Читать онлайн Дезире — значит желание, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дезире — значит желание - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 99)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дезире — значит желание - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дезире — значит желание - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Дезире — значит желание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Корнелия не помнила, как провела остаток дня. Она лишь чувствовала, что в ожидании герцога все ее нервы были напряжены до предела.
Она опять увидит его! И на этот раз не будет безъязыкой и глупой, она будет разговаривать с ним, расскажет о своей жизни в Ирландии и попросит, чтобы и он в свою очередь рассказал ей о себе.
— Я люблю, люблю… — снова и снова повторяла она, и ей хотелось и смеяться, и плакать одновременно. До сих пор жизнь не баловала ее изобилием любви. Она обожала своих родителей, но они были поглощены друг другом, и она поняла, когда стала старше, что лучше всего им было вдвоем.
Помимо родителей существовали еще лошади, ее собаки, Джимми и Розарил. Она любила их всех. Но то, что она чувствовала сейчас, было совсем другим — оно билось у нее в крови, от него учащалось дыхание.
Наконец, остававшиеся до вечера часы пробежали. Корнелия услышала, как к крыльцу подъехала карета, и бросилась в спальню, чтобы привести себя в порядок. Посмотрев в зеркало, она была поражена тем, что совсем не изменилась. А ей-то казалось, что все эти мысли и чувства должны преобразить ее, сделать другой, более красивой. Но из зеркала на нее по-прежнему смотрело маленькое бледное лицо: глаза спрятаны за темными стеклами, над узким лбом нависает копна многострадальных волос.
Вздохнув, Корнелия отвернулась от зеркала и, выйдя из спальни, спустилась в гостиную. Там, как ей показалось, она целую вечность ходила взад и вперед, пока, наконец, дверь не открылась. Она живо повернулась, но на пороге стоял… дворецкий.
— Его светлость просит вас спуститься в библиотеку, мисс.
Корнелия с трудом удержалась, чтобы не бежать вниз по лестнице. Лакей распахнул перед ней дверь, она вошла и с упавшим сердцем увидела дядюшку. Одного. Герцог не стал ее ждать — приехал и уехал. На мгновение она подумала, что глаза обманывают ее. Дядюшка кашлянул, привлекая ее внимание.
— Вы хотели видеть меня, дядя Джордж? — Ей было трудно не показывать своего разочарования и говорить естественным, как она надеялась, тоном.
— Да, мне надо поговорить с тобой, Корнелия. Садись. — Лорд Бедлингтон указал ей на стул у камина, и Корнелия осторожно села на краешек, сложив руки на коленях.
— Герцог Рочемптон просил меня согласиться на вашу помолвку.
— Да, я знаю, — пробормотала Корнелия.
— У меня, разумеется, нет причин для отказа, — сказал лорд Бедлингтон, — но эта помолвка кажется мне без необходимости спешной. Ты только что приехала в Лондон и еще не успела осмотреться, познакомиться с другими мужчинами. — Корнелия молчала, и он продолжал: — Ты еще молода. Хотя в то же время ты уже достаточно взрослая, чтобы знать, чего ты хочешь. Я бы посоветовал с этим подождать, но не хочу навязывать тебе свое мнение.
— Сказал ли… сказал ли герцог, когда он желает назначить свадьбу? — робко спросила Корнелия.
— Он сказал, что не видит причин откладывать, — ответил лорд Бедлингтон. Он сжал на мгновение губы, а потом, к удивлению Корнелии, положил ей руку на плечо. — Послушай, дитя мое, обдумай это хорошенько. У тебя нет причин выходить замуж так поспешно. В моем доме для тебя всегда найдется место.
— Вы были ко мне очень добры, — сказала Корнелия. — И я вам очень, очень благодарна, дядя Джордж, но я хотела бы выйти замуж за герцога.
Лорд Бедлингтон снял руку с ее плеча.
— Позволь мне предположить, что у тебя нет большого опыта общения с мужчинами. Обручись, если хочешь, но подожди полгода или даже год.
— Мне… я буду счастлива поступить так, как он желает, — пробормотала Корнелия.
Она понимала, что дядюшка хотел ей добра, но почему они должны ждать?
— Что ж, пусть будет по-твоему, — сказал лорд Бедлингтон. — Ты очень богатая девушка, и любого мужчину, который на тебе женится, можно только поздравить.
В его тоне было нечто такое, что заставило Корнелию внимательно посмотреть на него. Уж не хочет ли он сказать, что герцог женится на ней только из-за денег? Эта мысль показалась ей просто смешной. Он имеет столько, что в большем не нуждается, и меньше всего ему нужно ее богатство. Нет, он просил ее стать его женой, потому что ему нужна она сама, только это и имеет значение.
— Герцог предложил, чтобы завтра мы все приехали в «Котильон» на уик-энд. Он хочет познакомить тебя со своей матерью. Я принял приглашение, полагая, что именно таково было бы твое желание.
Корнелия не догадывалась, что лорд Бедлингтон кипит от возмущения. Он не вполне понимал, что происходит: ведь всего несколько дней назад он сказал Лили, что не желает видеть Рочемптона в своем доме, а теперь обстоятельства вынуждают его поддерживать с ним близкие отношения, и он ничего не может с этим поделать.
Несомненно, за всем ЭТИМ ЧТО-ТО скрывалось, однако нельзя отрицать, что для Корнелии это была бы блестящая партия. Да, она богата, но сама — посмотреть не на что, а среди молодых людей не было никого, кто мог бы считаться такой же завидной партией, как герцог Рочемптон.
Вместе с тем Джордж Бедлингтон был убежден, что каким-то непонятным ему образом его обвели вокруг пальца, и поскольку он не мог выразить свое убеждение словами, то испускал флюиды раздражительности весь этот вечер и весь следующий день, пока не пришло время ехать на вокзал, чтобы отправиться в «Котильон».
Для гостей герцога от его имени был заказан специальный пульмановский вагон. Специальные лакеи в ливреях дома Рочемптонов встречали гостей на перроне и провожали в вагон. Сразу после отправления поезда подали чай, а к нему — восхитительные бутерброды с паштетом, всевозможные булочки и кексы, присланные из «Котильона» в корзинах вместе с серебряным чайным сервизом и элегантными фарфоровыми чашками.
Кроме них, в «Котильон» ехало еще с дюжину других гостей. Женщины были так красиво одеты, что Корнелия стыдилась собственного вида и сидела в уголке молча и незаметно, пока они оживленно болтали с ее тетушкой.
— Состав гостей обычный, как я вижу, Лили! — воскликнула одна из них. — Нет только Гарри, но думаю, мы его увидим, как только приедем в «Котильон».
— Где есть Эмили, там будет и Гарри, — высказался какой-то остряк.
Эти слова вызвали приглушенный взрыв смеха.
— Мне все же кажется, что он начинает надоедать Эмили, — заметила Лили. — Я всякий раз ожидаю увидеть на его месте кого-то другого.
— Но где она найдет другого мужчину столь же внимательного, столь же очаровательного и, разумеется, столь же зависимого от нее в финансовом отношении? — едко спросила какая-то хорошенькая дама.
Последовал еще один взрыв смеха, и Корнелия задумалась над тем, что все это могло значить. Эмили, как ей было известно, — мать герцога. При чем тут какой-то Гарри? Ее недоумение не рассеялось, когда она увидела сам предмет стольких сплетен — щеголевато одетого мужчину невысокого роста, очень внимательного ко всем и находящегося в полном распоряжении герцогини, которая обращалась с ним так, как могла бы обращаться с любимой собачкой породы пекинес.
В «Котильоне» Корнелию все поражало. Ей никогда не приходило в голову, что частный дом может быть таким огромным. Со своими крышами и шпилями он походил на сказочный дворец, казавшийся серебристо-серым на фоне заката, который превращал поверхность озера в золото и придавал таинственность потемневшей зелени парковых деревьев.
Все было таким огромным, таким ярким, таким богатым. Корнелии казалось, что золото было везде — на стенах, вокруг картин, на столах и каминных полках, на униформах слуг, даже в декоре ее спальни. Она не подозревала, что существует мир, где люди могут постоянно жить в окружении таких вещей.
— Итак, это Корнелия, — констатировала Эмили, герцогиня Рочемптон, и ее голос был таким же веселым и сверкающим, как бриллианты, сиявшие у нее в ушах и на худых, нервных пальцах.
Эта миниатюрная, хрупкая женщина, которая порхала от одного гостя к другому, естественным изяществом движений и декоративностью напоминала колибри. Но такое впечатление было поверхностным. При более близком знакомстве становилось ясно, что Эмили обладала чувством порядка, позволявшим ей управлять «Котильоном» и его обширными угодьями с умом и эффективностью генерала, управляющего армией.
Разумеется, она располагала бесчисленным множеством помощников, но ее талант заключался в том, что она умела подбирать людей, идеально подходящих для данного места. Так, у нее служил прославленный камердинер, и было хорошо известно, что другие знатные хозяйки домов не раз пытались переманить его к себе, но безуспешно.
«Котильон» славился и своим шеф-поваром. Король в бытность свою принцем Уэльским приглашал его служить в Мальборо-Хаус, но тот ответил, что не покинет «Котильон», пока нужен Эмили.
Большинство слуг служили в замке на протяжении не только многих лет, но и поколений. Места и должности в поместье передавались от отца к сыну, а женская прислуга состояла обычно из дочерей конюхов, садовников или смотрителей. Буфетную обслуживали мальчики уже из пятого поколения работавших в «Котильоне» семей, а дворецкий начал работать здесь, когда ему было двенадцать.
И Дрого, хозяин и владелец «Котильона», не мог быть на этой сцене никем иным, кроме как героем. Люди его любили, но, даже если бы он и не заслуживал их любви, они бы все равно чтили и обожали его.
Несмотря на то что «Котильон» насчитывал уже несколько веков существования, его обустройство отнюдь не было старомодным. Напротив, оно было современным в той мере, какую могли обеспечить деньги. В парке были площадка для игры в поло, корты для игры в сквош, закрытые корты для тенниса, бильярдная и внутренний двор, где можно было кататься на роликовых коньках. Нигде не было такой хорошей охоты на фазанов, как в «Котильоне»; там водились также куропатки и дикие утки, которых в свободное время мог пострелять Дрого.
Желающему насладиться хотя бы половиной удовольствий, которые мог предоставить «Котильон», потребовался бы целый год. Однако Эмили часто жаловалась на скуку и говорила, что в загородном доме совершенно нечего делать. Конечно, это было притворством, но некоторые из ее друзей верили ей и выражали сочувствие по поводу того, что ей приходится так много времени проводить вдали от Лондона.
Друзьями Эмили были богатые, красивые и следящие за модой люди, которые ездили с бала на бал и с приема на прием, передвигаясь, по возможности, единой группой. Они смеялись шуткам друг друга и сплетничали в основном о самих себе.
Корнелию они приводили в ужас — их разговоры были ей совершенно непонятны, но в тех, кто их знал, они вызывали презрение. Джордж Бедлингтон питал к ним неприязнь и не скрывал этого. Он находил, что ему нечего сказать хорошеньким женщинам, строившим ему глазки скорее по привычке, а не потому, что он им нравился, или молодым людям, которые постоянно сопровождали ту или иную из котильонских дам и, по слухам, время от времени меняли одну постель на другую, но никогда не удалялись от этого тесного круга избранных.
Лили, напротив, их обожала. Она наслаждалась этой жизнью — экзотическая роскошь, череда идеально вышколенных слуг, кареты перед дверью, как только в них возникала нужда, или даже, что гораздо шикарнее, автомобиль.
Целые конюшни лошадей, деньги, которые позволяли в любой момент отправиться в любую точку на земле, чудесные праздники и приемы гостей, где устроителей заботило лишь одно: как сделать так, чтобы этот званый вечер затмил предыдущий, — Лили любила каждое мгновение этой жизни, и, здороваясь с Эмили, она обняла ее с искренней привязанностью.
— Итак, это Корнелия!
Произнося эти слова, Эмили смотрела на Лили Интересно, что они с Дрого затевают. В своих догадках она была недалека от истины. Девушка ничего собой не представляет,«решила она; вот только темные очки определенно придают ей странный вид. Дрого еще до их приезда сообщил ей о помолвке. Она издала негромкое восторженное восклицание и сказала все, что полагалось сказать, но потом все время размышляла, почему он так неожиданно принял решение столь исключительной важности.
Эмили знала, что он был влюблен в Лили с тех пор, как вернулся из-за границы. Она видела выражение его лица в тот первый вечер в «Котильоне», когда Лили сошла вниз в облаке розового шифона, с сапфировым ожерельем, сиявшим у нее на шее. Дрого сразу влюбился в нее, и Эмили была в курсе каждого хода в этой игре: либо ей рассказывал сам Дрого, либо сплетничали подруги.
И вот теперь он помолвлен с племянницей Лили. Все это казалось весьма странным, несмотря на то что эта девушка — богатая наследница. Деньги всегда пригодятся, но нужды они ведь не терпят, да и на Дрого это не похоже — беспокоиться из-за денег. Он никогда не был меркантильным или хотя бы особенно бережливым. Нет, за всем этим определенно что-то скрывалось, и Эмили решила рано или поздно заставить Лили сказать ей, в чем тут дело.
Гостей проводили в отведенные им комнаты, где их горничные в лихорадочной спешке распаковывали тяжелые сундуки и коробки, принесенные наверх лакеями. Шуршала оберточная бумага, гремели, сталкиваясь, вешалки для одежды, выдвигались и задвигались ящики, открывались и закрывались шкафы.
Корнелия, оставленная Эмили перед дверью ее комнаты, с неудовольствием смотрела на белое кисейное платье, которое Вайолет раскладывала на кровати.
— Ненавижу это платье! — воскликнула она. Вздрогнув от неожиданности, Вайолет обернулась:
— Я не слышала, как вы вошли, мисс. Нынче вечером гостей немного, а вот завтра к обеду будет тридцать человек. Я подумала, что самое лучшее атласное платье нужно приберечь для этого случая.
Но Корнелия уже забыла о платьях и ходила по комнате, разглядывая стоящую в алькове огромную кровать с пологом на четырех столбиках, туалетный столик с зеркалом в резной позолоченной раме и письменный стол со стопками писчей бумаги, украшенной эмблемой герцогской короны.
Несмотря на размеры, комната была уютной. На полу перед камином лежала медвежья шкура. В комнате стоял диван со множеством кружевных подушек, два удобных кресла и несколько столиков, заставленных лампами, цветами, книгами и бесчисленными статуэтками и безделушками из оникса, серебра и розового кварца.
Внезапно Корнелия подумала, что в один прекрасный день все это будет принадлежать ей, и испугалась. Разве она сможет управлять таким большим домом, заботиться о том, чтобы все делалось правильно, как сейчас? Как она узнает, что правильно, а что неправильно? Потом она вспомнила, что с ней будет герцог.
Он вошел в гостиную через несколько секунд после их приезда. Там уже была целая толпа гостей, прибывших поездом, однако он подошел сначала к ней, пожал ей руку и спросил, приятным ли было путешествие. В ответ она пролепетала что-то невразумительное, а он повернулся, чтобы поздороваться с Лили и дядюшкой.
Корнелии очень хотелось снова увидеть его кроме всего прочего, она привезла ему подарок. Это была книга, попавшаяся ей на глаза, когда она делала покупки на Бонд-стрит, которая, как ей показалось, могла ему понравиться. Она не сказала Лили, что покупает книгу для него, так как не осмелилась произнести его имя. Просто купила ее и взяла с собой в поезд.
И теперь она вспомнила, что оставила книгу в гостиной — положила ее рядом с собой на диван, а потом в суете забыла ее.
— Я кое-что забыла внизу, — сказала она Вайолет. — Заканчивай распаковывать вещи. Я сейчас вернусь.
Корнелия быстро спустилась вниз по широкой лестнице с резными перилами и геральдическими украшениями, пересекла большой холл и вошла в гостиную. Как она и ожидала, в комнате никого не было, а книга так и лежала там, где она ее оставила.
Взяв книгу, она повернулась и увидела стоящего в дверях герцога, который удивленно смотрел на нее.
— Я видел, как кто-то сюда вошел, и решил посмотреть, кто бы это мог быть, — пояснил он.
Вот он, ее шанс. Они были одни, и у нее был для него подарок, но тем не менее на несколько мгновений она онемела.
— Я… кое-что… забыла, — в конце концов пробормотала Корнелия и, держа книгу в руках, направилась к герцогу. — Это для вас, — сказала она.
Книга, которая, я думаю, должна вам понравиться.
— Для меня? — изумленно переспросил он и вдруг улыбнулся. — Вы очень добры. О чем она?
— О лошадях. Мне показалось, что лошадь на обложке похожа на одну из тех, которыми вы правили в тот первый день… то есть, когда я вас впервые увидела… на Гросвенор-сквер.
Его лицо опять приобрело удивленное выражение, и пальцы, разворачивавшие бумагу, в которую была завернута книга, на мгновение замерли.
— В какой первый день? — спросил он.
— В тот день, когда я приехала, — ответила Корнелия. — Я видела вас, когда ехала с вокзала с дядей Джорджем. У вас чуть не понесли гнедые.
Герцог отвел взгляд от Корнелии и слегка нахмурился.
— Я не знал, что вы меня видели, — проговорил он. Корнелия подумала, что сказала что-то не то. Его голос стал резким, а выражение лица неприветливым. Но тут он снял бумагу с книги и опять улыбнулся.
— Возможно, и в самом деле это фотография Руфуса или Руби, — заметил он. — Так зовут моих гнедых. Благодарю вас. Очень мило с вашей стороны было подумать обо мне. У меня тоже есть для вас подарок, но я вручу вам его после обеда.
— О, спасибо. А что это? Вы мне скажете или это будет сюрприз?
— Сюрприз, наверное, — сказал герцог.
Он раскрыл книгу и посмотрел на одну из фото графий.
— Очень неплохо, — обронил он. — Вам нравятся лошади?
— Я люблю их! — воскликнула Корнелия. — Видите ли, я всегда ухаживала за ними. Отец часто говорил, что я справляюсь с выездкой жеребенка не хуже, чем он сам.
— Я и понятия не имел… — начал герцог. — Хотя нет, вы ведь говорили, что ваш отец занимался коневодством. Значит, вы ему помогали?
Корнелия кивнула.
— Завтра вы должны пойти посмотреть на моих лошадей. А может быть, вам захочется поездить верхом, пока вы здесь?
— Это было бы чудесно! — в возбуждении откликнулась Корнелия, однако тут же огорченно добавила: — Но у меня нет подходящей одежды. Я не думала, что в Англии у меня будет возможность ездить верхом, и не привезла с собой бриджи. Тем более, что тетя Лили вряд ли позволила бы мне надевать их.
— Посмотрим, что можно будет сделать, — с неопределенной интонацией проговорил герцог. Между ними внезапно воцарилась тишина, а потом он сказал: — Благодарю вас за книгу. Я увижу вас за обедом, а потом вручу вам мой подарок.
Аудиенция была окончена. Корнелия пробормотала что-то и направилась к лестнице. Войдя в спальню, она остановилась и прижала руки к сердцу.
— Вы нашли то, что искали, мисс? — спросила Вайолет.
Да, Вайолет. Это была книга, я купила ее для его светлости. Он как раз вошел в гостиную, когда я ее искала. Он остался доволен, по-настоящему доволен.
— Я очень рада, мисс, что его светлости понравился подарок.
Голос Вайолет звучал как-то напряженно.
— Что-то случилось, Вайолет? Мне кажется, ты чем-то расстроена.
— Нет, ничего, мисс, — ответила Вайолет, и вдруг ее прорвало: — Не отдавайте свое сердце так легко, мисс. Держитесь за него как можно дольше. Если его светлость подведет вас, вам будет очень, очень больно.
— Его светлость не подведет меня, — заверила ее Корнелия. — Не стоит судить обо всех мужчинах по собственному опыту. Тебе просто не повезло. А я, по-моему, самая везучая девушка на свете. И знаешь, Вайолет, у него есть для меня подарок!
Корнелия болтала все время, пока одевалась к обеду. Она заметила, что Вайолет отвечает ей резко или односложно, но легко нашла этому объяснение.
«Ее оставили в беде, и теперь она считает, что все мужчины одинаковы, — думала Корнелия. — Но у меня все обстоит по-другому, совсем, совсем по-другому».
Платье из белой кисеи не стало красивее, когда она надела его. В таком платье Лили превращалась в богиню, тогда как на Корнелии оно казалось слишком вычурным и делало ее маленькой и незначительной. Корнелия критически оглядела себя. Она не могла понять, что здесь было не так. Одежда все еще оставалась для нее тайной за семью печатями.
Она смотрела, как Вайолет укладывает ее волосы так, как предписал мосье Анри, и подумала, что и прическа ей тоже не идет. Она представила себе Лили, такую изысканную в своей золотой красоте, и вдруг возненавидела себя.
— Если бы я только могла отвезти его светлость в Розарил, — мечтательно проговорила Корнелия. — Там, в знакомом мне мире, я бы вела себя совсем по-другому. Здесь же я чувствую себя неуклюжей и беспомощной. Я не понимаю их шуток. В поезде они смеялись над человеком по имени Гарри, но мне он показался совершенно обычным.
— Это друг герцогини, мисс. Я слышала разговоры горничных в поезде и узнала, кто есть кто и кто кому принадлежит. Нет таких секретов, которые можно утаить от горничных и камердинеров.
— Что значит — друг? — спросила Корнелия. — Он хочет жениться на герцогине?
— Они намекали на гораздо большее, мисс, — усмехнулась Вайолет. — Но вы, возможно, не поймете.
Корнелия со стуком положила щетку на туалетный столик.
— Вайолет, уж не хочешь ли ты сказать, что он… любовник ее светлости?
— Именно это они и говорили, — ответила Вайолет.
— Не может быть! — возмутилась Корнелия. — О нет! Разумеется, это неправда. Такие люди, как герцогиня, так себя не ведут.
— Нет-нет, конечно нет, мисс. Наверное, они имели в виду что-то другое, — спохватилась Вайолет. — Пожалуйста, забудьте, что я сказала.
Но это объясняет сказанное тетей Лили, подумала Корнелия.
— Вайолет, это ужасно. К тому же герцогиня очень старая.
— Забудьте, забудьте об этом, мисс. — Вид у Вайолет был испуганный.
Я не сержусь на тебя за то, что ты мне рассказала, — заговорила Корнелия более мягким тоном. — Я хочу знать, о чем говорят, потому, что не понимаю этих людей. Никогда не думала, например, что такие знатные люди, как герцогиня, могут вести себя подобным образом.
— Нет, конечно нет, мисс. Умоляю вас, забудьте о том, что я говорила.
Но на обеде Корнелия поймала себя на том, что наблюдает за герцогиней. Несмотря на возраст, та вела себя кокетливо. Как и все они, громко смеялась и часто клала руку на руку своего соседа. Посмотрев туда, где сидела Лили, Корнелия решила, что и та вела себя как-то уж слишком экспансивно и кокетливо с мужчиной, сидевшим справа от нее. Он был симпатичный, но пожилой, и она недоумевала, почему тетя Лили разговаривает больше с ним, чем с герцогом, который сидел слева от нее.
Корнелии показалось, что герцог, молча сидевший во главе стола, наблюдал за Лили, но не присоединялся к ее оживленной болтовне.
«У меня разыгралось воображение, — решила Корнелия. — Тетя Лили в своем возрасте слишком разумна, чтобы с кем-то флиртовать. Это просто смешно».
Тем не менее, чем дальше, тем больше Корнелии казалось, что женщины завлекают сидящих по обе стороны от них мужчин смелыми взглядами и улыбками, каким-то странным образом соблазняют их своими обнаженными плечами. Корнелия не находила этому объяснения, но чувствовала, что она здесь — единственная женщина, не пользующаяся женскими хитростями, чтобы привлечь мужчину.
Разговор сверкал и искрился. За столом постоянно вспыхивал смех, мужчины вносили свою долю остроумия в поддержание веселья. У Корнелии было такое чувство, будто она — совершенно посторонний человек в этой комнате. Она прекрасно понимала, что женщины, сочтя ее персоной незначительной, потеряли к ней интерес и не утруждали себя даже любезностью. Мужчины были с ней вежливы, но и они воспринимали ее просто как племянницу Лили Бедлингтон и почти не обращали на нее внимания.
Корнелия порадовалась, что об ее помолвке с герцогом еще не было объявлено. По дороге на станцию тетушка велела ей никому ничего не говорить, пока не будет получено одобрение от герцогини.
«Вот тогда все будут относиться ко мне совсем иначе, — мстительно подумала Корнелия. — Наверняка станут заискивать передо мной так, как сейчас заискивают перед герцогиней».
Она презирала и одновременно боялась этих ярких, элегантных созданий с их искрометным смехом, боялась их блестящих, любопытных глаз, не оставлявших незамеченными ни одного движения, ни одной мысли друг друга.
— За что Лили так жестоко наказывает Дрого? — услышала Корнелия вопрос, который тихим голосом задала своему соседу справа одна из женщин.
— Кто сказал, что всегда расплачивается женщина? — ответил он вопросом на вопрос. — Иногда платить приходится и мужчине.
— Возможно, в данном случае это так, — ответила дама. — Но там, где дело касается Дрого, неизменно платит другая сторона.
— Вы имеете в виду Рози? — спросил мужчина. — Она так тяжело это переживала. Эмили поступила мудро, отправив его в кругосветное путешествие.
— И это помогло: с глаз долой — из сердца вон. Теперь у нее в поклонниках молодой Уинслоу. Бедная Рози. Мне было так жаль ее, хотя конец был предсказуем с самого начала.
Корнелия пыталась разгадать смысл их слов. Что они имели в виду, говоря, что тетя Лили наказывает Дрого? Это было так же непонятно, как и весь остальной разговор. Она надеялась, что в один прекрасный день узнает ключ ко всем этим загадкам, но в данный момент она была в полном недоумении.
Она обрадовалась, когда обед закончился. Еда была великолепная, блюда сменяли друг друга, а в завершение были поданы фрукты из оранжереи на огромных золотых подносах. Подававшиеся вина невозможно было перечислить, но Корнелия пила только воду.
— Чудесный обед, Эмили, — сказала Лили, когда дамы покинули столовую.
— Я ненавижу вечер пятницы, пока все еще устраиваются, — ответила герцогиня. — Мне показалось, Дрого был что-то уж очень молчалив.
Говоря это, герцогиня посмотрела Лили в глаза, но та лишь загадочно улыбнулась.
— Неужели? — парировала она. — Я что-то не заметила.
В гостиной Корнелия сидела молча, слушая, как сплетничают вокруг нее дамы. Мужчины очень долго не выходили из столовой, а когда наконец вышли, она замерла в ожидании. Наступил тот самый момент, которого она ждала весь вечер, момент, когда она останется наедине с герцогом.
Однако он не сразу к ней подошел. Заговорили о столе для игры в бридж, а несколько молодых женщин предложили потанцевать.
— Завтра у нас будет оркестр, — возразила герцогиня, — а после обеда подъедет еще кто-нибудь. Неинтересно танцевать, когда нас так мало.
Пока они набирали четверых партнеров для игры, герцог подошел к Корнелии.
— Не пройдетесь ли вы со мной? — спросил он.
Она тут же встала. Двое или трое сидевших поблизости удивленно посмотрели на них, а когда они вместе вышли из комнаты, там вспыхнул многоголосый шумный разговор.
— Прошу вас сюда, в музыкальную комнату. Следуя за герцогом, Корнелия вошла в еще одну большую, изысканно украшенную комнату, где главное место занимал огромный рояль, а на другом конце комнаты, под балконом для менестрелей, располагался орган.
Хотя вечер был теплый, в камине горел огонь. Герцог вынул из кармана коробочку. Корнелия взяла ее и открыла. Внутри было кольцо с огромным бриллиантом в форме сердца, по сторонам которого сверкали кроваво-красные рубины. Оно было старинное и очень красивое. Пока Корнелия смотрела на него, герцог заговорил:
— Это фамильное кольцо, его всегда носят невесты «Котильона» до свадьбы. Я мог бы подарить вам современное обручальное кольцо, но мне представилось, что вы, возможно, предпочтете это, традиционное.
— Благодарю вас. Оно прекрасно.
Корнелия протянула ему футляр, ожидая, что он вынет кольцо и наденет ей на палец. Но он явно не знал, что от него требуется, и она сама вынула кольцо из бархатного гнездышка, где оно покоилось.
— Можно мне надеть его? — спросила она.
— Если хотите, — ответил он. — Моя мать сейчас объявляет о нашей помолвке.
— О! Так быстро? — встревожилась Корнелия, внезапно охваченная смятением.
— Вам это неприятно? — быстро спросил он.
— Нет… наверное, нет, — ответила она. — Просто я побаиваюсь этих людей. Они заставляют меня чувствовать себя такой глупой.
Герцог посмотрел на нее с удивлением.
— Здесь все всех знают, — пояснила Корнелия. — Понимают шутки друг друга и говорят об одних и тех же людях, в то время как я ничего ни о ком из них не знаю.
— Да, в самом деле, — согласился герцог. — Глупо, что я об этом не подумал. Но теперь, когда им известно о нашей помолвке, все будет иначе, я уверен.
— Я об этом думала за обедом, — вздохнула Корнелия. — Они станут носиться со мной, потому что однажды я буду жить здесь как ваша жена, но в действительности это ничего не будет значить.
— Странная вы, однако, девушка! — воскликнул герцог.
— Странная? — переспросила Корнелия.
— Я имею в виду, не такая, как другие, — пояснил он. — Хотя я, вероятно, плохо разбираюсь в девушках.
— А кто такая Рози? — спросила Корнелия. Он вздрогнул и нахмурился.
— Кто вам наговорил обо мне всяких небылиц?
— Никто мне ничего не говорил, — возразила она. — Просто за столом разговаривали о Рози. Я подумала… может, это была какая-то девушка, на которой вы хотели жениться.
— Если вы позволите, я бы не хотел говорить об этом, — уклонился от ответа герцог. — До вас я никому не делал предложения, но вы должны понимать, что в моей жизни были женщины, — мне почти двадцать девять лет — те, которых я любил, и те, которые, возможно, любили меня.
— Да, конечно, — тихо проговорила Корнелия. — Я это понимаю. Просто я подумала, что будет легче, если я буду о них знать.
— Легче для кого? — спросил герцог. — Гостям не следовало говорить о таких вещах в вашем присутствии, и, как только они узнают о нашей помолвке, обещаю вам, ничего даже в малейшей степени неприятного говориться не будет.
— Да, наверное.
Корнелия посмотрела на сверкающий у нее на руке бриллиант. Кольцо было чуточку велико, и она прижала пальцы друг к другу, чтобы оно не крутилось. Он дал ей кольцо с камнем в форме сердца, и ей захотелось узнать, действительно ли он отдал ей на хранение свое сердце.
Она была твердо уверена, что он любит ее так, как она любит его. Но вот они остались наедине, а он и не заговорил о любви. Возможно, считал ее более несведущей, чем она была на самом деле. Подняв голову, Корнелия посмотрела ему в лицо.
— Вы не возражаете, если я буду спрашивать вас о том, что мне непонятно? — спросила она. — По-моему, лучше, если у нас не будет секретов друг от друга.
Он отвернулся от нее к огню, выражение его лица было серьезным.
— Я надеюсь, вы будете спрашивать меня обо всем, что захотите узнать, — ответил он. — Но иногда секреты затрагивают и других людей.
— Таких, как Рози? — уточнила Корнелия.
— Я же сказал, о ней мы говорить не будем, почти сердито бросил герцог. — И вообще, какая необходимость без конца обращаться к прошлому?
— Вы правы, никакой, — согласилась Корнелия. — Мы должны говорить о будущем. — Она снова посмотрела на кольцо. — О нашем будущем, — тихо добавила она.
Наступило внезапное молчание. Корнелия подняла голову и увидела, что глаза герцога устремлены на нее.
— Вы уверены, что хотите выйти за меня замуж? — вдруг спросил он.
Корнелия улыбнулась:
— Вполне уверена.
— Ваш дядя просил меня подождать, — сказал герцог, — а ваша тетя предлагает, чтобы мы поженились в следующем месяце, до конца сезона. Вы согласны?
— А вы уверены, что хотите на мне жениться? — очень тихо спросила Корнелия. Вопрос, казалось, возник у нее на губах сам собой, а когда слова были произнесены, она не решилась посмотреть на него и опустила глаза на свое кольцо, сверкающее в отблесках огня.
— Конечно, я хочу жениться на вас, — громко сказал герцог, и в его голосе, показалось Корнелии, прозвучало что-то похожее на вызов. Потом он добавил: — Думаю, нам следует вернуться в гостиную. Наверное, все уже удивляются, что с нами случилось.
— Да, конечно.
Корнелия чувствовала, что совершила какую-то ошибку, хотя совершенно не представляла, какую именно. Она повернулась было к двери, но потом остановилась.
— Простите меня за все эти глупые вопросы, — застенчиво проговорила она. — И хочу поблагодарить вас за кольцо. Спасибо, большое, большое спасибо.
— Я рад, что оно вам понравилось. — Герцог прошел мимо нее, открыл дверь и подождал, пока она пройдет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дезире — значит желание - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Дезире — значит желание - Картленд Барбара



Это один из не очень удачных переводов романа "Желание сердца".Другое название - "Уроки куртизанки", но прочитать стоит именно "Желание сердца".
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСтроптивая
20.07.2011, 8.19





Но даже в такой интерпретации мне понравилось.Хотя показалось,что как то оборвано!
Дезире — значит желание - Картленд БарбараНатуся
6.04.2012, 1.50





Прекрасно!
Дезире — значит желание - Картленд БарбараНатали
23.07.2012, 20.51





очень поучительная книга.с мужчинами можноизредка так поступать.очень хорошая книга.мне понравилась дезире с каким напором взялась за мужа.
Дезире — значит желание - Картленд Барбарагаяне из армении
31.07.2012, 16.39





Автор приятно удивил, читала и не верила, что это Картленд: никаких нереальных ситуаций, красивые чувства, интересные ситуации, к тому же отслежевается взросление главной героини и герцога, что довольно редко встречается в её произведениях.
Дезире — значит желание - Картленд БарбараItis
12.07.2013, 21.20





Слащаво-приторно, впрочем, у Картленд так всегда, а этот роман, наверно, один из лучших у нее. Конец скомкан, влюбленность героя в очередное смазливое личико ничем не отличается от его предыдущих увлечений, неубедительно выглядит и его готовность отказаться от титула. Героиня гораздо младше его по возрасту (что весьма характерно для автора), но не настолько инфантильна и готова бороться за свою любовь, хотя сама она явно влюблена тоже только в красивое лицо, а не в человека. Героя-то можно лишь презирать за его черствость и жестокость. За что Картленд называют "королевой романа" - не понимаю. И до нее и после встречались писательницы повыше уровнем и качеством, разве что они не отличались такой "плодовитостью", как Барбара: 6/10.
Дезире — значит желание - Картленд Барбараязвочка
14.07.2013, 17.59





Чудно провела вечер за чтением сказки после трудового дня.
Дезире — значит желание - Картленд Барбаралилия
28.11.2013, 23.04





Обычный романчик...и как то все оборвано в конце(
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСонная муха
23.05.2014, 22.31





Чудесный роман, и ,вообще люблю почти все у Б.Картленд
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСофи
1.07.2014, 21.30





Скучновато, мало страсти, но читается легко.6/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСвета
15.06.2015, 2.09





Скучновато, мало страсти, но читается легко.6/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСвета
15.06.2015, 2.09





оценка 1! Глупый роман для наивных дур. картлендские романы это трёхгрошовые произведения. ггерой типичный бабник,который искренне клянётся в любви очередной смазливой тётке. пффф
Дезире — значит желание - Картленд БарбараМэйса
25.06.2015, 21.14





оценка 1! Глупый роман для наивных дур. картлендские романы это трёхгрошовые произведения. ггерой типичный бабник,который искренне клянётся в любви очередной смазливой тётке. пффф
Дезире — значит желание - Картленд БарбараМэйса
25.06.2015, 21.14





Приятная сказка. Конец, к сожалению, оборван. 8/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараВикки
21.08.2015, 13.24





красивый любовный роман!
Дезире — значит желание - Картленд Барбаратамара
4.01.2016, 15.43





Так себе,от романов картленд особых страстей и не ждешь,нудная писанина
Дезире — значит желание - Картленд Барбараелена
15.05.2016, 13.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100