Читать онлайн Дважды венчанные, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дважды венчанные - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дважды венчанные - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дважды венчанные - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Дважды венчанные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Сэр Хьюберт прежде всего распечатан письмо от дочери и стал в нетерпении читать его.
Дорогой папа,
боюсь, я все испортила. Вчера я рассказана Гарри всю правду, чем сильно удивила его.
Потом он признался мне, что, будь он женат, он не прочь был бы остаться жить здесь, в этом доме, который я сделала точно таким, какой он был во времена его родителей.
Мне показалось, Гарри в тот момент думал о Камилле Клайд и что, как только он достаточно окрепнет (думаю дня через два, максимум три), сразу же отправится в Лондон.
Простите меня, я сильно сожалею о содеянном, мне следовало выждать подольше, но, может быть, каким-то чудом она теперь больше не нуждается в нем.
Я так сокрушаюсь по поводу случившегося.
Ваша любящая дочь
Тереза.
Сэр Хьюберт еще раз перечитан письмо, затем направился с ним через Беркли-сквер к дому маркиза.
Маркиз просматривал «Морнинг Пост» и, когда сэр Хьюберт вошел, с улыбкой поднял на него глаза.
— Боюсь, у меня плохие новости, — сообщил сэр Хьюберт.
С этими словами он протянул ему письмо Терезы.
— Я все это время держался подальше от театра и Чарлза Грэма, — сказан маркиз по прочтении, — но теперь мне лучше сходить кое-куда и выяснить, как обстоят дела.
Он отправился в Уайт Клаб, полагая, что, вероятнее всего, лорд Чарлз окажется там.
И не ошибся.
Однако маркиз не желал давать кому бы то ни было повода заподозрить его либо сэра Хьюберта в некоем интересе, поэтому он сначала поговорил с двумя-тремя посетителями клуба, прежде чем направиться через всю гостиную к лорду Чарлзу, сидевшему в эркере у окна.
— Как дела, Чарлз? — спросил он. — Выиграли скачки?
— Моя лошадь пришла третьей, — ответил лорд Чарлз. — А вы-то где пропадали? Я вас не встречал последнее время и решил, что вы, должно быть, уехали в поместье.
— Ненадолго съездил в Стоук Пэлэс, — объяснил маркиз, — а теперь хотел бы услышать новости, если таковые имеются.
— Если вы насчет вашего племянника, то я его давно не видел, но слышал, будто несравненная Камилла заполучила себе нового покровителя.
— Нового покровителя? — переспросил маркиз. — И кто же он?
— Помните Дархема? Богатый, но довольно скучный тип, зато непомерно щедрый, когда дело доходит до бриллиантов для хорошенькой дамочки.
Маркиз пришел в восторг, но старался не показывать виду. Вскоре он просто покинул Уайт Клаб и прямиком отправился в Гаррик Клаб, где всегда можно было встретить разношерстную театральную публику.
Не успел он переступить порог Гаррик Клаб, как заметил актера, которого нанимай дня мнимого венчания Гарри и Терезы.
— Рад снова видеть вас, — подошел к нему маркиз, — и хочу поблагодарить за подготовку того дела, которое мы обсуждали в прошлую нашу встречу.
Актер улыбнулся.
— Слышал, все прошло удачно, а то я переживал, что не смог лично выполнить вашу просьбу. Мне пришлось поискать себе замену, а это оказалось совсем не просто. К счастью, мне встретился преподобный пастор Бартон, думаю, вы знаете, он служит в часовне в Мэйфэйре.
Маркиз изумленно взглянул на него и каким-то чужим, изменившимся голосом спросил:
— Вы хотите сказать, будто этот пастор Бартон провел венчальную службу для моего племянника вместо вас?
— Никак не мог найти кого-то еще, кто выглядел бы столь же убедительно, — признался актер, — или по крайней мере хотя бы текст знал наизусть.
Маркиз потерял дар речи.
Пресловутая часовня в Мэйфэйре пользовалась определенной славой и была ему хорошо известна.
Когда-то первый священник, назначенный в эту часовню, сочетал браком любого, кто мог заплатить ему гинею, не задавая при этом лишних вопросов, так же как до этого придавал официальную торжественность всем тайным бракам в окрестностях тюрьмы Флит.
Благодаря своей готовности венчать всех без оглашения или специального разрешения на брак он не знал отбоя от желающих венчаться в его приходе.
Однако в 1754 году брачное законодательство претерпело изменение: закон требовал читать оглашение в течение трех воскресений до венчания и регистрировать все браки в специальной книге.
В противном случае необходимо было получить разрешение на брак у Кентерберийского архиепископа.
Постепенно часовня в Мэйфэйре стала более солидной и уважаемой, и многие живущие поблизости охотно венчались в ней; но тамошние священники по-прежнему отличались готовностью провести любой обряд за определенную плату.
Однако при всем при том маркиз позаботился о настоящем разрешении на брак на случай, если Гарри начнет интересоваться деталями и задавать вопросы.
Выходит, теперь его племянник и Тереза вступили в законный брак, причем по всем правилам!
Маркиз понимал: было бы непростительной ошибкой, если б актер заподозрил неладное, поэтому, еще раз поблагодарив его за услугу, он поспешил назад на Беркли-сквер, но не домой, а к сэру Хьюберту и прямо-таки ворвался к нему, на ходу сообщая о случившемся.
— Мне абсолютно ясно, — судорожно изрек он, — что Гарри никогда не простит мне этот поистине возмутительный и ужасный поступок.
Первым побуждением сэра Хьюберта было немедленно отправиться в Боурнхолл и сообщить Гарри о случившемся и о безысходном отчаянии, в котором пребывает его дядя.
Но потом он вспомнил, как Гарри повел себя в ту минуту, когда ему сообщили о сделанном за него выборе жены,
Сэр Хьюберт решил, что его приезд только испортит все, ухудшит и без того скверное положение вещей, и торопливо написал записку Терезе. Он велел груму отвезти ее в Боурнхолл, причем как можно скорее.
Тереза плакала каждую ночь, с тех пор как убедилась в намерении Гарри жениться на Камилле Клайд.
Его дядя и ее отец пытались спасти его, но потерпели неудачу.
С грустью и тоской девушка наблюдала, что он не замечает ее теперь и не смотрит на нее, как в те дни, когда начал поправляться после лихорадки.
Отныне он, разговаривая с ней, будто отстраняется или уходит в свои мысли.
«Он хочет избавиться от меня, — думала Тереза, — стоит ему уехать в Лондон, и вряд ли он когда-либо пожелает со мной встретиться вновь».
Беспокойно ворочаясь в кровати без сна, она все яснее понимала, как день ото дня растет ее чувство к нему.
Когда Гарри лежал без сознания, она гладила его по голове и тихо говорила ему нежные слова. Он казался ей ребенком, который поранил себя, и только материнская ласка могла помочь ему обрести жизненные силы.
Как-то ее мама сказала ей, будто даже в бессознательном состоянии люди чувствуют, что с ними разговаривают.
— Они, возможно, не все до конца понимают из сказанного, — объясняла леди Брайан, — но это дает им ощущение безопасности и способствует быстрому выздоровлению.
Помня ее слова, Тереза разговаривала с Гарри с той самой минуты, как он потерял сознание из-за высокой температуры.
И вот теперь она поняла, как глубоко и безнадежно любит его.
«Ничего не могу с собой поделать, он так красив и умен», — думала она, снова и снова перебирая в памяти их беседы во время верховых прогулок.
Все их словесные баталии.
«Он молод и образован, Англия сейчас нуждается в таких людях, — размышляла Тереза. — Они необходимы и в парламенте, и в других сферах социальной жизни».
Возможно, Гарри и займет достойное положение, но ей рядом с ним места не будет; стоит ему вернуться в Лондон, и его избранницей, как он и задумывал, станет Камилла Клайд.
Ну а если она уже не будет свободна, тогда он поищет себе кого-нибудь еще среди искушенных красавиц, чьи ленчи и званые обеды разительно отличаются от унылых домашних.
«Я не вписываюсь ни в одну из этих картин», — совсем сникла Тереза.
И тогда она решила просить отца забрать ее домой в Ланкашир, как только Гарри перестанет нуждаться в ней.
И хотя сэр Хьюберт закрыл их дом на время сезона в Лондоне, Тереза не испытывала теперь желания посещать какие бы то ни было балы и приемы и даже быть представленной ко двору.
«Буду работать с папой, заниматься исключительно его судами».
Беседы с другими мужчинами, которых она встретит, станут теперь казаться ей скучными и бесцветными. Они не выдержат никакого сравнения с Гарри.
И вряд ли она сумеет полюбить кого-нибудь так, как она любит его.
«Может быть, папе и дяде Морису и удалось спасти от крушения жизнь Гарри, но мою они разрушили», — горестно вздохнула девушка и снова заплакала, ибо ее желания были недосягаемы, как луна, сиявшая в ночном небе.
С верхней площадки парадной лестницы Гарри с удовольствием разглядывал лошадей, шествовавших парадом перед ним. Из приобретенной сэром Хьюбертом партии, что только на днях прибыла из Лондона, Тереза выбрала себе самого неспокойного жеребца, оказавшегося к тому же самым молодым и необученным.
Грум вел его последним, и тут по какой-то ведомой лишь ему одному причине жеребец воспротивился чужой воле.
Он вставал на дыбы и взбрыкивал, решительно намереваясь выбросить Терезу из седла, и почти преуспел в этом, но ценой неимоверных усилий ей удалось совладать с ним, и в конце концов они присоединились к остальным обитателям конюшни.
Таким образом они продемонстрировали себя Гарри и вызвали одобрительные возгласы конюхов.
Лошадей отвели назад в конюшню, а Гарри возвратился в кровать. Он бы крайне утомлен.
Нянюшка сама помогла ему раздеться, отослав всех из комнаты.
— Как все мужчины, — проворчала она, — его светлость хочет слишком много и все сразу, теперь-то вам надо оставить его в покое.
Гарри не беспокоили до следующего дня, когда он, отдохнув, опять встал.
Он явно чувствовал себя лучше и настоял на прогулке по всем комнатам первого этажа: действительно ли они теперь напоминают то время, когда жива была его мать?
Этой ночью, пытаясь уснуть, Тереза вспоминала их дневные разговоры.
И опять измучила себя мыслью, что Гарри начнет собираться в Лондон к Камилле Клайд, как только наберется сил.
Слезы сами текли по щекам, хоть она и убеждала себя в их бесполезности.
Наконец она погрузилась в неспокойный сон.
Ей снился Гарри; он собирался в дорогу и, несмотря на ее мольбы остаться, продолжай готовиться к отъезду.
Она в страхе проснулась и с облегчением вздохнула, поняв, что это лишь сон.
«Как можно быть такой глупой?» — недоумевала она.
И вновь стала вспоминать, как красив был Гарри, любуясь своими лошадьми, и какую бесподобную они вели беседу.
Слезы снова подступили к глазам. Комната казалось душной и жаркой. Она слезла с кровати, отдернула шторы и открыла окно.
Выглянув в сад, она увидела свет в одной из комнат внизу, видимо, в гостиной.
Она вспомнила, что заходила туда перед сном за книгой, чтобы продолжать чтение в спальне.
«Видимо, я забыла потушить свечу», подумала она, устыдившись своей небрежности. Ведь слуги к тому времени все разошлись по своим комнатам, а значит, свеча могла гореть всю ночь и, хоть это и было маловероятно, вызвать пожар.
Она надела симпатичный халатик из голубой шерстяной ткани, отделанный кантом по воротнику и манжетам. Застегнула небольшие жемчужные пуговицы от шеи до самого подола и шагнула к двери.
У себя за спиной она обнаружила Руфуса.
— Сидеть! Жди меня, хороший пес! — приказала ему Тереза, решив, что если он увяжется за ней, то может своим лаем разбудить Гарри.
Руфус послушно сел, но, когда девушка вышла за дверь, тихонько заскулил.
— Я вернусь через одну-две минуты, — прошептала она ему.
В коридоре всегда оставляли несколько горящих светильников.
В холле тоже горел светильник у парадного входа.
Она открыла дверь в гостиную, но, пройдя несколько шагов, остановилась как вкопанная.
Двое незнакомцев пытались снять картину, висевшую над камином.
Тереза невольно вскрикнула, и они обернулись.
Их лица были прикрыты платками по самые глаза.
— Что… вы тут делаете… Вы… не имеете… права… — возмутилась она, но кто-то, подкравшись сзади, затянул ей рот повязкой.
Видимо, в комнате оказался еще один человек.
Она стала сопротивляться, и двое остальных бросились на помощь сообщнику.
Не успела Тереза понять, в чем дело, как оказалась связанной по рукам и ногам.
Потом двое подхватили ее, отнесли к дивану и грубо швырнули на него. Тереза в ужасе смотрела на них. Тряпка, которой они зажали ей рот, давила на губы.
Кто-то стащил со спинки дивана расшитое шелком китайское покрывало и накинул на девушку.
Она была лишена возможности двигаться, издать хоть какой-нибудь звук, а теперь, оказавшись в полной темноте, она к тому же не могла ничего видеть.
— Это утихомирит ее. — Один из грабителей впервые заговорил вслух.
Голос у него был грубый, а выговор свидетельствовал о том, что он не деревни.
— Все равно лучше поспешите, — посоветовал второй. — Да захватите коробки из шкафа.
Терезе хотелось закричать от отчаяния, когда она догадалась, что этот тип имеет в виду очаровательную коллекцию табакерок, выставленную в стеклянной витрине шкафа в противоположном конце гостиной.
Еще сегодня вечером она рассматривала их, когда со шкафа убрали чехол.
— Они были гордостью и радостью для ее светлости, — сказал ей Доусон.
Тереза также понимала их ценность.
На одних были изящные миниатюры с изображением королевских особ, живших несколько столетий назад, обрамленные бриллиантами и жемчугом, другие покрывала эмаль, нанесенная рукой мастера.
Как можно позволить этим людям украсть из дома столь бесценные вещи?! Ведь и Гарри должен любить их уже за то, что их собирала его мама.
«Надо спасти коллекцию, но как это сделать?» — думала она, прекрасно сознавая свою беспомощность. И тут она вспомнила, как им с Гарри удавалось читать мысли друг друга, когда они спорили.
Бывало, во время очередной словесной баталии он вдруг говорил:
— Знаю, о чем вы подумали, и прежде чем вы произнесете свои мысли вслух, я скажу, до чего же вы не правы и еще раз не правы.
Она только смеялась. Но и она частенько угадывала, какие доводы Гарри собирался противопоставить ей, прежде чем он облекал свои мысли в слова.
«Если б он сейчас думал обо мне!..» — мечтала она.
Возможно, в этом случае можно было бы предупредить его о происходящем сейчас в гостиной его матери.
«Проснись же! Ну, просыпайся, — мысленно взывала она к нему. — Спасай… то, что тебе дорого… скорее приходи… ты так нужен».
Казалось, она физически ощущала, как ее мысли словно крошечные пташки летят из гостиной в спальню Гарри.
Хоть бы эти птахи разбудили его!
Ей на память пришли рассказы отца о жителях Индии и других восточных стран, предпочитающих передачу мыслей на расстояние любому другому виду связи.
Однажды во время очередной поездки отца проводник, отвечавший за его багаж, сказал, что ему необходимо срочно попасть домой.
«Что случилось?» — спросил сэр Хьюберт. «Мой отец при смерти, утром его не станет, меня ждут дома». «Откуда вы знаете?» Сэр Хьюберт был удивлен, ведь дом этого проводника находился в тех местах, откуда они начали свой путь, а они преодолели к тому времени немалое расстояние. «Я слышу их мысли», — ответил проводник. Сэр Хьюберт решил, что проводник все выдумывает, и не позволил ему сразу же вернуться домой, но обещал отпустить его дня через три, а то и два. Проводник не ослушался, но мрачно покачал головой и сказал: «Тогда будет уже слишком поздно».
— И действительно было слишком поздно? — спросила Тереза.
— Да, все так и случилось, — ответил сэр Хьюберт. — Отец проводника умер в то самое время, какое он назвал. Мне оставалось только просить прощения у человека, которому я не поверил.
— Передача мыслей на расстояние, — медленно произнесла Тереза, стараясь тогда понять и разобраться в этом.
— У коренных жителей Индии все происходит вполне естественно, и жаль, что мы не пытаемся подражать им. — Он улыбнулся и добавил: — Ведь тогда мы избавились бы от множества неприятностей и сэкономили много денег!
Теперь Тереза вспоминала тот разговор с отцом и продолжала мысленно звать Гарри, с отчаянием прислушиваясь к тому, как воры снимают еще одну картину со стены.
Та, что висела над камином, принадлежала кисти Ван Дейка; каждый раз, входя в комнату, девушка не могла отвести от нее восхищенного взгляда.
Теперь же они снимали со стены бесподобные цветы Амброзиуса Бос-харта; для Гарри станет ужасной катастрофой потеря этой картины — кто-то из слуг рассказывал ей, как графиня любила цветы.
Она не только заполняла весь дом и оранжереи цветами, но и собирала картины с изображением цветов.
«О Гарри… спасай картины! Услышь меня и, хотя ты еще очень слаб, спускайся вниз!»
Гарри чувствовал страшную усталость, когда поднимался наверх после парада лошадей, но у него было достаточно времени для отдыха, и вообще с каждым часом он становится все крепче.
Вероятно, ему понадобится всего несколько дней для выздоровления, чтобы он смог вернуться в Лондон и найти там Камиллу Клайд.
Подумав об этом, она ощутила, будто ледяная рука сжимает ей сердце, и хотелось кричать от боли.
Наверняка случившееся заставит его остаться в поместье.
Его дом подвергся разбойному нападению, а комната, с такой любовью обставленная его матерью, потеряла свой облик!
Мужчина, который собирал табакерки, видимо, присоединился к остальным — Тереза расслышала его слова:
— Мы здорово заработаем на этих вещичках, и чем скорее уберемся отсюда и окажемся в Лондоне, тем лучше.
— Ты, кажись, прав, — хмыкнул другой грабитель, — думаю, стоит взять еще парочку картин, старику Исааку они понравятся.
Кто-то довольно хихикнул.
— Еще бы! Ведь твой старик Исаак поимеет на этом кругленькую сумму!
— Не просто кругленькую… — резюмировал третий. — Поторапливайтесь!
Они собирались было пройти мимо Терезы, когда вдруг она услышала звук открывающейся двери и гневный голос Гарри:
— Что, черт возьми, здесь происходит?
Наверное, воры остановились как вкопанные где-то около дивана.
В ее голове молнией промелькнула мысль, что Гарри может быть безоружен и тогда они разделаются с ним так же легко, как и с ней.
Она уже силилась как-нибудь закричать, предупредить его об опасности, когда раздался его грозный окрик:
— Руки вверх!
Окрик относился, видимо, к одному из грабителей, пытавшемуся вытащить из-за пояса оружие.
Девушка все еще дрожала от страха — ведь Гарри один против троих, но тут он обратился к кому-то:
— Свяжите их. И она почувствована облегчение, расслышав шаги где-то позади него.
И тогда, собрав все свои силы, Тереза сумела перевернуться на бок. Китайское покрывало сползло с лица, и она могла теперь видеть происходящее в комнате.
Как она поняла, перед ней с поднятыми над головой руками стояли два вора, которые занимались картинами.
Третий, стоявший немного поодаль, держал в одной руке огромный мешок, другая была задрана вверх.
В мешке, должно быть, лежали украденные им из шкафа табакерки.
Лицом к ним почти в самом проеме двери стоял Гарри.
Двое лакеев с веревкой в руках направились к похитителям картин.
В этот миг человек с мешком рванулся к большому окну, настежь открытому ворами, и фактически достиг его, все еще сжимая руке мешок.
Гарри выстрелил.
Пуля попала грабителю в руку выше локтя.
Он издал вопль, выронил мешок и растянулся на полу, крепко стиснув свою руку.
Похоже, Гарри предусмотрел все: он направился к другим соумышленникам, которых как раз связывали лакеи, чтобы вытащить у одного пистолет, у другого длинный сверкающий нож. От одного его вида Тереза задрожала.
Проявив столь разумную предосторожность, Гарри отвернулся от них и увидел Терезу, лежащую на диване. Секунду Гарри только смотрел на нее. Потом быстро подошел и развязал повязку, стягивавшую ей рот.
Тереза смогла наконец свободно вдохнуть.
— С вами все в порядке, вы не ранены? — спросил он с беспокойством в голосе.
— Нет, они только связали меня, — ответила Тереза, — Я отчаянно пыталась… сообщить вам о происходящем здесь… и вот вы… появились. Как вы узнали… что нужны здесь?..
Гарри улыбнулся.
— Я услышал вас.
Он переключил внимание на связанных грабителей, которым завели руки за спину.
Оба лакея с горящими от волнения глазами ожидали новых приказаний.
— Уберите этих двоих, — велел Гарри, — и заприте их в буфетной или в любом другом месте, откуда им не убежать, до приезда полиции. Потом возвращайтесь, и я скажу вам, что делать с этим.
Он подумал и добавил, глядя на раненого разбойника, корчившегося от боли в руке, из которой текла кровь:
— Разбудите кого-нибудь, кто сходит за доктором, и нянюшку. Сообщите ей, что у нее опять появился раненый, требующий ухода.
— Не очень-то она обрадуется такому больному, — заметил лакей.
— Знаю, знаю, — согласился Гарри, — но едва ли мы можем позволить человеку, пусть и такому скверному, истечь кровью. Положите его на лежанку в лакейской и смотрите, чтобы он ничего не натворил там,
Лакеи, выслушав все распоряжения, повели двоих грабителей прочь из комнаты.
Тереза слышала их удалявшиеся шаги.
Вряд ли в их жизни происходило более захватывающее событие, и, похоже, они сейчас испытывали какое-то нервное ликование.
Гарри вернулся к ней и начал освобождать от пут.
Девушка пошевелила пальцами, чтобы восстановить циркуляцию крови.
— Как все произошло? — спросил Гарри. — И что вы делали здесь, внизу, среди ночи?
— Я заметила из своего окна… свет… в гостиной и… подумала, что это я… должно быть… забыла погасить свечу.
В эту минуту Тереза вновь ощутила тот ужас, который объял ее при виде грабителей.
— Я так боялась, — продолжала она свой рассказ, — а вдруг им удастся уйти с картинами и коллекцией табакерок вашей мамы прежде, чем кто-нибудь остановит их? Неужели мои молитвы были услышаны, и вы появились вовремя?!
Гарри улыбнулся.
— Должен признаться — нам следует поблагодарить Руфуса.
Тереза от удивления широко раскрыла глаза.
— Руфуса?
— Он скулил, словно чувствуя, что вы в опасности, и когда он разбудил меня, я понял — происходит нечто гадкое.
— Я не взяла его с собой вниз, чтобы он не разбудил вас, — объяснила Тереза.
— И хорошо сделали, иначе они могли бы его убить.
Девушка испуганно вскрикнула.
— Ваш пес проявил завидную сообразительность, разбудив меня, и тут я услышал или, скорее, почувствовал, что вы нуждаетесь во мне.
— Я пыталась передать вам свои мысли на расстояние, как, по рассказам папы, делают в Индии.
— А я понял — творится нечто ужасное, поэтому и захватил с собой револьвер.
— И спасли ваши сокровища, — подытожила Тереза.
Гарри развязал веревку на ее лодыжках, и она спустила ноги на пол.
— Мне было… так страшно… — промолвила она. — А теперь вы… достойны еще одной награды… Медали по крайней мере.
— Полагаю, она должна принадлежать вам.
Когда Гарри произносил эти слова,
Терезе показалось, будто он пытается сказать ей что-то еще…
Но тут в дверном проеме внезапно появилась нянюшка в халате, придававшем ей несколько необычный вид, и с аккуратным пучком волос на затылке.
И Терезе на миг почудилось, что они с Гарри маленькие дети и нянюшка всем своим видом показывает, как она сердится за их проступок, из-за которого произошли неприятности.
— Сию минуту объясните мне, ваша светлость, что тут происходит и почему вы не в постели?
— Я всего лишь спасаю мой дом от дерзкого ограбления, нянюшка. Воры вполне могли выкрасть и мисс Терезу вместе с картинами.
— Бот бы не подумала, что такое может здесь произойти! — сокрушалась нянюшка. — Мне всегда казалось, дом охраняется как положено.
— И мне тоже, — признался Гарри, направляясь через комнату к стонавшему человеку.
— Он что — один из тех грабителей? — спросила нянюшка.
— Осторожнее, — крикнула Тереза, — не повредите табакерки, они у него в мешке,
Гарри, по-видимому, и сам догадался об этом, поднял мешок и оттащил его подальше. Но мешок оказался тяжелее, чем можно было предположить, и Гарри пошатнулся под его тяжестью.
— А теперь отправляйтесь назад в постель, ваше сиятельство, — решительно потребовала нянюшка, — иначе опять сляжете с лихорадкой.
Гарри приставил мешок к стене и примирительно сказал:
— Хорошо, хорошо, нянюшка. Я послал за доктором и велел положить этого человека на лежанку в лакейской.
— По мне, так чересчур хорошее место для него, коли хотите знать. По все же, думаю я, мы не можем позволить ему умереть, как он того заслуживает.
Грабитель между тем простонал:
— Помогите… помогите… мне больно!
— Подожди-ка своей очереди! Тебе еще повезло, что кто-то заботится о таком жуке, как ты.
Нянюшка и его ругала, словно нашкодившего малого ребенка.
Терезе стало смешно, да и в глазах Гарри мелькнул озорной огонек.
Он обнял девушку.
— Думаю и вам, и мне, лучше вернуться в постель. Мы можем положиться на богатый опыт нянюшки и, конечно же, должны поступать так, как нам велят.
— Само собой разумеется, мы должны ее слушаться, — сквозь смех согласилась Тереза.
Когда они вышли в коридор, Тереза заметила, что Гарри слегка пошатывает.
— Для вас это было уже слишком, — сказала она. — Держитесь за меня, я помогу вам подняться.
— А я-то собирался помогать вам.
— Вы и так спасли меня, и это единственное, что имеет сейчас значение.
Они уже добрались до лестницы, и Гарри ухватился за перила, словно за спасательный круг.
— Положите руку мне на плечо, — предложила Тереза, — и оставьте свою гордыню; вы очень утомились за день, к тому же ночное происшествие явно не прибавило вам сил.
— По правде говоря, это вам следовало бы плакать на моем плече, а мне вас успокаивать. — Гарри поднимался по лестнице, с трудом переводя дыхание.
— Я так и поступлю, когда вы почувствуете себя лучше, — пообещала Тереза, — но сейчас я не могу быть кроткой и слабой женщиной, какой вы хотите меня видеть.
Гарри хмыкнул.
Они молча шли по коридору. Дойдя до спальни Терезы, услышали, как лает и царапается Руфус.
— Я запер его, — тихо промолвил Гарри, — на тот случай, если бы, как я и подозревал, внизу оказались грабители, чтобы он не рванулся к ним.
— Уверена, так бы он и сделал, ведь они напали на меня. Руфус — очень храбрый пес.
— И у него очень храбрая хозяйка, — заметил Гарри.
Они остановились у его спальни. Тереза открыла дверь и обратила внимание на зажженную свечу у изголовья кровати.
— Скорее всего нянюшка поднимется посмотреть, выполнено ли ее требование, — сказала девушка. — Ложитесь-ка лучше поскорее в постель.
— И вам стоит поступить так же. Благодарю за спасение дорогих моему сердцу вещей. И опять вы мне дани повод чувствовать себя обязанным вам.
— Мы поговорим обо всем завтра.
Тереза смотрела, как он, немного пошатываясь, подошел к кровати.
Потом она закрыла дверь и побежала к себе.
Там Руфус уже готов был высадить дверь.
Она схватила его на руки, и он радостно завилял хвостом.
— Все хорошо, все хорошо. Ты спас меня, умный мой пес. Это ты разбудил графа, и на самом деле это ты сберег картины и табакерки, — приговаривала Тереза, сжимая своего любимца в объятиях.
Потом она отпустила его и, сняв халат, забралась в постель, куда вслед за ней запрыгнул Руфус, чтобы улечься подле нее.
«Всегда происходит то, чего меньше всего ожидаешь, а Гарри услышал меня, потому что я этого очень хотела, и это так замечательно и удивительно».
Она мысленно позвала Гарри, и он ее понял.
Она стала думать, что еще несколько дней после случившегося он, конечно, будет не в состоянии отправиться в Лондон. Возможно, такое страшное происшествие обернется для него благом. — Благодарю тебя. Господи, — прошептала она истово, — за спасение картин и табакерок графини. Пожалуйста, сделай так, чтобы Гарри остался в поместье… Пожалуйста… Прошу тебя…
Так, молясь и надеясь, она не заметила, как заснула.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дважды венчанные - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Дважды венчанные - Картленд Барбара



Удивительная метаморфоза происходит с героиней – в начале романа девушка смелая и решительная в итоге превращается в мямлю и плаксу. Вот что делает с ней любовь к властному человеку. Да и когда она успела в него влюбиться, непонятно. А уж он к ней испытывает явно сыновьи чувства, хотя и старше ее. Сказалось сиротское детство, не иначе. Стиль романа под конец слащав до невозможности: 5/10.
Дважды венчанные - Картленд БарбараЯзвочка
28.03.2011, 23.14





Сюжет интересен, но конец роман смазан.
Дважды венчанные - Картленд БарбараЕлена
18.10.2013, 20.42





А мне роман понравился очень,хоть и читала давно,помню все перепитии.Ставлю 10
Дважды венчанные - Картленд БарбараОльга М
9.06.2014, 14.29





не очень хотя вначале вроде бы есть интрига , потом все смазано и не интересно ставлю3+
Дважды венчанные - Картленд БарбараРАЯ
9.06.2014, 18.34





как почти все романы Картленд - завершается в спальне, которая стала райским садом. да уж, от большого количестве такого чтива - оскомина...
Дважды венчанные - Картленд Барбаралюбовь
21.09.2015, 17.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100