Читать онлайн Деньги, магия и свадьба, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Деньги, магия и свадьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Олетта вошла в спальню и закрыла за собой дверь.
Вечер был великолепным, самым лучшим из всех, что у нее были. Когда герцог предложил ей пообедать в его обществе и в обществе капитана Горинга, Олетта почувствовала неудержимую радость при мысли, что нужна ему. В то же время она понимала, что если бы ее признали равной, то не пригласили бы на обед без дуэньи. Однако Олетта сказала себе, что, начав хитрить, нечего жаловаться, если герцог уверен, что она может одна оставаться в незнакомом доме, не поинтересовавшись даже, есть ли здесь взрослая женщина, которая о ней позаботится.
В результате Олетта отбросила все ненужные мысли и целиком отдалась предвкушению ужина с герцогом, понимая, что, как и любой запретный плод, он сулит ей только удовольствие.
Трудно было лишь подобрать платье. Все наряды Олетты были довольно скромными, так как она еще не выезжала в свет, но вместе с тем и весьма дорогими; простота их заключалась не в покрое, а в менее богатой, чем принято, отделке. Впрочем, длинная юбка, зауженная талия, облегающий лиф и наброшенный на плечи тюлевый шарф очень ей шли. Обнаженные плечи подчеркивали белизну ее кожи, а высокая шея делала Олетту столь грациозной, что рядом с ней любая женщина показалась бы неуклюжей.
Наконец Олетта остановила свой выбор на платье, которое больше всего нравилось ее отцу: белом с нежно-голубыми оборками. Ленту того же цвета она завязала на тяжелом шиньоне, который тщательно заколола. Теперь Олетта выглядела невинной и юной, но в то же время в ней появился шик, обычно несвойственный девушкам ее возраста.
Спускаясь по лестнице, Олетта думала о том, что с общепринятой точки зрения совершает нечто непозволительное. Она ощущала себя актрисой, и занавес уже поднимался перед вторым актом. Она не осмеливалась представить, чем закончится представление, но чувствовала себя так, словно за плечами у нее раскрываются крылья, а вместо глаз начинают сиять звезды.
«Если мне придется понести наказание за это, я не стану жаловаться!» — сказала она самой себе.
Герцог в одиночестве сидел в Голубой комнате, где, как сказал Олетте дворецкий, он хотел бы встретиться с ней перед ужином. У нее мелькнула мысль, не выбрал ли он именно эту комнату оттого, что голубые обои на стенах и голубые занавеси превосходно оттеняли бы золото ее волос.
Она одернула себя, решив что преувеличивает свою значимость. Герцог был добр к ней лишь постольку поскольку хотел получить книгу, которая могла бы повлиять на его будущность, и, значит, в его приглашении не было ничего более глубокого или более личного. Так говорил Олетте разум, но сердце ее как-то странно билось, доказывая обратное.
Олетта шла по изысканному ковру, и ее золотые волосы поблескивали в свете свечей. От служанки она узнала, что по вечерам герцог больше любил зажигать свечи, чем электричество, на которое его отец потратил уйму денег.
— Свечи! — воскликнула Олетта. — Женщине они подходят лучше любого освещения!
— А вам-то особенно, мисс, с вашими-то волосами, — заметила служанка. — В этом своем платье вы словно сказочная принцесса!
В ответ Олетта радостно улыбнулась. Спускаясь в Голубую комнату, она пыталась понять, не считает ли ее герцог просто наемной служащей, которую нужно поощрять, чтобы лучше трудилась.
Герцог не отрываясь смотрел на Олетту, пока она спускалась по лестнице, и она это заметила. Остановившись в нескольких шагах от него и взглянув ему в лицо, Олетта замерла.
Комната словно исчезла, и они с герцогом остались одни: два человека, таинственным и необъяснимым образом дотянувшиеся друг до друга сквозь пространство и время.
Казалось, герцог тоже не может найти слов. Он стоял, глядя на Олетту, и темно-серые глаза его на загорелом лице проникали ей в самую душу.
И в тот момент, когда они коснулись бесконечности, открылась дверь и вошел Гарри Горинг.
— Я, конечно, не опоздал! — воскликнул он. — Не хотелось бы пропустить бокал шампанского, Сэндор!
— Ну разумеется, — машинально отозвался герцог таким голосом, словно только что вернулся из дальней дали.
При этих словах из дверей появился дворецкий с бутылкой шампанского в ведерке со льдом. За ним шел лакей с хрустальными бокалами на серебряном подносе.
На миг Олетте показалось, что они — три актера, которые безупречно играют свои роли в пьесе.
Небольшую столовую, которую еще Адам велел убрать в бледно-зеленых тонах, освещали два огромных канделябра на столе и еще четыре таких же на угловых столиках. Свет выхватывал из темноты развешанные по стенам фамильные портреты Горингов, но в мягких лучах черты изображенных на них людей казались не надменными или укоряющими, а, наоборот, ласковыми и дружелюбными.
Герцог сел во главе стола в огромное кресло с высокой спинкой, украшенной фамильным гербом. Олетте показалось, что ожил один из портретов, ибо в герцоге соединились прошлое и настоящее. Только будущее оставалось неясным.
Впрочем, в обществе Гарри Горинга трудно было думать о чем-либо важном или вообще оставаться серьезным. Он был весьма остроумен и умело развлекал окружающих. Он рассказывал смешные истории о семье Горингов, об их причудах, и еще смешнее — о своих лондонских знакомых.
Поскольку герцог долгое время жил за границей, эти истории были ему внове, так же как и Олетте. Гарри был прекрасным рассказчиком, люди в его рассказах оживали и становились до того потешными, что слушатели смеялись не переставая.
Только когда обед закончился и слуги вышли из комнаты, Гарри поднял бокал и произнес:
— Думаю, Сэндор, мы должны выпить за нашу очаровательную гостью и пожелать ей успеха в поисках доселе мифических сокровищ.
— Разумеется, — ответил герцог. — Я сам собирался предложить то же самое. — При этом он поднял бокал. — В таких обстоятельствах тост за «мисс Бэрон» будет выглядеть достаточно сухо, но вы до сих пор не сказали мне своего имени.
При этих словах герцог посмотрел на Олетту, и та, захваченная его взглядом и восхищением, отразившимся в нем, ответила не раздумывая:
— Мое имя — Олетта.
Едва сказав это, она с ужасом поняла, что выдала свою тайну, и теперь герцог наверняка вспомнит, у кого такое необычное имя. Но выражение его лица не изменилось, и Олетта с облегчением догадалась, что он не знал имени девушки, которую пригласил погостить вместе со старым другом своего отца.
— Необычное имя, — небрежно заметил герцог, — но очень красивое.
— Такое же красивое, как его обладательница, — игриво добавил Гарри Горинг.
Однако Олетта смотрела только на герцога и думала, что допустила большую промашку, сказав свое настоящее имя.
Ей было так хорошо и весело, что она совсем забыла, что выдает себя за другую девушку, весьма напоминающую героиню тех книг, которые она сегодня разбирала.
— За Олетту! — провозгласил герцог. — Пусть она принесет этому дому богатство и, конечно же, счастье!
— За Олетту! — с чувством воскликнул Гарри, сделав ударение на имени. Он сделал глоток, пытаясь поймать взгляд девушки, но она упорно отводила глаза.
— Благодарю… вас, — немного застенчиво сказала она. — Могу лишь надеяться, что не… не разочарую вас.
После обеда, когда они перешли в гостиную и Гарри вновь принялся за свои рассказы, Олетте вдруг страстно захотелось остаться с герцогом наедине. Но капитан уходить не собирался, и такой возможности не представилось. И все же Олетта безошибочно чувствовала, что герцог желает того же, что и она.
«Это просто воображение, — уныло подумала Олетта, — Если бы он хотел поговорить со мной наедине, то сделал бы это в библиотеке».
Герцог же просто спросил, будет ли она обедать с ними, и, расспросив о находках, ушел, хотя Олетта желала бы, чтобы он остался.
Сейчас она смотрела на герцога, сидящего у другого края каминного коврика, и думала, как интересно было бы, если бы он рассказал ей не только о своем прошлом, но и о будущем. Во время утренней поездки между ними возникла некая доверительность, которой герцог теперь избегал. У Олетты складывалось такое впечатление, что он ее немного побаивается.
Вечер был превосходным, но когда Олетта без особой охоты предположила, что ей пора удалиться, герцог не стал убеждать ее остаться.
«Он нравится мне, — думала Олетта в тишине своей спальни. — Он мне очень нравится».
А в голове ее все время бился вопрос, на который ей не хотелось отвечать.
Она позвонила. Пришла горничная, помогла ей раздеться, вытащила из ее волос шпильки, и тяжелый золотой водопад рассыпался по плечам Олетты.
— Никогда не видела волос такого цвета, мисс, — сказала горничная.
— Говорят, я унаследовала их от шведских предков, — ответила Олетта.
— А, тогда понятно! — воскликнула горничная. — То-то я смотрю, не похожи вы на англичанку, мисс!
Олетта улыбнулась.
Видя себя в зеркале с распущенными волосами, ниспадающими до пояса, она часто воображала себя сиреной, спасаясь от которой Улисс приказал привязать себя к мачте корабля.
«Интересно, а герцогу кажется, что я похожа на сирену? — подумала Олетта, но тут же велела себе не обольщаться. — Он надеется, что я буду ему полезна, и поэтому так обходителен. В отличие от капитана Го-ринга он вовсе не собирается со мной флиртовать».
Капитан же весь вечер был в ударе, но Олетта понимала, что это лишь напускное.
«Он алчный, жадный человек, — сказала себе Олетта. — Если бы он мог надуть герцога с этим Шекспиром, то не упустил бы такой возможности. Но книги ему не видать!»
Она рассмеялась, вспомнив, что ищет это сокровище в чисто личных целях, но все же спросила себя, единственная ли это причина. Допустим, она нашла книгу и отдала герцогу. Какие последствия это сулит для нее самой? Решит ли он не приглашать их с отцом на субботнюю охоту в Гор?
«У меня остался только один день», — с внезапной тревогой подумала Олетта.
Когда горничная вышла, она улеглась в постель, но уснуть не смогла. Она ворочалась с боку на бок, пытаясь представить, что почувствовал бы герцог, найди она Шекспира, и что сказал бы, если бы книга осталась ненайденной, а Олетта с отцом заявились бы к нему в гости.
Главный же вопрос заключался в том, захочет ли она сама, познакомившись с герцогом, принять его приглашение и приехать к нему как богатая наследница, спасительница Гора? Или она скажет «нет» и никогда больше его не увидит? Ответа Олетта не знала сама и только перебирала в голове разные варианты.
Внезапно в ее мысли вторглась еще одна, совсем о другом — словно подсказка каких-то потусторонних сил. За обедом, пока Гарри был занят едой, а не рассказами, Олетта все же успела поговорить с герцогом.
— Эта комната так красива, — заметила она, — а цвет стен прекрасно сочетается с красками ваших фамильных портретов.
— Мне тоже так кажется, — отозвался герцог. — Во всех комнатах этого дома мы сохранили цвета, выбранные Адамом, и результат, по-моему, получился превосходный.
— Я тоже считаю, что цветовая гамма имеет огромное значение, — согласилась Олетта. — Но в библиотеке… Я думаю, там нет украшения лучше, чем расставленные по порядку книжные переплеты.
Герцог с улыбкой кивнул и сказал:
— Я помню, как рассердился отец много лет назад, когда к нам приехал его старый приятель, профессор Оксфордского университета. Он на старости лет увлекся переплетным делом.
— Профессионально? — спросила Олетта.
— Уверяю вас, на работу его не взял бы никто, — отозвался герцог. — Результаты его трудов являли собой прискорбное зрелище; он переплел часть наших книг оранжевой кожей. Представляете? Помню, отец тогда чуть их не повыбрасывал.
Олетта рассмеялась. Гарри тут же вспомнил историю о человеке, который отделал свой дом в светло-зеленых тонах, и при одном взгляде на стены у гостей начиналась морская болезнь. Больше Олетта о рассказе герцога не вспоминала.
Но сейчас ей внезапно пришло в голову, что, поскольку друг старого герцога был ученым, он взялся бы переплетать только те книги, которые ему нравились!
Эта мысль была словно вспышка во тьме. Олетта неожиданно для себя села в постели. Минутой позже она зажгла свет и накинула пеньюар. Она понимала, что не заснет, пока не убедится в правильности своей догадки. До сих пор она просматривала только те книги, которые выглядели древними, а те, чьи переплеты были новее, размещались совсем в другой части библиотеки. Кроме того, Олетта вспомнила, как герцог сказал, что его отец интересовался книгами куда меньше деда. Все правильно. Ученый испытывает свои переплетные таланты на самых дорогих книгах из библиотеки Гора, а ее хозяин, которого интересует не столько содержание, сколько внешний вид книг, убирает их в какой-нибудь дальний угол и благополучно о них забывает.
«Я должна узнать наверняка, должна!» — сказала себе Олетта.
Она застегнула пеньюар — простенький, но очень красивый, из белого шелка, отделанного валансьенскими кружевами, с бархатными лентами и жемчужными пуговицами. В этом наряде и с распущенными волосами Олетта казалась юным ангелом, сошедшим с небес на радость простым смертным.
Впрочем, сейчас Олетта не думала о своей внешности. Она хотела лишь одного: узнать, не подвела ли ее интуиция, или «чутье», как она выражалась, и действительно ли книга, которую она разыскивала, стоит совсем в другом месте.
Олетта открыла дверь спальни. В коридоре горела пара светильников, при свете которых было нетрудно найти дорогу. Спускаясь на первый этаж, она заметила, что в холле тоже зажжены лампы. И только тут она увидела ночного сторожа, сидевшего у главного входа в мягком кожаном кресле.
Вместо того чтобы спуститься по главной лестнице, Олетта прошла еще немного по широкому коридору, в конце которого, как она знала, была еще одна лесенка, ведущая к библиотеке. Сторожа больше не попадались, и, спустившись по лестнице, она направилась в кабинет мистера Хэнзарда, надеясь взять там ключ от библиотеки.
Перед тем как переодеться к обеду, она заходила вернуть ключ и бессознательно заметила, что секретарь положил его не в ящик стола, а в гравированный серебряный ларец.
В кабинете было темно; но Олетта не стала закрывать дверь, и света из коридора ей хватило, чтобы разглядеть поблескивающий серебром ящичек. Она подняла его, открыла, сунула внутрь руку и нащупала ключ. Потом торопливо, спеша подтвердить свою догадку, пошла к библиотеке, открыла дверь и, оказавшись внутри, зажгла несколько ламп.
Вдруг ей пришло в голову, что библиотека огромна и ей понадобятся целые часы, чтобы среди тысяч книг найти несколько штук в переплете из оранжевой кожи. Потом Олетта сообразила, что раз старому герцогу так не нравился их переплет, он наверняка убрал их подальше, скорее всего на верхнюю полку, добраться до которой можно было только через балкон.
На балкон вела маленькая винтовая лестница. Олетта поднялась по ней и огляделась.
До сих пор у нее не нашлось времени осмотреть балкон, и только теперь она поняла, с каким знанием дела он устроен и сколько здесь интереснейших книг, которые, будь у нее время, она бы обязательно прочла. Но сейчас она торопилась найти то, за чем пришла, и какой-то внутренний голос подсказал ей, где нужно искать. Откинув голову, Олетта пошла вдоль стены, не отрывая глаз от верхней полки, и сердце ее подпрыгнуло, когда она увидела то, что высматривала.
Под самым потолком, там, где заканчивался балкон и начиналось длинное окно, сверкнуло оранжевое пятно. Дрожащими руками Олетта поспешно вытащила одну из книг. Неаккуратный переплет, сделанный не слишком умелым любителем, и впрямь оказался на редкость мерзкого цвета, но это было уже не важно. С неистово бьющимся сердцем Олетта открыла книгу, не зная еще, что внутри…
Какое-то мгновение она от волнения не могла разобрать ни строчки, буквы плясали у нее перед глазами. Потом в глазах прояснилось, и она поняла, что видит текст Библии.
Олетта поспешно пролистала книгу до первой страницы и с замиранием сердца обнаружила, что это женевский вариант Евангелия от Матфея, изданный Кристофером Бейкером в 1576 году. Несомненно, это был подлинный раритет, который не только взволновал бы весь ученый мир, но и принес бы герцогу огромные деньги, если бы он пожелал продать эту книгу.
Зажав Библию под мышкой, Олетта потянулась за другой книгой. Едва открыв ее, она поняла, что цель ее поисков достигнута. На титульном листе сборника шекспировских пьес стоял год их первого издания — 1623!
«Нашла! Нашла!» — Олетте хотелось крикнуть это во весь голос. Слухи подтвердились, и она держала в руках сокровище, которое искал герцог.
Разглядывая на гравюре лысого Шекспира в замысловатом жабо, Олетта услышала какой-то звук — шаги!
Войдя, она не заперла за собой дверь, и только теперь поняла, как это было глупо.
Охваченная необъяснимым страхом, Олетта торопливо сняла с нижней полки одну из книг и спрятала за ней сначала Шекспира, а потом и Библию. Там как раз хватило места, и, уже ставя книгу обратно, Олетта, не оборачиваясь, услышала, что в библиотеку вошли, и это не герцог. Каким-то шестым чувством она поняла, что пришелец опасен.
Олетта быстро скользнула на балкон и едва успела добраться до лестницы, когда неподвижно стоявший у двери человек заметил ее.
На какое-то мгновение Гарри Горинг замер, а затем повернулся и проворно запер за собой дверь библиотеки. Олетта начала спускаться, но у последней ступеньки капитан Горинг преградил ей дорогу.
— Что вы здесь делаете? — спросила она, не дав ему сказать ни слова.
— Я так и знал, что вы тут, — ответил он. — Я подумал, что вряд ли вы не заметите подсказку, которую дал вам кузен за обедом, — где спрятана книга, которую мы ищем.
— Я… не знаю… о чем вы говорите.
— Лгунья! — отозвался Гарри Горинг. — Что вы нашли?
— Ничего… ничего не нашла.
Вопреки ее воле голос Олетты дрожал.
— Вы лжете! — со злобой произнес Гарри Горинг. — Мы же с вами компаньоны!
— Вы мне не компаньон! — отрезала Олетта. — Я ничего не нашла и теперь собираюсь лечь спать и продолжить поиски завтра.
Она хотела обойти его, но капитан сделал шаг и вновь встал прямо перед ней.
— Вы думаете, я вам поверю? — спросил он. — Вы пришли сюда не так уж давно, и поскольку так спешите уйти, то совершенно ясно, что вы нашли те оранжевые книги, о которых говорил герцог.
— Боюсь, что ваше воображение переходит всякие границы, капитан Горинг, — произнесла Олетта, пытаясь изобразить презрение.
— Если вы нашли книгу, что вы с ней сделали? — спросил Гарри Горинг.
— Поскольку вы не верите ни единому моему слову, мне не стоит здесь оставаться, — ответила Олетта. — Доброй ночи, капитан Горинг!
Она вновь попыталась обойти капитана, но он опять встал у нее на пути и улыбнулся неприятной улыбкой.
— Вы полагаете, что можете меня провести? — спросил он. — Я предложил вам подарок, но вы, кажется, предпочитаете деньги. Хорошо, я обещаю вам пять процентов от вырученного за книгу.
— А я-то думала, что вы хотите сделать сюрприз своему кузену! — с презрением произнесла Олетта.
— Я сразу понял, что вы мне не верите, так что давайте кончать эти игры, — ответил Гарри Го-ринг. — Покажите мне, куда вы ее сунули, и я, как и обещал, возьму вас в долю. Вам ведь нужно именно это, верно?
— Если бы я и нашла что-нибудь ценное, то отдала бы эту вещь законному хозяину, — произнесла Олетта, — которым, как вы знаете, является герцог.
Она говорила вызывающе, но выражение лица Гарри Горинга ее напугало. Он был высок, и внезапно она осознала, что совершенно беззащитна перед ним. И все же гордость не позволяла ей показать свой страх. Ее подбородок сам собой поднялся, а дерзко глядящие глаза приобрели синеву незабудки.
— Мне кажется, капитан Горинг, что вы ведете себя недостойно, — уничтожающе произнесла она. — Если вы немедленно не откроете дверь, я закричу, и сюда прибежит сторож.
Она не поняла, что Горинг собирается сделать, даже когда он поднял руку.
От пощечины она пошатнулась и сдавленно вскрикнула, но крик застрял у нее в горле.
— Так вы скажете, куда дели книгу, или мне придется выбить из вас ответ? — зло спросил Гарри.
Пока Олетта пыталась восстановить равновесие, он снова ударил ее, на этот раз по голове, и девушка упала на пол. Она снова вскрикнула, с отчаянием понимая, что крик слишком тих и его никто не услышит.
Гарри Горинг навис над ней и угрожающе произнес:
— Вы все равно отдадите мне книгу, но чем дольше будете упорствовать, тем хуже вам придется.
Его тон лучше любых слов сказал Олетте, что он без колебаний ударит ее и будет бить до тех пор, пока у нее не останется сил на сопротивление. Она обзывала себя трусихой, а боль стала уже почти непереносимой, когда дверь распахнулась и чей-то голос произнес:
— Чем вы тут, черт возьми, занимаетесь?
На мгновение Гарри Горинг застыл, а когда опомнился, то сделал попытку вывернуться:
— Хорошо, что вы пришли, Сэндор! Я застал эту женщину, когда она хотела украсть том Шекспира, который нашла и спрятала.
— Интересное объяснение, — произнес герцог, словно хлыстом ударил. — Только я тебе не верю и не позволю, чтобы с гостями в моем доме обращались подобным образом. Ради собственного блага, Гарри, убирайся. Немедленно.
После мгновенной паузы Гарри как можно равнодушнее сказал:
— Что ж, если вы настаиваете… Но предупреждаю: не верьте ей и не слушайте ее лживых измышлений.
Герцог не стал отвечать. Он просто стоял, глядя на кузена. Гарри Горинг, как побитый пес, выбрался из библиотеки и захлопнул за собой дверь.
Герцог дождался, пока он уйдет, а потом опустился на одно колено и поднял Олетту. Она же была так потрясена и в то же время так рада спасению, что пробормотала что-то невнятное и уткнулась лицом ему в плечо.
Не отпуская Олетту, герцог медленно выпрямился во весь рост.
— Что тут произошло? — спросил он. — Впрочем, не надо, не говорите, я и сам уже догадался.
Он чувствовал, как она дрожит, и понимал, что она не сможет заговорить. Очень осторожно он коснулся ее подбородка и приподнял его, чтобы заглянуть ей в лицо. Он заметил красное пятно на щеке — след от пощечины. Герцог недоверчиво поглядел на него и увидел радость, проступившую в глазах девушки еще до того, как хлынули слезы.
— С вами все в порядке, — мягко произнес герцог. — Он больше не посмеет ударить вас.
И вдруг словно против его воли губы герцога коснулись ее губ.
Какое-то мгновение Олетта не могла поверить в происходящее, а потом почувствовала, что из ада страха она вознеслась в рай блаженства, равного которому никогда не испытывала.
Когда герцог завладел ее губами, она поняла, что именно этого ждала и желала с того самого момента, когда приехала в Гор, и что она влюбилась в герцога, едва увидев его.
Всякий раз, как он говорил с ней или приближался к ней, она всем существом ощущала его присутствие и тянулась к нему, побуждаемая, как она только теперь поняла, любовью. Да, это была любовь, которая проснулась в ней в миг поцелуя, и теперь Олетта знала, что всецело принадлежит герцогу, а он заменяет для нее весь мир.
Она ни о чем не думала и ничего не пыталась понять. Она знала только, что всем существом тянется к чему-то прекрасному, великолепному, звучащему в ушах божественной музыкой.
Олетта почувствовала, как руки герцога сжали ее еще крепче, а его губы, до этого мягкие, стали требовательными и настойчивыми. Она подумала, что теперь он всецело завладел ею и ей остается только дать ему все, что он пожелает.
— Дорогая моя, ненаглядная! — прошептал герцог. — Я пытался перебороть себя с первой минуты, как только увидел тебя.
— Это правда… ты чувствовал себя… так? — едва слышно спросила Олетта.
— Когда я вошел сюда и впервые увидел тебя, — сказал герцог, — я понял, что в жизни не видел никого красивее.
— А… потом?
— Я знал, что нашел то, что так долго искал, но не надеялся обрести. И тут появилась ты, такая же, как сейчас, прекрасная, ни на кого не похожая…
— И я… думала то же самое о тебе…
— Я и в самом деле не такой, как другие! — с неожиданной твердостью произнес герцог. — Я отличаюсь от них тем, что у меня есть ты. Ты моя! Я знаю это, как знаю, что я дышу и живу!
Он вновь начал целовать ее, страстно и властно, и Олетта дрожала всем телом — но не от страха, а от наслаждения, огнем бежавшего по ее жилам. Ей казалось, что она только сейчас ожила и увидела, что мир совсем не похож на тот, к которому она привыкла.
— Я… люблю… тебя! — произнесла она много позже, когда почувствовала, как сердце герцога бьется у ее сердца.
Герцог не ответил. Он поднял ее на руки и отнес на диван, стоящий у гаснущего камина. Он сел и, качая Олетту, словно ребенка, провел губами по ее мягкой коже, по оцарапанной щеке, целуя глаза, маленький прямой нос и снова губы.
— Я люблю тебя! — низким голосом произнес он. — Я тебя обожаю. Только теперь я понял, что никогда и ничего не желал так сильно, как желаю тебя.
— Этого не может быть, — прошептала Олетта.
— Почему? — удивился герцог. — Должно быть, мы знали, что судьба сведет нас, и ничего нельзя с этим поделать.
— А ты хотел бы… хотел бы этого избежать? — тихо спросила Олетта.
— Во всем мире, кроме тебя, для меня никто не существует, — ответил он и снова начал ее целовать. Он целовал ее до тех пор, пока она не почувствовала пламени, разгорающегося в нем, и не ощутила в себе ответную огненную волну.
Поцелуи герцога участились, и Олетта, немного испугавшись, протестующе вытянула руки. Герцог поднял голову.
— Я напугал тебя, дорогая? — виновато спросил он. — Прости, но я не могу словами выразить, что ты для меня значишь. Это какая-то странная и необъяснимая магия.
— Я рада, так счастлива! — прошептала Олетта. — Я не знала, что поцелуи могут быть такими приятными… и великолепными!
— Тебя никогда никто не целовал? Олетта улыбнулась и покачала головой.
— Дорогая моя, судьба велела мне быть первым мужчиной в твоей жизни, точно так же, как и первым, кому ты будешь принадлежать.
Он помедлил и добавил:
— Я прожил на Востоке слишком долго, чтобыне понять, что это не первая наша встреча. Я не в первый раз вижу твое прекрасное лицо и необычные глаза. Они захватили меня, и я понял, что никогда больше не буду свободен.
От этих слов у Олетты перехватило дыхание.
— Я люблю тебя, — сказала он, — но, наверное, мне… мне пора спать.
— Да, конечно, — согласился герцог, — но знала бы ты, как мне тяжело расставаться с тобой даже на миг!
Он отпустил ее и, когда Олетта села, произнес:
— Завтра мы снова поговорим, но у нас впереди все равно целая жизнь.
Взволнованная, Олетта с неосознанной нежностью опустила голову герцогу на плечо и почувствовала, как его губы касаются ее лба. Герцог встал.
— Не хочу утомлять тебя, моя драгоценная, — сказал он. — Я должен отправить тебя в постель и проследить, чтобы мой незадачливый кузен уехал сегодня же утром, до того как ты проснешься.
Герцог умолк, а потом, словно только что вспомнив об этом, спросил:
— Ты нашла что-нибудь? Ты действительно что-то прятала от него?
— Я прятала это для… тебя, — ответила Олетта. — Я нашла первое издание Шекспира и женевскую Библию. Это очень ценные книги!
— Ты не шутишь? — воскликнул герцог. — Дорогая моя, как это все упрощает!
Олетта слишком хорошо понимала, что он имеет в виду, но все же переспросила:
— Ты хочешь сказать, что… что потратишь эти деньги на Гор?
— Я хочу сказать, что теперь я могу на тебе жениться и при этом не выглядеть эгоистом, — ответил герцог и, улыбнувшись, добавил: — Я собирался сделать это в любом случае, но раз ты нашла такие ценности, это, как я уже сказал, многое упрощает.
— Эти книги стоят огромных денег, — уверенно произнесла Олетта. — А ведь здесь могут найтись и другие…
Но герцог, казалось, не слушал ее. Он смотрел на нее с таким выражением лица, что Олетта смутилась.
— Я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей! — сказал он. — Когда мы поженимся? Ведь нужно спросить согласия твоего отца?
Только тут Олетта вспомнила, сколько всего придется ей объяснять. В полной растерянности она предложила:
— Давай я покажу тебе… книги. Наверное, тебе лучше взять их… взять их к себе в спальню.
— Конечно! — согласился герцог. Однако вид у него по-прежнему был отсутствующий, а глаза не отрывались от ее губ.
Внезапно он притянул Олетту к себе и начал целовать, яростно, чувственно, требовательно, так, словно боялся ее потерять.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара



хорошая книга
Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбараанна
13.12.2012, 11.53





не впечетлило
Деньги, магия и свадьба - Картленд БарбараМарина
12.01.2014, 15.07





Начало улекло,но диалоги в последней главе просто раздражали....И не понятно где же благодарность герцога? это он должен быть у ног дамы, а не обещать подлецу содержание за счёт будущей жены! Вся расписная мужественность ГГ вмиг испарилась
Деньги, магия и свадьба - Картленд БарбараItis
29.07.2014, 1.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100