Читать онлайн Карта любви, автора - Картер Эмма, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Карта любви - Картер Эмма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Карта любви - Картер Эмма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Карта любви - Картер Эмма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картер Эмма

Карта любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Келли провела утро пятницы на совещании и в городской клинике, а к обеду подъехала к главному онкологическому корпусу в Веллингтоне. Обычно она не возвращалась в «Кэрори» после посещения раковых больных в городе, но сегодня решила, что лучше ей увидеться с коллегами и обсудить некоторые вопросы.
К тому же был шанс, что Джек окажется на рабочем месте. Впрочем, это была не единственная причина, по которой она отправилась в «Кэрори», уверяла она себя. Но когда она приехала и зашла в кабинет, то очень огорчилась, не увидев там своего нового коллегу. Таня, которая оставалась допоздна, чтобы доделать сверхурочную работу, сообщила, что Джек ушел буквально пять минут назад.
– Отлично. – Келли забрала бумаги, которые ей были нужны. – Тогда поработаю одна, обойдусь без его помощи.
Таня, видя состояние коллеги, предложила ей свою помощь и по окончании проверки даже смогла убедить Келли присоединиться к ней и выпить чашечку кофе. Келли была все еще смущена инцидентом, который произошел вчера, поэтому боялась и не хотела объяснения с глазу на глаз. Она была не готова как-либо объяснить эту историю и свою реакцию.
Келли начала с извинений, но старшая медсестра лишь замахала на нее руками и немилосердно прервала готовые сорваться с ее языка пылкие излияния.
– Не волнуйся насчет этой истории, я понимаю, – сказала она. – Считай, что все забыто.
Келли ответила:
– Даже не знаю, что на меня нашло.
Таня улыбнулась и добродушно рассмеялась:
– О, у меня на этот счет есть своя, весьма определенная, идея. – Она изящно изогнула правую бровь, а Келли изумленно уставилась на нее. – Я все время думаю об этом начиная со вчерашнего дня и наконец пришла к выводу, что мы все тут основательно изменились. Мы же достаточно взрослые, Келли. Нам нет нужды что-либо друг другу объяснять и извиняться. Поэтому не слушай никаких историй, Келли, не слушай сплетни. К тому же у тебя нет причин меня ревновать. Я всего лишь один раз ужинала с Джеком. А в этом нет ничего особенного, согласна?
– Но... но я думала, что ты и он, вы...
– О, конечно, он мне очень нравится, очень. Я думаю, что он потрясающий парень, веселый и сумасшедший. Уж он-то знает, как свести с ума. В его присутствии каждая женщина чувствует себя неотразимой. Но это все, что между нами было. Кроме ужина, ничего.
– Как поживает твой муж?
– Да, правильно. Именно из-за него тем вечером я пошла ужинать с Джеком. Девушке Энтони всего девятнадцать лет. Девятнадцать, представь себе! Мне почти двадцать девять. Всего на десять лет старше ее. Последние шесть месяцев я живу словно в аду, без него ужасно скучаю. В то же время я его ненавижу. Ведь это он заставил меня почувствовать себя старой и ненужной, уверенной, что больше ни один мужчина на свете не захочет на меня даже взглянуть. – Тут Таня тяжело вздохнула. – А потом неожиданно в нашу клинику поступил работать Джек, – продолжила она, справившись со своими чувствами. – Он такой душевный человек, веселый и обаятельный, привлекательный чисто по-мужски. И он мне очень нравится. А кому бы он не понравился? Поэтому когда он пригласил меня на ужин в кафе и попросил показать ему район и достопримечательности, то я согласилась. И поверь, мы провели время не скучно. Мы много шутили, смеялись. Я почувствовала себя желанной и счастливой, словно заново родилась. Я всегда буду благодарна ему за то, что он вернул мне меня, мои женские гордость и достоинство.
Выслушав исповедь Тани, Келли почувствовала острые уколы совести за свои нехорошие мысли накануне.
– Да ради Бога, Таня! – пылко воскликнула она. – Что ты говоришь! Ты выглядишь совсем молоденькой. Да ты и в самом деле молодая! И красивая. Я даже не сомневаюсь, что мужчины на тебя заглядываются и...
– Да, но я забыла об этом. А Джек напомнил, – прервала ее медсестра. – История с моим мужем, Энтони, совершенно ошарашила меня, и я забыла о себе. Но когда Джек напомнил мне, как должна себя чувствовать настоящая привлекательная женщина, он не просто помог мне снова обрести самоуважение, но еще завоевал мое искреннее расположение. Я позвонила ему на следующий день.
Келли посмотрела на нее невидящим взглядом.
– Кому, Джеку?
– Нет, Энтони, – улыбнулась Таня. – Мы с ним встретились во вторник вечером. Оказалось, что в его новом гнездышке не все в порядке и розовокрылая любовь потеряла былые краски. Его подружка оказалась чересчур энергичной особой. Ему стало казаться, что он за ней не поспевает ни в чем. Поэтому он хочет вернуться ко мне.
Келли покачала головой.
– И ты его примешь?
– Я еще не решила, – добродушно рассмеялась Таня. – Я как раз думаю над этим. Возможно. В конце концов, может быть, и да. В том случае, если он убедит меня, что сможет сделать меня счастливой.
– Так Джек для тебя ничего не значит?
– Не то чтобы совсем, – лукаво улыбнулась Таня. – Давай посмотрим фактам в лицо: он потрясающий парень! Если бы он сказал мне, когда я находилась в депрессии, что безумно влюбился в меня, то, я думаю, влюбилась бы в него тоже. Причем безумно влюбилась. Но сейчас это только фантазия, сон наяву, и мне вовсе не нужна такая интрига. Поэтому если вы двое настроены по отношению друг к другу достаточно серьезно, то вас можно считать самыми счастливыми людьми на свете.
– О серьезности здесь речь не идет. – Келли поставила чашку на стол и направилась к двери. – Я совершенно не заинтересована в серьезных отношениях и не настроена на них.
В субботу утром Келли еле поднялась с постели. У нее страшно болела голова. Долгий прохладный душ немного пробудил ее от сна. Она была благодарна Господу, что сегодня выходной. Движение на дороге ослабло, и поездка на автомобиле до больницы должна была доставить удовольствие. Ночные эротические видения продолжали тревожить ее, а мысли о коллеге-докторе ее не оставляли. Возможно, они могут помешать ей сосредоточиться на шоссе.
Все утро и первую часть дня она провела в кабинете, работая над бумагами. После трех она поехала домой и посвятила оставшуюся часть дня саду. Вечером Келли была вынуждена вернуться в «Кэрори». Ей позвонил помощник Спенсер и попросил обсудить состояние одной пациентки, за которую волновались.
Впрочем, он не настаивал, чтобы она приехала, но Келли разволновалась и не могла успокоиться после его звонка. У Летиции продолжалось покраснение кожи, а поскольку у нее обнаружились кашель и боль в груди, а рентгеновские снимки показывали необычные образования в легких, то Спенсер заподозрил туберкулез.
Келли внимательно осмотрела девочку, затем изучила анализы, включая рентгеновские снимки.
– Я согласна с твоим диагнозом, – тихо сказала она Спенсеру.
Сейчас они еще не могли твердо сказать, насколько заразна болезнь Летиции, но из предосторожности медсестры освободили соседние палаты, включили вентиляторы.
Келли по возможности корректно объяснила девочке, что она должна надевать специальную маску на лицо, если выходит из палаты или если к ней кто-нибудь заходит.
– Выглядит ничего, – смущенно проговорила Келли, показывая, как надевать маску. – Кажется, ты правильно все поняла. Люди подумают, будто ты одна из медсестер, когда наденешь эту маску, поэтому ты должна будешь периодически им напоминать, что ты еще маленькая девочка.
Летиция улыбнулась.
– Нет, они не подумают, что я медсестра. Я еще очень маленькая.
– И все же ты очень похожа на медсестру, – подзадорила ее Келли. – А люди бывают иногда не слишком догадливы. Поэтому если ты им не скажешь правды, они еще заставят тебя выполнять всю работу по больнице.
– А когда я вырасту, то стану медсестрой.
– Нет, ты станешь врачом, – предположила Келли. – Нам нужно как можно больше врачей-женщин.
– Ну уж не знаю насчет этого, – скривился Спенсер. – На моем курсе было шестьдесят процентов женщин. Бедных мужчин они просто задавили.
– Бедных? – рассмеялась Келли. – Мне это нравится. Не обращай на него внимания, Летиция. Даже здесь слишком много мужчин.
Спенсер улыбнулся, но на следующее утро, когда они закончили обход, в ее кабинете он сказал:
– В самом деле, я никогда не думал об этом. А теперь мне кажется, что вы себя чувствуете здесь немного не в своей тарелке, доктор Уэст. Наверное, вам тяжело быть единственной женщиной в нашей команде. Возможно, вы немного теряетесь, когда мы начинаем сугубо мужские разговоры о спорте, о женщинах и так далее...
Келли смущенно посмотрела на него:
– Да уж, довольно меткое замечание. Я ведь тоже умею поддержать разговор, когда хочу. Когда мне это интересно. Так вы думаете, что, если бы наша команда состояла полностью из женщин, мы бы только и делали, что обсуждали кухню и чистку ковров?
Он улыбнулся:
– Да нет. Просто я хотел сказать, что если вам понадобится собеседник и вы не сможете его найти, то я к вашим услугам...
Келли тепло улыбнулась ему в ответ.
– Я всего лишь ваш консультант, – напомнила она ему.
– Да, но я всегда считал, что женщины постарше более сексуальны.
«Женщины постарше?» – мысленно возмутилась Келли. Да у них всего лишь четыре года разницы. Пусть он моложе ее, ну и что?
– И не думайте флиртовать со мной, Спенсер. – Она дружески похлопала его по плечу. Он слегка покраснел. – Либо я просто-напросто прикреплю вас к другому врачу.
– Ого, ничего себе! – Он лукаво усмехнулся, но довольно добродушно. – Извините. Сообщение принял. Честно говоря, карьера мне дороже легкого флирта.
– А вы мудрый человек.
– Но все же, если когда-нибудь у вас возникнут другие мысли...
– Этого не случится, – заявила она. – Забудем это. Давайте работать. Оставьте меня одну. У меня много работы.
Сосредоточившись на картах больных, она махнула рукой в сторону двери и почувствовала спиной, как он идет к выходу. Все еще улыбаясь, она повернулась, чтобы убедиться, что Спенсер ушел, но застыла на месте: в дверь входил Джек. Он отступил на шаг, чтобы дать пройти молодому доктору. По лукавой усмешке педиатра Келли поняла, что тот не упустил ни слова из их разговора.
– Да, я поражен, надо вам сказать... – протянул он двусмысленным тоном. – Флирт на высшем уровне.
– С кем поведешься, от того и наберешься. Думаю, у меня был хороший учитель, – улыбнулась она. – Вы специально пришли, чтобы меня отвлечь? Или вы такой трудоголик, что даже в выходной день не можете прожить без вашей любимой работы?
– А может, я не могу жить без вас? – улыбнулся он. Келли недоверчиво посмотрела на него.
– Я же говорил вам, что приду в воскресенье, чтобы самому проводить Бретта? – продолжил Джек весело, и Келли действительно вспомнила о предыдущем разговоре.
Доктор не видела ребенка сегодня на обходе, потому что его уже выписывали.
– Он на процедуре.
– Должно быть, скоро освободится. – Джек подошел ближе к ней, оперся руками о стол и уставился в бумаги, которые она изучала.
Келли рассказала о предполагаемом диагнозе Петиции. Ее рентгеновские снимки лежали на столе, и он смог изучить их.
– Вы хотите, чтобы я подтвердил ваш диагноз или опроверг его?
– Как сочтете нужным и единственно правильным.
Внутри одной команды они становились на страже здоровья пациентов и забывали о любых недоразумениях, когда-либо существовавших между ними. Джек, как специалист по детским инфекционным болезням, мог уточнить диагноз Летиции.
– Как насчет контактов?
– Мы проследим все предыдущие контакты. Ее семья из Новой Зеландии в третьем поколении. Но у них есть родственники близ Самоа, где и предполагается возможный источник заразы. Может быть, это новый вирус.
– Мне надо проверить Бретта, когда он освободится, – сказал Джек, обсудив с Келли случай Летиции. – Если у меня будет время, я непременно зайду к Спенсеру на обход. Будь уверена, он не слишком страдает от твоего отказа. Так что не волнуйся о нем чересчур.
– Неужто тебе не безразлично? – Она взглянула на него, радостно сверкнув глазами. – Лучше оставь его в покое. Ты только сделаешь хуже, если пойдешь к нему, он точно будет страдать. Он достаточно взрослый, чтобы пережить отказ. Кстати, помнишь, он назвал меня женщиной постарше? Так что он вынесет любой отказ, который настигнет его.
Джек рассмеялся:
– В таком случае я тоже нахожу тебя сексуальной, а ведь я точно не моложе тебя. С твоими длинными волосами ты сойдешь даже за подростка. – Сегодня она была с распущенными волосами, которые волнами спадали по плечам. Джек поднял одну прядь и опустил ей на грудь. Волосы были легкими и шелковистыми. – А вы жестокая женщина, Келли Уэст. Бедняга Спенсер. Он-то не понимает, что под мягкой улыбкой скрывается холодное сердце.
– Ага, прямо гранитное, – согласилась она, забрав волосы в хвостик и завязав их сзади, но Джек взял в руку этот хвостик. – А еще я недотрога.
Сознание того, что Джек где-то рядом, весь день не давало Келли сосредоточиться на работе. Впрочем, довольно скоро она успокоилась, и напрасно. Потому что вскоре вновь пришел Джек, и снова начались ее мучения.
– Так... – протянул он. – Кажется мне, что пора оттащить тебя от этой работы.
Он вошел, даже не постучав, встал за спиной и стал играть с длинным хвостиком.
– Никто не должен работать так долго в воскресенье, да еще без обеда. Нам необходимо сделать паузу. Я осмотрел Летицию. Ее мама сказала мне, что у нее дома остался четырехнедельный ребенок. Поэтому нам надо немного подержать Летицию в больнице. По крайней мере недели три. Надо убедиться, что инфекции нет дома. Здесь мы должны все проконтролировать.
– Особенность бумажной работы состоит в том, что она никогда не заканчивается. Вчера я провела над ней полдня, и осталось еще столько же, если не больше, – вздохнула Келли, откинулась в кресле и посмотрела на Джека. – Недавно приходила одна медсестра, которая с восторгом рассказывала увиденную во дворе больницы картину: как счастливый Бретт катался в машине доктора Джека. Рядом стоял не менее счастливый отец, а также десятка два пацанов, школьных друзей Бретта. Машина покаталась по двору, а затем свернула за угол здания. – Не замучили они тебя, эти пострелята?
– До сих пор дрожу, – улыбнулся Джек. – Мне так и кажется, что моя бедная машина не доживет до утра, развалится на мелкие детали. Мне предлагали поиграть в гольф сегодня днем, но я решил, что лучше проведу день с тобой, поэтому уговорил одного человека подменить меня на сегодня. Так что же, милая, поедем? Думаю, мы обсудим наш уик-энд после обеда.
– Ради меня ты отменил партию в гольф? – От волнения ее сердце стало биться вдвое быстрее, и ресницы задрожали, словно крылья бабочки. – Что же, я польщена.
– Не обольщайся слишком на свой счет. – Он наклонился, закрыл все папки с бумагами и выключил компьютер. – Это просто еще один шаг в развитии наших отношений. Не больше. Собирайся.
Келли захлопала глазами. Отношения? Она видела, что он не шутит, но где-то в глубине его глаз искрились лукавые огоньки. Итак, он снова подтрунивал над ней. Непременно должен был шутить, не принимать же все всерьез? Из того, что она знала о Джеке, Келли могла точно предположить, что он имеет в виду под словом «отношения».
Встретив его улыбку во всеоружии, она тоже смело улыбнулась ему и собрала свою сумочку, положила в нее мобильный телефон и последовала за ним. В этой смене было все в порядке, и поэтому даже если Спенсеру и понадобится ее помощь или совет, он всегда знает, как ее найти.
– Впрочем, я не должна была идти с тобой, – говорила Келли, тем не менее послушно шагая за ним следом. – После среды я решила, что мне надо сказать тебе о своем решении по поводу секса. Отныне я бы хотела быть с тобой только в дружеских отношениях, как с коллегой.
Шагая рядом с Джеком, она внимательно посмотрела на него. Казалось, он был озадачен ее словами, но в то же время они его забавляли.
– А что конкретно заставило тебя изменить решение?
– Же-ла-ни-е, – проговорила она по слогам. – Мне показалось, что я слишком увлечена. Только я посмотрю на тебя, и у меня давление подскакивает. Я привыкла думать о сексе пару раз в месяц. А теперь мне кажется, эти мысли буквально носятся за мной по пятам, не оставляя в покое ни на миг. Можно ли себе представить, как осложнится дело, если мы будем вместе всегда, не ослабив ни разу напряжения?
– Да уж, тогда точно порочные мысли не оставят тебя в покое. – Джек нежно обнял ее за талию и увел с дороги, ведущей к главному больничному корпусу. – Думаю, ты попалась.
– Вовсе нет. – Несмотря на солнечный денек, Келли вся дрожала. – Мне кажется, я слишком чувствительна для подобного рода приключений.
– Тогда, может, мы совершим путешествие на побережье сегодня?
Она склонила голову набок.
– Почему бы и нет?
Они купили по пути сладких булочек и газированной воды и повернули к морю. Длинная дорога по берегу была узкой и местами скользкой. Она проходила по зеленым угодьям ферм и пастбищ, поросших по краям густым кустарником. По лицу Джека, который вел машину, Келли поняла, как ему нравятся эти места. Порою он, не скрывая, любовался открывающимися видами. Кажется, еще ему нравилась опасность, связанная с трудностями дороги.
– Если ты завалишь машину на следующем повороте и я погибну, похорони меня именно здесь, – сказала она, указывая на кладбище, которое они как раз проезжали. Оно поднималось высоко на холмы, а справа протянулся берег моря. – Тогда я буду преследовать тебя каждый раз, как только ты попытаешься напугать местных жителей своей ужасающей ездой.
– Да уж, ну и судьбу ты себе выбрала, – рассмеялся он, однако снизил скорость, поняв ее намек.
Он оставил машину в специальном месте для парковки, находящемся рядом с каменистым берегом, и они пошли пешком вниз, прямо к воде. Она была теплая и сверкала солнечными бликами. В воздухе веяло свежестью, чувствовалась соль, в небе кричали чайки, дети плескались в воде и ловили рыбу.
Молодые люди прошли немного вперед от стоянки машин и расположились чуть в стороне от группы людей. Келли покончила с обедом, сняла туфельки и вытянулась на берегу. Джек лег на спину и прикрыл глаза. Через некоторое время его дыхание стало ровным и спокойным – он заснул. Она внимательнее посмотрела на него, обиженная, что он сумел расслабиться и игнорировать ее общество так легко, в то время как она не смогла до конца успокоиться даже на солнечном берегу и все еще дрожала от возбуждения.
Мимо них пробежала рысью колли, потом вернулась назад, раскидывая лапами гальку. Один камешек отлетел в сторону Джека. Его нога дрогнула, и он открыл глаза. Келли тут же сосредоточилась, попытавшись сохранить здравый смысл. Она открыла сумочку, выудила оттуда крем для загара, открутила крышку и намазала руки.
Джек снова закрыл глаза. Однако Келли точно знала, что уж теперь-то он не сможет заснуть так быстро. Поэтому она перевернулась на живот, случайно коснувшись его своей ногой, затем переместилась чуть повыше.
Его веки приподнялись. Келли улыбнулась.
– А это чтобы ты не сгорел. – И она склонилась над ним. Положив крем на обе его щеки и лоб, она растерла его нежными движениями. – Солнце достаточно сильное, а у тебя нет шляпы. – Ее пальцы проследовали по краю его подбородка, ниже к шее и дальше к открытому вороту рубашки. Казалось, она готова была вымазать весь крем. – Приятно?
– Даже очень.
Келли уже буквально нависла над ним, растирая крем. Затем она чуть отклонилась назад и снова оказалась рядом. Его желто-зеленые глаза внезапно загорелись ярким пламенем, а ее собственный взгляд опустился вниз, и она со смущением продолжала медленные движения, заметив реакцию, которую она вызвала у него своими действиями.
– Да уж, мне тоже. Вот так.
– Ты просто талантлива! – С этими словами он схватил ее за талию и притянул к себе, сильно прижав. – Так ты думала, что ты в безопасности на людном берегу, не так ли?
– Просто очевидно, что я не в силах тебе сопротивляться – И Келли расстегнула вторую пуговицу на его рубашке, затем третью. – А ты симпатичный. – Она положила ладонь на его теплую мускулистую грудь. – Тебе, однако же, жарко, – поддела она его, переместившись над ним. – Ты потрясающе пахнешь. – Кожа под ее пальцами, казалось, горела. – Лучше снять рубашку вовсе.
– Лучше... нет. – Джек увернулся от нее, оказавшись рядом с ней, а не под ней. Он захватил руками ее руки и смазал остатки крема себе на ладони. Затем он выдавил еще крема из тюбика.
– Но моя кожа уже под защитой, – взмолилась она, когда поняла его намерения. Он коснулся ее лица. Она редко была на солнце в этом году, однако ее кожа уже загорела и волосы выгорели, она вообще всегда быстро загорала, еще с юности.
– Смешная ты какая. – Его пальцы исследовали ее лицо. – Кажется, ты тоже горишь. Отчего бы это?
Она покраснела, и он рассмеялся. Она оказалась спиной к его груди, а их ноги переплелись между собой.
– Закрой глаза, – посоветовал он, – и попробуй расслабиться. Даже можешь заснуть, если хочется.
Да Келли бы лучше съела лягушку, чем расслабилась в этой ситуации. Но все же она положила голову ему на грудь и попыталась насладиться новым ощущением. Джек стал нежно втирать крем в кожу ее лба, положил крем на нос, подбородок, щеки, шею и спустился ниже, к треугольному вырезу блузки.
Засучив рукава ее блузки, он выдавил еще крема, поднял ее руку и медленно стал поглаживать запястье, локоть...
– А кожа у тебя потрясающая, – пробормотал он. – Мягкая и нежная, словно крем-брюле. – Он перевернул ее ладони вверх и поднес их к своему лицу. – У тебя будет долгая, счастливая жизнь, и ты безумно влюбишься в приятного мужчину с темными волосами и глазами орехового цвета, у которого есть потрясающе скоростная машина.
Она рассмеялась и выдернула пальцы из его руки.
– Да? Любопытно, в кого же конкретно я влюблюсь: в машину или в ее владельца?
Джек горестно вздохнул. Он поцеловал ее в ухо и нежно провел пальцами по ее ладони.
– Вот уж не знаю, – пожал он плечами.
– Впрочем, я совершенно не заинтересована в любви, – предостерегла она его. – Если бы я могла предположить, что влюблюсь в тебя, то уже сейчас непременно сбежала бы от тебя за тридевять земель.
– Неужели любовь так ужасна?
– Нет, не она. Ты.
– Значит, ты мне не доверяешь?
– Ни капельки. – Она подняла голову и лукаво посмотрела на него. – Но это не имеет никакого значения, потому что ты не можешь меня обидеть. У меня есть отличная защита от плейбоев. – В этот момент Джек снова намазал ее кремом и втер его в подбородок. Келли лишь вздохнула: – Ах, как приятно. Если бы тебе было нечего делать сегодня днем, я бы непременно предложила подобное занятие часа так на два.
– Мне нравится, когда ты такая податливая. – Джек наклонился ниже и чуть прикусил мочку ее уха. – Не приходило ли тебе в голову, что твое отношение ко мне только как к сексуальному объекту может легко ранить мое мужское самолюбие?
– Да ладно. Твое мужское самолюбие не пострадает, его у тебя и так выше крыши. Я лишь помогаю тебе спуститься с небес на землю. – Келли снова вздохнула от удовольствия: его руки проследовали ниже по ее шее к груди. – Не думаю, – чуть не задохнулась она, ее брови взметнулись вверх, а колени машинально согнулись в защитной позе, когда его пальцы проследовали к шее, – не думаю, что загорю здесь...
– Осторожность никогда не помешает. – Он положил руку на ее колено и прижал к себе. Он проделал это настолько аккуратно, что даже если бы рядом с ними находились люди, то они бы ничего не заметили. – Ультрафиолетовые лучи лучше всего проникают через белый хлопок.
– Я этого не знала.
Келли снова блаженно закрыла глаза. Тело ее млело от его прикосновений, наливалось приятной тяжестью. Его рука скользнула под кофточку и добралась до кружевного нижнего белья, а когда он коснулся трепещущей груди, ее охватила дрожь.
Джек поцеловал ее щеку, затем шею. Его губы были теплыми, ищущими, они пылали желанием, находясь в полной гармонии с нежными прикосновениями рук.
– Небесное блаженство, – хрипло проговорила она. – Но все же не надо этим заниматься на публике.
– Все равно никто не видит.
Келли тяжело вздохнула. Как долго она об этом мечтала. Она уронила голову ему на плечо и попыталась сдержать дыхание, которое толчками вырывалось из груди. Он ласкал ее медленно, играя большим пальцем с розовым бутоном под блузкой. Затем он переходил на полное массирование всей ладонью. Господи, как было хорошо. Хотя и странно и, может быть, аморально. Сидеть на людном берегу при свете дня и позволить почти незнакомому мужчине тебя ласкать – это ли не аморально? Они знакомы всего лишь неделю, даже меньше, и что? Однако ей было безумно хорошо, и она не хотела его останавливать.
Она и так вся разомлела от его прикосновений, а он продолжал сводить ее с ума. Прикоснулся губами к мочке уха, поцеловал справа шею и провел языком снова до уха.
– Как ты думаешь, может, нам съездить на пару часов ко мне домой?
Но он лишь рассмеялся ей в ухо, обдавая кожу горячим дыханием. Затем поцеловал ее под ухом и застыл.
– Неужели ты не знаешь, что долго сдерживаемое желание только добавляет азарта? Чем дольше воздержание, тем слаще наслаждение.
– Да я и так уже вся горю. – Ее веки настолько отяжелели, что ей лень было открыть глаза. – Не чувствуешь, как я дрожу?
– Ну, это только начало. – И он снова ее поцеловал. – Ты такая вкусная. Когда-нибудь я тебя точно съем, каждый сантиметр твоей кожи попробую на вкус.
Сквозь дурманящий туман неги до Келли едва донеслись музыкальные звуки. Прошло некоторое время, прежде чем она поняла, что это не ее фантазия. Она ясно услышала телефонный звонок и медленно потянулась к сумочке, пробормотав проклятия в адрес звонившего.
Джек, возле которого лежала сумочка, передал ей телефон и открыл крышку. Келли задержала дыхание и попыталась сказать спокойным голосом:
– Алло?
Келли ожидала услышать Спенсера, который просил бы ее о помощи или совете или сообщил бы о какой-нибудь проблеме в больнице. Каково же было ее изумление, когда она услышала голос подруги по квартире. Джеральдина была очень взволнована. К ним пришел человек из фирмы по аренде телевизоров и хочет забрать их телевизор и видеомагнитофон за неуплату.
– Он сказал, что мы не заплатили за три месяца, – простонала она в ужасе. – Но ведь я была уверена, что дала тебе деньги месяц назад.
– Да, так и было. И я перевела деньги на их счет. – Келли буквально стало дурно. Она отодвинулась от Джека и присела на песок. Задумалась. – Но ведь я правда заплатила тогда, – проговорила она растерянно. – Я даже помню, что перед отъездом в Окленд у меня не оказалось наличных и я точно заплатила чеком на следующей же неделе, – сказала она громче и увереннее. – Как раз в срок. – В тот день она оплатила с помощью чеков еще несколько услуг. Тогда она только что получила отпускные с места работы, которые перечислили ей на счет. – Я заплатила сама, лично, в одном из филиалов их фирмы в Окленде. Джеральдина, посмотри внизу, под бумагами, в моем кабинете, квитанция должна лежать в тумбочке под телевизором.
Она в волнении взъерошила волосы, избегая смотреть в сторону Джека. Ее подруга, видимо, пошла в комнату Келли искать квитанцию. Сама Келли довольно редко смотрела телевизор. Ей никогда не приходилось даже читать инструкцию к видеомагнитофону, поэтому, если бы не Джеральдина, она не стала бы и беспокоиться насчет дальнейшей аренды этого бесполезного ящика. Однако Джеральдина была поклонницей сериалов, поэтому ей приходилось записывать дневные показы на магнитофон и смотреть серии вечером.
– Да, ты права, – сказала Джеральдина взволнованно через несколько минут. – Она здесь, я нашла ее. Он просит прощения за беспокойство. Может быть, произошла ошибка, и филиал в Окленде не подтвердил твой платеж?
– Ну слава Богу! – воскликнула Келли. Она присела на песок. – Дай ему трубку, я лично пообещаю заплатить за следующие два месяца вперед, чтобы впредь не происходило никаких недоразумений. Тем более что срок оплаты придет быстро.
Келли достала свою сумочку, нашла кошелек и карточку, которую всегда носила с собой, чтобы застраховать себя от непредвиденных случайностей.
Голос работника был смущенным. Он извинился за грубую ошибку.
– Еще раз простите, миссис Уэст. И спасибо за своевременную оплату. Это им надо было лучше следить за работой внутри компании. Вся система компьютеризирована, поэтому просто не понимаю, как могла произойти такая ошибка. Проблем никогда не было.
– Ну, это же не ваша вина, в конце концов, – уверила она его как можно вежливее. Затем продиктовала номер и дату своего чека, чтобы он смог зарегистрировать ее платеж.
В конце разговора она закрыла крышку телефона и положила его и кошелек обратно в сумку. Затем пришла немного в себя и только тогда смогла повернуться к Джеку, который все это время за ней наблюдал. Его взгляд казался недоверчивым.
– Все оказалось ошибкой, – объяснила она с легкой улыбкой на губах. – Они думали, что мы не оплатили аренду телевизора.
Однако вместо понимающей улыбки на его лице она увидела серьезное, даже несколько суровое выражение.
– Келли, что происходит? Женщина нахмурилась:
– Что ты имеешь в виду?
– У тебя в больнице полная ставка врача-консультанта, ты имеешь много частных пациентов, ты берешь сверхурочную работу с детьми каждые выходные, когда только можешь, плюс у тебя иногда бывает работа после больницы в будни. Ты используешь свой отпуск и Рождество для того, чтобы подзаработать. У тебя должна быть куча денег, а твой образ жизни говорит об обратном.
– Говорю же, то была простая ошибка, – снова заверила она его, побледнев. – А откуда у тебя все эти сведения? Ты что, специально расспрашивал обо мне персонал? Конечно, я покупаю себе вещи... У меня есть машина...
– Ну да. Замечательная такая машина, которая того и гляди развалится. Еще ты снимаешь малюсенькую комнату в ветхом загородном домишке. Ты редко бываешь на людях, не ходишь ни в кино, ни в кафе, и это ты называешь настоящей жизнью? И ты волнуешься, что не оплатила какой-то чек за телевизор. Что-то здесь явно не сходится... Что же? – Он смотрел на нее задумчиво, и в его взгляде читались жалость к ней и сочувствие. – Не втянута ли ты в какую-нибудь опасную авантюру?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Карта любви - Картер Эмма



Неплохой роман
Карта любви - Картер ЭммаТатьяна
14.12.2011, 22.36





Сюжету однозначно не хватает остроты, в аннотации и любовь, и война, а на деле как-то маловато.
Карта любви - Картер ЭммаЛёля
22.04.2015, 22.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100