Читать онлайн Дар богов, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дар богов - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дар богов - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дар богов - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Дар богов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— А что было после обеда? — настаивала Пенелопа, поражаясь про себя необычной бледности Алисы. Похоже, поездка в Лондон далась ей нелегко.
Она встретила сестру у дилижанса, но всю дорогу до дома Алиса молчала.
Только умывшись и переодевшись, она нашла в себе силы рассказать Пенелопе, что случилось после того, как она вышла из магазина миссис Лалуорт.
Пенелопа как зачарованная слушала, как Алиса пошла в Королевский театр, как вошла в гримерную, как джентльмен — знакомый актрисы — вызвался заплатить за кремы и с этой целью повез ее к себе домой на Беркели-сквер.
Алиса подробно описала столовую и библиотеку, а потом надолго замолчала.
Еще в дилижансе она решила ни за что не рассказывать Пенелопе о поцелуе: ей было ужасно стыдно за собственное поведение.
В то же время она понимала, что должна каким-то образом объяснить, почему, вместо того чтобы вернуться в магазин миссис Лалуорт — что непременно надо было сделать, — она прямиком помчалась в Ислингтон, в гостиницу «Двуглавый лебедь».
В ожидании дилижанса она сидела как на иголках. Больше всего на свете ей хотелось сейчас превратиться в невидимку: под взглядами, которые порой бросали на нее постояльцы гостиницы, она чувствовала себя в высшей степени неуютно.
А в дилижансе она была в состоянии думать лишь о своем недостойном поведении, и ни о чем больше. Но как назло, вспоминая поцелуй графа, Алиса вновь испытала то странное и волнующее ощущение, которое пронзило ее, когда его губы коснулись ее губ.
«Неужели поцелуй бывает таким?» — подумала Алиса и тут же покраснела, словно ее застали за каким-то неприличным занятием.
Впрочем, ее поведение вряд ли можно было назвать приличным. Что сказала бы маменька, узнай она, что Алиса позволила обнимать и целовать себя мужчине, которого впервые увидела? Нетрудно представить.
Но Пенелопа ждала объяснений. Хочешь не хочешь, а придется, наверное, говорить правду.
— Так что же произошло, Алиса? — снова спросила Пенелопа.
— Мне не хотелось бы… об этом… говорить.
— Ты хочешь сказать, что он предложил тебе руку и сердце?
— Не совсем… так.
— Тогда что случилось?
Алиса бросила взгляд на свои крепко стиснутые руки.
— Он предложил… взять меня… на содержание… чтобы мне… не пришлось больше… работать… и продавать кремы.
К ее удивлению, Пенелопа отнеслась к этому без особого осуждения.
— Бедняжка Алиса! — воскликнула она. — Ну разумеется, этого следовало ожидать. Ведь ты сама согласилась поехать к нему, вы были вдвоем…
Алиса испуганно вскинула голову.
— Ты считаешь… что мне не следовало… так поступать?
— Будь я на твоем месте, я бы тоже поехала. Голод не тетка. Но этот джентльмен, похоже, принял тебя не за леди, а за особу определенного сорта.
Алиса застонала:
— Как я могла быть… столь неразумной? Но он показался мне… таким безразличным. Никогда бы не сказала… что он способен… вести себя… не по-джентльменски.
Пенелопа расхохоталась:
— При чем тут это! Элоиза говорила, что в Лондоне у каждого уважающего себя джентльмена должна быть любовница. Либо актриса, либо танцовщица, либо просто какая-нибудь смазливая девица легкого поведения. Для них это то же самое, что породистый конь.
Алиса вскочила.
— Почему, — в отчаянии воскликнула она, — зная это… ты мне ничего… не сказала?
— Потому что, моя милая, ты перепугалась бы до полусмерти. Не спорь, не спорь, именно бы перепугалась! Впрочем, это не важно. Важно другое. Ты сумела понравиться графу даже в такой невзрачной одежде, и это лишний раз доказывает нашу с тобой красоту.
Алиса затаила дыхание. Только бы Пенелопа не догадалась, что она понравилась графу настолько, что он набросился на нее с поцелуями!
— Ну… я не считаю это… комплиментом, — проговорила она. — И не желаю… не желаю больше говорить на эту тему!
— Конечно, не будем, — успокоила сестру Пенелопа. — Только ты не волнуйся. А вообще, что касается твоей поездки в Лондон, я и не ожидала такого потрясающего успеха. Его необходимо развить.
Алиса удивленно взглянула на сестру:
— Ты хочешь сказать… что надо еще раз… приехать к миссис Лалуорт… с нашими кремами?
— Разумеется! — воскликнула Пенелопа. — Если, как ты говоришь, все столичные красотки вслед за мадам Вестри начнут их покупать, то чем скорее мы возьмемся за работу, тем лучше!
Алиса хотела крикнуть, что ноги ее больше не будет у миссис Лалуорт и в любом другом месте, где можно встретить графа Кесвика, но не успела.
— Как это замечательно, правда, дорогая? — с энтузиазмом заговорила Пенелопа. — Мы закажем платья, а потом напишем маркизе. Ни капельки не сомневаюсь, что у нас все получится еще лучше, чем у Марии и Элизабет Ганнинг.
Алиса вспомнила, что Мария вышла замуж за графа, и тут же с горечью подумала, что у графа Кесвика и в мыслях не было предлагать ей руку и сердце.
«Я должна его забыть!» — приказала себе Алиса и постаралась сосредоточиться на том, что говорит Пенелопа. А та заливалась соловьем:
— Я думаю, мы с уверенностью можем рассчитывать, что миссис Лалуорт предоставит нам платья в кредит. Расплатимся за них постепенно. Кстати, сколько дал тебе граф?
— Наверное, фунта три.
— Где они? — спросила Пенелопа, видимо, желая убедиться, что сестра их не потеряла.
— Граф выписал чек, — сказала Алиса. — Он в шелковой сумочке, там, где был крем. Она в прихожей.
— Пойду принесу.
Пенелопа вышла и скоро вернулась с сумкой в руках.
— Завтра с утра примемся за работу, — заявила она. — Я видела на грядке три уже созревших огурца. А за водяным крессом, что растет у мельницы, отправлю деревенских мальчишек.
Говоря это, она вытащила из сумки конверт и, открыв его, пронзительно вскрикнула.
— Что случилось, Пенелопа? — встревожилась Алиса. Пенелопа смотрела на чек так, словно не верила своим глазам. — Что-то не так?
— Нет-нет, все так, — внезапно охрипшим голосом ответила Пенелопа. — Только знаешь, какая здесь стоит сумма?
— Я же говорю, фунта три.
— Не три, а пятьдесят!
— Да ты что? Этого не может быть!
Алиса подбежала к сестре и вырвала у нее из рук чек.
Все верно. На чеке, выписанном на имя мисс Алисы Уайнтер, стояла сумма — пятьдесят фунтов.
— Здесь какая-то… ошибка, — прошептала Алиса, успев, однако, отметить, что почерк у графа прямой и уверенный. — Его нужно порвать.
Пенелопа мигом выхватила у Алисы чек.
— И не вздумай!
— Но не можем же мы им воспользоваться?
— Почему?
— Потому что это похоже на воровство.
— Он сам тебе его дал.
Несколько мгновений Алиса раздумывала над словами сестры, а потом, запинаясь, сказала:
— Наверное… он выписал мне… столько денег, потому что думал… что я соглашусь… на его предложение.
— Ну а ты не согласилась, чем, безусловно, сильно расстроила графа. Что касается меня, то я ему очень признательна.
— Но нельзя же нам… брать эти деньги!
— Не вижу причин, почему.
— Потому что… ни одна порядочная девушка… так бы не поступила.
— Он дал тебе эти деньги не за то, чтобы ты была порядочной девушкой, а оттого что ты ему понравилась. И ты, между прочим, действительно не уродка.
— Но я не желаю… вести себя так… словно у меня нет совести, — гордо заявила Алиса.
— А вот меня совесть не гложет, — ответила Пенелопа. — Подумай, Алиса. Господь внял нашим молитвам. Теперь у нас есть возможность купить платья, какие нам нужно, и к ним еще шляпки; а если денег не хватит, без труда возьмем кредит. Уверена, миссис Лалуорт нам не откажет.
— Я не позволю тебе… получить деньги по этому чеку! — воскликнула Алиса.
— В таком случае изволь написать графу, объяснить ему, кто ты на самом деле, и потребуй, чтобы он перед тобой извинился.
— Ты же знаешь… я не могу…
— Тогда к чему поднимать шум из-за такой ерунды? — пренебрежительно бросила Пенелопа, но, взглянув сестре в глаза, увидела, что она расстрой ена искренне, и сказала уже совершенно иным тоном: — Прошу тебя, Алиса, дорогая, будь умницей, хотя бы ради меня. Этот чек — дар богов, и то, что мы получили его именно сейчас, когда он нам особенно нужен, прямое свидетельство того, что судьба к нам благосклонна. Нельзя же быть неблагодарной по отношению к ней.
— Речь идет не о… благодарности, — сказала Алиса, — а… о совести.
Пенелопа помолчала немного и вновь принялась за уговоры, стараясь придать голосу побольше твердости:
— Ведь ты ездила в Лондон ради меня, Алиса — как же теперь ты можешь быть так жестока? Если я поеду к тетке Генриетте в этих лохмотьях, на меня никто и смотреть не станет! Разве что случайно повезет, и какой-нибудь граф решит меня осчастливить.
Алиса в крайнем изумлении уставилась на нее:
— Как тебе только… в голову может такое прийти!
— Тебе повезло — а чем я хуже? Уж я бы, поверь мне, на твоем месте не растерялась! — От этих слов Алиса пришла в ужас, а Пенелопа продолжала как ни в чем не бывало: — Граф на скачках проигрывает куда больше чем пятьдесят фунтов, и что он при этом делает? Пожимает плечами, говорит, что не повезло, и больше об этом не вспоминает.
Алиса встала и подошла к окну. Но внутренним взором она по-прежнему видела перед собой сестру. Крушение надежд — это ужасно. Пенелопа этого не перенесет. День ото дня она будет мрачнеть, раздражаться и в конце концов обязательно выкинет что-нибудь из ряда вон выходящее. Хотя что именно, Алиса предположить не могла.
А еще ей припомнился граф. Какие у него сильные руки, какие нежные губы!
Пенелопа, видя, что Алиса вот-вот готова ей уступить, подошла к ней и обняла за талию.
— Ну пожалуйста, Алиса, — взмолилась она. — Прошу тебя, не упрямься! Вот увидишь, мы купим платья, станем бывать на балах, и не пройдет и месяца, как наша жизнь совершенно изменится.
— Даже не знаю… что тебе сказать, — несчастным голосом проговорила Алиса.
— Положись на меня, — не отставала Пенелопа. — А если тебе не дает покоя щедрый подарок графа, сделай ему ответный.
— Как это? — удивилась Алиса.
— Ну подари ему что-нибудь. У нас в доме наверняка найдется что-то такое, что ему понравится. А ты перестанешь корить себя за то, что взяла у него деньги.
Алисе припомнились картины на лестнице, книги, серебряная утварь и золотое ведерко для шампанского.
Даже подумать смешно, что в доме сэра Уинтона может отыскаться что-то способное хотя бы в малейшей степени заинтересовать графа.
И вдруг она вспомнила о картине, которая висела в спальне отца. Она написала ее после того, как он назвал их с Пенелопой «фиалкой и розой».
Это было весной, и, выйдя в сад, Алиса набрала букетик первых фиалок, выглядывающих из-под листочков. Ей пришлось изрядно потрудиться, выписывая каждый лепесток, но, когда картина была закончена, все в один голос сказали, что это ее лучшая работа, даже маменька, которая тогда была жива.
«Вы будете смотреть на нее, — сказала Алиса отцу, — и вспоминать обо мне».
«Лучше я буду смотреть на тебя, моя дорогая», — возразил он, но маменька тем не менее нашла прелестную резную рамочку и с тех пор картина висит в спальне отца. Алиса решила сделать с нее копию, хотя и не сомневалась, что если отправить графу оригинал, отец даже не заметит его исчезновения.
— Если я пошлю графу… подарок, — тихо сказала она, — Он должен догадаться, от кого это.
— Можно передать с Фредом, посыльным, — подхватила Пенелопа. — Он ездит в Лондон каждую неделю, а спрашивать ни о чем не станет, поскольку на удивление глуп.
Глаза ее радостно сияли, на губах играла улыбка: Пенелопа понимала, что победила и Алиса согласна не отсылать обратно пятьдесят фунтов.
— Приедем в Лондон, положим деньги и банк… — вслух размечталась она. — Миссис Лалуорт вовсе не обязательно о них знать.
— Да-да, конечно, — поспешно согласилась Алиса и добавила: — А если он распорядится… задержать выплату… по этому чеку… из-за того, что я отказалась от его предложения?
И она вспомнила, как отец однажды велел задержать выплату по счету, обнаружив, что оплачивает его дважды.
— Ну что ж, получится, что мы подарили мадам Вестри три баночки крема. — Пенелопа пожала плечами. — Только я не думаю, что джентльмен способен на такой низкий поступок.
— Наверное… ты права, — согласилась Алиса. При этом у нее мелькнула мысль, что как бы она ни расценивала поведение графа, он — человек чести.
Откуда в ней эта уверенность, Алиса и сама не знала — и в то же время она была согласна с Пенелопой: для графа отдать ей пятьдесят фунтов» — все равно что проиграть на скачках.
Пенелопа поцеловала сестру в щеку.
— Не грусти, дорогая, ты правильно поступила. Все будет хорошо, и я ни секунды не сомневаюсь, что маркиза Конингхем нам поможет.
Она была так взбудоражена всеми этими событиями, что весь вечер не могла говорить ни о чем другом и не обратила внимания, что сестра, против обыкновения молчалива.
Поздно вечером, уже погасив в спальне свет и улегшись в постель, Алиса продолжала думать о графе и никак не могла заснуть. Она вновь и вновь вспоминала, что он говорил за обедом, как целовал ее. Алиса в жизни не испытывала ощущения упоительнее.
«Странно, почему мне было так хорошо? Ведь я его совсем не знаю», — думала она.
Алиса долго ворочалась и вздыхала, пока наконец не забылась глубоким сном.
— Ну вот вы и здесь, — сказала леди Ледбери. — Надеюсь, вы готовы приступить к работе? Дел предстоит немало.
— Простите, тетя Генриетта, — ответила Пенелопа, — но в этот приезд мы не сможем помогать вам так часто, как раньше.
Леди Ледбери с изумлением воззрилась на племянницу.
Она даже в юности не отличалась привлекательностью, а с годами вообще превратилась в костлявую, высохшую старуху. Седые волосы она зачесывала назад и закручивала на затылке в тугой узел, а платья носила исключительно черные, отчего поразительно смахивала на пожилую ворону.
— Что это значит, Пенелопа? — резко бросила она.
— Папенька сказал, что теперь мы уже взрослые и дал нам инструкции, как мы должны проводить время в Лондоне, — беззаботно ответила Пенелопа. — И хотя мы с Алисой очень признательны вам, тетя Генриетта, за то, что вы позволили нам остановиться у вас, но мы намерены в точности выполнить его указания.
Сказать, что леди Ледбери была ошарашена этим заявлением, значит ничего не сказать.
Она страстно мечтала — хотя никогда бы в этом не призналась, — чтобы племянницы приехали побыстрее: во-первых, потому, что они никогда не отказывались помочь ей, а во-вторых, оттого, что было кем помыкать и на ком срывать зло.
Слуги леди Ледбери жили с ней под одной крышей не один год и давно поняли, что ее поручения вовсе не обязательно выполнять, особенно если они сумасбродные. Проще заверить старуху в том, что все будет сделано, а потом забыть или сказать, что не было времени.
Поскольку платила им леди Ледбери мало, а вышколены они были отлично, она понимала, что с ними нужно быть помягче, иначе они просто-напросто от нее уйдут — зато с племянницами можно было не церемониться. Впрочем, надо отдать им должное: без их помощи леди Ледбери бы пропала. К тому же и друзья-священнослужители в один голос расхваливали их, и эти похвалы звучали в ушах леди Ледбери сладкой музыкой.
Не далее как сегодня утром она говорила викарию церкви Святой Марии:
— Я слышала, викарий, что вам никак не удается найти человека, который помог бы вам заново переплести сборники псалмов. К счастью, ко мне должны приехать племянницы, а вы знаете, какие они искусные мастерицы. Так что если вы завтра принесете мне книги, я велю девочкам ими заняться.
— Очень любезно с вашей стороны, леди Ледбери, — обрадовался викарий, — и на следующем молитвенном собрании я сочту своим долгом обратить внимание церковных старост на ту неоценимую помощь, которую вы оказываете приходу.
И теперь, видя, что ее авторитет под угрозой, леди Ледбери сказала отрывисто:
— Я хочу, чтобы ты с самого начала уяснила себе, Пенелопа: я очень надеюсь, что вы с Алисой отплатите за мое гостеприимство своей помощью.
— Быть может, чуть позже, тетя, — ответила Пенелопа, и тон, которым она это сказала, показался леди Ледбери весьма вызывающим. Она промолчала, но про себя твердо решила подавить бунт в самом зародыше.
— Прошу тебя, веди себя с ней посдержаннее, — сказала Пенелопе Алиса, когда они поднялись в маленькую, удобную, но чрезвычайно скучную спаленку, которую тетка обычно предоставляла им в распоряжение.
— Я ее не боюсь! — отозвалась Пенелопа. — И молюсь лишь о том, чтобы миссис Лалуорт как можно скорее сшила нам новые платья и мы нанесли бы визит маркизе.
Алиса что-то проворчала себе под нос, но спорить не стала. Она уже давно поняла, что сестрица все равно поступит так, как сочтет нужным. Перед отъездом они сильно повздорили по поводу того, какой сувенир лучше всего привезти маркизе в память о маменьке, и даже здесь Пенелопа сумела настоять на своем.
Алиса вообще сомневалась, что отыщется подходящий предмет, но Пенелопа уверенно заявила, что что-нибудь да найдется.
После долгих поисков и жарких споров они отыскали среди вещей, оставшихся от матери, прелестный платочек, обшитый изящным кружевом, на котором леди Уинтон собственноручно вышила свою монограмму. Точно таким же кружевом было отделано платье, которое она носила в девичестве.
— Вот видишь! — радостно воскликнула Пенелопа. — Мы скажем, что маменька говорила нам, будто именно в этом платье она гостила у Денисонов, а платочек был у нее с собой, и мы подумали, что маркизе будет приятно хранить его у себя.
— А откуда ты знаешь, что так и было на самом деле? — спросила Алиса.
— Чувствую, — коротко объяснила Пенелопа. Мысль о том, что скоро у нее появятся новые платья, не давала ей заснуть до утра. Впрочем, Алиса тоже всю ночь не смыкала глаз, но совсем по другой причине: ее донимали мысли о графе.
«А вдруг маркиза действительно пригласит нас к себе или на какой-нибудь бал и там я встречу графа? Что я ему скажу? — размышляла она. — Как объясню, что потратила его деньги? Ведь я обязана была вернуть их ему вместе с вежливой запиской, что он ошибся и кремы стоят не пятьдесят фунтов, а три?»
Но если бы она так сделала, пришлось бы раскрыть свое инкогнито. И хотя Алиса была совершенно уверена, что граф и думать о ней забыл, все-таки существовала крошечная вероятность, что ему еще раз захочется с ней встретиться.
«Остается лишь молить Господа, — в конце концов решила Алиса, — чтобы граф как можно сильнее увлекся мадам Вестри и игнорировал все званые вечера, которые устроит маркиза».
На следующее утро, после завтрака, сестры, ловко избежав расспросов о том, куда это они собрались, отправились на Бонд-стрит.
— Не очень-то меня радует, что вы будете бродить по Лондону одни, — заметила леди Ледбери после того, как ее последняя попытка выпытать у племянниц цель их прогулки окончилась неудачей.
— Я всегда думала, — парировала Пенелопа, — что двум девушкам гулять по городу не возбраняется. В одиночку — другое дело, это предосудительно. В таких случаях девушку обязана сопровождать служанка. Впрочем, если вы, тетя Генриетта, хотите, мы можем взять с собой кого-нибудь из прислуги.
Говоря это, Пенелопа прекрасно понимала, что служанки у тетки, во-первых, стары, а во-вторых, до того загружены домашней работой, что никуда отлучиться не могут.
— Ничего с вами, я думаю, не случится, — проворчала леди Ледбери, а Пенелопа бросила на Алису насмешливый взгляд.
Стоял весенний солнечный день, и девушки быстро добрались по Пиккадилли до Бонд-стрит — тем более что у Пенелопы в отличие от Алисы не было никакого желания рассматривать витрины магазинов. У нее на уме сейчас было только одно: как можно быстрее обзавестись модными туалетами.
— Как только у нас появятся платья, — говорила она Алисе, направляясь к магазину миссис Лалуорт, — мы тотчас же начнем выезжать в свет.
Алиса считала, что сестра настроена чересчур оптимистично, но, поскольку очень ее любила и не хотела расстраивать, она не стала делиться с ней этими мыслями.
У входа в магазин глаза у Пенелопы вдруг восхищенно вспыхнули, и она показала Алисе на шляпку, выставленную в окне. Это была не шляпка, а произведение искусства. Высокую тулью украшал венок темно-красных роз, а загнутые вверх поля были отделаны тончайшим кружевом.
— Как раз то, что нам нужно, — сказала Пенелопа и решительно вошла в магазин.
Там она надменно осведомилась, не могут ли они видеть миссис Лалуорт, и минуту спустя сестры уже стояли перед хозяйкой магазина, которая явно была чем-то встревожена.
— Чем могу служить, юные леди? — поинтересовалась она и, вглядевшись в Алису, громко воскликнула: — Куда же вы пропали? Почему не зашли ко мне, как я вас просила? Как я ругала себя, что забыла спросить, как вас зовут и где вас найти.
— А зачем ее нужно было искать? — спросила Пенелопа, видя что Алиса не в состоянии открыть рта.
— Мадам Вестри была в восторге от ваших кремов, и все актрисы валом повалили в мой магазин, горя желанием приобрести такие же. В высшем обществе уже поползли слухи о том, что у меня есть что-то новенькое.
— Я понимаю… — медленно проговорила Пенелопа. — Итак, вам нужны еще кремы?
Сообразив, что сказала лишнее, миссис Лалуорт небрежно бросила:
— Да, я могла бы взять у вас несколько баночек и попробовать продать. Если не получится, я вам их верну.
— Нас это не устраивает, — заявила Пенелопа. — Но у меня к вам есть деловое предложение. Если мы с вами пройдем куда-нибудь, где нам никто не помешает, я сообщу вам наши условия.
Сказав это, Пенелопа почувствовала на себе недоуменный взгляд Алисы. Она, несомненно, считала, что сестра ведет себя вызывающе. Но миссис Лалуорт, по-видимому, придерживалась другого мнения, поскольку спокойно проговорила:
— Прошу вас в мой кабинет. Там нас никто не потревожит.
— Пойдемте, — согласилась Пенелопа и, идя следом за миссис Лалуорт, ободряюще сжала руку Алисы.
Через полчаса все трое вернулись в магазин. Миссис Лалуорт выглядела слегка сбитой с толку, но вежливости не утратила.
Пенелопа четко изложила свои условия.
Они дают миссис Лалуорт пятьдесят баночек крема, а та безотлагательно предоставляет им платья, шляпки и прочие принадлежности.
Нужное количество крема у сестер уже есть, а при необходимости они могут изготовить и больше — столько, сколько понадобится.
За эти пятьдесят баночек им немедленно должна быть выплачена сумма из расчета десять шиллингов за каждую.
По этому аспекту между миссис Лалуорт и Пенелопой произошла острая стычка: мадам Лалуорт настаивала на семи шиллингах, а Пенелопа — на десяти.
После жаркого спора Пенелопа согласилась на девять шиллингов, при условии что если на крем будет большой спрос и им с сестрой понадобится срочно ехать в деревню делать очередную партию, то цена возрастает до десяти шиллингов.
Алиса участия в дискуссии не принимала, но про себя подумала, что с радостью согласилась бы на семь шиллингов. В такого рода делах она была совершенно беспомощна, да и вообще полагала, что торговать чем-либо некрасиво и стыдно.
Но, поскольку Пенелопа всеми правдами и неправдами стремилась попасть в высшее общество, Алиса попыталась отринуть угрызения совести, мучившие ее еще и оттого, что они тратят деньги графа, и взглянуть на все глазами сестры.
Зато когда дело дошло до выбора платьев, Алиса испытала восторг, которого прежде не знала. Теперь и она поверила, что в этих нарядах они с Пенелопой будут выглядеть обворожительно и вполне могут сойти за гранд-дам.
Кроме того, Пенелопа умудрилась вызвать у миссис Лалуорт значительный интерес, ловко дав ей понять, что они с сестрой имеют связи в высшем обществе, и связи немалые.
— Мы остановились в Ислингтоне у нашей тети, леди Ледбери, — заявила она, — и нам с сестрой чрезвычайно важно поскорее обновить гардероб, поскольку мы намерены нанести визит давней подруге нашей матери, маркизе Конингхем.
Алиса готова была поклясться, что миссис Лалуорт слегка вздрогнула.
— Вы сказали — маркизе Конингхем?
— Да. В юности мама часто гостила у них в доме… Вы понимаете, мы должны ее навестить, но для этого нужна соответствующая одежда.
— Вот уж не ожидала, — пробормотала себе под нос миссис Лалуорт, и Алиса никак не могла понять, что ее так удивляет. — Ее светлость, — продолжала хозяйка магазина, — в былое время часто делала у меня покупки, и мне хотелось бы вновь обрести привилегию ее одевать.
— В таком случае вы должны сшить нам такие платья, которые привели бы ее в восхищение, — заявила Пенелопа. Она сразу поняла, что имя маркизы произвело на миссис Лалуорт огромное впечатление. — Не сочтите меня самонадеянной, миссис Лалуорт, но я совершенно уверена, что, оказав нам с сестрой эту услугу, вы тоже не останетесь внакладе.
Миссис Лалуорт схватывала быстро и тут же велела показать девушкам несколько уже начатых платьев. Примерив их, Алиса и Пенелопа настолько преобразились, что миссис Лалуорт выразила желание немедленно дошить платья, а дамам, заказавшим их, сделать новые. Не теряя времени она приказала продавщицам принести самые лучшие из имеющихся в магазине тканей. Принесенные ткани были настолько красивы, что Алиса, даже не спрашивая, догадалась, что стоят они баснословно дорого и, улучив момент, прошептала Пенелопе на ушко:
— Пенелопа, ты с ума сошла? У нас нет таких денег!
— Предоставь это мне, — тоже шепотом ответила Пенелопа и, разматывая рулон голубого — под цвет глаз Алисы — шелка, добавила громче: — Ты только взгляни!
Алиса не могла не согласиться с тем, что этот шелк был бы ей очень к лицу.
Когда они наконец вышли из магазина, было уже далеко за полдень, так что сестрам неминуемо предстояло выслушать выговор от тетки.
Впрочем, это не имело никакого значения. Важно было другое, а именно то, что миссис Лалуорт обещала прислать на Ислингтон-сквер, 43, два платья завтра с утра, а два вечерних туалета — после полудня, если Пенелопа с Алисой днем придут в магазин на примерку.
Алиса, правда, не могла избавиться от подозрений, что Пенелопа заказала не только эти, но и другие платья. Она не сомневалась, что тех пятидесяти фунтов, что дал им граф, и двадцати двух фунтов за крем, который надо было еще изготовить, не хватит, чтобы оплатить платья, шляпки, перчатки, туфли, чулки и зонтики, которые тоже заказала Пенелопа, абсолютно уверенная в том, что без них не обойтись.
На обратном пути Алиса попыталась сказать об этом сестре, но ничего не вышло: они шли очень быстро, почти бежали, а в такой ситуации обсуждать серьезные вещи попросту невозможно.
Чтобы ублажить тетку — леди Ледбери очень рассердилась на племянниц за то, что по их вине обед пришлось отложить на полчаса, — Алиса переплела заново ветхий псалтырь, а Пенелопа сшила пару серых рубашек из грубого холста, жалея несчастных негритят, которым придется носить это убожество.
— У меня для вас сюрприз, — сказала леди Ледбери, входя в комнату, где трудились Пенелопа с Алисой.
— Какой, тетя Генриетта? — спросила Алиса.
— Завтра я возьму вас в церковь Святой Марии на репетицию. Мы очень гордимся тем, что наш хор мальчиков будет выступать на коронации в Вестминстерском аббатстве, и я уверена, вы получите огромное удовольствие.
— Очень жаль, тетя Генриетта, — торопливо сказала Пенелопа, прежде чем Алиса успела раскрыть рот, — но завтра мы собирались нанести визит маркизе Конингхем.
Воцарилась тишина. Сестры увидели, как глаза тетки становятся круглыми от удивления.
— Ты сказала — маркизе Конингхем? — переспросила она, в точности как миссис Лалуорт.
— Да, тетя, — ответила Пенелопа. — Наверное, вам известно, что маркиза была близкой подругой маменьки, а у нас с Алисой есть одна памятная вещица, которую маркизе приятно было бы получить.
— Не может быть! — воскликнула леди Ледбери. — Я понятия не имела, что у вашей матери было что-то общее с маркизой Конингхем!
— Она в то время была не маркизой Конингхем, а Элизабет Денисон, — пояснила Пенелопа, — и маменька часто бывала у них дома. Но после того как она вышла замуж и поселилась в деревне, они, естественно, редко виделись.
— Не могу поверить, что ты говоришь мне правду, — отрезала леди Ледбери. — Но даже если так, в настоящее время маркиза не та особа, с которой вам следует заводить знакомство.
Пенелопа удивленно взглянула на тетку.
— Что вы имеете в виду, тетя Генриетта? Леди Ледбери долго молчала, а потом сухо сказала:
— Я не намерена обсуждать эту тему — во всяком случае, не с такими юными девушками. И все же считаю своим долгом всячески воспрепятствовать вашим намерениям.
— Ничего не понимаю, — проговорила Пенелопа. — Если вы знаете про маркизу что-то плохое, не лучше ли рассказать нам, что именно.
— Это не предмет для обсуждения, особенно с девушками вашего возраста, — повторила леди Ледбери и с достоинством удалилась, а Пенелопа с Алисой изумленно переглянулись.
— Что бы это могло означать? — с недоумением спросила Пенелопа.
— Может быть… следует послушаться тетю и… не ездить к маркизе? — робко предложила Алиса.
— Не будь дурой! — моментально взвилась Пенелопа. — Если тетя Генриетта ее не любит, значит, маркиза очаровательная женщина и будет рада нам помочь. — На Алису сей аргумент не произвел ни малейшего действия и, заметив это, Пенелопа ласково коснулась ее руки: — Алиса, не беспокойся. Помяни мое слово, если будешь слушаться тетку, то когда состаришься, станешь как две капли воды на нее похожей.
Алиса представила себя в образе своей тетки и не удержалась от смеха:
— Готова на что угодно, лишь бы этого избежать!
— Я тоже, — согласилась Пенелопа, — и именно поэтому мы нанесем маркизе визит.
Вечером Алиса поднялась в спальню, а Пенелопа осталась внизу. Гадая, зачем ей это понадобилось, Алиса начала готовиться ко сну. В этот момент дверь распахнулась, и Пенелопа вихрем влетела в комнату.
— Я сейчас узнала такое! — воскликнула она, захлопнув за собой дверь. — Ты ни за что не поверишь! Теперь я знаю, почему тетка так не любит маркизу Конингхем!
— И почему же? — спросила Алиса, усаживаясь на кровать и приготовившись слушать.
— Только не падай! — предупредила Пенелопа и, медленно, отчетливо выговаривая каждое слово, объявила: — Маркиза — новая фаворитка короля!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дар богов - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Дар богов - Картленд Барбара



Младшая сестра предприимчива, старшая нерешительна и боязлива, но обе красивы, и, естественно, находят свое титулованно-богатое счастье: 4/10.
Дар богов - Картленд БарбараЯзвочка
28.03.2011, 23.14





Сказка про сестер- золушек. А мне понравилось.....
Дар богов - Картленд Барбаравалентина
12.02.2012, 15.44





как молоды мы были как искренне любили как верили в себя
Дар богов - Картленд Барбаралуиза
30.12.2012, 10.37





действительно . . как молоды мы были..... приятно провела время!!!
Дар богов - Картленд Барбаралия
10.01.2013, 10.05





Любить по -настоящему - это великое , иногда недосегаемое счастье !Порадовалась за молодых. Отдохнула.
Дар богов - Картленд БарбараСофи
19.02.2014, 23.09





Множество книг у Картленд заслуживают того чтобы быть прочитанными по второму разу и эта не исключение.
Дар богов - Картленд БарбараОльга
13.07.2014, 16.04





Ожидала большего!!! Слишком пафосно...
Дар богов - Картленд Барбарамакса
13.07.2014, 19.24





всё предсказуемо в романах этой писательницы, в этих наивных сказках, но иногда именно такой роман и помогает скинуть мрак и обиды с души...
Дар богов - Картленд БарбараЛюбовь
28.04.2015, 20.11





Роман очень сентиментальный. Главная героиня до ужаса нерешительная. Роман на один вечер.
Дар богов - Картленд БарбараОльга
23.08.2015, 1.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100