Читать онлайн Исчезнувшая герцогиня, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Исчезнувшая герцогиня - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Исчезнувшая герцогиня - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Исчезнувшая герцогиня - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Исчезнувшая герцогиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

— Примерно через двадцать минут мы прибудем на станцию Рэннок, — объявил мистер Мак Кейт.
Фиона вздрогнула и почувствовала, что ее сердце бешено заколотилось. Это вызывало в ней раздражение, но она ничего не могла с собой поделать.
Разве можно так безумно нервничать из-за герцога, которого я всю жизнь презираю? — спрашивала сама у себя Фиона, но ответа не находила.
Несмотря ни на что, путешествие доставило им немалое удовольствие. В особенности Мэри-Роуз.
Девочка без устали носилась по вагонам, забавляясь и звонко хохоча.
Фиона читала, что такое возможно не во всех поездах. А только в новейших. Королева, например, решилась отказаться от своего старого королевского поезда лишь в прошлом году. Теперь она ездила на небольшом новом, в котором все вагоны были соединены друг с другом, — гораздо более удобном во многих отношениях.
Теперь фрейлинам не приходилось выстраиваться на перроне полукругом, чтобы загораживать ее величество во время выхода из поезда. Раньше при этом непременно оголялась значительная часть королевских ножек. Это доставляло всем массу неудобств.
Для Мэри-Роуз бегать из одного конца поезда в другой казалось занятием невероятно увлекательным. Вдоволь насладившись своей своеобразной игрой, она подошла к Фионе и, тяжело дыша, воскликнула:
— Мы приедем уже очень скоро, тетя Фиона!
— Я только что хотела напомнить тебе об этом, — улыбаясь, ответила Фиона.
— Мне не хочется расставаться с этим красивым поездом, — сказала Мэри-Роуз. — Зато скоро я увижу замок!
Замок занимал все мысли девочки, а мистер Мак Кейт старательно и увлеченно поддерживал ее интерес: рассказывает об истории замка, о многочисленных боях, проведенных Рэнноками в прошлом, о красотах и особенностях этого удивительного места.
Прошлым вечером, когда Фиона укладывала племянницу в кровать, девочка неожиданно спросила у нее:
— А если бы мой папа был жив, он тоже стал бы герцогом?
— Только при одном условии: если бы у твоего дяди не появились дети, — ответила Фиона.
— А почему у дяди Эйдена еще нет детей? — поинтересовалась Мэри-Роуз.
Фиона задумалась. Объяснить ребенку положение вещей оказалось для нее затруднительным, но говорить не правду тоже не хотелось.
— У твоего дяди в настоящий момент нет жены.
— А если он женится и у него появится маленькая дочка, такая, как я, то я перестану быть его наследницей, — не по-детски рассудительно сказала Мэри-Роуз.
По-видимому, это мистер Мак Кейт навел девочку на подобные размышления. С его стороны было не очень осмотрительно тревожить ребенка разговорами о предстоящих проблемах.
Хотя, скорее всего, проводя беседы с Мэри-Роуз, он желал лишь подготовить ее к новой жизни.
Фиона не могла отделаться от чувства жгучей обиды за зятя. Как бы радовался Иан, как смаковал бы каждую минуту, если бы ехал сейчас в замок вместе со своей дочкой! Бедняга так и ушел из этой жизни, не дождавшись счастливого дня.
Несмотря на всю злобу и ненависть к герцогу, Фиона твердила себе, что должна держать эмоции при себе. Теперь ей следовало думать лишь о счастье и будущем Мэри-Роуз. Это было главным.
Она намеревалась остаться с девочкой в замке, считала это своим святым долгом. Доверять ее людям герцога не стоило ни при каких обстоятельствах.
«Если я буду дерзкой и несговорчивой, тогда герцог быстро выставит меня за ворота своего роскошного замка, — подумала Фиона. — Я должна вести себя осторожно. В то же время У меня нет ни малейшего желания заглядывать ему в рот и низкопоклонничать перед ним».
Она расправила ладонью вьющиеся шелковистые волосы Мэри-Роуз, надела ей на голову чепец. Голубые ленты, завязывавшиеся под подбородком, красиво подчеркивали цвет глаз девочки.
Поверх длинного белого платья Фиона надела на Мэри-Роуз синее пальто. С удовлетворением оглядев племянницу, она улыбнулась, размышляя, оценит ли герцог красоту маленькой дочери Иана.
Ей казалось, в своих одеждах, несмотря на их простоту, они будут выглядеть среди сдержанных шотландцев существами из другого мира.
В дамских журналах она не раз видела картинки с изображением шотландок. Выражения их лиц отличались сдержанностью, платья были сшиты из тяжелых шерстяных материи неизменно скучных коричнево-серых расцветок. Вообще-то, если бы она даже хотела одеться так же, то не смогла бы себе этого позволить.
Сборы в дорогу потребовали некоторых затрат. Все оставшиеся деньги ей пришлось вложить в банк: из них Бетси должна была регулярно получать зарплату.
Старого садовника, верно и старательно служившего ее сестре и зятю с самой их свадьбы, тоже пришлось оставить в доме.
Ему было почти семьдесят. Лишившись этой работы, он уже вряд ли нашел бы новую. Фиона не могла обойтись с ним столь безжалостно.
Когда она объявила ему, что он должен будет продолжать помогать Бетси присматривать за хозяйством и, естественно, получать за это зарплату, старик вздохнул с облегчением. Его морщинистое доброе лицо просияло.
Итак, в данный момент Фиона и думать не могла о новых нарядах.
«Ничего, — размышляла она, гордо вскидывая голову, — герцог потерпит меня и в южных платьях. А если они ему придутся не по вкусу… Пусть не смотрит на меня!»
Так как Фиона и Роузмэри были примерно одинакового телосложения, Фиона после смерти сестры стала носить ее одежду.
Это ей нравилось. Надевая какое-нибудь из любимых платьев Роузмэри, она словно чувствовала ее тепло, будто слышала ее голос. Ей казалось, сестра вот-вот войдет в комнату и заговорит с ней.
Лорд Иан не переставал восхищаться неподдельной женственностью своей супруги.
Волосы Роузмэри были светлыми, а глаза голубыми, как у их дочери, и он обожал видеть ее в чем-нибудь белом или нежно-голубом. По его мнению, в таких нарядах она выглядела как фея из доброй сказки.
Застегивая пуговицы аккуратного бархатного пальто, Фиона думала о сестре. Под пальто на ней было красивое платье, украшенное каскадом рюш на задней части юбки и большим сатиновым бантом.
Неожиданно поймав на себе оценивающий взгляд мистера Мак Кейта, Фиона поняла: он представляет себе, как воспримет ее герцог.
Когда поезд начал замедлять ход, она повернулась к Мак Кейту и спокойно спросила:
— Вы сообщили его светлости, что Мэри-Роуз едет в замок не одна, а со мной?
Мистер Мак Кейт ответил не сразу.
— Я не собираюсь признавать, что поступил подобным образом из трусости, — медленно заговорил он, и в его глазах запрыгали огоньки. — Но всегда считал, что гораздо мудрее не торопить события, если это грозит неприятностями.
— Так значит, вот чего вы ожидаете? — Фиона удивленно уставилась на него.
— Понимаете, его светлость полагает, что его племянница едет в Шотландию в сопровождении няни или гувернантки, — спокойно пояснил Мак Кейт.
— Тогда вы должны сообщить ему, что я для Мэри-Роуз — и няня, и гувернантка, — выпалила Фиона.
Он внимательно и многозначительно осмотрел шляпку на ее голове, украшенную бутончиками роз, и по выражению его глаз Фиона поняла: она, по его мнению, не выглядела ни как гувернантка, ни как няня.
«Что бы ни говорил этот хитрец, — решила про себя Фиона, — я знаю, почему он не известил герцога о моем приезде: из обыкновенного страха!»
Она слегка приподняла подбородок, вспоминая, что Уиндхэмы ни при каких обстоятельствах не превращались в трусов.
— Мы приехали! Приехали! — восторженно заверещала Мэри-Роуз, подпрыгивая и звонко хлопая в ладоши.
Поезд приблизился к небольшой станции и замедлил ход. Мистер Мак Кейт сообщил девочке, что станция эта была построена специально для герцога и жителей замка.
С главной железнодорожной ветки они свернули примерно час назад, потом ехали по сельской местности, любуясь красивой нетронутой природой. Места эти, по словам мистера Мак Кейта, назывались Приграничной территорией.
Глядя в окно, Фиона загрустила.
— Сколько народу здесь полегло? На этом куске земли, прилегающем к границе между Шотландией и Англией? — размышляла она. — Все эти люди стали жертвами ненависти друг к другу, ненависти, которая, к сожалению, до сих пор тлеет в сердцах многих других англичан и шотландцев…
Так и старый герцог, написав ответное письмо сыну, основной причиной своего категорического протеста назвал английское происхождение Роузмэри. «Презренная англичанка», так он отозвался о будущей жене Иана.
«Наверное, для нынешнего герцога это тоже является преступлением, — с вздохом подумала Фиона. — Если же шотландцы смотрят на англичан как на заклятых врагов, — решила она, — то пусть знают: мы их воспринимаем точно так же».
В 1138 году замок Альнвик, защищавший английскую сторону при границе, был вынужден сдаться Давиду, королю Шотландии.
Фиона прекрасно помнила эту дату: о трагическом событии ей не раз рассказывал отец, который по-своему являлся фанатичным патриотом Англии. Наверное, покойный герцог отличался не менее страстной любовью и преданностью, но к своей Шотландии.
Ей было неприятно вспоминать о том, что шотландские войска вышли победителями из Битвы Штандартов. Она подозревала, что это событие каждый год отмечается в замке Рэннок.
Из поколения в поколение армии Англии и Шотландии вели кровопролитные войны. Даже во времена затишья война продолжалась — в неуемных душах противников.
Поезд остановился, и сквозь окно Фиона увидела людей в килтах. Они стояли на платформе в ожидании, готовые встретить прибывших.
Зелено-синие с красными полосами тартаны являлись родовыми одеждами представителей Рэнноков. Головы людей покрывали национальные боннеты — мягкие шотландские шапочки без полей, похожие на береты, — украшенные черными перьями.
Мэри-Роуз молча вложила ручку в ладонь Фионы. Это означало, что девочка настолько взволнована и возбуждена, что не в состоянии разговаривать.
Мистер Мак Кейт поднялся с кресла, и когда все трое прошли к двери вагона, Фиона обратилась к нему:
— Наверное, вам следует выйти первым. Насколько я поняла, нас встречают.
— Почти все из прибывших — прислуга, — спокойно сказал Мак Кейт. — Но приехали и некоторые представители клана. По всей вероятности, им не хватило терпения, чтобы ждать Мэри-Роуз в замке.
Он протянул руку девочке.
— Пойдемте со мной. Сейчас вы познакомитесь с людьми, которые носят такую же фамилию, как у вас. Многие из них знали и любили вашего папу, когда он был маленьким мальчиком.
Мэри-Роуз, никогда не смущавшаяся, с удовольствием согласилась.
Они сошли на платформу, и мистер Мак Кейт поднял девочку на руки.
Со стороны толпы шотландцев, явившихся сюда, чтобы поглазеть на маленькую Мэри-Роуз, послышались приветственные возгласы.
Мистер Мак Кейт опустил Мэри-Роуз на землю, взял за руку и принялся знакомить ее со слугами более преклонного возраста.
— Это Дональд, — донесся до Фионы его голос. — Он — слуга вождя, один из наиболее верных и исполнительных людей его светлости. От него вы можете узнать историю о том, как ваш папа, будучи по возрасту таким, как вы, поймал своего первого лосося.
Здесь присутствовали смотрители, лесники, охотники и многие другие. Мэри-Роуз жала каждому из них руку, и в глазах некоторых пожилых мужчин, как показалось Фионе, появлялись слезы. Это насторожило ее.
Через несколько минут все двинулись в сторону открытых экипажей, которые стояли на некотором удалении от станции. Фиона не могла не признать, что природа в здешних местах отличается невероятной живописностью.
Вдали красовались сосновые леса. Поросшие вереском поля изрезали извилистые серебряные речушки, и хотя вереск в это время года еще не стал багряным, пейзаж, несомненно, был шотландским.
На горизонте темнели горы, хотя их очертания казались размытыми из-за нависавшего над ними белого тумана.
Фиона хотела было спросить у мистера Мак Кейта, как назывались эти горы, чтобы позднее отыскать их на карте, но Мэри-Роуз болтала беспрестанно, засыпая Мак Кейта вопросами, и она решила не перебивать девочку.
Не было ничего удивительного в том, что Мэри-Роуз вела себя так оживленно: когда их экипаж проезжал по встречавшимся на пути маленьким деревушкам, их жители высыпали из домов, выстраивались в длинные линии вдоль дороги, радостно размахивали руками и приветствовали их.
Фионе восторг людей, встречавших ее маленькую племянницу, казался странным и удивительным. Она вопросительно взглянула на мистера Мак Кейта, и тот с удовольствием все объяснил:
— Мы едем по земле Рэнноков. Полагаю, здесь всем известно о том, кто приехал сегодня. Лорд Иан пользовался популярностью у местных людей. Наверное, его любили все без исключения.
Фиона поджала губы, пытаясь не выдать ему той язвительной реплики, которая мгновенно пришла ей на ум и так и крутилась на языке.
Неожиданно раздался восхищенный возглас Мэри-Роуз, и Фиона резко повернула голову. На горизонте показался величественный замок.
Она всегда представляла его красивым, но даже не думала, что он настолько большой и потрясающий.
Ей вдруг стало понятно, почему Иан так страстно любил это место, почему до конца своих дней так и не смог забыть о нем.
Первый лорд из клана Рэнноков начал возводить замок в 1030 году. Продолжил строительство его сын, а впоследствии — внук. Все они посвятили свои жизни борьбе с англичанами.
Непрекращающаяся война — Фиона знала это из учебников по истории — к 1300 году привела к тому, что население на приграничных территориях значительно уменьшилось. Тем не менее шотландцев насчитывалось больше. Эдуард третий — король Англии, находившийся в тот период у престола, направил многочисленную армию, собранную со всей страны, к северной границе.
Англичане стали одерживать победы и в конце концов захватили в плен короля Шотландии — Давида, заполнили страну неприятеля, сожгли несколько шотландских городов, в том числе Эдинбург, и опустошили обширные территории этой земли.
Шотландцы во главе с Рэнноком, жаждущим отомстить за пережитые страдания, разорили в свою очередь Нортумберленд, и война на границе Англии с Шотландией продолжилась.
Фиона знала, что замок, к которому они приближались, был когда-то прибежищем всех тех, кто жил на прилегавших к нему землях.
Она слышала, как мистер Мак Кейт рассказывал Мэри-Роуз, что и в нынешние времена граница охраняется наблюдателями. Если кто-нибудь из них замечает приближающихся английских воинов, то тут же подключает систему сигнальных огней.
Огни эти служили предупредительным знаком для людей. Завидев их, они собирали все необходимое и бежали целыми семьями, ведя за собой домашних животных, за надежные стены замка.
Когда экипаж подвез их ближе, Фиона увидела мощную стену, окружающую территорию замка, и представила себе, какой надежной и спасительной она кажется тем, кто мечтает найти защиту.
Мощные башни, встроенные в стену, находились на равном удалении друг от друга. В них не было окон, лишь маленькие треугольные отверстия — для стрел лучников.
Первоначально замок был окружен еще и глубоким рвом, наполненным водой. Но теперь от него осталась лишь небольшая часть с северной стороны. Об этом рассказал Фионе мистер Мак Кейт.
— Мы въедем вовнутрь через средние ворота, — сказал он, когда экипаж подвез их еще ближе. — Оттуда до той части замка, где живет герцог, добираться удобнее всего.
— Какой же огромный этот замок! — восторженно закричала Мэри-Роуз.
— Я ведь объяснял вам, что он просто должен быть таким, чтобы в случае опасности вместить в себя весь свой народ, — сказал мистер Мак Кейт.
Въехав в ворота и оказавшись за высокой стеной, они увидели просторный участок ухоженной земли, поросшей шелковистой травой.
— Когда люди, ищущие убежища, проникали сюда и успокаивались, понимая, что здесь их защитят воины, — продолжил мистер Мак Кейт, обращаясь к Мэри-Роуз, — они располагались лагерем на этой вот земле. Только взгляните на эту траву! За ней хорошо ухаживают.
Мэри-Роуз взволнованно крутила головой, когда Мак Кейт указывал ей на башни: Часовую, Сокольничью, Боковую и башню Коннетабль.
Теперь они приближались к самому замку, расположенному в центре. Свинцовые статуи, украшавшие его, красиво блестели на солнце.
Въехав в другие ворота, расположенные между двумя высокими башнями, они остановились у основания лестницы, ведущей к огромной дубовой двери.
Завидев приближавшийся экипаж, слуги в килтах и камзолах с блестящими пуговицами с изображением фамильного герба хозяев торопливо постелили на лестницу красную ковровую дорожку. Потом все они выстроились по обеим сторонам на каждой из ступеней.
Наверху прямо перед дверью появился блистательный дворецкий. Когда мистер Мак Кейт и Мэри-Роуз поднялись по лестнице и приблизились к нему, он радушно улыбнулся и воскликнул зычным голосом:
— С возвращением домой, сэр! А вам, мисс Мэри-Роуз, добро пожаловать! Мы все несказанно рады!
— Большое спасибо, — ответила Мэри-Роуз, протягивая ручку.
Он был явно тронут ее жестом: бережно взял маленькую руку девочки и низко склонил голову.
Мистер Мак Кейт провел Мэри-Роуз вовнутрь, и они пошли вверх по широким каменным ступеням. Лестница была украшена рогами оленей и изорванными флагами, некогда принимавшими участие в страшных боях, а стены — палашами и мечами, которыми пользовались в былые времена.
Вокруг было столько интересного, что Фиону так и подмывало остановиться и начать внимательно разглядывать все, что ее окружает. Но она покорно шла вслед за Мак Кейтом и Мэри-Роуз. Ее английское происхождение безмолвно напоминало о том, что здесь ей следует знать свое место.
Поднявшись наверх, они очутились на широкой площадке перед несколькими двойными дверьми из красного дерева.
Фиона вспомнила: Иан рассказывал ей, что в Шотландии все наиболее важные комнаты располагаются на втором этаже зданий. Поэтому она ничуть не удивилась, когда дворецкий, шедший впереди, распахнул центральные две двери и провозгласил своим громовым голосом, который прозвучал как настоящий горн:
— Мисс Мэри-Роуз Рэннок, ваша светлость!
Мистер Мак Кейт отпустил руку девочки и легонько подтолкнул ее сзади, отступая в сторону. Мэри-Роуз пошла вперед по направлению к мужчине, который находился в противоположном конце просторной комнаты.
Он стоял у красивого камина из резного камня, достигавшего потолка и являвшего собой идеальный фон для нынешнего хозяина замка.
Не особенно задумываясь над своими действиями, Фиона подошла к мистеру Мак Кейту и уставилась на герцога.
Она предполагала, что он выглядит эффектно, так как знала о его сходстве с красавцем младшим братом, но не ожидала увидеть в нем столько величия, стати и неподражаемого достоинства.
В килте с украшенным серебром спорраном на поясе он казался настоящим великаном. Как выяснилось позднее, его рост достигал шести футов трех дюймов.
Конечно, темными волосами и прямыми бровями, а также серым цветом глаз он походил на брата.
Но выражение его лица настолько отличалось от выражения лица лорда Иана, что если бы Фиона встретила его при других обстоятельствах, то вряд ли бы могла с уверенностью сказать, что видит брата своего зятя.
Герцог выглядел властным, повелительным и сдержанным, вернее, хладнокровным.
Ничто в его внешнем виде не говорило о присутствии в нем человеческого тепла. Фиона сразу подумала, что этот человек может вполне оказаться еще более жестоким и беспощадным, чем она ожидала.
Он стоял очень спокойно, невозмутимо глядя на приближающуюся девочку.
Фиона чувствовала, что в нем не вспыхнуло ни искорки добра. Его взгляд был исполнен цинизма, даже недовольства. Хотя, возможно, Фионе это только показалось.
Неожиданно тишину нарушил восторженный детский возглас:
— Вы действительно похожи на моего папу! — радостно с присущей ей непосредственностью объявила Мэри-Роуз, подойдя к герцогу. — Теперь я это вижу! Он рассказывал мне, что когда вы оба были маленькими мальчиками, очень походили друг на друга.
Она выше подняла голову, чтобы лучше рассмотреть его.
— Этот замок просто огромный, дядя Эйден. Папа говорил мне, что когда вы были такими, как я, забирались на самые верхушки всех этих башен. И мне можно будет подниматься туда?
В голосе ребенка присутствовало нечто такое, что смогло чуть растопить холодность герцога. Он наклонился и протянул Мэри-Роуз руку.
— Быть может, сначала поздороваемся, и ты позволишь мне показать тебе замок?
— Ой… извините, я забыла сделать реверанс, — пробормотала Мэри-Роуз, отвешивая поклон.
Выпрямившись, она вложила ручку в ладонь герцога и звонко сообщила:
— Вам будет неудобно целовать меня, я ведь в чепце. Может, вы поднимете меня на руки?
При любых других обстоятельствах Фиона умерла бы со смеху, увидев, как вытянулось лицо герцога. Она была уверена, что он вовсе не собирался целовать при первой встрече свою маленькую племянницу.
Несколько неуклюже наклонившись, герцог поднял Мэри-Роуз на руки.
Девочка доверчиво обхватила его шею и довольно заявила:
— Да, так лучше! А вы такой высокий, дядя Эйден! — Она поцеловала его в щеку.
— Наверное, я должен ответить, что ты очень маленькая, — словно пытаясь защититься, сказал герцог.
— Надеюсь, что скоро я вырасту, — воскликнула Мэри-Роуз. — Вы ведь выросли!
— Верно, — согласился герцог.
Чувствуя себя неловко с ребенком на руках, он опустил племянницу на пол и повернулся к мистеру Мак Кейту.
— Рад вашему возвращению, Мак Кейт. У меня такое ощущение, что вы отсутствовали целую вечность. Для вас скопилось много работы.
— Я так и думал, ваша светлость, — ответил, склоняя голову, мистер Мак Кейт.
Он двинулся по направлению к герцогу, и Фиона пошла с ним.
Лишь только когда они ступили на коврик перед камином, его светлость впервые обратил внимание на ее присутствие. На его лице отразилось изумление.
— Кто эта…
— Позвольте представить вам мисс Фиону Уиндхэм, ваша светлость, — поспешно заговорил мистер Мак Кейт.
— Уиндхэм?
Голос герцога прозвучал резко и весьма недружелюбно.
— Я — тетя Мэри-Роуз, — быстро пояснила Фиона и склонилась в реверансе.
Герцог вскинул брови.
— Вы посчитали, что обязаны сопровождать Девочку до самого замка?
— Больше это некому было поручить, — ответила Фиона. — Вы пожелали, чтобы с Мэри-Роуз приехала няня или гувернантка, так сказал мистер Мак Кейт. Я являюсь для нее и няней и гувернанткой. Более того, нас с ней связывают родственные узы.
Ей показалось, в глазах герцога промелькнули раздражение и злоба.
— Мой брат нанял вас на обе эти должности?
Фиона почувствовала, что он намеренно пытается задеть ее достоинство.
— Ваш брат и моя сестра, ваша светлость, — ответила она ровным, невозмутимым голосом, — находились в весьма стесненном финансовом положении. Они не имели достаточных средств, чтобы нанимать много прислуги и воспитателей для дочери. А когда я переехала в их дом после смерти отца, то была только рада оказать им помощь. Стала ухаживать за Мэри-Роуз и обучать ее.
У Фионы возникло ощущение, что ему трудно поверить в то, о чем она ведет речь.
— Вы намереваетесь остаться здесь? — спросил он таким тоном, который напугал бы кого угодно.
Фиона постаралась ничем не выдать своего смущения.
— Полагаю, Мэри-Роуз непременно сама пожелает этого, — ответила она.
Девочка, которая до сих пор не слушала разговора взрослых, неожиданно вскинула голову, понимая, о чем они разговаривают.
— Дядя Эйден, я очень хочу, чтобы тетя Фиона осталась здесь со мной. Без нее мне будет плохо. Она многому учит меня, я так люблю с ней заниматься!
В голосе Мэри-Роуз слышалась мольба. Герцог, не в состоянии сразу принять столь важное решение, ответил несколько цинично:
— В данный момент мы в любом случае будем обязаны поселить твою тетю в замке.
— Может, мне следует отвести мисс Уиндхэм и Мэри-Роуз в их комнаты, ваша светлость? — спросил мистер Мак Кейт.
— Отличная мысль! — воскликнул герцог, кивая Мак Кейту. — Но вечером я, естественно, хочу опять встретиться со своей племянницей.
Он подчеркнуто не упомянул о Фионе, но она спокойно поклонилась ему и, привычным движением взяв девочку за руку, последовала за мистером Мак Кейтом.
Мэри-Роуз, вспомнив о чем-то, неожиданно остановилась, повернула голову и опять заговорила с герцогом:
— Дядя Эйден, вы покажете мне то место, где вы с папой прятались, если не хотели, чтобы вас кто-нибудь нашел? Это башня, в которую вы однажды убежали от учителя. Папа сказал, она называется Сторожевой. Я тоже хочу на нее забраться.
Девочка захихикала.
— Наверное, было смешно. Мой папа рассказывал, что вы стояли на самом верху этой башни, а ваш учитель был слишком стареньким и не мог полезть за вами.
— Послушай меня внимательно, Мэри-Роуз! — воскликнул герцог. — Имей в виду: это очень важно.
Его голос звучал строго и властно, и улыбка медленно исчезла с губ Мэри-Роуз.
— Ты никогда — понимаешь меня? — никогда, ни при каких обстоятельствах не должна забираться на Сторожевую башню. Можешь играть где угодно: в замке, на прилежащей к нему земле, но только не там. В башню ходить опасно. Я собираюсь отремонтировать ее, но реконструктивные работы начались лишь недавно, поэтому тебе нельзя там появляться. Ты меня поняла?
Мэри-Роуз вздохнула.
— Да, дядя Эйден, — ответила она. — Я все поняла. Но, быть может, я просто посмотрю на нее, на то место наверху, где вы стояли тогда? А вовнутрь входить не буду.
— Хорошо, — согласился герцог. — Но помни то, о чем я только что сказал. Кстати, твоей… тете тоже следует иметь это в виду.
Он не случайно сделал паузу перед словом «тетя». Просто ему не хотелось признавать существующее между ними родство. Фиона повернула голову.
— Я об этом не забуду, ваша светлость. Вы должны понять девочку: ее отец горячо любил свой дом и постоянно ей о нем рассказывал. На нее их беседы производили сильное впечатление.
Она думала, ее слова хотя бы немного смутят герцога, но он отреагировал на них совершенно по-другому: окинул ее холодным, даже пренебрежительным взглядом.
Мэри-Роуз сжала руку Фионы и задрала голову.
— Здесь столько интересного, правда же, тетя Фиона? Фиона кивнула, и они опять направились к выходу.
— А дядя Эйден действительно похож на папу, — продолжала щебетать девочка. — Только он старше и какой-то сердитый!
В этот момент они уже достигли двери, но Мэри-Роуз говорила, как обычно, громко, и Фиона не сомневалась, что ее слова достигли ушей герцога.
Она бы порадовалась, если бы данная ему девочкой характеристика расстроила его. Но он вряд ли придал ей особое значение.
Мистер Мак Кейт представил их преклонного возраста экономке, и та повела гостей к предназначавшимся для них комнатам, расположенным на том же этаже. Они долго шли по извилистому коридору.
Наверное, решила Фиона, подобный переход соединяет между собой сам замок и башни.
Комната, приготовленная для Мэри-Роуз, была просторной и светлой. Войдя в нее, девочка захлопала от восторга в ладоши. Фиона понимала, что жилище, в котором должна была поселиться она, предназначалось для гувернантки, поэтому не удивилась, когда увидела, что по сравнению с детской, оно выглядело гораздо скромнее. Но ей понравилась эта довольно уютная комнатка. Из большого окна виднелся кусок величественной стены и покрытое вереском поле, простиравшееся за ней.
— Я пришлю одну из служанок. Она распакует ваши вещи, мисс, — сказала экономка. — Ее зовут Джинни. Ухаживать за вами и за малышкой станет отныне ее основным занятием.
Экономка взглянула на Мэри-Роуз, широко раскрытыми глазами осматривавшую свою новую комнату, и ее лицо просветлело.
— Этот день принес нам всем счастье. Как приятно сознавать, что дочь лорда Иана теперь будет жить рядом с нами.
— Полагаю, лорд Иан тоже обрадовался бы, если бы узнал, что она здесь, — спокойно сказала Фиона.
— Мы скучали по нему. Как сильно мы по нему скучали все эти годы! — запричитала экономка. — Сколько слез пролили люди из окрестных мест, когда узнали о его гибели в этом ужасном механическом чудовище, которое называют поезд!
— Для Мэри-Роуз потерять мать и отца явилось настоящей трагедией. — Фиона тяжело вздохнула.
— Мы постараемся сделать ее жизнь радостной и беззаботной, — с чувством сказала экономка. — Девочка приехала домой, и ни один из тех, кто смеет называть себя Рэнноком, не побоится жизнь отдать за спокойствие этой малютки!
Фиона хотела заявить, что, по ее мнению, это вовсе не так, но вовремя остановила себя. Женщина говорила настолько искренне, что в ответ ей можно было лишь высказать благодарность. Так Фиона и поступила.
Через несколько минут принесли багаж, и появившаяся Джинни принялась распаковывать его. Она бурно восхищалась платьями Фионы, вешая их в гардероб.
Мэри-Роуз, тщательно осмотрев обе комнаты, стала беспокойно расхаживать у окна, потом обратилась к Фионе.
— Тетя Фиона, я очень хочу посмотреть еще что-нибудь. Давай сходим к дяде Эйдену и скажем ему об этом, — взмолилась она.
— Думаю, нам не следует тревожить дядю, дорогая моя, — ответила Фиона. — Близится вечер. Мы можем погулять перед ужином, погода чудесная. Потом покушаешь и ляжешь в кроватку.
Фиона попросила Джинни приготовить теплую ванну и сказала, что подать девочке к ужину.
Они, не переодеваясь в уличный наряд — потому что собирались выйти всего на несколько минут, — спустились по лестнице и ступили на зеленую траву, которая походила на бархатный ковер.
Мэри-Роуз страстно хотела увидеть Сторожевую башню, о которой слышала от отца.
Фиона понимала, почему эта история так запала в душу девочки. Любому ребенку было бы любопытно узнать, что его собственный отец с братом в возрасте десяти и тринадцати лет могли вести себя так непокорно и по-озорному.
У Мэри-Роуз рассказы Иана, казалось, не шли из головы. Ей не терпелось увидеть немого свидетеля проделок отца и дяди.
— Представляешь, тетя Фиона, — тараторила девочка, и ее глаза горели, — они набивали карманы едой со стола за завтраком, если планировали провести в Сторожевой башне целый день и целую ночь. Поэтому не голодали там.
— Какими же они были проказниками! — отвечала Фиона.
— Папа говорил, что их учитель постоянно придирался к ним и не рассказывал почти ничего интересного. Они называли его «злобным старикашкой».
Фиона не могла не отметить, что рассказывать ребенку подобные истории было не очень благоразумно со стороны Иана. Но прекрасно понимала, в чем их прелесть, понимала и безумную увлеченность ими Мэри-Роуз.
Девочка с любопытством огляделась вокруг. На фоне величественной древней стены она выглядела невероятно маленькой в своем белом платьице, отороченном голубой лентой.
— Интересно, где эта Сторожевая башня. Как ты думаешь, тетя Фиона?
— Надо у кого-нибудь спросить, — ответила Фиона и покрутила головой. Вокруг не было ни души.
Вдруг она заметила, как из центральной двери замка, расположенной на приличном расстоянии от них, вышел в сопровождении трех собак сам герцог.
«Только бы он не увидел нас! — подумала Фиона. — Мы вызовем в нем приступ раздражения».
В этот момент и Мэри-Роуз повернула голову в его сторону.
— Дядя Эйден! — радостно вскрикнула она. — Он мне скажет сейчас, где эта башня.
Не дожидаясь позволения Фионы, девочка побежала по траве в его направлении.
Герцог не видел ее и собирался пойти в противоположную сторону, но, по-видимому, услышал детский голос и остановился.
— Дядя Эйден! Дядя Эйден!
Он резко повернулся к Мэри-Роуз и закричал:
— Осторожнее! Не приближайся к собакам! Они могут укусить тебя!
Но было слишком поздно.
Услышав слова герцога, Фиона рванула вслед за племянницей. Мэри-Роуз затормозила, но находилась уже очень близко к герцогу и его подопечным. Одна из собак ринулась к ней.
Это был огромный мастиф. Фиона видела таких раньше только на картинках.
Приблизившись к девочке, пес в изумлении отпрянул, словно столкнулся с нереальным, невиданным, непохожим на привычных ему людей существом.
— Ролло, ко мне! — резко крикнул герцог, а Мэри-Роуз протянула руку, собираясь погладить собаку по голове.
— Какая большая собачка! — восхищенно заверещала она. — Почти, как я!
«Да уж, это точно!» — с ужасом думала Фиона, задыхаясь от бега. Ей казалось, ее сердце колотится где-то в горле. От страха она уже не чувствовала ног и рук.
Наверное, герцог испытывал нечто подобное. Он стремительно приближался к племяннице с собакой с другой стороны.
Неожиданно и он, и Фиона замерли в оцепенении. Оба они уставились на Мэри-Роуз и Ролло, отказываясь верить собственным глазам.
Девочка коснулась собаки, а через мгновение звонко засмеялась и обняла ее обеими ручками. Ролло завилял хвостом и принялся облизывать детское личико длинным розовым языком.
Фиона пришла в себя и осознала, что боится дышать. Ее взгляд встретился с взглядом остолбеневшего герцога, и она поняла, что он напуган не меньше. О том, что могло последовать, оба они не осмеливались даже думать.
— Ты самая большая собачка из всех, что я видела за всю свою жизнь, — ласково сказала Мэри-Роуз, прижимаясь щекой к собачьей шее. Пес продолжал размахивать хвостом.
Герцог осторожно подошел ближе к Фионе.
— Я никак не ожидал, что вы на улице, — спокойно, боясь спугнуть Ролло, сказал он. — Этого пса я вывожу на прогулку только в такие часы, когда поблизости никого нет.
— Извините, я не знала, что мы не должны выходить в это время, — пробормотала Фиона. — Но погода такая чудесная, и я решила, девочке необходимо побыть на воздухе. Мы целых два дня провели в поезде.
— Конечно, — согласился герцог. — Вижу, что Ролло настроен к ней очень доброжелательно. Тем не менее настоятельно рекомендую вам держаться от него подальше.
— С удовольствием последую вашему совету, — ответила Фиона.
Герцог неотрывно, словно загипнотизированный, следил за ребенком и собакой.
— Ей всегда удается столь непонятным образом обладать властью над животными? — спросил он.
— Властью? — Фиона усмехнулась. — Это называется любовью, ваша светлость. Она обожает лошадей, кошек, собак и птиц, любит все живое. Эти твари прекрасно чувствуют это и отвечают ей взаимностью.
— И вы в это верите?
В его голосе прозвучали издевательски насмешливые нотки. Фиона взглянула ему прямо в глаза.
— Естественно, я верю в то, что любовь гораздо сильнее и важнее ненависти, ваша светлость.
В ее ответе таился второй смысл, и он, безошибочно распознав его, уставился на нее с явным негодованием и возмущением.
Вмешавшаяся в их разговор Мэри-Роуз не дала ему возможности отреагировать на реплику Фионы.
— Дядя Эйден! — воскликнула девочка, повернув к ним голову, все еще обнимая собаку. — Можно я пойду гулять вместе с вами. Ролло такой милый песик! И мне кажется, я ему тоже понравилась.
— В этом нет сомнений! — ответил герцог. — Но полагаю, тебе следует хорошенько отдохнуть после такого утомительного путешествия.
— А в следующий раз вы возьмете меня? — Мэри-Роуз умоляюще смотрела на герцога. — Пожалуйста, пожалуйста, дядя Эйден! Я обещаю вести себя очень хорошо. Мне так хочется погулять вместе с Ролло!
— Я подумаю об этом завтра, — заверил ее герцог.
— Спасибо, дядя Эйден!
Она опять обняла здоровенного мастифа.
— Я люблю тебя! И ты меня, наверное, полюбишь. Потом мы будем вместе играть.
Герцог медленно зашагал прочь, сопровождаемый двумя другими собаками той же породы, обе они были сучками.
— Ролло, ко мне! — крикнул он, оборачиваясь.
Пес колебался, но когда Мэри-Роуз разжала свои объятия, еще раз лизнул ее в щеку и пустился вдогонку хозяину.
— Он — самая большая собака, каких мне доводилось видеть, тетя Фиона!
Фиона хотела было сказать ей, что трогать незнакомых собак неосмотрительно и опасно, но передумала. При данных обстоятельствах это прозвучало бы как нечто совершенно излишнее.
Мэри-Роуз любила животных, а они — ее, она сказала герцогу правду. Бояться проявления агрессии со стороны кого-то из них по отношению к ней, наверное, не стоило.
«И почему бы нам всем не жить так, как это чудесное создание?» — размышляла Фиона, направляясь вместе с Мэри-Роуз назад к входу в замок.
Она вздохнула, с горечью думая о своей ненависти к герцогу, прекрасно зная, что его враждебные чувства к ней, а также к ее покойной сестре, так же сильны и непреклонны, как ее чувства к нему.
«Если бы мы были животными, мы бы рычали и лаяли друг на друга, а может, уже перегрызли бы друг другу глотки», — пронеслось в ее голове, и на душе стало гадко.
Через секунду она мрачно улыбнулась, ясно представив себе то, о чем только что подумала.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Исчезнувшая герцогиня - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Исчезнувшая герцогиня - Картленд Барбара



У автора большие проблемы не только с математикой, но и с головой. Как сказал один из комментаторов: "Аффтар, выпей йаду!". Грубо, но точно: 2/10.
Исчезнувшая герцогиня - Картленд БарбараЯзвочка
5.02.2011, 18.43





Я в шоке.. Бред просто полный.. Зря время потеряла!
Исчезнувшая герцогиня - Картленд БарбараKatrin
15.02.2012, 17.03





Язвочка, тебе все не нравится...Может, это не писатель плохой, а ты полная дура!!!
Исчезнувшая герцогиня - Картленд БарбараМилашка
28.09.2013, 15.56





ну, ничего себ, 7 из 10.. вообще задумка в целом неплохая, но как-то все быстро и скомкано ,такое ощущение, что из большого романа выдернули страницы, а то, что осталось, презентовали..
Исчезнувшая герцогиня - Картленд Барбараюля
31.10.2013, 17.28





Согласна с Язвочкой. Если автор на первой же странице запутался в числах, представляю, что будет дальше...
Исчезнувшая герцогиня - Картленд БарбараНегодница
26.04.2016, 16.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100