Читать онлайн Дезире — значит желание, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дезире — значит желание - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 99)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дезире — значит желание - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дезире — значит желание - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Дезире — значит желание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Король и королева вошли в бальный зал, и дамы, приседающие в реверансе по обеим сторонам от них, стали похожи на волны какого-то необыкновенного моря.
Он в точности такой, как на портретах, — думала Корнелия, — а она намного, намного прекраснее.
Рядом с королевой Александрой, на которой было платье из светло-серого атласа, все другие женщины казались неуклюжими и безвкусно одетыми. Идеальный овал лица, гладкий лоб, четко очерченный нос и ослепительная белизна кожи удивительно гармонировали с цветом ее глаз. Небольшая голова сидела на стройной белой шее с неподражаемой грацией и достоинством, а лучезарная улыбка покоряла всех, на кого она смотрела.
Бальный зал в Лондондерри-Хаус, с его сверкающими люстрами, белыми и золотыми украшениями, великолепными портретами, с букетами и гирляндами оранжерейных цветов, являл собою зрелище, способное заставить любого неискушенного человека — такого, как Корнелия, — ахнуть от изумления.
Но еще больше поражали гости. Блеск диадем на головах дам, сверкание их ожерелий и корсажных украшений, усыпанных бриллиантами, изумрудами и сапфирами, почти ослепляли. А глядя на их платья, Корнелия поняла, как ничтожны ее знания о моде и как нелепо она, должно быть, выглядела, когда приехала в Лондон.
Даже сейчас ей ничуть не нравился ее внешний вид, несмотря на платье, купленное на Бонд-стрит, и прическу, которой занимался личный парикмахер тети Лили. У них не было времени сшить что-нибудь на заказ, специально для нее, и единственной вещью, которую можно было подогнать по ее фигуре за двадцать четыре часа, оказалось платье из белого атласа, отделанное венецианским кружевом. Узнав, сколько оно стоит, Корнелия потеряла дар речи, а когда надела его, то поняла: оно ей к тому же не идет. Цвет кружев, пенившихся вокруг ее плеч и по подолу платья, придавал ее коже землистый оттенок, и, даже будучи неопытной в таких вещах, она видела, что и сидит оно плохо. Посмотрев на себя в зеркало, она воскликнула:
— Боже мой, да я просто страшилище!
— О нет, мисс, вы очаровательны, — заверила ее горничная, помогавшая ей одеваться.
Но Корнелия состроила гримасу своему отражению.
— Лестью дыр в чулке не залатаешь, — сказала она и рассмеялась, увидев выражение лица горничной. — Это ирландская пословица, — объяснила она. — Одна из самых любимых пословиц Джимми. Джимми работал конюхом у моего отца, и никакой лестью нельзя было заставить его поверить ни во что, кроме правды. Надо откровенно признать, что выгляжу я ужасно.
— Это просто потому, что вы не привыкли нарядно одеваться, мисс. Среди других леди вы будете чувствовать себя превосходно.
Корнелия ничего не ответила. С чувством, похожим на растерянность, она рассматривала монументальное сооружение, которое мосье Анри возвел у нее на темени. Туго завитые волосы были уложены поверх искусственного каркаса, и в результате ее лицо почти исчезло под гигантским птичьим гнездом. Несмотря на все хлопоты мосье Анри, Корнелия была уверена, что еще задолго до приезда на бал волосы начнут выбиваться из прически. Внезапно на нее накатила страстная тоска по Розарилу.
Весь день напролет Корнелия думала о приземистом сером доме в окружении зеленеющих полей, о горах, казавшихся фиолетовыми на фоне неба, и о мерцающем в отдалении море. Она думала также о лошадях, которые ждут ее в загонах, недоумевая, почему она о них забыла, о том, как насвистывает Джимми, работая в конюшне, о том, что он, может быть, скучает по ней так же, как скучает по нему она. И ей не раз и не два приходилось закусывать губы, чтобы не дать пролиться слезам.
Временами, увлекшись созерцанием такого множества новых вещей, она ненадолго забывала о Розариле, но потом, совершенно неожиданно, тоска по Ирландии вновь охватывала ее с неодолимой силой. Тогда, обуреваемая слепым горем, она ненавидела все незнакомое и тосковала по родным ей местам и людям, которых любила. Она цеплялась за свои очки так, как утопающий цепляется за спасательный круг, — они были ее единственной защитой от любопытства окружавших ее чужих людей.
Казалось, дом ее дядюшки и тетушки был с утра до ночи полон гостей: гости к завтраку, к чаю, к обеду. И когда Корнелию знакомили с ними, она ловила их быстрые оценивающие взгляды и слышала нотки любопытства у них в голосе.
Ей достало ума понять, что весть о ее неожиданном богатстве предшествовала ей всюду, где бы она ни появлялась, но она также догадывалась, что было нечто странное и необычное в том, что тетушка играла роль ее компаньонки.
— Это похоже на то, как если бы у вас была собственная дочь, милая Лили, — заметила одна женщина медовым голоском, в котором скрывалось жало.
— Вернее было бы сказать — сестра, не так ли, дорогая? — ответила Лили, но Корнелия все же успела заметить вспышку гнева в ее глазах и поняла, что удар попал в цель.
Уже через несколько часов, проведенных ею в доме, Корнелия догадалась: тетушка совсем не в восторге от ее приезда. Конечно, она ничего такого не говорила, но была какая-то холодность в ее манере держаться, резкость, порой звучавшая у нее в голосе, и у Корнелии возникло ощущение, что она здесь — досадная помеха. И еще была какая-то скрытая, но уловимая натянутость между мужем и женой, и от этого Корнелия чувствовала себя еще более неловко.
«Я их ненавижу, а им я не интересна, — сказала она себе в первый же вечер. — Ну почему, почему я должна здесь оставаться?»
Из долгих споров с мистером Масгрейвом Корнелия уяснила: ей ни за что не позволят вернуться в Розарил. Ответ был всегда один и тот же: юные леди не живут одни, без компаньонки… Опекуном осиротевшей юной леди становится ее ближайший родственник… Юные леди должны занять подобающее им место в обществе…
Как она ненавидела это выражение! Она не хотела быть юной леди — она хотела снова быть ребенком в Розариле: ездить на лошадях, носиться с собаками, устав, возвращаться домой, смеяться и шутить с папой и мамой, пока не придет пора идти спать.
Милый, зеленый, чудный Розарил — она только о нем и думала, хотя папа нередко говорил о веселой и волнующей жизни в Лондоне.
Папа имел в виду такие балы, как этот, вдруг подумала Корнелия и, очнувшись, увидела, что Лили вышла вперед и присела в реверансе перед королем. В каком-то оцепенении она услышала, как Лили произнесла ее имя, а затем и сама присела, чуточку неуклюже, ощущая, как дрожат ее колени. — Так вы только что приехали из Ирландии? — любезно спросил король своим низким, гортанным голосом, в интонациях которого был тот самый шарм, что завоевал ему симпатии всей Европы. — Я помню вашего отца и был опечален известием о его безвременной гибели.
— Благодарю вас, сэр, — удалось пробормотать Корнелии, и его величество, одобрительно улыбнувшись Лили, проследовал дальше.
Оркестр играл вальс, и, когда Лили с Корнелией немного отступили назад, чтобы дать место танцующим, Корнелия увидела высокого мужчину, который направлялся к ним, лавируя между кружащимися парами. Она сразу его узнала. Это был тот самый мужчина в фаэтоне, которого она видела, когда они с дядей ехали по Гросвенор-сквер. Странно, но она много раз думала о нем с того мгновения, когда увидела его укрощающим своих лошадей и услышала, как при виде его выругался дядюшка.
Она не имела ни малейшего понятия, почему он ей запомнился, но сейчас, при его приближении к ним, ее охватило странное чувство, похожее на обреченность.
Она видела, как тетушка вертела головой, словно кого-то искала, и подумала, что та высматривает дядю Джорджа, который стоял в дальнем конце зала, разговаривая с двумя пожилыми мужчинами. Темноволосый молодой человек подошел к ним.
— Дрого! — негромко произнесла его имя Лили.
— Ты потанцуешь со мной? — спросил он.
— Разумеется, нет! — отрезала тетя.
Интересно, почему она отказала ему, думала Корнелия, стоя немного позади, и тут Лили повернулась к ней.
— Это Корнелия, — сказала она. — Но может быть, я должна познакомить вас более официально? Корнелия, позволь представить тебе герцога Рочемптона. А это — мисс Корнелия Бедлингтон.
В голосе тетушки слышалась какая-то насмешливая нотка и что-то еще, чего Корнелия не поняла. Она протянула руку, и герцог на краткое мгновение взял ее в свою.
— А позже ты со мной потанцуешь? — спросил герцог.
— Нет, — ответила Лили.
С секунду они оба стояли совершенно неподвижно, глядя друг другу в глаза. Потом Лили с усилием отвернулась, раскрыла свой веер и стала обмахивать им лицо, словно ей вдруг стало душно.
— Могу я пригласить вас на этот танец?
Герцог отвесил Корнелии поклон. Она наклонила голову, а он обвил рукой ее талию и ввел в круг танцующих. Он танцевал хорошо, и Корнелия была рада, что почти не уступала ему. Вот и пригодились те вечера в Розариле, когда они с отцом танцевали в гостиной, а мама играла им на пианино.
Корнелия через очки взглянула снизу вверх на герцога. В его лице была некая отрешенность, словно его мысли витали где-то далеко отсюда. И тут, когда она вот так на него смотрела, когда поняла, насколько близко друг к другу они находятся, когда ощутила, как его рука сжимает ее руку, ее сердце, казалось, стало биться сильнее, а в теле вдруг появилась какая-то странная легкость.
Как он красив, думала Корнелия. Его волосы, так изысканно лежащие надо лбом, подчеркивают его аристократичную внешность, а квадратный подбородок — убедительный признак решительного человека. В нем были также гордость и достоинство — черты, напоминавшие ей отца.
Они танцевали в молчании, а когда вальс кончился, они все так же молча направились обратно — туда, где в центре смеющихся и болтающих людей стояла Лили.
— Благодарю вас. — Поклонившись Корнелии, герцог повернулся и отошел.
— Хорошо потанцевала, Корнелия?
На губах Лили играла натянутая улыбка, а голубые глаза смотрели жестко.
— Да, благодарю вас.
— Знаешь, не всякая девушка может сказать, что первый свой танец в Лондоне она танцевала с самым завидным женихом Англии. Тебе очень повезло, — едким тоном сказала Лили.
— Он не стал бы танцевать со мной, если бы вы ему не приказали, — ответила Корнелия и удивилась, почему ей было так неприятно произносить эти слова.
— Ваша племянница всегда носит темные очки? — спросил кто-то.
Это была леди Расселл, капризная красавица, известная тем, что не стесняясь говорит то, что думает, как бы это ни задевало других людей.
— Она повредила глаза на охоте, — ответила Лили. — Ничего серьезного, но, по ее словам, доктор приказал ей не снимать их ближайшие несколько месяцев. Так утомительно для бедняжки. Я всегда думала, что охота — опасный спорт.
— Это лишь потому, что ты сама не охотишься, Лили. Во всяком случае, на лис.
Последовал приглушенный взрыв смеха, но Лили нисколько не смутилась. Она потащила Корнелию в другую сторону и представила ее нескольким другим женщинам, которые, сидя на позолоченных стульях вокруг зала, следили за танцующими критическим и обычно осуждающим взглядом.
Лили в этот вечер выглядела великолепно в платье из бледно-голубого шифона, клубившемся у ее ног бесчисленными оборками, в диадеме и ожерелье из бирюзы и бриллиантов. Во всем этом зале она — самая красивая, думала Корнелия и не удивлялась, когда в начале каждого танца молодые люди спешили пригласить тетю. Однако, к своему разочарованию, им приходилось танцевать с Корнелией и, подобно герцогу, ее первому кавалеру, они неизменно танцевали в молчании, потому что Корнелии нечего было сказать.
Передвигаясь в танце по залу, она мельком увидела герцога разговаривающим с тетей Лили. Они как будто спорили, и по выражению лица герцога можно было легко догадаться, что он чем-то недоволен. Но, к удивлению Корнелии, немного позже, когда она не танцевала, он подошел к ней и пригласил ее спуститься вниз и поужинать с ним. Прежде чем ответить, она посмотрела на тетю.
— Да, конечно, иди с герцогом, Корнелия.
— А вы не пойдете с нами? — спросил он.
— Меня пригласил испанский посол, — ответила Лили. — Ступайте и веселитесь, дети мои.
Она говорила намеренно вызывающим тоном, даже Корнелия почувствовала это, но не могла понять почему. Герцог подал ей руку, и они присоединились к процессии гостей, спускавшейся по лестнице в большую столовую на первом этаже.
Они сели вдвоем за маленький столик, потому что герцог отказался от предложенных им мест за большим столом, где уже сидели несколько важных персон. Слуги принесли им шампанского, и Корнелия отпила немного из своего бокала. Ей уже случалось пить шампанское, но здесь, среди этого богатства и блеска, у него был какой-то другой вкус, не такой, как в Розариле, когда они поднимали бокалы на Рождество или когда выигрывала скачку одна из их лошадей.
— Вам нравится Лондон?
Это был первый «разговорный» вопрос, с которым герцог обратился к ней.
—Нет.
Она не собиралась говорить так резко, это вышло само собой, прежде чем она успела подумать. Он был явно удивлен.
— Я думал, все женщины любят балы и увеселения сезона, — сказал он.
— Я больше люблю Ирландию, — ответила Корнелия.
Она ужасно стеснялась, его. Ей никогда раньше не приходилось сидеть за столом один на один с мужчиной. Но причиной было не только это. Странно, но она чувствовала себя счастливой, чего с ней не случалось уже очень давно. Она не анализировала свои чувства и лишь знала, что пребывание в обществе герцога, даже когда ей нечего сказать, рождает в ней радостное волнение.
Перед ними сменялись блюда с невиданными, экзотическими яствами, но Корнелия их не пробовала.
Комната была полна весело болтающих людей, но она их не слышала. Она только и могла, что смотреть сквозь темные стекла своих очков на сидевшего рядом мужчину и всем естеством ощущать его присутствие.
— Чем же вы занимались в Ирландии?
Он делал над собой усилие, она видела это, и надо было что-то ответить.
— Мы разводили и обучали лошадей, главным образом скаковых.
— У меня тоже есть жеребец, — обронил герцог. — К сожалению, в этом году нам не повезло, но мы с Сэром Галаадом надеемся выиграть Золотой кубок Аскота.
— Вы сами его вырастили? — спросила Корнелия.
— Нет, я купил его два года назад.
Корнелия стала думать, что бы еще сказать. Если бы она сидела с ирландцем, у них было бы множество тем для разговора. Они могли бы сравнить CBOИ впечатления от Дублинской скачки в этом году и в предыдущем. Они могли бы поговорить о жокеях, о подозрениях, которые возникли, когда Шэмрок обошел всех при финишировании в тесной группе, и о многом другом.
Но она ничего не знала об английских владельцах и английских жокеях, да и понимала, что человек такого положения, как герцог, сам не тренирует своих лошадей и даже не покупает их сам, поэтому сидела и молчала, пока ужин не подошел к концу и они не вернулись в бальный зал.
Танцевали всего несколько пар, большинство гостей все еще были внизу. Лили тоже сидела за большим столом в обществе посла. Корнелия немного растерянно посмотрела на герцога, не зная, что делать дальше.
— Не хотите ли присесть? — Он указал на позолоченный стул у стены и, когда она уселась, сел рядом с ней.
— Вы должны постараться полюбить Англию, — сказал он серьезно. — Было бы ошибкой думать, что только в Ирландии вы можете быть счастливы.
Корнелия удивленно вскинула на него глаза. Она не ожидала, что он поймет, как она несчастна и как скучает по родному дому.
— Когда-нибудь я вернусь обратно, — вырвалось у нее прежде, чем она успела подумать.
— Надеюсь, мы сможем уговорить вас передумать относительно этого, — без улыбки отозвался герцог.
— Сомневаюсь.
Герцог нахмурился, словно был недоволен ее упорством, а потом, будто вдруг что-то решил для себя, сказал:
— Могу я завтра нанести вам визит?
— Наверное, — с удивлением ответила Корнелия. — Но не лучше ли спросить тетю Лили? Я совершенно не знаю, какие у нее планы.
— Думаю, будет лучше, если вы сообщите ей о моем намерении посетить вас во второй половине дня. Около трех часов.
Он говорил так, будто слова давались ему с трудом. Потом, поскольку Корнелия ничего не ответила, он встал, поклонился и, оставив ее в одиночестве, пересек зал и стал спускаться вниз по лестнице.
Она смотрела ему вслед. Он был совсем не такой, как все, кого она знала, и ей вдруг захотелось побежать за ним, позвать обратно, поговорить с ним сейчас, раз это не получилось у нее за ужином.
Надо же быть такой дурой, размышляла Корнелия, сидеть, словно язык проглотила, когда представлялся случай сказать так много. Теперь, когда к ней вернулась способность думать, она корила себя за бестактность. Зачем она сказала, что Англия ей не нравится? Девчонка, которая еще ничего не сделала, ничего не видела, а туда же, критикует великолепие этой окружающей его жизни.
Корнелия сидела, ругая себя за глупость и одновременно испытывая некое внутреннее возбуждение, какого ранее не знала. Она танцевала с ним, она сидела с ним, с этим мужчиной, которого впервые увидела из окна кареты да так и не смогла забыть.
Гости стали возвращаться с ужина, и Корнелия с облегчением увидела направлявшуюся к ней тетушку. Может, пора ехать домой? Ей хотелось побыть одной, подумать.
— Куда ты дела Дрого? — спросила Лили, как только подошла. Испанский посол во всем великолепии своих регалий сопровождал ее.
— Герцог спустился вниз, — ответила Корнелия.
— Ты очень плохо поступила, ужиная с ним tete-a-tete, — стала выговаривать ей Лили. — Обо мне подумают, что я это позволила. Вам были отведены места за королевским столом, но вы ими пренебрегли. Нам следует быть осторожными, не правда ли, ваше превосходительство? Иначе племянница моего мужа приобретет репутацию легкомысленной девицы.
— Если мисс Бедлингтон сделает что-то не так, то вам стоит лишь попросить за нее, и ее сразу простят, — любезно отозвался посол.
— У вашего превосходительства всегда находятся лестные слова, — улыбнулась Лили.
Больше о герцоге уже не упоминали. Но часом позже, когда они ехали домой, Корнелия вспомнила, что должна была передать.
— Герцог Рочемптон спрашивал, можно ли ему приехать завтра после обеда, — сказала она. — Я ответила, что следует спросить у вас, потому что я не знаю ваших планов, но он ответил, что приедет в три часа.
— Значит, тебе надо быть дома и принять его, — сказала Лили, и Корнелия с удивлением услышала в голосе тетушки что-то похожее на облегчение.
— Что такое? О чем это вы? — спросил лорд Бедлингтон.
Казалось, он дремал в уголке кареты, но сейчас выпрямился и повернулся к жене.
— Я же сказал тебе, что не потерплю Рочемптона у нас в доме, — прорычал он.
— Он приедет к Корнелии, а не ко мне, Джордж.
— С чего бы ему это делать? До сегодняшнего дня он и в глаза ее не видел.
— Я понимаю, дорогой, но мы вряд ли можем ему отказать, если он хочет ее видеть.
— Если ты что-то затеваешь… — начал лорд Бедлингтон, но негодующий возглас жены заставил его замолчать.
— Право же, Джордж, только не при Корнелии! В голосе Лили было столько праведного гнева, что ее муж обмяк в своем углу. Уже лежа в постели, Корнелия задумалась над этим, но ей почему-то не хотелось вспоминать ни о чем, кроме ощущения руки герцога у себя на талии да твердости его ладони, поддерживавшей ее руку.
Засыпая, она думала: хорошо, что она приехала, потому что встретила его, а он — англичанин, важная часть той Англии, которую ей следовало полюбить, как он того хотел.
Корнелия спала, а Лили и Джордж Бедлингтон спорили. Он пришел в спальню к Лили вскоре после того, как она поднялась наверх, и отослал ее горничную, которая очень обрадовалась возможности уйти и лечь спать.
Лили сняла свое изысканное бальное платье и надела белый шелковый пеньюар, отделанный кружевными оборками. В нем она выглядела удивительно молодо, особенно когда распустила свои длинные золотистые волосы.
— В чем дело, Джордж? — раздраженно спросила она. — Я хотела, чтобы Добсон расчесала щеткой мне волосы, а для разговора время уже слишком позднее.
— На моей памяти ты прежде никогда так рано с бала не возвращалась, — возразил ей муж.
— Ну, не могу сказать, что мне понравилось стоять там со всеми этими старухами. — Лили капризно надула губки. Глядя на свое отражение в зеркале, она сказала себе, что выглядит никак не старше двадцати пяти. — Гадко с твоей стороны, Джордж, заставить меня быть дуэньей при твоей племяннице.
— Именно об этом я и хочу с тобой поговорить, — сурово сказал лорд Бедлингтон. — Что за разговоры о визите Рочемптона? Я же запретил ему появляться у нас.
— Право, Джордж, ты непроходимо глуп, — ответствовала Лили. — Ты запретил ему видеться со мной — по совершенно смехотворным и несправедливым причинам. Разумеется, если тебя забавляет быть таким ревнивым, то я никак не смогу тебе помешать, но я ни в коем случае не позволю ставить под угрозу шансы Корнелии из-за каких-то мелочных предрассудков и отвратительных подозрений, для которых нет ни малейших оснований.
— Я не собираюсь снова спорить по этому поводу, — проговорил Джордж Бедлингтон. — Может быть, я и дурак, Лили, но не полный же идиот. Я сказал тебе, что я думаю о тебе и молодом Рочемптоне, вот и все.
— Ладно, Джордж, если ты настроен так думать, то мне больше нечего сказать. Но что касается Корнелии, то это совсем другое дело!
— Что происходит? Корнелия не знает этого молодого наглеца, так зачем ему понадобилось наносить ей визит? Вот что меня интересует.
— Да уж, Джордж, для умного человека ты поразительно туп. Неужели ты не понимаешь, что Корнелия с ее состоянием может выбирать кого захочет среди подходящих молодых людей Лондона?
— Кто так говорит? — спросил Джордж Бедлингтон.
— Я так говорю, — ответила Лили. — И ты знаешь, что я права. Ее состояние никуда не делось, не так ли?
— Разумеется, так, — согласился Джордж Бедлингтон. — Я пока еще не получил всех цифр, но она стоит никак не меньше четверти миллиона.
— А тогда разве ты не видишь, Джордж, — сказала Лили так, словно разговаривала с умственно отсталым ребенком, — что, имея такое состояние, она может выбирать?
— Не хочешь же ты сказать, что Рочемптон охотится за ее деньгами? — возмущенно спросил лорд Бедлингтон.
— А почему бы и нет? — осведомилась Лили. — Ты же знаешь, Эмили всегда жалуется на стесненные обстоятельства. И потом, чем плохо иметь племянницу-герцогиню? Ради всего святого, Джордж, предоставь все это мне и не вмешивайся.
— Ну, не знаю, все это кажется мне чертовски странным, — пробормотал Джордж Бедлингтон и поскреб в седеющих волосах. — Только что Рочемптон волочился за тобой, и вот теперь ты говоришь, что он хочет заполучить в жены мою племянницу. Неужели в целом мире нет других женщин, кроме тех, что принадлежат мне?
— Право же, Джордж, тебе не стоит ломать над этим голову.
С этими словами Лили встала из-за туалетного столика и направилась к мужу. Золотистые волосы струились у нее по плечам, а роскошные формы просвечивали сквозь тонкую ткань пеньюара.
— Не сердись и не упрямься, Джордж, — протянула она притворно-ласковым голосом и похлопала его по щеке только ей одной свойственным жестом. — А теперь мне пора в постель; я смертельно устала, а завтра вечером — бал и прием во французском посольстве.
Джордж Бедлингтон немного постоял в нерешительности, глядя на большую двуспальную кровать, занимавшую альков в дальнем конце комнаты. Лампы под розовыми абажурами по обеим сторонам кровати освещали отделанную кружевом подушку Лили с вышитой монограммой.
Словно ощутив его колебание, Лили обернулась. Она уже успела развязать пояс своего белого пеньюара, но теперь снова затянула его на себе.
— Я устала, Джордж, — жалобно проговорила она.
— Что ж, ладно. Спокойной ночи, моя дорогая. Джордж вышел из спальни и закрыл за собой дверь. Когда он ушел, Лили осталась стоять на месте, все еще стягивая на себе пеньюар. Потом дала ему медленно соскользнуть с плеч и упасть на пол. Негромко вскрикнув, она бросилась ничком на кровать и зарылась лицом в подушку с монограммой.
Самообладание, с которым она держалась весь вечер, покинуло ее, и она, не в силах превозмочь терзавшую ее мучительную боль, со стоном все повторяла:
— Дрого! Дрого! Дрого!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дезире — значит желание - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Дезире — значит желание - Картленд Барбара



Это один из не очень удачных переводов романа "Желание сердца".Другое название - "Уроки куртизанки", но прочитать стоит именно "Желание сердца".
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСтроптивая
20.07.2011, 8.19





Но даже в такой интерпретации мне понравилось.Хотя показалось,что как то оборвано!
Дезире — значит желание - Картленд БарбараНатуся
6.04.2012, 1.50





Прекрасно!
Дезире — значит желание - Картленд БарбараНатали
23.07.2012, 20.51





очень поучительная книга.с мужчинами можноизредка так поступать.очень хорошая книга.мне понравилась дезире с каким напором взялась за мужа.
Дезире — значит желание - Картленд Барбарагаяне из армении
31.07.2012, 16.39





Автор приятно удивил, читала и не верила, что это Картленд: никаких нереальных ситуаций, красивые чувства, интересные ситуации, к тому же отслежевается взросление главной героини и герцога, что довольно редко встречается в её произведениях.
Дезире — значит желание - Картленд БарбараItis
12.07.2013, 21.20





Слащаво-приторно, впрочем, у Картленд так всегда, а этот роман, наверно, один из лучших у нее. Конец скомкан, влюбленность героя в очередное смазливое личико ничем не отличается от его предыдущих увлечений, неубедительно выглядит и его готовность отказаться от титула. Героиня гораздо младше его по возрасту (что весьма характерно для автора), но не настолько инфантильна и готова бороться за свою любовь, хотя сама она явно влюблена тоже только в красивое лицо, а не в человека. Героя-то можно лишь презирать за его черствость и жестокость. За что Картленд называют "королевой романа" - не понимаю. И до нее и после встречались писательницы повыше уровнем и качеством, разве что они не отличались такой "плодовитостью", как Барбара: 6/10.
Дезире — значит желание - Картленд Барбараязвочка
14.07.2013, 17.59





Чудно провела вечер за чтением сказки после трудового дня.
Дезире — значит желание - Картленд Барбаралилия
28.11.2013, 23.04





Обычный романчик...и как то все оборвано в конце(
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСонная муха
23.05.2014, 22.31





Чудесный роман, и ,вообще люблю почти все у Б.Картленд
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСофи
1.07.2014, 21.30





Скучновато, мало страсти, но читается легко.6/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСвета
15.06.2015, 2.09





Скучновато, мало страсти, но читается легко.6/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСвета
15.06.2015, 2.09





оценка 1! Глупый роман для наивных дур. картлендские романы это трёхгрошовые произведения. ггерой типичный бабник,который искренне клянётся в любви очередной смазливой тётке. пффф
Дезире — значит желание - Картленд БарбараМэйса
25.06.2015, 21.14





оценка 1! Глупый роман для наивных дур. картлендские романы это трёхгрошовые произведения. ггерой типичный бабник,который искренне клянётся в любви очередной смазливой тётке. пффф
Дезире — значит желание - Картленд БарбараМэйса
25.06.2015, 21.14





Приятная сказка. Конец, к сожалению, оборван. 8/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараВикки
21.08.2015, 13.24





красивый любовный роман!
Дезире — значит желание - Картленд Барбаратамара
4.01.2016, 15.43





Так себе,от романов картленд особых страстей и не ждешь,нудная писанина
Дезире — значит желание - Картленд Барбараелена
15.05.2016, 13.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100