Читать онлайн Дуэль сердец, автора - Картленд Барбара, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дуэль сердец - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дуэль сердец - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дуэль сердец - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Дуэль сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

Когда утром пришла Мария, Каролина сидела у бюро и писала. После того, как горничная поставила рядом с ней чашку шоколада, она сказала:
— Возьми это письмо и вели груму немедленно отвезти его в Мандрейк. Не хочу, чтобы миссис Эджмонт узнала от кого-нибудь о моем замужестве раньше, чем я сама сообщу ей об этом.
Мария тяжело вздохнула.
— Ох, миледи, — произнесла она. Каролина с удивлением увидела у нее на глазах слезы.
— Что с тобой, Мария? Что тебя расстроило? — спросила она.
— Да со мной-то ничего, миледи, — ответила горничная. — А расстроилась я из-за вас… из-за вашей милости.
— Почему? Что случилось?
— Да все из-за того, что я сейчас услыхала, — объяснила служанка, вытирая глаза.
— Ну-ка, рассказывай! — велела Каролина.
— Это мне камердинер его милости сказал, — продолжала Мария.
Лицо Каролины, и без того бледное, мгновенно побелело.
— Что-нибудь случилось с его милостью?
— Нет, нет, миледи, ничего не случилось, — воскликнула Мария, — но каково мне было слышать, что его милость только сейчас вернулся. Камердинер рассказал, что поздно ночью он велел подать коня и, должно быть, так всю ночь и проездил. Конюхи говорят, бедное животное до того устало, что им пришлось, чуть ли не на себе затаскивать его в конюшню. Ох, миледи, а я-то думала, что вы так счастливы!
Каролина встала и медленно прошла к окну. После недолгого молчания она сказала холодным, сдержанным тоном, совершенно не соответствующим ее обычной дружелюбной манере:
— Хватит, Мария. Отнеси письмо, как я велела. Если ты мне понадобишься, я позвоню.
В другое время Мария обиделась бы на хозяйку, но в это утро в Каролине было нечто, не допускавшее возражений. Все еще вытирая глаза, Мария вышла, и Каролина вновь осталась одна.
Она пролежала всю ночь, глядя в темноту, и теперь у нее отяжелели веки. Каролина поежилась — она словно не чувствовала сияния солнечных лучей, падавших на оконный переплет, хотя в них купался парк, простирающийся под окнами.
Каролина долго смотрела в окно. Она будто окаменела — не шевелилась и дышала так тихо, что кружево на груди лежало почти неподвижно. Она ощущала лишь холод, ибо после потрясения, перенесенного ночью, в ней не осталось никаких чувств, кроме чувства полной беспомощности. Казалось, парализованы даже мысли; и теперь, стоя у окна, она спрашивала себя, сможет ли когда-нибудь хоть что-то почувствовать снова.
Раздался стук в дверь, но Каролина не ответила. Кто-то опять постучал и, не дождавшись ответа, ушел.
Так же отрешенно Каролина просидела в своей комнате все утро. Уже давно миновал полдень, когда, не дождавшись вызова, Мария пришла сама.
— Миледи, позвольте, я принесу вам что-нибудь поесть, — упрашивала она.
— Принеси, если хочешь, — безразлично ответила Каролина.
— Так и заболеть недолго. Позвольте, я одену вас. Пройдетесь по парку, может, и щеки у вас порозовеют.
— Нет, я останусь здесь, — промолвила Каролина.
Мария вышла и вскоре вернулась с подносом, уставленным аппетитными блюдами; но, увидев пищу, Каролина почувствовала дурноту и отодвинула поднос, ни до чего не дотронувшись.
— Пожалуйста, миледи, съешьте хоть кусочек, — уговаривала ее Мария, но Каролина покачала головой.
— Я не хочу есть, — сказала она совершенно безжизненным голосом.
Мария взяла поднос и отставила его в сторону.
— Внизу нынче такая суматоха, миледи, — заговорила она, явно надеясь пробудить у Каролины интерес. — Все гости уезжают.
— Почему? — задала вопрос Каролина все тем же тусклым голосом.
— Неприлично им было бы тут задерживаться, миледи, после того как вы и его милость обвенчались. Как я поняла, сегодня к вечеру останутся только мистер Уорлингем, ну и, конечно, леди Августа и миссис Миллер.
— Значит, мистер Уорлингем остается, — сказала Каролина; голос ее чуть оживился.
Мария кивнула.
— Да, миледи. И слыхала я, что джентльмен этот в ужасном настроении. Прошлой ночью лакею пришлось нести его в спальню — говорят, он так напился, что свалился под карточный столик.
Каролина сидела, задумавшись. Мария вздохнула. Видно, ничто сегодня не расшевелит ее хозяйку.
Мария взяла поднос и открыла дверь, чтобы выйти. По-видимому, снаружи кто-то стоял, так как Каролина услышала голоса. Затем Мария торопливо вернулась в комнату.
— Миледи, его милость просит сообщить вам, — сказала она, — что последние гости уедут к трем часам, и тогда он будет ждать вашу милость в библиотеке.
Каролина долго смотрела на горничную, словно была не совсем уверена, правильно ли расслышала; и вдруг мгновенно преобразилась. На щеках вновь появился румянец, глаза засияли. Исчезли вялость и холодное равнодушие, владевшие ею с утра.
— В три часа, говоришь? — переспросила она, выговаривая эти слова бережно, словно нечто чрезвычайно важное. — Тогда я успею принять ванну; и поставь назад поднос. Я хочу есть.
Высокие стоячие часы в холле торжественно отбивали время, когда Каролина спустилась по парадной лестнице. Замок странно притих после шума и суматохи предыдущего дня; он показался Каролине мрачнее прежнего. Без зажженных свечей, которые рассеивали темноту холла, дубовые панели и тяжелые доспехи создавали атмосферу тягостной таинственности. Каролина вдруг поняла, что никогда раньше не замечала, как от мраморного пола веет стужей, и подумала, что зимой в замке, должно быть, очень холодно.
Она прошла по коридору к библиотеке. Дверь была закрыта. В первый момент она заколебалась, а затем взялась за дверную ручку. Сердце ее колотилось в груди, но страха не было. Каролина была готова поверить, что события прошлой ночи — всего лишь кошмарный сон. Может быть, она их преувеличила; может, это всего лишь игра ее воображения. Сейчас она увидит Вейна, Вейна, которого любит и который — она сердцем чувствовала это — любит ее… Вейна, который стал ее мужем.
Она взглянула, словно ища подтверждения, на кольцо-печатку с изумрудом на безымянном пальце левой руки. Кольцо Вейна. Кольцо, которое, как бы там ни было, являлось символом того, что он принадлежит ей, а она — ему. Каролина глубоко вздохнула и поднесла кольцо к губам, затем высоко подняла голову и отворила дверь в библиотеку.
Лорд Брикон стоял спиной к камину, лицом к двери. Каролине показалось, что он с нетерпением ждал ее прихода, но при ее появлении выражение его лица осталось прежним. С упавшим сердцем Каролина отметила мрачный взгляд и нахмуренные брови.
— Добрый день, Каролина, — коротко сказал он. Каролина слегка присела в реверансе на пороге комнаты.
— Добрый день, Вейн, — сказала она. Голос ее звучал гораздо спокойнее, чем она чувствовала себя на самом деле. — Как я поняла, наши гости уехали.
— Наши гости? — переспросил он и тут же быстро добавил: — Да, конечно, наши гости. Они уехали.
Каролина пересекла комнату, остановилась рядом с ним и подняла на него глаза — она смотрела мягко и призывно. Но он не глядел на нее, не говорил; наконец она осторожно напомнила:
— Ты посылал за мной, Вейн. Ты хотел меня видеть?
— Да, — ответил он. — Я хочу кое-что показать.
Он повернулся и направился к двери, открыл и придержал ее, пропуская Каролину вперед. Несколько удивленная, Каролина подчинилась. Выйдя в коридор, она вопросительно взглянула на него.
— Сюда, — резко произнес он и повернул не к холлу, а в ту сторону, куда они вчера ночью шли к часовне. Сначала Каролина подумала, что лорд Брикон туда и ведет ее. Почему, она понятия не имела; на мгновение ей в голову пришла дикая мысль: быть может, он хочет взять назад клятвы, которыми они обменялись у алтаря. Но они прошли мимо двери в часовню дальше по коридору — он становился все уже и уже.
Так они и шли, пока не очутились перед тяжелой дверью с большими железными петлями, обитой гвоздями. К удивлению Каролины, она была заперта, но лорд Брикон вынул ключ из кармана и открыл дверь. Они вошли в дверь, после чего он опять запер ее.
Несколько ступенек вниз вели в зал с каменным полом. На противоположной стороне находилась винтовая лестница. Каролина огляделась вокруг и поняла, что это одна из башен. Ни с чем нельзя было спутать тяжеловесное норманнское сооружение с узкими окнами-бойницами, сквозь которые проникало мало света.
— Прошу прощения, но мне придется пройти первым, — проговорил лорд Брикон. Войдя в зал, он пересек его и вошел в еще один коридор, который заканчивался у другой запертой двери.
В башне было сыро и холодно. Насколько Каролина могла судить, ею не пользовались. Однако, когда лорд Брикон открыл следующую дверь, ее ждал сюрприз.
Они стояли, заглядывая в почти идентичный каменный зал, но этот был обставлен мебелью. На каменном полу лежали половики, у стен стояли дубовые сундуки, а в большом каменном камине горел огонь. Вновь лорд Брикон прошел вперед. Он пересек зал и начал подниматься по лестнице. В этот момент в дверь торопливо вошел седовласый старик в поношенной ливрее, которая казалась ему велика, если только он не усох.
— А, милорд! А я-то думаю, кто это может быть, — воскликнул он.
— Все в порядке, Миггз, — сказал лорд Брикон. — Я сам поднимусь наверх.
— Надеюсь, у вашей милости все хорошо, — заметил старик. Как поняла Каролина, ему хотелось поговорить с хозяином.
— Неплохо, — ответил лорд Брикон. — А как миссис Миггз?
— Неважно, совсем неважно, милорд. Но ей будет приятно узнать, что вы спрашивали о ней. Грудь у ней болит, милорд. Никак ей не прокашляться, хотя чего уж тут удивляться. Ведь из-за рва с водой в нижних комнатах ужасная сырость. Не раз говорил я вашей милости, что в один прекрасный день вода просочится прямо сюда.
— Да-да, ты уже говорил мне, — нетерпеливо сказал лорд Брикон и начал вновь подниматься по лестнице, оставив старика ворчать себе под нос.
Лестница была узкая, с множеством поворотов. Ковер покрывал ступени, но Каролина заметила, что она из грубого тесаного камня, как и лестница первой башни. Ступени резко заканчивались узкой площадкой, на которую выходила еще одна дверь. Лорд Брикон постучал, и чей-то голос пригласил их войти.
Лорд Брикон открыл дверь. В первый момент Каролина была слишком удивлена и заметила только солнечный свет. Он лился сквозь два больших окна, выходящих на южную сторону башни. Несколько ослепленная солнцем после темных коридоров и лестницы, она прищурила глаза и увидела, что с сиденья у камина, отгороженного решеткой, какая обычно ставится в детской, поднялась женщина.
Это была приятного вида пожилая женщина в чепце. На ней было серое платье и передник с оборками, какой обычно надевает няня маленького ребенка. Она поклонилась лорду Брикону.
— Добрый день, ваша милость. Какая приятная неожиданность!
— Добрый день, няня. Как вы себя чувствуете? — спросил лорд Брикон. Затем, посмотрев по сторонам, словно кого-то или что-то искал, добавил: — А как Кэсси?
— Сегодня неважно, — тихо ответила няня, после чего громко позвала: — Мисс Кэсси, идите сюда, не бойтесь. К вам гости пришли.
Она смотрела в сторону сиденья под окном. Каролина взглянула туда же и увидела, что за одной из тяжелых розовых занавесок кто-то прячется. Занавеска зашевелилась, и оттуда кто-то медленно появился. Каролина едва удержалась от крика; только воспитание и хорошие манеры заставили ее подавить восклицание, рвущееся с губ.
Из-за занавески вышло существо, чудовищнее которого она в жизни не видела. Существо это было ростом с ребенка, всего в несколько футов, но с громадной уродливой головой.
Длинные прямые волосы свисали с огромного выпуклого лба над плоскими деформированными ушами. Туловище, доходившее почти до земли, держалось на тонких, словно палочки, ножках, а руки, напоминавшие паучьи лапы, заканчивались белыми ладонями с жирными короткими пальцами. У существа был большой рот с толстыми губами и маленькие, неожиданно яркие глазки.
Но ужаснее всего казалось то, что оно было одето аккуратно и даже нарядно. В детском платьице из белого муслина с розовыми ленточками его невероятное тело имело карикатурный вид, а розовый бантик, завязанный в жестких волосах, смотрелся бы нелепо, если бы не производил жалкое впечатление. Девочка — если это и впрямь была девочка — неуклюже прошла через всю комнату. Руки у нее при этом свисали по бокам, пальцы растопырились.
— Здравствуй, Кэсси, — сказал ей лорд Брикон. — Ты помнишь меня?
Кэсси долго смотрела на него, а потом сказала плаксиво:
— Кэсси хочет птичку.
— Хватит, мисс Кэсси, — одернула ее няня. — Довольно! Я уже велела вам не говорить об этом. Это очень некрасиво.
— Кэсси хочет душить птичку, — повторила девочка. — Кэсси хочет душить ее, чтобы пошла кровь… чтобы кровь побежала по пальчикам Кэсси… Хорошая птичка! Кэсси хочет смотреть, как теплая кровь кап, кап, кап!


— Ай, как некрасиво! — нахмурилась няня. — Ну-ка, милая, идите, найдите свою куклу и забудьте о птичке.
Кэсси послушно направилась в дальний угол комнаты к шкафчику. Сквозь приоткрытые дверцы было видно, что он полон всевозможными игрушками. Девочка подошла туда, вытянула куклу за юбку и опустила ее головой вниз.
— Кэсси хочет птичку, — упрямо повторила она вполголоса. — Кэсси хочет, чтобы у нее кровь кап… кап!
Она говорила и смотрела на няню. В глазах ее появилось выражение зловещего коварства, и Каролина вновь едва удержалась от крика. Из открытого рта по жирному подбородку бежала слюна, а тонкий голосок вызывающе повторял:
— Кэсси хочет птичку.
— Бесполезно, милорд, — сказала няня. — Сегодня она не в духе. Всю неделю она вела себя спокойно, но сегодня утром на подоконник села птица, и мисс Кэсси потеряла покой. Как известно вашей милости, все хорошо, пока она не видит ничего живого, но уж если увидит, то начинает вести себя вот так, и с ней случается один из приступов.
— Да, так я и предполагал, — мрачно сказал лорд Брикон. — У вас есть лекарство на тот случай, если она будет буйствовать?
— О да, милорд, только не люблю я давать его, пока она и впрямь не делается невыносимой. Порой уж такая она бывает сладкая; птица сегодня вывела ее из себя.
Говоря это, няня смотрела на Кэсси с нескрываемой нежностью. Та вдруг бросила куклу и, волоча ноги, через всю комнату направилась к Каролине. Она скрючила пальцы, будто готовилась вцепиться в Каролину.
— Где Кэссина птичка? — злобно спросила она. — Ты взяла птичку? Отдай ее Кэсси, отдай Кэсси!
Каролина невольно отпрянула, но няня уже встала между ней и своей питомицей.
— Мисс Кэсси, идите сюда, — спокойно сказала она. — Я вам покажу что-то интересное.
Твердо взяв Кэсси за руку, она повернула голову к лорду Брикону:
— Милорд, вам лучше уйти. Не нравится мне, что ваша милость и леди видят ее такую.
Лорд Брикон открыл дверь; бледная и потрясенная, Каролина выскользнула из детской. Уже закрывая за собой дверь, они опять услышали крик Кэсси:
— Кэсси хочет птичку! Кэсси хочет видеть, как у нее кровь кап… кап…
В молчании Каролина спускалась по лестнице. Когда они оказались внизу, лорд Брикон открыл дверь у подножия лестницы.
— Поговорим здесь, — предложил он.
Комната, в которую они вошли, была почти такой же, как и детская наверху, только окна здесь начинались на уровне глаз. Здесь было очень уютно, но помещением явно не пользовались. Каролина огляделась вокруг, и взгляд ее вернулся к окнам.
— Они специально сделаны на высоте, чтобы снаружи никто сюда не заглядывал, — сказал лорд Брикон, словно читая ее мысли.
— Понятно, — тихо ответила Каролина. В дверь торопливо вошел старик.
— Милорд, вам разжечь огонь? Здесь страшно холодно. Этой комнатой редко пользуются.
— Да, разожгите, — согласился лорд Брикон. Каролина молча сидела, пока старик возился с камином и без умолку говорил.
— Кабы знать, что вы придете, милорд, так мы бы здесь прибрались. Редко вы нынче заходите. Только вчера вечером няня заметила, что мы давно не видали вашу милость, Ну, да у вас столько дел, это ясно, так что когда ваша милость приходит, негоже нам жаловаться; премного мы вам благодарны.
— Вас хорошо кормят? — спросил лорд Брикон.
— О да, милорд. Теперь нам племянница жены помогает. Девушка она разумная и никому не скажет ни словечка. Она приносит нам продукты из деревни, ну и, конечно, как всегда, мы получаем дичь от егерей и овощи с огородов замка.
— Тогда все в порядке, — сказал лорд Брикон. — Я дам вам знать, когда буду уходить, Миггз.
— Благодарю вас, милорд. Буду ждать у лестницы, милорд.
Шаркая ногами, старик вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Лорд Брикон стоял спиной к потрескивающему огню, глядя на склоненную голову Каролины, сидящей на стуле.
— Надеюсь, теперь, когда ты узнала мою тайну, ты успокоилась, — сказал oн с горечью. — Может быть, теперь тебе понятно, почему я заставлял тебя покинуть замок, почему пытался спасти от последствий твоей собственной неосмотрительности.
Каролина подняла лицо — бледное и измученное.
— Кто… кто она? — спросила Каролина дрогнувшим голосом.
— Кэсси — моя сестра, — ответил лорд Брикон. — Трудно поверить, но ей скоро будет двадцать четыре года. Она родилась уродливой; постепенно в ней развилась склонность к убийству, как ты сама только что слышала. Стоит ей увидеть живое существо, как в ней возникает желание убить его. С раннего возраста врачи подозревали, что у нее может быть подобная склонность. От нее держали подальше всех животных, но, к несчастью, однажды, когда Кэсси было лет шесть, в детскую забралась кошка сторожа. Кэсси убила ее и сидела, измазанная кровью, наслаждаясь сатанинской оргией. С тех пор у нее возникло желание убивать, убивать, убивать.
Каролина закрыла лицо руками.
— Это ужасно! — прошептала она.
— Но Кэсси — не единственная страшная тайна в нашей семье, — продолжал лорд Брикон. Теперь он говорил с напускной легкостью, словно ему доставляло удовольствие мучить и Каролину, и себя.
— Когда мне исполнилось двадцать пять лет, опекуны передали мне управление моими поместьями, а заодно сообщили тайны, связанные с замком. Первая из них — это Кэсси. До той поры я не знал о ее существовании; но меня ждало худшее, во всяком случае, так мне показалось. Мне рассказали правду о смерти отца.
— Твоего отца? — переспросила Каролина. Лорд Брикон кивнул:
— Да, да, он тоже был сумасшедшим. В молодости, во время его пребывания в Оксфорде, разразился скандал. Его друга нашли мертвым при весьма странных обстоятельствах. Ничего нельзя было доказать; по-видимому, в молодости мой почтенный родитель вел себя осторожнее, чем в последующие годы. Мне было три года, когда родилась Кэсси. Мне рассказали, что когда он увидел ребенка, то вид ее словно разбудил в нем безумие, дремавшее многие годы. После рождения Кэсси моя мать очень тяжело болела, и от нее скрыли уродство ребенка. Когда она достаточно оправилась, ей сказали, что девочка умерла. Только няне и старому Миггзу с женой доверили страшную тайну: Кэсси осталась жива. Для нее приготовили башню и заперли там, разумеется в надежде, что она скоро умрет. Но сумасшедшие живут гораздо дольше, чем здоровые люди; действительно, Кэсси отличается прекрасным здоровьем.
Как я говорил, мне поведали, что после рождения Кэсси мой отец начал вести себя чрезвычайно странно. Он стал находить какое-то жестокое наслаждение в спорте. Ему никогда не надоедало стрелять, охотиться, наблюдать за петушиными боями. Он пристрастился бродить по ночам. В лесу обнаружили тело браконьера: не было никаких сомнений в том, что его убили. Одним из моих опекунов был выдающийся врач. Теперь он уже умер, но в день моего двадцатипятилетия он рассказал мне, как постепенно начал подозревать моего отца, как сам приехал сюда погостить, желая по возможности спасти своего друга от самого себя. В это самое время мой отец в порыве гнева убил своего камердинера за то, что тот плохо почистил его сапоги. Это было явное убийство. Он отхлестал слугу кнутом, а когда тот потерял сознание, заколол его ножом. Врач обнаружил мертвого слугу в спальне моего отца и, сообразив, каковы будут последствия, взялся убедить его совершить то, что, по-моему, было единственным достойным выходом.
— Что же именно? — спросила Каролина.
— Он убедил отца совершить самоубийство. Он собственной рукой зарядил пистолет, сказал отцу, что тот должен сделать, и вышел из комнаты. Когда он рассказывал мне все это, то признался, что ничто в жизни не принесло ему такого облегчения, как звук выстрела. После смерти отца легко удалось замять совершенное им преступление. К счастью, убитый камердинер был иностранцем, и родственники его не стали наводить справки или поднимать шум. Отца похоронили с большой помпой и пышными церемониями, никто, кроме моих опекунов, не знал всей правды о его смерти, хотя кое-какие местные толки предотвратить не удалось. Было сделано все возможное, чтобы скрыть правду от моей матери. Им удалось утаить от нее и то, что муж ее — убийца, и то, что Кэсси жива. Я тоже узнал и то, и другое только два года назад. До тех пор они, проявляя большое уважение к моим чувствам, продолжали молчать. Теперь, Каролина, ты, наконец, понимаешь, что ждет меня в будущем — сумасшествие и повторение судьбы отца. Скоро во мне проснется желание убивать, и я буду убивать и убивать до тех пор, пока меня не постигнет более печальная, нежели отца, участь — я попаду в тюрьму.
— Нет, Вейн! Нет! — сдавленно воскликнула Каролина.
— Это правда, — мрачно сказал он, — и я не боюсь смотреть ей в лицо. Быть может, теперь ты поймешь, почему я не очень-то стремлюсь спасти свою жизнь. Чем быстрее я умру, тем лучше, — предпочитаю умереть со спокойной совестью, а не с руками, обагренными кровью.
— Вейн! Вейн! Не говори так!
По щекам Каролины текли слезы, но она не обращала на них внимания. Встав, она положила руку лорду Брикону на плечо.
— Должен быть какой-нибудь выход, — произнесла она. — Нам нужно что-то делать!
— Делать? — переспросил он. — Сделать ничего нельзя, кроме, как терпеливо ждать конца.
— Я не верю, не верю этому! — неожиданно взорвалась Каролина. — Это жестоко и несправедливо. Если существует милосердный Бог, он…
— Неужели ты веришь в Бога, который допускает существование таких, как Кэсси? — прервал ее лорд Брикон.
— Да, — тут же ответила Каролина, — ведь Кэсси ничего не понимает, не чувствует. Я прошу справедливости не для Кэсси, а для тебя, Вейн. Ты молод, и ты не сумасшедший!
— Пока!
Ответ его звучал так мрачно, что с минуту Каролина могла лишь безудержно рыдать. Если лорда Брикона и тронули ее слезы, он этого ничем не выдал.
— Идемте, ваша милость, — сказал он через несколько секунд. — Признаюсь, это печальная история, но вам незачем понапрасну беспокоиться. Вам нечего бояться; развлечения Лондона вскоре заставят вас позабыть об этих ужасах. Мой лондонский дом в вашем распоряжении. Он будет открыт. К счастью, у меня достаточно тугой кошелек, и вы можете не отказывать себе ни в чем.
Каролина отвела руки от лица.
— Как ты можешь так говорить? — быстро и возмущенно воскликнула она. — Неужели ты думаешь, что подобный вздор может заставить меня забыть обо всем этом… и о тебе?
На последнем слове голос ее смягчился, но лорда Брикона это не тронуло.
— Быть может, я могу понять ваши чувства, — сказал он, — ибо, по-моему, трудно забыть сэра Монтегю Риверсби.
Каролина отпрянула, словно он ударил ее.
— Как ты смеешь говорить об этом человеке… сейчас, в такой момент? — вырвалось у нее. — Вейн, раз и навсегда я настаиваю на том, чтобы ты выслушал, что произошло между ним и мною!
Лорд Брикон выпрямился. Каролине показалось, что он стал еще выше ростом. Лицо у него словно окаменело, когда он произнес:
— Прошу избавить меня от подробностей. Они меня не интересуют.
Для натянутых до предела нервов Каролины слова эти явились последней каплей. Она топнула ногой.
— Что ж, прекрасно! Если вы предпочитаете верить обо мне худшему, хотя я могла бы объяснить все несколькими фразами, пожалуйста! Вы говорите, милорд, что это вас не интересует? Очень хорошо, меня это тоже не интересует.
Лорд Брикон поклонился.
— Наконец-то мы пришли к согласию, — произнес он. — Позвольте проводить вашу милость в более презентабельную часть замка.
Лорд Брикон предложил ей руку, но Каролина лишь пренебрежительно взглянула на него. Она была разгневана — разгневана так, что внутри у нее все кипело от бешенства. Потрясение увиденным, ужас от рассказа лорда Брикона — на мгновение все это померкло в сравнении с чувством чрезвычайной ярости оттого, что он не захотел ее выслушать.
Но пока они возвращались по длинным коридорам, пока лорд Брикон отпирал и снова запирал двери, гнев ее угас, и вновь стремительным потоком нахлынула любовь к нему. Она любит его! Разве имеет значение то, что совершил его отец, или то, что отвратительное чудовище — его сестра — всегда будет преследовать ее? Вейн — это Вейн, это человек, которого она любит, к которому стремится всем своим существом. Ничто не могло погасить ее любовь, ничто не могло изменить ее.
Наконец-то ей многое стало понятно. Теперь она понимала, почему он обрек себя на безбрачие — он не желал произвести на свет существо, подобное Кэсси. Теперь она понимала, почему в тот момент, когда они признались друг другу в любви, он пошел на такую жертву — хотел отослать ее, сознательно обрекая себя на одиночество и страдания, чтобы уберечь ее от несчастья. Только благодаря собственной стойкости она не поддалась его решимости отправить ее из замка — решимости, с которой удалось справиться слепой ревности, проснувшейся в нем, когда он услышал ее имя в связи с именем сэра Монтегю Риверсби.
В тот момент, когда они проходили мимо двери в часовню, где их вчера обвенчали, Каролина вдруг поняла нечто поразительное: как ни странно, но она благодарна Монтегю Риверсби. Именно благодарна; ведь если бы его имя не толкнуло Вейна на дикий необдуманный поступок, в этот самый момент она могла бы отъезжать от замка.
То, что Каролина узнала, было ужасно и чрезвычайно страшно. Тайна Вейна действительно превосходила даже самые невероятные предположения, приходившие ей на ум. И все-таки одно оставалось неизменным, непоколебимым: несмотря на то, что случилось сегодня, — она любит его.
Они вышли в холл. Они ни разу не заговорили с тех пор, как вышли из гостиной в башне, но нетрудно было догадаться, где витали мысли лорда Брикона, потому что он неожиданно указал на длинный ряд портретов, висевших на стенах, и произнес:
— Вот мои предки; от них я унаследовал замок и — кровь.
Каролина вгляделась в лица, изображенные на портретах. В большинстве своем это были мужчины — в брыжжах елизаветинской эпохи, в великолепных мундирах и живописных костюмах. Каролина отметила, что у них у всех темные волосы, а в одном-двух портретах бросалось в глаза необычайное сходство с Джервасом Уорлингемом. Обернувшись, Каролина увидела, что он стоит на пороге гостиной, словно вызванный ее мыслями.
— Что, любуетесь нашим славным родом? — обратился он к Каролине со своей неизменной усмешкой.
— Я как раз подумала, сэр, — ответила она, — что на нескольких портретах легко заметить большое сходство с вами.
Мистер Уорлингем засмеялся.
— Да, черты Уорлингемов часто весьма заметны, — сказал он. — Кстати, Вейн, хочу отметить, что светловолосый Уорлингем — это что-то небывалое. Тебя, должно быть, подменили.
— Его милость похож на предков по материнской линии, — раздался голос позади них.
Вздрогнув от неожиданности, Каролина повернула голову и увидела Доркас, стоящую у лестницы. Как всегда, у нее был суровый, неприступный вид.
— Вот именно, Доркас, — сказал лорд Брикон, — я похож на мать, но это лишь внешнее сходство.
Через весь холл Доркас прошла к Каролине.
— Ее милости будет приятно увидеть вас в любое удобное для вас время.
— Благодарю вас, Доркас. Передайте ее милости, что я сейчас приду.
Доркас поклонилась и ушла. Едва она отошла, как мистер Уорлингем сказал:
— Господи, как эта женщина ненавидит меня! И как она обожает тебя, Вейн! Ты заметил, что она бросается на твою защиту, словно тигрица на защиту своего детеныша?
— Ты должен понять Доркас, — ответил лорд Брикон. — Она вместе с мамой с тех пор, как я родился, и иногда пользуется преимуществами своего положения.
— О, фамильярность старых слуг меня не волнует, — беспечно отозвался мистер Уорлингем и, обращаясь к Каролине, добавил: — Прошу ради меня не прерывать осмотр новых владений вашей милости. — В голосе его звучала злоба, глаза светились ненавистью. С этими словами он удалился в гостиную.
Лорд Брикон более не смотрел на портреты. Теперь он неподвижно стоял в центре холла, и Каролина поняла, что он ждет, пока она уйдет. Каролина взглянула на него. Ее вдруг охватило желание сказать ему, что все ужасы, которые он раскрыл перед нею, ни на йоту не уменьшили силу ее чувства — скорее даже, теперь, когда ей все стало понятно, и жалость к Вейну переполняла ее сердце, любовь ее стала глубже. Но его отчужденный вид и неприступно-гордое выражение лица заставили ее оробеть, да и холл не очень-то подходил для признаний. Пока она колебалась, лорд Брикон заговорил.
— Если вам что-нибудь понадобится, — подчеркнуто вежливо сказал он, — только скажите. Я немедленно отправлю своему поверенному в Лондоне письмо с распоряжением открыть Брикон-хаус на Сент-Джеймсской площади. Где-то через неделю он будет готов к вашему приезду, если вы пожелаете отправиться туда. До тех пор, если у вас появятся какие-либо планы, надеюсь, вы известите меня о них.
Каролина заставила себя улыбнуться.
— Благодарю вас, — ответила она. — У меня будет время все обдумать, взвесить. За последние несколько дней произошло столько событий; должна признаться, на данный момент я несколько ошеломлена.
— Понимаю, — кивнул он.
— Это очень любезно с вашей стороны, — заметила Каролина. — Ну, а теперь я хочу навестить вашу матушку. Встретимся за обедом, милорд?
На прозвучавший вопрос лорд Брикон ответил глубоким поклоном:
— Встретимся за обедом.
Каролина стала медленно подниматься. Она надеялась, что лорд Брикон будет смотреть ей вслед, но он резко повернулся на каблуках и направился в сторону библиотеки; через несколько секунд она услышала в отдалении стук закрываемой двери.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дуэль сердец - Картленд Барбара

Разделы:


Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Дуэль сердец - Картленд Барбара



С П А С И Б О !
Дуэль сердец - Картленд Барбарагалина
15.11.2010, 23.33





Этот же роман идет под названием "Зловещая тайна". Несмотря на наличие ляпов роман неплохой, без соплей и чрезмерного обожествления любви, присущих автору. Хотя интрига несколько надуманна: 6/10.
Дуэль сердец - Картленд БарбараЯзвочка
28.03.2011, 23.19





И так: леди Каролину хочет скомпроментировать сэр Монтегю, в тоже время, подлый кузен хочет, чтобы обвинили лорда Вейна... Именно так начинается эта трогательная история любви с подлостью, алчностью и сумасшествием. Тем, кто любит прочитав книгу ещё раз её прочувствовать, посмотрите экранизацию "Дуэль"
Дуэль сердец - Картленд БарбараItis
4.06.2013, 18.13





Прекрасный роман!!!
Дуэль сердец - Картленд БарбараАкулёнок
3.10.2014, 8.42





Навная сказка. Гг вообще убил весь роман был мямлей а на последней странице она вдпуг почувствовала что теперь он поведет ее за собой... а про подмененных детей вообще бред
Дуэль сердец - Картленд БарбараЕлена
5.11.2015, 22.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100