Читать онлайн И пришла любовь..., автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И пришла любовь... - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И пришла любовь... - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И пришла любовь... - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

И пришла любовь...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3



На ночь Новелла и мисс Грэм остановились в приличной гостинице, куда приехали как раз к ужину. Лошади устали, но все еще шли хорошо.
Новелла оставила их у конюха, знавшего ее отца.
Хозяин гостиницы радушно встретил дам, а горничная в чепчике проводила их на второй этаж.
Они попали в коридор с множеством дверей.
Первая из предложенных комнат была чуть побольше, и Новелла настояла на том, чтобы ее заняла мисс Грэм. Горничная провела девушку до следующей двери.
В комнате Новелла смогла умыться и переодеться в простенькое домашнее платье. Мисс Грэм тоже переоделась, и они вместе спустились в обеденный зал.
Это была квадратная комната со стульями, обтянутыми темно-зеленой кожей. Официант посадил дам за столик у окна и порекомендовал им некоторые блюда из меню.
Пища оказалась съедобной, но не более того.
Впрочем, после долгого пути Новелла устала и уже находилась в предвкушении безмятежного сна.
В зале было еще восемь человек — видимо, здешних постояльцев. Потом прибыли еще несколько. Когда Новелла и мисс Грэм заканчивали ужин, в зал вошел еще один человек.
Новелла не поняла, отчего так произошло, но, едва взглянув на него, она почувствовала тревогу. Это был самый обычный, не слишком хорошо одетый мужчина — возможно, коммерсант, но явно не джентльмен. Когда он садился за стол, девушке показалось, что он смотрит на нее. Она не могла найти этому объяснения, однако по-прежнему ощущала на себе его взгляд.
Она вспомнила о записке Вейла, лежавшей у нее на груди. Но, будучи девушкой разумной, сказала себе, что стала слишком пуглива. Стоит ли бояться незнакомцев!
Официант предложил откушать кофе в гостиной, и дамы согласились. Ни мисс Грэм, ни Новелла не пили кофе по ночам, но мисс Грэм с удовольствием выпила бы чаю.
Они сели у очага в довольно уютной по гостиничным меркам комнате. Новелла тоже изъявила желание выпить чашку не очень крепкого чая.
— Сейчас принесу, мисс, — ответил официант.
Чай появился не так скоро, как появлялся кофе, приготовленный для других гостей.
Выпив свою чашку, Новелла заявила:
— Не знаю, как вы, мисс Грэм, а я устала.
— Сегодня ты замечательно правила лошадьми, — похвалила ее гувернантка, — твой отец гордился бы тобой.
— Он всегда требовал от меня умелого обращения с лошадьми. Помните, это был его пунктик с тех пор как мне исполнилось десять.
— А по-моему, только девять, — внесла поправку мисс Грэм. — Конечно, временами он бывал очень строг с тобой, и мне казалось, он требует от ребенка слишком много.
— Ну вот, — рассмеялась Новелла, — теперь я выросла, и полюбуйтесь на результат.
— Я потрясена и уверена, что мы недолго пробудем в дороге.
— Мы не станем пытаться побить рекорд короля: помните, когда он был еще только принцем-регентом, он проехал из Лондона в Брайтон за один день, — сказала девушка.
— Помню. Тогда все были ужасно удивлены. Думаю, он огорчился бы, узнав, что его рекорд побит.
— Но ведь с тех пор дороги стали гораздо лучше, — заметила Новелла.
— Да, это правда, — подтвердила гувернантка.
Когда с чаем было покончено, они пошли наверх. Новелла зашла в комнату мисс Грэм проверить, есть ли у нее все необходимое, и пожелала ей спокойной ночи — Я так благодарна вам за то, что вы поехали со мной, — сказала девушка, целуя ее. — Вы так добры.
— Мне до такой степени хорошо, как не было уже давно, — отшутилась мисс Грэм, — а потому если кто здесь и благодарен, то это я.
— Что ж, все просто замечательно, а посему давайте ложиться спать, — рассмеялась Новелла. — Завтра нам рано выезжать.
— Да, конечно, — согласилась мисс Грэм.
Новелла вошла в свою комнату. Горничная оставила две свечи на туалетном столике и одну — возле кровати.
Заперев дверь, девушка вдруг почувствовала себя странно — она была уверена, что комнату обыскивали. Она не могла понять, откуда эта уверенность, — быть может, ее смутило то, что халат больше не лежал там, где она оставила его. Она подошла к туалетному столику — кто-то брал в руки ее щетку, расческу и другие предметы…
Новелла открыла комод. Она положила туда всего несколько вещей, но их тоже, как бы нелепо это ни выглядело, кто-то перетрогал.
Она вспомнила о человеке в обеденном зале и вздрогнула. Лорд Гримстон мог послать его шпионить за ней. А ведь это было вполне вероятно, если б его милость знал, что они едут в Лондон. Он наверняка бы решил (не имея иных доказательств), что Новелла везет сведения от человека, которого прячет.
Новелла обхватила голову руками.
«Я все это выдумала, — твердила она себе. — Никто за мной не следит. Это все пустые фантазии».
Повинуясь внезапному порыву, девушка подошла к двери — в ней не было ключа. А ведь она могла бы присягнуть, что, когда отправлялась ужинать, ключ торчал из замочной скважины. Она не стала закрывать дверь, так как горничная должна была прийти и постелить на ночь.
Кроме того, на окне были задвинуты занавески — вероятно, кто-то пробрался в комнату.
Горничная наверняка не стала бы уносить ключ.
К тому же эта молодая простолюдинка не осмелилась бы копаться в вещах постояльцев. А вот шпион лорда Гримстона, если, конечно, это был он, как пить дать перетряхнул бы все вокруг.
Новелла осмотрелась, раздумывая, что делать. Она не смогла бы сдвинуть с места мебель, состоявшую из туалетного столика и комода, размещенного напротив двери.
Внезапно ей в голову пришла мысль, очень испугавшая ее: что, если тот человек проникнет в комнату, пока она будет спать? Он заставит ее рассказать все о той информации, которую она везет. Сначала она сможет солгать, но не исключено, что он станет мучить ее и она не сможет сохранить записку, спрятанную на груди.
Думая об этом, Новелла все больше и больше паниковала и в конце концов начала лихорадочно искать выход из опасной ситуации.
Первым делом она решила пойти к мисс Грэм и сообщить ей о своем желании ночевать у нее в комнате — хотя бы даже на полу.
Но тут Новелла вспомнила, что Вейл просил никому, включая мисс Грэм, не рассказывать о том, что она везет виконту Пальмерстону.
«Я должна что-то делать. Я не могу сидеть тут и ждать, пока тот человек откроет дверь и войдет».
Она пыталась успокоиться и, как учил ее отец, хладнокровно обо всем подумать. Необходимо обуздать страх, от которого хочется визжать. Это очень трудно.
«Я дочь своего отца. Я должна быть храброй, — повторяла девушка. — Что он посоветовал бы мне сделать? Как жаль, что я не могу рассказать ему о своих страхах!»
Она зажмурилась.
— Господи, прошу тебя… помоги мне!
И ее мольба была услышана, и пришел ответ, словно ниспосланный с небес.
Новелла взяла халат, ночную рубашку и тапочки. Освещая себе путь свечой с туалетного столика, она вышла в коридор.
Комната напротив и следующий за ней номер были заняты: у одной двери она увидела пару мужских ботинок, у другой — мужскую и женскую обувь, дожидавшуюся чистильщика.
Девушка пошла дальше по коридору и остановилась у двери, возле которой не стояла обувь.
Прислушалась. Потом с некоторой опаской открыла дверь. Комната была погружена во тьму.
Девушка подняла свечу — там никого не было.
Новелла скользнула внутрь и заперла Дверь ключом, торчавшим в замке. Эта комната отличалась от ее собственной только тем, что занавески не были задвинуты, а постель не была застелена.
Новелла задвинула занавески и медленно переоделась-. Сняв платье, достала клочок бумаги, данный ей Вейлом, и положила его на туалетный столик.
Потом задумалась над тем, что следовало бы сказать шпиону лорда Гримстона, ворвись он в комнату. Он спросил бы ее, что она прячет. Если б она была в одной ночной рубашке, а бумага оставалась там же, где днем, скрыть записку не удалось бы. Если б она сказала, что ничего не прячет, шпион захотел бы обыскать комнату.
Поскольку она женщина, он стал бы искать только в самых заметных местах — под подушкой, под вазой, под самодельной игольницей, стоявшей на туалетном столике.
Тут Новелла вспомнила историю, о которой как-то раз читала. Человек спрятал важные документы под угол ковра, и никто не догадался поискать их там.
Завернув записку Вейла в носовой платок, Новелла сунула ее под ковер и подумала, что было бы ужасно забыть ее утром. Правда, такое не могло бы произойти. Каждый ее нерв был наготове на тот случай, если бы шпион попытался найти ее в этой комнате.
Наконец, вспомнив, что впереди у нее длинный день, а сама она очень устала, Новелла легла спать.
Поначалу она лежала не двигаясь, прислушиваясь к звукам в коридоре. Примерно через полчаса семейная пара из соседнего номера поднялась к себе. Входя в спальню, они смеялись и болтали. Видимо, неплохо поужинали. Какое-то время из их комнаты доносился неясный гул, потом наступила тишина.
Новелла уснула, но вскоре проснулась без определенной причины. Все ее тело было напряжено. Она приподняла голову с подушки и прислушалась. Раздался звук аккуратно закрываемой двери. Новелла не сомневалась, что это дверь той комнаты, откуда она ушла. Это значило, что, дождавшись, пока все уснут, к ней поднялся человек лорда Гримстона. Он хотел заставить ее отдать то, за чем он охотился.
Возможно, это была всего лишь игра воображения. В таком случае она помогла Новелле правильно угадать действия неизвестного. Девушка окончательно убедилась в этом, когда через минуту снова услышала звук открывающейся двери.
Она села на постели и инстинктивно зажала рот руками — на случай, если вдруг завизжит.
Кто-то тихо, но тяжело, по-мужски, шел по коридору. Его шаги были едва слышны, однако Новелла ясно различала их.
Мужчина остановился у ее двери. Она знала, он ищет ее, потому что она отсутствовала в той комнате, где переодевалась к ужину.
Шаги затихли, и ей показалось, будто она слышит чье-то дыхание. Она поняла, шпион прислушивается, пытаясь понять, есть ли кто-нибудь в комнате.
Новелла была так испугана, что дрожала словно осиновый лист, не отнимая, впрочем, рук ото рта.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем шпион повернул ручку двери.
Именно теперь девушка с трудом удержала крик. Ей хотелось кричать и вопить, чтобы все сбежались посмотреть на происходящее.
Наконец она вспомнила, что закрыла дверь и никто не сможет проникнуть внутрь. Значит, она в безопасности!
Он еще долго стоял под дверью. Лишь когда Новелла едва не, лишилась чувств от напряжения, она услышала удаляющиеся шаги. Человек очень тихо пошел назад по коридору — возможно, решил еще раз заглянуть в оставленную комнату. Впрочем, нет — он дошел до конца коридора и стал спускаться по лестнице.
Когда его шаги уже не были слышны даже при чрезмерно разыгравшейся фантазии, Новелла судорожно вздохнула. Вздох этот исходил из самой глубины души.
Она легла на подушку, осознав в эту минуту, что перехитрила шпиона и что за ней действительно следят. Значит, лорд Гримстон все-таки узнал о ее поездке в Лондон и заподозрил, что при ней может быть какая-то информация.
Новелла была так напугана случившимся, что не замечала времени, и теперь ощутила, как холод проникает в каждую клеточку тела. Она закуталась в одеяла и свернулась клубочком. Шпион ушел, он уже не мог ничего сделать — разве что выломать дверь и тем самым привлечь всеобщее внимание.
— Спасибо, Господи… спасибо! — истово промолвила Новелла.
Хоть она и чувствовала себя в безопасности, уснуть ей удалось не скоро.


На следующее утро Новелла встала очень рано и вернулась в комнату, где должна была жить. Она забрала с собой записку Вейла и надеялась только, что никто не обнаружит ее ночного отсутствия в собственной комнате.
Девушка застелила кровать, накрыла ее покрывалом, раздвинула занавески и переоделась.
Теперь-то уж никто не сможет догадаться, что она провела ночь не у себя! Единственным, кто мог подозревать что-либо подобное, был шпион лорда Гримстона.
Неужели, в тревоге подумала Новелла, он будет преследовать их до следующей гостиницы? Наверное, он решит, чти они поедут прямиком в Лондон Зная, где находится дом Новеллы и то, что она едет в Лондон, нетрудно догадаться» что путешественницы остановятся в «Петухе и перьях», одной из самых известных гостиниц на лондонской дороге. Ее посещали почти все, кто жил в Хите.
Что же касается следующей гостиницы, то дамы должны были приехать туда поздно вечером, все еще находясь в нескольких милях от Лондона. Новелла здраво рассудила, что можно провести ночь там. Почтовые лошади были далеко не так хороши, как собственные лошади Вентморов, и не способны идти так же быстро.
Все, кого спрашивала Новелла, советовали ей остановиться в «Зеленом драконе», самой лучшей из тамошних гостиниц. Именно в ней останавливался ее отец, а если бы лорду Гримстону вздумалось путешествовать, он сделал бы то же самое.
Не стоило подвергать себя неудобствам — шпион в любом случае отыскал бы ее — просто прошел бы по всем гостиницам.
А что, если он решил не преследовать их?
Однако подобные мысли не мешали Новелле по несколько раз в день оглядываться, чтобы посмотреть, не преследуют ли их.
— Ты чем-то взволнована, дорогая, — заметила мисс Грэм, когда они уже приближались к «Зеленому дракону». — Надеюсь, эта спешная поездка не слишком тебя утомит.
— Ну что вы! — ответила Новелла. — Я просто считала, сколько времени нам понадобится, чтобы добраться до места. Впрочем, здесь мы устроимся так же удобно, как в Лондоне.
— Мне кажется, за один день ты сделала достаточно, — отметила мисс Грэм. — Честно говоря, я уже просто мечтаю о постели.
— Значит, едем в «Зеленый дракон», — улыбнулась Новелла, поворачивая к большому двору.
Услышав фамилию девушки, хозяин гостиницы тотчас осведомился о ее отце.
— Папа, разумеется, воюет вместе с Веллингтоном, — сообщила Новелла.
— Благослови его Господь! Надеюсь, ваш папенька скоро вернется домой.
— Мы все очень хотим этого. Быть может, эта противная война закончится раньше, чем можно себе представить.
— Противная, это вы точно сказали, — согласился хозяин. — Моя старуха все волнуется о нашем старшеньком, а про младшего мы уже шесть месяцев ничего не слышали, он же у нас во флоте.
— Надеюсь, он вам скоро напишет, — успокоила его Новелла.
Когда горничная сопровождала Новеллу и мисс Грэм в их комнаты, девушка размышляла: «Есть ли во всей стране хоть один человек, которого так или иначе не затронула эта ужасная война? Как может она продолжаться так долго?»
Многие искали ответа на этот вопрос.
Предложенные комнаты мало отличались от спален, в которых путешественницы провели минувшую ночь.
— Повезло вам, мисс, — сказала горничная. — У нас куча народу, и это последние свободные номера.
— Да, повезло, — согласилась Новелла.
Едва войдя в комнату, она вытащила ключ из замка и опустила его в сумочку. Ей не хотелось оказаться в таком же положении, что и прошлой ночью, если вдруг за ней последует шпион.
Новелла сменила дорожную одежду на платье, которое надевала вчера к ужину. При этом ее не оставляла мысль, что все происходящее выглядит не совсем нормально. Неужели лорд Гримстон действительно решил послать за ней шпиона до самого Лондона? Она говорила всем, что едет по делам отца, — так что же выиграет лорд, если его человек вернется с пустыми руками.
«Я должна быть очень осмотрительна, — думала Новелла, — но все равно не могу поверить, что все это происходит на самом деле!»
Когда мисс Грэм переоделась, дамы спустились вниз, чтобы поужинать пораньше.
— Должна признаться, я немного устала, — промолвила мисс Грэм. — Карета, в которой мы ехали сегодня, показалась мне не столь удобной, как твоя.
— Мне тоже так показалось, — кивнула девушка. — Но папенька всегда говорил, не следует использовать нашу карету: если с ней будут плохо обращаться, а лошади окажутся непривычными, во всем, что случится с каретой, будем виноваты мы.
— Я уверена, твой отец прав, — согласилась мисс Грэм, — но буду рада, когда ты снова возьмешься за вожжи и в карете будет побольше места.
За разговором они вошли в обеденный зал.
Официант провел их к столу, и Новелла увидела его, поджидающего путешественниц. Он кисло кривил рот.
Новелла почувствовала, как сердце ухнуло и забилось сильнее. Сев за столик, она невольно посмотрела на шпиона, устроившегося через два столика от них.
Это был неприятный мужчина лет сорока.
Его глаза таили в себе что-то злое и жестокое.
То же самое выдавали и его губы. Шпион бросил на Новеллу ответный взгляд, и ей почудилось, будто он знает, где она везет драгоценную записку Вейла.
Ужин был далеко не так хорош, как вчерашний. Сдобные булочки имели весьма неаппетитный вид, и мисс Грэм даже не стала есть их.
— Они того не стоят, — заметила она. — Я очень устала, Новелла. Не пора ли нам, дорогая моя, ложиться спать? Ведь если завтра тебя ждут дела, связанные с твоим отцом, ты должна будешь хорошо выглядеть.
— Да, конечно.
Новелла встала, подметив, что шпион следит за каждым ее движением.
Поднимаясь по не прикрытым ковром дубовым ступенькам, она думала, что же ей делать.
Она могла запереться, как прошлой ночью, однако ее не покидало ощущение, что шпион выглядит слишком уверенно, — возможно, он нашел надежный способ добраться до нее.
Они уже достигли комнаты мисс Грэм, находившейся по соседству с комнатой Новеллы, когда девушка спросила:
— Как вы думаете, с моей стороны будет очень странно попроситься на ночлег к вам в комнату?
Мисс Грэм удивленно взглянула на нее.
— Зачем?
— Я знаю, вы посмеетесь надо мной, но у меня такое чувство, словно вокруг меня витает призрак, а вы в такие вещи не верите.
— Не верю, разумеется, — строго произнесла мисс Грэм. — Я не раз говорила тебе с самого твоего детства, привидений не бывает.
Это просто игра воображения.
Новелла не удержалась и хихикнула.
— Вы говорили мне об этом, когда я увидела привидение в библиотеке и еще одно — в холле.
Мисс Грэм рассмеялась.
— Этот случай я прекрасно помню. Кто-то из лакеев слишком много выпил и упал под стол, на котором лежали шляпы. Когда ты услышала, как он храпит, то прибежала ко мне в комнату и закричала, что в холле привидение и оно хочет тебя съесть.
— Мне было всего пять лет, а лакей действительно производил очень странные звуки, — оправдывалась Новелла.
— Почему же ты решила, что у тебя в комнате привидение?
— Не знаю, — ответила девушка. — Просто у меня по спине бежит холодок, а волосы словно приподнимаются сами по себе.
— По-моему, это всего лишь усталость, — сказала мисс Грэм. — Но ты, конечно, можешь спать в моей комнате. Если ночью меня разбудит привидение, я уж с ним поговорю!
— Ну вот, теперь я чувствую себя совсем глупой, — улыбнулась Новелла. — Но все равно я очень благодарна вам за доброту.
Она поцеловала мисс Грэм и пошла в свою комнату. Собрав все свои вещи, она помогла мисс Грэм перенести ее вещи к себе. Затем поцеловала мисс Грэм еще раз и сказала:
— Вы так добры ко мне! Я как будто вернулась в старые добрые времена, и вы снова присматриваете за мной.
— Именно этим я и намерена заняться, — заверила ее мисс Грэм. — А теперь марш в постель, и больше никаких разговоров.
Гувернантка рассмеялась и заперла дверь.
Новелла сделала то же самое, повернув ключ в замке. Разделась и легла спать. Она так устала, что сразу же уснула, и пробудилась, когда сквозь занавески светило солнце.
Новелла посмотрела на часы — семь утра.
Раздался стук в дверь, и она встала, чтобы открыть.
Служанка принесла горячую воду для умывания и чашку чая на подносе вместе с хлебом и маслом.
— Прекрасное утро, мисс! — сказала горничная. — Завтрак будет готов, как только скажете.
— Благодарю вас.
Новелла едва закончила одеваться, как в комнату вошла мисс Грэм.
— Ты готова, дорогая? — спросила она.
— Да, только шляпку осталось надеть.
— Надеюсь, ты хорошо выспалась. К счастью, ты спала не в одной комнате со мной, не то наверняка решила бы, что видишь привидение.
— А что случилось?
— Я довольно быстро уснула, — стала рассказывать мисс Грэм, — но внезапно проснулась от того, что раздался звук падающего предмета.
Новелла затаила дыхание и впилась глазами в лицо мисс Грэм.
— В следующую минуту открылась дверь, и вошел человек.
— Человек? — переспросила девушка, зная, о ком идет речь.
— Да, тот самый незнакомец, которого я видела внизу, когда мы ужинали, — ответила мисс Грэм. — У него была свеча. Увидев меня, он очень удивился и сказал: «Простите, должно быть, я ошибся комнатой». — «Ошиблись?» — спросила я. Но он сразу же вышел и довольно резко закрыл за собой дверь.
Новелла не произнесла ни слова, и мисс Грэм продолжала:
— Самым странным было то, что на полу лежал ключ. Должно быть, он вытолкнул его из замка, когда использовал второй ключ, чтобы войти. Я считаю, это весьма опрометчиво — ставить в гостинице на двери одинаковые замки.
— Да, очень странно, — согласилась Новелла.
В эту минуту она горячо возблагодарила Бога за то, что поступила довольно мудро, поменявшись комнатой с мисс Грэм. Драгоценное письмо Вейла к военному министру было спасено еще раз.
Не желая больше говорить на эту тему. Новелла начала укладываться. При этом она заметила, что мисс Грэм ждет ее.
— Пока мы будем завтракать, наш багаж отнесут в карету, — объяснила девушка. — Нам стоило бы добраться до Лондона, пока на дороге не появится слишком много экипажей.
Мисс Грэм одобрила эту идею.
Спускаясь по лестнице, Новелла радовалась своей удаче и уму, позволившему ей обмануть шпиона лорда Гримстона. Вероятно, они увидят его в обеденном зале.
Впрочем, незнакомец, видимо, спал или уже уехал, потому что так и не показался.
Мисс Грэм пребывала в наилучшем настроении. Она не уставала повторять, что очень рада происшедшей в ее жизни перемене: теперь она не должна проводить в одиночестве и безделье целые дни.
— Никогда больше не буду сидеть без дела, — сказала она. — Я уже не дождусь того дня, когда начну заботиться о твоей матушке.
— Я знаю, она будет счастлива, — ответила Новелла.
Мисс Грэм вела себя весьма сдержанно. После того как девушка сказала, что едет в Лондон по делам, касающимся отца, гувернантка не задала больше ни одного вопроса. А что же скажет мисс Грэм, когда их карета подъедет к Уайтхоллу?
Остановившись у военного министерства, Новелла подумала, что мисс Грэм не станет задавать ей неудобных вопросов. Однако не успела она сказать и слова, как гувернантка произнесла:
— Я останусь в карете, дорогая. Уверена, тебе не нужна моя компания.
— Я постараюсь справиться побыстрее, — ответила Новелла.
Выйдя под весеннее солнце, она стала еще прелестнее в том же голубом плаще и шляпке, в которых уезжала из дома. Когда девушка поднялась по ступенькам и вошла внутрь здания, мисс Грэм вздохнула. Война не позволила Новелле, как и многим другим девушкам, провести сезон в Лондоне. Там в ее честь был бы дан бал, ее приглашали бы на другие балы и увеселения вместе с ровесницами.
Новелла очень волновалась. А что, если данное ей Вейлом письмо сочтут не столь важным и окажется, что долгий путь был проделан зря.
Правда, несмотря на рану, Вейл выглядел весьма уверенным в себе. Это убедило ее в том, что данный им листочек бумаги очень нужен военному министру.
Новелла знала, что министром является Палмерстон, о котором часто рассказывал отец.
Поэтому, когда к ней подошел человек в униформе, она сказала:
— Я хотела бы видеть военного министра виконта Палмерстона.
— Как ваше имя, мэм?
— Скажите его милости, что его хочет видеть мисс Новелла Вентмор, дочь генерала сэра Александра Вентмора.
При упоминании ее отца на лице военного промелькнуло такое выражение, будто он пытается что-то вспомнить. Предложив ей присесть, он поспешно удалился.
Вскоре Новеллу сопроводили в кабинет виконта Палмерстона.
Это был видный мужчина, весьма притягательный для особ противоположного пола. Вокруг него царила атмосфера некой церемонности.
Несмотря на то что в основном он был известен как «Человек моды», виконт являлся гибким и преданным своей стране политиком, к тому же самым знающим и могущественным из всех военных министров, какие только были в Великобритании.
Он приветствовал Новеллу улыбкой, которую она, так же как многие другие прекрасные леди до нее, сочла неотразимой.
— Рад встрече, мисс Вентмор. Я получил хорошие новости о вашем отце. Герцог Веллингтон очень высоко ценит его заслуги.
Новелла вспыхнула от гордости за отца.
— Садитесь, мисс Вентмор, — предложил виконт. — Не могли бы вы рассказать, что привело вас ко мне?
Оглядевшись и поняв, что они одни, Новелла вручила министру листок, данный ей Вейлом.
— Я привезла вам вот это, милорд, от «агента один-пять».
Виконт замер и удивленно уставился на Новеллу. Затем, словно не веря собственным ушам, он спросил:
— Вы сказали, от «агента один-пять»?
— Да, милорд.
Виконт никак не мог оторвать от нее взгляд, Но вот, не задавая больше вопросов, он развернул записку и встал со стула. Потом снова сел и открыл ящик стола извлеченным из кармана сюртука ключом. Достал маленькую голубую книжку и положил ее на пресс-папье. Новелла догадалась: она необходима для расшифровки сообщения.
Виконт довольно долго изучал книжку и листок и наконец сказал:
— То, что вы привезли мне, мисс Вентмор, весьма интересно и важно. Я уверен, что больше вы ни с кем об этом не говорили.
— Ни с кем, милорд. Мне велели хранить это в тайне.
— Знаете ли вы, кто такой «агент один-пять»?
— Да, милорд.
— Где он находится?
— У меня дома, в Вентмор-Холле, Хит.
Виконт вздохнул. Новелле показалось, что это был вздох облегчения.
— Я не собираюсь задавать вам ненужных вопросов, — произнес виконт, — но не могли бы вы объяснить мне, как он там оказался?
— Конечно, милорд. Думаю, вы должны знать, что он скрывается.
— Скрывается? — удивленно переспросил виконт. — От кого?
Какое-то мгновение Новелла колебалась, но затем решила рассказать всю правду.
— «Агент один-пять» вбежал в мой дом три дня назад. Он попросил меня спасти его, потому что несколько человек гнались за ним, чтобы убить.
Виконт широко раскрыл глаза, но не стал прерывать рассказ.
— Он был ранен в руку, — продолжала Новелла, — и рана сильно кровоточила. Я поверила ему и спрятала.
Она подумала, что виконт заинтересуется, куда именно она спрятала агента, однако тот молчал.
— Едва он успел спрятаться, как появился лорд Гримстон.
— Лорд Гримстон?
— Да, милорд. Он живет недалеко от нас.
— И этот Гримстон охотился за «агентом один-пять», верно?
— Да, милорд. Он сказал, что ищет человека, который вбежал в дом. Но я убедила его, что он ошибся, тогда его люди обыскали сад и уехали.
— А «один-пять» все еще находится там?
— Да, милорд. У него началась горячка, из-за этого сам он не смог поехать в Лондон.
— И вы прибыли вместо него, — закончил виконт. — Могу только сказать, что я очень благодарен вам.
Он посмотрел на бумажку, которую держал в руке.
— Думаю, вы поймете, мисс Вентмор, если скажу, что хотел бы обсудить это с премьер-министром. Поэтому я должен попросить вас ненадолго остаться здесь. Постараюсь обернуться побыстрее, а вам пока принесут кофе.
— Благодарю вас, ваша милость, это будет прекрасно, Виконт позвонил в колокольчик, стоявший на столе, и дверь почти мгновенно открылась.
— Принесите мисс Вентмор кофе и чего-нибудь к нему, — распорядился он.
Взяв со стола листок, он положил голубую книжку обратно в ящик и запер его. Тепло улыбнувшись Новелле, виконт вышел.
Девушка огляделась вокруг — она никогда не думала, что ей придется побывать в военном министерстве. Интересно, что скажет отец, когда узнает про этот ее визит? Она была уверена, он похвалит ее за то, что она помогла Вейлу скрыться от лорда Гримстона.
А каким образом сам лорд оказался замешан в этой истории, подумала Новелла, вспомнив, как виконт Палмерстон удивился, услышав об этом.
«Лорд Гримстон — ужасный человек. Надеюсь, в мое отсутствие он не напугает нянюшку».
Перед отъездом Новелла строго-настрого приказала Даукинсу никого не пускать в дом, пока ее не будет. Если бы лорд Гримстон или кто-либо другой вознамерился попасть в дом, слуга отказался бы открыть дверь.
Между тем принесли кофе; Новелла выпила чашечку и съела несколько маленьких бутербродов с паштетом. Она наверняка была бы поражена, узнав, сколько шуму наделал клочок бумаги, который она передала виконту Палмерстону.
Виконт срочно отправился в дом номер десять по Даунинг-стрит, где находилась резиденция премьер-министра.
Премьер-министр, граф Ливерпульский, был весьма хорош собой, высок, подтянут и изящен.
Несмотря на молодость, он стал довольно известным политиком, и служебные заботы уже наложили отпечаток на его лицо. Оно приобрело суровое выражение, однако широкий лоб и задумчивый взгляд выдавали в графе спокойного и рассудительного человека. Работавшие с ним люди знали, что он всегда последователен и честен. Такая репутация сохранялась за ним с тех пор, как он попал в парламент, где произнес впечатляющую первую речь.
Питт, бывший тогда премьер-министром, отметил, что это «самая сильная речь, произнесенная молодым членом парламента». О ней говорили как о философской и содержательной, убедительной и аргументированной, как о поразительном образце ораторского искусства.
Графу было всего тридцать, когда, вскоре после начала войны, его назначили секретарем по иностранным делам. Это было высочайшей честью для молодого человека. Теперь же он снова и снова доказывал свои блестящие способности администратора, уважаемого всеми, кому приходилось с ним работать.
Когда объявили о прибытии виконта, граф был один.
— Очень рад вас видеть, — поднялся он навстречу коллеге, — хотя немного удивлен вашим появлением.
— Я это предполагал, — ответил виконт, — но мне только что доставили сообщение от «агента один-пять». Думаю, оно вас удивит и обрадует.
У премьер-министра загорелись глаза.
— Я был весьма обеспокоен, что мы ничего не слышали об «агенте один-пять».
— Я тоже. Однако сейчас он в безопасности, несмотря на ранение. Он прячется в доме генерала сэра Александра Вентмора.
— Господи, а туда-то он как попал? — воскликнул премьер-министр.
— Видимо, ему повезло. Тем не менее позвольте мне прежде рассказать вам, что он пишет.
— Жду с нетерпением.
— Я расшифровал его сообщение, — продолжал виконт. — В нем говорится, что под предлогом комплектования испанской армии в Галации Веллингтон втайне собирает в Корунне корабли, ружья и обмундирование для переправки в Сантандер-Бей.
Премьер-министр ахнул.
— Сантандер-Бей? — повторил он.
Виконт только улыбнулся.
— Двести пятьдесят миль к востоку? Не могу поверить! — изумился граф.
— Это действительно так, — заверил его виконт. — Вы ведь понимаете, что в случае успеха этой акции наши пути сообщения с Англией сократятся на четыреста миль на суше и столько же на море. Вместо того чтобы отрываться от поставщиков, Веллингтон движется к ним.
— Понимаю, — кивнул премьер-министр. — С каждой милей, приближающей его к северо-востоку, к морю, из которого он черпает силы, линия коммуникаций будет становиться все надежнее.
— Именно так! — подтвердил виконт. — Я не припомню случая, когда бы использование морских сил на земле было бы эффективнее при ведении военных действий.
Торжествующая нотка в его голосе вызвала на лице премьер-министра улыбку.
— Вы понимаете, что операция будет связана с вмешательством со стороны американцев?
— Я знаю это, — ответил виконт.
Не было нужды пояснять эти слова. Атака на беззащитную канадскую границу была отбита несколькими сотнями солдат регулярной армии во главе с британским главнокомандующим, но оба политика понимали, что американские фрегаты, вооруженные и укомплектованные лучше британских, одержали на море втрое больше побед. К всеобщему удивлению, американские каперы стали появляться у португальского побережья и нападать на корабли, снабжавшие армию Веллингтона всем необходимым. Это не представляло слишком большой угрозы, поскольку силы королевского морского флота были весьма велики, а Соединенные Штаты не имели ни одного крупного боевого корабля. Однако на данный момент действия американцев могли помешать Веллингтону, если б доклад о его новой гениальной стратегии не смог оказаться в руках власть предержащих в Лондоне.
— Я могу понять, что Веллингтон, — сказал премьер-министр, — счел полученную нами информацию слишком важной для того, чтобы доверить ее менее умному агенту, чем «один-пять».
— Я тоже так думаю, — согласился виконт. — Теперь мы сможем подключить к делу флот.
— И сделаем это немедленно! — решительно произнес премьер-министр. — Могу только благодарить небеса за то, что «один-пять» добрался до Англии.
— Аминь! — молвил виконт. — Думаю, теперь мы так или иначе сможем избавиться от Гримстона.
— Я долго размышлял над этим, но, как вам должно быть хорошо известно, у нас не хватает доказательств. Я не хотел бы запускать в него когти, не узнав прежде, с кем он связан.
— В данный момент я могу думать только о том, что благодаря очаровательной дочери Вентмора «агент один-пять» остался жив, — заметил виконт.
Какое-то время в кабинете стояла тишина.
Наконец премьер-министр произнес:
— Нам обоим известна репутация Гримстона. Не кажется ли вам, что дочь Вентмора могла бы помочь нам?
— Она очень юна, очень красива и, я бы сказал, очень невинна, — ответил виконт.
Премьер-министр улыбнулся.
— Ну, тут уж вам судить!
Не дождавшись ответа, он прибавил серьезно:
— Каким-то образом нам придется остановить этот бесконечный поток золота, который помогает Наполеону.
— Прекрасно, — согласился виконт. — Я попрошу ее сделать все возможное. А вообще-то, честно говоря, я считаю, мы должны удовольствоваться арестом Гримстона, на которого у нас уже достаточно показаний, и забыть о его причастности к делу.
— Серебро и золото, которого, видит Бог, у него предостаточно, является для Наполеона бесценным источником восполнения военных расходов.
Виконт замахал руками.
— Знаю, знаю! Отлично, я поговорю с мисс Вентмор, хоть мне этого и не хочется.
— Мне тоже, — поддержал его премьер-министр. — И тем не менее, если б мы устранили Гримстона и его банду, то смогли бы помочь Веллингтону в реализации самого выдающегося и дерзкого стратегического плана, когда-либо принятого британской армией.
— Согласен с вами. — Виконт встал. — Когда «агенту один-пять» станет лучше и он сможет приехать в Лондон, мы узнаем гораздо больше, чем знаем сейчас. Что до меня, то я не только надеюсь, но прямо-таки чувствую — конец всему уже не за горами.
— Мне остается лишь молиться об этом.
С этими словами премьер-министр спрятал полученную от виконта записку «агента один-пять» в ящик стола.
Когда виконт Палмерстон вернулся в свой кабинет, Новелла читала газету, принесенную для нее. Девушка хотела встать, но виконт жестом остановил ее.
— Сидите, мисс Вентмор. Я хочу поговорить с вами.
Виконт сел в соседнее кресло.
— Во-первых, должен вас уведомить, что премьер-министр был чрезвычайно доволен информацией, которую вы доставили от «агента один-пять». Пожалуйста, передайте ему, это дает нам надежду, и мы очень благодарны за то, что ему удалось добраться до Англии.
— Я уверена, он будет рад услышать об этом, — ответила Новелла. — Надо ли сказать ему, милорд, что он не должен стремиться к личной встрече с вами до тех пор, пока не будет в состоянии путешествовать?
Виконт улыбнулся.
— Передайте ему, это приказ, которому он должен повиноваться!
Новелла решила, что встреча окончена, и снова попыталась встать, однако , виконт Палмерстон вновь остановил ее и на этот раз, произнес серьезно и доверительно:
— Мисс Вентмор, премьер-министр просил меня сказать вам о том, что из-за лорда Гримстона мы попали в трудное положение.
— Вы… вы хотите, чтобы я… сделала что-то? — Новелле показалось, будто она не правильно поняла виконта.
Медленно, тщательно подбирая слова, виконт приступил к сути дела.
— Я думаю, что, живя возле моря — или недалеко от него, — вы слышали о «гвинейских лодках». Это суда контрабандистов, которые ввозят в Англию французские товары и продают их за золото.
— Да, конечно, слышала, — подтвердила девушка.
— Так вот, на прошлой неделе мне доложили, что эти «гвинейские лодки» переправляют через Канал во Францию от десяти до двенадцати тысяч гиней еженедельно.
Новелла ахнула.
— Так много? Как же это получается?
— Золотая гинея — единственная валюта, которую принимают французские коммерсанты, — пояснил виконт. — Именно на эти деньги Наполеон покупает в неограниченном количестве вооружение в нейтральных странах.
— Ружья, из которых… убивают наших солдат! — едва вымолвила Новелла. Она думала об отце.
— Вот именно! Наполеон считает английских контрабандистов своими друзьями. Вы, должно быть, знаете, что среди них наиболее популярен маршрут в узкой части Канала между Булонью и Дувром.
Это было совсем недалеко от того места, где жила Новелла. Она затаила дыхание.
— Мне стало известно, — продолжал виконт, — что суда контрабандистов способны развить значительную скорость — около девяти узлов, что позволяет им совершать за ночь рейс туда и обратно.
— Конечно, я слышала обо всем этом, — призналась Новелла, — и всегда молилась о том, чтобы никто из нашей деревни не занялся контрабандой. Но мне кажется, если за один рейс можно заработать гинею, искушение слишком велико.
— Разумеется, — согласился виконт. — Значит, необходимо наказать искусителя — например, такого человека, как лорд Гримстон, который не нашел ничего лучшего, чем предавать свою страну.
Новелла изумленно выпрямилась.
— Лорд Гримстон? — ахнула она. — Вы думаете, он причастен к этому?
— Да, это известно совершенно точно. Он должен был нажить целое состояние за те вещи, которые ввозит в Англию и продает в Лондоне глупым женщинам, не подозревающим, что эти товары стоят жизни английским солдатам.
— Так почему же… почему… вы не арестуете лорда Гримстона? — воскликнула Новелла.
— Об этом я и хочу поведать вам, — сказал виконт. — У нас есть основания подозревать, что лорд работает не в одиночку, — достаточно много его друзей, также крупных тузов, занимаются контрабандой вместе с ним.
Новелла в ужасе что-то пробормотала.
— Они получают прибыль от бренди, вина и шелков, которые переправляют из Франции.
Однако имена этих людей нам не известны.
Именно Гримстон получает грузы, прибывающие из Булони и других населенных пунктов французского побережья.
Новелла не ответила, но, будучи отнюдь не глупой, спросила:
— Что же вы… хотите… чтобы я сделала?
— Я знаю, это выглядит нелепо, и все-таки думаю, как дочь солдата, вы поймете меня. Мы находимся в отчаянном положении и пришли к выводу, что, раз по какому-то чудесному совпадению лорд Гримстон живет рядом с вами, вы можете разузнать о нем немного больше, чем мы знаем на данный момент.
Он умоляюще сложил руки.
— Клянусь вам, мисс Вентмор, мы сделали все, что было в нашей власти, чтобы выяснить, кто входит в «банду» Гримстона, как мы это называем. Нам кажется, эти люди занимают высокие посты. Возможно, мы ошибаемся, но интуиция подсказывает именно это. Однако больше мы не можем узнать ничего.
— И вы… вы хотите… попросить меня… — негромко молвила Новелла, — выяснить это… для… для вас?
— Я прошу вас попытаться, не подвергая себя риску. Просто попробуйте, если будет возможно, выяснить имена этих людей или хотя бы указать нам направление, где они живут, чтобы мы могли отдать этих предателей в руки правосудия.
— Я… я понимаю, — помолчав немного, сказала девушка. — Я говорила вам, как мне не нравится… лорд Гримстон… но он… приглашал меня… к себе на ужин… и сказал, что… хочет снова видеть меня.
Она говорила это с заметным волнением, запинаясь, словно признание было вырвано у нее силой.
— Тогда все, о чем я могу просить вас, это чтобы вы приняли приглашение поужинать с ним, разумеется, в сопровождении пожилой дамы, Когда вы будете в его доме, постарайтесь выяснить хоть что-нибудь, указывающее на характер его операций и людей, с которыми он связан.
Новелла молчала;
— Я знаю, что прошу слишком много, — продолжал виконт, — но это идея премьер-министра. Он согласен со мной в том, что только в милости Божьей «агент один-пять» благополучно добрался до вас.
— По-моему, это было скорее… подобно чуду.
— Тогда, конечно, мы проявим жадность, если станем просить еще об одном, — улыбнулся виконт.
Новелла тяжко вздохнула.
— Я постараюсь… но, уверена, это будет непросто… а лорд Гримстон просто… ужасен… мне противно даже разговаривать с ним!
— Так постарайтесь хотя бы ради того, чтоб он закончил свои дни в Тауэре, где ему самое место.
Виконт встал. Новелла тоже поднялась.
— Послушайте, мисс Вентмор, — сказал виконт, — вы не должны неоправданно рисковать и, если уж вы решитесь поужинать с Гримстоном, позаботьтесь о подходящей сопровождающей.
Он взял Новеллу за руку.
— Думаю, ваш отец может гордиться вами.
Мы с премьер-министром благодарим вас за все, что вы уже сделали.
Он говорил так тихо и искренне, что у нее на глаза навернулись слезы.
— Я попытаюсь… я обещаю попытаться, — прошептала она. — Но вы не должны сердиться, если у меня… не получится.
— Вряд ли найдется мужчина, способный сердиться на вас, мисс Вентмор. Когда я в следующий раз увижу вашего отца, я скажу ему, что его дочь не только очень красива, но и невероятно отважна!
Виконт открыл перед девушкой дверь и проводил ее до кареты. Он бросил одобрительный взгляд на мисс Грэм, но в то же время, казалось, был удивлен, что на козлах отсутствует грум.
Пока Новелла находилась в министерстве, за лошадьми приглядывал один из часовых.
— Так вы правите сама? — воскликнул виконт, когда девушка приняла поводья.
— Папенька научил меня править и ездить верхом, еще когда я была ребенком, — ответила Новелла, — однако могу заверить вас, ваша милость, что я никогда еще не совершала более увлекательной поездки.
— Охотно верю! — засмеялся виконт. — Надеюсь, вы доберетесь домой без приключений.
Он отступил на шаг и улыбнулся девушке.
Когда карета отъехала достаточно далеко, мисс Грэм сказала:
— Если не ошибаюсь, это был виконт Палмерстон!
— Да, это он, — подтвердила Новелла. — Он очень хорошо говорил о папеньке.
— Очень красивый мужчина, — заметила мисс Грэм. — Недаром в него влюблялось немало женщин.
Новелла удивленно посмотрела на гувернантку.
— Почему вы так думаете?
— Дорогая моя, — весело произнесла мисс Грэм, — в свете часто говорят о людях, занимающих важные посты, и уж если кто-нибудь из них заведет интрижку, это сразу же разнесется повсюду. Все узнают об этом еще до того, как история начнется… или закончится!
Новелла захохотала.
— Надеюсь, когда я влюблюсь, если это, конечно, произойдет, я сохраню это в тайне.
— С тобой ничего подобного не случится! — строго отрезала мисс Грэм. — Я хочу видеть тебя замужем за таким же очаровательным, красивым и умным человеком, как твой отец. О твоей свадьбе сообщат официально, и все будут страшно завидовать твоему мужу.
Новелла снова залилась смехом.
— Ну вот, теперь вы начали рассказывать сказки! Вы же знаете, с тех пор, как папа ушел на войну, мы живем крайне уединенно и я совсем не вижу молодых людей.
Говоря это, она вспомнила о Вейле. Впрочем, обстоятельства его появления в доме были так невероятны, что в них все еще верилось с трудом. Это больше напоминало приключение из книги.
Вейл, разумеется, был очень хорош собой.
Его история интриговала девушку. Из разговора с виконтом можно было понять, что Вейл состоит на секретной службе, о которой никому не позволено говорить.
Управляя каретой, она размышляла над словами виконта Палмерстона. Скорее всего, Вейл появился в доме лорда Гримстона под видом контрабандиста.
Новелле доводилось слышать о том, что приходившие из Франции суда привозили не только контрабанду, на сбыте которой предатели баснословно наживались. Говорили, что вместе с контрабандистами в Англию попадают французские шпионы, впоследствии отправляющиеся в Лондон, чтобы добыть необходимую Наполеону информацию.
В последнее время правительство приняло меры для искоренения контрабандного промысла. Например, рыбакам запретили строить лодки более чем с шестью веслами, а береговая охрана получила указ не допускать в Англию французские товары.
Вентмор-Холл стоял у моря, и контрабандная тема часто присутствовала не только в разговорах друзей отца, но и жителей деревни.
Меры, принятые для предупреждения контрабанды, были достаточно суровы. В результате контрабандисты стали часто терять свои вельботы — самое быстрое средство доставки в Калаис. Командам приходилось бросать свои суда на ближайшем берегу. Однако, вельботы были так дешевы и просты в изготовлении, что на новую лодку уходила всего десятая часть прибыли от одного удачного рейса.
Новелла прислушивалась к этим разговорам.
..Но даже в самых смелых мечтах не могла представить, что когда-нибудь на ее долю выпадет связь с контрабандистами. Неожиданным оказалось и то, что ей придется разузнать о них гораздо больше, чем она знала до сих пор.
И вот теперь, к ее ужасу, виконт просит ее о помощи, чтобы привлечь к суду такую важную персону, как лорд Гримстон.
«Ненавижу его! Ненавижу!» — думала Новелла, натягивая поводья.
Потом пришло осознание того, что вся ее миссия пойдет на благо Англии и, должно быть, Вейла. Значит, ей надо попытаться выяснить подробности, необходимые виконту, даже если при этом ее подстерегает опасность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - И пришла любовь... - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману И пришла любовь... - Картленд Барбара



читать можно роман на 5 из 10
И пришла любовь... - Картленд Барбаравалентина
29.07.2012, 21.26





как-то размазано и нудно, еле дочитала, не удался романчик.
И пришла любовь... - Картленд БарбараЛюбовь
3.03.2015, 15.17





Согласна с комментариями: нудно и наивно, как впрочем, большинство романов этой писательницы
И пришла любовь... - Картленд БарбараВирджиния
4.12.2015, 13.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100