Читать онлайн Дар богов, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дар богов - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дар богов - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дар богов - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Дар богов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Громкий стук в дверь эхом пронзил весь дом, и Пенелопа с улыбкой взглянула на Алису.
— Неужели опять цветы!
Их и так уже некуда было ставить — поклонники завалили дом на Ислингтон-стрит букетами цветов и приглашениями на званые вечера. Слуги уже стали ворчать, что приходится то и дело открывать дверь, и даже леди Ледбери была ошеломлена ажиотажем, поднятым вокруг ее племянниц.
Мало того, наиболее гостеприимные хозяйки вместе с Алисой и Пенелопой стали приглашать в гости и их тетку. Леди Ледбери долго упиралась, но в конце концов Алиса уговорила ее принять пару приглашений на ассамблеи и званые вечера.
И в леди Ледбери впервые проснулось что-то женское.
— Да как же я поеду! Мне и надеть-то нечего! — восклицала она.
Алиса убедила ее купить новое платье и шляпку синего, а не черного цвета. А когда парикмахер, который приходил к ним чуть ли не ежедневно, сделал прическу и леди Ледбери, она показалась сестрам даже привлекательной.
— И что ты носишься с этой старухой? — спросила Пенелопа, когда они с Алисой остались одни.
— Мне ее жалко.
— Она вполне довольна своими миссионерами.
— А мне кажется, она занимается благотворительностью только потому, что ей больше нечем заняться, — сказала Алиса. Пенелопа удивленно на нее поглядела, а Алиса продолжала: — Неужели ты не видишь, как пуста ее жизнь? У нее никого нет, только эти нудные миссионеры, которые только и знают, что талдычить о несчастных негритятах, которые любят ходить голыми и которых почему-то непременно нужно одеть. Да еще викарий, которому вечно не хватает денег на его церковь.
Пенелопа пылко чмокнула сестру в щеку.
— Какая же ты хорошая! Для любого найдешь доброе слово. Счастлив тот, за кого ты выйдешь замуж.
Сама Пенелопа уже получила одно предложение руки и сердца, но, разумеется, и не подумала его принять — тем более что молодой человек, сделавший его, не отличался большим умом.
И в то же время сам по себе этот факт обнадеживал: значит, найдутся и другие желающие взять ее в жены.
Сестры сбежали по лестнице в гостиную. Так и есть: старая горничная принимала от посыльного корзину, полную орхидей, и длинную коробку с цветами.
— Опять цветы, Марта? — крикнула Пенелопа.
— Как видите, мисс, — проворчала горничная. — Надеюсь, больше не будет. Стара я уже бегать вверх-вниз по лестнице!
Подтолкнув корзину к ногам Пенелопы, старуха тяжело зашаркала прочь — видно, ноги у нее и в самом деле болели от бесконечной беготни.
— Может быть, попросить тетю Генриетту нанять какого-нибудь молодого лакея на то время, пока мы здесь, — предложила Алиса.
Пенелопа ничего не ответила; она повертела в руках карточку, которая была приколота к корзине, и, заметив на ней герб, торжествующе воскликнула:
— Это от твоего герцога!
— Он вовсе не мой! — нахмурилась Алиса.
— Твой-твой! — хихикнула Пенелопа. — И судя по размеру корзины, он скоро попросит тебя стать герцогиней.
Алиса взяла у нее из рук карточку и прочитала:
В благодарность за два незабываемых танца.
Эксминстер.
Алиса была несказанно удивлена, узнав, что джентльмен, который донимал ее разговорами о лошадях, не кто иной, как герцог Эксминстер. Дотошная Пенелопа тут же выяснила, что его скаковые лошади считаются лучшими в Англии, уступая лишь лошадям графа Кесвика.
С того памятного первого вечера герцог не оставлял Алису в покое и с каждым разом становился настойчивее. Накануне Алиса нарочно оставила для него всего два танца и, проявив чудеса дипломатии, сумела уклониться от интимного объяснения, которое герцог готов был ей навязать.
Трудно было объяснить Пенелопе, почему она так боится, что герцог сделает ей предложение, — а то, что цель его именно такова, Алиса давно поняла.
Она не могла и помыслить выйти замуж за человека, который намного ее старше; говорить с Пенелопой о своих чувствах к герцогу ей не хотелось, и Алиса, отложив карточку в сторону, поспешно спросила:
— А что за цветы прислали тебе, дорогая?
Пенелопа уже держала в руках длинную цветочную коробку. Она открыла ее, и внутри оказалась одна-единственная розовая роза.
— Весьма необычно! — воскликнула Алиса. — От кого это?
Сестра вынула из коробки карточку, и Алиса прочитала:
От розык розе.
Алиса весело рассмеялась:
— Никуда тебе от этого не деться, дорогая! Тем более что в розовом платье ты действительно на нее похожа.
— Это сравнение мне уже до смерти надоело! — резко бросила Пенелопа. — Этот майор Кумби только и знает, что меня дразнить!
— Но это же комплимент, — возразила Алиса.
— Как раз этого мне от него не нужно! — воскликнула Пенелопа и, взяв орхидеи, добавила: — Вот это гораздо лучше. А знаешь, дорогая, меня только что посетила замечательная мысль: мы пойдем дальше, чем сестры Ганнинг!
— Каким образом?
— Обе станем герцогинями.
Широко раскрыв глаза, Алиса уставилась на сестру.
— Ты хочешь сказать, что собираешься выйти замуж за того герцога, с которым танцевала вчера на балу?
— Еще бы! — ответила Пенелопа. — Уверяю тебя, он страстно этого хочет. — Она хихикнула, увидев выражение лица Алисы, и продолжала: — Мы выйдем замуж за герцогов и попадем в учебники истории.
Алиса промолчала.
Герцог Хоксхед, за которого, оказывается, Пенелопа собралась замуж, произвел на нее крайне неблагоприятное впечатление.
Это был краснолицый мужчина отталкивающей наружности. Кроме того, Алисе не понравилось, какон смотрит на Пенелопу — похотливо и дерзко.
При этом одевался он неопрятно, а к концу вечера раскраснелся еще больше и стал говорить слишком громко, из чего Алиса сделала вывод, что он к тому же и пьяница.
Впрочем, она не стала ничего говорить сестре: ей не хотелось ее расстраивать. Но вовсе не высказать своего мнения Алиса тоже не могла.
— Ты пользуешься таким успехом, дорогая, — заметила она как бы между прочим, — что найдутся и другие желающие взять тебя замуж, так что спешить не стоит. Тетя Генриетта нас пока не выгоняет. Более того, мне кажется, ей самой нравится ездить с нами на балы и вечера.
— Ни капельки не сомневаюсь, — согласилась Пенелопа. — Да, я забыла тебе сказать.
Вчера вечером пришло письмо от миссис Лалуорт. Ей нужен еще крем: у нее уже накопилось двести пустых баночек.
— Двести? — ахнула Алиса. — Великолепно! Значит, можно позволить себе купить еще по одному платью.
— Не по одному, а гораздо больше, — поправила Пенелопа. — Не могу больше видеть себя в розовом! Да и мое вечернее платье порядком поиз — m носилось!
Пенелопа, как всегда, была права. Им уже не раз приходилось подновлять платья, прибегая при этом к сверхчеловеческой изобретательности, но Алиса хорошо понимала, что искушенных великосветских дам не обмануть, они прекрасно видят, что сестры раз за разом появляются на балах в одних и тех же вечерних туалетах.
Алиса хотела прикинуть, сколько денег они получат за двести баночек крема, но запуталась в расчетах. В любом случае надо было сначала погасить кредит у миссис Лалуорт, а уж потом заниматься покупкой нарядов.
Но Пенелопа, по-видимому, придерживалась другого мнения.
— Ради Бога, Алиса! — воскликнула она. — Давай наслаждаться жизнью, пока есть возможность. Если в самом ближайшем будущем мы с тобой выйдем замуж за богатых людей, то зачем отказывать себе в самом необходимом? Чтобы потешить твое дурацкое самолюбие?
— Я ведь еще не дала согласия герцогу, — возразила Алиса. — Впрочем, он пока… и не делал мне предложения.
— Так сделает, и ты его примешь!
— Этого я еще не решила, — тихо проговорила Алиса.
— Да ты что, спятила? — воскликнула Пенелопа. — Хочешь вернуться в деревню и развлекаться переписыванием отцовских трудов?
— У меня была ты, и я была счастлива, — тихо промолвила Алиса.
Пенелопе стало стыдно, и она виновато сказала:
— Прости меня, дорогая, я говорила грубо. Но ты должна понимать: то, что сейчас происходит, больше не повторится. — Видя, что Алиса в недоумении, она пояснила: — Мы имеем успех, потому что BeauMonde обожает сенсации. Мы для них — что-то вроде новой игрушки. Но через несколько месяцев, а может, и раньше, к нам привыкнут. Появятся другие сестры, а то и целых три, займут наше место, а о нас все забудут.
Алиса рассмеялась:
— Не думаю, что это случится, но теперь тебя понимаю.
— Мы должны быть, как наши крестьяне, которые говорят: «Куй железо, пока горячо», — продолжала Пенелопа. — Так что поблагодари своего герцога за цветы и пообещай, что потанцуешь с ним на балу, который послезавтра устраивает мой герцог.
— Он дает бал? — с удивлением воскликнула Алиса.
— Да, и говорит, что в мою честь, — сказала Пенелопа. — У меня предчувствие, что на этом балу он собирается сделать мне предложение, а потом во всеуслышание объявить о нашей помолвке. Он обожает эффекты.
Алиса подумала, что лично ей в такой ситуации было бы весьма неловко, но делиться с сестрой своим мнением по этому поводу не стала, опасаясь новых насмешек, и вместо этого спросила:
— А когда мы поедем в деревню?
— Скорее всего завтра, — ответила Пенелопа. — Тогда придется отказаться всего от одного приглашения — да и то от того, которое прислал этот приятель тетки Генриетты, ужасный сноб. Он приглашает нас исключительно потому, что мы с тобой весьма популярны.
— Тетя Генриетта обидится, — заметила Алиса.
— Меня ее обиды ни в малейшей степени не волнуют, — ответила Пенелопа, — а вот терять целый день на эту поездку очень не хочется.
— Ты можешь не ездить, — предложила Алиса. — Я поеду одна. Уеду утренним почтовым дилижансом, а к вечеру вернусь.
— Подожди-ка, я кое-что придумала! — воскликнула Пенелопа.
В это время раздался еще один стук — принесли очередные цветы, и Алиса забыла спросить Пенелопу, что та хотела сказать.
Об этом она узнала лишь вечером, когда они приехали во французское посольство. Был грандиозный прием, присутствовали король и граф.
У Алисы не было возможности поговорить с графом, но она поймала себя на том, что постоянно ощущает его присутствие. А когда она беседовала с герцогом Эксминстером, заметила, что граф на нее смотрит.
У него был обычный скучающий вид, но в разговоре с какой-то красивой темноволосой женщиной с сияющими глазами, похожей на мадам Вестри, граф вдруг невероятно оживился.
«Наверное, ему нравятся брюнетки», — решила Алиса, и мысль эта почему-то была ей неприятна.
Сестры вернулись домой едва ли не за полночь, и неожиданно Пенелопа сказала:
— Я договорилась насчет завтрашнего дня.
— В каком смысле? — не поняла Алиса.
— Мы поедем в коляске, запряженной четверкой. Это намного быстрее и не так утомительно. — Алиса продолжала недоуменно смотреть на нее, и Пенелопа хихикнула: — Догадайся, кто нам коляску одолжил! Не можешь? Но это же так просто! Подумай хорошенько. Ведь только один человек знает о том, что мы делаем кремы.
— Ты хочешь сказать… граф?
— Ну конечно! — воскликнула Пенелопа. — Когда я пожаловалась ему, что нам нужно съездить в деревню, он тотчас же предложил экипаж лошадей.
— Как ты могла! — Едва ли не впервые в жизни Алиса по-настоящему рассердилась. — Мы и так у него в долгу, и у меня нет никакого желания… быть ему обязанной еще больше!
— Ты с ним познакомилась, так что ты и виновата! — отрезала Пенелопа. — И потом, я его ни о чем не просила. Просто сказала, что нам придется пораньше уйти с приема, потому что завтра у нас трудный день. Он спросил, почему, и я объяснила, что наши кремы пользуются большим спросом, миссис Лалуорт уже распродала все, что было, и просит еще. И граф тут же предложил нам своих лошадей.
— Могла бы сначала посоветоваться со мной, — укоризненно сказала Алиса.
Пенелопа расхохоталась:
— Ты сразу бы отказалась, так что какой смысл?
Пенелопа ушла к себе, и Алиса, оставшись одна, принялась придумывать доводы, один убедительнее другого, почему им с сестрой не следует больше пользоваться благосклонностью графа.
При этом она понимала, что высказывать их Пенелопе абсолютно бесполезно: она все равно поступит так, как сочтет нужным.
«Граф наверняка решит, что мы просто нахалки!» — подумала Алиса и с этой мыслью заснула.
Утром Алиса еще не успела надеть шляпку, как к ней в комнату ворвалась Пенелопа.
— Знаешь, кто нас повезет? — воскликнула она. Сердце Алисы тревожно забилось, а Пенелопа, не дожидаясь ответа, выложила:
— Граф собственной персоной! Он уже ждет внизу. Говорит, что лошади его полны сил и им не терпится тронуться в путь. Просит, чтобы мы не задерживались.
Она выскользнула из комнаты, прежде чем Алиса успела произнести хоть слово. Сложив в рундучок свое старенькое платье и фартук, Алиса сбежала по лестнице.
Снаружи, у парадного входа, как всегда элегантный, в цилиндре, немного сдвинутом набок, их дожидался граф.
Рядом стоял фаэтон. Но не тот, в котором он вез Алису к себе в первый день их знакомства, а другой, не такой высокий и запряженный не парой, а четверкой великолепных гнедых скакунов. Лошади, по-видимому, и в самом деле застоялись. Они рыли копытами землю и, если бы их не сдерживал граф, давно рванули бы с места.
Девушки уселись в фаэтон, поставили в ноги коробку с пустыми баночками, мальчик вскочил на запятки, и экипаж покатил.
Лишь когда дом леди Ледбери остался позади, Алиса обратила внимание, что сидит рядом с графом. По другую сторону от нее устроилась Пенелопа.
Граф все внимание сосредоточил на лошадях, и Алисе показалось, что правит он с удовольствием, поскольку вид у него был не такой скучающий, как на вечерах и приемах.
Наконец, миновав самую трудную часть пути, граф взглянул на Алису и с улыбкой спросил:
— Я вижу, вы удивлены, что я поехал с вами?
— Не только удивлена… Мне очень неловко, — ответила Алиса. — Я предположить не могла, что вы возьмете на себя труд… отвезти нас.
— Я решил, что так будет быстрее. Кроме того, мне интересно посмотреть, где вы живете, ведь вы мне, собственно, так ничего и не рассказали.
Алиса вспомнила, как старательно избегала расспросов графа во время достопамятного обеда и, слегка покраснев, заметила:
— Не думаю, что это настолько вам интересно. Граф пустил лошадей вскачь, и ветер, свистящий в ушах, положил конец этой беседе. Зато до деревни они домчались в предельно короткое время.
Когда коляска свернула на заросшую травой подъездную аллею, Алисе показалось, что дом за время ее отсутствия стал как будто бы меньше. И все же эти неровные старые стены и двускатная крыша были ей милее всего на свете.
В этот момент граф сообщил им о своих дальнейших планах на сегодняшний день:
— Недалеко отсюда живет один мой приятель. У него есть лошади, на которых я хотел бы взглянуть. Предлагаю вам не откладывая приниматься за работу, а днем я постараюсь вернуться, мы вместе пообедаем, ну а потом, надеюсь, сможем вернуться в Лондон.
— П…пообедаем? — запинаясь переспросила Алиса.
Ей пришло в голову, что в доме скорее всего нет вообще никакой еды, разве что несколько яиц, да и то если куры недавно неслись.
Граф улыбнулся:
— Не беспокойтесь, все необходимое я захватил с собой.
У Алисы перехватило дыхание. Ей казалось, что своей предусмотрительностью граф нанес оскорбление семейству Уинтонов. Но потом она попыталась взглянуть на это с другой стороны и решила, что графа, наверное, следует поблагодарить.
— Очень мило… с вашей стороны… обо всем подумать заранее, — пробормотала она, но по тому, как граф сердито сверкнул глазами и недовольно поджал губы, ей стало ясно: он догадался о том, что она подумала на самом деле.
Пенелопа с Алисой вошли в дом и были встречены радостными криками Бригстоков. Наскоро поздоровавшись, сестры побежали наверх, переоделись в старенькие муслиновые платья, которые тоже шили сами, и отправились в комнату, где обычно готовили крем.
Эмили была уже там, и они сразу же послали ее в сад за огурцами и листьями салата. Алиса взяла ступку, Пенелопа достала мед, и закипела работа.
Больше всего Алиса боялась, что они не успеют закончить к возвращению графа и он будет недоволен тем, что вынужден их дожидаться. Ведь он, конечно же, рассчитывает сразу отправиться в Лондон.
Одна за другой баночки наполнялись, и осталось всего одиннадцать штук, когда обнаружилось, что больше крем делать не из чего.
— Придется приезжать еще раз, — решительно сказала Пенелопа. — Клубничного очень мало, а миссис Лалуорт он понадобится наверняка. Но клубника еще вся зеленая, я специально взглянула, когда выходила в сад.
— Ну что ж, съездим еще раз, — покорно сказала Алиса.
— И я чувствую, он будет последним, — заявила Пенелопа. — Скоро мы с тобой станем герцогинями, будем захаживать к миссис Лалуорт уже в качестве полноправных клиенток и скандалить с ней, если у нее не окажется для нас какого-нибудь нового крема.
Алиса весело рассмеялась. Но вновь поймала себя на том, что всякий раз слова Пенелопы о том, что «вот мы станем герцогинями» вызывают у нее странное чувство, похожее на отвращение.
Впрочем, разбираться в этом времени не оставалось. Когда Алиса, снова переодевшись в нарядное платье, спустилась в гостиную, там уже сидел граф, внимательно изучая незаконченный натюрморт с первоцветами.
— Простите… что заставили вас ждать, — запыхавшись, проговорила Алиса.
— Я как раз думал о том, что эта картина как нельзя лучше смотрелась бы рядом с той, которую вы мне уже подарили, — не обратив внимания на ее извинения, сказал граф.
Он впервые упомянул об «ответном подарке», и Алиса, вспыхнув, проговорила:
— Наверное, вы считаете это… слишком маленькой… компенсацией за ту… огромную сумму денег… которую вы нам дали… но в нашем доме нет ни одной… ценной вещи. По сравнению с вашим… богатством все, что у нас есть, выглядело бы… жалко…
— Я счастлив, что владею этой картиной, — абсолютно не изменив тона, заметил граф, и Алиса пристально поглядела на него, желая понять, говорит ли он это просто из вежливости или действительно так считает.
В этот момент в комнату вихрем ворвалась Пенелопа.
— Какие же вкусные вещи вы привезли! — воскликнула она. — Миссис Бригсток уже накрывает на стол, и я жду не дождусь, когда мы сядем обедать. Ужасно проголодалась!
Граф и в самом деле оказался весьма предусмотрительным. Когда они втроем уселись в знакомой с детства столовой, Алиса подумала, что никогда еще обед не доставлял ей такого удовольствия. Впрочем, быть может, это было из-за того, что они решили обойтись без слуг и обслуживали себя сами.
Пенелопа не умолкая болтала, а граф удобно устроился в любимом кресле сэра Уинтона и, судя по всему, был вполне доволен подобным времяпрепровождением.
Он не забыл и о своих великолепных винах, так что миссис Бригсток осталось лишь сварить всем троим кофе, что она и сделала.
— Все, больше я не в силах проглотить ни кусочка! — воскликнула Пенелопа. — Но мы с Алисой этот обед заслужили, потому что все утро трудились не покладая рук, да еще с такой скоростью, что прочие составители кремов умерли бы от зависти, если бы узнали.
— Уверен, что женщины, чью кожу ваши кремы улучшат, оценят ваши усилия, — сухо заметил граф.
— Но они действительно эффективны! — с вызовом проговорила Алиса.
— Мне это известно, — усмехнулся граф. Алиса подумала, что он, должно быть, имеет в виду мадам Вестри, и необъяснимое чувство, похожее на острую боль, пронзило ее.
— Наверное… вам пора возвращаться в Лондон, — проговорила она, решив, что граф торопится успеть к окончанию спектакля в Королевском театре и, быть может, считает часы до того момента, когда встретится с мадам Вестри и поведет ее ужинать.
— Куда спешить? — ответил граф. — Бену еще предстоит убрать со стола, а вы тем временем можете показать мне дом, который, скажу не покривив душой, мне чрезвычайно нравится.
— Это… правда? — недоверчиво спросила Алиса.
— Почему бы и нет? — удивился граф. — Ваш дом построен в эпоху королевы Елизаветы, а меня эта эпоха всегда интересовала.
Брови у Алисы поползли вверх. Она уставилась на графа круглыми от изумления глазами.
— И меня тоже! Я очень люблю читать о том, как Елизавета сумела поднять дух нашего народа и сделать нашу страну великой.
— Именно этого ей удалось добиться, — согласился граф. — И сейчас нам нужна еще одна королева, способная на такой подвиг.
Алиса сначала не поняла, а потом вспомнила, что после смерти принцессы Шарлотты наследницей престола, поскольку у братьев короля нет сыновей, станет малолетняя дочь герцога Кентского по имени Виктория.
— А я считаю, что монархом всегда должен быть мужчина, — вмешалась в разговор Пенелопа. — И с кем бы я хотела познакомиться, так это с Карлом II.
— Поскольку он обожал хорошеньких женщин, вы бы ему наверняка понравились, — заметил граф.
— А почему бы и нет! — улыбнулась Пенелопа. — Уж тогда бы мне ничего не стоило стать герцогиней.
Граф рассмеялся:
— А вы именно этого добиваетесь?
— Ну разумеется! — горячо воскликнула Пенелопа. — Вы, должно быть, уже догадались, что мы с Алисой — современные сестры Ганнинг, а младшая из них, по имени Элизабет, дважды выходила замуж, и оба раза за герцогов.
Поднимая бокал, граф озорно сверкнул глазами:
— Выпьем за то, чтобы ваша мечта стала явью. Внезапно Алиса вспомнила, что старшая сестра,
Мария Ганнинг, вышла замуж за графа.
Отодвинув стул, она вскочила из-за стола.
— Прошу меня… простить. — Язык ее плохо слушался. — Но перед отъездом… в Лондон… у меня… еще много… дел.
И, не взглянув на графа, вылетела из комнаты.
Вечером, когда они приехали домой, Пенелопа сказала сестре:
— Знаешь, Алиса, граф нам очень помог, и вообще он гораздо симпатичнее, чем я о нем думала.
— Граф был очень любезен, — сдержанно согласилась Алиса.
— Жаль, что ты не можешь выйти за него замуж, — вздохнула Пенелопа и, хотя Алиса не проявила никакого интереса к этому замечанию, продолжала: — Майор Кумби рассказывал мне, что в Уайт-клубе даже держали пари на то, удастся ли кому-нибудь накинуть на графа брачные узы.
— А почему?.. Он… так не хочет… жениться? — спросила Алиса.
— Очевидно, в юности он пережил какой-то несчастный роман и поклялся остаться холостяком, несмотря на то что вся родня уже который год умоляет его жениться, ведь им нужен наследник.
— Должно быть, у него… и так… полным-полно женщин, — пробормотала Алиса, вспомнив о мадам Вестри.
— Конечно, сотни светских красавиц, — кивнула Пенелопа. — Майор Кумби говорит, что они кружат вокруг него, как пчелы вокруг цветка, но заманить в свои сети не могут. Граф влюблен лишь в своих лошадей и в свое поместье. Он не рассказывал тебе о нем?
— Нет.
— Говорят, это самая замечательная постройка времен королевы Елизаветы во всей Великобритании. Именно поэтому граф так сильно ей восхищается.
— Я… не знала.
— Какая же ты глупенькая, Алиса! — воскликнула Пенелопа. — Нужно интересоваться увлечениями мужчин, ведь они обожают говорить о себе. Не забудь, кстати, что твой герцог без ума от лошадей.
Алиса подумала, что об этом-то она помнит постоянно, более того, так хорошо знает его лошадей, словно это ее собственная конюшня.
И вновь при мысли о герцоге у Алисы возникло уже знакомое чувство отвращения, а почему, она сама не могла объяснить.
Она предчувствовала, что на завтрашнем балу герцог собирается с ней не только танцевать, но еще хочет поговорить о чем-то важном, и Алиса решила избежать этого разговора любыми средствами.
Поскольку они с сестрой всегда были очень близки, Пенелопа моментально почувствовала, какие мысли бродят в голове у Алисы.
— Как было бы замечательно, дорогая, — сказала она, — если бы нам обеим в один и тот же вечер сделали предложение! Ты не находишь? Мы поразили бы все светское общество, и те, кто до сих пор не хотел нас принимать, стали бы из кожи вон лезть, чтобы заманить к себе в гости.
— А разве есть такие люди? — удивилась Алиса. — Я и не подозревала…
— Ах, Алиса! Ты вечно витаешь в облаках! — рассердилась Пенелопа. — Тебе прекрасно известно, что на многие балы нас не приглашали — и, между прочим, из-за того, что мы слишком красивы. Одни боялись, что мы затмим красотой их сереньких дочерей, а другие считали, что мы не вписываемся в их утонченный круг, где присутствуют только избранные.
Слова Пенелопы чрезвычайно удивили Алису.
Она всегда была благодарна тем, кто приглашал их на свои вечера, и ей никогда не приходило в голову, что кто-то боится выглядеть невзрачно на фоне ее или Пенелопы.
Впрочем, она прекрасно понимала чувства сестры. Обладая обостренным самолюбием, Пенелопа очень болезненно относилась к тому, что ее игнорируют. Теперь Алисе стало понятно и ее жгучее желание выйти замуж непременно за герцога: тогда двери самых именитых лондонских домов, без сомнения, распахнутся перед нею.
И в то же время она не могла себе представить, что герцог Хоксхед, этот неопрятный детина с багровым лицом, будет прикасаться к Пенелопе и даже целовать ее. Впрочем, она и на сей раз оставила свое мнение при себе и прошептала только:
— Я бы не хотела… чтобы… герцог Эксминстер… меня целовал.
На следующий день они отнесли баночки с кремом миссис Лалуорт. Она была в восторге.
— Целая дюжина знатных особ ждет не дождется вашего крема! — воскликнула она. — Надеюсь, что он так же хорош, как и тот, что вы приносили мне раньше.
— Разумеется! — обиделась Пенелопа.
— Ну что ж, вы выполнили свою часть соглашения, мисс Пенелопа, — продолжала миссис Лалуорт. — И, думаю, вам приятно будет услышать, что два новых вечерних платья уже дожидаются вас. Осталось лишь чуточку их доделать.
Алиса бросила на сестру укоризненный взгляд. Пенелопа, как всегда, не стала ждать, а заказала платья в счет будущей платы, считая, очевидно, что без них не обойтись.
— Как ты могла так поступить! — прошептала Алиса, улучив момент, когда, как ей показалось, миссис Лалуорт не слышит.
— И ты ещё сердишься? — удивилась Пенелопа. — Я думала, ты скажешь спасибо! Сегодня ты будешь в новом платье, а там, глядишь, нам будут дарить их герцоги.
Алиса хотела возразить, но не успела: подошла миссис Лалуорт, держа в руках два уже почти готовых платья и, что еще больше возмутило Алису, другие два, которые еще только начинали шить.
Но на этом сюрпризы не кончились. Хозяйка магазина принесла еще и два обычных платья, для повседневной носки. Алиса едва не вспылила, но удержалась, понимая, что возражать Пенелопе бесполезно, проще ей уступить.
К платьям принесли шляпки, и, пока сестры их примеряли, Алиса узнала, отчего хозяйка магазина пребывает в столь радужном настроении.
Оказалось, что к ней стали захаживать высокопоставленные персоны, прослышав о том, что именно миссис Лалуорт шьет платья для Алисы и Пенелопы.
С гордостью перечислив имена своих новых клиенток, миссис Лалуорт добавила:
— А завтра с утра ко мне собирается заехать маркиза Конингхем. Это ваша заслуга, и я вам обеим весьма благодарна.
— Всегда рады вам услужить, — ответила Пенелопа, — но надеюсь, миссис Лалуорт, что ваша благодарность отразится и на счете, который вы нам выставите.
Алиса подумала, что сама ни за что бы не решилась сказать такое, но миссис Лалуорт только весело улыбнулась:
— Не сомневалась, что вы скажете что-нибудь в этом роде, мисс Пенелопа. Не беспокойтесь, я никогда не забываю отдавать долги.
— Отлично! — воскликнула Пенелопа. — В таком случае к этому платью мне нужна еще одна шляпка, только другого цвета.
Когда сестры вернулись на Ислингтон-сквер, их ждала очередная партия букетов и приглашений.
Только уже поднимаясь по лестнице, Алиса осмелилась задать сестре вопрос, который весь день не давал ей покоя:
— Ты поблагодарила графа за то, что он возил нас в деревню?
— Не было времени, — как-то уклончиво проговорила Пенелопа. — И потом, я подумала, что ты напишешь графу письмо, в котором поблагодаришь его от нас обеих.
— Я написала от своего имени, и Хендерсон уже его отправил, — сказала Алиса. — Но, поскольку это тебе пришло в голову попросить графа отвезти нас в деревню, я считаю, что ты тоже должна ему написать.
— Сомневаюсь, что он вообще прочитает мое письмо, — возразила Пенелопа. — Оно ему ни к чему, а вот от мадам Вестри он с удовольствием получил бы весточку.
Алиса замерла.
— А что тебе известно о… мадам Вестри… и графе?
— Кто-то, по-моему, майор Кумби, рассказывал мне, будто на каком-то приеме эта особа заявила, что своим успехом в Лондоне она обязана тому, что ей удалось очаровать английскую публику и графа Кесвика — и последнее, мол, оказалось гораздо труднее.
Не говоря ни слова, Алиса ушла в свою спальню.
На кровати уже лежало, дожидаясь ее, новое платье, и внезапно оно показалось Алисе нисколько не красивым и совсем не нарядным, а совершенно невзрачным. С таким же успехом можно было бы надеть какое-нибудь из своих стареньких муслиновых платьев.
Пенелопа рассудила, что раз уж герцог дает бал в ее честь, то должен в таком случае предоставить в их распоряжение свою карету.
К тому времени как Алиса с Пенелопой оделись, у парадного входа их уже дожидалась великолепная карета с гербом герцога на дверях.
— Какая ты красивая, дорогая! — воскликнула Алиса, увидев сестру.
Пенелопа и в самом деле выглядела великолепно.
На ней было белоснежное платье, а подол и глубокое декольте, открывающее белые точеные плечи, украшали магнолии.
На ее золотых волосах покоился венок из тех же цветов, и Алиса подумала, что ни одна тиара или корона, как бы великолепна она ни была, не могла бы украсить сестру больше.
Глядя на Пенелопу, каждый сравнил бы ее с вышедшей из серебристой воды русалочкой: столько в ней было юности, свежести и очарования.
При этом Алиса даже не задумывалась о том, что сама выглядит ничуть не хуже.
Она тоже была в белом платье, но вместо экзотических магнолий его украшали маленькие букеты подснежников. Такие же букетики прятались в нежном тюле, пышным облаком обрамлявшем ее плечи.
Если Пенелопа в своем наряде напоминала саму весну, то Алиса была похожа на Персефону, несущую миру свет после темной ночи.
Быть может, она выглядела не столь эффектно, как Пенелопа, но в то же время ни один мужчина не смог бы отвести от нее глаз и, взглянув на нее однажды, уже не замечал бы никого вокруг.
Но. Алиса, не подозревая этого, просто порадовалась за сестру и пошла следом за ней вниз, к входной двери, за которой ждала их карета.
— Смотри не помни платье, — предупредила через плечо Пенелопа.
И только когда карета тронулась с места, Алиса нерешительно сказала:
— Если герцог… и в самом деле… сделает тебе… предложение, дорогая… прошу тебя, подумай серьезно… прежде чем принять его.
— А о чем тут думать? — поразилась Пенелопа.
— О том, будешь ли ты… с ним счастлива. В конце концов он ведь станет твоим мужем… и вы с ним будете вместе… всю оставшуюся жизнь.
— Значит, я всю оставшуюся жизнь буду разъезжать в таких же шикарных каретах, жить на Парк-лейн, в Кентском замке или в каких-нибудь других замках, которых у него по Англии не меньше полудюжины, — самодовольно ответила Пенелопа.
— Важно не только то… какой он… богатый, но и что он за человек, — возразила Алиса.
— Что он за человек? Герцог, что ж тут непонятного! — весело воскликнула Пенелопа.
Алиса с горечью признала свое поражение. Такие вещи объяснять Пенелопе бесполезно: она их просто не понимает.
Больше всего на свете Алисе хотелось бы, чтобы сестра была счастлива, но при этом она чувствовала, что счастливой с герцогом Хоксхедом быть невозможно.
Она вспомнила о герцоге Эксминстере, «ее герцоге», как постоянно называла его Пенелопа, и подумала, что если выйдет за него замуж, ее ждет не счастливая жизнь, а жалкое прозябание.
Какая разница, герцог он или простой смертный? Счастья он ей не принесет. А ведь он будет ее мужем, отцом ее детей…
И внезапно Алиса поняла, что никогда не выйдет замуж за герцога, что бы Пенелопа ни говорила, как бы ни уговаривала.
При мысли о том, что сегодня опять придется с ним любезничать, ее охватил такой ужас, что захотелось тут же выскочить из кареты и бегом бежать назад, в Ислингтон. А еще лучше — уехать в деревню, где этот человек никогда не сможет ее найти.
Усилием воли Алиса постаралась взять себя в руки. Нельзя поддаваться отчаянию!
Быть может, он вовсе и не собирается делать ей предложение. Быть может, он, как и граф, вообще не желает жениться, а цветы присылает просто так, в качестве развлечения.
Но в глубине души Алиса понимала, что это не так.
Герцог сделает ей предложение, а когда — это лишь вопрос времени. И если она не хочет навсегда разругаться с сестрой, ей придется его принять.
«Я не могу! Не могу!» — исступленно повторяла про себя Алиса.
И ей казалось, что изящная карета везет ее не на бал, а на казнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дар богов - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Дар богов - Картленд Барбара



Младшая сестра предприимчива, старшая нерешительна и боязлива, но обе красивы, и, естественно, находят свое титулованно-богатое счастье: 4/10.
Дар богов - Картленд БарбараЯзвочка
28.03.2011, 23.14





Сказка про сестер- золушек. А мне понравилось.....
Дар богов - Картленд Барбаравалентина
12.02.2012, 15.44





как молоды мы были как искренне любили как верили в себя
Дар богов - Картленд Барбаралуиза
30.12.2012, 10.37





действительно . . как молоды мы были..... приятно провела время!!!
Дар богов - Картленд Барбаралия
10.01.2013, 10.05





Любить по -настоящему - это великое , иногда недосегаемое счастье !Порадовалась за молодых. Отдохнула.
Дар богов - Картленд БарбараСофи
19.02.2014, 23.09





Множество книг у Картленд заслуживают того чтобы быть прочитанными по второму разу и эта не исключение.
Дар богов - Картленд БарбараОльга
13.07.2014, 16.04





Ожидала большего!!! Слишком пафосно...
Дар богов - Картленд Барбарамакса
13.07.2014, 19.24





всё предсказуемо в романах этой писательницы, в этих наивных сказках, но иногда именно такой роман и помогает скинуть мрак и обиды с души...
Дар богов - Картленд БарбараЛюбовь
28.04.2015, 20.11





Роман очень сентиментальный. Главная героиня до ужаса нерешительная. Роман на один вечер.
Дар богов - Картленд БарбараОльга
23.08.2015, 1.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100