Читать онлайн Цветы пустыни, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветы пустыни - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветы пустыни - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветы пустыни - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Цветы пустыни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Услышав шаги и увидев маркиза, Медина перепугалась.
Ей не спалось, и, желая глотнуть свежего воздуха, она вышла из палатки с непокрытой головой.
Сурьму с век и бровей она тоже успела уже смыть.
Медина понимала, что, увидев ее без очков и в одной только тонкой рубашке, он сразу поймет, что перед ним женщина.
— Как я могла быть такой беспечной? — ругала, она себя.
Медина думала, что маркиз устал и давно уже спит, но сама она уснуть не могла.
Сабея была совсем рядом, и Медина вновь вспомнила об отце.
Эти воспоминания причиняли мучительную боль. Ей хотелось рыдать и вопить от горя.
Она опять с ужасающей остротой поняла, что осталась одна на всем белом свете.
Хотя Медина, в отличие от своих ровесниц, много странствовала и встречала немало интересных мужчин, она по-прежнему была одинока.
В Англии ее родители дружили со всеми соседями, и если бы сейчас они жили там, Медина могла бы наслаждаться обществом своих сверстников.
Вместо этого она росла среди султанов и шейхов, среди .антропологов и исследователей вроде Ричарда Бертона.
Ее отец много раз бывал в Европе, в Греции, в Италии, некоторое время прожил в Испании, и повсюду с ним была дочь.
»Полагаю, — криво улыбнувшись, сказала себе Медина, — что столь космополитическое образование превратило меня в кочевника, не имеющего ни дома, ни родины».
Однако она была достаточно рассудительной, чтобы понимать: рано или поздно ей придется вернуться в Англию.
Денег, которых отец оставил ей, надолго не хватит, а чтобы издатели переводили гонорары за книги отца на ее имя, они должны знать, где она находится.
Но сначала об этом должны были узнать ее родственники.
— Что же мне делать? — спросила Медина вслух.
Она задавала этот вопрос не только Аллаху, но и отцу, который — она это чувствовала — по-прежнему оставался с ней рядом.
Наконец Медина заснула.
Только наутро она осознала, что ее поспешное бегство могло показаться странным маркизу.
Чувствуя легкий стыд, она занялась отдачей распоряжений погонщикам и осмотрела верблюдов, а позавтракала вместе с Нуром, когда маркиз уже поел.
По глазам маркиза она видела, что он с нетерпением ждет возможности посмотреть на Сабею.
Покинув Кану, они уже потратили почти две недели на посещение других городов.
Первым из них была Шаба — в древности ее назвали Сабута — резиденция царей Хадрамаута.
Они проехали по занесенным песком улицам некогда одного из самых могущественных городов Аравии.
Медина показала маркизу останки храма, который был разрушен пожаром в третьем столетии нашей эры.
Маркиз узнал, что при раскопках здесь были найдены резные панели из слоновой кости, а также многочисленные фрески и колонны, украшенные изображениями грифонов.
Но Медина не сомневалась, что в будущем здесь найдут еще больше сокровищ.
Маркиз хотел остановиться и изучить руины получше, но Медина повела караван дальше в Сану, где показала маркизу мечеть, окруженную причудливой формы минаретами.
Но мечеть Эль-Модар в Тариме произвела на маркиза еще более сильное впечатление.
Она была ста пятидесяти футов высотой, а шпиль ее был сложен из кирпичей.
Муэдзин кричал с минарета:
— Аллах акбар! Аллах акбар!
На следующий день они снова пустились в путь, но не раньше, чем маркиз увидел, как обещал ему Селим, мастерские, где красили индиго набедренные повязки.
Но Медине показалось, что маркиза гораздо больше заинтересовали каменные плиты с древними надписями рядом с мастерскими.
Он мог бы и не говорить ей» что ему очень хочется забрать их с собой.
Она поняла это по тому, как жадно его пальцы ощупывали выбитые на камне буквы.
Горшки и статуэтки, которые наперебой предлагали уличные торговцы, не вызвали у него ни малейшего любопытства.
Он оживился, только когда Медина сказала ему, что при раскопках иногда находят маленькие фигурки верблюдов, датируемые первым тысячелетием до нашей эры.
Он рассмеялся, узнав, что верблюды были одомашнены еще в середине второго тысячелетия — возможно, потому, что они дают молоко.
— «Корабли пустыни», — заметил он, — конечно же, с тех пор не раз доказали свою полезность.
— Это верно, — сказала Медина. — Верблюды обеспечивают арабов молоком, шерстью, мясом и шкурами.
— Жаль только, что они такие уродливые! — поддразнил ее маркиз. — Я лично предпочитаю своих скаковых лошадей — между прочим, чистокровных арабских скакунов.
Медина через силу сказала, что ей хотелось бы на них посмотреть.
Она была уверена, что маркиз не может и помыслить о том, чтобы пригласить в свой английский дом араба, пусть даже и знатного.
Наконец караван вошел в Сабею — страну, где некогда правила царица Савская.
Медина, хотя сама не знала почему, чувствовала, что если маркиз не восхитится Сабеей так же, как восхищается ею она, это ей будет обидно.
В столице Сабеи, Марибе, который называли «Городом благовоний», ее отец открыл и расшифровал сотни древних надписей.
Они жили в Марибе почти год и тесно сдружились с местными жителями.
Эдмунд Тевин изучал остатки великой плотины и показал Медине надписи, которые доказывали, что основой процветания этой страны было земледелие.
Она рассказала маркизу о том, как царь Соломон послал удода с поручением передать приглашение от него царице Савской.
— Вы домните, — добавила Медина, — что в Библии говорится, что царица, которая, как мне нравится думать, была очень красива, преподнесла в дар Соломону благовония, много золота и драгоценных камней.
— Конечно, она должна была быть красива, если жила в такой красивой стране! — ответил маркиз.
Медина почувствовала, как ее словно омыло изнутри теплой волной, когда увидела, что маркиз очарован городом, вырисовывающимся на фоне скалистых гор.
Едва увидев его, он остановил верблюда и долго любовался Марибом.
Если даже раньше Медина этого не ощущала, то сейчас поняла, что он очень отличается от других англичан и его душа глубоко тронута красотой, открывшейся перед ним.
Она чувствовала, что в эту минуту духи прошлого коснулись его души.
Они молча сидели на своих верблюдах, ожидая, пока караван пройдет мимо.
Потом Медина тихо произнесла:
— Коран говорит, что царица Савская справедливо правила своей страной, но ее подданные отвернулись от Аллаха.
— Как это? — спросил маркиз.
— Они были прокляты за глупость, — сказала Медина, — и это может случиться с каждым, кто отказывается от своего бога.
Маркиз ничего не ответил, но она знала, о чем он подумал.
На ночлег караван остановился за городом, среди пшеничных полей и лимонных рощ.
Увидев среди ветвей пестрых удодов, Медина показала на них маркизу:
— Мне всегда представлялось, что они — потомки крылатого посланца царя Соломона.
Маркиз улыбнулся, глядя, как птицы взлетают и исчезают в ночи. Своими криками удоды, казалось, хотят сообщить Медине и маркизу какую-то весть.
На следующий день маркиз любовался восемью колоннами храма бога луны Илумвы, которые четко вырисовывались на фоне синего неба.
— Храм бога луны имел в основании овал, — сказала Медина.
Ей показалось, что маркиз думает о царице Савской, которая явно завладела его воображением.
На миг Медина испытала странное чувство, которое было почти сродни ревности.
В эту минуту она поняла, что, когда маркиз вернется в Англию, она не забудет его.
Это было поистине счастье — говорить с человеком столь интересным, столь умным и так похожим на ее отца.
Она видела, что с каждым днем маркиза все больше увлекает история Аравии, и думала, что он в точности соответствует ее идеалу мужчины.
Он был такой сильный, мужественный, волевой.
В то же время он стремился к чему-то возвышенному.
Теперь Медина понимала, почему она почувствовала себя такой одинокой в ту ночь.
Просто она подумала, что после того, как их путешествие закончится, она ни с кем уже не сможет поговорить так, как говорила с маркизом.
Но для него она была всего лишь арабским юношей, который отвечал на его вопросы и учил его арабскому языку — в чем, кстати, маркиз добился больших успехов.
Но до сих пор он не видел в ней человека, такого же, как он сам.
А для нее он был человек! Более того — соотечественник, хотя и не знал об этом.
Медина сердцем понимала, что маркиз обладает глубиной чувств и восприимчивостью, отличающей его от обычных людей.
Она не смогла бы выразить словами свое отношение к нему, но, глядя на него, понимала, что его красивое лицо навсегда останется в ее памяти.
Она почти физически ощущала, как падают песчинки времени, и ее приводила в отчаяние мысль, что скоро он покинет ее.
Могло случиться так, что ему надоест путешествие и он захочет вернуться в Англию, но было гораздо вероятнее, что он погибнет при попытке проникнуть в Мекку.
Эта мысль для нее была подобна кинжалу, вонзенному в самое сердце, и она в отчаянии выкрикнула:
— Нет, о Боже, только не это!
И в это мгновение она поняла, что нужно делать.
Озарение пришло так внезапно, что казалось, будто это дух отца дал Медине совет.
В Сабее отец Медины искал и почти нашел Древнюю статую, которая, по слухам, была зарыта где-то на территории древнего города.
Один археолог из Индии говорил ему, что видел во сне статую царицы Савской и людей, которые ей поклонялись.
Медина подумала, что если маркиз отыщет это сокровище, то будет настолько счастлив, что забудет о своем глупом пари.
Такой трофей, разумеется, оправдал бы его поездку в глазах друзей.
Правда, тогда он покинул бы ее, Медину, но это было все равно лучше, чем знать, что он погиб из-за ее неопытности.
»Я должна его спасти!»— решила Медина.
Она все как следует обдумала и только потом сказала маркизу, что нужно делать.
В этот вечер они разбили лагерь у развалин древнего города, недалеко от ручья.
У арабов принято есть на закате, и когда они закончили ужинать, солнце уже опустилось за горы.
Вокруг стояла тишина, нарушаемая только бормотанием погонщиков и вздохами верблюдов.
Маркиз не отрывал взгляда от гор.
Медина чувствовала, что он близок к тому духовному экстазу, который ее отец всегда испытывал, бывая в Сабее.
— Я хочу вам кое-что сказать, — понизив голос, произнесла Медина. Опасаясь, что их подслушают, она говорила по-английски.
— Я слушаю, — ответил маркиз, но не повернул головы.
Медина вновь почувствовала укол ревности.
Он опять был целиком погружен в себя, а в ней видел лишь молодого араба, который вторгся в его размышления.
— Когда я был здесь в последний раз, — сказала Медина, — мне повстречался индийский археолог. Он рассказал, что ему приснился странный сон.
Маркиз слушал, но, как ей показалось, без особого интереса.
— Во сне он увидел, где зарыта статуя царицы Савской, — продолжала Медина.
Тут маркиз впервые проявил любопытство:
— И вы думаете, что она по-прежнему там?
— Мне известно точное место, — ответила Медина. — Индус узнал его во сне, но не смог забрать статую.
— Почему?
— Местные жители отнеслись к нему с подозрением, и ему пришлось уехать.
Маркиз повернулся к Медине.
— И вы предлагаете нам, — спросил он, — найти эту статую?
— Только мы должны быть очень осторожны, — ответила Медина, — потому что местные жители — большие собственники и не желают ни с кем делиться своими сокровищами.
— Могу их понять.
— Уже были случаи, когда они прогоняли археологов, угрожая оружием, — предупредила Медина.
— Вы думаете, нам удастся этого избежать? — спросил маркиз.
— Нам надо пойти одним, — ответила Медина. — И нам нельзя доверять никому, кроме Нура.
Маркиз на мгновение задумался. Потом он спросил:
— Далеко отсюда это место?
— Туда можно добраться за четверть часа.
— Так пойдемте же! — воскликнул маркиз. Теперь он широко улыбался.
— Нам понадобятся лопаты, — сказала Медина. — Но мы должны быть очень осторожны и тщательно следить, чтобы никто не заподозрил, что мы задумали.
— Сделаем вид, что нам захотелось прогуляться, — подхватил маркиз. — Лопату я видел среди инструментов, которые сложены за моей палаткой.
Он не торопясь встал, потянулся и пошел по песку в сторону палаток.
Медина затаила дыхание: маркиз проглотил наживку.
Теперь ей оставалось только молиться, чтобы ее отец не ошибся и чтобы сведения, которые он получил от индуса, действительно оказались верными.
Через несколько минут маркиз крикнул ей по-арабски, что хочет прогуляться по окрестностям.
— Я хочу размять ноги после того, как столько времени провел в седле, — сказал он.
Медина подумала, что он выговаривает слова безукоризненно и, услышав его, никто не подумает, что в его жилах нет ни капли арабской крови.
Когда он присоединился к ней, под бурнусом у него была спрятана лопата.
Они прошли по неровному основанию того, что некогда было великой плотиной.
Потом поднялись выше, к тому месту, где стоял когда-то старый город.
Теперь там, где была древняя столица Сабеи, остались только обломки стен, полуразрушенные башни и кучи щебня.
В небе зажглись звезды. Вышла луна, и тени сделались четче. Лунный свет посеребрил всю округу, Медина уверенно повела маркиза туда, где ее отец вел раскопки в ту ночь, когда умер.
Было мучительно возвращаться на то место, где он упал и где она коснулась его уже бездыханного тела.
И все же в эту минуту Медина не сомневалась в том, что именно его дух подсказал ей способ спасти маркиза.
Они достигли развалин древнего храма.
Пол был усыпан обломками рухнувшей арки, разрушенных колонн и осколками черепицы.
В свете звезд на остатках постамента, где когда-то, по-видимому, стояла статуя, они увидели древние письмена.
Место, о котором говорил Медине отец, было совсем рядом.
Когда отец умер и Hyp унес его тело, Медина вернулась туда, где он копал, и засыпала яму.
Она понимала, что любой, узнав о его смерти, попытается выяснить, что он здесь искал.
Она без труда нашла то место, где земля была свежей.
Маркиз сбросил бурнус. Под ним оказалась шелковая рубашка, приличествующая его предполагаемому высокому положению.
Медина увидела, какой он широкоплечий и какие у него сильные мускулы.
Прежде чем указать маркизу, где рыть, она огляделась вокруг, чтобы убедиться, что за ними никто не подсматривает.
Она не заметила ничего подозрительного — только пугающе черные тени и яркий лунный свет окружали их.
— Здесь! — прошептала она.
Маркиз вонзил лопату в сухую землю.
Он был гораздо сильнее отца Медины, и яма росла на глазах.
За считанные минуты он углубился в землю больше чем на три фута.
Медина уже начала бояться, что сведения отца были ложными, как вдруг лопата маркиза звякнула обо что-то твердое.
Он лег на землю и пошарил рукой в яме.
Медина молилась про себя, чтобы это не был просто большой камень или плита фундамента.
Ей казалось, что прошла целая вечность, хотя маркиз рылся в песке всего несколько минут.
Потом он встал на колени, наклонился и вытащил из ямы что-то тяжелое.
Медина тихо вскрикнула от волнения.
В лунном свете она увидела потемневшую от времени статую, на первый взгляд сделанную из бронзы.
Она изображала женщину, держащую в одной руке ветвь ладанового дерева, а в другой — масляный светильник.
— Вы нашли ее! Нашли! — прошептала Медина.
Несколько мгновений маркиз в восхищении разглядывал статую, а потом отдал ее Медине.
Затем он снова пошарил в яме, а когда выпрямился, в руке у него было ожерелье.
Ожерелье тоже было темным от времени, но Медина не сомневалась, что оно золотое.
Оно мало чем отличалось от ожерелий Селима, только было сработано гораздо искуснее.
Маркиз еще раз сунул руку в яму и достал горсть древних монет.
Медина знала, что они помогут установить время, когда была зарыта статуя.
— Кажется, все, — пробормотал маркиз»— И, по-моему, задерживаться здесь надолго не стоит.
— Да, конечно, — ответила Медина шепотом. — Только сначала засыпьте яму.
Маркиз быстро забросал яму землей и присыпал сверху каменными обломками, чтобы было меньше заметно, что здесь недавно копали.
Потом он с улыбкой сказал Медине:
— Придется нести нашу добычу так же, как лопату. Завернем статую в вашу рубашку или в мою?
Медина застыла. Она понимала, что настоящий араб предложил бы маркизу свою рубашку.
Она судорожно думала, как выкрутиться из этого положения, но маркиз, заметив ее колебания, лишь рассмеялся:
— Ладно. Это моя статуя, значит, я и должен обеспечить ей маскировку!
Он снял рубашку, которая, впрочем, была скорее похожа на платье, чем на рубашки, которые носят в Англии.
Медина увидела, какое у него гибкое и стройное тело без единой унции жира.
Она смущалась, но не смогла отвести от него взгляда.
На маркизе были длинные шаровары, а выше пояса кожа его была очень белой, совсем не арабской, и Медина, испугавшись, торопливо воскликнула:
— Наденьте бурнус! Любой, кто вас увидит, вмиг поймет, что вы европеец!
Маркиз был удивлен волнением, прозвучавшим в голосе Али, но повиновался.
После этого он опустился на колени и принялся заворачивать статую, ожерелье и монеты в свою рубашку.
— Возьмите это пока себе, а я отнесу на место лопату, — сказал он.
— Да, здесь ее оставлять нельзя, — кивнула Медина.
Статуя была не больше двух футов высотой, но довольно тяжелая.
Сунув узел под бурнус, Медина подумала, что ей придется нести его обеими руками.
Маркиз в свою очередь спрятал под одежду лопату.
— Мы должны вернуться обычным прогулочным шагом, — сказал он. — Наша спешка или чересчур возбужденный вид могут пробудить ото сна призраков, которые, вероятно, еще обитают в развалинах города!
Медина со страхом подумала, что скорее есть опасность привлечь внимание враждебно настроенных живых горожан.
Когда они шли сюда, дорога показалась им совсем короткой.
Но теперь, на обратном пути, у Медины было такое чувство, что прошел не один час, прежде чем они снова очутились у палаток, стоящих на вершине холма.
Она не сомневалась, что погонщики наблюдают за ними.
Но Медина не могла отделаться от страха, что были и другие, менее безобидные свидетели их «прогулки», о которых они не подозревали.
Наконец, когда руки Медины уже затекли, от тяжести и она испугалась, что вот-вот уронит статую, они подошли к палатке маркиза.
— Идите внутрь, Али, — сказал маркиз. — А я велю Нуру принести шербета. Предполагается, что после такой прогулки люди должны испытывать жажду.
Медина ничего не сказала.
Она молча вошла в палатку, которая была такой высоты, что там можно было стоять во весь рост, только слегка пригнув голову.
В палатке вполне хватало места для двух человек.
Медина положила статую на землю, но не стала разворачивать ее до возвращения маркиза.
Однако она сгорала от нетерпения рассмотреть ее получше и удостовериться, что они нашли именно то, что искали.
Вернулся маркиз и привел с собой Нура.
Они развернули рубашку и внимательно изучили свою находку.
Статуя оказалась ничуть не поврежденной; ожерелье на шее и браслеты на запястьях не оставляли сомнений в том, что она изображает царицу.
Медина заметила, что Hyp уже готов воскликнуть, что ее отец был прав.
Испугавшись, что он невольно выдаст ее тайну, она поспешно проговорила:
— Я рассказал его светлости об индийском археологе, который увидел во сне место, где зарыта статуя.
Hyp сразу все понял и сказал:
— Хвала Аллаху, господин! Это великая находка!
Когда они остались одни, маркиз произнес с воодушевлением, которого Медина прежде не слышала в его голосе:
— Со мной никогда еще не происходило ничего столь увлекательного! Я и не думал, приехав в Аравию, что мне выпадет удача привезти домой столь ценный предмет.
— Вы хотите оставить ее себе?
— А как же! — воскликнул маркиз. — Она займет почетное место в моем доме. — Он почти любовно коснулся статуи и добавил:
— Разумеется, я дам знать о ней Британскому музею и всем, кто заинтересуется моими находками.
Он слегка улыбнулся Медине:
— На самом деле нашли ее вы, и, разумеется, если вы позволите мне оставить ее себе, я возмещу вам ее стоимость.
— Я не прошу у вас денег, милорд! — сухо сказала Медина.
— Теперь вы ставите меня в неловкое положение, — возразил маркиз, — и хотя я сказал «моя находка», статую мы нашли вместе, но распиливать ее надвое было бы кощунством.
— Разумеется, кощунством! Но я рад, что она попала к вам; и когда вы вернетесь в Англию, она будет напоминать вам об Аравии.
— Если я вернусь в Англию! — поправил маркиз. — А если меня раскусят в Мекке, тогда, разумеется, она останется на память вам.
Медина невольно вскрикнула:
— Не говорите таких страшных слов! Вы не подумали, что если погибнете вы, то погибну и я: меня убьют за то, что я привел вас в Священный Город?
— Это маловероятно, потому что вы араб, — ответил маркиз. — Вы поклянетесь, что я вас обманул и вы не подозревали, кто я такой на самом деле.
Он склонился над статуей и осторожно потер ее пальцем, пока не заблестела бронзовая поверхность.
— Не терпится ее почистить! — сказал он.
— Оставьте это до вашего возвращения в Англию, — посоветовала Медина. — Что бы ни случилось, никто в, караване не должен знать, что мы везем.
— Hyp спрячет ее среди моих вещей, — сказал маркиз. — Вы совершенно уверены, что ему можно полностью доверять?
— Я уже доверял ему свою жизнь, — ответила Медина, — а, как вы знаете, у человека нет ничего более ценного.
— Да, разумеется, — согласился маркиз. — И теперь я доверю свою.
Чуть позже Hyp принес мешок с вещами маркиза.
Он завернул статую, ожерелье и монеты в длинный шерстяной платок, из тех, в которые закутываются арабы, когда бывает холодно.
Это был его собственный платок, давно выцветший и ставший грязно-серого цвета.
Hyp положил сверток на самое дно, а сверху навалил все остальные вещи.
— Я навьючу его на своего верблюда, мой господин, — сказал он, — иначе кому-нибудь может показаться, что он подозрительно тяжелый.
— Только будь с ним поосторожнее, Hyp, — сказала Медина.
— Чем скорее мы уедем, тем лучше! — ответил Hyp. — Мой господин всегда говорил, когда он что-нибудь откапывал: «Никогда не задерживайся на месте преступления!»
Медина знала, что он имел в виду ее отца, но как только Hyp ушел, маркиз спросил ее:
— Hyp упомянул о своем бывшем хозяине. Это был археолог?
— Кажется, да, — небрежно ответила Медина.
Маркиз посмотрел на нее при свете лампы и сказал:
— Из ваших слов я понял, что Hyp служит у вас уже очень давно. Как вы его нашли? Ваш отец шейх. Hyp тоже ваш соплеменник?
— Сегодня я могу думать только о сокровище, которое вы нашли, — ответила Медина. — Неужели нам выпала такая удача? Не есть ли это благословение богов?
— Я сам себя об этом спрашиваю, — сказал маркиз.
— Теперь самое важное, — продолжала Медина, — как можно быстрее вывезти ее из Аравии. Вы можете положиться на Нура. Он никому не обмолвится, что у вас такое сокровище.
Она помолчала мгновение и добавила;
— Если кто-нибудь узнает об этом, у вас отнимут ее, а для этого жителям Мариба придется вас убить!
Маркиз посмотрел на нее с удивлением:
— Вы предлагаете мне вернуться в Англию немедленно?
— Теперь мне кажется, что это было бы разумнее всего.
— И отказаться от путешествия в Мекку?
— Неужели это действительно так важно?
— Для меня — да! — ответил маркиз. — Черт побери, я сказал, что проникну туда, и все статуи в мире не заставят меня нарушить слово!
Медина ничего не сказала.
А она-то не сомневалась, что стоит предложить ему выбор, как маркиз предпочтет вернуться в Англию и не станет рисковать жизнью ради того, чтобы выиграть пари.
Она понимала, насколько опасное дело он затеял, и даже вздрогнула от испуга.
— Вы действительно за меня боитесь? — спросил маркиз.
— Вы не араб… И поэтому вы не понимаете, что мы превращаемся в фанатиков, когда дело касается Мекки.
Она помолчала, подбирая слова, а потом продолжала:
— Мы считаем, что одно присутствие неверного оскверняет святое место. Любой, кто будет столь безрассуден… или столь отважен… чтобы осквернить главную святыню всего мусульманского мира… не может рассчитывать на то, что это сойдет ему с рук.
Но, говоря это, Медина понимала, что все ее усилия тщетны.
Губы маркиза сжались в тонкую линию.
Медина видела, что ее доводы и ее мольбы только укрепили его решимость.
— Я пойду в Мекку, даже если это будет стоить мне жизни! — поклялся он.
— Именно так и будет! — со злостью сказала Медина.
Она поднялась и, выйдя из палатки маркиза, пошла к своей.
В эту минуту она поняла, что любит его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Цветы пустыни - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Цветы пустыни - Картленд Барбара



Очередная счастливая сказка на ночь. Все написано обычно по стилю Барбары. Те, кто любят интриги, тайны всякие—это не для вас. А тем, кому не хватает сказки в жизни и просто хочется расслабиться и помечтать-это то что нужно. Поэтому 9 из 10
Цветы пустыни - Картленд БарбараПросто Человек:)
20.09.2014, 14.59





Очередная счастливая сказка на ночь. Все написано обычно по стилю Барбары. Те, кто любят интриги, тайны всякие—это не для вас. А тем, кому не хватает сказки в жизни и просто хочется расслабиться и помечтать-это то что нужно. Поэтому 9 из 10
Цветы пустыни - Картленд БарбараПросто Человек:)
20.09.2014, 14.59





Вещица приятная. Можно прочитать для расслабления!
Цветы пустыни - Картленд БарбараЛиля
11.11.2015, 12.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100