Читать онлайн Дуэль сердец, автора - Картленд Барбара, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дуэль сердец - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дуэль сердец - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дуэль сердец - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Дуэль сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Потрясение — странная штука. На одних людей оно действует мгновенно, так что они падают в обморок, плачут или проявляют иные эмоции. У других же — возможно, такие встречаются гораздо реже — часто проходят часы и даже дни, прежде чем скажется потрясение.
Идя по коридору к спальне леди Брикон, Каролина чувствовала лишь отрешенность от окружающего мира. Она настолько отстранилась от реальности, что могла смотреть на себя и события последних двадцати четырех часов, как на необычайно яркие картинки, а не на неотъемлемую часть собственной жизни. Лишь любовь к Вейну по-прежнему оставалась чем-то живым и горячим, и Каролина цеплялась за нее, точно за якорь, без которого ее унесет неведомо куда по бурному морю ужасов и страхов.
Леди Брикон радостно приветствовала вошедшую Каролину.
— Каролина, дорогая, подойди и поцелуй меня, — мягко сказала она. — Сегодня мне хотелось увидеть тебя больше всего на свете, но твоя горничная сказала Доркас, что ты все утро не выходила из спальни, поэтому мне ничего не оставалось делать, как набраться терпения.
Каролина наклонилась и поцеловала ее.
— Если бы я знала, что вы хотите видеть меня, — ответила она, — то пришла бы немедленно.
Леди Брикон ласково похлопала ее по руке.
— Я всегда хочу тебя видеть. А теперь расскажи мне о венчании и о Вейне. Как мой сын?
Каролина заколебалась. Ей претило обманывать леди Брикон, но она понимала, что не должна тревожить ее жестокой правдой.
— У его милости все хорошо, — ответила она, наконец. — Я только что от него.
Несмотря на все усилия Каролины говорить естественным тоном, что-то в ее голосе заставило леди Брикон недоуменно взглянуть на нее. На секунду Каролина испугалась, что она спросит, не случилось ли чего-нибудь. Но, верная своей привычке избегать неприятных известий, леди Брикон ничего не сказала.
Нервничая, Каролина поспешно заговорила:
— Нас обвенчали в часовне. Церемонию совершал епископ, а кто-то — понятия не имею кто — играл на органе. Жаль, что вы не могли присутствовать в такой торжественный момент.
Наступила неловкая тишина. Каролина понимала, что ее гладкие фразы не успокоили леди Брикон, она догадывалась, чего хотелось ее милости. Она надеялась услышать, что ее сын счастлив, жаждала удостовериться, что эта свадьба, затеянная столь поспешно и при таких странных обстоятельствах, принесла ему радость, которой его жизнь давно была лишена, — леди Брикон, его матери, хорошо было известно об этом.
Но Каролина знала, что при всем старании не сможет произнести убедительно столь ложные утверждения, и вместо этого сказала:
— Во время венчания я заметила, что среди внушительного списка имен Вейна не было того, каким его называют все близкие,
— Да, действительно, Вейн — домашнее имя, — ответила леди Брикон. — Как ты, Каролина, только что сказала, при крещении ему дали ряд внушительных имен, вот я и решила называть его Вейном, потому что это простое имя, и потому что так звали человека, которого я когда-то очень любила, — он умер до рождения Вейна.
— Вот оно что, — произнесла Каролина, — а я все удивлялась.
— Твое удивление совершенно естественно, — заметила леди Брикон, — ведь все обращаются к моему сыну по имени, которым я стала его называть.
Наступило молчание, во время которого Каролина тщетно пыталась найти другую тему для разговора. Леди Брикон нарушила его, спросив почти умоляюще:
— Каролина, ты любишь его?
На этот вопрос Каролина могла ответить совершенно искренне:
— Да, мадам, я люблю его всем сердцем и душой.
— Я хотела удостовериться в этом, — радостно сказала леди Брикон. — Теперь, Каролина, ты сможешь о нем позаботиться. Частенько я начинала опасаться, что в нем есть что-то необузданное. Мне трудно выразить это словами; возможно, все молодые люди таковы; но тяжелее приходится тем, кто остался без отца, который мог бы направлять их. Если они богаты и занимают высокое положение в обществе, вокруг них вертится множество людей, готовых льстить. Но все равно очень важно обладать тем и другим, ибо бедность переносить тяжело, особенно человеку благородному.
Казалось, леди Брикон разговаривает сама с собой; за ее словами Каролина чувствовала глубокое беспокойство.
— Обещаю вам сделать все, что только в моих силах, чтобы Вейн был счастлив, — сказала Каролина и, вставая, добавила: — С вашего разрешения, я пойду, прилягу. Я что-то устала.
— Ну, конечно, дорогая, — ответила леди Брикон. — Вчерашний вечер был для тебя слишком напряженным. Доркас может проводить тебя в спальню и вызвать горничную.
— В этом нет необходимости, — возразила Каролина, но, даже произнося эти слова, она чувствовала себя слишком слабой, чтобы спорить, — сказалось потрясение, которое она испытала сегодня.
К тому времени как Каролина дошла до своей спальни, ее всю трясло; руки были холодны как лед. Послали за Марией. Каролина без возражений подчинилась тому, что ее раздели, уложили в постель и положили к ногам нагретый кирпич. В камине пылал огонь, но ее трясло по-прежнему; у Каролины было такое чувство, что она уже больше никогда не согреется. Казалось, холод пронизывал каждую клеточку тела. С физическими страданиями исчезло ощущение отрешенности, и теперь она опять видела хитрые глазки Кэсси, снова и снова слышала ее голос. Каролина застонала и зарылась лицом в подушку.
— Да вы больны, миледи! — испуганно воскликнула Мария. — Позвольте мне попросить его милость послать за врачом.
— Нет, нет, Мария, — отказалась Каролина. — Я знаю, что со мной. Уверяю тебя, врач мне ничем не сможет помочь.
Тем не менее, ее тревожило то, что, несмотря на груду одеял, она по-прежнему дрожала, зубы стучали, точно в лихорадке. Она попросила Марию узнать у Доркас, нет ли у ее милости бутылочки с настойкой опия.
— Мне кажется, если мне удастся уснуть, я проснусь совершенно здоровой. Просто я очень расстроена, а прошлой ночью не сомкнула глаз.
Мария сочла такое предположение разумным. Дав Каролине несколько капель настойки, она села у ее постели. Постепенно дрожь прекратилась, и Каролина заснула.
Она проспала всю ночь. Вначале это было глубокое забытье от лекарства, но проходили часы, на щеках ее вновь появился румянец, и она задышала во сне легко и ритмично, как дитя. Только тогда Мария на цыпочках вышла из комнаты и отправилась к себе спать.
Когда Каролина проснулась, солнце уже вовсю светило. Она потянулась и села. В первое мгновение ей трудно было поверить, что она проспала всю ночь. Она чувствовала себя отдохнувшей и бодрой; воспоминание о том, как она с трудом забралась в постель и тряслась от холода, казалось теперь всего лишь полузабытой выдумкой. Она встала с постели, подошла к окну и раздвинула шторы.
Парк внизу был золотым от солнечного света. Каролина зажмурилась в теплых лучах солнца.
— Нужно вставать, — сказала она вслух. — Не то все решат, что в моем лице заполучили ленивую хозяйку.
Она позвонила, и вскоре в комнату торопливо вошла Мария.
— Миледи, сегодня утром вы выглядите гораздо лучше! — воскликнула она.
— Лучше? — улыбнулась Каролина. — Я чувствую себя прекрасно, Мария. Принеси мне завтрак и приготовь ванну. Я должна заняться домом, а не прохлаждаться в постели.
— Очень я вчера переволновалась за вашу милость, — призналась Мария, суетливо передвигаясь по комнате. — Когда вечером укладывала вас в постель, вы выглядели так, будто призрак увидели!
— Может, так оно и было, — вздохнула Каролина. На мгновение над ней вновь нависла страшная тайна Вейна.
Но в это утро ничто не могло поколебать ее мужество. Она встретится с Вейном, поговорит с ним, разрушит стену отчуждения, которую он воздвиг между ними, и тогда вместе они обязательно найдут способ рассеять ужасы, вставшие преградой на их пути к счастью.
— Должен быть какой-то выход! — произнесла Каролина вслух.
— Что такое, миледи? — откликнулась Мария.
— Это всего лишь мои мысли вслух, — ответила Каролина. — Мария, если бы ты столкнулась с чем-то страшным, с чем-то, что угрожало бы твоему счастью, как бы ты поступила?
Мария на минуту задумалась.
— Наверное, если б до такого дошло, я бы молилась.
— А если бы молитва не помогла?
— Тогда, миледи, я бы просто постаралась не унывать — что бы там ни было, — практично сказала Мария.
— Мне кажется, ты права, Мария, — сказала Каролина. — Я попробую оба твои средства.
— Насколько я знаю, молитва никому не повредила, — заметила Мария. — А если, как всегда говорит моя мать, «Бог помогает тем, кто сам себе помогает», то, может, молитва подскажет вашей милости способ, как помочь самой себе.
— Тогда я буду молиться, — сказала Каролина, — мне просто крайне необходимо найти выход из моих трудностей.
— А пока ваша милость молится, я принесу вам завтрак, — заключила Мария. — Чего вам хочется?
— Мне все равно, — сказала Каролина. — Я просто чрезвычайно голодна.
— Это добрый знак, миледи!
Мария улыбнулась и заторопилась из комнаты.
Оставшись одна, Каролина вновь подошла к окну, но мысли ее были далеки от зрелища, представшего перед ее взором. Мария права, думала она. Нужно молиться — просить вразумить ее, как она должна поступать, чтобы действительно помочь Вейну.
Ей вдруг страстно захотелось увидеть родителей. Если бы только они были рядом, если бы только она могла рассказать обо всем лорду Валкену и услышать его серьезный, спокойный голос, который бы, несомненно, объяснил ей, что делать! Но родители были далеко, и посоветоваться было не с кем.
Каролина с тревогой думала о письме от кузины Дебби. Она ждала его сегодня. Миссис Эджмонт, конечно же, будет потрясена и взволнованна поступком Каролины, совершенным в отсутствие родителей. Но что же ей оставалось делать, — спрашивала себя Каролина, — как не выйти замуж за Вейна? Да, конечно, он сделал ей предложение под влиянием слепой ярости, но она твердо знала: лучше обвенчаться с ним таким образом, чем не обвенчаться вообще. Даже теперь Каролина не жалела о случившемся. Лучше ей быть женой Вейна со всеми его страшными тайнами, чем вовсе не выйти замуж, ибо она знала: встретив Вейна, ощутив, как его руки обнимают ее, почувствовав его губы на своих губах, она никогда не сможет полюбить никого другого.
Она была предназначена для Вейна с того момента, как они появились на свет. Вспоминая, как странно они встретились, Каролина подумала, что пути Господни воистину неисповедимы и таинственны и что каким-то образом, хоть это и не подвластно разумению смертных, замысел и предопределение лежали в основе всего.
Каролина молилась, спрятав лицо в ладонях, когда Мария вернулась с завтраком. На подносе стояли серебряные блюда с яичницей и ветчиной, с холодным мясом и с отборными кусочками лосося. Золотилось масло с фермы, источал аромат мед бриконских пчел. Принесла Мария и блюдо с красной клубникой, и кувшинчик сливок, чтобы полить ее.
— Спасибо, Мария, — произнесла Каролина, когда та поставила поднос рядом с ней.
— Миледи, там внизу мисс Харриет Уонтидж, — сказала Мария. — Она очень хочет видеть вашу милость; я сказала ей, что узнаю, примете ли вы ее.
— Харриет! Так рано! — воскликнула Каролина.
— Уже одиннадцать.
— Какой позор! — Каролина улыбнулась. — Харриет решит, что я — ленивая лондонская мисс, которая никогда не встает раньше полудня. Придется объяснить ей, что мое сегодняшнее поведение — исключение, а не правило.
— Не пойму я, ваша милость, какая разница, что подумает мисс Уонтидж, — пренебрежительно отозвалась Мария. — В конце концов, она всего лишь дочь викария.
Каролина засмеялась.
— Мария, да ты ужасный сноб!
— Да, миледи, — почтительно согласилась Мария. — Пойду, скажу лакею, чтоб он проводил мисс Уонтидж наверх.
Каролина ела клубнику, когда объявили о приходе Харриет. Она встала и поспешила к дверям поприветствовать подругу.
— Харриет, мне очень стыдно, что в такой час ты видишь меня неодетой, но вчера вечером я настолько утомилась, что Мария дала мне настойку опия, и я только что проснулась.
— Прости за то, что я тебя потревожила, — извинилась Харриет, — но я должна была тебя увидеть. Каролина, мне просто необходимо с тобой посоветоваться!
— Тогда садись и рассказывай, — предложила Каролина. — Мария принесет тебе горячего шоколаду.
— Нет, нет, пожалуйста, не беспокойся, — отказалась Харриет. — Мне ничего не нужно. Мне даже кажется, я больше уже никогда не смогу есть. Каролина, я так взволнованна и так дрожу, что просто не знаю, как мне быть.
Каролина взглянула на Харриет смеющимися глазами.
— В таком случае, как я понимаю, Харриет, ты влюблена?
Впалые щеки Харриет покрыл густой румянец.
— О, Каролина, неужели это так заметно?
— Конечно, заметно, — подтвердила Каролина. — Ты никогда еще не была такой хорошенькой.
Харриет покраснела еще больше.
— Никогда не думала, что доведется услышать, как меня называют хорошенькой, — застенчиво сказала она, — но, Каролина… он так считает.
— Ты говоришь о мистере Страттоне? — решилась спросить Каролина.
Харриет кивнула.
— И он… он сделал тебе предложение? — продолжала Каролина.
Харриет опять кивнула. Видимо, от волнения она не находила слов.
— Но это просто замечательно! — воскликнула Каролина. — Ну, Харриет, ты, конечно же, согласилась?
В ответ на эти слова Харриет сцепила руки.
— Просто не знаю, что и сказать. Я люблю его глубоко и почтительно, но… он хочет, чтобы я убежала с ним и… О, Каролина, как я могу обмануть папу?
Каролина вздохнула и отодвинула в сторону поднос с завтраком.
— Рассказывай все по порядку, — велела она. Харриет, которая чуть ли не лопалась от возбуждения, с готовностью начала:
— Это случилось в тот вечер, когда состоялась твоя свадьба. Не помню точно, как это произошло, но я оказалась в парке с мистером Страттоном. Он заговорил о моем отце, и я объяснила, как могла, стараясь не выказывать папу в черном свете, что он отказал мистеру Страттону от дома из-за того, что тот беден. «Сэр, не судите моего отца слишком строго, — сказала я. — Поскольку мы сами живем в крайне стесненных обстоятельствах, он питает отвращение к бедности и больше всего не любит напоминаний о ней». Мистер Страттон — он говорит, что теперь я должна называть его Томасом — спросил: «А как вы к этому относитесь, мисс Уонтидж?» Я искренне ответила, что мало, о чем знаю, кроме бедности, и что мы, слабые женщины, редко боимся того, с чем хорошо знакомы, даже если в этом мало приятного. Тогда он спросил: «А если бы вы, мисс Уонтидж, влюбились в человека бедного?» Я ответила с достоинством: «Если бы я в кого-нибудь влюбилась, то мне, мистер Страттон, было бы безразлично, король он или нищий. Я бы любила его ради него самого и с радостью заботилась бы о нем, даже если бы он потребовал, чтобы я для него мыла полы и готовила». И тогда, Каролина… О, я едва решаюсь сказать тебе…
Харриет замолчала, чтобы перевести дыхание. Глаза ее сияли.
— Рассказывай дальше, — затормошила ее Каролина. — Такого захватывающего рассказа я еще не слышала.
— И тогда он повернулся ко мне, — продолжала Харриет, — взял за руку и сказал: «Мисс Уонтидж, могли бы вы полюбить меня только ради меня самого?» Каролина, на мгновение у меня сердце словно перестало биться; я думала, что сейчас упаду в обморок прямо у его ног.
— Но ты не упала, — Каролина чуть-чуть улыбнулась. — И как же ты поступила?
— Я сказала… Каролина, как ты думаешь, я вела себя слишком нескромно и неподобающе для девушки?.. Я сказала: «Но я и вправду люблю вас, сэр, и мне безразлично, если вы и нищий, потому что для меня вы всегда будете королем».
— Браво, Харриет! — воскликнула Каролина. — А что случилось потом?
— Боюсь, — чуть слышно произнесла Харриет, — меня настолько ошеломила собственная смелость, что я позволила ему поцеловать себя. О, Каролина, я даже теперь краснею при мысли об этом!
— У тебя гораздо больше здравого смысла, чем я думала, — заметила Каролина. — Продолжай.
— Ну, а после этого я вспомнила папу, и когда мистер Страттон… то есть Томас… заявил, что придет к нему на следующий же день просить моей руки, в страшном страхе я умоляла его не делать этого. Ведь ты прекрасно знаешь, Каролина, мой отец выгнал бы его кнутом! Я сказала об этом Томасу и добавила, что если папа рассердится на меня по-настоящему, то отправит к своей сестре, тете Роксане, в Рамсгит. Она такая же суровая, как и папа, и никогда не позволит мне увидеться с Томасом.
— А что на это сказал мистер Страттон? — полюбопытствовала Каролина.
— Он сказал, что в таком случае нам остается только одно — бежать в Гретна Грин
type="note" l:href="#FbAutId_20">20
.
— И ты согласилась?
— Вот почему я и пришла к тебе, — ответила Харриет. — Каролина, скажи, что мне делать? Что мне делать?!
— И спрашивать нечего, — отозвалась Каролина. — Ты должна ехать с ним в Гретна Грин.
— Но папа — он убьет меня, если поймает!
— Не поймает, — уверенно сказала Каролина. — Предоставь действовать мистеру Страттону. Харриет, от тебя требуется лишь одно — позволить ему все устроить и встретиться с ним тогда, когда он назначит.
— Он предложил сегодня в девять вечера, — еле выговорила Харриет, ломая пальцы в состоянии крайней нерешительности и беспомощности. — Он прислал мне вчера записку из Севенокса, где сейчас находится. Клянусь тебе, лишь по счастливой случайности она не попала папе в руки! Я чуть не умерла от страха, когда грум принес ее в дом буквально за две минуты до того, как папа вернулся с прогулки на лошади,
— И в этой записке мистер Страттон предложил бежать сегодня вечером? — спросила Каролина.
— Да, — подтвердила Харриет, — он пишет, чтобы я ждала его возле ворот замка. Конечно, это хорошо придумано. Ведь если какой-нибудь любопытный увидит здесь почтовую карету, то ему и в голову не придет, что она ждет кого-то из дома викария.
— Похоже, мистер Страттон все хорошо продумал, — заметила Каролина. — Он надеется на то, что ты будешь на месте, и ты не можешь его подвести. Что тебя так беспокоит?
— Но, Каролина, неужели ты не понимаешь? Как я могу убежать с джентльменом, которого почти не знаю, оставить папу и дом… И потом… О, Каролина, мне не в чем ехать!
Когда Харриет называла последний довод, в голосе ее звучало такое отчаяние, что Каролина не могла не улыбнуться. Она встала и обняла трепещущую девушку.
— Послушай, Харриет, — сказала она. — Важно только одно: уверена ли ты, что действительно хочешь обвенчаться с мистером Страттоном? Ты убеждена в этом?
— Это единственное, что я твердо знаю, — ответила Харриет. — Ведь он самый красивый, самый элегантный джентльмен и такой чуткий — подумать только, он полюбил меня… именно меня!
— А тебя не останавливает то, что он беден? — спросила Каролина. — Он говорил тебе, чем именно располагает, рассказывал о своей семье?
— Нет, он не говорил об этом, — ответила Харриет. — Я знаю только то, что мне сказал папа. Не представляю, откуда у него такие сведения, но, оказывается, он выяснил, что Томас из обедневшей семьи. Вот почему папа велел мне с ним больше не разговаривать.
Харриет помолчала с таким видом, будто вот-вот заплачет, а потом продолжила рассказ:
— Папа сказал: «Если ты выйдешь замуж, хотя — видит Бог! — едва ли кто-нибудь окажется настолько глуп, чтобы сделать тебе предложение, я позабочусь, чтобы это был не какой-нибудь бездельник с пустыми карманами, который сядет мне на шею». Каролина, я уверена, что Томас никогда бы не пошел на такое унизительное положение, но ты же знаешь моего отца! Если Томас попросит моей руки, папу будет интересовать только содержимое его кошелька; мои чувства его заботят меньше всего.
— Здесь ты, конечно, права, — согласилась Каролина. — В таком случае совершенно очевидно, что тебе, Харриет, ничего не остается, как убежать с твоим мистером Страттоном. Честно говоря, я думаю, для него это самое захватывающее событие за многие годы. Он находил, что жизнь скучна, и, если я не ошибаюсь, сыграть роль благородного рыцаря, пришедшего на помощь девушке и спасшего ее от дракона — это, конечно, твой отец, — придется ему по душе.
— Так ты думаешь, мне нужно ехать? — нерешительно спросила Харриет.
— Думаю? Харриет, я не думаю, я знаю! А теперь посмотрим, что тебе надеть. Не можешь же ты бежать с возлюбленным и выглядеть непривлекательно в такой важный момент.
— Мистер Страттон… то есть Томас… написал, чтобы я не беспокоилась и не брала с собой много. Он пообещал купить мне все необходимое, как только мы обвенчаемся, но, Каролина… Я уверена, что он не может позволить себе такие расходы, и потом, должна же я что-то надеть в дорогу.
— Конечно, должна, — согласилась Каролина. — И я позабочусь об этом.
— О, Каролина, я не имела в виду напрашиваться на подарки, — запротестовала Харриет. — Не думай, пожалуйста, что я пришла сюда с целью воспользоваться твоей щедростью.
— Вздор! Как будто я могла подумать такое. Пойми, больше всего на свете мне хочется подарить тебе платье для столь захватывающего приключения. Но я не буду расстраивать планы мистера Страттона и не дам тебе слишком много, потому что, мне кажется, он хочет одеть тебя по своему вкусу. Я вообще чувствую, что тебе суждено стать для него одним из главных интересов в жизни и что ты разгонишь его скуку раз и навсегда.
— Я никогда не видела его скучающим, — быстро сказала Харриет.
— Не видела и, надеюсь, никогда не увидишь, — ответила Каролина. — Полагаю, как только после венчания вы заживете счастливой семейной жизнью, мистер Страттон быстро забудет, что его утомлял высший свет. Ну, а теперь подумаем, что тебе надеть.
Каролина позвонила, и, когда пришла Мария, ее посвятили в тайну Харриет.
— Смотри, никому не рассказывай, — предупредила Каролина. — Ну, а теперь давай посмотрим, что у меня есть, и найдем мисс Уонтидж что-нибудь подходящее для этой дороги.
— Миледи, у вас есть голубое шерстяное платье с вышитым корсажем, а к нему еще элегантная накидка того же цвета, отделанная лебяжьим пухом.
— То, что надо! — воскликнула Каролина. — К нему еще была совершенно очаровательная шляпа. Харриет, тебе очень пойдет этот наряд; у меня еще была муфта в тон.
— Увы, миледи, я не взяла ее, — извинилась Мария.
— Какая жалость! — отозвалась Каролина и добавила: — Впрочем, если повезет, то сегодня вечером она будет здесь. Вчера, когда я писала миссис Эджмонт, я попросила ее как можно быстрее доставить сюда мою одежду. Дайте подумать. Грум должен был к вечеру добраться до Мандрейка; если багаж отослали сегодня с утра, он прибудет сюда дотемна, и тогда мисс Уонтидж сможет взять с собой муфту. Есть у меня еще два платья, которые я хочу ей отдать: зеленое газовое с розовыми ленточками и неглиже из индийского муслина со вставкой из тонкого кружева.
— Хорошо, миледи, — кивнула Мария.
— Каролина, ты такая великодушная, — вмешалась Харриет, — но я не осмелюсь взять так много. Да и как бы мне удалось пронести такой багаж из дома к месту встречи? Я могу надеть одно платье и, возможно, взять с собой маленький сверток с ночной рубашкой, но не больше.
— Да, действительно, — сказала Каролина. — Постой, я придумала! Мы с Марией спрячем чемодан где-нибудь у ворот. Мария, есть здесь кто-нибудь, кому ты можешь доверить отнести его туда?
Мария кивнула с несколько смущенным видом.
— Да, миледи, Джеймсу. Он приглашал меня пройтись с ним, и я уверена, он исполнит все, что я попрошу, и никому не скажет.
— Прекрасно! — воскликнула Каролина. — Значит, Джеймс отнесет чемодан. — Харриет, мы много туда не положим, я не собираюсь лишать удовольствия твоего будущего мужа — и спрячет его где-нибудь у домика привратника. Не забудь взять его перед отъездом.
— О, Каролина, а вдруг я не найду его? — голос Харриет дрогнул. — А если папа пойдет за мной следом или у него возникнет подозрение, куда это я направилась, что мне делать тогда?
Каролина вздохнула. Ей было трудно понять колебания и опасения слабых представительниц своего пола.
— Вот что, Харриет, — сказала она. — Я сама встречу тебя у ворот. Мария договорится, чтобы Джеймс спрятал чемодан вечером пораньше. Я найду его и буду ждать твоего прихода. Договорились?
— О, конечно, только зачем тебе все это делать ради меня? Это слишком! Я не хочу тебя беспокоить.
— Никакого тут беспокойства нет, уверяю тебя, — ответила Каролина. — Пожалуй, мне и вправду лучше быть там, а не то вдруг в последний момент ты не отважишься на самое большое в своей жизни приключение. Я не покажусь мистеру Страттону. Тебе нужно будет только выйти чуть пораньше из дому. Я буду ждать тебя у ворот без четверти девять. Приходи, как только сможешь. Но особенно не задерживайся на тот случай, если мистер Страттон, горя нетерпением увезти тебя, тоже прибудет рано.
— Но, Каролина, как же я выйду из дома в твоем платье? — спросила Харриет.
— Я забыла об этом! — воскликнула Каролина. — Впрочем, на самом деле нет ничего страшного в том, что на тебе будет мое платье, разве только то, что оно дорожное, и твой отец может что-нибудь заподозрить. Нет, я придумала! Харриет, ты должна встретиться со мной у ворот еще раньше. Переоденешься за деревьями и будешь ждать мистера Страттона. Так безопаснее, верно, Мария?
Мария кивнула.
— Да, верно, миледи. Я приду вместе с вашей милостью, чтобы помочь мисс Уонтидж надеть платье и причесать волосы.
— Лучше и быть не может! — воскликнула Каролина. — Ну вот, теперь все улажено. Я не осмеливаюсь приглашать тебя сюда, Харриет, ибо твоему отцу может показаться странным, что я принимаю гостей так скоро после свадьбы, да и потом, мне кажется, мистеру Страттону необычайно нравится идея увезти тебя прямо из драконова логовища.
Харриет захихикала, но потом вновь сделалась серьезной:
— Боже мой! Как я боюсь папу!
— Мистер Страттон не даст тебя в обиду, — улыбнулась Каролина. — Обязательно расскажи ему о всех своих страхах. И еще, Харриет, позволь мне дать тебе один совет. Если твой отец будет рваться к примирению с тобой и захочет дать свое благословение, не слишком торопись избавляться от дракона. Это твой главный козырь — если бы ты только знала!
Харриет в растерянности наморщила лоб:
— Я не понимаю тебя, Каролина. Папа никогда не одобрит мое замужество. Он разрешил бы мне выйти замуж, только если бы джентльмен, сделавший предложение, был богатым или знатного рода, так что мне никогда не удалось бы найти человека ему по душе. Я на это не способна.
— Милая Харриет, ты слишком мало себя ценишь, — ответила Каролина. — И помни, что я тебе сказала. У меня есть на то причины.
— Я буду помнить, раз ты меня об этом просишь, — пообещала Харриет.
Подошло время ленча, когда, наконец, все вещи для Харриет были отложены, чтобы Мария их упаковала. Каролина увидела, что уже не успеет принять ванну и одеться, поэтому решила есть в своей комнате.
— Передай мои извинения его милости, — сказала она Марии, — и скажи, что я надеюсь иметь удовольствие поговорить с ним сегодня днем.
Мария отправилась передавать сообщение, но вернулась огорченная.
— Его милость утром отправился на прогулку верхом и до сих пор не вернулся. Ох, миледи, неужто между вами по-прежнему что-то не ладится?
Каролина не ответила, она была разочарована и обеспокоена. «Почему Вейн продолжает изображать безразличие? — спрашивала она себя. — Ну почему он не дает мне объяснить происшествие с сэром Монтегю?»
Одеваясь, она вздохнула и решила, что рано или поздно должна заставить Вейна выслушать ее рассказ. Но, похоже, что он намерен избегать ее.
Каролина пила чай с леди Брикон и с волнением ожидала, что лорд Брикон появится по своей обычной привычке, но он не пришел.
После чая она бродила по замку, заглядывая в различные комнаты. Если бы ее не беспокоило отсутствие лорда Брикона, то позабавило бы, как изменилось отношение к ней слуг. Где бы ей ни встретились лакей, служанка, камердинер или паж, все вели себя до невозможности угодливо. Если раньше, когда Каролина была простой компаньонкой, они относились к ней безразлично, а часто и пренебрежительно, то теперь усердно старались снискать ее благосклонность. Когда Каролина возвращалась к себе переодеться к обеду, ей в голову пришла одна идея.
Кроме личных переживаний, связанных с Вейном, и тех, что касались ужасной тайны, известной теперь им обоим, Каролина постоянно помнила, что ему по-прежнему грозила опасность со стороны его кузена Джерваса. Она была уверена, что их брак лишь усилил ее. Каролина не могла забыть взгляд мистера Уорлингема в тот момент, когда он стоял и наблюдал за ними через весь зал в ночь их венчания.
Каролина была убеждена, что рано или поздно он вновь постарается избавиться от Вейна, и ей казалось: чем раньше это случится и выставит Джерваса Уорлингема в его истинном свете, тем лучше. Пугало вот что: поскольку ум ее занят другим, она может забыть об опасности. Низкие замыслы Джерваса Уорлингема могут оказаться успешными, если ему удастся застать врасплох и Вейна, и ее.
Каролина не сомневалась в том, что ей нужно спасать мужа именно от мистера Уорлингема. Пусть Вейн и не обращал ни на что внимания, она же ощущала опасность в самой атмосфере замка.
Совершенно очевидно, размышляла Каролина, что миссис Миллер в курсе намерений Джерваса Уорлингема. Они действовали заодно. И вот теперь Каролина рассудила, что, раз из этих двоих миссис Миллер менее осторожна и быстрее выходит из себя, то, быть может, стоит раздразнить ее, чтобы ей, как и любой другой представительнице своего пола, стало трудно терпеливо выжидать и захотелось бы действовать незамедлительно.
Каролина, плохо представляя, чем все это может кончиться, тем не менее, решила осуществить то, что задумала. Она вызвала Марию и отправила ее разыскивать экономку. Миссис Тимминз явилась незамедлительно. На ней было платье из жесткого черного шелка, которое шуршало при ходьбе; руки прятались под черным передником — она носила его, как символ своей должности.
— Добрый вечер, миссис Тимминз, — доброжелательно сказала Каролина приветливым тоном, какой она часто слышала у матери при разговоре с прислугой.
Миссис Тимминз присела в реверансе.
— Добрый вечер, миледи.
Она стояла в ожидании приказаний. Это была болезненного вида женщина неопределенного возраста с испуганными близорукими глазами и привычкой нервно облизывать губы.
— Вы давно служите в замке, миссис Тимминз? — спросила Каролина.
— В Михайлов день будет пятнадцать лет, миледи. Надеюсь, ваша милость найдет возможным позволить мне остаться. Если вашей милости не все пришлось по душе, когда вы только что прибыли, надеюсь, вы не станете винить меня. Откуда мне было знать, кто вы? А если служанки были не столь внимательны, как тому следовало быть, я могу лишь просить у вашей милости прощения.
— Я никого не виню, миссие Тимминз, — успокоила ее Каролина. — Я послала за вами совершенно по другому поводу. Нужно очистить часовню и привести ее в порядок. Задача нелегкая, ибо часовня очень запущена и являет собой жалкое зрелище, но служанки должны начать завтра утром. Это понятно?
— Да, конечно, миледи; все будет так, как желает ваша милость, хотя, боюсь, придется просить слуг-мужчин помочь очистить потолок.
— Это я оставляю на ваше усмотрение, миссис Тимминз, — ответила Каролина. — А теперь попросите повара принести мне меню обеда. Возможно, мне захочется внести туда кое-какие изменения.
— Очень хорошо, миледи.
Миссис Тимминз сделала реверанс и пошла к выходу, но, дойдя до двери, заколебалась.
— Миледи, простите за то, что упоминаю об этом, но миссис Миллер уже одобрила меню обеда и велела завтра служанкам…
Каролина встала.
— Миссис Тимминз, я хочу, чтобы вы твердо уразумели: меня не интересует, какие распоряжения сделала или не сделала миссис Миллер. Мои приказания должны выполняться беспрекословно.
Миссис Тимминз была совершенно подавлена и в смятении несколько раз присела в реверансе.
— Да, миледи. Конечно, миледи. Я прослежу, чтобы все было так, как желает ваша милость.
Каролина ждала. Когда ей принесли меню, она вычеркнула седло барашка и заказала филе из телятины с грибами и сложным гарниром. Ко второй смене блюд она добавила жареное «сладкое мясо» и горячего омара.
Повар ничего не сказал, но Каролина не удивилась, услышав через несколько минут стук в дверь. Она сказала: «Войдите», — и в дверях появилась миссис Миллер.
«Как она все-таки хороша», — отметила про себя Каролина и тут же подумала, что, скорее всего, миссис Миллер действительно влюблена в мистера Уорлингема. Вид у нее был еще сладострастнее, чем обычно: вечернее платье из алого шелка едва прикрывало ее пышные прелести; веки отяжелели от любовной истомы.
Каролина изобразила удивление.
— Добрый вечер, миссис Миллер; вы желаете мне что-то сказать?
— Если вы любезно согласитесь уделить мне несколько минут, — ответила миссис Миллер. — Я не хочу беспокоить вашу милость, но мне только что сообщили, что вы отдали некоторые распоряжения миссис Тимминз и повару. Разумеется, любое приказание, отданное вами в замке, будет исполнено незамедлительно, но вы же понимаете, милая моя леди Брикон, что было бы гораздо проще, если бы такие приказания передавались мне, а я передам их слугам.
Каролина подняла брови.
— Это почему же?
— Только затем, чтобы все выполнялось быстро и чтобы избежать противоречивых распоряжений. Вы должны понимать, мадам, что если вы даете приказания, и они расходятся с теми, которые уже дала я…
— Те, которые отдали вы? — перебила Каролина. — Но, миссис Миллер, разумеется, вы не столь наивны, чтобы воображать, будто по-прежнему сможете давать здесь приказания. Я, между прочим, очень хорошо знакома с ведением большого хозяйства. Более того, в собственном доме я намерена вести хозяйство по своему усмотрению. Я не хочу вас слишком торопить, но, конечно же, если вы поскорее подыщете себе другое место, это упростит дело. Я уверена, что леди Августа любезно даст вам рекомендации.
Выражение лица миссис Миллер изменилось. Губы сжались в тонкую линию, глаза превратились в темные гневные щелочки. Опускались сумерки, и Каролина, наблюдая, как женщина, стоящая напротив, меняется у нее на глазах, вдруг почувствовала, как ее охватывает страх. Но голова ее была высоко поднята, а глаза бестрепетно встретили взгляд миссис Миллер.
— Значит, вы намерены избавиться от меня? — спросила миссис Миллер.
— Ну, разумеется, — спокойно ответила Каролина. — Разве вы ожидали чего-то другого?
На мгновение прямота Каролины захватила миссис Миллер врасплох, но, опомнившись, она зашипела сквозь зубы:
— Ваша милость совершает большую ошибку. Вы раскаетесь в своем решении.
Каролина улыбнулась.
— Я так не думаю, миссис Миллер. По правде говоря, я разборчива в отношении тех, с кем приходится общаться.
Каролина говорила с намерением оскорбить и добилась своего. Миссис Миллер затряслась от ярости.
— Вы об этом пожалеете, — заявила она, — так же, как и ваш муж, если он и впрямь ваш муж — пока еще!
При последних словах рот ее уродливо искривился в презрительной усмешке. Затем она повернулась и тихо вышла из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь, что произвело впечатление более зловещее, чем, если бы она грохнула ею.
Каролине показалось, будто в комнате стало темнее из-за гнетущей атмосферы, которую эта женщина оставила после себя. Голос ее звучал злобно и угрожающе. Каролине хотелось разворошить осиное гнездо, и она преуспела в этом. На мгновение ей стало страшно — не за себя, а за Вейна. Но даже в тот момент, когда Каролину охватил страх, что-то заставило ее взглянуть в окно.
Мгновенно она вскочила на ноги и подбежала к нему. Вдалеке показался всадник. Конь двигался медленно, устало; человек ссутулился в седле и опустил голову, словно тоже невероятно устал.
При виде Вейна сердце Каролины забилось сильнее. Она чувствовала, что он устал и подавлен, и все же на мгновение у нее мелькнула мысль, что она предпочитает видеть его скорее таким, чем злым и высокомерным, готовым вновь бичевать ее за проступок, совершенный в прошлом.
Каролина наблюдала за ним, пока он не скрылся из виду. Когда он исчез, она тихонько вздохнула, но тут же заставила себя улыбнуться. Она встретится с ним за обедом. В этот момент самым важным было то, что она снова увидит его, будет с ним рядом. С абсолютной уверенностью она знала одно: злого или довольного, надменного или веселого, она все равно любила его — любила до самозабвения.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дуэль сердец - Картленд Барбара

Разделы:


Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Дуэль сердец - Картленд Барбара



С П А С И Б О !
Дуэль сердец - Картленд Барбарагалина
15.11.2010, 23.33





Этот же роман идет под названием "Зловещая тайна". Несмотря на наличие ляпов роман неплохой, без соплей и чрезмерного обожествления любви, присущих автору. Хотя интрига несколько надуманна: 6/10.
Дуэль сердец - Картленд БарбараЯзвочка
28.03.2011, 23.19





И так: леди Каролину хочет скомпроментировать сэр Монтегю, в тоже время, подлый кузен хочет, чтобы обвинили лорда Вейна... Именно так начинается эта трогательная история любви с подлостью, алчностью и сумасшествием. Тем, кто любит прочитав книгу ещё раз её прочувствовать, посмотрите экранизацию "Дуэль"
Дуэль сердец - Картленд БарбараItis
4.06.2013, 18.13





Прекрасный роман!!!
Дуэль сердец - Картленд БарбараАкулёнок
3.10.2014, 8.42





Навная сказка. Гг вообще убил весь роман был мямлей а на последней странице она вдпуг почувствовала что теперь он поведет ее за собой... а про подмененных детей вообще бред
Дуэль сердец - Картленд БарбараЕлена
5.11.2015, 22.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100