Читать онлайн Дезире — значит желание, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дезире — значит желание - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 99)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дезире — значит желание - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дезире — значит желание - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Дезире — значит желание

Читать онлайн

Аннотация

Лорд Джордж Бедлингтон привозит в Лондон свою осиротевшую племянницу Корнелию. А у его жены, оказывается, уже есть планы в отношении юной провинциалки. Она собирается выдать ее замуж за своего любовника, чтобы тот всегда мог находиться рядом с ней на родственных правах, не вызывая гнева мужа…


Следующая страница

Глава 1

Дрого! Слава богу, ты пришел! Леди Бедлингтон заговорила лишь после того, как дворецкий закрыл дверь, и она удостоверилась, что никто не мог ее услышать. Однако напряженная взволнованность интонации звучала настолько отчетливо, что мужчина, смотревший на нее с другого конца комнаты, сразу перестал улыбаться.
Пожалуй, это был один из тех немногих случаев, когда Лили Бедлингтон не думала о том, как выглядит, и тем не менее выглядела прекраснее, чем когда-либо. Страдание придало ее лицу почти неземную красоту, а ее голубые глаза, нередко казавшиеся отсутствующими, теперь потемнели от обуревавших ее чувств.
— Что случилось? — В голосе герцога Рочемптона прозвучало беспокойство.
— О, Дрого! Дрого! — воскликнула она. — Я знала, что ты придешь, как только получишь мою записку.
Он взял ее руки в свои и поднес к губам. Она в это время смотрела на его лицо с четкими, аристократическими чертами, глубоко посаженными серыми глазами под прямыми бровями, квадратным подбородком и твердо очерченным, упрямым ртом. Это было красивое лицо, при взгляде на которое сердца многих женщин начинали биться быстрее, лицо, которое завлекло и пленило Лили Бедлингтон, никогда не думавшей, что такое удастся какому-либо мужчине вообще.
Его губы были теплы и настойчивы. Он повернул ее руки другой стороной и стал покрывать нежные ладони долгими и страстными поцелуями. Лили Бедлингтон почувствовала, что дрожит. Никогда в жизни ей не приходилось испытывать такого экстаза, такого буйства любви, каким одарил ее этот молодой человек на десять лет моложе ее.
Лили считалась признанной красавицей чуть ли не с детства. В ее жизни никогда не было такого периода, когда встречавшиеся ей мужчины, все до одного, не добивались бы ее, не льстили бы ей, не восхищались бы ею и не поклонялись бы ей. Ее красота оставалась непревзойденной, и все же ей иногда казалось, что эта красота спала и ждала поцелуя прекрасного принца, чтобы пробудиться и достигнуть вершины совершенства.
А потом в нее влюбился Дрого! Она знала его почти с самого рождения, потому что их матери дружили. Он всегда был симпатичным мальчиком, но она не думала о нем как о мужчине, пока он не вернулся полгода назад из кругосветного путешествия и они не встретились как бы впервые. Тогда Лили и узнала, что такое настоящая любовь.
Она отняла у Дрого одну руку и прижала ладонь к его щеке. Другая рука осталась у него, и он стал целовать ее запястье и ведущие к нему голубые жилки, все выше отодвигая шифоновые оборки рукава, пока не добрался до сгиба руки. Его глаза встретились с глазами Лили, и в этом взгляде было хорошо знакомое ей дерзкое приглашение.
— Не смотри на меня так, Дрого! — приказала она. — Ты не понимаешь…
Стоя к нему спиной, она вытащила из-за пояса малюсенький кружевной платочек и промокнула им уголки глаз.
— Дорогая, расскажи мне, в чем дело, — попросил Дрого.
Он смотрел на нее, и солнечный свет, падавший из окна, которое выходило в Гайд-парк, золотил ее склоненную головку, бросая блики на искусно уложенные завитки. Когда она распускала волосы, они ниспадали почти до колен, и герцог вспомнил, как часто он зарывался лицом в их ароматный шелк.
Не может быть женщины прекраснее, чем она, подумал он, глядя на Лили. Белая, чуть тронутая румянцем кожа, золотые волосы, голубые глаза — классические английские черты. В прекрасных, плавных линиях ее тела тоже присутствовало нечто исконно английское. Она очень гордилась своей тонкой талией; каждое ее движение, каждый жест были преисполнены не только красоты, но также грации и достоинства.
— Что тебя беспокоит? — нетерпеливо спросил герцог.
Лили повернулась к нему лицом.
— Джордж все узнал! — прошептала она. Когда она произносила эти фатальные слова, ее губы задрожали, и две крупных слезы скатились у нее по щекам.
При виде этого герцог не смог сохранить самообладания. Он в два шага оказался рядом с ней и заключил ее в объятия. На несколько мгновений они тесно прильнули друг к другу, и его сила и решительность несказанно успокоили и ободрили ее.
— Не плачь, дорогая, я этого не вынесу, — пробормотал он, но, когда он хотел поцеловать ее, она его оттолкнула.
— Нет-нет, Дрого! Тебе придется меня выслушать. Это серьезно, разве ты не понимаешь? Джордж ужасно разозлился. Впредь он запретил нам видеться.
— Но это нелепо… абсурдно! — воскликнул герцог.
— Да, я знаю. Я спорила с ним… я просила его. Что я только не говорила — все напрасно. Кто-то видел нас в Кью-Гарденз на прошлой неделе. Джорджу передали, и он вспомнил, что, когда спрашивал меня, где я была в тот день, я сказала, что была у портнихи. Мне кажется, он какое-то время следил за нами, и его подозрения подтвердились. Дрого, что же нам делать?
В ответ герцог обнял ее за плечи.
— Уедем со мной, — сказал он. — Мы можем уехать за границу. Джордж даст тебе развод, и мы поженимся.
— Ты сошел с ума? Как я перенесу этот скандал, этот ужас, когда от меня отвернутся друзья, когда я не смогу бывать при дворе? О нет, Дрого, ты ведь знаешь, это невозможно.
— Но я не могу отказаться от тебя — и не хочу!
В голосе герцога прозвучала нота отчаяния, и Лили Веллингтон, несмотря на то что была очень расстроена, почувствовала нечто похожее на удовлетворение. Да, он любит ее, любит так же сильно, как она его, — если не сильнее, — этот красивый, элегантный молодой человек, завидный жених, которого домогаются для своих дочерей все честолюбивые матери Лондона. Они все пытались заполучить его, но он принадлежит ей, он связан с ней любовью более сильной и страстной, чем эти старые ведьмы могут вообразить в самых необузданных своих фантазиях.
— Мы были так счастливы, — простонала Лили.
— Как я могу потерять тебя теперь? — вопросил герцог.
Она высвободилась из его объятий и подошла к камину.
— Ничего не поделаешь, — проговорила она голосом, в котором звучало отчаяние. — Ничего! После разговора с Джорджем я пролежала без сна всю ночь, пытаясь найти какой-нибудь выход, но все напрасно.
— Уедем со мной!
Эти слова были сказаны настойчиво и резко, но герцог понимал: Лили не из того материала, из которого делаются героини. Она не сможет вынести отлучения от общества. И он, и она знали, что то общество, к которому они оба принадлежат, всегда простит оступившегося мужчину, но никогда — оступившуюся женщину. Даже когда она станет его герцогиней, перед ней все равно будут закрываться двери, от нее будут отворачиваться лица, а голоса будут о ней злословить. Это станет непереносимой пыткой для той, которая всю жизнь принадлежала к самому избранному кругу.
Возможно, герцог сейчас впервые понял, что любовь для Лили определенно занимает второе место после популярности при дворе и не выстоит под ледяным ветром неодобрения со стороны общества.
На мгновение он испытал горькое разочарование, вызвавшее в нем гнев и возмущение. Всю жизнь его баловали, он привык получать все, что хотел, а в этот момент он больше всего на свете хотел Лили. Его губы сложились в жесткую, упрямую линию, которую все, кто его знал, сочли бы знаком воинственной решимости.
— Я не откажусь от тебя!
Лили поднесла пальцы к вискам.
— Джордж непреклонен, — сказала она. — Сначала он говорил, что отправит меня в деревню, но потом решил, что я хорошо подхожу на роль компаньонки для его племянницы. Да, я буду наказана за наше счастье. Джордж об этом позаботится. — Она всплеснула руками в неожиданном театральном жесте и с горечью воскликнула: — Подумать только — дуэнья в тридцать четыре года!
Лили было тридцать восемь, и оба знали это, но момент для спора был неподходящий.
— Я не знал, что у Джорджа есть племянница, — заметил герцог.
— Я знала, но мне никогда не приходило в голову, что она может приехать, — ответила Лили. — Она дочь Берти. Ты помнишь Берти, младшего брата Джорджа? Хотя можешь и не помнить, ты слишком молод. Это был безответственный человек, обладавший, однако, немалым шармом. Он был заядлым картежником, которого никто не мог образумить. Джордж без конца расплачивался за карточные долги Берти, пока того в конце концов не отправили в Ирландию разводить лошадей, и все мы вздохнули с облегчением.
Он женился на Эдит Уайтингтон-Блайт, дочери маркиза Лангхольма. Ее семья была в ярости, но она сбежала с ним, и им пришлось с этим смириться. После их отъезда из Англии я никого из них никогда больше не видела. Примерно два года назад они оба погибли в результате несчастного случая — перевернулась их карета. Джордж ездил на похороны. Он сказал тогда, что там остался ребенок, девочка, и устроил так, чтобы она и дальше жила с кузиной Эдит, которая была у них в доме кем-то вроде экономки.
— А теперь, полагаю, эта кузина умерла, — заключил герцог.
Он лишь из вежливости слушал то, что говорила Лили. Ему казалось более важным наблюдать за ее лицом, жестами, движениями головы. Скоро все это у него отнимут, он сможет видеть ее только на расстоянии — в ее ложе в опере, поднимающейся по лестнице в Лондондерри-Хаус, приседающей в реверансе на приеме в Букингемском дворце. Она будет держаться с отчужденным достоинством, стараясь казаться такой же прохладной и бесстрастной, как цветок, имя которого носила. Но он-то знает, как пробудить в ней страсть под стать его собственной — такую же огненную и бурную. И вот теперь между ними стоял Джордж Бедлингтон.
— Да, кузина умерла, — продолжала Лили. — И что ты думаешь? Оказалось, что эта девушка унаследовала состояние — огромное, невероятное состояние. Никто не знал, что у нее в Америке есть крестная мать, подруга Эдит. Когда девочка родилась, эта американка купила на ее имя несколько нефтяных акций, а потом совершенно о них забыла. Это были акции одного из месторождений, которые эксплуатировались… — ну, или как это там называется? — в последние годы, и американские адвокаты сообщили девушке, что она теперь невообразимо богата.
— Святые небеса! Какая невероятная история!
Потрясающе, правда? — воскликнула Лили. — Конечно, Джорджа могли бы поставить об этом в известность еще год назад, но старая кузина болела, ей было не до того, и все обнаружилось лишь после ее смерти. Джордж устроил дело так, чтобы девушка приехала в Англию, а мне предстоит составлять ей компанию на остаток сезона.
Глаза герцога внезапно вспыхнули, в голосе послышалось облегчение.
— Ты будешь в Лондоне — мы сможем видеться, мы должны!..
— Бесполезно, Дрого. Сегодняшняя наша встреча последняя. Джордж разрешил мне увидеться с тобой один раз, чтобы сообщить тебе его решение, и затем проститься навсегда. Конечно, скандала он не хочет. Он согласился, чтобы мы продолжали встречаться в других домах и чтобы тебя приглашали к нам на официальные приемы, но если он услышит, что мы встречались наедине или тайно, то будет настаивать на моем отъезде в деревню. Я этого не вынесу! Я ненавижу деревню. Ты знаешь, какая это скука для меня. Сидеть в Бедлингтон-Касл из года в год и видеть только отвратительных местных помещиков, охотящихся на лис, — это сведет меня с ума.
— Но я не могу вот так от тебя отказаться!
— Придется. Другого выхода нет, — ответила Лили. — Мы будем видеть друг друга в толпе других людей. Ты будешь танцевать с девицами, впервые выехавшими в свет, а я буду сидеть на возвышении — в роли дуэньи! О, Дрого!
С этим криком безысходного отчаяния Лили протянула к нему руки. Несколько минут они цеплялись друг за друга, словно заблудившиеся в темноте дети. Потом она подставила ему губы, и его руки сжали ее сильнее. Его поцелуй стал более настойчивым, более властным, и через мгновение Лили обвила его шею руками.
— Я люблю тебя! Боже, как я тебя люблю! — Произнося эти слова охрипшим голосом, герцог смотрел ей в лицо.
Ее губы слегка приоткрылись, дыхание участилось. Глаза были полузакрыты, и темные ресницы осеняли ее щеки, окрасившиеся слабым румянцем.
— Я не отдам тебя, не отдам! — воскликнул он. — Я увезу тебя с собой, прямо сейчас!
Лили, склонившая золотистую головку ему на плечо, на мгновение позволила себе поверить, что такое возможно. Она думала о красоте его атлетически сложенного тела, о его протянутых к ней руках, о его губах, жадно ищущих ее рот.
Она думала о тех днях, когда они были вместе: конец недели, чей-нибудь загородный дом, тайные встречи в Лондоне, в Кью-Гарденз, в Британском музее. И когда Джордж бывал в отъезде! Лили взволнованно задышала, вспоминая, как они крались вверх по лестнице в темноте спящего дома, какой ужас охватывал ее при внезапном скрипе половицы или двери! А потом были обнимающие ее руки Дрого и безумный, всепоглощающий экстаз, когда она уступала его непреодолимой силе!
Она уедет с ним, они будут вместе навсегда! Потом перед ее внутренним взором возникала другая картина: они скитаются по свету, не зная покоя, избегая людей, боясь новых знакомств, преследуемые своим скандальным прошлым, — и весь ее восторг смыло, словно холодным душем.
Лили тяжело вздохнула и высвободилась из объятий герцога. Взглянув на себя в зеркало в золотой раме, висевшее над каминной полкой, она негромко вскрикнула, придя в ужас от беспорядка, в котором оказалась ее изысканная прическа.
Она подняла руки к волосам, чтобы поправить и подколоть на место выбившиеся локоны, заметив, что это движение подчеркнуло изящные линии ее груди, ее тонкую талию и плавные изгибы бедер.
Она любит Дрого, думала она, любит его всем сердцем, любит сильнее, чем любила кого бы то ни было до него, но не настолько, чтобы ютиться по углам и знать, что все говорят о ней, но не восхищаясь ею, а шепотом, порицая за неприличное поведение.
Вдруг, когда она поправляла очередной локон, ей пришла в голову одна мысль, заставившая ее резко обернуться к герцогу, который стоял у нее за спиной с безутешным видом.
— Дрого, я что-то придумала!
— Что?
Односложный вопрос прозвучал почти безразлично. Герцог начал понимать: Лили для него потеряна, что бы он ни сказал или ни сделал.
— Я придумала, как устроить, чтобы мы могли видеться и быть вместе при более удобных обстоятельствах, чем прежде.
— И как же это?
В голосе Дрого слышалась безнадежность. Он уже понял, что Лили не уедет с ним, как бы он ее ни умолял: светская жизнь для нее важнее, чем любовь к нему. Это ранило его самолюбие, хотя в глубине души он и не ожидал от нее иного решения.
— Не понимаю, как я раньше об этом не подумала! — воскликнула Лили голосом, который вдруг прозвучал беззаботно и весело. — Это явно решает все для нас обоих. Ты должен жениться на этой девушке!
— Жениться? На ком?
— На племяннице Джорджа, разумеется. На девушке, которая приезжает сегодня!
— Ты сошла с ума!
Дрого, не будь таким глупым! Она же миллионерша! Только подумай! Тебе так нужны деньги, чтобы привести в порядок «Котильон». Ты все время жалуешься, что тебе не по карману содержать поместье так, как это делал твой дед. И теперь у тебя есть такой шанс. К тому же если ты женишься на ней сразу же, то мне не придется всюду сопровождать ее, сидеть в обществе престарелых дам или делать все эти отвратительные вещи, которые заставит меня делать Джордж, потому что злится на меня.
— Это безумная идея. Ты, наверное, шутишь! — с горячностью возразил герцог.
— Милый Дрого, будь разумен, ведь это решит все проблемы. Тебе все равно придется когда-то жениться. Только на прошлой неделе твоя мать говорила об этом и упоминала, что этого все от тебя ждут. Ты должен произвести на свет наследника, а через год тебе уже исполнится двадцать девять. Тебе действительно пора жениться.
— К черту женитьбу, если я не могу жениться на тебе!
— Я знаю, милый. Я тоже больше всего на свете хотела бы быть твоей женой. Но Джордж здоров, как лошадь, и легко может прожить до восьмидесяти лет. Это у Бедлингтонов фамильная черта. От них не избавиться. Но если ты не можешь жениться на мне, то почему бы тебе не сделать то, что лишь немногим уступает этому? Женись на племяннице Джорджа, и тогда ты сможешь приходить сюда, когда пожелаешь, и Джордж ничего не сможет сказать.
— Я не собираюсь жениться ни на племяннице Джорджа, ни на ком другом, — решительно заявил герцог.
Лили слабо вскрикнула, упала на диван и закрыла лицо руками.
— Значит, ты хочешь, чтобы мы расстались? Как ты можешь быть таким жестоким и таким злым после всего, что между нами было! Я люблю тебя, Дрого.
— И я тебя люблю, ты это знаешь. — Нагнувшись над ней, он с неожиданной силой схватил ее за запястья, что заставило Лили откинуться на подушки, сделало мягкой и податливой. — Черт возьми, ты сводишь меня с ума!
— Не ругайся, милый. Если ты проявишь благоразумие, мы будем спасены!
— Я уже сказал тебе, что не собираюсь жениться на какой-то там глупой девице, которую никогда не видел.
Однако сказанные им слова прозвучали как-то неубедительно. Он смотрел на запрокинутое лицо Лили, на ее губы, нежные и соблазнительные, на ее глаза под полуопущенными веками и понимал: если он сейчас поцелует ее, то почувствует, как в них обоих растет бурный экстаз, который соединит их в содроганиях огненной, испепеляющей страсти, и тогда окружающий мир перестанет для них существовать.
— Я не сделаю этого.
— Значит, ты скажешь мне «прощай»?
Дрого знал, что другого выхода нет. Джордж, хотя и был человеком терпимым в некоторых вещах, не допускал никакой слабости там, где дело касалось фамильной чести. Он научился не ревновать Лили как женщину, но был чрезвычайно чувствителен в отношении своего имени и положения.
Глупо было предполагать, что им удастся сохранить в тайне эту безумную, безрассудную страсть. Оба они слишком хорошо известны и слишком, если на то пошло, красивы, чтобы остаться незамеченными.
— Милый, я не могу потерять тебя, — еле слышно прошептала Лили, но Дрого ее услышал.
Он колебался только одно мгновение. При виде ее губ, приоткрытых и дрожащих, выдержка покинула его. Он склонился над ней и впился в ее губы. Она уступила его натиску, и он почувствовал, будто жгучий огонь пронзил его тело, и по тому, как вздрогнула Лили, понял, что и она почувствовала то же самое.
Это был экстаз, неописуемое наслаждение, и расплачиваться ему придется своей свободой, но сейчас это почему-то не имело для него никакого значения…
* * *
Когда герцог уехал, Лили быстро поднялась к себе в спальню — надо было привести в порядок волосы, пока не вернулся Джордж со своей племянницей. Рассматривая себя в зеркале, висевшем над ее туалетным столиком, она с тревогой отметила, что бессонная ночь оставила темные круги под глазами, а фейерверк эмоций, который она испытала днем, определенно нанес урон ее красоте.
Как бы то ни было, думала она с радостью, ей удалось добиться своего, а сейчас только это и имело значение. Будут и другие преимущества: если герцог женится на племяннице Джорджа, то они окажутся еще теснее связанными с тем изысканным социальным кругом, где Эмили Рочемптон, вне всякого сомнения, задавала тон.
Лили прекрасно знала, что в этом обществе было лишь одно правило, единственная заповедь, которой все следовали: «Не дай себя застукать». Некоторые старомодные леди косо поглядывали на тех, кто принадлежал к этому кругу, но Эмили Рочемптон была слишком важной и могущественной персоной, чтобы обращать внимание на всякие мелочи. Кроме того, все знали, что недавно вступивший на престол король Эдуард VII частенько гостил в «Котильоне», и этого было достаточно, чтобы заставить замолчать почти все враждебные голоса.
Разумеется, оставалась опасность того, что Эмили Рочемптон не даст согласия на брак сына с не известной никому девицей сомнительного, мягко говоря, воспитания. Однако, трезво рассудила Лили, деньгам она будет рада. Людям ее круга всегда не хватало денег, и, хотя Дрого был, несомненно, богат, их «Котильон», этот ненасытный монстр, мог легко съесть любое состояние, даже самое огромное. Так что, возможно, Эмили Рочемптон обрадуется богатой невестке.
Джордж никогда не преувеличивал, и поэтому когда он сказал, что его племянница стоит миллион добрых американских долларов, то, без сомнения, говорил чистую правду. Кроме того, от Лили не ускользнула и нотка благоговения у него в голосе — она без труда сообразила, что известие об этом неожиданном богатстве несколько отвлекло внимание Джорджа от ее собственных проступков, поэтому он был с ней не так суров, как мог бы быть, если бы ничто другое не занимало в тот момент его мысли.
Может быть, философски думала Лили, все устроится как нельзя лучше. Ведь Дрого так или иначе должен будет когда-то жениться — хотя бы для того, чтобы было кому унаследовать герцогский титул, — а ей было бы крайне неприятно видеть, как он женится на одной из тех молодых девиц, которых ему подсовывали каждый сезон. Какой это был бы куш для честолюбивой мамаши, уж не говоря о том, что саму Лили выбор Дрого заставил бы с ума сойти от ревности.
Все же она надеялась, что племянница Джорджа окажется не слишком привлекательной. И так будет нелегко уступить Дрого какой-то жене, какова бы она ни была, но уж совсем невыносимо, если та окажется хорошенькой.
Нет, невозможно, чтобы кто-то мог сравниться с нею красотой, самодовольно подумала Лили. В тридцать восемь лет она продолжала оставаться самой прекрасной женщиной в лондонском обществе. Более того, многие считали ее самой красивой женщиной во всей Англии, и ее фотография в витрине магазина собирала такую же толпу, как фотографии профессиональных красавиц.
Лили вздохнула.
Какая из них получилась бы идеальная пара! Если бы только она встретила его, когда ей было восемнадцать, подумала она. Потом вспомнила, что ему в то время было восемь лет и он играл в солдатики на полу детской в «Котильоне», пока она внизу развлекалась в кругу гостей Эмили, в привычной для ее приемов фривольной атмосфере.
Лили почувствовала укол тревоги, как бывало всегда, когда она думала о своем истинном возрасте. Тридцать восемь! Через два года ей будет уже сорок. Она вздрогнула от внезапного ощущения холода, потом с вызовом вскинула свою золотистую головку.
Она пока еще не состарилась и способна сводить мужчин с ума. Ради нее Дрого готов жениться на девушке, которую раньше в глаза не видел. А значит, ей не придется сидеть на возвышении в обществе вдов. Она будет танцевать, кружиться с Дрого в вальсе и слушать, как он шепчет ей милые, смешные, чудесные пустячки.
Лили услышала, как внизу прозвенел колокольчик и открылась дверь. Должно быть, вернулся Джордж. Она бросила последний взгляд на свое отражение и повернулась к двери.
Слуги вносили багаж. Дверь в библиотеку стояла открытой. Лили знала, что Джордж будет ждать ее там, а с ним и его племянница. Она пересекла мраморный холл и вошла в библиотеку. Джордж стоял спиной к камину, а рядом с ним стояла девушка.
В первое мгновение Лили увидела лишь старомодный серый дорожный плащ и безобразную зеленую фетровую шляпку, украшенную потрепанным пером, но, когда Джордж заговорил, девушка повернулась к двери, и Лили увидела ее лицо.
Она засмеялась коротким, тихим смешком облегчения, но одновременно и удивления, потому что на девушке были темные очки, а о ее привлекательности и речи не могло идти.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дезире — значит желание - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Дезире — значит желание - Картленд Барбара



Это один из не очень удачных переводов романа "Желание сердца".Другое название - "Уроки куртизанки", но прочитать стоит именно "Желание сердца".
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСтроптивая
20.07.2011, 8.19





Но даже в такой интерпретации мне понравилось.Хотя показалось,что как то оборвано!
Дезире — значит желание - Картленд БарбараНатуся
6.04.2012, 1.50





Прекрасно!
Дезире — значит желание - Картленд БарбараНатали
23.07.2012, 20.51





очень поучительная книга.с мужчинами можноизредка так поступать.очень хорошая книга.мне понравилась дезире с каким напором взялась за мужа.
Дезире — значит желание - Картленд Барбарагаяне из армении
31.07.2012, 16.39





Автор приятно удивил, читала и не верила, что это Картленд: никаких нереальных ситуаций, красивые чувства, интересные ситуации, к тому же отслежевается взросление главной героини и герцога, что довольно редко встречается в её произведениях.
Дезире — значит желание - Картленд БарбараItis
12.07.2013, 21.20





Слащаво-приторно, впрочем, у Картленд так всегда, а этот роман, наверно, один из лучших у нее. Конец скомкан, влюбленность героя в очередное смазливое личико ничем не отличается от его предыдущих увлечений, неубедительно выглядит и его готовность отказаться от титула. Героиня гораздо младше его по возрасту (что весьма характерно для автора), но не настолько инфантильна и готова бороться за свою любовь, хотя сама она явно влюблена тоже только в красивое лицо, а не в человека. Героя-то можно лишь презирать за его черствость и жестокость. За что Картленд называют "королевой романа" - не понимаю. И до нее и после встречались писательницы повыше уровнем и качеством, разве что они не отличались такой "плодовитостью", как Барбара: 6/10.
Дезире — значит желание - Картленд Барбараязвочка
14.07.2013, 17.59





Чудно провела вечер за чтением сказки после трудового дня.
Дезире — значит желание - Картленд Барбаралилия
28.11.2013, 23.04





Обычный романчик...и как то все оборвано в конце(
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСонная муха
23.05.2014, 22.31





Чудесный роман, и ,вообще люблю почти все у Б.Картленд
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСофи
1.07.2014, 21.30





Скучновато, мало страсти, но читается легко.6/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСвета
15.06.2015, 2.09





Скучновато, мало страсти, но читается легко.6/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараСвета
15.06.2015, 2.09





оценка 1! Глупый роман для наивных дур. картлендские романы это трёхгрошовые произведения. ггерой типичный бабник,который искренне клянётся в любви очередной смазливой тётке. пффф
Дезире — значит желание - Картленд БарбараМэйса
25.06.2015, 21.14





оценка 1! Глупый роман для наивных дур. картлендские романы это трёхгрошовые произведения. ггерой типичный бабник,который искренне клянётся в любви очередной смазливой тётке. пффф
Дезире — значит желание - Картленд БарбараМэйса
25.06.2015, 21.14





Приятная сказка. Конец, к сожалению, оборван. 8/10
Дезире — значит желание - Картленд БарбараВикки
21.08.2015, 13.24





красивый любовный роман!
Дезире — значит желание - Картленд Барбаратамара
4.01.2016, 15.43





Так себе,от романов картленд особых страстей и не ждешь,нудная писанина
Дезире — значит желание - Картленд Барбараелена
15.05.2016, 13.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100