Читать онлайн Деньги, магия и свадьба, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Деньги, магия и свадьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Олетта обнаружила, что не может уснуть, несмотря на то что спальня, которую ей отвели, была очень удобной, хотя и запущенной. Она понимала, что ее, как дочь эксперта, поместили на втором этаже, где располагались не самые лучшие комнаты. Впрочем, они были большие и красивые, а спальня Олетты соединялась с гостиной, где, как Олетта надеялась, можно будет спокойно обедать и завтракать, не утруждая себя ничьим обществом.
Верная своему плану — разузнать о герцоге все, что только можно, — она первым делом поговорила с экономкой, которая показала ей спальню.
— Вы давно служите здесь, миссис Феллоуз? — спросила Олетта.
— Да уж давненько, мисс. В этом месяце будет ровнехонько сорок лет. За это время тут много чего изменилось, да не могу сказать, что к лучшему.
Олетта слушала, понимая, что за этим последует подробное изложение биографии миссис Феллоуз. Так оно и случилось.
Она узнала, что миссис Феллоуз поступила сюда еще совсем юной девушкой, сменив свою мать.
— При третьем герцоге народу тут было куда больше, — поведала экономка. — В доме всегда дежурила дюжина лакеев, все в белых париках и перчатках, которые приходилось стирать каждый день, а праздник на сорок— пятьдесят гостей был делом обычным.
— Как это, наверное, интересно! — воскликнула Олетта.
— Честно говоря, мисс, работы было невпроворот, но с гостями приезжало столько лакеев и горничных, что у нас внизу бывали вечеринки не хуже, чем у господ.
— А что, новый герцог так же щедр? — спросила Олетта, заранее зная ответ.
— Нет, совсем нет, мисс, — погрустнела миссис Феллоуз. — Теперь тут все по-другому. Я слышала, его высочество оставил сыну кучу долгов, да и дом давно пора бы чинить.
— То есть о поместье никто не заботился? — удивленно переспросила Олетта. — А оно так впечатляюще выглядит…
— Это потому, что вы только приехали, мисс. Мы-то все по-другому видим, — мрачно пояснила миссис Феллоуз. — Крыша течет, стены в трещинах, за занавесками обои клочьями висят, а ковры до того протерлись, что в них того и гляди застрянешь. Олетта была поражена ее тоном, но, понимая, что высказывать излишний интерес — как, впрочем, и излишнюю осведомленность — опасно, заметила как можно равнодушнее:
— Вот странно, а я думала, что герцог богат.
— Был когда-то, мисс, но теперь многие джентльмены остались без гроша. Я так понимаю, в газетах потому и пишут, что они то и дело женятся на американках.
— Да, — согласилась Олетта. — Я слышала, что герцог Марльборский женился на американке, и герцог Лейнстерский — тоже.
— Пожелаем им счастья, мисс, да только вряд ли оно у них будет.
— Почему? — спросила Олетта.
— Да потому, что американцы совсем не такие, как мы, — с пренебрежительной ноткой в голосе произнесла миссис Феллоуз. — Нет, его высочество никогда с такой не свяжется, будь она хоть бог знает какая богачка.
— А какую же жену он себе выберет? — поинтересовалась Олетта.
Миссис Феллоуз рассмеялась:
— Если только он не слишком изменился за те годы, что провел за границей, мисс, так ему будет из чего выбирать. Девчонки бегали за ним, когда он совсем еще мальчиком был, очень уж он был симпатичный.
— Так почему же он до сих пор не женился?
— Наверное, не мог позволить себе, мисс, на свое-то военное жалованье. Старый герцог был не слишком щедр даже к мастеру Джорджу, молодому маркизу.
— Значит, до того как умер его отец, теперешний герцог жил небогато, — заметила Олетта.
— Точно так, мисс. Я даже слышала, как он говорил мистеру Бейтсону, дворецкому: «Одолжите мне пару фунтов, Бейтсон. У меня нет ни пенни, а надо съездить в Лондон».
Олетта не поверила своим ушам, но отец рассказывал ей почти то же самое.
— А вы довольны, что наследником стал нынешний герцог? — спросила она. Этот вопрос интересовал ее более всего, и миссис Феллоуз охотно ответила:
— Честно говоря, мисс, я всегда надеялась, что наследником станет мастер Сэндор. Его брат, бедняга, все хворал. Он и родился-то слабеньким. А мастер Сэндор — настоящий Геркулес, его и в поместье все любят. Мы очень рады, что он вернулся домой.
Оставшись одна, Олетта подумала, что миссис Феллоуз в любом случае не сказала бы ничего плохого про своего хозяина.
А ей надо узнать побольше о человеке, до того как выйти за него замуж, особенно если этот человек интересовался только ее состоянием.
Олетта подумала, как рассердился бы отец, узнав, где она находится, а потом попыталась припомнить, что нового она выяснила о герцоге и что почувствовала, увидев его.
Вновь ее охватило странное чувство, что он оказался совсем не таким, как она ожидала, и в то же время ей трудно объяснить даже самой себе, в чем эта разница состоит.
«Наверное, все это я просто выдумала», — думала Олетта утром, вставая с постели и одеваясь. Не было еще семи часов, когда она вышла из комнаты и спустилась по лестнице вниз.
Горничные в чепцах смотрели на нее с удивлением. Не меньше изумлялись и лакеи в форменных полосатых ливреях с серебряными гербами на пуговицах. Олетта пожелала всем доброго утра и через парадную дверь вышла во двор. Утро было морозное. Она поплотнее завернулась в подбитое мехом пальто с небольшим собольим воротником, прикрывающим шею. Быть может, оно и чересчур дорогое для дочери эксперта, подумала Олетта, но под зорким взглядом Марты просто невозможно было бы взять с собой что-нибудь попроще или постарее, собираясь в гости к леди Грейсон.
«Герцог, если я его и встречу, не обратит внимания на мою одежду», — сказала себе Олетта.
Она поискала взглядом конюшни и направилась прямо туда. Пройдя под высокой аркой, Олетта вышла к стойлам, которые стояли двумя длинными рядами по обе стороны мощенного булыжником двора. Конюшни по сравнению с домом ничуть не казались ветхими и явно были недавно выкрашены. Верхние части дверей были открыты, и оттуда выглядывали лошадиные морды.
Олетта пошла вдоль дверей, разглядывая лошадей. Они были великолепны; Олетта жалела только, что нет рядом отца, который смог бы точнее определить породу лучших из них.
— Доброе утро, мэм!
Это оказался один из грумов. Олетта не слышала, как он подошел. Она улыбнулась ему, и грум добавил:
— Я смотрю, вам понравился Рыжий Дастер. Великолепная лошадь! Так всегда говорит его светлость, и вы уж извините, мэм, но мне нужно его оседлать, потому как хозяин хочет на нем прокатиться.
Олетта отступила в сторону и, глядя, как грум входит в стойло, подумала, что столь ранняя встреча с герцогом не входит в ее планы. Нужно было выбрать для прогулки другое место! Но она не смогла удержаться от того, чтобы не шагнуть в стойло и полюбоваться еще раз на Рыжего Дастера, а потом было уже слишком поздно.
— Доброе утро, мисс Бэрон! — произнес у нее за спиной знакомый голос. — Вы разбираетесь в лошадях так же хорошо, как и в книгах?
Герцог! Повернувшись к нему, Олетта подумала, что в бриджах и высоких начищенных сапогах он выглядит еще более впечатляюще, чем вчера.
— Я люблю лошадей! — просто ответила она. — А ваши лошади поистине великолепны!
— Мне почему-то кажется, что вы были бы рады прокатиться на какой-нибудь, — сказал герцог.
У Олетты заблестели глаза, но, вспомнив, какая у нее роль, она сказала:
— Вероятно, вы подумаете, что я… пренебрегаю своей работой, которая… ждет меня… в библиотеке.
— Еще слишком рано, — ответил герцог, — а насколько я понял, англичане в отличие от индийских солдат не встают с петухами.
— Значит, мне можно поехать с вами? — спросила Олетта.
— Я буду ждать десять минут, — ответил герцог. — Если вы задержитесь дольше, вам придется самой искать дорогу.
Не отвечая, Олетта улыбнулась ему и, приподняв юбку, помчалась по мощеному двору к дому.
Ее отец тоже не любил долго ждать, поэтому она давно привыкла переодеваться быстро, хотя и с помощью Марты. К счастью, в спальне она столкнулась с горничной, которая принесла утренний чай и очень удивилась, не найдя гостьи.
— Помогите мне, пожалуйста, — попросила Олетта, снимая пальто и платье. Марта положила в сундук не одну, а две амазонки. Олетта выбрала облегающую, скопированную с той, в которой произвела фурор императрица Австрии на охоте в Ширах. Амазонка подчеркивала стройную фигуру Олетты и не только делала талию необыкновенно тонкой, но и очерчивала мягкую форму девичьей груди.
Олетта быстро воткнула несколько шпилек в уже готовую прическу, а поверх натянула небольшую шапочку.
У нее еще оставалось две минуты, когда она сбежала по лестнице к главному входу. Грум уже держал в поводу предназначенную ей лошадь, а герцог на своем скакуне ездил по кругу, выложенному из гравия.
Олетта поставила ногу в стремя и буквально взлетела в седло. Грум поправил ей юбку, подал поводья, и Олетта подъехала к герцогу.
— Девять минут и примерно пятьдесят одна секунда, — сказала она.
— Видимо, я должен похвалить вас за пунктуальность.
— Вы словно хотите добавить: «Если больше хвалить не за что», — обвиняющим тоном произнесла Олетта. — Что ж, теперь я более чем когда-либо намерена потрясти вас сокровищами, которые найду в библиотеке.
— Надеюсь, так оно и случится, — ответил герцог. — Но прошлым вечером я подумал, что не стоит надеяться на щедрость богов после всего, что они мне уже дали.
Говоря так, он обвел взглядом парк, и Олетта поняла, что он имеет в виду удачу, сделавшую его герцогом Горлстонским.
— Не сомневаюсь, что вы с детства мечтали владеть этим поместьем, — негромко произнесла она.
Герцог удивленно посмотрел на нее:
— Почему вы так решили?
— Потому что любой человек, а особенно человек по фамилии Горинг, захотел бы владеть Гором. Это самый великолепный дом из всех, что я видела.
— И я хочу, чтобы он оставался таким.
— Если мне повезет и я отыщу сокровище, Гор будет спасен.
— Скажем так: нужно многое сделать и притом заплатить за это.
Еще не окончив фразы, герцог подумал, что это самый странный разговор, какой только мог состояться между ним и этой необычной девушкой, и тут же резко, как накануне, сменил тему беседы.
— Мне представляется, нам пора ехать, если мы хотим получить хоть немного удовольствия от поездки, — заметил он. Действительно, лошади уже начали волноваться и покусывать мундштуки. Впрочем, не слишком сильно, и Олетта догадалась, что герцог просто ищет предлог, чтобы прекратить беседу.
Впрочем, ее копилка сведений о герцоге пополнилась: она выяснила, что Гор для него дороже всего на свете, даже дороже свободы.
Позже, когда она скакала рядом с герцогом и копыта лошадей выворачивали из земли комья торфа, Олетта поймала себя на том, что ее все еще терзают сомнения. Герцог много говорил о том, что не в состоянии жить так же богато, как его отец, но что это значит на деле? Без сомнения, его интересы отличаются от интересов старого герцога. Быть может, ему и нравятся лошади, но он совсем не думает о скачках. Возможно, деньги ему нужны, чтобы проводить больше времени в Лондоне. В конце концов, герцог семь лет провел вдали от Англии, так что это предположение имело под собой основания.
Правда, Олетте трудно было представить его в роли дамского угодника, приглашающего на ужин к Романо веселых девочек с незавидной репутацией — но кто знает!
Будучи единственным ребенком, Олетта много времени проводила с отцом или с его друзьями. Хотя ей запрещалось показываться на балах или спускаться вниз, когда полковник давал званый обед, но он разрешал дочери обедать с ним, если за столом было всего два или три человека из его близких товарищей. После обеда полковник обычно отсылал ее спать, но поскольку гости по-прежнему считали ее ребенком, за обедом Олетта успевала наслушаться таких вещей, каких они никогда бы не позволили себе произнести в присутствии взрослой девушки.
«— Вы слышали, Реджи связался с хористкой, которая вытягивает из него каждый пенни, который он получает? — спросил как-то один из друзей полковника.
— Я ее видел. Она стоит всего, что можно вытянуть из Реджи, — рассмеялся другой товарищу отца.
— И все-таки он глупец! — твердо заявил полковник. — Будь у его жены хоть капля мозгов, она бы давно его приструнила.
— На это не стоит надеяться, даже если Инид и держит завязки от мешка с деньгами.
— Рано или поздно ей надоест смотреть, как Реджи тратит ее деньги на женщин, — резко произнес полковник.
— На самом деле он ей давным-давно надоел, но он ни за что не бросит жену, потому что не проживет без ее денег, а ей слишком нравится быть графиней».
Припомнив этот разговор, Олетта сказала себе, что если то же самое ждет ее после свадьбы с герцогом, то она никогда, несмотря ни на чьи уговоры, не согласится стать его женой.
Лошади перешли на рысь. Олетта из-под ресниц взглянула на герцога и подумала, что он совсем не похож на человека, который волочится за хористками. Впрочем, откуда ей знать, что нравится мужчинам?
Но как можно осуждать его после вчерашнего разговора в библиотеке, после всего, что говорили о нем слуги?
«Вскоре он станет самодовольным», — подумала Олетта и внезапно, по какой-то непонятной причине, ей захотелось причинить ему боль. Она сказала:
— Не могу понять, ваша светлость, почему вы так спешите распродать сокровища, которые ваши предки копили веками? Неужели нельзя по-другому заработать необходимые вам деньги?
Ей хотелось разговорить герцога, и в этом она преуспела. Он повернулся к ней и с заметным удивлением в серых глазах переспросил:
— Заработать? Что вы имеете в виду?
— Мне прекрасно известно, что джентльмены считают любую работу ниже своего достоинства, — ответила Олетта. — Но мне всегда говорили, что благодаря тяжелому труду американцы сколачивали огромные состояния, и, по-моему, многие из уехавших в Индию англичан вернулись оттуда куда более богатыми, нежели прежде.
— Те, кто служил в «Ист-Индия компани», — да; — согласился герцог. — Но обрести богатство честным путем весьма и весьма нелегко.
По тону, которым он произнес это, Олетта поняла, что до нечестных путей герцог не унизится ни при каких обстоятельствах. А он продолжал, говоря уже как бы не для Олетты, а для себя:
— Американцы совсем не такие, как мы. Пионеры пришли на неисследованные, но богатейшие земли. Такие умные люди, как Асторы, скупали участки, которые позже подорожали, а другим посчастливилось найти сокровища и разбогатеть в мгновение ока.
— Вы говорите о тех, кто нашел на своей земле нефть, — догадалась Олетта, подумав о своем деде.
— Именно! — согласился герцог. — Но у меня нет, точнее, не было денег, чтобы вложить их в землю или в облигации. Ничего не поделаешь.
— У вас еще остаются здоровье и сила, — заметила Олетта. — И что гораздо важнее — голова.
Герцог снова взглянул на нее. В глазах у него плясал огонек.
— По-моему, мисс Бэрон, вам хочется меня пристрелить, хотя я никак не пойму, за что, — разве только по какой-то не вполне ясной причине вы меня не одобряете.
— Я никогда бы не осмелилась на такое, — быстро ответила Олетта, но в голосе ее почти против воли прозвучала насмешливая нотка. Она не укрылась от герцога. Он произнес:
— Значит, не одобряете. Интересно, почему?
— Ваша светлость придает случайно брошенной фразе слишком серьезный смысл, о чем я и не помышляла, — уклончиво ответила Олетта.
Понимая, что ведет себя невежливо, и желая прекратить разговор, она тронула лошадь каблуком и вырвалась вперед. Чтобы догнать ее, герцогу тоже пришлось пришпорить своего скакуна.
Позже, когда они уже повернули назад, герцог неожиданно произнес:
— Я думал о ваших словах, мисс Бэрон. Мне кажется, что вы, поскольку ваш отец старательно трудится на выбранном им поприще, ожидаете того же и от остальных мужчин. Но честно говоря, единственное, чему я научился, — это военное дело, а мне всегда говорили, что старых солдат развелось слишком много, и потому им остается только одно — забвение.
— Вот уж этого вам никогда не снискать, ваша светлость.
В этот момент перед ними открылся чудесный вид: величественное здание, чуть тронутое бледными лучами солнца, пробивающимися сквозь облака. Оно золотом отражалось в окнах и заставляло гореть даже высокие трубы, а крыша дома четко выделялась на фоне неба. Это было до того прекрасно, что Олетта невольно произнесла:
— Вам нельзя… потерять это.
— Вот об этом-то я и думаю, — согласился герцог. — И как вы верно сказали, должен сделать все возможное, чтобы сохранить этот дом.
Он произнес эти слова так, словно давал клятву.
Внезапно Олетта поняла, что, сама того не желая, укрепила его в мысли жениться на ней ради того, чтобы сохранить Гор. Она чуть не крикнула, что вовсе не это хотела сказать, что, предлагая ему заработать деньги, она имела в виду именно работу — руками и головой, работу, которая помогла бы достичь чего-то независимо от благородного происхождения. А вместо этого, как подсказывала ей интуиция, герцог теперь воспринимал свадьбу как способ спасти свое поместье, и еще не оформившееся до приезда Олетты решение уже зрело в его голове.
«Дура! Дура!» — корила себя Олетта.
Впрочем, немного остыв, она сообразила, что право решающего голоса по-прежнему остается за ней. Если через три дня она решит не выходить за герцога, то, как бы это ни было невозможно, найдет способ не ехать на праздник, куда приглашены полковник Эшерст и его «богатая дочка»!
Они возвращались в молчании. Герцог был погружен в свои мысли. Только у самого дома он вежливо произнес:
— Надеюсь, прогулка доставила вам удовольствие.
— Конечно, ваша светлость! Очень вам благодарна, — ответила Олетта.
— И надеюсь, вы не постесняетесь попросить лошадь, если вам снова захочется прокатиться, — церемонно добавил герцог.
Два конюха выбежали навстречу. Пока герцог спешивался, Олетта гадала, поможет ли он спуститься на землю ей. Но он предоставил Олетте самой соскочить с лошади и был уже на середине лестницы, когда она его догнала.
— Если вам понадобится что-нибудь мне показать, мисс Бэрон, — сказал он совсем другим голосом, — мистер Хэнзард всегда скажет, где меня найти.
— Благодарю вас, ваша светлость, — тихо произнесла Олетта.
Поднимаясь по лестнице, она думала, что раз уж герцог идет завтракать, то хорошо бы ему пригласить и ее. Но этого не случилось. Он отдал лакею шляпу, перчатки и хлыст и направился через холл, не оглядываясь на Олетту.
Входя в свою спальню, она чувствовала себя необъяснимо несчастной, словно прочла книгу, которая плохо кончается.
Олетта перебирала тома, высматривая если не Шекспира, то хоть что-нибудь редкое или ценное. Ей хотелось найти сокровище побыстрее и обрадовать герцога, а потому она не начала сразу же составлять каталог, как сделал бы на ее месте мистер Бэрон. Вместо этого она просматривала полку за полкой, на которых, как выяснилось, царил полнейший беспорядок. Изредка ей попадалась книга, изданная два-три года назад, которая стояла бок о бок с томом, напечатанным в семнадцатом столетии, или выцветший потрепанный манускрипт, который на поверку, впрочем, оказывался куда менее древним, чем казался.
Олетта все больше склонялась к мысли, что неизвестный раритет, якобы хранящийся в библиотеке, не более, чем миф.
Услышав звук отворяющейся двери, она почувствовала радость, думая, что это, может быть, герцог. Ей был необходим разговор с ним, хотя она и сожалела о том, как закончилась их утренняя беседа.
Повернувшись, она увидела, что через комнату к ней идет человек, которого она здесь еще не видела.
Он был высок, темноволос и, как показалось Олетте, немного похож на герцога. Однако он был далеко не так красив, и в его внешности проглядывало что-то грубоватое, чего нельзя было сказать о герцоге.
Когда незнакомец подошел ближе, она заметила в его глазах удивление и поняла, что причина тому ее внешность.
— Я слышал, что в Гор приезжает эксперт, но никак не думал, что это будет женщина, да еще такая хорошенькая! — воскликнул он.
Его удивление и манера речи насмешили Олетту, но вслух она сдержанно произнесла:
— Доброе утро, сэр. Дело в том, что эксперт — мой отец, но он задержался, и я приехала раньше его.
Не отрывая глаз от ее лица, мужчина протянул ей руку.
— Позвольте представиться, — сказал он. — Я — Гарри Горинг, кузен герцога, а вы, как я уже знаю, мисс Бэрон. Очень рад познакомиться с вами.
Олетта подала ему руку, и когда он задержал ее немного дольше, чем требовалось, пришла к выводу, что кузен герцога ей не нравится. Было в нем что-то неясное, но, без сомнения, неприятное. Впрочем, отец всегда упрекал ее за то, что она слишком быстро составляет мнение о людях.
«— Как ты можешь говорить, что тебе не нравится племянник генерала Бернса? — спросил он всего несколько недель назад, когда они возвращались из гостей. — Вы с ним едва успели перекинуться парой слов!
— Мне этого хватило, чтобы понять, что больше я его знать не желаю. На месте генерала я бы заперла столовое серебро до тех пор, пока этот племянник не уедет!
Олетта говорила шутливым тоном, но отец рассердился:
— Столь поспешные суждения, во-первых, глупы, а во вторых, совершенно не к лицу молодой девушке!
— Раньше ты часто спрашивал меня, что я думаю о людях, и признавал, что, несмотря на твое недоверие, я всегда оказывалась права.
Полковник промолчал, потому что так оно и было на самом деле. Он давно заметил, что Олетта обладает какой-то сверхъестественной способностью проникать в людские души с первого же взгляда. В то же время он считал, что такая способность — прерогатива более старшего возраста, и потому назидательно произнес:
— Думаю, тебе не стоит вырабатывать у себя привычку судить о людях таким образом. Привыкай встречать по одежке.
— Уверяю тебя, этого мне хотелось бы больше всего, — отозвалась Олетта, — но иногда я вдруг понимаю, что под этой самой одежкой — совсем другой человек».
Желая быть примерной дочерью, Олетта приложила немало усилий, чтобы отказаться от привычки оценивать людей с помощью «восприятия», как сама она это называла. Но сейчас, совсем не задумываясь об этом, она ясно увидела, что Гарри Горинг не таков, каким кажется.
— Разве мог я представить такого эксперта, как вы?Честное слово, теперь я обшарю все библиотеки и музеи — интересно, что еще там найдется?
— Вы мне льстите, — ответила Олетта, — но, боюсь, капитан Горинг, что я не могу поговорить с вами. У меня еще много работы, которую я должна сделать до приезда отца.
— Вам понадобятся годы, чтобы составить каталог всех этих книг, — отозвался Гарри, — а значит, у нас будет много времени, чтобы еще не раз поговорить и получше узнать друг друга. Позвольте добавить, мисс Бэрон, что я бы очень этого хотел.
Олетта поняла, что он решил пофлиртовать с ней, но решила самой его не поощрять.
Она сняла книгу с одной из полок. Это был сборник стихов Байрона — в красивом переплете, но не из числа редких изданий.
— Вы еще не нашли Шекспира? — спросил Гарри Горинг.
— Нет, — кратко отозвалась Олетта.
— Ах, какая это будет неожиданность, когда вы найдете!
— Сомневаюсь, что здесь есть эта книга.
— Почему?
— Потому что в таком случае за последние сто с лишним лет кто-нибудь да узнал бы о ней.
— Разве мой кузен не говорил вам, что, по слухам, она находится в Горе, и американские коллекционеры хотят ее приобрести?
Олетту очень удивили его осведомленность и алчная нотка в голосе.
Капитан Горинг подошел ближе.
— Я хочу кое-что предложить вам, мисс Бэрон, — сказал он. — Вы хорошая девушка и, конечно, не откажетесь помочь мне сделать кузену сюрприз.
Олетта не отвечала, но капитан понимал, что, перелистывая страницы, она его слушает.
— Через неделю у герцога день рождения, — продолжал Гарри. — Не могу представить для него лучшего подарка, чем эта книга. Я уверен, что она где-то здесь, и мы с вами преподнесем ему в качестве сюрприза.
Олетта словно наяву видела, что на самом деле собирается сделать капитан Горинг, но все же спросила:
— Что же вы предлагаете?
Она подняла на капитана глаза и попыталась изобразить простодушное доверие.
— Вы и в самом деле отличная девушка! — воскликнул Гарри Горинг. — Вот как мы сделаем, мисс Бэрон. Когда вы найдете книгу, не говорите о ней никому, кроме меня. Я ее оберну, и мы вместе подарим ее герцогу в день его рождения, сразу же после завтрака.
Олетта молчала, и Гарри Горинг продолжал:
— Представляете, как будет здорово? Не знаю, сколько сейчас стоит такая книга, но уверен, что в Нью-Йорке добрая дюжина покупателей будет торговаться за такой раритет.
— Наверное, это будет… неправильно, — с легким сомнением произнесла Олетта. — Ведь если я найду книгу и не скажу герцогу… который нанял моего… отца и меня… сразу же…
— Вы же испортите праздник! Я вижу, что вы не только очень красивая, но и очень умная девушка. Вы прекрасно понимаете, что ни один подарок не доставит моему кузену большего удовольствия. А книга позволит ему отремонтировать дом, который в этом, несомненно, нуждается.
— Да… понимаю… — немного неуверенно согласилась Олетта.
— Мы с вами будем компаньонами, — настойчиво произнес Гарри Горинг, — и я обещаю, что, если вы сделаете, как я прошу, и позволите мне обрадовать кузена, я подарю вам кое-что ценное, — говоря это, он подходил ближе. — Думаю, бирюза, счастливый камень, будет прекрасно смотреться на вашей белоснежной шейке.
Олетта повернулась, поставила Байрона обратно на полку и ухитрилась отойти на шаг.
— Договорились? — спросил Гарри, и Олетта поняла, что он не сомневается в ответе.
— Я подумаю, капитан Горинг. Я понимаю, что вы хотите обрадовать кузена, но мой отец не одобрил бы, если бы я делала что-нибудь тайно.
— Ну прошу вас! — вновь пустился в уговоры Гарри. — Не могу поверить, что вы испортите мой сюрприз.
— Но ведь вполне может случиться, что я ничего не найду и слух окажется ложным, — сказала Олетта.
На лице Гарри отразилось сильнейшее разочарование, и Олетта укрепилась в подозрении, что его интерес к книге носит сугубо личный характер.
— Ну, вы просто разгребайте все эти фолианты побыстрее, — произнес он, — и тогда обязательно на что-нибудь наткнетесь. Вы слишком красивы для неудачницы.
— Я постараюсь.
— И если ваши старания приведут к успеху, уверен, что вы не забудете своего компаньона.
— Я уже сказала, что об этом подумаю.
— Подумайте заодно и о бирюзе, которую я вам подарю. Такая красавица, как вы, просто обязана иметь драгоценности, и я хочу первым заставить вас блистать.
— Вы… очень добры, — пробормотала Олетта.
— Стараюсь, — ответил Гарри.
Он оглянулся и, понизив голос, добавил:
— Давайте встретимся сегодня вечером до ужина в саду. В конце луга за кустами есть невысокое дерево.
Если вы придете до темноты, то легко найдете дорогу, а обратно я приведу вас в целости и сохранности.
Не поднимая глаз, чтобы капитан не заметил их выражения, Олетта произнесла: i — Мне не хотелось бы думать об этом, капитан Горинг.
— Я буду ждать вас, — сказал он, — и обещаю, что вы не будете разочарованы.
Он вновь оглянулся, словно боялся, что кто-то войдет и застанет его в библиотеке. Когда же он опять посмотрел на Олетту, ее охватило чувство опасности.
Она понимала, что он решает, поцеловать ли ее сейчас или подождать до вечера. Олетта отступила еще на шаг, и Гарри слегка разочарованно сказал:
— Не забудьте, я буду ждать у дерева в полшестого. Постарайтесь закончить к тому времени.
Не дожидаясь ответа, он. беспечной походкой вышел из библиотеки и захлопнул за собой дверь.
Только после его ухода Олетта смогла вздохнуть полной грудью, понимая, что едва избежала безобразной ссоры с человеком, которого не одобряла и презирала. Она чувствовала, что капитан представляет опасность не только для нее, но и для герцога.
Олетта не сомневалась, что, отдай она ему книгу, если бы таковая нашлась, Гарри Горинг исчез бы вместе с ней. Она размышляла, стоит ли говорить герцогу о его предложении. Она понимала, что ей вряд ли поверят, а капитан Горинг будет стоять на том, что хотел всего лишь доставить удовольствие герцогу, сделав ему прекрасный подарок на день рождения.
«Никому ничего не скажу, но буду настороже», — решила Олетта.
Она пообедала в безрадостном одиночестве, представляя, как было бы приятно сидеть за одним столом с герцогом, даже если бы вместе с ним был Гарри Горинг.
Потом Олетта вернулась в библиотеку и продолжила поиски. Она нашла одну-две книги, которые заинтересовали бы ученых, но по сравнению с Шекспиром они ничего не стоили.
Через несколько часов она начала подозревать, что сказала Гарри Горингу правду. Слух о первоиздании Шекспира был только слухом, который, быть может, сам Гарри Горинг и пустил.
Олетта со злостью поставила на место очередную книгу, которая не имела ни малейшего отношения к предмету поисков, и услышала, как открывается дверь. Она обернулась и увидела герцога.
Глядя, как он идет к ней, Олетта поняла, что все эти долгие часы, показавшиеся ей столетиями, она ждала, чтобы он пришел посмотреть на ее работу. Сердце ее забилось сильнее, и она с удивлением осознала, что невыразимо счастлива его видеть. Герцог остановился рядом, его серые глаза встретились с глазами Олетты — и она поняла, что он пришел, потому что не мог не увидеть ее еще раз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбара



хорошая книга
Деньги, магия и свадьба - Картленд Барбараанна
13.12.2012, 11.53





не впечетлило
Деньги, магия и свадьба - Картленд БарбараМарина
12.01.2014, 15.07





Начало улекло,но диалоги в последней главе просто раздражали....И не понятно где же благодарность герцога? это он должен быть у ног дамы, а не обещать подлецу содержание за счёт будущей жены! Вся расписная мужественность ГГ вмиг испарилась
Деньги, магия и свадьба - Картленд БарбараItis
29.07.2014, 1.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100