Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Сабина сидела в саду под крышей маленького лет — него домика, который был расположен в конце живописной тропинки. Вокруг пестрели пышные розовые кусты, клумбы со сладко пахнущим цветущим розмарином и изгородь из чойсии. А по высокой каменной стене за ними ниспадал каскад плетей алых гераней, выделяющихся на фоне ослепительной голубизны неба, которое смотрелось в мерцающую водную гладь — вплоть до самого туманного горизонта.
Леди Тетфорд прилегла отдохнуть, но Сабине жаль было потратить даже час на сон или уединение в четырех стенах своей спальни; оторвавшись от такой красоты, она спустилась в сад, взяв с собой письма из дома, которые доставили с утренней почтой.
Она успела только просмотреть их — они с леди Тетфорд собирались на прогулку в карете, и она не осмелилась заставлять себя ждать. Теперь у нее было время прочитать их медленно, посмаковать каждое слово короткого, но забавного послания Гарриет и длинного, подробного послания мамы, где она сообщала обо всем, чем они занимались в родном доме после ее отъезда.
Стоило ей развернуть убористо исписанные листки, как вся ее семья предстала перед ее глазами. Вот сидит за столом мама, ее голова немного склонена к плечу. Она старается подобрать нужное слово. А вот Гарриет строчит письмо на обрывках бумаги» которые она нашла в ящике со школьными учебниками — там всегда царил ужасный беспорядок.
«Я ужасно несчастна без тебя», — писала Гарриет, но, хоть это и было лестно ей, Сабина прекрасно понимала, что Гарриет никогда не бывает несчастной слишком долго. Наверняка сейчас она лопается от радости и энтузиазма, вспоминая о событиях дня прошедшего или уже предвкушая новые удовольствия дня грядущего.
Сабина положила письмо и вздохнула. Она тоже скучала по Гарриет. Так весело жить с кем-то, кого ты любишь, иметь возможность поговорить, разделить маленькие радости и горе, все, что случается каждый день, и, если человек умеет ценить эти мгновения, они превращают его жизнь в постоянное приключение.
Если бы Гарриет была здесь, подумала она. Если бы Гарриет могла видеть красоту Монте-Карло, познакомиться со всеми теми интересными и остроумными людьми, которыми окружила себя леди Тетфорд, могла ходить на приемы, балы, в казино! Ей бы это непременно понравилось, и она имела бы немалый успех!
Ладно, подумала Сабина. Когда она выйдет замуж, она будет видеть свою Гарриет очень часто. Ни одной из ее сестер не придется первый раз выходить в свет под наблюдением тетушки Эдит, как пришлось ей. Гарриет остановится у нее, она даст ей красивую одежду и найдет ей влиятельного и интересного мужа. Нет, Гарриет ни за что не выйдет замуж за человека, который ей не нравится, — в этом Сабина была уверена. Ее сестра решительная и волевая девушка и ни за что не примет предложение руки и сердца, каким бы выгодным оно ни было, если не будет полностью уверена в том, что мужчина, о котором идет речь, — человек, достойный ее уважения и любви.
Мысли Сабины постепенно перенеслись от Гарриет на нее саму. Вздрогнув, она снова взяла в руки свои письма. Даже легкое прикосновение к ним будило в ее сердце тоску по дому. Ничто на свете, даже самое заманчивое и пленительное, не может заменить ей любовь родного дома.
Сабина вспомнила их большую убогую гостиную, девушек, собравшихся вокруг камина, и папу, читающего вслух, ее собственную спаленку, которую она делила с Гарриет, их маленькие, покрытые белым покрывалом кровати, стоящие бок о бок, окно, которое выходило на маленький участок пастбища, где Бенджамин, их толстый пони, мирно пасся на сочной зеленой траве. Не успела она обо всем об этом подумать, как ей тут же захотелось плакать.
Какая она смешная! Сабина даже вскрикнула от досады на свою глупость и неблагодарность. Подняв голову, она увидела, что к ней идет лакей. Она собрала свои письма и подождала, пока он не приблизится.
— В чем дело, Джеймс? — спросила она, когда он подошел достаточно близко.
«Наверное, леди Тетфорд ждет меня», — подумала Сабина.
— Вас хочет видеть какой-то джентльмен, мисс.
— Джентльмен! — воскликнула Сабина. — Он не назвал своего имени?
— Нет, мисс. Но он спрашивал именно вас и сказал, чтобы я не беспокоил ее светлость.
Кто бы это мог быть? — ломала голову Сабина. Шерри бы непременно назвался, это точно.
— Этот джентльмен в морской форме, мисс, — отважился Джеймс.
В морской форме! Сабина взглянула на лакея с удивлением. Это не может быть — или может? Она вскочила на ноги.
— Я немедленно вернусь в дом, Джеймс, — сказала она и бегом бросилась через сад.
Приблизившись к дому, она оглянулась на Джеймса, который следовал за ней:
— Этот джентльмен в гостиной, Джеймс?
— Да, мисс.
Сабина срезала угол по лужайке, пересекла террасу которая тянулась вдоль гостиной, и вошла в комнату через французское окно. У камина стоял высокий человек в морской форме. Сабине хватило одного взгляда, чтоб узнать его, и с криком радости она бросилась к нему, рас кинув руки:
— Гарри! Гарри! Почему ты мне не сказал? Почем ты мне не дал знать, что приедешь?
Гарри заключил свою сестру в объятия и нежно расцеловал ее в обе щеки. Затем, немного отстранив ее от себя, оглядел ее с головы до пят. От его пытливого взгляда не укрылись ни ее горящие глаза, ни модно уложенные волосы, ни платье из голубого тарлатана, украшенное оборками и кружевом. Наконец он поджал губы, явно намереваясь присвистнуть.
— Ты выглядишь превосходно и так изысканно! воскликнул он.
— Как тебе кажется, я действительно хорошо выгляжу? — спросила Сабина.
— Я едва узнал тебя, — ответил он. — Ты действительно очень мало похожа на мою прежнюю маленькую Сабину. Мне поклониться вам, мисс, или вы предпочли бы, чтобы я поцеловал вам руку?
— Не смеши меня. Я все та же, правда. Просто леди Тетфорд сделала из меня модницу. Но давай не будем говорить обо мне. Расскажи лучше о себе. Как ты здесь оказался?
— Мой корабль стоит в порту, — ответил Гарри.
— Корабль на службе ее величества — «Великолепный»! — воскликнула Сабина. — Как чудесно! Но почему же ты не дал мне знать, что собираешься приехать в Монте-Карло?
— Мы сами этого не знали до вчерашнего дня, — ответил Гарри. — Мы встали на якорь около полудня, но, сказать по правде, сестренка, я был не уверен, захочешь ли ты меня видеть.
— Гарри, что ты хочешь этим сказать? — возмутилась Сабина.
— Ну ты же знаешь. Мама написала мне, какая ты теперь знатная миледи, живешь у леди Тетфорд и Артура и общаешься с принцем и принцессой Уэльскими. Я не подхожу для таких вещей и потому не хотел навязываться.
— Навязываться! Клянусь, Гарри, я в жизни не слышала подобной чепухи. Как я могла не захотеть тебя видеть? Кстати, когда лакей доложил, что ты здесь, я как раз читала письма от мамы и Гарриет и всем сердцем желала, чтобы они были со мной. Я прекрасно провожу время, это правда, но это не то же, что быть со своей семьей.
— Ты все такая же, сестренка, — одобрительно хмыкнул Гарри. — Хотя и выглядишь как леди с обложки женского журнала.
Гарри был похож на отца. Высокий и очень красивый, а его искренняя манера общения делала его еще обаятельнее. В нем проглядывала прямая и честная натура, благодаря чему люди охотно шли к нему со своими откровениями. А дети и собаки вообще в нем души не чаяли. Сабина подумала, что в морской форме он выглядит еще красивее, но она слишком хорошо знала своего брата и промолчала: вырази она ему своё восхищение, как он тут же смутится и попросит, чтобы она немедленно замолчала.
— Что ты думаешь о Монте-Карло? — спросила она. — Ты здесь бывал раньше?
— Нет, никогда, — ответил Гарри, подошел к двери и, к удивлению Сабины, проверил, хорошо ли она заперта. — На самом деле, сестренка, — шепотом сказал он, — у меня тут некоторые неприятности.
— О, Гарри! Что случилось?
Он смутился. Проявив такт, она взяла его за руку и подвела к дивану у окна.
— Присядь-ка и расскажи мне все.
— Это безнадежно, — призвался он.
— Гарри! Что же ты натворил?
Гарри сглотнул комок и выложил всю правду:
— Я проиграл немного денег в казино.
— Когда? — спросила Сабина.
— Вчера вечером. Я сошел на берег с двумя товарищами. Сперва подумал, не повидаться ли с тобой, но не был уверен, какой мне окажут прием, и мы поужинали в маленьком ресторанчике, а потом пошли в казино. Я вообще не хотел играть. Клянусь, сестренка, я даже об этом не думал. Но потом я немного понаблюдал и решил, что это такой легкий способ заработать! Это словно околдовало меня.
— Понимаю, — сказала Сабина. — Многие люди поддаются этим чарам.
— Но это опасное очарование, теперь я это понимаю, — горестно сказал Гарри.
— Сколько ты проиграл? — спросила Сабина.
— Не думаю, что могу осмелиться назвать тебе эту сумму.
— Не будь смешон, Гарри. Говори же.
— Ну… это достаточно крупная сумма.
— Сколько? — повторила свой вопрос Сабина. Гарри набрал воздуха в грудь и выпалил:
— Около сотни фунтов.
Мгновение Сабина молча смотрела на него, не веря своим ушам, а потом, когда ей удалось наконец перевести дух, она задумчиво повторила:
— Сотня фунтов…
— Да, я знаю. Не смотри на меня так, сестренка. Я был дураком, проклятым дураком, но это еще не самое худшее.
— Худшее? — переспросила Сабина.
— Да, худшее. Видишь ли, сначала я немного выигрывал, а потом начал проигрывать, но я был уверен, что обязательно смогу отыграться. У меня почти кончились деньги, так что я обналичил чек. Управляющие казино позволили мне это сделать потому, что я офицер Королевского флота.
— Но, Гарри, у тебя же нет сотни фунтов в банке! — воскликнула Сабина.
— Да, я знаю. Конечно, у меня их нет. Я же сказал, я был уверен, что смогу вернуть проигранное, но не получилось.
Сабина всплеснула руками:
— Ты хочешь сказать, что они отошлют чек в банк и…
— А на нем ничего не будет, — мрачно закончил за нее Гарри. Он поднес руки ко лбу: — Я, должно быть, с ума сошел. На самом деле я много выпил. Я полагаю, это опьянение заставило меня верить, что все будет хорошо, «о я выиграю деньги и верну чек. Теперь я потеряю свое офицерское звание.
— О, Гарри, не может быть, чтобы все было так плохо.
— Может. От офицеров армии ее величества не ожидают, что они будут раздавать поддельные чеки. А если они так делают, они должны отвечать за последствия.
— Но… но что скажет папа?
— Ты думаешь, я об этом не беспокоюсь? — спросил Гарри, абсолютно несчастный.
— Он этого не переживет, — воскликнула Сабина. — И мама тоже. Они так гордятся тобой, Гарри. О, я знаю, ты всегда хотел пойти в кавалерию, но, когда папа не смог себе этого позволить, ты не устроил скандал, да и у тебя так хорошо шли дела, они просто восхищены твоей службой.
— Не растравляй рану, сестренка, — прохрипел Гарри.
— Мы должны сделать так, чтобы они об этом никогда не узнали, — сказала Сабина. — На самом деле я не вижу причин, чтобы это стало им вообще когда-нибудь известно, если мы сможем вернуть чек прежде, чем управляющие казино отошлют его в банк.
— Но где нам взять сотню фунтов? — спросил Гарри.
— Мне придется попросить… Артура, — медленно вымолвила Сабина.
— Ты думаешь, что сможешь? Нет, я не имею права просить тебя об этом. Нечестно заставлять тебя чувствовать себя неловко из-за меня и стыдиться брата. Но — я не знаю, что еще делать.
— Да, разумеется, я должна попросить Артура, — решительно заявила Сабина. — Сотня фунтов для него — ничто. Он так богат, и, кроме того, он не захочет скандала. Ведь он как-никак собирается на мне жениться.
— Я верну ему деньги, обещаю, я верну, — сказал Гарри. — Это займет некоторое время, пока я буду выплачивать их из своего жалованья, но я смогу.
— Сотня фунтов, — вздохнула Сабина. — Да хоть миллион. У нас все равно нет таких денег. Единственный человек, у кого мы можем одолжить такую сумму, — Артур!
— Ты думаешь, он не будет возражать? — спросил Гарри.
Нет-нет, я уверена, он поймет, — ответила Сабина, но в ее голосе звучало сомнение. — В конце концов, он никогда не знал, что значит жить в бедности, не иметь возможности делать то, что другие люди делают… с такой легкостью. Гарри вздохнул.
— Как хорошо, что ты все понимаешь! — воскликнул он. — Так было всегда. Я всегда самый бедный среди моих друзей. Я никогда не мог позволить себе угостить кого-нибудь ужином, никогда не делал того, что делали другие. Я не жалуюсь, честно, не жалуюсь, Сабина. Прошлой ночью я был идиотом, но я не думал, что мне так уж не повезет.
— В конце концов банк всегда выигрывает, — сказала Сабина. — Я слышала, так говорили люди, которые здесь живут и которые ходят в казино каждую ночь.
— И все же кому-то везет, — ответил Гарри. — Вчера вечером за игорным столом был мужчина, который сделал максимальную ставку на одно и то же число три раза подряд, и каждый раз оно выпадало. У меня было чувство, что и я могу так же, но, как ты знаешь, у меня ничего не вышло.
— Бедный Гарри! Мне почему-то кажется, что никто из нашей семьи никогда не будет зарабатывать много денег.
— Ты будешь богата.
— Наверное, — сказала Сабина. — Как бы мне хотелось, чтобы это несчастье произошло после того, как я вышла замуж. Возможно, тогда бы я смогла дать тебе денег, не прося Артура.
Гарри пытливо взглянул на нее:
— Послушай, сестренка. Если это тебя слишком уж огорчает, я сам как-нибудь выкручусь. Я напишу папе и расскажу ему всю правду. Полагаю, он сможет где-нибудь раздобыть денег.
Но сотня фунтов! Как? Конечно, можно пойти к сквайру или к кому-нибудь другому, но он скорее умрет, ты же знаешь. Единственное, что у нас есть и что представляет хоть какую-то ценность, — это лошади, но ты же не можешь требовать от него, чтобы он их продал.
— Продать лошадей! — ахнул Гарри. — Что ты, папа никогда на это не пойдет.
— Ему придется так поступить, если от этого будет зависеть твое спасение, — уверенно заявила Сабина. — Но этого нельзя допускать, Гарри. Папа будет так огорчен, не столько потерей денег, а тем, что ты был так глуп, что позволил ввести себя в заблуждение. Ты это знаешь.
— Да, я знаю, сестренка. Но и мне надо иногда повеселиться. Я не был на берегу столько времени и в течение целых шести месяцев не видел ни одной красивой женщины. Ты же знаешь, что мы ходили к берегам Африки — а там ничего нет, кроме негров и москитов, от укусов которых вздувается шишка величиной с бильярдный шар.
— О, бедный, бедный мой Гарри, я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Я поговорю с Артуром. Все будет хорошо.
— Когда ты его увидишь? — спросил Гарри.
— Он приедет сюда в четыре часа.
— Ты тогда его и спросишь?
— Я спрошу его, как только он появится.
— Как ты думаешь, как мне лучше поступить? Побыть где-нибудь поблизости, пока он не уйдет?
Сабина задумалась.
— Пойдем посидим в саду, — наконец сказала она. Я скажу Джеймсу, чтобы он меня позвал, когда придет Артур. Ты можешь подождать. Артур даст тебе деньги, ты немедленно заплатишь в казино свой долг и тогда сможешь порвать чек.
— Это звучит утешительно, — ответил Гарри. — Но мы должны подождать и посмотреть, что все же скажет Артур.
Пойдем в сад, — предложила Сабина. — И давай поговорим о чем-нибудь другом, а не об этих гадких деньгах. Мне бы хотелось, чтобы ты не выбрасывал их на ветер за этими ужасными игорными столами.
— Но ты не хочешь этого так же сильно, как этого хотелось бы мне! — воскликнул Гарри в сердцах. — Ты точно уверена, что можешь попросить Артура, Сабина?
— Мне это не очень нравится, — честно признала девушка. — Но ведь у нас нет другого выхода, не так ли?
— Я все думал и думал, — вздохнул Гарри. — А когда осознал, что натворил, то чуть было не выбросился за борт.
— Всю нашу жизнь бедность, словно занесенный топор палача, висела над нашими головами, — вздохнула Сабина. — Богатые люди не понимают, насколько им повезло, что они не спят ночей напролет, придумывая, как им изыскать денег, чтобы расплатиться с долгами.
— Говорят, что деньги — это проклятие, — заметил Гарри. — Но все равно я бы от них не отказался. — Он обнял Сабину и прижал к себе. — Ты у меня молодчина, сестренка, — всегда такой была, — и мне больно взваливать на тебя свои беды.
— Я была бы на тебя зла, если бы ты мне ничего не рассказал, — заверила его Сабина. — Это и значит быть частью одной семьи — находиться рядом, когда что-то не так, помогать друг другу.
— Да, ты молодчина, — повторил Гарри. — Мне становится плохо от одной мысли о том, что мне придется обо всем рассказать папе.
— Бедный папа, он никогда этого не поймет, — сказала Сабина. — Мама не такая. В ее семье все были азартными игроками. Наш дедушка или наш прадедушка, кто-то из них был регентом и проиграл все семейное состояние. — Сабина вдруг смолкла и закрыла рот рукой. — Гарри, ты не думаешь, что это у нас в крови?
— Уверен, что нет, — ответил Гарри. — Даю тебе слово, сестренка, если ты вытащишь меня из этой ямы, я больше никогда не буду играть.
— Никогда?
— Вот тебе крест, и умереть мне на этом месте, если я лгу, — сказал он. Это была торжественная клятва, которую они всегда приносили, когда были детьми.
— Я тебе верю, — улыбнулась Сабина. — А теперь пойдем в сад.
Она провела два счастливых часа, разговаривая с Гарри, но, вернувшись на виллу, когда лакей сообщил ей что прибыл Артур, Сабина была бледна и встревожена.
Пообещать Гарри попросить у Артура помощи было легко, а вот рассказать все ему самому — очень, очень трудно. Сабина продолжала уверять себя, что он поймет, что он поведет себя так, как повел бы себя любой член ее семьи, узнай он, что кто-то попал в беду, но в глубине души она знала, что реакция Артура будет совсем иной.
Она не стала входить в гостиную через французское окно, как сделала, когда узнала о приезде Гарри. Сейчас, и потому, что это требовало больше времени, и потому, что так было солиднее, она обошла дом по тропинке и вошла на виллу через калитку в саду. Она немного помедлила в холле, пригладив волосы перед зеркалом, а затем, вдруг почувствовав озноб и пустоту внутри, во шла в гостиную.
— Добрый вечер, Сабина.
Артур стоял у окна, глядя на залитый солнечные светом сад. Когда она вошла, он повернулся и протянул ей руку. Сабина подошла к нему и подставила личико для поцелуя.
— Я должен принести свои извинения, я на несколько минут опоздал, — сказал Артур. — Его королевское высочество попросил меня посидеть с ним после обеда. Мы разговорились, и я совсем забыл о времени.
Несомненно, в голосе Артура звучало удовлетворение, и Сабина воспряла духом, увидев, что он был в прекрасном настроении.
— Расскажи мне еще, — попросила Сабина. — Что вы Я бы, наверное, злоупотребил доверием его королевского высочества, если бы поделился подобной информацией, — ответил Артур. — Нет, ты не должна выпытывать у меня секреты. Членам королевской семьи приходится быть исключительно осторожными, и, если, когда мы поженимся, я ненароком упомяну вещи, которые касаются моего положения при дворе, ты должна постараться никогда ни с кем не заговаривать о том, что слышала от меня, — даже со своей семьей.
— Да, конечно, я понимаю, — сказала Сабина.
— И будешь осторожна? — спросил Артур.
— Да, обещаю.
— Хорошо. А теперь скажи мне, каковы твои планы на вечер.
— Прежде я хочу тебя кое о чем попросить, Артур, — сказала Сабина очень тихо.
— В чем дело?
— Это очень важно для меня, — залепетала Сабина. — Один… из членов моей семьи… попал в беду.
— В беду? — резко переспросил Артур. — В какую беду?
. Его голос был суров, в глазах появилась настороженность, которой раньше в них не было.
— Это Гарри, — сказала Сабина.
— Гарри! Я думал, твой брат в море.
— Его корабль здесь, в порту.
— Ну конечно же, корабль на службе ее величества, «Великолепный»! Сегодня утром я видел, как он заходил в порт. Я думаю, власти сочли, что, раз его высочество находится в Монте-Карло, естественно, что главный корабль флота ее величества должен быть где-то поблизости. Теперь-то я припоминаю, ты ведь говорила мне, что твой брат служит на борту «Великолепного».
— Да, я правда тебе это говорила, — отозвалась Сабина. — А ты помнишь, как однажды я показала тебе его фотографию и ты сказал, какой он красивый и как хорошо он смотрится в форме?
— Прости, таких деталей я не помню. Но не обижайся. Расскажи же мне, что произошло.


— Вчера вечером Гарри пошел в казино… — пробормотала Сабина.
— Ну и?..
— Он проиграл энную сумму денег. Много денег.
— Неужели! Ему потребуется немало времени, чтобы выплатить свой долг. Насколько я знаю, услуги младших лейтенантов не очень-то щедро вознаграждаются.
— Гарри готов вернуть каждый пенни! — пылко отозвалась Сабина. — Он человек долга. Но к несчастью, он не может выплатить все деньги сразу. Это займет некоторое время, возможно годы.
— Неужели! — повторил Артур. — А не надоест ли ему это?
— Прошу тебя, постарайся понять! — в отчаянии вое кликнула Сабина. — Понимаешь ли, деньги, которые он проиграл, нужно вернуть немедленно.
— Сколько он проиграл? — спросил Артур.
— Около сотни фунтов, — ответила Сабина и в смущении отвела глаза.
Сейчас сумма казалась ей еще большей, нежели когда она впервые услышала о ней от Гарри. Одна сотня фунтов! Это почти столько же, сколько они тратили на еду в доме священника в год. Это было больше, чем папа заплатил за всех своих лошадей, а они, естественно, были куплены не все сразу, а по одной.
Наступила долгая пауза. Наконец Артур произнес:
— Твой брат, очевидно, слишком увлекся игрой, для офицера это недопустимо. Ты должна передать ему мои соболезнования по поводу постигшего его несчастья или, лучше бы сказать, глупости.
Сабина взглянула Артуру в лицо:
— Прошу тебя, Артур… пожалуйста, помоги нам.
— Помочь вам? — переспросил он. — Что же вы от меня хотите?
— В казино Гарри дал чек. Он думал, что обязательно вернет проигранные деньги… Вместо этого… он… проиграл все остальное. У него нет столько денег в банке, и, если обнаружится, что он… намеренно выписал чек, который… нельзя обналичить, ему придется уйти в отставку. О, прошу тебя, Артур… не допусти, чтобы это случилось!
— Твой брат должен был думать об этом раньше, ответил Артур ледяным тоном.
— Он потерял голову. Он плавал вдоль берегов Африки шесть месяцев. Я прекрасно могу себе представить, как это произошло. Он хорошо поужинал, выпил, и рулетка показалась ему такой легкой, такой простой игрой, что он подумал, что сумеет выиграть много денег, — вместо этого он проигрался.
— Ты очень его жалеешь, я это вижу, — мрачно промолвил Артур.
— Я знаю, он повел себя очень глупо, — не могла не признать Сабина. — Но как мы скажем папе о беде, в которую он попал? Это убьет его.
— Сомневаюсь, — холодно ответил Артур. — Родители редко умирают от того, что их дети плохо себя ведут.
— Но у папы тоже нет денег, — объяснила Сабина. — Ты же знаешь, как мы бедны, ты знаешь, как скудно мы живем. Пожалуйста, Артур, одолжи Гарри денег. Он вернет их, я знаю, что вернет.
— Много лет назад я взял себе за правило никогда не давать денег в долг, — ответил Артур. — Мой отец был такой же. «Дашь в долг — потеряешь друга» — вот что он мне говорил, и я всегда убеждался в том, насколько верны его слова.
— Но Гарри не просто друг! — воскликнула Сабина. — Он будет твоим шурином.
— Я это понимаю, — сказал Артур. — И это одна из причин, по которой я не хочу, чтобы меня считали замешанным в этой афере. Ты должна понять, Сабина, и я хочу это прояснить раз и навсегда, что я женюсь на тебе, а не на твоей семье.
— Что ты хочешь этим сказать?
— То, что говорю. Я полюбил тебя, и я хочу, чтобы ты стала моей женой, но это не значит, что я хочу, чтобы Гарриет, Меллони, Ангелина и еще одна твоя сестра забыл, как ее зовут, — повисли у меня на шее до конца моих дней. По этой же причине я не собираюсь финансировать и твоего брата.
Сабина сильно побледнела. Мгновение она молчала, а потом наконец едва слышно произнесла:
— Ты хочешь сказать, что я не должна видеться со своей семьей?
— Нет-нет, разумеется, нет, — раздраженно сказал Артур. — Разумеется, ты будешь навещать свою семью через разумные интервалы и когда это будет удобно. Но я не хочу, чтобы они жили ни с нами, ни за наш счет. Также я не желаю, чтобы ты, поглощенная делами твоей семьи, забывала о моем комфорте и. благосостоянии.
— Но я и так никогда не забуду о нем, — возразила Сабина.
— Этого я не могу знать, — отчеканил Артур. — Твоя семья, несомненно, многое значит для тебя. Они были до сих пор, как и подобает, твоей первейшей заботой и занимали первое место в твоем сердце. Теперь все должно измениться. Ты станешь моей женой, и я хочу, чтобы ты занималась моими интересами, моим домом, моими делами. У тебя не будет оставаться много времени для других людей и иных занятий. Ясно?
— Д… да, Артур.
— А теперь что касается твоего брата… Гарри. Я отдаю себе отчет, что это одна из тех нелепых ситуаций, обстоятельства которой вынуждают меня что-то предпринять.
Лицо Сабины прояснилось.
— Ты хочешь сказать, — спросила она, чуть дыша, — что… поможешь ему?
Я хочу сказать, что мне придется это сделать, — немного грубо ответил Артур. — Я не могу позволить, чтобы из-за этого скандального происшествия моего будущего шурина уволили из флота ее королевского величества. Я буду вынужден, и должен прибавить — против воли, одолжить ему денег, чтобы он заплатил свой долг. Но он должен мне вернуть деньги. Я считаю, это послужит ему хорошим уроком, который он запомнит навсегда.
— Ну разумеется, он вернет тебе деньги! — воскликнула Сабина. — О, Артур! Как мне благодарить тебя за твою доброту?
Артур коротко рассмеялся своим сухим смехом.
— Доброта, которая отнюдь не добровольная, — сказал он. — Ты поставила меня в очень неудобное положение, Сабина, я надеюсь, ты это понимаешь.
— Я только понимаю, что ты очень добр и щедр по отношению к Гарри, — .ответила девушка. — Он почти голову потерял от беспокойства, и мы бы не просили тебя, если бы могли изыскать эту сотню фунтов как-нибудь иначе.
— Я скажу этому молодому идиоту все, что я о нем думаю, — сказал Артур. — Где он?
— В саду, — ответила Сабина. — Но прошу тебя, Артур, не будь с ним слишком груб. Он и так очень переживает из-за своей глупости и очень сожалеет, что причинил нам столько тревог и беспокойств. Он вернет тебе все до пенни, если только ты дашь ему время.
— Я сам решу, как мне быть, — отрезал Артур. — А теперь пообещай мне, Сабина, что ты не забудешь то, что я сказал. Я женюсь на тебе, а не на твоей семье.
— Да, я слышала, — тихо сказала Сабина. Она сжала губы, словно пытаясь подавить слова протеста, которые невольно вспыхнули у нее в мозгу. — Мне привести Гарри?
— Через минуту, — ответил Артур. — Если он немного поволнуется, каков будет мой ответ, и немного подождет, это не причинит ему вреда.
— Я уверена, что он нас не подведет, — уверенно сказала Сабина.
— Я вынужден ему помочь, повторяю, — отозвался Артур. — Но уверяю тебя, Сабина, в других случаях я уже не буду столь уступчив и щедр. Поверь, я сделаю все, чтобы твоя семья не бегала за мной с протянутой рукой, выпрашивая милостыню. Может, я и богатый человек, но не дурак.
Сабина гордо выпрямилась:
— Моя семья никогда не рассчитывала что-то получить от тебя, и они никогда не будут просить милостыню!
Артур рассмеялся.
— Так это задело твою гордость, не так ли? — спросил он. — Прости меня, Сабина, но боюсь, у меня несколько практичный взгляд на жизнь. Я не настолько глуп, чтобы не понимать: твои родители со своими пятью дочерьми, каждую из которых надо устроить в жизни, и сыном, которому надо помогать, рады, «что хоть их старшая дочь нашла себе богатого мужа.
— Я думаю, что больше всего на свете и папа, и мама хотят, чтобы мы были счастливы, — возразила Сабина.
— А если счастье щедро позолочено, так это еще лучше, — цинично заметил Артур.
Сабина вдруг вышла из себя и топнула ножкой.
— Мне кажется, ты отвратительный, раз так говоришь! — вскричала она. — Если бы ты только знал, какой добрый, какой высокодуховный человек мой папа! Он никогда не думает о деньгах и отдает каждый фартинг, который у него есть, людям, которые еще беднее, чем он. Если бы он слышал, что ты сейчас сказал, я верю, он тут же приказал бы мне возвращаться домой.
Артур снова засмеялся и, протянув руки, привлек Сабину к себе.
— Я и не знал, что у тебя такой норов, — улыбнулся он. — Хочешь, я извинюсь за то, что разозлил тебя?
— Ты говорил… жестокие и… злые слова, — пролепетала Сабина. Ее голос срывался, а глаза были полны слез.
— Не плачь, — сказал Артур, вдруг наклонился и прижался губами к ее рту.
Долго держал он ее своей пленницей, а когда отпустил, кровь хлынула к ее щекам.
— Пришли ко мне этого болвана, — сказал он. Сабина не смела взглянуть ему в лицо. Она быстро отвернулась и бросилась через французское окно в сад. Гарри, который выглядел тревожным и опечаленным, ходил взад-вперед по тропинке позади изгороди из фуксий. Увидев, что к нему направляется сестра, он с облегчением поднял глаза.
— Ну, что он сказал? — спросил он.
— Все будет в порядке, — сказала Сабина, всхлипнув. — Но, о, Гарри, ничего не говори ему, как бы он тебя ни рассердил, как бы зол ты ни был.
— Ему это не понравилось? — спросил Гарри. Сабина кивнула.
— Черт возьми… — начал Гарри. Сабина положила руку ему на плечо:
— Послушай, Гарри. Что бы он ни сказал, ты должен молчать, ты должен это вытерпеть. Другого способа найти сотню фунтов у нас нет. Нет! Пообещай мне, что ты не произнесешь ни слова, кроме «спасибо».
— Но если он огорчил тебя… — начал Гарри.
— Пообещай мне, — прервала его Сабина. — Будь разумным, Гарри. Если я смогла смириться с этим ради тебя, ты тоже можешь. Должен.
— Ладно, сестренка.
Он пожал ее руку и, расправив плечи, направился к вилле. Сабина огляделась в поисках скамейки, села и закрыла лицо руками. Ее сердце бешено колотилось от гнева и возмущения, и все же ей не удалось подавить слезы, которые продолжали малодушно навертываться ей на глаза.
— Я глупая, что обращаю на это внимание, — произнесла она вслух. А потом, ища платок, она вдруг обнаружила, что находится в маленькой беседке, в которой на вторую ночь своего пребывания в Монте-Карло она разговаривала с цыганским королем.
Она вспомнила его слова, его низкий, звучный голос. Как живо было воспоминание о его теплой, крепкой руке и прикосновении его губ, когда он поцеловал ее ладонь! Она вздохнула, и слезы вдруг закапали по ее щекам…
Однако двадцать минут спустя, когда Гарри вернулся в сад, она была спокойна и сдержанна. Она знала, судя по выражению его лица и сжатых губ, что он чувствовал себя так, словно хотел немедленно с кем-нибудь подраться, и не успел он подойти поближе, как она с тревогой в голосе вскрикнула:
— Все в порядке? Он дал тебе денег?
Гарри кивнул, словно на мгновение лишился дара речи, сел рядом с Сабиной, сунул руки в карманы и вытянул ноги.
— Уф! — воскликнул он. — Я бывал в жизни во многих переделках, но все они не сравнятся с этой.
— Ты ничего не сказал? — спросила Сабина.
— Хорошо, что ты заставила меня пообещать молчать, — ответил он. — Пару раз я уж думал ударить его, но потом вспоминал твои слова, и…
— Гарри! Ты с ума сошел!
— Сошел или нет, но это доставило бы мне огромное удовольствие.
— Ты получил деньги?
— Да. Он дал мне сотню фунтов, и я должен вернуть их ему в течение года.
— В течение года! — воскликнула Сабина. — Но разве это не оставит тебя…
— Практически без гроша в кармане, — закончил за нее Гарри. — Но это будет мне уроком! Он ясно дал мне понять, что урок — это как раз то, что мне нужно.
— Это тяжело, ужасно тяжело, — сказала Сабина. — Но по крайней мере тебе не придется ничего говорить папе.
— Я все время думал об этом, — сказал Гарри. — Я все шептал про себя: «Сабина, папа, папа, Сабина», иначе бы…
— Не думай об этом, — быстро сказала Сабина. — Просто забудь. Ты получил деньги, это главное.
Гарри вдруг выпрямился и, повернувшись к Сабине, положил ей руки на плечи.
— Послушай, сестренка, — сказал он. — Ты любишь этого человека?
Вопрос застал Сабину врасплох. Мгновение ее голубые глаза пристально смотрели в его карие, а потом, охнув, она отвернулась и высвободилась из его рук.
— Перестань волновать меня, Гарри, для одного дня уже достаточно беспокойств. Я не хочу говорить о себе и об Артуре. Ты в безопасности, и это главное.
— Я не могу не думать о тебе, — настаивал он.
— Подумай о чем-нибудь другом, — взмолилась Сабина и прибавила делано легкомысленным тоном: — Со мной все в порядке, и я счастлива, Гарри. Я же не вмешиваюсь в твою жизнь, так что не вмешивайся и ты в мою.
— Но, сестренка, тебе надо хорошенько подумать.
— Я уже думала, — ответила Сабина. — Я много думала, и разговоры тут ни к чему.
Гарри пожал плечами:
— Что ж, хорошо. Я пойду.
— Прошу, останься, выпьем чаю, — взмолилась было Сабина, но сейчас же торопливо прибавила: — Я забыла. Артур все еще здесь?
— Нет, он ушел. Он просил меня передать тебе, что ему очень жаль, что он не может остаться подольше, но он обещал покататься в карете вместе с ее королевским высочеством.
Сабина почувствовала огромное облегчение.
— Тогда ты можешь остаться на чай, — тихо сказала она. — Леди Тетфорд всегда пьет чай около пяти часов. Пожалуйста, останься, Гарри.
Прости меня, Сабина, я не останусь. По правде сказать, я немного взволнован и мне надо выпить что-нибудь покрепче чая. Кроме того, я пообещал встретиться кое с кем из приятелей.
— Хорошо, Гарри, я понимаю.
Сабина могла понять его желание поскорее уйти. Она поднялась на цыпочки, обвила руками его шею и прижалась к его щеке:
— Будь осторожен, Гарри, дорогой.
— И ты тоже, — ответил он.
— Я увижу тебя завтра?
— Я приду после обеда, если ты будешь одна, — пообещал Гарри. — То есть если я смогу получить увольнение на берег.
— Да, пожалуйста, приходи, — сказала Сабина. — Я обычно одна вот в такое же время.
Гарри поцеловал ее, и они под руку пошли к вилле. Сабина попрощалась с ним у дверей и, когда он ушел, бросилась бегом в свою комнату, чтобы промыть глаза и уничтожить следы слез. У леди Тетфорд был проницательный взгляд, а Сабина знала, что не переживет, если ей придется объяснять, что произошло, матери Артура.
В тот вечер они спокойно поужинали дома в компании всего двух друзей леди Тетфорд. Конечно, они планировали отправиться в казино позже, но, когда пришло время, у леди Тетфорд разболелась голова и она заявила, что должна лечь в постель.
— Я думаю, я съела что-то не то, — сказала она. — В Монте-Карло надо быть таким осторожным. Мне что-то нехорошо. Прошу прощения, Сабина, но мне придется сегодня рано лечь.
— Разумеется, — ответила Сабина. — Поверьте, я и сама не прочь рано отправиться спать. Я не привыкла так долго засиживаться по вечерам. Дома мы всегда ложимся около десяти часов.
Два других гостя рассмеялись и сказали Сабине комплименты по поводу цвета ее лица, уверяя, что час сна до полуночи, несомненно, стоит двух после. Скоро они ушли, и, позевывая, леди Тетфорд пошла наверх.
— Я прикажу Мари, чтобы она приготовила мне немного настойки опия, — сказала она. — Я не очень-то люблю ее принимать, но, если я хорошо посплю ночью, завтра со мной все будет в порядке.
— Тогда надеюсь, что вы поспите действительно хорошо, — сказала Сабина, нежно целуя ее.
— Спокойной ночи, детка. — Леди Тетфорд на мгновение задержала свою руку у Сабины на плече. — Я тебе еще не говорила, — продолжала она, — как мне приятно твое присутствие здесь? Я поняла впервые, насколько иногда бываю одинока, даже этого не замечая.
Она улыбнулась своим словам и ушла, оставив Сабину, задумчиво смотрящую ей вслед. Какая она милая! Какая нежная и понимающая! Если бы Артур был таким же. Мужчины и женщины очень сильно отличаются друг от друга, подумала Сабина, и было бы глупо ворчать и жаловаться. Да и Артур оказался достаточно добр, одолжив Гарри денег, в которых тот так нуждался.
Она прошла в свою спальню и заперла дверь. Сняв красивое, безупречно скроенное платье, которое она надевала на ужин, она накинула пеньюар из светло-голубого муслина, который был сшит для нее еще дома. Сев за туалетный столик, она было собралась вытащить гребни из волос, когда раздался стук в дверь.
— В чем дело? — спросила она.
— Лейтенант Уонтидж хочет видеть вас, мисс.
— В такой час! — воскликнула Сабина и вдруг вспомнила, что еще не было одиннадцати.
Она поднялась на ноги и открыла дверь. Бейтс, дворецкий, стоял на пороге.
— Лейтенант очень хочет видеть вас, мисс. Я доложил ему, что вы уже ушли к себе, но он сказал, что это крайне важно.
— Я спущусь к нему, — ответила Сабина.
Она поплотнее завернулась в свой пеньюар, завязала пояс из ленты потуже и бросилась вниз по лестнице в гостиную.
Гарри ждал, шагая взад-вперед по ковру. Едва Сабина вошла, он обернулся, и стоило ей увидеть его лицо, как она издала крик ужаса.
— Что случилось?
В ответ Гарри подошел к ней и взял ее за обе руки:
— Я конченый человек.
— Конченый? Что ты имеешь в виду?
— То, что говорю. Сегодня же напишу папе, но подумал, что должен сказать вначале тебе.
— Что произошло? В чем дело? — спросила Сабина. — О, Гарри, не смотри так. Скажи мне, что случилось.
— Не могу.
— Не можешь? Что ты хочешь этим сказать, почему? Гарри вдруг сел на стул и, громко застонав, закрыл лицо руками.
— Представить не могу, и почему это только произошло со мной, — бормотал он.
Сабина опустилась рядом с ним на колени.
— Гарри, ты должен мне немедленно рассказать, что тебя так огорчает, — приказала она.
Гарри оторвал руки от своего очаровательного, но несчастного лица.
— Я потерял деньги, — отрывисто сказал он.
— Потерял? — Сабина почувствовала, что эти слова застряли у нее в горле.
— Да, потерял.
— Но как ты мог? Это невозможно! Расскажи мне все с самого начала.
Прежде чем ответить, Гарри глубоко вздохнул и подавил звук, который подозрительно напоминал всхлипывание:
— Как тебе известно, Сабина, я ушел отсюда с деньгами. Я был благодарен тебе, что ты помогла мне их достать, хотя я и признаю, что был взбешен от того, что мой будущий шурин решил высказать мне по поводу моего поведения. Конечно, я был дураком — никто не знает этого лучше, чем я сам, — но он оскорбил меня, и мое терпение едва не лопнуло, но я сдержался. Я подумал, что встречусь с друзьями, выпью и тогда уж пойду в казино. Что ж, я встретился с ними, как и было договорено. Мы пропустили пару стаканчиков, а после они захотели пойти и посмотреть какое-то шоу у набережной. Оно было достаточно грубым и непристойным — на такое не пригласишь даму, — но там были две женщины определенного типа, и мы разговорились с ними. В итоге мы попросили их провести с нами вечер и все вместе отправились ужинать. Я, конечно, не забыл о деньгах, и я не потратил из них ни пенни, клянусь. Еще до того, как я сюда пришел, у меня оставались пять шиллингов. Я отдал их в компанию, объяснив, что не могу дать больше. Но у них были деньги, так что они предложили меня угостить. Все было вполне мило и честно, ничего дурного. Конечно, наши дамы были из сорта тех, кого нельзя представить тебе или маме, но они казались вполне приличными, хорошо одетыми — да, скорее модными, если быть точным.
— Продолжай, — сказала Сабина, чуть дыша.
— Мы пошли поужинать в маленькое заведение, о котором рассказали нам девушки, — очень вкусная и не очень дорогая еда, — а затем они сказали: «Как насчет казино?», и мы все согласились. Они отправились в женскую комнату, чтобы прихорошиться, а мы втроем прикончили остатки вина. Их не было достаточно долго на самом деле так долго, что мы уж начали шутить, ломая голову, что они могли там делать столько времени, небось судачили про нас. «Я полагаю, они ждут, пока мы бросим жребий, — сказал один из моих товарищей. И выпалил: — Чур, блондинка моя». И тут я наконец сообразил: «Ба, да нас действительно на одного больше, чем дам». И я решил уйти. Я сказал: «Дальше без меня. Мне надо по делу в казино, а затем я исчезну». Сказав это, я засунул руку в карман и обнаружил, что деньги, которые дал мне Артур, исчезли!
— Исчезли! — воскликнула Сабина.
— Да, исчезли, — повторил Гарри. — Сначала я не мог в это поверить. Я перерыл все карманы, даже снял плащ, чтобы получше посмотреть, но деньги исчезли и женщины тоже.
— Ты хочешь сказать, что это они их украли? — спросила Сабина.
— Похоже на то. Мы наняли экипаж, чтобы доехать до ресторанчика. Нас было пятеро, так что нам пришлось сидеть в изрядной тесноте. Ты же знаешь, какие бывают женщины этого типа — хотя нет, наверное, не знаешь, — но они всегда слишком любвеобильны, вешаются на руку, обвивают руками шею. Они могли вытащить деньги в любой момент в течение всей поездки.
— Гарри! Гарри! Что же делать?
— Ничего, — ответил Гарри. — Ты же не можешь снова просить Артура. Да я тебе просто этого не позволил бы. Да и потом, я просто уверен, что он мне их не даст.
— Но, Гарри, должен же быть какой-то выход. Ты не можешь пойти в полицию?
— Ты что, думаешь, они уделят мне внимание? Для начала они вряд ли поверят в то, что у меня при себе было столько денег, во-вторых, мы даже не знаем имен этих женщин. Одна была блондинка, а другая скорее темненькая — похожа на цыганку. Нет, ничего нельзя сделать. Я пойду, встречусь сегодня же с капитаном и подам в отставку, а затем напишу папе.
— Подожди! — воскликнула Сабина. — Ты сказал, что одна из девушек была цыганкой?
— Я не сказал, что она была цыганкой, — раздраженно ответил Гарри. — У нее были темные волосы, большие серьги и золотистая кожа, ну ты знаешь. Но мне больше нравятся светленькие.
— Но как ее звали? — спросила Сабина. — Подумай, Гарри. Ты должен был слышать ее имя.
— Она называла себя Катишей, — ответил Гарри. — Вторая Мими, и она была намного приятнее.
— Не важно, были ли они приятные или гадкие, — с досадой перебила Сабина. — Если эта Катиша — цыганка, возможно, только возможно, что я смогу кое-что сделать.
— Что ты хочешь сказать?
— Не важно, — ответила Сабина. — Сейчас не время для объяснений. Но ты не должен пока ничего предпринимать. Не вздумай пойти к капитану или написать папе, пока я не скажу тебе, что все безнадежно. Ты мне обещаешь?
— Что ты собираешься сделать? — спросил Гарри. На мгновение в его голосе и глазах промелькнула надежда, но тут же исчезла.
— Не беспокойся, Сабина, — продолжал он. — Этому нельзя помочь. Я самый большой дурак, который когда-либо жил на белом свете, как изволил заметить мужчина, за которого ты собираешься выйти замуж. Что ж, он : был прав, абсолютно и полностью прав. Я так все испортил, что теперь мне ничего не остается, как отвечать за последствия. Я пойду. Я просто подумал, что ты должна знать правду.
— Послушай, Гарри, — сказала Сабина. — У меня есть идея. Я думаю, что я… я смогу вернуть тебе деньги.
— Но как?
— Этого я тебе не скажу, — ответила Сабина. — Дай мне подумать. — Она приложила пальцы к вискам и некоторое время сидела не шелохнувшись. Наконец она сказала: — Гарри, ты должен достать мне лошадь.
— Лошадь? — с удивлением переспросил он.
— Да. Я думаю, ты найдешь хорошую лошадку в конюшнях, куда леди Тетфорд ставит свою карету. Она уже говорила о предстоящей прогулке верхом и даже купила мне амазонку в Париже, при этом она выразила уверенность, что любой из детей нашей мамы захочет покататься верхом.
— Тебе нужна лошадь сейчас, в такое время? — в замешательстве спросил Гарри.
— Да, сейчас, и как можно быстрее, — отрезала Сабина. — Но пусть они не подводят ее к парадному входу. Подожди с ней в дальнем краю сада. Ты понимаешь, что я имею в виду?
— Полагаю, что да, — кивнул Гарри. — Но, сестренка…
— Прошу тебя, Гарри, не спорь и ни о чем меня не спрашивай. Иди и достань мне лошадь и не забудь проследить, чтобы на ней было дамское седло. Я встречу тебя на дороге через четверть часа.
— Но одна лошадь не довезет нас обоих, — возразил Гарри. — Хотя один Господь Бог знает, куда ты собираешься.
— В любом случае ты не едешь, — возразила Сабина. — Тебе просто придется подождать где-нибудь здесь, Гарри, пока я не вернусь. Это может занять час, может два, может три, я не знаю. Иди и найди своих друзей. Делай все, что угодно, но только» больше не трать денег.
— Ты можешь быть уверена в этом, — ответил Гарри. — У меня просто больше их нет. Но послушай, сестренка, я не могу позволить тебе отправиться одной в погоню за химерой.
— Не за химерой, — ответила Сабина. — О, Гарри, если мне удастся вернуть эти деньги, ты поклянешься мне, что отнесешь их тут же в казино?
— Ты что же, думаешь, я идиот?! — воскликнул Гарри. — Конечно, думаешь — я ведь и есть идиот. Но я никогда и представить себе не мог, что со мной может случиться такое! Полагаю, это потому, что я раньше никогда не был в таком месте, как Монте-Карло.
Он выглядел смущенным мальчишкой, и Сабина невольно протянула руки и положила их ему на плечи.
— Мы с этим справимся, не правда ли, Гарри?
— Я не знаю, сестренка. У меня не очень-то много надежды на чудо…
— Ступай и приведи мне лошадь, — приказала Сабина. — И держи пальцы скрещенными.
Она поцеловала его и повернулась к двери.
— Никому ни слова, — прошептала она. — Никто не должен об этом знать!
— Да уж наверное! — воскликнул Гарри. — Бог знает что может вообразить этот тип, за которого ты собираешься замуж!
— Разумеется же, Артур не должен ничего знать! — Сабина вздрогнула при одной только мысли об этом, но тут же, храбрясь, вздернула подбородок. — Мы будем верить в чудо до последнего, Гарри. Это слабая надежда, но есть… кое-кто, кто, возможно, может… спасти тебя! Во всяком случае, я в это верю!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100