Читать онлайн Бегущая от любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бегущая от любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.91 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бегущая от любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бегущая от любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Бегущая от любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Нет… папа… я не могу этого сделать… не могу!..
Разговор происходил в спальне Салены. Лорд Карденхэм подошел к окну и посмотрел на море.
Он молчал, и после минутной паузы Салена нервно проговорила:
— Я не хочу… тебя огорчать. Но я… ненавижу князя. Я не могу этого объяснить, но он меня пугает, особенно когда смотрит на меня.
Впрочем, Салену пугали не только его взгляды. Когда князь до нее дотрагивался, она испытывала такое чувство отвращения, словно по ее телу проползала змея.
Он всегда старался быть рядом с Саленой и будто бы невзначай коснуться ее.
В последнее время Салена стала замечать, что это происходит все чаще и чаще. Она потеряла сон и, засыпая, вскакивала в холодном поту: князь преследовал ее даже во сне.
Она то и дело ловила на себе ненавидящий взгляд мадам Версон. От этого Салена стала более замкнутой и старалась не привлекать к себе внимания.
И вот теперь отец сообщил ей новость, в которую трудно было поверить: князь пожелал взять Салену в жены.
— Но ведь он… старый, папа!.. — жалобно сказала она. Лорд Карденхэм молчал. — Конечно, мне бы хотелось… когда-нибудь выйти замуж… Но только сначала… полюбить… Полюбить молодого человека.
— У молодых людей не бывает денег! — отрезал лорд Карденхэм, и, когда он повернулся, Салена увидела в его глазах такое выражение, какого никогда раньше не видела.
— Ты считаешь, что я об этом не думал? — гневно воскликнул он. — Я не спал целую ночь, размышляя, но честно говоря, моя дорогая, другого выхода у нас нет.
Побледнев, Салена испуганно посмотрела на него.
— Ты хочешь сказать, папа, что я должна… выйти замуж за князя только потому, что у него… есть деньги?
Онсказал, что собирается тратить на тебя две тысячи фунтов в год, — ответил лорд Карденхэм. — И я думаю, у тебя хватит ума понять, что это значит для нас.
Салена хотела что-то сказать, но передумала, и лорд продолжал:
— Две тысячи в год — значительная сумма, а кроме того… — Он остановился, смутившись, и Салена мягко закончила:
— И кроме того, он… даст кое-что и тебе, папа.
— Этой суммы будет достаточно, чтобы я смог заплатить долги и больше не опасаться за свое будущее.
Лорд Карденхэм помолчал и добавил:
— Ты должна это сделать, Салена, иначе мне остается лишь застрелиться.
— Как… Что это значит?
— Это значит, что если я не заплачу долги, меня посадят в тюрьму. Огласка будет неизбежна, и, следовательно, передо мной закроются двери всех клубов.
Салена хорошо понимала, что он этого не переживет.
Отец состоял членом двух исключительно модных лондонских клубов, и, если он не гостил у друзей, вся его жизнь была сосредоточена там.
— Ты… сделал что-то дурное? — осторожно спросила Салена.
— Ты и твоя мать, без сомнения, сказали бы именно так, — резко ответил лорд Карденхэм. — Я ввязался в игру, я был на волосок от выигрыша — и все-таки я проиграл!
— Ты действительно… считаешь, что если я… не выйду замуж за князя… последствия будут настолько серьезны?
— Очень серьезны! — сокрушенно воскликнул лорд.
Салена глубоко вздохнула, и этот вздох, казалось, шел из самой глубины ее души.
Она догадалась, что избежать брака с князем не удастся, еще тогда, когда отец впервые заговорил об этом.
Мысль о браке ее ужасала! Салена, словно испуганный ребенок, бросилась к отцу. Он обнял ее и прижал к себе, а когда заговорил, слова, казалось, застревали у него в горле:
— Я был тебе плохим отцом, моя крошка, но, выйдя замуж, ты обретешь защиту от всего, что может с тобой случиться.
Салена едва не крикнула, что ничего ужаснее, чем стать женой князя, с ней случиться не может, — но она понимала, как страдает отец. И из-за любви к нему она, мужественно скрывая свои чувства, произнесла:
— Я постараюсь, папа… сделать так, как ты хочешь.
Отец взял Салену за подбородок и приподнял ей голову. Он долго смотрел ей в лицо, а потом сказал, словно самому себе:
— Если бы у нас было больше времени, если бы мы могли подождать! Быть может, тогда это был бы совсем другой человек.
Салена промолчала, понимая, что никто не ждет от нее ответа.
С самого первого ее приезда в Монте-Карло многие делали ей комплименты.
Каждый вечер, приезжая в казино, Салена старалась не отходить от отца. Они вместе наблюдали за игрой, и к лорду Карденхэму то и дело подходили знакомые с просьбой представить им его дочь.
Салена очень смущалась и порой не знала, что ответить, но слова этих мужчин не вызывали в ней отвращения в отличие от витиеватых комплиментов князя.
Салена с радостью ездила в казино — потому что, как только они туда приезжали, мадам Версон сразу увлекала князя туда, где играли в баккару.
Мадам садилась рядом с ним и делала ставки его деньгами, а князь, как и прочие джентльмены, норовил сорвать банк покрупнее.
Лорд Карденхэм рассказывал Салене об игроках, и когда она наивно спрашивала его, почему эти люди не найдут себе лучшего занятия, тем более что они и так богаты, отец отвечал ей:
— Конечно, игра — занятие в немалой степени бессмысленное, но она возвращает остроту ощущений тем, кто уже пресытился роскошью.
Салена знала, что отец тоже очень хочет сыграть, но не может себе этого позволить.
Впрочем, иногда он ставил несколько франков в рулетку, и тогда Салена с замиранием сердца следила за маленьким белым шариком, сильно расстраиваясь, если отец проигрывал.
Но наставал момент, когда князь присоединялся к ним, не отрываясь, смотрел на Салену и старался коснуться ее руки.
В эти минуты Салене хотелось убежать и спрятаться, но она с отчаянием вспоминала, что он заплатил за ее платье, и значит, она обязана быть с ним любезной.
На вилле у князя останавливались лишь иностранцы, и Салена уже начала скучать по своим соотечественникам, по лицам англичан, по английской речи.
И вот однажды вечером в казино ей встретился англичанин.
Он был высок и широкоплеч; у него была очень светлая кожа, хотя волосы — темно-каштановые.
— Добрый вечер, Карденхэм, — сказал англичанин, кивком головы приветствуя отца Салены.
— Надеюсь, он будет добрым, — пошутил отец Салены. — Пока еще рано судить об этом.
Англичанин засмеялся, понимая, что лорд намекает на карты, и прошел мимо.
— Кто это был? — спросила Салена, глядя ему вслед.
Он был так же хорошо одет, как и другие мужчины в казино, но костюм сидел на нем как-то по-особенному и казался частью его самого в отличие от одежд блестящих дам и джентльменов, наряды которых производили впечатление всего лишь красивой упаковки.
— Герцог Темплекомский, — ответил отец.
— Это его яхту мы видели по дороге! — с живостью сказала Салена.
— Да, «Афродиту»! — кивнул лорд Карденхэм. — Жаль, что у меня нет возможности взглянуть на нее. Я слышал, что это одно из лучших судов такого типа во всем мире.
— Я бы тоже хотела ее увидеть, — сказала Салена.
Салена надеялась, что герцог вступит в беседу с отцом, но ни на следующий вечер, ни вечером позже он не появлялся в казино.
— Я должен кое-что тебе сообщить, — сказал Салене отец.
По его тону она поняла, что он чувствует себя виноватым.
— Что случилось, папа?
— Князь хочет, чтобы ты вышла за него замуж прямо сейчас!
— Сейчас? О нет! Это же невозможно!
— Он настаивает, — ответил отец. — И, честно признаться, мне крайне необходимы деньги, которые он обещал.
— Но… как же так? Как можно играть свадьбу… так быстро? — жалобно спросила Салена и добавила: — А что скажет мадам Версон?
Даже неопытной Салене было понятно, что мадам Версон считала князя своей собственностью.
Она не отходила от него ни на шаг, а на вилле вела себя как хозяйка. И несмотря на то, что князь не сводил глаз с Салены, дочь лорда Карденхэма не сомневалась, что его избранницей будет мадам Версон.
На вилле говорили в основном по-русски, а Салена этого языка не знала и поэтому не могла на основе кем-то оброненных фраз сделать вывод о симпатиях князя. И разумеется, ей и в голову не приходило считать князя подходящей для себя партией.
Если Салена была потрясена, узнав, что князь хочет на ней жениться, то известие о том, что свадьба должна состояться прямо сейчас, привело ее в ужас.
— Но… как же так? — вновь повторила она растерянно.
— Князь уже обо всем позаботился, — ответил лорд Карденхэм. — Он сообщил тем, кто сейчас живет на вилле, что его личный слуга заболел скарлатиной, а эта болезнь очень заразна. В данную минуту его высочество занят организацией переезда гостей в отель «Париж», он уже снял там два этажа. А когда ты выйдешь замуж и вы отправитесь в свадебное путешествие, я останусь хозяином на вилле.
— Послушай, папа… — начала Салена, но поняла, что ей нечего сказать, и замолчала, а лорд Карденхэм продолжал:
— Предполагается, что во избежание распространения инфекции на вилле должны провести специальную санитарную обработку. Через несколько дней гости вернутся, но вы к этому времени уже уедете.
Он подошел к окну и добавил:
— Не представляю, как сообщить всем о том, что князь расстался с мадам Версон. А она? Она просто умрет от злости! Хотя, надеюсь, князь своей щедростью успокоит ее оскорбленные чувства.
— Но… что я… буду делать? И куда князь меня повезет? — спросила Салена.
— О том, что вы сегодня поженитесь, никто не должен узнать. Видишь ли, Салена, князь обязан испросить разрешения на брак у царя, но поездка в Россию и обратно займет слишком много времени.
— Н-но… быть может, для него лучше сделать именно так? — сказала Салена.
— Зато для меня не лучше! — воскликнул лорд Карденхэм.
— Да… разумеется, папа. Прости, я забыла! — поспешно проговорила Салена.
— Так что изволь сохранить все в секрете, — сказал отец. — И потом все равно тебе будет весьма неприятно обсуждать эту тему со знакомыми князя, не говоря уже о мадам Версон.
— Да… конечно… мне вовсе не хочется об этом ни с кем говорить.
Салена побаивалась мадам Версон, и ей было не по себе под завистливыми и злобными взглядами других дам.
Все они как одна принадлежали к числу таких, с которыми мать Салены держалась бы очень сдержанно, холодно и безразлично.
Леди Карденхэм никогда не обсуждала знакомых своего мужа, но если они приходили в дом, она становилась молчаливой, чопорной и не улыбалась обворожительно, как обычно.
Салена часто вспоминала мать, и по сравнению с ней все женщины, которых она видела на вилле или в казино, казались вульгарными.
«Мужчинам такие нравятся, — как-то раз заметила мать об одной даме, поведения которой она не одобряла. — Но эта женщина чересчур легкомысленна, и я надеюсь, что больше ее не увижу!»
Несомненно, леди Карденхэм отозвалась бы так обо всех дамах, с которыми познакомилась Салена в Монте-Карло, и в особенности о мадам Версон.
В то же время Салена старалась не осуждать их вслух, чтобы не расстраивать отца.
Сейчас она вдруг подумала, что ей, вероятно, придется всю жизнь общаться с такими женщинами, и это будет ужасно противно.
Конечно, не все они были такими язвительными и надменными, как мадам Версон, но Салена чувствовала их лицемерие и неискренность. Кружась вокруг князя — да и любого другого мужчины, включая и ее отца, — эти женщины будто исполняли некие роли, благодаря которым надеялись скрыть отсутствие истинных чувств и желание получить то, что им нужно любой ценой. Но Салена об этом догадывалась.
— Нет… папа, — сказала она вслух. — Я не хочу… чтобы кто-то узнал… о моей свадьбе.
И, помолчав, добавила:
— А она… действительно должна состояться так скоро… Сегодня?
— Какой смысл ждать? — пожал плечами лорд Карденхэм. — Князь уже все устроил, и ни у кого не возникло никаких вопросов.
— Но ты… останешься со мной, папа?
— Боюсь, дорогая, что это невозможно, — ответил отец. — Князь настаивает, чтобы во избежание заражения все покинули виллу.
— Но… папа… как же я останусь… одна?
— Я задержусь, насколько это получится, — ответил отец. — И, разумеется, уеду последним.
— Но разве… не покажется странным, что я не еду с тобой?
— Князь позаботился и об этом. Гостям уже сказано, что твоя подруга из пансионата пригласила тебя к себе на виллу, и я дал согласие.
Салена подумала, что и впрямь неплохо было бы встретиться с подругами, а не оставаться один на один с отвратительным пожилым мужчиной, который будет называться мужем.
— Прости, моя дорогая, — сказал отец. — Прости, что все вышло так неожиданно, но поверь: если бы князь не сделал тебе предложение, я бы не знал, как сделать так, чтобы нам не пришлось ночевать в сточной канаве!
Лорд Карденхэм взглянул на платяной шкаф Салены.
Он был забит новыми платьями, которые мадам Иветт сшила для его дочери.
Платья присылали каждый день, а вместе с ними — кружевные ночные сорочки, нижние юбки, шелковые чулки, туфельки в тон платьев и накидки с меховой оторочкой.
Сначала Салена пыталась возражать, говоря, что ей не нужно так много одежды.
Но отец был с ней не согласен и настаивал, чтобы она с благодарностью принимала подарки и не забывала выражать эту благодарность в словах.
Словно прочитав ее мысли, лорд Карденхэм достал из кармана небольшую коробочку.
— Его высочество просил передать тебе это, — сказал лорд. — Он подумал, что этот скромный подарок понравится тебе и облегчит твои переживания по поводу поспешной женитьбы.
Отец протянул коробочку Салене, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы взять ее в руки.
Она догадывалась, что там внутри — «цепь», которая навеки приковывает ее к ненавистному мужчине.
Медленно, дрожащими пальцами Салена открыла коробочку и увидела массивное золотое кольцо с огромным рубином в окружении бриллиантов.
Кольцо явно было старинное, и лорд Карденхэм пояснил:
— Без сомнения, оно из фамильной коллекции, и я уверен, Салена, что князь осыплет тебя драгоценностями, потому что он просто с ума по тебе сходит.
Салена не ответила. Она смотрела на рубин, и ей казалось, что он горит дьявольским пламенем. Она сразу же возненавидела этот камень.
— По существу, князь признался мне, — продолжал лорд Карденхэм, — что он еще никогда не был до такой степени очарован ни одной женщиной.
И, словно говоря сам с собой, лорд добавил:
— Я думаю, князь заплатил бы за тебя любую цену.
Салена взглянула на отца и тихо произнесла:
— Он получит меня, папа, и мне… стыдно, что он и так уже заплатил… слишком много.
— Тебе совершенно нечего стыдиться, — внезапно рассердившись, ответил отец. — Ты прекрасна Салена — прекрасна, юна и невинна! Любой мужчина был бы счастлив овладеть тобой.
Он посмотрел на дочь и тяжело вздохнул:
— Если бы у нас было больше времени!
Салена закрыла коробочку и положила ее на туалетный столик.
— К какому времени я должна быть готова?
— Свадьба состоится только после обеда: князь хочет быть уверен, что все гости покинули виллу. Дамам нужно время, чтобы собраться, а князю предстоит уладить еще кое-какие дела.
— Какие… дела? — с замиранием сердца спросила Салена.
— Ему нужно подготовить яхту, — ответил лорд Карденхэм. — Я сказал ему, что ты мечтаешь увидеть Грецию. В это время года там очень красиво.
На мгновение у Салены загорелись глаза. Греция! Но тут она вспомнила, кто будет рядом с нею, и ее радость померкла.
— Князь сам тебе все расскажет. И, кстати, я полагаю, что до обеда тебе лучше не выходить из комнаты. А потом все разъедутся, и тогда…
— Не уезжай, папа! Скажи, что ты не уедешь до самой последней минуты! Пожалуйста! — взмолилась Салена.
— Ну конечно же, нет, — ответил он. — Но я бы выпил чего-нибудь. Давай-ка устроимся на балконе в соседней комнате. Я знаю, она пустует.
Открыв дверь, он выглянул наружу с таким видом, будто скрывался от кого-то, а потом потянул за собой Салену.
Соседняя комната располагалась над садом, а с балкона открывался великолепный вид на море. Балкон был задернут занавесками, и жара здесь не так ощущалась.
Лорд Карденхэм позвонил в колокольчик и, когда явился слуга, заказал шампанское. Потом он вышел на балкон, и Салена пошла за ним.
— Тебе тоже необходимо немного выпить, — сказал лорд Карденхэм. — Я понимаю, какое огромное потрясение ты испытала, но шампанское поможет тебе смотреть на происходящее не так мрачно.
Салена ничего не ответила.
Она боролась с желанием опять начать умолять отца о спасении, просить, чтобы он разрешил ей уехать одной и спрятаться где-нибудь.
Но разве можно разрушить планы отца из-за своего, как ей представлялось, эгоизма?
Мать частенько говорила Салене:
«Мужчины как дети, Салена, и мы должны за ними присматривать, даже если им кажется, что это они присматривают за нами».
«И ты правда присматриваешь за папой?» — с интересом спросила Салена.
«Разумеется, хотя он этого не замечает, — отвечала мать. — Скажу честно, моя дорогая: если бы не я, у него было бы намного больше проблем».
Салена подумала, что так оно и случилось. Мать умерла, а отец сам не в состоянии следить за собой.
«Я должна его оберегать, — решила она. — Чего бы мне это ни стоило, я должна оберегать его ради мамы».
Салена понимала, что отец себя чувствует неловко, и нежно взяла его за руку.
— Все будет… хорошо, папа. Вот увидишь, — сказала она, стараясь его утешить.
— Главное — чтобы все хорошо было у тебя, — сказал лорд Карденхэм. — Я об этом молюсь. Помни, дорогая, у тебя будут свои деньги и драгоценности. Это то, о чем мечтает любая женщина, и то, что у любой женщины должно быть.
— А где… мы будем жить? — спросила Салена. Она внезапно испугалась, что князь увезет ее в
Россию и они никогда больше не увидятся с отцом.
— Не знаю точно, какие планы у князя, но думаю, что после свадебного путешествия вы поселитесь в Париже. У князя там великолепный дом. Впрочем, я уверен, что он согласился бы жить с тобой где угодно.
— Я хочу, чтобы ты… был рядом.
— Скорее всего это можно устроить. У меня всегда были хорошие отношения с Сержем. По существу, он считает меня одним из своих ближайших друзей.
— Тогда поговори с ним, папа, насчет того, чтобы ты как можно скорее присоединился к нам.
— В этом вопросе следует проявить тактичность. Мне кажется, князь захочет, чтобы ваш медовый месяц продолжался подольше.
Вздрогнув, Салена спросила:
— А сколько обычно… длится медовый месяц?
— По-разному, — неопределенно ответил лорд Карденхэм, и Салена поняла, что это зависит от того, будет ли князь ею доволен. И если она ему наскучит, он, без сомнения, вернется к обществу своих вертихвосток и хохотушек.
— Может быть, мы расстаемся всего на неделю или чуть больше? — сказала Салена.
— Я надеюсь, — ответил отец. — Но, честно говоря, у тебя не будет возможности вернуться сюда.
Салена не сомневалась, что причина этого кроется в мадам Версон.
Ей показалось странным, что мадам останется на вилле после женитьбы князя, но решила не спрашивать об этом отца. От ее вопросов он и так уже чувствовал себя неловко.
— Наша встреча была такой недолгой… — вместо этого сказала она. — Я надеялась, что мы будем жить вместе и я стану… заботиться о тебе, как делала мама.
— Я тоже хотел бы этого, — ответил лорд Карденхэм. — И если бы я не был таким дураком, какое-то время мы так бы и жили. Но без денег — это ужасно! И не нужно делать вид, Салена, что кто-то в состоянии прожить без них. Это невозможно!
— Да, папа.
— И именно поэтому, когда князь помог мне решить самые неотложные проблемы, у меня теперь иные планы на будущее, нежели были до сих пор.
— А какие у тебя были раньше, папа?
— Нет смысла говорить об этом, — быстро ответил отец. — Отныне ты в безопасности, Салена, а это — самое главное.
Впрочем, Салена понимала, что в обществе князя никакой безопасности быть не может, сколько бы у нее ни было денег. В то же время она знала, что говорить об этом отцу — бесполезно.
Все уже было решено, а она любила отца, и поэтому ей ничего больше не оставалось, как только покориться обстоятельствам и постараться побороть страх. Через несколько часов она станет женой князя.
Внезапно Салена представила себе, как он касается ее и целует.
Ей стало жутко. Она взглянула на голубую гладь Средиземного моря, отчаянно желая уплыть к далекому горизонту.
Казалось, что все ее мечты о любви исчезли там, где небо соединялось с морем.
Она надеялась, что однажды встретит мужчину, который будет так же красив, как ее отец в молодости, и они полюбят друг друга и заживут вместе, как в сказке со счастливым концом.
Но вместо этого…
С той минуты, как отец сказал ей о предстоящем замужестве, Салена чувствовала непрекращающуюся боль в груди, и с каждой минутой эта боль становилась сильнее.
Слуга принес шампанское, и отец заставил Салену выпить немного, но вместо того, чтобы уменьшить ее страдания, алкоголь только усилил их.
Куда бы она ни взглянула, ей виделись глаза князя, и в них было что-то устрашающее.
Вернувшись в свою комнату, она опять посмотрела на рубиновое кольцо, которое князь ей подарил, — в нем тоже было что-то устрашающее.
Прощаясь с Саленой, отец был небрежен. Она понимала, что он боится, что Салена расплачется, да и сам, безусловно, расстроен предстоящей разлукой.
— Береги себя, моя крошка, — с напускной бодростью сказал он. — Помни, что жить без денег весьма неудобно и крайне унизительно. А великолепные наряды и драгоценности могут заменить многое.
Салена понимала, что он имеет в виду ее чувства к князю.
Ей пришлось прикусить губу, чтобы не закричать, когда отец выходил из комнаты.
Только невероятным усилием воли она заставила себя не броситься вдогонку, не крикнуть отцу, что она уедет с ним и будет делать все, что он скажет, — но не может, просто не в состоянии выйти замуж за князя!
Вместо этого Салена, глотая слезы, упала ничком на кровать.
Когда снаружи загрохотал последний экипаж, увозящий ее отца, она перевернулась на спину и лежала так, вслушиваясь в стук колес, пока он не затих вдали.
Салена представляла себе, как отец в эту минуту твердит себе, что все на свете пустяки по сравнению с тем фактом, что его дочь будет всю жизнь получать от мужа две тысячи фунтов в год.
Сумма немаленькая, и Салена понимала: отец надеется, что ей удастся отложить какие-то деньги на случай, если она вдруг надоест князю и он уже не будет так щедр с нею.
И она молилась в душе, чтобы это произошло как можно скорее.
— Быть может, разочаровавшись во мне, он отпустит меня и женится на ком-нибудь вроде мадам Версон, — вслух сказала Салена.
Но на самом деле она понимала, что это всего лишь пустые мечты, как в детстве, когда она сама себе рассказывала разные истории и представляла себя участницей страшных и волнующих приключений.
И неизменно добрая фея, белый рыцарь или прекрасный принц в последнее мгновение спасали ее от гномов, драконов или злых великанов.
Только на сей раз никто не придет на помощь: ведь князь — не персонаж из ее детских сказок.
Вошла служанка, чтобы приготовить ванну и сказать, что ужин подадут в восемь часов.
Пока готовилась ванна, прибыла очередная коробка от мадам Иветт. В ней, как и предполагала Салена, было свадебное платье.
Оно было прекраснее всех платьев, которые мадам Иветт шила Салене до этого, но ей казалось, что перед нею лежит плащаница.
В коробке были еще кружева, вуаль и венок из искусственных цветков апельсина.
Салена вспомнила, что в мечтах она всегда надевала венок из живых цветов.
«Но я представляла, что выхожу замуж по любви, — подумала она. — А эта свадьба несправедлива и фальшива».
Так же фальшива, как и цветы апельсина, которые выглядели безвкусно и грубо по сравнению с цветами из сада.
Разумеется, вслух Салена ничего не сказала и позволила служанке одеть себя, словно восковую куклу.
— Я должна надеть вуаль прямо сейчас? — спросила Салена, и собственный голос показался звучащим откуда-то издалека.
— А как же? Его высочество этого ждет, m'mselle, — ответила служанка.
Она ужасно гордилась тем, что ей выпала честь одевать невесту, и трещала без умолку, но ее голос доносился до Салены как будто сквозь вату.
— В этом году, как раз перед тем как я поступила к его высочеству, моя сестра вышла замуж, — тараторила служанка. — Конечно, свадьба была скромной, но все так веселились! Гостей было видимо-невидимо! И поскольку мы люди небогатые, каждый принес что-нибудь для свадьбы — кто посуду, кто еду, ну, вы понимаете. Все смеялись, танцевали, пели. Это был самый счастливый день в моей жизни.
«А в моей — самый несчастный», — хотелось сказать Салене.
Она посмотрела на свое отражение в зеркале. Служанка как раз надевала на нее вуаль и венок из искусственных цветов.
— Мадемуазель так прекрасна! — воскликнула она едва ли не с благоговением.
Салена встала.
— Должно быть, уже около девяти. Мне, наверное, надо спуститься вниз.
Она пошла к двери, но служанка ее остановила:
— Одну минутку, мадемуазель! Вы забыли обручальное кольцо! Его высочество расстроится, если вы не наденете его к ужину.
— Д-да… конечно, — безжизненно ответила Салена.
Служанка надела ей кольцо на безымянный палец левой руки.
На фоне белоснежного платья оно казалось сверкающей каплей крови.
Князь ждал Салену в гостиной, и, спустившись, она увидела, что вся комната уставлена букетами белых цветов.
Князь был в строгом вечернем костюме. На его манишке сияла пара крупных бриллиантов.
Салена замерла на пороге, и князь какое-то время молча смотрел на нее. Она опустила глаза, и тогда он подошел к ней и взял ее под руку.
— Этого мгновения я ждал, — сказал князь. Он поцеловал ей руку, а потом перевернул кисть, и Салена почувствовала, как его губы коснулись ее ладони.
Пальцы князя казались Салене алчными и неприятными; она с трудом подавила желание отдернуть руку.
«Я должна вести себя как подобает, папа хотел бы этого», — сказала себе Салена.
Но она не могла справиться с дрожью, и князь понял, что ей страшно. Взяв ее руку в свою, он повел Салену в маленькую соседнюю комнату, где был накрыт стол для ужина.
Здесь тоже было великое множество белых цветов. Стол был уставлен белыми орхидеями, а от аромата лилий у Салены слегка закружилась голова.
— Наш первый ужин вдвоем, — сказал князь, когда Салена села. — Не могу выразить словами, моя обворожительная маленькая Салена, какими скучными казались мне люди, которые отделяли меня от вас.
«Неужели ему действительно было так скучно?» — думала Салена, вспоминая шумные компании, которые повсюду сопровождали князя в последние дни.
— Я попросил вашего отца позаботиться о том, чтобы наша свадьба осталась в секрете, — продолжал князь. — Мне казалось, что у вас не будет большого желания выслушивать бесконечные поздравления и долгие речи.
Он сделал паузу, чтобы подчеркнуть следующую фразу:
— Не могу выразить, как я мечтал поговорить с вами.
— О… чем? — спросила Салена, чувствуя, что князь ждет от нее этого вопроса.
— Только об одном, — с улыбкой ответил князь. — Конечно же, о любви.
Он сказал это таким тоном, что Салене стало жутко. Она торопливо сделала глоток шампанского, как будто вино могло ее защитить.
Князь говорил по-английски, и Салена надеялась, что слуги-французы не поймут его слов, но страсти, которая горела в его глазах и звучала в его голосе, нельзя было не заметить.
— Я влюбился в вас с первого взгляда, — прошептал он. — И поклялся себе, что вы будете моей.
Князь окинул ее долгим взглядом и продолжал:
— Вы так юны, невинны и притягательны! Клянусь, ничто не будет стоять между нами! И позвольте добавить еще, Салена, что я всегда получаю то, что хочу.
Огонь в его глазах загорелся ярче, и голос князя изменился: теперь он был больше похож на рычание зверя.
— Среди моих знакомых… никогда не было русских, — быстро произнесла Салена. — Я надеюсь, вы расскажете мне о России и…
— Россия далеко, — перебил ее князь. — А мы с вами рядом, и это намного важнее.
— Но мне действительно… интересно узнать о вашей… стране… И конечно, о том, как живут в России.
Поколебавшись мгновение, Салена добавила:
— Я слышала… в России много… страданий и нищеты.
— Эти нелепые слухи разносят люди, которым не понять величия моей родины! — ответил князь. — Возможно, когда-нибудь ты увидишь все своими глазами. Но сейчас у нас есть о чем поговорить и кроме России.
У Салены отлегло от сердца, когда он сказал «возможно». Она поняла, что князь не собирается везти ее в Россию — по крайней мере в ближайшее время.
Значит, ее разлука с отцом будет недолгой. Она вспомнила, что он сейчас всего в нескольких милях отсюда, и это послужило ей небольшим утешением.
Отец, разумеется, счастлив пожить в крупном отеле — тем более что он избавлен от необходимости оплачивать счета.
— О чем вы думаете? — спросил князь.
— Я думаю об отце.
— Не нужно за него волноваться. Надеюсь, он сказал вам, что я уладил кое-какие его трудности?
— Вы были… очень добры к нам.
— Вы говорите это искренне?
— Да, разумеется… Я очень признательна вам, — сказала Салена. — И простите… я еще… не поблагодарила вас… за кольцо.
Говоря это, она протянула перед собой левую руку, и рубин в лучах свечей вспыхнул зловещим светом, напомнив Салене о камне по имени «Глаз Дьявола», о котором она читала в книгах, посвященных Востоку.
— У меня для тебя есть и другие украшения, — сказал князь. — Ожерелья, которые будут обвивать твою шею, броши, которые я приколю на твою нежную грудь…
По спине Салены пробежала дрожь.
— Вы… очень… добры, — пробормотала Салена.
— Мне нетрудно быть добрым к тебе, — сказал князь. — Но и ты должна быть ко мне добра.
— Да… конечно…
— Как увлекательно будет открывать для тебя любовь! — воскликнул князь. — Это — самое волнующее занятие, и я мечтаю об этой минуте.
Салене казалось, что ужин длится целую вечность, но наконец он завершился. Потом князь резко спросил о чем-то одного из слуг.
— Он ждет, ваше высочество, — ответил слуга. Князь встал и предложил Салене руку. Поднимаясь и кладя ладонь на его руку, она чувствовала себя так, словно ее ведут на гильотину.
В голове у нее промелькнуло, что точно так же шли на смерть аристократы во времена революции — понимая, что нет никакой надежды на спасение, и зная, что иначе поступить нельзя. Они шли на смерть с достоинством.
Салена вскинула голову. Коридор, по которому они шли, как знала Салена, вел к личным покоям князя.
В отличие от гостевых комнат они располагались на одном этаже с гостиной, и отец говорил Салене, что окна их выходят на террасу.
В конце коридора была дверь — слуга почтительно распахнул ее перед ними, — а потом еще одна дверь.
Комната, что была за ней, выглядела изнутри как маленькая православная церковь.
Перед алтарем, в мерцании семи серебряных лампад, стоял длиннобородый священник. Он был в черной рясе; на шее у него висело большое распятие.
Потрескивали свечи. В воздухе стоял тяжелый запах ладана, смешанный с ароматом лилий.
На полу лежали две сатиновые подушечки. Князь опустился на одну из них на колени и велел Салене сделать то же самое.
Священник забормотал что-то, вероятно, молитву, но так как он говорил по-русски, Салена не понимала ни слова. Когда священник окончил молитву, князь взял Салену за руку и, сняв у нее с пальца рубиновое кольцо, заменил его золотым.
Священник воздел руки и благословил новобрачных. Князь поднялся с колен.
— Теперь мы муж и жена, Салена, — сказал он и нетерпеливо потащил ее к двери.
Князь привел Салену в просторную, роскошно обставленную гостиную и сказал:
— Ты — моя жена, — он улыбнулся. — Теперь мы можем поговорить о любви, и нас никто не прервет.
— Нельзя ли мне… сначала посмотреть ваши покои? — спросила Салена. — Я здесь… никогда не была.
Князь понял, что она боится его, и улыбнулся еще шире:
— Позволь, я лучше покажу тебе твою спальню. Для нас она сейчас важнее всего.
Салена не нашлась, что ответить, и покорно пошла за князем. Он привел ее в большую комнату, окна которой выходили на террасу.
Фонтан внизу сверкал и переливался в лучах разноцветных ламп, искусно спрятанных среди цветов; на темном небе ярко горели звезды, — но Салена ничего этого не замечала: она была не в силах отвести глаз от огромной кровати, которая, казалось, заполняла собой всю комнату.
Шелковое покрывало лежало в стороне, простыни были откинуты, и Салена не смела даже подумать о том, что будет дальше.
— Стоит ли ждать? — услышала она голос князя. — Я позову служанку, а когда ты ляжешь в постель, я вернусь, и мы начнем наш первый урок.
С этими словами князь позвонил в колокольчик, и служанка тут же явилась, словно ждала за дверью. Это была та же самая девушка, что прислуживала Салене все это время.
Князь поцеловал руку своей новоиспеченной супруге и сказал:
— Не заставляй меня ждать, моя красавица. Он повернулся к двери, и бриллианты на его булавке сверкнули.
— Его высочество — нетерпеливый жених, — лукаво заметила служанка, когда он вышел, и Салене стало еще страшнее.
Служанка сняла с нее вуаль и начала развязывать шнуровку на свадебном платье.
Салена чувствовала себя как во сне и не понимала, что с ней происходит, пока вдруг не оказалась в ночной сорочке, сшитой так искусно, что вполне могла бы сойти за бальное платье. Она была из тончайшего батиста и оторочена настоящим валансьенским кружевом по низу и на рукавах.
— Позвольте, я расчешу волосы вашему высочеству, — сказала служанка.
Салена послушно повернулась к туалетному столику. Она была не в состоянии ни о чем думать и делала только то, что ей говорили.
Присев на стул, она заметила письмо, прикрепленное к зеркалу, и, узнав почерк отца, развернула его.
Моя дорогая!
На прощание я хочу еще раз сказать о том, как сильно я тебя люблю и как мне хочется, чтобы ты была счастлива. Когда у тебя будет время, прошу тебя, напиши мне, что прощаешь меня и по-прежнему думаешь о своем любящем и грешном отце.
Карденхэм.
Салена перечитала письмо дважды и почувствовала, как ее словно омыло теплой волной, поднявшейся изнутри.
Она понимала, что пришлось пережить отцу, заставляя ее — ради спасения их обоих — делать то, что ей ненавистно.
Салена встала из-за туалетного столика.
— Подождите минутку, — сказала она служанке. — Я хочу написать отцу. Быть может, еще не слишком поздно и кто-нибудь отвезет письмо в Монте-Карло?
— Да, конечно, ваше высочество. Кто-нибудь из слуг это сделает.
В углу комнаты стоял секретер. Очень красивый, инкрустированный костью. Секретер был закрыт. Салена сделала попытку его открыть.
— Он заперт, — сказала она служанке. — А мне нужна бумага… для письма.
— Наверное, ключи в ящике, ваше высочество, — ответила служанка. — А если там нет, я спрошу у экономки.
— Я сама посмотрю, — сказала Салена.
Она выдвинула один из маленьких ящичков и в глубине его увидела ключ.
Открыв секретер, Салена, как и надеялась, обнаружила там промокательную бумагу, бумагу для письма и конверты.
И вдруг ее взгляд упал на две фотографии, стоящие напротив чернильницы.
Салена взяла одну, чтобы рассмотреть получше.
На фотографии была изображена привлекательная женщина в дорогом вечернем платье.
«Кто бы это мог быть?» — подумала Салена и, перевернув фотографию, увидела на обратной стороне надпись, сделанную по-французски:
Сержу от его любимой жены Ольги.
Салена в оцепенении уставилась на фотографию. Никто и никогда не говорил ей, что князь — вдовец. Внезапно ей стало страшно.
Салена решительно протянула руку ко второму снимку. На нем она увидела ту же женщину в окружении четырех детей; старшему было, наверное, около шестнадцати.
На обратной стороне тем же почерком было написано:
Милому Сержу от всей его любящей семьи. Рождество, 1902 год.
Салена долго смотрела на фотографии.
Потом медленно, словно на ощупь пробираясь по лабиринту, она осознала смысл этих фотографий. И словно чей-то далекий голос прошептал ей ответ на другие вопросы, которые она себе задавала.
Их тайная свадьба, настойчивость отца, которую он объяснял желанием оградить ее от любых невзгод в будущем, то, что ей не позволяли разговаривать с теми, кто бы мог открыть правду… Салена смутно припомнила слухи о русских аристократах, которые имели привычку уезжать от семьи, чтобы развлечься «как мальчики».
Еще она вспомнила, что где-то читала о коронах, которые, по русскому обычаю, полагается держать над головами у жениха и невесты.
Но на ее свадьбе с князем не было никаких корон! Салена утвердилась в подозрении, что священник был ненастоящий, или скорее всего служба, которую он вел, не имела ничего общего с венчанием.
Не в силах сдвинуться с места, она сидела и смотрела на фотографии четырех детей и женщины с привлекательным лицом.
За спиной у Салены служанка сказала испуганно:
— Что случилось, ваше высочество? Вы чем-то расстроены?
— Все… хорошо, — через силу ответила Салена после небольшой паузы. — Оставьте меня.
— Но, ваше высочество, ваши волосы…
— Прошу вас, оставьте меня одну!
— Я буду ждать, когда вы меня позовете, ваше высочество.
Салена не ответила. Она сидела, уставившись в одну точку. Услышав, как служанка закрыла за собой дверь, она встала, все еще глядя на фотографии, которые держала в руке. Как долго она так простояла, Салена и сама не могла бы сказать, но тут дверь распахнулась, и вошел князь.
Он уже переоделся, сменив вечерний костюм на тонкий халат восточного покроя; его обнаженная шея была в морщинах, и оттого он выглядел намного старше.
Не осталось и следа от его элегантности. Сейчас это был просто крупный мужчина средних лет. Только его глаза не изменились — и страсть, горящая в них, вспыхнула сильнее, когда он увидел Салену в прозрачной ночной сорочке.
— Ты готова, моя прекрасная невеста?
— Да, я… готова, — ответила Салена. — Но позвольте спросить, как вы объясните мне это?
С этими словами она протянула ему фотографии. Выражение радостного нетерпения на лице князя сменилось недовольством.
— Где ты их взяла? — спросил он. — Кто их тебе дал?
— Никто, — отвечала Салена. — Я увидела их в секретере.
— Дураки! Глупцы! — в злости вскричал князь и, выхватив фотографии у Салены, с размаху швырнул их в угол. — Это нас не касается!
— Меня — касается, — возразила Салена. — Я… вам не жена. И вы это сами… знаете.
— Какое это имеет значение? — спросил князь. — Я люблю тебя и научу, как любить меня.
— Вы всерьез полагаете, что я позволю вам… прикоснуться ко мне, после того как узнала, что вы лишь делали вид, что хотите взять меня… замуж.
— Я сказал тебе: это не важно. Я буду ухаживать за тобой, оберегать, у тебя будут любые деньги и столько драгоценностей, сколько ты пожелаешь…
— Нет! — перебила Салена. — У вас есть жена. У вас есть дети. Нельзя говорить такие вещи… мне, если вы… принадлежите им.
— Я принадлежу тебе, а ты — мне, — сказал князь.
Он сделал шаг вперед, и Салена вскрикнула:
— Не смейте… касаться меня! Я немедленно уезжаю! Я собираюсь найти отца.
— Ты воображаешь, что нужна ему? — спросил князь. — Он был рад, что я заплатил за тебя, и скоро ты тоже будешь радоваться, моя маленькая голубка.
— Нет… нет! — вскричала Салена.
Она бросилась к двери, но князь перехватил ее и толкнул обратно. Салена неистово сопротивлялась, отбиваясь руками и ногами.
Салена была маленькой, хрупкой, но все же князь не смог удержать ее. Морщась от боли, он отпустил Салену.
— Я вижу, с тобой следует обращаться, как с упрямым мужиком, — сказал князь. — Но сейчас ты поймешь, кто твой хозяин.
С этими словами он вышел, заперев за собой дверь.
Салена не сразу поняла, что произошло, а когда осознала, у нее перехватило дыхание.
Она бросилась к двери, тщетно пытаясь ее открыть, и в эту минуту вернулся князь.
На губах его играла циничная улыбка, а выражение лица было таким жестоким, что на мгновение Салена застыла, скованная ужасом.
Потом она увидела у него в руках длинную плетку.
Не веря собственным глазам, она смотрела на нее, пока князь подходил ближе, и, только когда он замахнулся, закричала и попыталась увернуться.
Но было слишком поздно!
Князь швырнул Салену на кровать, и в следующее мгновение плеть врезалась в ее тело.
Салена вновь закричала. Князь трижды успел ударить ее, прежде чем она нашла в себе силы подняться и кинуться к двери.
Он схватил ее за ночную сорочку и рванул на себя.
Салена споткнулась и не упала лишь потому, что уцепилась за секретер.
А потом она почувствовала под правой рукой что-то твердое.
Не зная, что это за предмет, но в надежде, что он может послужить оружием, Салена стиснула его в кулаке. Рассмотреть его и понять, что это, она не успела: князь обхватил ее поперек туловища и вновь швырнул на кровать.
Уткнувшись лицом в простыни, она услышала, как свистнула плеть. Князь безжалостно сек ее, и при каждом ударе ей казалось, что в ее сознание врываются языки пламени.
Послышался чей-то крик, и Салена даже не осознала, что это кричит она сама.
Потом она затихла, и князь, тяжело дыша, перевернул ее на спину.
Сознание покидало ее. Она лежала на кровати с закрытыми глазами и была полностью в его власти.
В правой руке у нее был нож для резки бумаги — именно его она случайно взяла с секретера.
В муках боли она стиснула его в кулаке, и, когда князь перевернул ее на спину, нож смотрел вверх.
Князь этого не заметил.
С торжествующим криком он набросился на Салену, и лезвие вонзилось ему в живот.
Схватившись за рукоятку, он скатился с Салены, тяжело и хрипло дыша.
— Ты убила меня! Я умираю! Пошлите за доктором! Спасите меня! Господи, помоги мне!
Салена села и увидела полураздетого князя, лежащего у кровати. Его окровавленные пальцы сжимали рукоятку ножа, и кровь заливала белое покрывало, упавшее на пол.
— Ты убила меня! Убила! — вопил князь по-французски. — Помогите! Помогите!
Казалось, слова постепенно замирают у него в горле. Салена в ужасе подумала, что и вправду убила его.
Она с опаской спустилась с кровати, словно не понимая, что теперь никто не может ей помешать.
— Я — умираю! — выдохнул князь, и его глаза закрылись. Под ним на полу разливалась алая лужа.
С криком ужаса Салена выбежала через открытую дверь на террасу и, с трудом понимая, что делает, бросилась по лестнице, мимо переливающегося фонтана, вниз, в сад.
Она босиком пробежала по белому мрамору, по зеленой лужайке, мимо деревьев — и очутилась у края мыса.
Она колебалась не больше мгновения, глядя на волны, разбивающиеся о серые камни.
А потом бросилась вперед, вздрогнув, когда холодные брызги попали ей в глаза.
Неистово, ожесточенно Салена поплыла в открытое море…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бегущая от любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Бегущая от любви - Картленд Барбара



Неплохой роман: занимательный сюжет, действия разворачиваются быстро, правда в самом конце уж очень быстро
Бегущая от любви - Картленд БарбараТатьяна
2.03.2012, 23.19





ничего так...
Бегущая от любви - Картленд БарбараLidiaa_1962
9.03.2012, 16.36





Фуу...
Бегущая от любви - Картленд БарбараLidiaa_1962
9.03.2012, 16.38





интересный сюжет, жаль конец скомкан
Бегущая от любви - Картленд Барбараnatali
22.06.2012, 18.02





Впечатляющая книга*)
Бегущая от любви - Картленд БарбараВероника
10.07.2012, 22.11





Мне нравятся все романы Барбары.
Бегущая от любви - Картленд БарбараКатерина
15.07.2013, 14.50





Да сказка для пятилетних девочек. Ничего так. Я ничего -это пустое место. Не дочитала даже.
Бегущая от любви - Картленд БарбараНадежда
23.08.2013, 11.59





Слюнявая, до противности наивная книга. Я и балла пожалею для такого .... такого марания бумаги!
Бегущая от любви - Картленд БарбараКсения
26.02.2014, 18.38





Какая тупость и полнейший примитив, ужасно косноязычный перевод
Бегущая от любви - Картленд Барбараанна
22.05.2014, 14.48





Ожидала большего от романа, но не стоит даже начинать его читать! Скучно, однообразно!
Бегущая от любви - Картленд БарбараFatima
7.07.2014, 20.30





Мне очень понравилось. Жаль роман короткий)))
Бегущая от любви - Картленд БарбараДарья
7.07.2014, 22.57





В целом, неплохо, однако плосковато и слегка примитивно... Сюжет банален, хотя последний по-особенному красочный абзац понравился:)
Бегущая от любви - Картленд БарбараВиолетта
24.07.2014, 17.28





бред...
Бегущая от любви - Картленд Барбаратаня
24.07.2014, 17.31





Не понравился . Совсем.
Бегущая от любви - Картленд БарбараВикушка
9.09.2014, 23.32





Внезапно она услышала какой-то звук в саду.rnОн был негромким и больше всего напоминал писк какого-то зверька.rnОна прислушалась, не понимая, что это могло бы быть. Писк повторился. Потом еще раз.rnСудя по всему, он доносился откуда-то из кустов, в изобилии росших вокруг веранды.rn«Наверное, чей-то детеныш запутался в ветках?» — подумала Салена.rnОна огляделась в поисках садовника, но вокруг не было ни души, и тогда Салена, спустившись по лесенке, пошла сама посмотреть, что случилось.rnНо едва она, наклонившись, раздвинула ветки, усыпанные цветами, как на голову ей накинули черное покрывало, и чьи-то сильные руки подняли ее и понесли прочь.и опять повторение,как и в предыдущей книге!!!!
Бегущая от любви - Картленд БарбараТатьяна
11.10.2015, 20.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100