине? — спросил маркиз.
Губы Мелинды сжались. В какой-то момент у нее возникло желание совершенно честно рассказать маркизу все, что она думает о Кегле и о тех женщинах, которым он представил ее на вечеринке. Но потом она решила, что говорить о них подобным образом значило бы сейчас показать свою недоброжелательность; к тому же у нее мелькнула тревожная мысль, что у маркиза, пожалуй, могло бы сложиться впечатление, что Мелинда ревнует его к Каролине Уолтере.
— Пожалуйста, давайте оставим эту тему, — попросила она.
Девушка хотела было уйти, но маркиз подошел и крепко взял ее за руку, принудив остаться в гостиной. От его прикосновения ее охватила дрожь; Мелинда подняла на маркиза испуганные глаза, в которых стояла тревога.
— Вы все-таки странное создание, Мелинда, — произнес он, обращаясь к ней так, словно не замечал присутствия капитана Веста. — Я не понимаю вас. Что происходит в вашей маленькой головке, что скрывается за вашей невероятно невинной наружностью? Расскажите мне!
Расскажите мне, о чем вы думаете!
Его пальцы настолько сильно сжимали запястье девушки, что ей стало больно, и у Мелинды появилось чувство, что он старается проникнуть в самую глубину ее сердца, прочесть в нем самые сокровенные мысли, которые ей не хотелось бы поверять ему.
— Мои мысли, милорд, останутся при мне, — сказала она, взглянув прямо в глаза маркизу, и почувствовала, что он заставляет ее оставаться тут, не только удерживая за руку, но захватив ее всю, подчинив ее волю, не оставив даже слабой надежды на бегство.
Какое-то мгновение они безмолвно взирали друг на друга и были одни в целом мире — мужчина и женщина, неразрывно связанные друг с другом. Когда они услышали слова капитана Веста, их как будто поразил удар молнии — чары были разрушены.
— Мне кажется, все эти доводы смехотворны, — убеждал капитан. — Мелинда должна принять эти деньги и оставить их на черный день.
Не вечно же она будет такой красавицей, как сейчас; и когда она потеряет свое очарование, эти деньги придутся как раз кстати — будущее ее будет обеспечено.
— Совершенно верно! — сухо сказал маркиз и наконец отпустил руку Мелинды.
— Я не возьму их, — повторила девушка, — это мое последнее слово. Очень благородно с вашей стороны, джентльмены, проявить такой интерес к моей скромной персоне, но я уже приняла решение и ничто не заставит меня изменить его.
— В таком случае давайте побеседуем о чем-нибудь другом, — проговорил маркиз с ноткой раздражения в голосе. — Пойдем, Жервез, сыграем партию в пикет, а Мелинда, если захочет, может посидеть с нами.
— Ты же знаешь, что я терпеть не могу эту игру, — сказал капитан Вест с видимым неудовольствием.
— Если хотите, милорд, я сыграю с вами, — робким голосом предложила Мелинда.
От удивления брови у маркиза поползли вверх.
— Ну вот, еще одно достоинство, — сказал он. — Кажется, им не будет конца.
Тем не менее он направился к карточному столику в конце гостиной, и они приступили к игре почти в полном безмолвии. К удивлению маркиза, в игре Мелинда оказалась почти равной ему по мастерству, к тому же ей просто невероятно везло с картами.
Они, должно быть, играли уже не меньше часа, когда Мелинда подумала, что скоро ей будет пора подняться наверх, в свою комнату и переодеться к обеду. Вдруг дверь в гостиную отворилась, и дворецкий громовым голосом объявил:
— Милорд, вас желает видеть лорд Ротэм!
Мелинда сидела спиной к двери. Когда маркиз поднялся из-за стола, Мелинда осторожно собрала свои карты на тот случай, если игра будет продолжена, и только по прошествии нескольких секунд обернулась назад, чтобы увидеть вновь прибывшего. Взглянув на вошедшего, она чуть не вскрикнула от удивления. Она тут же узнала человека, который в это мгновение обменивался рукопожатием с маркизом и повернулся с приветствием к капитану Весту — она видела его лишь единственный раз, но еще тогда подумала, что уже никогда больше не забудет это тонкое, злобное лицо с крючковатым носом, полными губами, с мешками под глазами, говорящими о не совсем праведном образе жизни, эти руки с длинными, костлявыми пальцами, которыми этот человек тогда поднес руку девушки к своим губам.
Она сидела вполоборота к карточному столику, надеясь, что он, быть может, не заметит ее, а потом у Мелинды мелькнула мысль, что даже если и увидит, то в высшей степени маловероятно, чтобы он смог узнать девушку, которую видел лишь однажды.
— Меня послала Кегля, — услышала она слова, произнесенные лордом Ротэмом. — Я приехал сюда для того, чтобы заплатить ее долг и встретиться с той несравненной наездницей, с восходящей звездой, о существовании которой до последнего момента мы и не подозревали.
— Да вы настоящий поэт, Ротэм, — сказал маркиз с ноткой сарказма в голосе. — Позвольте представить вам! Мелинда, это — лорд Ротэм, который, как вы уже слышали, доставил сюда ваш выигрыш. Лорд Ротэм, позвольте представить вам мисс Мелинду Стейнион!
Мелинда заставила себя обернуться. Она опустила глаза, но потом, поскольку лорд Ротэм продолжал хранить молчание, осмелилась взглянуть на него. То, что она прочитала на его лице, повергло ее в ужас.
— Мисс Мелинда Стейнион! — повторил он слова маркиза. — Я думаю, что в природе существует только одна Мелинда Стейнион. Ведь Мелинда — очень необычное имя, не так ли? А это значит, дитя мое, я наконец нашел вас!
Он подошел к Мелинде, взял ее за руку, которая безвольно покоилась на платье, и поднес к своим губам — так же, как при первой встрече.
Мелинда почувствовала прикосновение его губ — теплых, грубых и чувственных — на своей коже и с тихим возгласом отдернула руку.
— Я нашел вас, — проговорил лорд Ротэм, — и теперь предлагаю вам упаковать свои вещи, и мы немедленно уедем отсюда. Мой экипаж ожидает на улице.
— Что все это значит? — почти с гневом в голосе проговорил маркиз. — Как я полагаю, вы встречались с Мелиндой прежде, но по какому праву вы считаете, что она должна уехать из моего дома? Эта девушка — моя гостья.
— Я не могу понять, в силу каких причин она оставила дом Эллы Харкорт, не дождавшись меня, — проговорил лорд Ротэм. — Боюсь, что имело место какое-то непонимание, но думаю, ситуацию легко можно исправить. Мелинда отправится со мной сейчас же. Как вам должно быть хорошо известно, Чард, мой дом располагается всего лишь в пяти милях от вашего поместья, и я пригласил Кеглю погостить.
— Думаю, Мелинда поблагодарит вас за ваше любезное приглашение, — ледяным тоном ответил маркиз, — но она уже оценила мое гостеприимство и вряд ли пожелает принять ваше предложение. Не так ли, Мелинда?
Мелинда шагнула в направлении маркиза, словно ища его защиты.
— Да… да, разумеется, — испуганно проговорила она. — Благодарю вас, лорд Ротэм, но я… остаюсь здесь и… не желаю отсюда уезжать.
— Не тратьте слов попусту, Мелинда, — резко ответил ей лорд Ротэм. — Вы принадлежите мне, и давайте обойдемся без формальностей. Отправляйтесь быстренько наверх, как хорошая девочка, и упаковывайте свой саквояж. Прошу прощения, Чард, но вокруг полным-полно падших голубок — берите какую хотите, но не смейте трогать ту, которую выбрал я.
— У меня нет ни малейшего представления о том, на каком основании вы предполагаете, что имеете какие-то права на эту девушку, — проговорил маркиз, — но Мелинда из этого дома никуда не уедет. А так как вы, несомненно, затеваете скандал и можете испортить ей настроение, мне остается лишь распрощаться с вами, Ротэм.
— Это будет не так-то просто, — возразил маркизу лорд Ротэм. — Я не люблю, когда меня дурачат и забирают то, что принадлежит мне по праву. Я настаиваю, чтобы Мелинда отправилась со мной.
— А я, в свою очередь, заявляю, что эта девушка останется здесь, — ответил ему маркиз.
— Но в самом деле, — вмешался в разговор капитан Вест, — в такой ситуации надо дать возможность сделать свой выбор самой Мелинде.
Давайте спросим у нее, чье предложение она желает принять.
Он бросил отчаянный взгляд на Мелинду, словно боялся, что она может отказаться остаться в доме маркиза в тот момент, когда судьба Чарда была поставлена на карту.
— Я… я, разумеется, — проговорила Мелинда дрожащим голосом. — Я… я хочу… остаться.
Я… обещала, что останусь.
— Именно так! — сказал маркиз. — Вот вам и ответ на ваше предложение, Ротэм. Пожалуйста, прекратите эту неприятную сцену и возвращайтесь к вашим гостям. Уверен, Кегля с нетерпением вас ожидает.
— Повторяю, — продолжал упорствовать лорд Ротэм; его голос стал ровным и уверенным, но в то же время каждое его слово было как удар ножа, — Мелинда моя. Она отправится со мной.
Маркиз поднес руку ко лбу.
— Создается впечатление, что вы, Ротэм, не понимаете простого языка, — сказал он. — У вас, наверное, могут быть причины, чтобы высказывать свои дикие притязания на Мелинду, но она находится в моем доме по своей собственной воле, и по своей собственной воле, как вы только что слышали, она и далее имеет намерение оставаться моей гостьей, и говорить здесь больше не о чем.
— Очень хорошо, Чард, вы принуждаете меня к самому нежелательному решению, — ответил маркизу лорд Ротэм. — Если вы не позволите Мелинде отправиться со мной, что она просто обязана сделать, тогда, разумеется, я должен буду драться с вами за право обладать ею.
— Итак, вы вызываете меня на дуэль? — спросил маркиз.
— Именно это я и имею в виду, — ответил лорд Ротэм, и неприятная улыбка искривила его рот. — Завтра на рассвете, думаю, в половине шестого, в обычном месте у Серпантина!
— Но это просто смехотворно! — опять вмешался в их разговор капитан Вест. — Как вам должно быть известно, Ротэм, дуэли запрещены. Если до ее величества дойдут слухи об этой дуэли…
— Ее величество ничего не услышит об этой , дуэли, пока она не произойдет, — проговорил лорд Ротэм. — А мертвецы слухи не распускают! — Он повернулся к Мелинде:
— Я сожалею, дорогая, что вы не сможете быть моей гостьей до завтрашнего вечера. Я заберу вас отсюда примерно в полдень. Пожалуйста, будьте готовы.
Мелинда пыталась возразить лорду Ротэму, но слова застряли у нее в горле.
Всем своим видом показывая, что именно он истинный хозяин положения, лорд Ротэм вновь поднес руку девушки к своим губам, на сей раз довольно небрежно. Какое-то мгновение его глаза блуждали по ней, и Мелинда невольно содрогнулась, словно он мысленно разорвал ей платье на груди. А затем, все с той же омерзительной, самонадеянной улыбкой, он вышел из комнаты.
Какое-то время они втроем стояли, словно окаменев. Потом, не сознавая что делает, Мелинда бросилась к маркизу, обняла его и прижалась лицом к его плечу.
— Я не поеду с ним, не поеду! Не дайте ему увезти меня. Я ненавижу его…я его боюсь!
Маркиз с задумчивым видом отвернулся от нее. Он прошел через гостиную и, не взглянув ни разу ни на Мелинду, ни на капитана Веста, открыл дверь и вышел.
Мелинда застыла на месте, слезы ручьем катились у нее по щекам.
— Остановите его! Умоляю, остановите его! — вскричала девушка, обращаясь к Жервезу Весту.
— Нет, пусть идет, — ответил капитан Вест. — Какое-то время ему надо побыть одному и разобраться, что его ждет впереди.
— Дуэль! Что он имел в виду, когда говорил… о дуэли? — в смятении проговорила Мелинда. — Ведь они… запрещены.
— Это так, но тем не менее пока еще случаются, — тихо проговорил капитан, — а лорд Ротэм — первоклассный стрелок.
— Что… что вы хотите сказать? — прерывающимся от волнения голосом спросила Мелинда.
— Я хочу сказать, — объяснил капитан Вест, — что на его совести уже жизни трех человек. Это мое личное мнение, но мне кажется, он всегда ненавидел Дрого; и сейчас — помимо того, что действительно хочет заполучить вас, — воспользовался этим предлогом, чтобы вызвать маркиза на дуэль.
— Его светлость должен обязательно отказаться, — твердила Мелинда.
— Не будьте столь наивной! — резко возразил ей капитан. — Вам должно быть прекрасно известно, впрочем, как и мне, что, если маркиз проявит малодушие, над ним будут потешаться все его друзья.
— Но… почему он должен драться на дуэли с лордом Ротэмом? Из-за чего? — спросила Мелинда.
— Из-за вас, разумеется, — ответил капитан Вест.
— Но… почему его светлость не… — начала было Мелинда, но капитан Вест, присевший на карточный столик, как будто ноги уже не держали его, договорил за нее сам:
— ..отдал вас лорду Ротэму? Вам прекрасно известно, что, даже если бы он и захотел так поступить, сделать этого он никак не мог. Отказаться принять вызов, чтобы подвергнуться презрению со стороны каждого порядочного мужчины в стране? Нет, Мелинда! Джентльмен обязан вести себя в соответствии с правилами чести, даже если его противник бесчестен.
— Но если… если… лорд Ротэм убьет его?
— Как он уже сам сказал, — тихо проговорил капитан, — мертвецы молчат! В нашем клубе поговаривают — но это лишь слухи, учтите, — что он стреляет еще до того, как его соперники успевают поднять свое оружие, даже если первый выстрел за ними. Но после смерти противника немногие встают на защиту погибшего, а лорд Ротэм имеет большое влияние в определенных кругах.
— Но тогда… что же… мы… что же нам делать? — жалобно проговорила Мелинда, и слезы опять потекли по ее щекам.
— Нам остается только молиться, — ответил капитан Вест. — Клянусь Юпитером! Я ни разу не участвовал в таких переделках с тех пор, как покинул Итон! Но если и настало время обратиться к милости божьей, то это именно сейчас, а возносить молитвы — удел женщины. Дрого потребуется большая сила духа, чтобы избежать пули Ротэма, а можно не сомневаться, она будет направлена прямо в его сердце.
— Ах, ну почему, почему я… встретилась с ним? — причитала Мелинда.
— В самом деле, почему? — проговорил капитан Вест, выходя из гостиной, и этот вопрос был почти криком отчаяния.
Мелинда положила голову на карточный столик и зарыдала. Она плакала от горечи и безнадежности, чувствуя, что, подобно зверьку, попала в ловушку, из которой невозможно вырваться, Когда она очнулась, в комнате царил полумрак.
Осознав, что сейчас наверняка она выглядит ужасно, Мелинда поднялась по лестнице в свою комнату, чтобы умыться холодной водой.
Ее глаза все еще оставались припухшими от слез, когда — без вызова — в комнату вошла горничная.
— Наступило время переодеваться к обеду, — сказала ей Мелинда.
— Я пришла, чтобы узнать, будете ли вы, мисс, обедать у себя в комнате или спуститесь вниз? — спросила у девушки горничная.
— А почему я должна обедать наверху? — в свою очередь, задала ей вопрос Мелинда, недоумевая, не маркиз ли отдал это распоряжение, потому что не мог переносить даже одного ее вида.
— Но вы будете обедать одна, мисс, — сказала горничная. — Поэтому, может быть, предпочтете, чтобы вам принесли что-нибудь сюда, наверх.
— Одна? — переспросила Мелинда.
— Да, мисс, это так; а вы разве не знали этого? Его светлость и капитан Вест не так давно отправились в Лондон. И мне показалось… — Горничная взглянула на нее с любопытством, и Мелинда поняла, что та, вероятно, вообразила, что между ней и маркизом произошла ссора и ее оставили здесь преднамеренно.
— Разумеется, я знала, — ответила ей Мелинда. — Я просто забыла, что его светлость собирается уехать так рано. — В то же время она отчаянно пыталась решить, что же ей предпринять.
Разве может она оставаться здесь одна, в этом огромном доме, зная о том, что маркиз намеревается драться на дуэли, вероятно, может погибнуть, и все это по ее вине?
Мелинда удивлялась, как мог маркиз уехать, даже не попрощавшись; а потом, с внезапной болью в сердце, она ужаснулась — а вдруг он ненавидит ее? Она ясно могла представить себе его чувства, когда он покидал поместье. Возможно, он всеми мыслями обращен в прошлое и размышляет о том, что, вероятно, больше уже никогда не увидит Чард — тот дом, который так много значил для него, дом, который занимал все его мысли и который он так стремился сохранить, решившись даже на интриги. Было бы нелепой трагедией, если теперь, когда маркиз рискнул столь многим, он должен будет умереть от руки человека, которому всего лишь нужна женщина, вовлеченная маркизом в мнимую церемонию бракосочетания с единственной целью обмануть вдову.
Мелинда закрыла лицо руками. «Ах, Дрого!
Дрого! — беззвучно рыдала она, и сердце ее разрывалось на части. — Как я могла так поступить с тобой? Как я могла навлечь на тебя беду, если люблю тебя! Я люблю тебя!»
— Вы расстроены, мисс? — спросила горничная, — Нет, — ответила Мелинда. — Я… у меня просто разболелась голова. Я попрошу вас упаковать мои вещи, и распорядитесь, пожалуйста» чтобы мне заложили экипаж. Я отправляюсь в Лондон не позже чем через час.
— Экипаж, мисс?
В голосе горничной явно слышалось удивление, и Мелинда почувствовала, что та подвергает ее приказ сомнению, что, конечно же, было неслыханной дерзостью.
— Да, экипаж, — сказала Мелинда. — Попросите, чтобы он был готов в девять часов — если, конечно, его светлость не распорядился об этом сам. Но, вероятно, из-за поспешности собственного отъезда он просто запамятовал об этом.
Горничной такое объяснение показалось достаточно правдоподобным.
— Я пойду и прослежу, чтобы его приготовили немедленно, — проговорила она почтительно. — Вы будете обедать перед отъездом?
— Да, разумеется, — ответила ей Мелинда. — Скажите повару, чтобы прислал мне в комнату немного еды. Я не слишком голодна.
— Хорошо, мисс.
Горничная вышла из комнаты, и Мелинда тут же вскочила на ноги. Она обязательно должна что-то предпринять, просто обязана! Она не имеет права оставаться в этом доме и предаваться сомнениям. Но если она неожиданно приедет в дом маркиза на площади Гросвенор, примут ли ее там? Она могла почти воочию представить себе гнев на лице маркиза.
С сожалением она должна была признаться себе в том, что ее присутствие там скорее принесет вред, чем пользу. А он обязательно должен быть спокоен перед дуэлью; ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы его занимали посторонние мысли и заботы. И тем не менее она была уверена, что наилучшим решением было немедленно отправиться в Лондон.
Мелинде казалось, что в нее вселились демоны и сейчас терзают ее. Во всем происшедшем виновата лишь она одна. Ведь если бы она тогда не приняла приглашение госпожи Харкорт провести ночь в ее доме, она никогда не встретилась бы и с лордом Ротэмом. Но тогда она не встретила бы и маркиза! Все так немыслимо переплелось, что Мелинда почувствовала себя вдруг лишь маленьким, жалким созданием, попавшимся каким-то образом в чудовищную паутину интриг и вероломства.
Именно Кегля послала лорда Ротэма заплатить свой долг, и Мелинда была уверена, что сознательно или неосознанно эта женщина в полной мере отомстила ей. Она, без сомнения, нарочно назвала ее имя, и лорд Ротэм, конечно же, вспомнил ее. Как он сам сказал, Мелинда — весьма необычное имя. Да, она выиграла состязание, но вполне возможно, что потеряла в жизни все: ведь она может уничтожить человека, которого любит!
Она тихо вскрикнула, как раненый зверек, а затем метнулась к двери. Придерживая юбку, Мелинда сбежала вниз по лестнице.
Она еще не была вполне уверена, но смутно осознавала, что видела необходимую ей вещь в библиотеке. Она открыла дверь и вошла. В лучах заката она прошла через комнату. Мелинда направилась к тому месту, где видела то, что искала, и она не ошиблась. Они и сейчас лежали на столике у одного из окон в изысканном, полированном ящике, украшенном фамильным гербом Чардов, — пара великолепных, блестящих дуэльных пистолетов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Красотка для маркиза - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Красотка для маркиза - Картленд Барбара



Все прекрасно
Красотка для маркиза - Картленд БарбараВенера
8.10.2010, 12.11





Неплохой роман, удивляет только герой – не отличить аристократку от необразованной проститутки, или в те времена продажные женщины сплошь имели образование? 8/10.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЯзвочка
8.02.2011, 12.27





Полная чушь, мура,жаль потраченное время.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараНаташа
24.11.2011, 22.30





Розумію, що слово "роман" передбачає романтику, але не передбачає якусь повну дурість. Ну, хоча б поведінка головного героя (людини, яка веде гультяйське життя, яка, за характеристиками автора, здатна на нечасні вчинки, яка добре обізнана з представницями борделів, а, отже, з їхньою поведінкою) не вписується в жодні рамки. ГГ не може розгледіти в дівчині того, що вона не повія, а головне коли він навіть думає, що вона така не робить жодних спроб потрапити до неї в ліжко, хоча вона йому симпатична. Щодо головної герої, то це взагалі не послідовна особа: спочатку ми бачимо скромницю, а вже через сторінок 30 войовничу амазонку, що вміє їздити верхи на коні, стріляти і т.п., а потім раптом сестру милосердя. rnЧитати цей роман можна, коли просто хочеш чим-небудь зайняти свій час, але звісно не для задоволення, все надто поверхнево...
Красотка для маркиза - Картленд БарбараItis
20.07.2012, 15.23





книга очень хорошо читается я вообще люблю книги б.картленд.мне понравились герои.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарагаяне из армении
30.07.2012, 12.26





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Ну, полнейшая муть! Даже дочитывать не стала.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСветлана
14.10.2012, 9.46





Этот роман еще называется "Очаровательная грешница". Мне он очень понравился.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮля
24.10.2012, 17.15





Цудоуны раман. Дзиуна тольки, што маркиз не адразу зразумеу и адчуу чысциню и непасрэднасць дзяучыны. Мне вельми падабаюцца раманы Б. Картленд.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараСофи
15.11.2013, 7.39





Слишком все приторно, гл. герой понимает что любит только прочитав письмо, и поняв, что она не проститутка...Гл. героиня хочет бросится в реку "Только чтобы он был счастлив". После этого признаются друг другу в любви. И при том ни одной пост. сцены.. Печально
Красотка для маркиза - Картленд Барбарасвета
30.03.2014, 17.14





Очень заунывно, вроде начало такое интригующее, второстепенные герои интересные, а потом все сходит на нет, половину книги читала и думала, может все же ГГ будет не с тем, за кого замуж вышла, а кто другой внезапно объявится.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЕкатерина
9.04.2014, 23.10





Да-да-да, это та же самая "Очаровательная грешница", только в другом переводе:)
Красотка для маркиза - Картленд БарбараМупсик
18.05.2014, 12.47





Идея романа хорошая, но роман не захватывает. Герои не настоящие и поступки их непонятны. Героиня хорошая наездница, хорошо стреляет, но различить женщин легкого поведения не может!? А герой слабоват характером, вообщем не такой уж и герой! Ставлю 5 баллов.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.05.2014, 23.54





В любовном романе нет ни одной любовной сцены. Героиня даже к концу романа не простится с невинностью Хотя сюжет динамичный, захватывающий. Я то плакала, то смеялась, переживала за ходом скачек, даже руки вспотели. Герой мог бы быть помужественнее что ли, проявить настойчивость соблазнить. Ведь он не знает, что девица - это леди, а он сопли жуёт. Затащил бы ее в постель хотя бы. Я уверенна она бы недолго сопротивлялась. Героиня слабохарактерная оказалась. Покончить жизнь самоубийством! Ради кого? Который бы даже не уронил слезы, узнав о кончине дешевой девки. Жертва была бы напрасной, он так и не узнал, кто она такая на самом деле, если бы не письмо. Героиня ,все-таки, до смешного наивная, не понимая, что ее принимают за обычную шлюху, привозят веселиться в бордель и.т.д... Наивно, но я хорошо скоротала вечер. Роман небольшой, и это, безусловно, плюс.
Красотка для маркиза - Картленд БарбараЮлия
30.01.2015, 14.05





Лучше бы с собаками погуляла.
Красотка для маркиза - Картленд Барбарамамашка
14.12.2015, 11.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100