Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Леди Тетфорд вошла в гостиную, на ходу снимая с плеч свой соболиный шарф с дюжиной болтающихся хвостиков. Сабина сидела у окна, держа в руках книгу. Она не читала — она смотрела в сад, пытаясь найти ответ на мучившие ее вопросы. Ее глаза не видели ни висящих гирлянд алых цветков герани, ни синих гелиотропов. Она была так погружена в себя, что даже не слышала, как вошла леди Тетфорд Пожилая женщина несколько секунд понаблюдала за ней, а потом сказала:
— Ты очень серьезна. Сабина вздрогнула и вскочила:
— Простите, я не слышала, как вы вошли.
— Все в порядке, детка. Я опоздала, но полагала, что твоя подруга все еще здесь.
— Нет, Сесиль ушла более получаса назад, — ответила Сабина.
— Ты выглядишь такой задумчивой, — сказала леди. Тетфорд. — Тебя что-то беспокоит?
— Нет, разумеется, нет, — ответила Сабина так по спешно, что леди Тетфорд внимательно посмотрела на нее, потом пересекла комнату и позвонила в колокольчик у камина. Надо разжечь огонь, — сказала она. — Весь день было жарко, но вечером, кажется, стало немного прохладнее. Трудно представить себе, что в Англии сейчас идет снег.
— Да? — спросила Сабина. — Откуда вы знаете?
— Я прочла это в газетах сегодня утром, — сказала леди Тетфорд. — Снег и мороз. Странно думать об этом здесь.
— Да, действительно, — согласилась Сабина. — Жизнь В Монте-Карло — это словно жизнь в другом мире.
Она говорила очень тихо, и в ее голосе не было того веселого оживления, которое звенело в нем всегда, и леди Тетфорд вновь с подозрением взглянула на нее.
— Ты с нетерпением ждешь сегодняшнего вечера? — спросила она после недолгой паузы.
— Да, конечно, — сдержанно ответила Сабина. — Мари закончила подгонять платье, я надеюсь, вам понравится, как оно на мне сидит.
— Уверена, что понравится, — заверила ее леди Тетфорд. — Я хочу, чтобы ты была королевой бала.
— Не думаю, что у меня есть шанс, — ответила Сабина. — Для меня уже достаточно побывать там, увидеть дворец и гостей. Интересно…
Она так и не успела договорить: в этот момент дверь распахнулась и в комнату вошел Артур с газетой в руках. Даже не взглянув на Сабину, он направился прямиком к матери, протянул ее ей и указал пальцем на какой-то абзац.
— Ты это читала? — спросил он. Его голос был резкий и суровый, и Сабина поняла, что он снова зол на что-то.
Леди Тетфорд удивленно подняла брови:
— Добрый вечер, Артур! Мне кажется, я не расслышала, как ты поздоровался со мной и с Сабиной.
— Прочти же этот абзац, мама!
Одну секунду, дорогой. Я должна найти свои очки. О, Бейтс, — прибавила она, повышая голос, когда дворецкий появился в дверях. — Прикажи развести огонь в камине и попроси Мари найти мои очки. Боюсь, я оставила их наверху.
— Слушаюсь, миледи.
Лакей торопливо вбежал в комнату и принялся разводить огонь. Пока Бейтс не вернулся с очками леди Тетфорд на серебряном подносе, никто не проронил ни слова.
Наконец дворецкий и лакей ушли, и леди Тетфорд надела очки.
Все это время Артур стоял с неподвижностью каменной статуи. И продолжал хранить молчание. Впрочем, выражение его лица говорило само за себя.
Сабина вновь заняла свое место у окна, которое она покинула при появлении леди Тетфорд. Она решила держаться в стороне, чувствуя, что все произошедшее касается только матери и сына и никак не могло относиться к ней. И все же ее взгляд был устремлен на них с тревогой, ее глаза казались огромными на ее маленьком бледном личике. В них застыло напряжение и испуг. Сцепленные на коленях пальцы побелели.
— Ну, и что тебя здесь беспокоит? — беспечным голосом спросила леди Тетфорд, беря в руки газету. Она мельком взглянула на абзац, который он ей указал, но читать не стала. Вместо этого она сняла очки и проговорила: — Но я уже читала об этом сегодня. Эту газету приносят сюда каждое утро.
— Ты знаешь, о чем там говорится? — спросил Артур.
— Разумеется, — ответила леди Тетфорд. — Правда, вряд ли там Найдется что-то, чего мы еще не знаем про бал-маскарад. О нем пишут уже не первую неделю.
— Здесь упоминается твое имя как одной из хозяек званого ужина.
— Ну и что? — спросила леди Тетфорд, и ее глаза встретились с глазами сына. В них был открытый вызов.
— Это невозможно! Ты должна это прочитать! — настаивал Артур почти шепотом. — Ты хоть понимаешь, что там будут принц и принцесса Уэльские?
— Насколько я понимаю, этот бал и дается в их честь, — ответила леди Тетфорд.
— Так и есть! — воскликнул Артур. — И ты должна понять, что при подобных обстоятельствах ты не можешь на нем присутствовать.
Леди Тетфорд тихонько засмеялась и, отложив газету на столик, уютно расположилась в кресле.
— Мой дорогой Артур, — начала она. — Твой приход сюда с этой газетой в руках отнюдь меня не удивил. Я этого и ожидала, когда узнала, что ты ни словом не обмолвился о предстоящем бале ни в разговорах со мной, ни с Сабиной. Ты очень глуп, если думаешь, что молчанием тебе удалось бы скрыть от нас, что и ты, и их королевские высочества будете присутствовать на балу сегодня вечером. В Монте-Карло известна каждая деталь — в том числе и имена приглашенных.
— Тем более ты должна понять всю щекотливость своего положения, — резко ответил Артур.
— Какого такого положения? — как бы поддразнивая его, спросила леди Тетфорд.
Артур сделал жест, который должен был подчеркнуть бурю его чувств.
— Не играй со мной! — гневно сказал он. — Я не ребенок. Неужели ты думаешь, что люди действительно поверили в то, что ты уехала за границу из-за своего здоровья? Может быть, королева и поверила, но она не выходит в свет, и в конце концов, никто не посмеет нести ей сплетни. Но наши друзья не такие уж бестолковые. Тебя видели в Париже. Людям, должно быть, стало интересно, почему ты так долго не возвращаешься в Англию, почему покинула свою родину так поспешно и почему остаешься вдали от нее так долго.
— Они расспрашивали тебя об этом? — спросила леди Тетфорд.
— Не то чтобы расспрашивали. Но интересовались, как твои дела, на что я неизменно отвечал, что доктора считают необходимым твое дальнейшее пребывание в теплом климате.
— А мы и живем сейчас в теплом климате, — улыбнулась леди Тетфорд.
Артур смутился:
— Возможно, они так поняли меня… подумали, что тебе гораздо хуже, чем есть на самом деле.
Леди Тетфорд рассмеялась.
— Неужели они думали видеть полуинвалида! — воскликнула она. — Или ты изобразил меня вообще лежащей пластом?
— В этом нет ничего смешного, — огрызнулся Артур.
— Напротив, ведь по-своему это весьма забавно! веселилась леди Тетфорд. — Но если ты такой неловкий и неумный лжец, не жди ты ох меня, что я улягусь в постель с видом умирающей. Нет, Артур! Ты должен отвечать за последствия собственной неосмотрительности Не надо было плести вокруг меня сети лжи.
— Я запрещаю идти тебе на бал сегодня вечером! яростно выкрикнул Артур.
— Запрещаешь мне! — Леди Тетфорд подняла брови. — Давай-ка все проясним — я не собираюсь выполнять приказы кого бы то ни было и уж тем более приказы своего собственного сына. Кроме того, если бы я ; уступила твоему крайне неразумному и возмутительному желанию, что бы ты сказал принцу?
— Принцу? — не понял Артур. — Какому принцу?
— Твоему хозяину на сегодняшний вечер, — ответила леди Тетфорд. — Принц Чарльз попросил меня около двух месяцев тому назад дать званый ужин пере, этим балом.
— Он попросил тебя! Так ты его знаешь? — воскликнул Артур.
— Леди Тетфорд запрокинула голову и рассмеялась смех ее показался Сабине искренним и непосредственные О, Артур! Артур! Как же ты смешон! — воскликнула она. — Конечно же я его знаю. Он очень близкий мой друг. На самом деле он ужинал здесь всего три или четыре дня назад, и мы обсудили все подробности и детали приготовлений к балу, который доставляет тебе столько забот.
— Я… я понятия не имел, — пробормотал Артур.
— Нет, разумеется, не имел, — ответила леди Тетфорд. — Ты же так уверен, что твое собственное отношение ко мне как к падшей женщине, изгнанной обществом, абсолютно верно, и ты представить себе не можешь, что у других людей может быть иная точка зрения.
Артур нервно зашагал по комнате, словно ходьба снимала его напряжение.
— Что я скажу их королевским высочествам, — спросил он, — если кто-то случайно упомянет в их присутствии твое имя? Я не говорил им, что моя мать живет здесь.
— Если они начнут задавать вопросы, тебе придется им объяснить, что ты запамятовал тот факт, что у тебя есть мать — или такая мать, которая все еще способна передвигаться на своих собственных ногах. Бедняжка Артур, как, должно быть, тебе будет неловко!
— Чрезвычайно неловко! — взорвался Артур. — Ну почему тебе непременно надо находиться в Монте-Карло в то время, когда здесь пребывают их королевские высочества?
— Ты полагаешь, что в угоду тебе я должна была покинуть свой дом почти на год? Кроме того, не вижу причин для беспокойства. Я не могу поверить, что среди огромного числа гостей, которых пригласил принц Чарльз, их королевские высочества заметят мою столь незначительную персону. Но если так случится, ты должен объяснить, и как можно убедительнее, что, к твоему огромному удивлению, в старой сучке все еще теплится жизнь!
— Ты все превращаешь в шутку! — угрюмо бросил Артур.
— Я смеюсь, чтобы не заплакать. Когда вспоминаю, что когда-то ты был моим ребенком — ребенком, которым я так гордилась, — тихо произнесла леди Тетфорд.
Наступила тишина. Артур казался пристыженным. Во всяком случае так решила Сабина.
— Я не рассчитывал на удовольствие видеть тебя сегодня вечером, Сабина, — сказал он, поворачиваясь к ней лицом. — Надеюсь, ты оставишь мне несколько танцев.
— Я с нетерпением жду начала бала, — как ни в чем не бывало ответила девушка, поднимаясь со своего места.
Она чувствовала невероятное смущение от того, что стала невольным свидетелем этого жестокого диалога матери и сына. Ее руки дрожали.
Леди Тетфорд подошла к своему письменному столу и взяла лист бумаги с гербом на котором ее размашистым почерком были записаны имена приглашенных на званый ужин.
— Это фамилии гостей, которые мы обсудили вместе с принцем Чарльзом, — сказала она. — Видишь, мы оба рассчитывали на то, что ты будешь ужинать у меня, ведь Сабина одна из приглашенных. Но так как ты ни разу не упомянул об этом, я поняла, что тебя не будет, и пригласила лорда Шерингема, чтобы он занял твое место.
Сабине стало любопытно, будет ли Артур протестовать по поводу присутствия на ужине своего старого знакомого. Но он лишь прочел список приглашенных, приятно удивившись знатности некоторых из них. Затем он вернул листок матери.
— Возможно… я должен принести тебе извинения, сказал он.
Казалось, эти слова буквально вырвали из его губ, и Сабина, несмотря на то что знала его так мало, поняла: Артур приложил огромное усилие, заставив себя произнести их.
— Не стоит, — сурово ответила леди Тетфорд. — Мне теперь безразлично, что ты делаешь или говоришь. За последние десять лет ты ясно дал понять, что ты думаешь обо мне.
Она отвернулась, и, хотя ее голос и был сух, Сабина подозревала, что на ее глаза в этот миг навернулись слезы.
— Ты не вправе ожидать от меня… — начал Артур, но осекся. — Конечно, не следует начинать все сначала.
— Не следует, — согласилась леди Тетфорд.
— Тогда увидимся сегодня вечером.
Мгновение он, казалось, размышлял, как ему надлежит уйти, — мать не смотрела в его сторону, а Сабина выглядела абсолютно потрясенной. Наконец он выдавил улыбку.
— Прости меня, Сабина, — сказал он, — что тебе пришлось выслушать то, что, должно быть, показалось тебе сугубо семейным делом. Но ты ведь теперь член нашей семьи, и лучше, если ты сразу узнаешь о нас самое плохое.
— Да, конечно… я понимаю, — пробормотала девушка.
— Тогда до свидания. И оставь для меня несколько танцев. Конечно, мне придется потанцевать и с другими женщинами, того требует мой долг, но я буду уделять тебе внимание.
— Благодарю, — ответила Сабина.
Он задержал ее руку в своих ладонях и взглянул на мать. Леди Тетфорд продолжала стоять к ним спиной и была, казалось, погружена в созерцание того, что лежало на ее письменном столе. Артур секунду подождал, находясь в некотором замешательстве, а потом, не произнеся ни слова, вышел из комнаты.
Когда дверь за ним закрылась, Сабине вдруг захотелось догнать его, сказать, что он не должен так мучить свою мать, причинять ей столько боли, оскорблять ее.
Пусть она говорит, что ей все равно, но Сабина-то прекрасно знала, что любое недоброе слово для нее было словно удар кинжала в сердце.
Как, должно быть, она страдала, думала Сабина, все эти долгие годы, когда Артур ненавидел и презирал ее за то, что она последовала зову своего сердца. Сабина вспомнила, как ее родители доверяли и любили друг друга, как лицо леди Эвелин вспыхивало от радости, когда в комнату входил ее муж. А он, стоило ему переступить порог, тут же либо называл ее имя, либо спрашивал своих дочерей: «А где мама?»
Это была любовь. Ту же любовь леди Тетфорд, должно быть, питала к человеку, с которым убежала за границу. К Гаю, который умер. Теперь у нее остался только Артур. Сабина подумала, что, если бы Гарри за говорил с ее мамой в тоне, каким говорил со своей матерью Артур, все в доме священника решили бы, что настал конец света.
— О, мама, ты не знаешь, что значит быть дома, сказал однажды Гарри, приехав в отпуск. — Я так скучаю! Мне так тяжело быть вдали от вас!
— Но, Гарри, тебе же нравится служить во флоте, разве нет? — с тревогой спрашивала леди Эвелин.
— Да, но только тогда, когда я не думаю о доме, вздохнул Гарри.
Сабина и ее сестры всегда знали, что мама любило Гарри больше их всех. Гарриет была любимицей папы хотя Сабине иногда казалось, что с тех пор, как она вы росла, он любил больше ее. Но кого больше любила мама, было очевидно.
— Есть некая связь между матерями и их сыновьями которая сильнее, чем любая другая любовь, — однажды сказала их старая няня, когда леди Эвелин в слезах бросилась наверх к себе в спальню, когда Гарри пришло время возвращаться в школу.
— Ты хочешь сказать, что мама любит Гарри больше, чем нас? — спросила Ангелина. В то время она была еще совсем крохой, и ее большие карие глаза налились слезами.
— Конечно, — безжалостно ответила няня. — И нечего злиться по этому поводу. Матери и сыновья, отцы и дочери. Так устроен мир, и никому еще не удавалось идти против природы.
Сабина часто вспоминала эти слова и слепо верила в них. Нельзя идти против природы! Теперь ей казалось, что Артур и его мать уничтожали все то прекрасное, во что она верила с детства. Дом всегда служил ей надежной, защищенной крепостью, в которой она могла укрыться от любых невзгод, и она считала, что так должно быть у всех.
Она долго стояла и смотрела на закрывшуюся за Артуром дверь, а потом бросилась к леди Тетфорд и горячо сжала ее руки в своих.
— Мне очень жаль, — тихо проговорила она.
— Не жалей меня, — ответила леди Тетфорд, чуть дыша. — Это единственное, чего я не выношу. Он был таким милым мальчиком.
Она высвободила свою руку из рук Сабины и вышла из комнаты. Сабина слышала, как она медленно поднималась вверх по лестнице, и шорох ее шелковых нижних юбок, который сопровождал ее везде, куда бы она ни шла. звучал, как самый нежный из вздохов.
Сцены откровений, преподанные ей Артуром и Сесиль, повергли Сабину в уныние. Ее вдруг безудержно потянуло домой, захотелось почувствовать на своих щеках руки и губы ее родной семьи, тепло их любви. Дома они были в безопасности, дома им были не страшны никакие беды.
Когда она приехала сюда, Монте-Карло показался ей волшебным уголком, но теперь горе, проблемы и трудности людей, с которыми она познакомилась, мерещились на каждом шагу. А стоило ей подумать об Артуре, как она начинала дрожать: злоба и жестокая холодность в его голосе, когда он разговаривал с матерью, пугали ее.
Теперь она точно знала, что боится его. Если взглянуть правде в глаза, она боялась его с самого начала, но сперва она убедила себя, что это естественная реакция на его возраст. Мужчину тридцати лет нельзя было сравнивать с деревенскими мальчиками, с которыми она танцевала или ездила верхом на охоту. Да и кроме того, он жил в мире, о котором она так мало знала.
Все это могло послужить объяснением того, что в его присутствии она чувствовала себя неловкой и робкой девчонкой. Но теперь она поняла, что за этим стояло совсем иное. Она не понимала его, как, по ее мнению, понимала других мужчин, с которыми ей приходилось общаться, и, оставшись одна в тиши своей комнаты, Сабина не уставала задавать себе один и тот же вопрос, который в глубине души мучил ее уже давно: почему он хотел жениться на ней? Он отнюдь не казался до безумия влюбленным молодым человеком, хотя, возможно, по-своему, пусть несколько холодно, но выражал свою любовь.
«Я такая неопытная, — думала она. — Я знаю так мало о мужчинах и их чувствах. Я думала, любовь сама показывает себя…»
Сабина внезапно остановила себя. Она вдруг вспомнила о незнакомце, чьи темные глаза горели восхищением, когда смотрели на нее, чей голос казался низким, когда он говорил о любви… и по-французски, и по-английски.
Она даже махнула рукой, словно отгоняя от себя эту мысль.
— Я, должно быть, сошла с ума, если думаю о таких вещах, — вслух произнесла она и затем лихорадочно, не смея больше задавать себе вопросы, стала одеваться для бала.
Задолго до того, как она спустилась вниз, ожидая, когда приглашенные на званый ужин гости начнут собираться, и еще до того, как она показалась леди Тетфорд и услышала от нее слова одобрения, она поняла ее платье принесет ей успех.
Весенние цветы, пришитые к нежному, словно газ, материалу, были уже сами по себе обворожительны. Ее длинные, светло-золотые волосы, спадающие на плечи и поддерживаемые только венком из подснежников, ее голые и не украшенные драгоценностями шея и руки, нежная ткань, спадающая с плеч и трепещущая, будто эфир, от малейшего дуновения, делали ее романтично-необычной. Да, она выглядела прелестно. От ее подавленного настроения не осталось и следа. Она почти поверила в то, что и в самом деле явилась из мрачных ворот подземного мира в мир солнечного света и смеха.
За ужином лорд Шерингем сидел рядом с ней, он постоянно смешил ее своей забавной манерой говорить, его остроты по поводу всего, что он видел и слышал, были уморительно смешны, но не злы.
— Черт побери, никогда бы не подумал, что маскарадный костюм может кого-то красить, пока не увидел вас. Обычно люди рядятся в абсолютно не идущие им вещи, которые делают их нелепыми. А во что одет Зануда?
— Не скажу, — ответила Сабина. — А то вы скажете о нем что-нибудь недоброе, но скажете остроумно, а я не сдержу смех и почувствую себя предательницей.
— Если у Зануды есть хоть капля здравого смысла, он предстанет как Дон Жуан с белым кроликом в руках. Ведь это он поймал самую красивую девушку в этой зале. Почему вы хотите выйти за него замуж? Не лучше ли вам подождать меня?
— Я уже говорила вам, что у вас была возможность два года назад, но тогда вы воротили от меня нос, — рассмеялась Сабина.
Она даже не представляла себе, что может так непринужденно болтать с молодым человеком, но с лордом Шерингемом было так же легко разговаривать, как и с Гарри, и они весело поддразнивали друг друга, пока наконец не пришло время отправляться во дворец.
У дверей виллы ожидало пять карет, которые должны были доставить гостей леди Тетфорд ко дворцу, и Сабина села в одну из них вместе со своей хозяйкой лордом Шерингемом и герцогом де Гизом, который был самым знатным гостем на приеме.
Дворец находился по другую сторону гавани, за Beликим ущельем, которое отделяло степенный древний город Монако от легкомысленной элегантности молодого Монте-Карло. Карета въехала в глубокое ущелье полное причудливых теней, а затем стала поднимать вверх по узкой, петляющей дороге, которая взбиралась на огромную скалу, где и расположился старинной по стройки дворец. Сабина затихла, позабыв о присутствии спутников, — она была очарована красотой раскинувшегося перед ней ландшафта.
Перед дворцом солдаты в своей красной с белым и голубым униформе вытянули руки, чтобы помочь гостям выйти из экипажей. Роскошные salons , украшенные золотом и освещенные хрустальными канделябра ми, приняли нарядную толпу людей, приглашенные принцем.
Сабина была ослеплена великолепием дворца и поза была обо всем, разглядывая танцующих в самых причудливых костюмах. Здесь были тореадоры и крестоносцы, клоуны и короли, пастушки и арлекины, восточные властители, рабыни и придворные всех эпох и стран мира Многие вообще были одеты в костюмы столь странные и причудливые, что им трудно было подобрать название. Единственное, что можно было сказать наверняка, это то, что они, несомненно, подчеркивали красоту и обаяние тех, кто их носил.
У всех были маски, за исключением хозяина торжества, принца Монакского Чарльза III, который лично приветствовал каждого гостя, стоило тому переступить порог дворца. Он был немолод и несколько подслеповат, но для каждого гостя, кого он узнавал, у него находилось теплое слово.
— Рад приветствовать вас, мисс Уонтидж. Ваша будущая свекровь мой очень хороший друг, — произнес он, когда леди Тетфорд представила ему Сабину.
Сабина что-то робко пробормотала в ответ, принц уже приветствовал других гостей, и они проскользнули в бальную залу.
Оркестранты, одетые в разноцветную гусарскую форму, играли вальс, и Сабина закружилась в танце с лордом Шерингемом. В этот миг в дверях показался Артур. И она вдруг поняла: она не хочет ни видеть его и ни говорить с ним. Она не могла этого объяснить, но чувствовала, что он непременно омрачит ее беспечную радость, удовольствие от этого вечера.
— Давайте осмотрим дворец, — предложила она лорду Шерингему, и, проскользнув через дверь на противоположной стороне залы, она в ту же секунду оказалась вне поля зрения зорких глаз жениха.
Они нашли лестницу, которая вела в открытый внутренний двор замка, а оттуда в сад. Разбитый на склоне скалы, он предстал перед ними местом тайн и теней, огромных клумб розмарина и фиалок под сенью мимозы и эвкалиптов, а с боков обрамленных кустами жасмина и мирта. Китайские фонарики свисали с деревьев и освещали дорогу к укромным уголкам в беседках, увитых розами и жимолостью.
Сад смотрел на порт, и отсюда открывался прекрасный вид на Монте-Карло. Свет мерцал в каждом окошке белокаменных вилл, шагающих вверх по горному склону, со всех сторон окруженных садами из апельсиновых и лимонных деревьев, с темно-зеленых ветвей которых свисали золотые плоды, словно миллион крошечных фонариков.
— Как красиво! — воскликнула Сабина.
Эти слова, казалось, вырвались из самого ее сердца.
— И вы очень красивы, — сказал лорд Шерингем. — Слишком красивая, большинство мужчин теряют из-за вас голову. Право, будь я на месте Зануды, я бы схватил вас и увез отсюда в замок, где бы никто, кроме меня, не смог видеть вас.
— Я и понятия не имела, что вы такой романтик, рассмеялась Сабина.
— Вы попали в точку. Романтика мне не свойственна, — отозвался лорд Шерингем. — Просто солнце напекло мне голову.
Они нашли скамеечку на краю сада и присели, глядя на гавань, раскинувшуюся внизу.
— Я вам скажу вот что, — вдруг сказал лорд Шерингем. — Мне нужно выпить! Готов поспорить, и вы не откажетесь. Подождите секунду, я пойду поищу официанта. Пусть принесет нам шампанского. Нет ничего лучше, чем говорить с прекрасной девушкой с бокалом в руке. Об этом я даже читал целую поэму. Что-то про кувшин вина и красавицу.
— Это Омар Хайам, — хихикнула Сабина.
— Не знаю, кто это написал. Но кажется, в этом есть смысл. Так вы подождете? Только уж очень неудобно двигаться в этом дурацком платье, — добавил он, указывая на свой костюм рыцаря.
Оставив свою шляпу с пером рядом с Сабиной, лорд растворился в темноте. Девушка взглянула на залитую лунным светом водную гладь, но стоило ей вновь остаться одной, как мысли нахлынули на нее с новой силой. В этот момент она услышала позади себя шаги и подумала, что лорд Шерингем вернулся.
— Вы очень проворны! — воскликнула она и тут же поняла, что ошиблась. Перед ней стоял совсем другой человек: мужчина, одетый в белую с длинными рукавами блузу, вышитую странным узором, с украшенным драгоценными камнями ножнами, засунутыми за красный пояс.
— Вы потанцуете со мной? — спросил по-английски голос, который был ей слишком хорошо знаком.
Она вскочила.
— Как вы здесь очутились?
— Тут столько людей в маскарадных костюмах, — ответил незнакомец. — Кто догадается, что цыган одет в свою обычную одежду?
— А если они вас поймают?
— Не поймают. Как Золушка, я уйду до полуночи, когда все снимут маски. Так вы потанцуете со мной?
— Нет… Я не знаю.. Как можно?
— Вот уж никогда не думал, что вы испугаетесь, — сказал он. — Вы не побоялись прийти за помощью одна, без сопровождения, когда сломалась ваша карета. Вы не побоялись ехать одна по дороге Гранд-Корниш. А теперь вы боитесь?
— Нет, разумеется, нет, — запротестовала Сабина. Нет. Я думала о вас.
— А не о себе? Не о том, что случится, если вас обнаружат с цыганом, с бродягой?
— Нет, конечно же нет! — воскликнула Сабина. — Не такой уж я и сноб.
В ее голосе было столько гнева, что он улыбнулся и, взяв ее руку, нежно поднес к губам.
— Вы все еще не сказали, что рады видеть меня.
— Я была так удивлена… и напугана тоже. Как вам удалось сюда пробраться?
Он указал глазами на высокую стену в конце сада:


— Я перелез через стену.
— Но зачем?
— Чтобы увидеть вас.
— Вы знали, что я приеду?
— Конечно. Сегодня ночью здесь собралось все Монте-Карло.
— А почему вы хотели меня видеть?
— Мне было интересно, в каком костюме вы будете. Я должен был предупредить вас раньше — я неисправимо любопытен. Большинство людей моей национальности такие же, поэтому мы и путешествуем по миру, ищем новых впечатлений.
Сабина вытянула руку, словно желая его остановить.
— Послушайте, — сказала она. — Лорд Шерингем вернется в любую секунду. Если мы хотим танцевать, мы должны вернуться в бальную залу другой дорогой.
— Тогда пойдемте.
Цыганский король протянул руку, и она вложила в нее свою. Он повел ее по другой тропинке, ведущей ко дворцу с противоположной стороны. Китайские фонарики освещали им путь. Миновав фонтан, воды которого переливались и сверкали в лунном свете, они очутились во внутреннем дворе и пошли вверх по лестнице, ведущей в бальную залу.
Сабина обернулась, чтобы взглянуть на своего спутника. Его маска скрывала верхнюю половину лица, но ей казалось, что может прочесть выражение его горящих восторгом глаз. Она задрожала, когда он обнял ее за талию и нырнул в толпу танцующих, но уже в следующую минуту страх исчез.
И не потому, что он выглядел как все прочие гости — его наряд был даже более изыскан, чем у многих, — он так шел ему. Ее страх прошел потому, что в его руке она почувствовала силу и надежность. Однажды ей уже довелось испытывать это чувство.
Они кружились по зале, и волосы Сабины, развеваясь, касались его губ. Он был прекрасный танцор, и ей казалось, что она парит над залом. Их тела будто слились воедино.
— Вы все еще боитесь? — спросил он.
— Уже нет, — призналась она.
— Интересно, каково будет наказание, если мой обман раскроют, — задумчиво проговорил он. — Год в тюрьме, возможно. Мне говорили, правда, что тюрьмы в Монако очень удобны для побега!
— О, будьте осторожны, прошу вас, — взмолилась Сабина, но он только рассмеялся в ответ, закружившись еще стремительнее.
Как и любая другая женщина, она не могла не задать вопрос, который больше всего занимал ее мысли:
— Вам нравится мой наряд?
— У меня не было времени смотреть на что-то еще, кроме ваших волос, — ответил он. — В ту первую ночь, когда вы сидели в свете костра, я подумал, что это самое прекрасное, что я когда-либо видел. А теперь, когда я смотрю, как они лежат у вас на плечах, мне хочется… — Он вдруг смолк, и Сабина украдкой взглянула на него.
— Что вам хочется? — спросила она, чуть дыша.
— Поцеловать их, — ответил он. — Зарыться в них лицом, ощутить их шелк…
Сабина вдруг почувствовала, что едва может дышать. Ее горло сжалось, губы запылали, щеки налились предательским румянцем, и она опустила глаза. Она знала, что не должна слушать, должна сказать ему, чтобы он не смел с ней так разговаривать, но слова не шли с ее уст. Одна его рука лежала на ее талии, другая до боли сжимала ее ладонь — это все, что она осознавала В тот миг.
И вдруг музыка смолкла. Они стояли и молча смотрели друг на друга. Вокруг люди двигались, смеялись и разговаривали, но они были одни в своем собственном мире — мире, в котором не существовало никого, кроме них двоих: мужчины и женщины на пороге вечности! — Я думаю, вы околдовали меня, — хрипло проговорил цыганский король. — Кроме вас, я ни о чем другом не могу думать. Мысли о вас преследуют меня. Я пришел сюда сегодня вечером потому, что должен был вас увидеть, я не мог больше ждать.
От его слов Сабина затрепетала. Она все еще не могла говорить и только молча смотрела на него, не в силах отвести от него глаз.
— Вот ты где, Сабина! — вдруг раздался голос над ее головой. — Я повсюду тебя искал. Ума не приложу, где ты была. Ее королевское высочество велело мне представить ей тебя.
Сабина глубоко вздохнула, пытаясь вернуться к реальности. Она все еще не понимала, что ей говорят.
И, лишь резко вскинув голову, она увидела перед собой Артура.
— Ее… королевское высочество, — машинально повторила она.
— Да. Пойдем скорее. Она в дальнем конце залы на помосте. Ума не приложу, где ты пряталась.
— Я… я… была… — пробормотала Сабина и повернулась, чтобы взглянуть на цыганского короля, но он уже исчез в толпе.
— Не забудь называть ее «мэм» и сделать реверанс как можно ниже, — проинструктировал ее Артур, и они направились в конец залы, где принц и принцесса Уэльские стояли вместе с хозяином торжества на возвышающейся платформе в окружении членов королевской семьи.
На принце не было маскарадного убранства, и орден Подвязки был прикреплен к его вечернему костюму, принцесса была в платье своего любимого розовато-лилового цвета, а ее голову украшала тиара из аметистов и бриллиантов. Она была очень изысканна, и Сабина тихонько охнула, разглядев изящный овал лица и перехватывающую дыхание красоту датской принцессы, чьи прелести завоевали восхищение всей Англии.
Принц находился в добром расположении духа, весело болтая о чем-то с дамой, одетой в костюм Мари, королевы скоттов. Сабина без труда узнала ее, а вот Артур заметил ее только тогда, когда они подошли совсем близ ко. Она почувствовала, как он напрягся.
— Вас давно не было в Англии, леди Тетфорд, — говорил принц своим низким, слегка гортанным голосом.
— Десять лет, сэр. Я провожу зимы в Монте-Карло а лето — в Париже.
— Наша утрата — их приобретение, — вымолви; принц. — Но мы скучаем по вам. Королева вот только недавно говорила о вас. Она, как и все мы, так сожалев о вашем отсутствии при дворе.
— Благодарю вас, сэр.
Леди Тетфорд сделала реверанс. В этот момент Сабина приподняла опущенные ресницы и увидела выражение лица Артура. Оно было такое красноречивое, что она едва не рассмеялась. Только услышав его голос, напыщенный и торжественный, которым он представлял ее принцессе, она сумела подавить смех.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100