Читать онлайн Бескорыстная любовь, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава VI в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бескорыстная любовь - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.76 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бескорыстная любовь - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бескорыстная любовь - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Бескорыстная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава VI

Не успела Лаэла войти к себе в комнату, как послышался шум карет во дворе. Гости возвратились со скачек. Комната Лаэлы находилась в самом конце коридора второго этажа. Девушке оказали невероятную честь — разместили среди самых почетных гостей сэра Перси. Наверное, первоначально комната предназначалась для какого-либо холостяка. Стены были оклеены роскошными обоями и увешаны гравюрами, изображающими различные спортивные соревнования. По правде говоря, комната могла быть даже уютной, если бы не ковер — совершенно новый, невообразимой ярко-ядовитой расцветки. Большое окно, выходившее на улицу, давало много света. Шить можно было практически весь день. Лаэла выглянула в окно и увидела, что первая карета остановилась у парадного крыльца. Гости шумно выходили из нее. Следом подъехал еще один экипаж. Там было больше мужчин, чем женщин, и эта публика была еще более шумной. Чувствовалось, что все они изрядно приложились к спиртному на скачках и, судя по их настроению, развлеклись там на славу.
Лаэла была рада, что не поехала с ними. Как хорошо, что она встретилась с Джоном Лайоном в лесу! И как замечательно они поговорили! Нет, она не встречала еще в своей жизни человека, который бы проявлял столько внимания и заботы и так хорошо понимал ее. Он не только защитил ее, но и помог дельными советами. Девушка с грустью подумала, что, когда он уедет от них, все в доме будет иным. Зря она так настойчиво советовала ему поискать другое место. Теперь оставалось только надеяться, что мистер Лайон довольствуется должностью кучера у леди Хорнклиф и останется здесь навсегда. Впрочем, для нее не было секретом, что и в деревне, и в Лондоне слуги возмущались тем, как обходится с ними хозяйка.
Старая экономка, долгие годы работавшая у покойного сэра Лоренса, даже призналась, что, если бы не преклонный возраст, немедленно упаковала бы свои вещи и ушла восвояси.
— Не осталась бы здесь ни секунды, мисс Лаэла, — сказала она.
Лаэла умоляла ее не делать этого.
— Без вас все в доме будет не так, — убеждала она старушку, хотя и знала, что в последнее время большая часть работы по дому легла на плечи дворецкого и горничных.
Это они непрестанно мыли, чистили, убирали, натирали, наводили блеск и красоту во всех комнатах, А потом в один прекрасный день все услышали, что этот чудесный дом больше не подходит леди Хорнклиф. Он, видите ли, слишком мал и беден для нее. Лаэла вспомнила, каким ударом для нее было, что ее дом тоже продадут. Ей и брату некуда было ехать, да и денег тоже не было. Поэтому вначале она даже обрадовалась, когда кузина Эйврил попросила ее остаться. Но теперь, узнав, что должна отправить Пита в приют, она возненавидела свою родственницу. Чувство ненависти прежде было абсолютно чуждо Лаэле. В их доме, еще при жизни отца, всегда царила любовь. И даже после его смерти мать, продолжая безутешно оплакивать мужа по-прежнему окружала своих детей любовью и нежностью. И они тянулись к ней, чувствуя в ней опору и источник всего прекрасного в жизни. И вот теперь они остались с Питом одни в целом свете! И если бы не Джон Лайон, то страшно было бы подумать о будущем. Прошлой ночью она долго лежала без сна и все планировала, как станет зарабатывать деньги и на что будет тратить их — вначале на пропитание для себя и Пита, потом на его образование и, наконец, на выплату ренты Джону Лайону за дом. Наверное, в доме сохранилась какая-то мебель, а если нет, то на первых порах придется обходиться тем немногим, что удалось сберечь Лаэле. Сообщая девушке о своем решении продать ее дом, кузина Эйврил высокомерно заметила:
— Ты ведь переезжаешь ко мне, поэтому тебе не потребуется ничего из этого барахла. Я продаю дом вместе с обстановкой.
Лаэла на коленях выпросила у нее разрешение оставить несколько дорогих вещей, которые любила ее мать. Она помнила их с детства — красивый французский секретер, за которым мама всегда писала письма, инкрустированный столик, за ним отец любил играть в шахматы. Она взяла также несколько картин, дорогих ее сердцу прежде всего потому, что отец рассказывал ей не раз о том, что на них изображено. Ей разрешили взять с собой еще несколько вещей, до того как в дом приехал новый хозяин. Священник очень жалел Лаэлу и пообещал сохранить все в целости и сохранности. Но у них не было ни кроватей, ни гардин, ни прочей домашней утвари. Ничего! Это все подождет, пока Джон Лайон не продаст ее изделия и не выручит немного денег на первый случай.
«Будет трудно, будет очень трудно», — подумала девушка. Но это все же лучше, чем расстаться с Питом и жить у кузины, зная, что она считает каждый пенни, потраченный на них.
«С Божьей помощью мы все преодолеем!» — сказала себе Лаэла и высоко подняла голову, словно уже сейчас была готова вступить в борьбу со всем миром.
Подъехал третий экипаж, и первым из него вышел мистер Дентон-Паркер. Увидев его, Лаэла инстинктивно отпрянула от окна и спряталась за гардину. Скорее всего он даже не заметил ее, но один его вид заставил Лаэлу содрогнуться. Она не пересказывала Джону Лайону, что именно говорил ей Дентон-Паркер за обедом. Ей было стыдно, что незнакомый мужчина мог говорить такие фривольности. Но дело было даже не в том, что он говорил, а в том, как он говорил это и как при этом смотрел на нее. Лаэла подсознательно чувствовала в выражении его глаз что-то неприличное и низменное. «Сегодня вечером надо постараться избежать его общества, — решила она. — А теперь пора идти к кузине Эйврил».
Время близилось к ужину. Она вымылась и переоделась в простенькое платьице, которое сама сшила. А вернее, перешила из одного из маминых старых платьев. Конечно, оно не идет ни в какое сравнение с роскошными нарядами других дам, подумала девушка, сама не осознавая того, что его изысканная простота еще более подчеркивает ее красоту и очарование молодости. Фасон удачно выявлял стройную фигуру и тонкую талию Лаэлы. Она напоминала юную богиню. Впрочем, Лаэлу больше заботил не собственный наряд, а то платье, которое она переделывала для леди Хорнклиф. Это была сложная работа. Платье шилось в дорогом ателье на Бонд-стрит, было богато украшено шитьем и драгоценными камнями, но оказалось узким в груди, и Лаэле удалось исправить этот дефект. Она надеялась, что кузина одобрит ее работу. Лаэла решила, что появится в столовой в самую последнюю минуту, иначе мистер Дентон-Паркер непременно сядет рядом, как сделал это вчера. Ей становилось не по себе от того, как он наклонялся к ней, как смотрел на нее, стараясь при каждом удобном случае прикоснуться то к ее руке, то к плечу, то к талии. В дверь постучали. Лаэла открыла и увидела на пороге камеристку своей кузины.
— Ее сиятельство хочет видеть вас, — сказала та несколько агрессивным тоном, который всегда использовала в разговоре с Лаэлой: она с негодованием отнеслась к тому что кто-то еще прислуживает ее хозяйке.
— Я всегда выполняла ту работу, которую теперь делаете вы, — сказала она как-то Лаэле обиженно, — и никогда не жаловалась, что у меня много работы, хозяйка всегда была мной довольна.
— Не сомневаюсь, что вы прекрасно шьете, — согласилась Лаэла, — но у меня нет других талантов. И поэтому я могу только радоваться, что ее сиятельство дала мне возможность делать эту работу для нее.
Лаэла часто думала, что служанка леди Хорнклиф — ее звали Смизерс — находится в значительно более выгодном положении, чем она сама. Смизерс прилично платили, а у Лаэлы не было никаких доходов. Первое время девушка надеялась, что леди Хорнклиф будет давать ей хоть немного денег за шитье, но вскоре после того, как она перебралась в дом кузины, та сказала:
— Я содержу тебя, и, потом, ты моя компаньонка, а не служанка. Поэтому нет никакого резона платить тебе жалованье. Все, что тебе надо, я куплю сама.
Лаэла целыми днями проводила за шитьем. Как-то раз, пересилив себя, она попросила у кузины дать ей немного денег.
— Я бы хотела купить небольшие подарки Питу и, конечно, вам, — сказала она запинаясь и волнуясь, испытывая при этом неведомое ей ранее чувство униженности и нищеты.
Конечно, последние слова про подарки для леди Хорнклиф она добавила в последнюю минуту, словно стремилась задобрить свою прижимистую родственницу. Но они не произвели на кузину ровно никакого впечатления.
— Лучшим подарком для меня будет твоя преданность и благодарность, — сказала она, — а эти чувства, согласись, трудно пересчитать на деньги.
Через несколько недель, когда они уже готовились к отъезду в Херфордшир, Лаэла робко заикнулась о том, что ей необходима теплая шаль или легкое пальто.
— Я постараюсь купить самое дешевое, — сказала она извиняющимся тоном.
— Сомневаюсь в этом. Лучше я подберу тебе что-нибудь из своих старых вещей!
После долгих консультаций со своей служанкой она наконец презентовала девушке свое старое пальто. Оно было изрядно выношено и выцвело от времени. Затем леди Хорнклиф извлекла на свет Божий свое платье с большим пятном спереди — когда-то давно она пролила на него бокал вина. И наконец достала шаль, такую ветхую, что она светилась, и на ней была утрачена половина кистей.
Лаэла была гораздо изящнее своей кузины, поэтому она умудрилась перешить платье так, чтобы спрятать пятно. Что касается пальто, то оставалось только надеяться, что погода будет теплой и можно будет обойтись без него. Подарки леди Хорнклиф были ей явно не по душе и вообще навевали мысли о богадельне или нищенском приюте.
И вот теперь Смизерс, стоя в дверях, язвительно говорила ей:
—  — Ее сиятельство хочет посмотреть, как вы перешили платье, и если плохо, то вам влетит по первое число!
—  — Иду! — торопливо ответила Лаэла. Она взяла платок и взглянув на себя в зеркало — в порядке ли прическа, — побежала по коридору в комнату леди Хорнклиф.
Леди Хорнклиф занимала роскошную спальню с огромной кроватью на четырех массивных ножках; окна были задрапированы красивыми шторами. Мебель выглядела не только красивой, сколько богатой. Чувствовалось, что она стоит кучу денег, как и ковер на полу, и покрывало на кровати.
Эйврил Хорнклиф в нижнем белье, дорогом и богато отделанном кружевом, нетерпеливо поджидала ее.
— Где ты запропастилась! — сказала она с раздражением, когда Лаэла вошла в комнату. — Помоги мне надеть платье. Посмотрю, как ты его переделала.
— Хорошо, кузина Эйврил. Сейчас помогу. Думаю, оно теперь вам будет в самый раз.
— Надеюсь! Я истратила на него огромные деньги. И буду очень огорчена, если ты ничего не сумела сделать!
Лаэла и Смизерд помогли ей натянуть платье. Девушка вздохнула с облегчением, увидев, что платье сидит на леди Хорнклиф прекрасно и застежка впору. Жаловаться ей было не на что. И придраться тоже. Она рассматривала себя в зеркало. Мелкие бриллианты на корсаже переливались в лучах заходящего солнца.
После минутной паузы ее сиятельство объявила:
— Я надену свое бриллиантовое колье!
— Я думала, ваше сиятельство наденет сегодня вечером украшения из бирюзы, — сказала служанка.
— Я передумала! И приготовь мои бриллиантовые серьги, браслет и кольцо. Конечно, с самым крупным камнем.
— Они все внизу в сейфе. Я их положила туда, как вы приказали мне.
— Тогда беги и принеси их? Чего ты ждешь? — довольно грубо сказала госпожа.
Когда Смизерс закрыла за собой дверь, леди Хорнклиф обратилась к Лаэле:
— Послушай, Лаэла! Теперь, когда мы одни, я хочу поговорить с тобой.
— О… чем? — спросила Лаэла, слегка нервничая.
— О твоем пылком поклоннике. О ком же еще? У Лаэлы все внутри оборвалось, но она слушала, не прерывая.
— Он говорил со мной на скачках. Думаю, тебе повезло, девочка! Он так увлечен тобой, что пообещал купить тебе дом в Лондоне, оформив его на твое имя, и еще положить десять тысяч фунтов на твой счет в банке!
В голосе леди Хорнклиф слышалось нескрываемое ликование. Она сделала выразительный жест рукой:
— Трудно даже ожидать большего. Поэтому мой тебе совет — соглашайся побыстрее, пока он не передумал!
У Лаэлы перехватило дыхание. Ей хотелось объяснить кузине все, что она чувствовала к этому человеку. Она ненавидела его. И даже если бы мистер Дентон-Паркер был единственным мужчиной на свете, то и тогда она ни за что не согласилась бы стать его женой. Но Лаэла понимала, что ее протест только разъярит кузину и она обрушит на ее голову поток ругательств и обвинений. Поэтому она решила поговорить с самим мистером Дентон-Паркером и сказать ему все, что думает о нем.
— Он так богат, — продолжала леди Хорнклиф с энтузиазмом, — что даже сэр Перси завидует ему. А это что-нибудь да значит! Поверь мне!
Ее не удивляло молчание Лаэлы — чувствовалось, что она и не ожидает ответа.
—  — Все, что нужно женщине, — это прочное положение в обществе и деньги. Но совсем не просто найти и то и другое вместе!
Она улыбнулась своему отражению в зеркале.
— Признаюсь, мне повезло! И теперь я хочу покорить Лондон! Хочу, чтобы меня признали в высшем обществе, и только потом выйду снова замуж! — Она издала короткий смешок: — Они все упрашивают меня позволить им надеть мне на пальчик обручальное кольцо. Нет уж! Не раньше, Чем я увижу их банковские счета! А до этого никаких разговоров о любви и браке!
Она пригладила свои волосы:
— Ну же! Будь умницей, Лаэла! И сегодня вечером скажи Дентон-Паркеру, что ты на все согласна, и предоставь ему все хлопоты по устройству твоих дел. — Она сделала паузу, а потом добавила: — Кстати, я ничего не сказала об этом противном мальчишке, твоем брате. Думаю, пока не будет оформлена купчая на дом на твое имя и не открыт счет в банке, тебе лучше помолчать о нем. Послушай моего совета и не будь дурочкой.
К счастью, Лаэле не пришлось отвечать. Дверь отворилась, и вошла Смизерс, неся в руках несколько шкатулок с драгоценностями. Когда настало время спускаться вниз, леди Хорнклиф была разукрашена и обвешана, как рождественская елка. Когда они вошли в гостиную, где собирались все гости перед обедом, Лаэла увидела, что мистер Дентон-Паркер вначале взглянул на леди Хорнклиф, а затем на нее. Он понял, что девушка знает о его лестном предложении. По выражению его глаз Лаэла почувствовала, что он не сомневается в положительном ответе.
«Я ненавижу его! Я ненавижу его!» — мысленно повторяла девушка.
К радости ее, сэр Перси начал знакомить ее с вновь прибывшими гостями, их было довольно много. И за столом ее соседями на сей раз оказались двое молодых людей, разительно отличавшиеся от остальных гостей сэра Перси. Оба джентльмена были, судя по всему, страстными любителями лошадей, и разговор во время обеда вертелся в основном вокруг этой темы. Лаэле с ними было легко, ибо они не позволяли себе фамильярничать и переходить на личные темы. Их, правда, несколько изумило остальное общество. К концу обеда многие были уже пьяны и шум за столом стоял невообразимый!
«Как только дамы покинут столовую, я улизну к себе наверх», — решила Лаэла.
Она молила всех святых, чтобы кузина не заметила ее исчезновения. Иначе та заставит ее ждать, пока начнутся танцы. Но все оказалось намного проще, чем она предполагала. Как только все вышли из-за стола и перешли в гостиную, слуги подали закуски и выпивку. Джентльмены при» соединились к дамам. Лаэла заметила, что ее кузина, окруженная толпой поклонников, взяла на себя роль хозяйки, гостеприимно потчуя собравшихся. Звучали тосты в ее честь мужчины без устали сыпали комплиментами. Лаэла поняла, что это ее единственный шанс уйти отсюда незамеченной. Она тихонько выскользнула из комнаты, и как раз вовремя. Потому что в этот момент дверь распахнулась и на пороге показался сэр Перси. Девушка быстро поднялась по лестнице к себе наверх. И только когда она закрыла за собой дверь спальни, то почувствовала себя в безопасности.
«Если бы я только могла переговорить с Джоном Лайоном, — подумала она в отчаянии. — Он научил бы меня, что делать».
И Дентон-Паркер, и ее кузина будут настаивать на том, чтобы она сказала «да», и бороться с ними ей будет очень трудно.


Ужин для слуг подали поздно. Все время прибывали новые гости, и у слуг было много работы. Наконец поздно вечером, когда дворецкий освободился, все сели за стол. Порядок за столом и процедура рассаживания были те же, что и вчера.
— Два бала подряд — это уже чересчур, доложу я вам! — сказал дворецкий, обращаясь к маркизу.
Маркиз согласился с ним, признав, что за эти два дня слуги совершенно сбились с ног.
— Мои девчонки работали сегодня почти до утра, пока все прибрали в доме после вчерашнего приема, — сказал управляющий. — А сегодня, наверное, и до восхода солнца не управимся.
— Да, досталось вам, — сочувственно произнес маркиз.
— Вы вот все понимаете, мистер Лайон, — продолжил ободренный его вниманием управляющий. — А ведь раньше, при старом хозяине, здесь все было иначе.
— Наверное, вы все жалеете его и часто вспоминаете?
— Более чем… должен заметить. Хотя грех жаловаться, сэр Перси совсем не скупой хозяин. Не жадный. И все ж при покойном его сиятельстве все было совершенно по-другому. — Он тяжело вздохнул.
Маркиз подумал, что старый слуга мог бы еще многое рассказать, если бы захотел. Затем за столом начались обычные сплетни. Маркиз не принимал участия в общем разговоре, заметив, впрочем, для себя, что и на нижних этажах общества так же безжалостно третировалось женское легкомыслие и ветреность. И еще — теперь он вполне убедился в правильности слов: никто не герой в глазах своего лакея!
На мгновение ему страстно захотелось в Уайт-клуб. Хорошо было бы сейчас сидеть с лордом Чарльзом в уютном зале за бокалом дорогого вина и вести неторопливый и умный разговор.
Наконец долгожданный ужин закончился. Маркиз попрощался с присутствующими, сказав, что хочет еще раз перед сном прогуляться в парке, пока туда не устремились любовные парочки в поисках уединения после танцев.
— Будьте осторожны, мистер Лайон! — сказала одна из служанок. — Я слышала, вчера какой-то разбойник напал на бедного мистера Мортимера и бросил в фонтан. Он вернулся в дом мокрым до нитки!
— Да! Я насилу привел в порядок его одежду, — подтвердил слуга Мортимера. — Сегодня утром я потратил несколько часов, пока высушил и выутюжил ее.
— Буду осторожен, — пообещал маркиз, направляясь к двери.
На ходу он подумал, выполнила ли Лаэла его наказ. Если да, то сегодня вечером ее никто даже силком не затащит на прогулку в сад. Проходя мимо столовой, он услышал громкий шум. Без сомнения, еще задолго до того, как дамы встанут из-за стола, их кавалеры будут, что называется, сильно навеселе. «Пьяны в стельку» — сказал бы его слуга.
«Слава Богу! Пьянство не числится среди моих пороков», — подумал маркиз. Надо сказать, что привычка спортсмена держать себя в форме сделала маркиза умеренным во всем. К тому же он справедливо рискует попасть в дурацкое положение. В буфетной маркиз заметил несколько слуг. Он обратил на них особого внимания, но вдруг услышал, как кто-то из них сказал:
— Этот денежный мешок обещал мне две гинеи!
— Ты имеешь в виду мистера Дентон-Паркера?
— Да, его! И что, ты думаешь, он хочет?
Маркиз, продолжая свой путь, невольно прислушался к их разговору.
До него долетел ответ:
— Ключ от ее комнаты! Вот что!
Маркиз остановился как вкопанный. Его, словно молния, пронзила мысль, что единственное, о чем он забыл предупредить Лаэлу, чтобы она заперла свою дверь на ночь. Теперь, если он понял все правильно, она не сможет сделать этого. Он оглянулся и увидел, что молодой слуга держит в руках ключ.
— Тебе надо было просить больше, — сказал второй слуга. — Она лакомый кусочек, а у него денег — куры не клюют!
— Две гинеи — тоже неплохо! — примирительно сказал слуга с ключом в руках.
Маркиз, стоя в тени, размышлял, что делать. Наконец он решился и, войдя в комнату, сказал как можно более безразличным тоном:
— Вы бы лучше разошлись. Ужин у мистера Филда уже закончен.
Слуги замерли при звуке его голоса, а потом поняли, что он их предупреждает. Ведь если ужин у управляющего уже завершен, значит, дворецкий вот-вот будет здесь. И им изрядно влетит, если их застанут не на своих местах.
Двое слуг, которые должны были дежурить в холле, немедленно удалились. Двое других, прислуживавших гостям в столовой, склонились над раковиной и стали перемывать серебряные блюда. Слуга с ключом тоже намеревался уйти из комнаты, но маркиз остановил его:
— Даю три соверена за этот ключ!
— Мистер Дентон-Паркер приказал мне принести ключ ему.
— Я знаю, — ответил маркиз, — Но мое предложение более выгодное, поэтому делай свой выбор!
Слуга нерешительно повертел ключ в руках:
— Давай четыре соверена — и ключ твой! А ему скажу что ключа не было на месте.
Маркиз достал из кармана четыре соверена.
— Недурная сделка, — сказал он саркастически. — Далеко пойдешь, как и твой хозяин!
Слуга протянул руку и спрятал деньги в карман.
— Ты, видно, парень не промах! Ну что ж, развлекайся на здоровье.
У маркиза появилось непреодолимое желание ударить по его наглой физиономии, но он сдержался.
— Если только проболтаешься, — сказал он угрюмо, — башку снесу!
Выражение его глаз и интонация напугали слугу, который на вид был и сильнее и крепче маркиза.
— Что вы, мистер Лайон! — пробормотал он быстро. — Клянусь, я ничего не скажу.
— Так, безусловно, будет лучше для тебя! — произнес маркиз с угрозой и стал подниматься наверх. В коридоре второго этажа он увидел служанку, выходящую из комнаты.
— А, мистер Лайон! — воскликнула она. — Что вы здесь делаете?
— Меня послала ее сиятельство с запиской для мисс Хорн. Будь ангелом, покажи ее комнату.
— Для такого красавчика, как вы, всегда рада быть ангелом, — хихикнула горничная. На вид ей было лет сорок, но она была еще очень аппетитна и мила.
— Я уже вижу крылья у тебя за плечами! Женщина опять весело рассмеялась.
— Если я не ошибаюсь, последняя дверь в конце по коридору, — сказала она, показывая рукой. — Мисс Хорн у себя. Я видела, как она возвращалась некоторое время назад.
— В следующий раз при нашей встрече я увижу уже нимб вокруг твоей прелестной головки!
Она со смехом побежала вниз.
Маркиз подошел к двери Лаэлы и тихо постучал. Последовала короткая пауза, а затем девичий голос сказал:
— Войдите!
Он открыл дверь, и Лаэла удивленно уставилась на него.
Ее серебристые волосы были распущены по плечам, скромный, но очень милый халатик наглухо застегнут до самой шеи. В этом наряде она казалась очень юной, почти ребенком. Сидя за столом, девушка зашивала платье леди Хорн-клиф, которое та порвала вчера во время танцев.
Маркиз вошел в комнату. Девушка, никак не ожидавшая увидеть его у себя, да еще в столь позднее время, с изумлением спросила:
— В чем дело? Что случилось?
Он закрыл за собой дверь. Лаэла отложила шитье и встала.
— Вот в чем! — он достал ключ из кармана.
— Что это?
— Это ключ от вашей двери.
У нее перехватило дыхание.
— Как он у вас очутился? Кто его вытащил из двери?
— В этом-то все и дело! Думаю, вы понимаете, что в таком доме, как этот, лучше всего запираться на ночь.
Лаэла широко раскрыла глаза:
— Я… я как-то не подумала об этом.
— Впредь, Лаэла, вы должны думать об этом, — сказал маркиз строго.
— Но я не понимаю!
— Дентон-Паркер предложил одному из слуг две гинеи за то, чтобы тот принес ему ключ от вашей комнаты.
Лицо Лаэлы стало белым.
— Мистер Дентон-Паркер? — прошептала она. — Вы хотите сказать, что?..
— Я хочу сказать, что он намеревался нанести вам визит сегодня ночью.
— О нет! Боже мой! Как он мог подумать… Это нечто ужасное!
— Для него это совсем не ужасно, а скорее наоборот. Ему нетрудно было бы осуществить свою затею, так как вам нечем было бы запереть дверь. Впрочем, судя по всему, подобная мысль и не приходила вам в голову.
— Да, конечно… нет! Я и представить себе не могла… Как я могла подумать, что кто-нибудь решится на такое?
— Подумайте теперь! И в будущем будьте очень-очень осторожны… И не забывайте запираться на ночь. А если ключ от комнаты исчезнет, как вот этот, то отправляйтесь немедленно к управляющему и просите другую комнату.
Лаэла крепко сцепила руки:
— Не понимаю, как мужчина… джентльмен может вести себя так низко? А он еще заставил кузину Эйврил сообщить мне, что он намеревается… предложить, и кузина настоятельно требует, чтобы… я приняла… его предложение.
Лаэла роняла слова одно за одним. Казалось, ей трудно произносить их, и оттого речь была бессвязна, прерываемая восклицаниями и паузами.
— Предложение вам? И что же он вам предлагает?
— Дом на мое имя… и десять тысяч фунтов… в банке.
— Очень щедро! — заметил маркиз с сарказмом. — Впрочем, в вашем возрасте девушка мечтает прежде всего об обручальном кольце.
На лице Лаэлы появилось озадаченное выражение.
— Но он просил меня… выйти замуж за него.
— Однако он уже женат. Я разговаривал с его лакеем сегодня вечером, и он сказал, что хозяин женат уже более десяти лет и имеет троих детей.
Лаэла прижала руки к лицу:
— Как? Я не… понимаю. Но кузина… Эйврил говорила, что… Как она могла… как она только могла подумать, что я способна на такой низменный… поступок?
— Одним словом, вы и понятия не имели, что вам предлагали место любовницы?
— Нет! Нет! Я никогда не думала, что джентльмен… может предложить такое… порядочной девушке! — Голос ее прервался. — Боже мой! Он порочный и развратный человек. Я знала, что он такой… знала! И теперь…
— А теперь, — ответил маркиз твердо, — вы закроетесь да ключ, а завтра утром скажете мистеру Дентон-Паркеру все, что вы думаете о нем…
Лаэла была совершенно сбита с толку. Еще никогда маркиз не видел женщину в такой растерянности. В ее глазах застыл немой ужас и отчаяние. Пора было уходить. Он вставил ключ в замок и приготовился открыть дверь, как вдруг услышал шаги на лестнице. Было бы ошибкой выходить сейчас — его могли заметить. Маркиз прижал палец к губам, призывая девушку замолчать, и повернул ключ в замке. Раздался стук в дверь. Они оба замерли. Девушка не сдвинулась с места, и через некоторое время стук повторился с удвоенной силой.
Маркиз взглянул на Лаэлу и кивнул ей. Та заговорила тихим, испуганным голосом:
— К-кто там?
Ответа не последовало. Кто-то пытался открыть дверь. Убедившись, что дверь заперта изнутри, Дентон-Паркер, а это был он, произнес:
— Лаэла, открой дверь! Я хочу сказать тебе что-то важное!
Девушка придвинулась ближе к маркизу, словно ища его защиты.
— Уже… очень поздно… Я собираюсь спать.
— Я не задержу тебя долго. У меня к тебе записка от твоей кузины.
— Записка?.. Какая?
— Я не могу разговаривать, стоя в коридоре. Впусти меня. — Он снова пытался открыть дверь, бормоча ругательства.
—Я… ложусь спать. Скажите… кузине… Эйврил, что завтра утром… я первым делом… приду к ней.
— Я хочу тебя видеть сейчас! — закричал Дентон-Паркер.
По его тону было понятно, что Дентон-Паркер вот-вот предпримет штурм и вышибет дверь. Маркиз быстро повернулся и подпер ее плечами. Он знал, что сдвинуть его с места будет непросто. Догадка маркиза оказалась верной. Дентон-Паркер отошел назад, а затем яростно обрушился на дверь. Если бы не маркиз, он бы вышиб ее вон. Ключ звякнул в замке, но маркиз, прижавшись к двери, не дал ей распахнуться. Теперь Дентон-Паркер ругался громко, и его проклятая были слышны в комнате. Он разбежался и снова навалился на дверь. Но вторая попытка оказалась слабее первой, и дверь устояла. Наступила тишина.
Маркиз прислушался: шаги удалялись и наконец затихли. Лаэла тоже молча слушала, затем издала звук, словно зверек, пойманный в капкан. Она бросилась к маркизу и обвила его руками.
— Вы спасли… вы спасли меня! Как вы… угадали? Вы пришли как раз вовремя!
Она прижалась к нему, и он обнял ее. Девушка вся дрожала, затем произнесла голосом, исполненным ужаса:
— Но он ведь может попытаться… еще раз? Как… мне быть? Я должна уехать сейчас же!
Она смотрела на маркиза глазами полными слез, губы дрожали, и все тело содрогалось от страха. Но маркиз подумал, глядя на нее, что даже в страхе она осталась прекрасной; и он никогда не видел, чтобы женщина была так хороша собой в подобной ситуации.
Впрочем, сейчас было очевидно, что Лаэле нужны защита и помощь.
— Успокойтесь, прошу вас, — сказал он как можно мягче. — Все хорошо! Не бойтесь. Он больше не придет сегодня.
— А… завтра? Что случится завтра, когда кузина Эйврил… станет принуждать меня к этой мерзости?
Только теперь до нее дошел весь ужас предложения леди Уорнклиф, скрытый смысл которого она не поняла сразу.
— Что мне делать! Скажите, что делать, молю вас!
Охваченный внезапным порывом нежности к этому беззащитному существу, которое он держал в своих объятиях, не отдавая себе отчета в том, что делает, маркиз нагнулся и поцеловал ее, еще теснее прижав к себе. Вначале Лаэла замерла от изумления, а затем, ощутив вкус его губ на своих губах, подалась ему навстречу и, казалось, растворилась в его объятиях. У нее было такое чувство, словно он отворил перед ней райские врата и ввел ее за ограду. Теперь, когда он целовал ее, она понимала, что полюбила его с той самой минуты, как увидела. Хотел он этого или нет, а она уже принадлежала ему и стала частью его существа. Казалось, он доставал с неба звезды и клал ей на грудь, и их свет, пронзая все ее естество, разжигал в груди пламя, которое постепенно охватывало тело. Все вокруг озарилось каким-то неземным светом и стало совершенным и божественно прекрасным.
Эти поцелуи и у маркиза разбудили ощущения, которых он прежде не испытывал. Скольких женщин он перецеловал на своем веку! Но тогда его чувства были совсем иными. Нет, никогда не испытывал он такого душевного трепета и восторга! И это странное состояние необъяснимо волновало и умиляло его, словно тот экстаз, который вызвали его поцелуи у Лаэлы, передался и ему. Они чувствовали одинаково! Он подсознательно уловил это и удивился, потому что ни с одной женщиной у него не было ничего подобного.
Казалось, прошла целая вечность. Или всего лишь несколько мгновений. Он оторвался от Лаэлы и взглянул ей в лицо. Оно было озарено каким-то необыкновенным светом и больше походило на лицо ангела, чем земного существа. Слезы высохли. Из глаз исчезло выражение страха. Теперь в них светилась одна любовь, словно вся ее душа распахнулась навстречу этому неведомому ей ранее чувству. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. А затем, словно слова были вовсе не нужны им, он снова начал целовать ее. И снова прошла целая вечность, и земля поплыла у них под ногами, и они поднимались все выше и выше в небеса и мир уже принадлежал только им, им одним…
Наконец он поднял голову и сказал каким-то чужим голосом:
— Дорогая моя! Что ты сделала со мной? Как тебе это удалось?
— Я… я люблю тебя! — прошептала Лаэла. — Но я и подумать не могла, что ты захочешь поцеловать меня!
— Не понимаю, почему я так долго ждал! — ответил маркиз и поцеловал ее снова. — Тебе больше нельзя оставаться в этом доме.
Последовало короткое молчание, словно Лаэла приходила в себя. Наконец она вспомнила все, что с ней случилось, и произнесла дрожащим голосом:
— Ты тоже понимаешь, что мне нужно отсюда бежать, да?
— Разумеется! Собирай свои вещи, и мы немедленно уедем.
Она широко раскрыла глаза:
— Уедем? Но я не должна доставлять тебе таких хлопот. И потом, ты… можешь потерять из-за меня работу! Маркиз улыбнулся:
— Ты действительно волнуешься за меня?
— Конечно! Я должна заботиться о тебе! Ты бы мог просто рассказать мне, куда ехать. Я готова бежать… хоть на край света, только бы этот человек не нашел меня!
— Обещаю тебе, он никогда не сможет отыскать тебя. А теперь делай, что я говорю, — укладывай свои вещи! — Маркиз замолчал, а потом добавил: — У тебя хватит сил снести их вниз?
— Да, конечно, я… справлюсь.
— Тогда быстренько одевайся, а я пойду на конюшню. Я буду ждать тебя там. И будет лучше, если никто в доме не будет знать до утра, что мы уехали.
— А кузина Эйврил?
— Если она хватится тебя и начнет волноваться, так поделом ей! Она не имела права предлагать тебе такое!
Он хотел добавить еще что-то, но передумал из опасения, что Лаэла снова расстроится.
Вместо этого он нежно поцеловал девушку и сказал:
— Иди собирайся. Все остальное предоставь мне. Обещаю тебе, все будет хорошо.
Глаза Лаэлы светились, словно две звездочки. Она прижалась к нему и тихо прошептала:
— Но ты уверен, что это не навредит… тебе? Ведь ты никогда не получишь… рекомендации от кузины Эйврил!
— Обойдусь как-нибудь и без нее. Ни о чем не волнуйся. Сейчас главное уехать отсюда! — Он еще крепче обнял ее. — Я люблю тебя, Лаэла!
Маркиз подошел к двери и открыл ее:
— Закройся, пока будешь собираться, — так, на всякий случай.
В глазах Лаэлы он снова увидел страх.
— Я быстро! Я мигом буду готова, — ответила она и улыбнулась ему.
Выйдя в коридор, маркиз почти бегом направился в свою комнату. За несколько секунд он уложил свой небольшой багаж и достал деньги из тайника, быстро спустился по лестнице и направился к конюшне. Маркиз был почти уверен, что Уэйнрайт уже спит. Но к его величайшей радости, он застал управляющего конюшнями за его любимым занятием — тот сидел в комнате, где хранилась упряжь, и изучал объявления в спортивных газетах.
— Привет, Лайон! — воскликнул он, увидев входящего маркиза. — Не ожидал увидеть тебя здесь так поздно.
— Я надеялся застать вас здесь. — Маркиз подошел к Уэйнрайту и положил перед ним две банкноты по десять фунтов. — Мне нужна ваша помощь. — сказал он. Затем достал еще пять бумажек такого же достоинства и положил их отдельной стопкой: — Вот гарантия того, что я верну вам в целости и сохранности то, что я собираюсь попросить у вас на время.
Уэйнрайт с изумлением взирал на него.
— И что же вы хотите? — произнес он наконец.
— Мне нужна дорожная коляска и две лошади, лучшие из тех, что у вас есть.
— Вы с ума сошли! Как я могу отдать их вам?
— Я считал, что вы доверяете мне! И клянусь честью они вернутся к вам в том же состоянии, в каком я забрал их. Да, еще! Нежелательно, чтобы сэр Перси узнал об их временном отсутствии.
Последовало долгое молчание. Маркиз в упор смотрел на управляющего, вложив всю силу воли и решимость в этот взгляд, — так, как он когда-то делал это на войне.
Наконец Уэйнрайт сдался.
— Хорошо, Лайон. Может быть, я и последний дурак, что доверяюсь вам, но не сомневаюсь — вы не подведете меня.
— Я обещаю вам это! — ответил маркиз. — Я дам вам сейчас чек на полную сумму стоимости лошадей и коляски. Правда, там будет стоять другая фамилия, не Лайон. И все же, случись что-нибудь, будет лучше, если вы будете знать обо мне как можно меньше.
Неожиданно Уэйнрайт рассмеялся:
— Я всегда подозревал, Лайон, что вокруг вас есть какая-то тайна. Но вижу, теперь вам недосуг беседовать со мной!
Он собрал деньги со стола и положил их в карман. Затем громко подозвал дежуривших конюхов. Когда Лаэла прибежала на конюшню, коляска была уже готова. Две лучшие лошади сэра Перси были впряжены в нее. Коляска была совсем новой — ее купили всего три месяца назад. Увидев девушку, маркиз заторопился навстречу и забрал у нее вещи. Она улыбнулась ему, и он подумал, что никогда еще не видел более красивой и более счастливой женщины.
— Ты и вправду забираешь меня отсюда? — спросила она тихо.
— Да! И немедленно! Все готово. — Он усадил ее в коляску спереди, где было два свободных места. Ночь была теплой, и верх коляски был откинут. Усадив Лаэлу, он укрыл ее пледом, а сам уселся рядом на место кучера. Фонари по обе стороны коляски решили не зажигать. Маркиз знал, что луда лучше всяких свечей осветит им встречный путь.
Он протянул руку Уэйнрайту.
— Спасибо за все! Я никогда не забуду того, что вы сделали для меня. И в ближайшем будущем я напишу вам, но уже в другом качестве.
— В добрый путь! И храни вас Бог! — ответил Уэйнрайт с приветливой улыбкой.
Они проехали сквозь массивные чугунные ворота и выехали на дорогу. Лаэла теснее прижалась к нему.
— Я словно во сне! — прошептала она. — И боюсь, что проснусь… и ничего этого нет!
— Мы оба словно во сне, — ответил ей маркиз. — Но этот сон, мое счастье, никогда не кончится!
Он знал, что говорит истинную правду.
Он нашел то, о чем даже и не мечтал, то, на что больше и не надеялся. И имя этому было простое — любовь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бескорыстная любовь - Картленд Барбара

Разделы:
Глава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава vii

Ваши комментарии
к роману Бескорыстная любовь - Картленд Барбара



Всегда,когда читаешь чистоту чувств настроение становиться чудесным,а самое главное что это написано прекрасным языком с леким не навизчивыми диалогами.от этой легкости и чувства описанные в этом произведение притягательные и хочется еще и еще читать автора.Каждой женщине и каждому мужчине всегда в глубине души хочется сказки любви и это прекрасно!
Бескорыстная любовь - Картленд Барбаранина
20.11.2010, 23.47





Интересный роман, легко читается, не возможно от него оторваться. Мне очень понравилось.
Бескорыстная любовь - Картленд БарбараТатьяна
20.03.2012, 22.52





Да.... Сказка....
Бескорыстная любовь - Картленд Барбаранадежда
19.12.2012, 8.59





перевод ужасен! Невоэможно читать, ужас!!rnПереводчика на мыло!!!!!!!!
Бескорыстная любовь - Картленд БарбараНаталья М
6.04.2013, 20.06





Рассказ о романтичном пари с хеппиэндом, довольно динамичен и не очень слёзный, как для Картленд
Бескорыстная любовь - Картленд БарбараItis
11.07.2013, 20.22





Хорошая и добрая сказка. Очень понравилось.
Бескорыстная любовь - Картленд БарбараН. Т.
12.07.2013, 11.52





Ох и дрянь я только что дочитала! Гл.героиня тупая, наивная, бесило в её диалогах постоянные троеточия, паузы, заминки какие -то. Как будто у неё нарушения мозга! Ещё меня мучает вопрос, как они друг друга полюбили? Ведь все их встречи и диалоги можно по пальцам пересчитать. У него страстное желание и любовь к наивности и беззащитности. У неё нехватка добра. Но ведь это так банально!!! Спасибо автору что всё это безобразие всего на 40 страницах, хоть время немного потеряла.
Бескорыстная любовь - Картленд БарбараКсения
16.04.2014, 9.40





Сопливо.думала будет лучше
Бескорыстная любовь - Картленд БарбараМилана
8.07.2014, 19.09





Еще одна сказка о Золушке.
Бескорыстная любовь - Картленд БарбараИрина
22.09.2015, 20.34





Прочитала три книги и всё одно и тоже,только имена другие и немного изменены место и герои....ничего особенного.
Бескорыстная любовь - Картленд БарбараТатьяна
9.10.2015, 20.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100