Читать онлайн Брак по принуждению, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брак по принуждению - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брак по принуждению - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брак по принуждению - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Брак по принуждению

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Нет, дедушка, это абсолютно невозможно! Я не могу!
— Ты сделаешь так, как я сказал, — загремел сэр Роберт. — Если ты думаешь, что я позволю какому-нибудь смазливому охотнику за приданым промотать мое состояние, то жестоко ошибаешься!
— Почему ты так уверен, что за мной будут ухаживать одни охотники за приданым? — тихо спросила Гита.
— Неужели ты допускаешь, что их привлечет в тебе что-то иное? — вскричал сэр Роберт. — Хватит спорить. У тебя есть право выбора. Ты можешь выйти либо за Винсента, либо за Джонатана — сама решай, кто из них тебе больше по душе. И чем скорее состоится свадьба, тем лучше.
С этими словами он подал знак стоявшему за инвалидным креслом камердинеру, чтобы тот увез его.
Гита несколько секунд смотрела ему вслед, а затем устало опустилась на диван.
— Что же мне делать? — в отчаянии прошептала она. — Что мне делать»?
Главным, что занимало ее деда в последние два месяца, была забота о его огромном состоянии. В приватной беседе врачи сообщили Гите, что сэру Роберту осталось жить два, максимум три месяца. Она никому не рассказала об этом, но старик, со свойственной ему проницательностью, догадался о том, что его дни сочтены.
С тех пор он не раз принимался обсуждать вопрос о наследнике. Его волновало, кто именно унаследует его состояние, которое он сколотил в прошлом веке в Индии. Никто, за исключением его самого, поверенного и бухгалтера, не знал, о каких суммах идет речь, но всем, в то» числе и самым дальним родственникам, было известно, что он баснословно богат.
По закону основными наследниками сэра Роберта являлись сыновья его младшего брата, Винсент и Джонатан, которые считали дни до того мгновения, когда получат эти золотые горы.
Гита была дочерью единственного сына сэра Роберта, погибшего в битве при Ватерлоо. Алекс Салливан, отличавшийся красотой и бьющим через край жизнелюбием, служил в армии Веллингтона, где проявил себя как выдающийся командир. Не только отец, видевший в нем продолжателя рода Салливанов, но и весь полк скорбели о его гибели.
Гита всегда считала, что деньги не интересовали отца, находившего радость в общении с людьми и спокойной семейной жизни, а не в борьбе за приумножение капитала. Мама не сильно отличалась от него по характеру. Будучи воспитанной в провинциальной дворянской семье, она не любила роскошные лондонские балы, ассамблеи и приемы, которые продолжали устраивать и во время войны, а предпочитала жить в деревне.
Когда полк ее мужа перебазировался в Бельгию, она вынуждена была покинуть домик в поместье и переехать в огромный особняк свекра. Дом выглядел довольно странно, потому что сэр Роберт постоянно перестраивал и расширял его.
«Иногда мне кажется, — не раз повторяла мама, — что мы с тобой крохотные горошинки, перекатывающиеся в огромном стручке!»
После смерти мужа. ее прекрасного Алекса, жизнь будто ушла из мамы, Словно привидение, она бродила по ставшему мрачным и угрюмым дому с его высокими потолками и широкими лестницами, отделанными золотом и резьбой. Вскоре миссис Салливан тихо угасла.
Гита подозревала, что не только гибель отца послужила причиной смерти матери, так до конца и не поверившей в случившееся. Дело в том, что все ее окружение теперь составлял дедушка, который с возрастом превратился в брюзгливого старика, она почти не виделась ни с кем, кроме него. Мало кто выдержит такую жизнь.
В отличие от матери Гита нашла утешение в лошадях и пользовалась любой минуткой, чтобы покататься верхом. А свободного времени у нее было достаточно, так как постоянно меняющиеся гувернантки не успевали за свое непродолжительное пребывание в Салливан-Холле наладить учебный процесс: либо их увольнял сэр Роберт, недовольный какими-то мелочами, либо они уходили сами, возмущенные его вмешательством в их работу.
Однако Гите удалось восполнить пробелы в своем образовании, причем гораздо лучше, чем это сделали бы все гувернантки, вместе взятые.
В Салливан-Холле была обширная библиотека, в которой имелись все последние издания. Сожалея о том, что в детстве его не отправили учиться в привилегированную школу для мальчиков, и желая слыть образованным человеком, дедушка тратил огромные деньги на книги. Плотник не успевал мастерить новые книжные шкафы.
Книги стали своего рода мостиком, соединившим Гиту и ее деда. Обычно после верховой прогулки она заходила к нему и заводила разговор о каком-нибудь новом издании, надеясь тем самым отвлечь его внимание от того факта, что уроки не сделаны.
Ее рассказы увлекали сэра Роберта. Иногда она читала ему вслух, но чаще он просил, чтобы она своими словами передавала прочитанное. Со временем зрение деда стало ослабевать, его глаза быстро уставали, и он мог видеть только крупный шрифт. Так постепенно Гита превратилась в рассказчицу.
Она и не подозревала, что продолжительные беседы с дедом способствуют развитию ее речи, улучшают знание языка, литературы и истории, а также обучают ораторскому искусству.
Старик и его внучка вели странный образ жизни. Вряд ли какую-либо еще девушку обрекали на столь унылое существование, если только не отправляли ее в монастырь.
Крохотный замкнутый мирок Гиты рухнул вскоре после того, как девушка отметила свое восемнадцатилетие.
Сэр Роберт почувствовал, что смертельно болен. Он понимал, что Гита останется одна и, унаследовав большую часть его состояния, станет легкой добычей для охотников за приданым. Полагая, что ей не хватит опыта и сообразительности, чтобы отделаться от них, он решил выдать ее замуж за одного из своих племянников.
Сэр Роберт всегда недолюбливал своего младшего брата Джейсона, отца Винсента и Джонатана, и отказывался поддерживать с ним отношения. После смерти Джейсона, погибшего в дорожной аварии, его сыновья быстро сообразили, откуда можно извлечь выгоду, и зачастили в Салливан-Холл. Спустя полгода они уже чувствовали себя в особняке сэра Роберта как дома.
К своему удивлению. Гита вскоре обнаружила, что не испытывает к кузенам особой приязни. Винсента она считала самым настоящим хлыщом. Его манера растягивать слова, ставшая модной в Лондоне, раздражала ее и вызывала ощущение собственной незначительности. В свои тридцать пять лет Винсент был не кем иным, как прожигателем жизни и при каждой возможности давал понять Гите, сколь важное положение в лондонском высшем свете он занимает. Кузен не упускал случая заявить также, что большинство представительниц слабого попа находят его чрезвычайно привлекательным.
Его камердинер, которого ненавидели почти все слуги Салливан-Холла, постоянно хвастался победами своего хозяина над первыми красавицами Лондона.
Гита узнавала о похождениях кузена из рассказов горничных, служивших в доме много пет. Они забывали, что их маленькая хозяйка стала взрослой, и обсуждали в ее присутствии все, что их волновало.
— Это же бессовестно! — возмущалась одна из них. — Хвастаться тем, что разбил сердце какой-нибудь бедняжке! Ваш отец, мисс — да упокой Господь его душу! — никогда бы так не поступил.
— Верно, — соглашалась Гита. — Папа никогда бы так не поступил…
Кузен Джонатан вызывал у нее еще большую антипатию, чем его брат.
Винсент всегда держался с Гитой высокомерно, считая ее скучной и некрасивой, чуждой тому обществу, в котором он привык блистать. Джонатан же, напротив, постоянно льстил ей и подлизывался к сэру Роберту, причем делал это столь явно, что она испытывала неловкость, слушая его.
Когда братья впервые появились в Салливан-Холле после смерти своего отца, они даже не обратили внимания на девушку, продолжая видеть в ней ребенка. Кузены предполагали, что сэр Роберт оставит Гите небольшую сумму — достаточную для приданого, а остальное отпишет им как продолжателям рода Салливанов. Но некоторое время назад у них зародились подозрения, и они полностью изменили свое поведение: Джонатан принялся ухаживать за Гитой, а Винсент то и депо говорил ей комплименты, звучавшие крайне фальшиво.
Не требовалось особого ума, чтобы понять ход их мыслей.
Однажды, когда братья уже уехали в Лондон, сэр Роберт объявил Гите, что собирается сделать ее своей наследницей.
— Но это невозможно, дедушка! — воскликнула Гита, изумленно глядя на него.
— Кто может помешать мне? — сразу же вспылил старик. — Тебе нужны деньги, а кому отписывать их — мое депо. Хоть я и не люблю своих племянников, они все же остаются Салливанами. Если у тебя в голове мозги, а не солома, то тебе удастся изменить этих оболтусов к лучшему.
— Но, дедушка… мне даже противно думать о том, чтобы выйти за кого-нибудь из них!
— Ты выполнишь то, что я велел! — грубо оборвал ее сэр Роберт.
Подобные споры стали повторяться изо дня в день. Единственное, что радовало Гиту, это то, что ни Винсент, ни Джонатан еще не знали о решении деда назвать ее своей наследницей.
Но настал момент, когда сэр Роберт сообщил внучке, что уже послал за своими племянниками и ждет их приезда через два дня. Гита почувствовала себя пойманной в ловушку, из которой ей уже никогда не выбраться.
Добсон увез сэра Роберта наверх, а девушка выбежала из комнаты в холл, схватила пальто, лежавшее на стуле, и направилась к входной двери.
— Куда вы идете, мисс? — остановил ее лакей.
— В конюшню, Гарри, — ответила она. — Если Дедушка спросит обо мне, скажи, что не знаешь, куда я пошла.
Гарри, прослуживший в Салливан-Холле уже несколько лет, весело усмехнулся:
— Можете доверять мне, мисс.
Гита была настолько углублена в себя, что даже не улыбнулась ему в ответ. Дождавшись, когда он распахнул перед ней дверь, она выбежала из дома.
Холодный ветер, поднявшийся перед закатом, немного успокоил ее. Она неторопливо пошла по посыпанному гравием двору к арке, расположенной слева от особняка. Именно там и находилась конюшня.
Зайдя внутрь. Гита обнаружила, что лошадей уже развели по денникам на ночь. Одни животные мерно жевали овес, другие устроились отдыхать на свежей соломе, которую ежедневно меняя Эбби, старший конюх.
Гита открыла денник своей любимицы — Стрекозы. Погладив кобылу по бархатному носу, она прошептала:
— О, Стрекоза, что мне делать? Помоги мне! Я не могу… я не выйдузатого, кого… не люблю!
Девушка с грустью вспомнила о том, как счастливы были ее родители. Вся жизнь матери сосредоточилась на отце, и после его смерти в ней словно погас какой-то огонь.
— Стрекозочка, я хочу полюбить… полюбить так, как они любили друг друга, — бормотала Гита.
Лошадь внимательно прислушивалась к ее словам, и девушке казалось, что она все понимает.
Внезапно в проходе между денниками послышались шаги. Повернувшись, Гита увидела Хокинса, когда-то служившего денщиком у ее отца. После смерти своего господина Хокинс решил остаться с его вдовой и дочерью и вместе с ними переехал в Салливан-Холл.
— Я услышал ваш голос, мисс, — сообщил Хокинс, — и решил спросить, могу ли я вам чем-нибудь помочь.
Хокинс, появившийся в их доме, когда Гите было лет десять, отлично знал, что девушка много времени проводит с лошадьми, находя в этом утешение.
Гита заколебалась, стоит ли рассказывать Хокинсу о своей беде, но потом сообразила, что Добсон, камердинер деда, с которым Хокинс может поделиться, тотчас растрезвонит по всему дому о том, какая судьба уготована внучке хозяина, и вскоре вся челядь только об этом и будет говорить.
Приблизившись к Гите и заметив в ее глазах слезы, Хокинс воскликнул:
— Не надо так расстраиваться, мисс Гита! Я как раз собирался обрадовать вас новостью о том, что завтра нас ждет кое-что интересное.
— И что же? — всхлипнув, спросила девушка.
Помня о том, что Винсент и Джонатан приезжают завтра во второй половине дня, она даже не могла представить, существует ли на свете нечто, способное отвлечь ее от грустных мыслей.
— Я тут разузнал, — ответил Хокинс, — что завтра по соседству, в поместье его светлости, устраиваются скачки. Если нам удастся улизнуть рано утром, то мы успеем к началу.
Сообщение Хокинса и в самом деле вызвало у Гиты интерес.
— Скачки? Стипльчез
type="note" l:href="#FbAutId_1">1
? Ты хочешь сказать, что его светлость вернулся? Я думала, он все еще за границей.
— Говорят, он вернулся домой, — объяснил Хокинс, — и первым делом устроил стипльчез. К нему съедутся друзья из Лондона. Уверен, там будут такие лошади, каких вам в жизни видеть не доводилось.
— О, Хокинс, кто тебе рассказал все это?
— Да я сегодня был в таверне, — ответил Хокинс, — и туда пришел один из грумов лорда Лока. — Заметив любопытство в глазах девушки, он добавил: — Он взахлеб расписывал приемы, которые его светлость устраивал в Лондоне. Думаю, в Лок-Холле уже сейчас полно народу, а конюшни забиты до отказа.
Гита рассмеялась:
— О, как здорово, Хокинс! Конечно, мы должны посмотреть скачки. Но только никому об этом не говори, иначе этот отвратительный камердинер все донесет деду, и мне велят остаться дома.
— Да я бы не ответил негодяю, который час, спроси он меня об этом! — воскликнул Хокинс, и Гита снова засмеялась.
Она знала, что в течение многих пет камердинер сэра Роберта враждует с остальной челядью Салливан-Холла, считавшей его шпионом. И не без оснований: Добсон пересказывал хозяину все, что слышал.
— Мы вот что сделаем, Хокинс, — предложила Гита. — Мы скажем, что едем на непродолжительную прогулку и вернемся к обеду. — Она на секунду запнулась. — Однако мы умрем с голоду, если ты не захватишь с собой сандвичи, только чтобы кухарка ничего не заметила.
— Предоставьте это мне, мисс Гита, — успокоил ее Хокинс, — А что касается его светлости — будьте уверены, он выиграет стипльчез.
— Мне тоже так кажется, — согласилась с ним Гита. — Я с удовольствием снова посмотрю, как он скачет верхом. Интересно, он сильно изменился за два года?
— Стал старше, — ответил Хокинс. — Грум в таверне хвастался, что его хозяин обновил все препятствия на скаковом круге.
Гита задумалась в предвкушении завтрашней поездки. В последний раз она видела лорда Лока, когда тот охотился. Тогда еще она подумала, что ни один человек на свете не умеет с таким изяществом и ловкостью держаться в седле. Казалось, они составляли единое целое с лошадью.
Несмотря на то, что Локи и Салливаны были соседями, они не общались из-за давней вражды. А началось все с того, что отец лорда Лока заявил, будто расположенный на границе поместий лес принадлежит ему. Это привело сэра Роберта в ярость, поскольку пес он считал своим. Обе стороны призвали своих поверенных, дабы те сверились с картами, но ответ на спорный вопрос так и не был найден.
Кончилось все тем, что пожилые джентльмены разругались насмерть. С тех пор они не встречались и не общались даже в тех случаях, когда этого требовали интересы графства.
Семья Локов жила в графстве на несколько поколений дольше, чем семья Салливанов. Лорд Лок являлся председателем комитета по организации конных выставок и членом нескольких благотворительных советов. Сэр Роберт председательствовал в совете по организации сельскохозяйственных выставок и также принимал участие в работе благотворительных организаций, но других.
Почти все дворянство графства предпочитало иметь депо с лордом Локом, хотя были и такие, которые поддерживали отношения с обоими.
Когда нынешний лорд Лок вступил в права наследства, он уже зарекомендовал себя бравым солдатом. После окончания войны он вновь вернулся к светской жизни. Лондонский бомонд считал его самым привлекательным молодым человеком, и его внимания добивались первые красавицы модных салонов. Он был отличным наездником, поэтому его без возражений приняли в круг «Коринфян». Джентльмен Джексон, владелец «Академии бокса» на Бонд-стрит, причислил его к своим лучшим ученикам. Кроме всего прочего, лорд Лок оказался великолепным фехтовальщиком и, как утверждали, победил в поединках двух европейских чемпионов. Он одинаково метко стрелял как из дробовика, когда охотился на птиц, так и из дуэльного пистолета.
Естественно, каждый его шаг вызывал живейший интерес не только у слуг лондонского дома и Лок-Холла, но и у большинства обитателей Салливан-Холла. Слушая рассказы о нем. Гита представляла его героем. Она видела лорда издали несколько раз, и этого оказалось достаточно, чтобы подстегнуть ее воображение. Она очень переживала, что ей так и не довелось познакомиться с человеком, ставшим главным героем ее грез.
Как Гита и предполагала, после окончания войны лорд Лок предпочел отправиться в путешествие вокруг света, вместо того чтобы путешествовать по будуарам признанных красавиц. Она не могла представить, что лорд Лок будет охотиться за чьими-нибудь деньгами, как это делали ее кузены, или мириться с обществом такого хмурого человека, как ее дед, только ради того, чтобы заполучить наследство.
— Ничто не удержит меня от того, чтобы посмотреть стипльчез, — сказала она Хокинсу. — Мы поедем на Холм — оттуда хорошо виден весь скаковой круг — через Монаший лес.
— Я слышал, лорд Лок многое изменил на круге.
— И что же он сделал?
— Он расширил его, а препятствия сделал выше.
— О, жаль, что я не могу поупражняться там, — грустно проговорила девушка, понимая, что ей остается лишь наблюдать за лордом Локом и восхищаться издали, так как им не суждено познакомиться. Тем не менее известие о завтрашнем стипльчезе немного развеяло ее хандру, и она уже не испытывала такого ужаса перед будущим, как несколько минут назад. Она улыбалась, когда шла к дому и думала о лорде Локе.
Утром, к радости Гиты, небо оказалось чистым.
Девушка раздвинула шторы и обнаружила, что за ночь неглубокие лужицы покрылись тонким ледком.
«Солнышко скоро растопит его», — отметила про себя Гита.
В настоящий момент у нее не было гувернантки — бедняжку полгода назад уволил сэр Роберт, — поэтому никто, к счастью, не спрашивал ее, куда она собирается. Дедушка спустится вниз не раньше одиннадцати, и вряд ли она понадобится ему раньше.
Торопливо позавтракав. Гита побежала к конюшне. Хокинс уже ждал ее. Она села на Стрекозу, а Хокинс вскочил на красивого жеребца по кличке Самсон.
Предупредив грумов, что вернутся к обеду, они спокойным шагом пересекли двор и направились в ту часть поместья, куда обычно ездили на конные прогулки.
— Будьте осторожны, мисс Гита, — предупредил ее Хокинс.
— Почему? — удивилась она.
— В Лок-Холл съезжаются гости, и на дороге много экипажей.
— Приложу все сипы, чтобы не столкнуться с ними, — весело проговорила девушка.
Вскоре они отъехали на значительное расстояние и удостоверились, что из дома их не видно.
Глаза Хокинса, невысокого, но жилистого и сильного мужчины средних лет, лукаво блестели. Отец Гиты не раз говорил, что в трудной ситуации предпочитает своего бывшего денщика любому силачу.
«Более того, — добавлял отец, — он обладает потрясающей способностью скрашивать мой быт. Он и цыпленка раздобудет на обед, и отыщет в свинарнике самый чистый угол и устроит там роскошную постель». Иногда мама смеялась в ответ, а иногда с тоской в голосе говорила:
«О, дорогой, если бы только я могла ухаживать за тобой. Но боюсь, ты бы не захотел, чтобы я, как маркитантка, следовала за тобой в обозе».
«Мне приятно сознавать, что ты здесь, моя драгоценная, в доме, в котором мы вместе создавали уют. Можешь не сомневаться: если у меня будет возможность, я мгновенно примчусь к тебе», — убеждал маму отец и смотрел на нее долгим взглядом. Гита догадывалась, что так может смотреть только тот, кто любит.
Она не раз видела, что родители стоят обнявшись, и старалась побыстрее уйти из комнаты, так как понимала, что они полностью поглощены друг другом.
Однако ее отец так и не вернулся с войны. Мама заперла дом, в котором они провели столько счастливых дней, и вместе с Гитой перебралась в огромный и угрюмый особняк свекра, чей недовольный голос почти постоянно раздавался под сводами пустых комнат…
Предвкушая интересное зрелище, Гита на время забыла и о своей утрате, и о больном деде, и о мрачном доме. Она скакала на Стрекозе и радовалась тому. что скоро увидит героя сказок, которые рассказывала самой себе на ночь, когда гасила свечи.
Они пересекли попе и направились к тому самому лесу, из-за которого две семьи, являвшиеся неотъемлемой частью графства и жившие по соседству, враждовали более двадцати пяти лет.
«Какая глупая вражда! — не раз восклицала мама Гиты. — Когда мы с папой поселимся в Салливан-Холле, я протяну руку дружбы всем нашим соседям, в том числе и лорду Локу».
«Именно это я и сделаю, если дедушка оставит мне дом и деньги», — подумала Гита.
Эта мысль напомнила девушке о том, что ждет ее в будущем, и на мгновение ей показалось, что солнечный свет померк и ее окружил непроглядный туман. Однако она заставила себя успокоиться, вызвав в своем сознании образ лорда Лока, берущего одно препятствие за другим на вороном жеребце.
Они рысью проехали через пес и оказались на Холме, откуда открывался вид на долину, где и должны были состояться скачки. Зрители уже собрались возле ограды, а участники соревнований неспешно подтягивались к старту.
Первым делом Гита обратила внимание на лошадей. Все они были отличных кровей и великолепно выезжены. Затем девушка перевела взгляд на всадников — привлекательных молодых людей в прекрасно сшитых костюмах для верховой езды, лихо заломленных цилиндрах и отполированных до блеска сапогах.
«Наверняка они приехали из Лондона», — сказала она себе.
Когда взгляд Гиты упал на вороного жеребца, гарцевавшего на старте, ее сердце учащенно забилось — в наезднике она безошибочно угадала лорда Лока.
«Только он один умеет так держаться в седле! — восторженно подумала девушка. — И только у него может быть такой красивый конь!»
Пристально изучив лорда Лока, Гита пришла к выводу, что за два года он сильно изменился и стал еще красивее. Однажды ей довелось взглянуть на него вблизи. Они случайно столкнулись в воротах церкви, и она отважилась поднять на него глаза. Лорд Лок показался ей необычайно красивым, но с неким напетом бесшабашности. Он напомнил ей морского разбойника, пирата, человека, который считает жизнь игрой и стремится любыми путями познать все радости мира.
После этой встречи Гита недоумевала, почему у нее возникло ощущение, будто она хорошо знает лорда Лока. «Разве такое возможно? — спрашивала она себя. — Ведь мы с ним даже ни разу не разговаривали…»
Продолжая наблюдать за ним, девушка опять подумала, что он очень отличается от окружавших его мужчин. По его движениям она догадалась, что лорд отдает какие-то распоряжения. Все, к кому он обращался, мгновенно выполняли его указания.
Наконец лошади выстроились на старте. Раздался выстрел, и участники соревнований сорвались с места. Гита затаила дыхание.
Внезапно девушка обнаружила, что Стрекоза спускается вниз по склону поближе к скаковому кругу.
«Наверное, я случайно дала ей шенкеля», — решила Гита.
После первого препятствия Гита определила, что лорд Лок хоть на секунду, но опережает остальных участников. После третьего барьера вороной жеребец вырвался вперед, но не сильно, так как всадник придерживал его. Девушка не сомневалась, что на губах лорда Лока играет странная усмешка — победная и в то же время циничная.
А участники скачек продолжали нестись вперед. Вот они преодолели водное препятствие, затем изгородь, оказавшуюся выше остальных барьеров. Двое всадников не удержались в седле, а у одного лошадь отказалась брать препятствие.
Наконец соревнования переместились в дальнюю часть скакового круга. Вороной жеребец с легкостью брал одно препятствие за другим.
Когда участники вышли на финишную прямую, лорд Лок дал волю своему коню, и тот, рванувшись вперед и обойдя на целый корпус остальных участников, первым достиг финиша.
Гита, чувствовавшая себя утомленной, будто сама скакала на вороном жеребце, с облегчением перевела дух. Она и не подозревала, сколь сильно переживала за лорда Лока.
— Ну, что я вам говорил, мисс Гита! — воскликнул Хокинс. — Я знал, что его светлость выиграет. Никто не может побить его — никто!
Девушка лишь кивнула.
— Жаль, — продолжал Хокинс, — что нам нельзя подойти к нему и сказать, что мы болели за него. Я бы с удовольствием взглянул на его лошадь.
— Я бы тоже, — призналась Гита.
— Я всегда говорил, — продолжал Хокинс, — нельзя не принимать его светлость в Салливан-Холле, к тому же ваш батюшка спас ему жизнь.
Его слова заставили Гиту оторвать взгляд от лорда Лока.
— Что значит «спас ему жизнь»? — спросила она, с изумлением посмотрев на Хокинса.
— Неужели хозяин не рассказывал вам? — удивился тот.
— Нет, — ответила девушка. — А когда папа спас жизнь лорду Локу?
— Когда мы были в Португалии, мисс. Это было первое сражение вашего батюшки в составе нашего полка.
— И что же тогда произошло? — продолжала расспрашивать Гита.
— Мы напоролись на французский кавалерийский взвод. Прежде чем мы сообразили, что случилось, лошадь под его светлостью — хотя тогда он еще не вступил в права наследства — убили. — Гита вскрикнула. — Французов было шестеро против одного. Ваш батюшка уже отдал приказ отступать — нам просто ничего иного не оставалось, когда лейтенант Лок упал. Тут ваш батюшка остановился возле него, наклонился и сказал: «Прыгай ко мне, приятель, и поторопись, черт побери!» Он подал ему руку, подтянул к седлу, и они ускакали. А пули роились вокруг, как мухи!
— Как это похоже на папу! — совздохом проговорила Гита.
— Они спаслись только чудом, мисс! Ваш батюшка сам мог погибнуть, когда помогал лорду Локу взобраться на лошадь. Мы-то все выполнили его приказ — скакали во весь опор от французов! Могу поспорить, — рассмеявшись, добавил Хокинс, — что, вспоминая о том случае, лорд Лок каждый раз, и особенно когда выигрывает скачки, как сегодня, благодарит вашего батюшку за то, что остался жив.
— Я тоже уверена в этом, — тихо произнесла девушка.
Она вновь посмотрела вниз, на скаковой круг. Лорд Лок, окруженный толпой, уже принимал поздравления, в то время как остальные участники лишь приближались к финишу.
И вдруг ей в голову пришла невероятная мысль! Настолько фантастическая, что она не сразу осмелилась облечь ее в слова.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Брак по принуждению - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 4Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Брак по принуждению - Картленд Барбара



мне нравится что в романах Барбары события происходят в разных местах и не повторяются.
Брак по принуждению - Картленд Барбарамария
12.06.2011, 20.47





читала многие рассказы и мне очень нравится.
Брак по принуждению - Картленд БарбараСветлана
15.10.2011, 15.03





Очередной роман Б.Картленд с однообразным сюжетом, скучно.
Брак по принуждению - Картленд БарбараАнара
25.02.2012, 22.07





Мне не очень понравился
Брак по принуждению - Картленд БарбараТатьяна
13.04.2012, 19.15





апрпть
Брак по принуждению - Картленд Барбараа
10.06.2012, 15.57





Все романы этого автора, какието скучные.
Брак по принуждению - Картленд БарбараTammy
8.11.2012, 18.19





Ходили кругами, как всегда у Картленд, и вот вдруг любят друг друга, а подтолкнули их к этому противные жадные кузены.Ну, уж слишком типично
Брак по принуждению - Картленд БарбараItis
24.10.2013, 19.57





Типично... и романтично))))rnСоветую всем, но тем кто большее внимание обращает на ошибки не советую... их тут много)))
Брак по принуждению - Картленд БарбараЭвилина
12.01.2014, 17.58





Да,ошибок действительно много и роман не впечатлил! Не понятно когда он успел так полюбить ее!!! 5 из 10!
Брак по принуждению - Картленд БарбараЕнот
6.03.2014, 20.39





Однообразно.предсказуемо!(((
Брак по принуждению - Картленд БарбараLady
6.07.2014, 11.14





Однообразно.предсказуемо!(((
Брак по принуждению - Картленд БарбараLady
6.07.2014, 11.14





Неправда, сюжеты у Картленд всегда разные, но интриги и романтическая любовь присутствуют всегда! Мне нравится!
Брак по принуждению - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
9.07.2014, 12.37





На мой вкус - никакущий роман.
Брак по принуждению - Картленд БарбараНюша
10.07.2014, 16.24





Очередные розовые сопли, очередная бесхребетная героиня, очередной скучный роман, написанный явно "по шаблону". За одно спасибо - не растянуто.
Брак по принуждению - Картленд БарбараКсения
23.10.2014, 18.22





Много в тексте ошибок. Роман для детей-подростков. 6/10
Брак по принуждению - Картленд БарбараВикки
18.08.2015, 15.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100