Читать онлайн Карта любви, автора - Картер Эмма, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Карта любви - Картер Эмма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Карта любви - Картер Эмма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Карта любви - Картер Эмма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картер Эмма

Карта любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Джек склонился и прошептал ей на ухо:
– Прекрати торопить события.
– Я вовсе не тороплю события. – Она все еще тяжело дышала после спуска (или после поцелуя?). – Мы уже знакомы целых три дня.
– Ну да, чуть больше двух дней. – Он немного отодвинулся назад. Его глаза в сумерках отражали электрический свет фонарей. – Ты мне нравишься, Келли. И мне нравится то, что между нами произошло здесь. Но я бы не хотел все испортить, форсируя события.
– Но ты не испортишь. – Она плотно притянула его к себе, обняла за плечи дрожащими руками. – Не думай об этом, Джек. Ты же знаешь, мы оба возбуждены. Мы оба хотим секса. Так давай будем относиться ко всему этому полегче.
Но Джек в ответ лишь еще дальше отстранился, оставив в ее душе острое разочарование.
– Неужели ты так хочешь меня?
Он вопросительно улыбнулся, и Келли облегченно вздохнула.
– Если ты это так называешь, то да, пожалуй, – признала она. – Конечно, это не значит, что как человек ты совсем меня не интересуешь. Просто теперь в моей жизни не так много времени на что-то более серьезное, и если бы я могла рассчитывать на тебя как на... – Она хотела сказать, что он для нее последний мужчина в ее жизни, но суровый взгляд его глаз предостерег ее от необдуманных слов. Она сочла за лучшее промолчать. – У меня и в самом деле сейчас нет времени на что-то более серьезное, – заключила она. – Ты мне нравишься. И поскольку мы работаем вместе, было бы неплохо остаться друзьями. Так вот, если мы с тобой сегодня проведем ночь вместе, это будет замечательно. А потом... ну что же, посмотрим, что будет завтра.
– Замечательно, – эхом повторил он за ней ее же слова, проведя пальцем по щеке, и она была рада увидеть, что выражение его лица не сменилось на гневное. Кажется, он не обиделся. – Знаешь, Келли, с каждым разом ты меня удивляешь все больше и больше.
– Что же, разве мы этим вечером не договорились быть честными друг с другом? Ведь куда легче отбросить в сторону все эти глупые игры, если оба прекрасно знаем, что конечная цель – все равно секс. Мне хотелось бы увидеть тебя обнаженным, Джек. Отвези меня домой, и давай займемся любовью.
– Я отвезу тебя домой, потому что мне интересно увидеть, где ты живешь, а потом поговорим об остальном. – Он устало прикрыл глаза рукой, потом приблизился к ней и прижался губами к ее лбу. – Я еще не подготовился.
– Ничего страшного, у меня есть все, что надо, – пробормотала она в смущении. Во время своего замужества она старалась забеременеть, на этот раз ей впервые пришлось позаботиться о средствах предохранения. – Даже могу предложить тебе на выбор несколько коробочек разного цвета.
– Разного цвета! – Джек снова улыбнулся. – Да уж. – Он поцеловал ее в щеку. – Это звучит обещающе.
Неужели он так думает? Она сомневалась. Но для Джека, очевидно, было многое понятно, потому что он отошел, давая ей сесть в машину.
Дорога с холма заняла не очень много времени. Однако трасса на участке от города до окраины оказалась очень напряженной. Они останавливались на каждом светофоре, так что путь показался им бесконечным.
На очередном, наверное, двенадцатом по счету, светофоре Келли бросила на Джека неумолимый взгляд, полный нетерпения и ожидания, и, когда он взглянул на нее, ее обдало волной нестерпимого жара.
Он снял руку с руля и сжал ее руку, которой она ухватилась за сиденье.
– Все в порядке?
– Конечно, – ответила она, – а что должно быть не в порядке?
– Ты коришь себя за необдуманность шага. – На его глаза падала тень, но можно было рассмотреть выражение его лица. Оно показалось ей подозрительным и неуверенным. – Так я прав?
Ее пугала его способность угадывать мельчайшие нюансы ее настроения.
– Не волнуйся за меня, я знаю, что делаю. Некоторое время он просто молча смотрел на нее, она даже затаила дыхание, потом кивнул и повернулся, сосредоточившись на дороге. Вот загорелся зеленый свет, и машина тронулась.
Дом Келли Уэст располагался в конце узкой извилистой улочки. Это был деревянный коттедж с двумя спальнями, построенный шесть лет назад. Небольшой садик – она любила садоводство и была рада, что жила среди соседей, которые с удовольствием делились с ней рассадой и семенами, так что она могла экономить на мелочах, – был огорожен невысоким забором, выкрашенным в белый цвет.
Она открыла калитку и пригласила коллегу домой.
Из холла через входную стеклянную дверь сочился свет. Келли, увидев вопросительный взгляд Джека, пришлось объяснить:
– Сегодня моя подруга уехала, но она всегда оставляет свет включенным, так, на всякий случай, из соображений безопасности. – Машинально, проходя по дорожке, Келли сорвала несколько цветов. – Полгода назад нас ограбили.
К счастью, мне почти нечего терять, но у Джеральдины они взяли стереосистему и пару фотоаппаратов. Джек нахмурился.
– Вам нужна сигнализация.
– Для нас слишком дорого. А начальник охраны сказал, что он не будет за это отвечать. Так что гораздо дешевле оставлять свет включенным. – Келли открыла дверь.
Она надеялась, что Джек не осудит ее за простоту жилища. Ковры на полу лежали старые, застиранные, стены нуждались в покраске, а большая часть мебели прошла не через одних владельцев. Однако все было убрано с любовью, повсюду царили чистота и порядок.
Джеральдина оставила книжку за электричество на столе, прямо перед дверью. Когда Келли заметила ее, она тут же бросилась к ней и убрала, пока не заметил Джек. Ей было очень стыдно: она должна была на этой неделе заплатить за свет, да все не могла. Конечно, свет за неуплату у них никогда еще не отключали, по крайней мере не так скоро. Они упорно выжидали, пока она сама не свяжется с ними. Но даже простое упоминание о неуплате раздражало ее. Она бы предпочла сама взять из ящика квитанцию. Впрочем, она уже давно привыкла к постоянной нехватке денег и каждый месяц получала квитанцию. И каждый раз для нее это было все так же болезненно.
– Хочешь чего-нибудь выпить? – спросила она.
– Да, если ты тоже будешь.
– Буду.
Там, на высоком холме, она чувствовала себя свободно, но теперь опять замкнулась. Чтобы успокоиться, ей надо было что-нибудь выпить. Можно даже какао.
– Кухня в самом конце коридора. – И она пошла вперед, захватив чайник и забрав чашки.
Келли хотела, чтобы Джек подождал ее в гостиной, но он проследовал за ней. Выдвинул один из деревянных стульев из-за стола, развернул его и уселся на него верхом. Это движение привлекло ее внимание к мощным бедрам и сильным ногам мужчины, но Келли быстро отвернулась, сообразив, что хотят увидеть ее глаза на самом деле.
– Ты частенько этим занимаешься?
– Чем именно?
– Приводишь домой мужчин, чтобы заняться сексом.
– А... – Она смущенно опустила голову. – Нет. На самом деле нет.
Вода закипала на удивление долго. Келли повернулась к плите и включила горелку на всю мощь. Затем она положила по огромной ложке какао в каждую чашку, повернулась к Джеку и встретила его твердый испытующий взгляд. Тут же почувствовала себя обманщицей.
– А если я скажу «да», ты потеряешь ко мне всякий интерес?
– Я не судья тебе.
– Да неужели?! – воскликнула она. Двойные стандарты в отношениях были непривычны для нее, но ей приходилось вести уже начатую игру.
Вода наконец закипела. С помощью полотенца Келли взяла с плиты чайник и налила кипяток в чашки с какао. Все это время она избегала взгляда Джека, хотя знала, что он, не отворачиваясь, смотрит на нее.
– Если бы я сказала, что у меня никого не было на протяжении пяти лет, что бы это изменило в твоих намерениях по отношению ко мне?
– А что, если мы с тобой прекратим играть в игры, которые ты так не любишь, и ты просто скажешь мне правду? – Он взял чашку, которую она предложила ему, поблагодарил, все так же не сводя с нее глаз. – А может, следуя твоей установке быть честными до конца, признаем наконец, что на нашем уровне знакомства еще рано заниматься сексом?
– У нас нет никакого уровня. А если бы был, то я все равно уверена, что не рано. Да.
Келли достала из холодильника молоко, проверила дату выпуска, состроила уморительную гримаску, потом понюхала его, чтобы убедиться в годности продукта, но так и не передала молоко Джеку.
– Прости. Кажется, придется пить какао без молока.
И она поставила пакет обратно в холодильник. Для утренней маски сойдет, но она никогда не простит себе, если напоит гостя несвежим молоком.
– Мне надо сходить в магазин.
– Ты только это хочешь мне сказать?
– Моя личная жизнь – это всего лишь моя личная жизнь. Тебе бы не понравилось, если бы я раньше призналась в этом. А что, если я начну расспрашивать тебя? Когда ты в последний раз занимался сексом с женщиной, которую едва знаешь? Это было вчера или в прошлые выходные? Или на этой неделе ты был примерным мальчиком и последний раз это случилось на прошлой неделе? А?
Он гневно поставил чашку на стол. Поднялся со стула и быстро подошел к ней. Его улыбка обеспокоила ее. Она вовсе не хотела его рассмешить. А так получается, что все равно он руководит их разговором. Он склонился над ней, провел рукой по ее щеке, и она забыла обо всем, потому что внезапно ее сердце забилось, как пойманная птица.
– Можешь спрашивать сколько угодно, – прошептал он, – если только ты действительно хочешь услышать ответ.
– Спасибо, я знаю достаточно хорошо все, что мне надо. – Она уперлась руками в его грудь. Она никогда не встречала мужчину с такими широкими плечами. – Поцелуй меня, пожалуйста.
– Где? – спросил он, коснувшись ее подбородка. – Здесь?
Келли невольно выгнула шею.
– Немного выше.
– Здесь? – Он коснулся губами лба.
– Ниже.
– Тогда здесь. – И не успела она сообразить, что он делает, как он расстегнул все пуговицы ее кофточки. Бесцеремонно он вторгся в ее интимный мир и освободил от кружев тугие груди. В течение нескольких секунд он любовался открывшимся видом, и выражение его лица становилось все более непроницаемым. Келли едва дышала.
– Пожалуйста.
– А ты чувственная особа.
– Ничего необычного, – ответила она, вознося небу благодарственные молитвы за то, что сегодня она надела свое лучшее нижнее белье, причем совершенно случайно. Большая часть ее одежды была из простой хлопчатобумажной ткани и уж никак не могла вызвать в мужчине сексуального желания. А этот комплект был единственным и самым лучшим... Но тут Джек снова задвигался, и Келли забыла обо всем. Она сосредоточилась только на его действиях. Ее голова поплыла еще до того, как он коснулся ее пылающего тела и поцеловал кремовый край кружев, а уж потом ее ноги стали ватными.
– Так когда же, Келли?
– Что? – едва могла ответить она.
Его губы исследовали кружевную деталь комплекта, вдруг нырнув под легчайшую ткань и коснувшись дрожащей плоти. Келли застонала. Ее розовые соски напряглись так сильно, что она даже чувствовала их сама. Такого с ней еще не случалось. Никогда с такой силой она не хотела мужчину. Даже не знала, что она может быть такой чувственной. Она беспомощно оперлась о его плечи, чтобы не сползти в изнеможении на пол.
– Когда был последний раз?
– Что? – переспросила она.
Нежные, ищущие и в то же время уверенные движения мужчины доставляли небесное наслаждение. А слова и их холодный тон действовали как ледяной душ. Она тряхнула головой и одной рукой уперлась ему в грудь, чтобы отстранить его.
– Что ты сказал?
Он поднял голову. Она покраснела и тяжело дышала, однако он, если не считать покрасневших щек, был в полном порядке. До какого же уровня он может себя контролировать?
– Мне нужно знать, когда последний раз ты занималась любовью.
Келли несколько раз глубоко вдохнула, чтобы восстановить дыхание.
– Это на самом деле имеет для тебя значение? Не понимаю почему.
– Когда? – Он снял руки с ее талии и положил их ей на грудь, снова сводя ее с ума. Своими большими пальцами он начал массировать соски, и двойное удовольствие затопило ее тело. Она готовилась принять его. Ее тело вдруг выгнулось, губы открылись в молчаливом стоне, но Джек пробормотал что-то невнятное и не дал ей коснуться себя.
Келли пыталась решить, почему ей страшно во всем признаться Джеку, и не могла понять. Его пальцы между тем времени не теряли. Он расстегнул бюстгальтер и отбросил его. Глаза загорелись хищным огнем, и он припал губами к одной груди. Келли содрогнулась от внезапного острого наслаждения, которое оказалось сродни обычной боли, шоку. Он продолжал, и Келли подумала, что все пройдет прекрасно.
– Почти пять лет, – проговорила она, задыхаясь. – Последним был мой муж.
– Никого после развода?
– Нет. – Она протянула руки, чтобы удержать его голову, которая, кажется, чуть отклонилась от желанной цели. – Никого. Не останавливайся.
Но он именно остановился. И не продолжал, несмотря на ее отчаянные попытки вернуть его на место.
– А что насчет презервативов, о которых ты упоминала?
– Они лежат в комнате моей подруги. Она подарила их мне на день рождения. В качестве шутки. Я даже никогда не открывала коробочку.
– Ага. – Безо всякого предупреждения он опустил руки и отошел от нее на довольно большое расстояние. Она вжалась спиной в стену, едва не упав в обморок, но он прошептал что-то непонятное и положил ей руки на плечи, чтобы привести ее в чувство, и поддержать. Затем отпустил, когда она пришла в себя. Опытными движениями он застегнул на ней бюстгальтер и запахнул кофточку на груди.
– Так, теперь, кажется, я начинаю понимать всю картину целиком.
– Джек? – Келли умоляюще смотрела на него. Он удалился на другой конец кухни. – Что ты делаешь? Уходишь?
– Угадала.
Он поставил стул, на котором сидел, снова к столу.
– Что же случилось теперь? Что произошло? Ведь я уже сказала, я знаю, что делаю.
– Конечно, знаешь. – Но он уже был около двери. – Как насчет завтрашнего утра? – Он открыл дверь и вышел в коридор, направляясь к входной двери. – Твоя машина все еще в «Кэрори». Добираться пешком отсюда до «Кэрори» тебе будет трудно. Тогда мне придется встать пораньше и заехать за тобой с утра.
Келли поймала его у входной двери, удерживая края разлетающейся на бегу кофточки.
– Да лучше я сяду на автобус. – Ее голова все еще кружилась, на этот раз больше от разочарования, чем от желания. – Ты правда уходишь? Но почему? Что не так? Что я сделала не так?
– О, дорогая, – он посмотрел на нее насмешливо, – ты все правильно сделала.
– В таком случае все очень глупо. – Она догнала его у двери, но он оказался быстрее, и она так и не смогла его удержать, он вышел. – Тебе не надо было этого делать. Если ты таким образом хочешь распалить во мне желание, то напрасно стараешься. В этом нет необходимости. – Она запнулась. Он остановился у калитки. – Пожалуйста, не уходи.
– Так вот как ты думаешь на самом деле? Что с моей стороны это всего лишь ловкий трюк, чтобы распалить тебя? – Его тон был странно тяжел, и теперь он был явно не уверен в своих действиях. Когда он повернулся и пошел по направлению к ней, ее тело снова загорелось нетерпеливым ожиданием, а сердце забухало, как колокол.
– Мне не важно, что ты делаешь и как, я просто хочу, чтобы ты снова меня поцеловал, – прошептала она.
– Это вовсе никакой не трюк. – Джек взял ее лицо в руки и пристально посмотрел ей в глаза тяжелым взглядом. – Никогда не нуждался ни в каких трюках. – Он склонился над ней и припал к ее губам, врываясь в нее своим мужским дыханием, с такой страстью, которой она от него не ожидала, которая напугала ее самое. Потом он неожиданно резко отошел от нее, и Келли испугалась, что он уйдет. – Все это реально, Келли. – Его взгляд был горяч. Она ответила ему таким же страстным взглядом. – И когда я буду уверен, что ты действительно знаешь, чего хочешь, тогда тебе не придется звать меня назад и долго упрашивать. Тогда ничто не удержит меня. Но теперь я ухожу, потому что сейчас ты слишком доступна, а я не собираюсь пользоваться тобой.
Он снова уходил, а она даже не могла этого понять.
– Но, Джек, постой, это не то же самое, что соблазнить невинную девушку, – прошептала она ему вдогонку, не желая, чтобы соседи были в курсе событий. – Пять лет, может быть, это и срок для кого-то, но ведь за пять лет невинность не восстановить. Тебе не надо жертвовать собой.
Он лишь усмехнулся на ее слова и покачал головой, словно отмахнулся от ее слов. В ответ он сказал только:
– Спокойной ночи!
И исчез в темноте машины. Он поднял руку на прощание и помахал ей, машина загудела низким басом и минуту спустя исчезла вместе с водителем.
Келли осторожно закрыла входную дверь, прижалась к ней головой и так стояла у двери, дрожа, пока последний звук машины не поглотила ночная тишина. Автомобиль свернул с ее улицы и скрылся за поворотом. «Спокойной ночи, – подумала она разочарованно. – Спокойной ночи? Теперь он желает мне спокойной ночи?»
Ругая его на чем свет стоит, Келли сыпала ему вдогонку разного рода проклятия, называла последними словами и лишь после этого смогла немного успокоиться. Вылив в раковину недопитое какао, она вымыла чашки и поставила в сушку, затем пошла в душ.
«Что ж, – убеждала она себя, – ты еще легко отделалась, авантюристка». Странным образом получалось, что его беспокоили сущие пустяки. Может, ей, наоборот, надо быть ему благодарной? Он был таким осмотрительным, таким понимающим и таким соблазнительным! Пожалуй, она поступит правильно, если сделает вид, что сегодня вечером между ними ничего не произошло.
Келли переоделась и зачесала волосы наверх.
Может быть, даже лучше вообще не упоминать о своих чувствах и отношении к нему. Притвориться холодной и спокойной, извиниться за поспешность решения и сказать, что она передумала и не станет выполнять свой прежний план. А он был очень любезен и мудр, и теперь эта проблема решена, а вопрос никогда не будет подниматься вновь.
Посмотрев на себя в зеркало, она заметила пылающие щеки. Глаза все еще блестели от возбуждения, а груди были набухшими, как у беременной. Она продолжала внимательно разглядывать себя в зеркале еще несколько минут, потом резко опустила глаза и включила воду.
В четверг утром Джек казался таким далеким, словно они жили за тридевять земель друг от друга. Он едва взглянул на Келли дружеским взглядом своих кошачьих глаз. Она ответила ему тем же. На утреннем обходе они едва перекинулись двумя словами. По ее холодному обращению во время обхода он понял, что его номер в ее телефонной книжке на сегодня значится самым последним. Они с Таней разговаривали в холле перед осмотром, и Келли едва удостоила его взглядом.
Джеку понравилось ее поведение. Вчера вечером он сильно сомневался в правильности своего поступка. Однако теперь он видел, что все было сделано правильно.
Келли снова была одета в джинсы. На сей раз они обтягивали ее фигуру плотнее, чем вчерашние. И каждый раз, как она наклонялась или приседала рядом с детишками на осмотре, разговаривая с ними тем особенным тоном, каким могла это делать только она, джинсы резко обозначали очертания ее бедер. При виде этого дыхание Джека замирало, и ему казалось, что он сейчас умрет от неутоленного желания. Свободная, зеленого цвета, блузка, которую она сегодня надела, была чуть менее открытой, чем та, лимонная, накануне. Однако свободная оказалась едва ли не хуже, потому что оставляла слишком много места для воображения: а что там у нее за цветным пологом свободной блузы? Рукава засучены, ворот приоткрыт. Шея из-за этого выглядела вдвойне соблазнительной, а узкий вырез так и манил забраться поглубже и разведать, не сделана ли вся женщина из ароматного крем-брюле.
Сегодня ее волосы были закручены в жгут и аккуратно уложены на затылке, заколотые огромной золотой шпилькой. Ее презрительный взгляд говорил о том, что ей безразлично его мнение по поводу ее прически. Но Джек только мудро улыбнулся на ее робкие попытки самоутверждения. Теперь он знал, что ему нравятся ее волосы в любом виде, в любой укладке. Так она выглядела гораздо моложе своих лет, была свеженькой и юной, прическа придавала ей вовсе не строгий вид, а наоборот – кокетливо-игривый.
Невольно он представил ее теплой и мягкой, стонущей, нагой и разутой, в одной только широкой безразмерной его рубашке, разметавшейся под ярким полуденным солнцем.
Размечтавшись, он стоял, разинув рот, на одном месте. Его окликнул Роджер Гляйзенер:
– Джек, о чем задумался? Ты сегодня идешь со мной?
– Да, сегодня на смене я, – согласился он, вынырнув из облаков мечты.
Они обсуждали антибиотики, которые Келли прописала для пациентки с кожной инфекцией, распространившейся к уху ребенка и разукрасившей все лицо. Красное лицо выглядело просто страшно. Инфекция грозила распространиться и дальше. У ребенка была аллергия на пенициллин, а заменители, которые Келли давала девочке в последние сутки, ничего не смогли улучшить.
Из лаборатории микробиологии сообщили, какой нужен препарат, но на практике не было никакого результата.
– Я сменил этим утром лекарство и потом снова осмотрел девочку в шесть утра, нет ли каких улучшений. Сегодня я буду в вечернюю смену, поэтому смогу проконтролировать ее состояние.
– Спасибо, – кивнула Келли, и врач-ординатор сделал соответствующую замену лекарства для больной, затем остановился и, когда остальные перешли к следующей кровати, тут же дал ей первую дозу антибиотика.
Джек подождал, пока Келли пройдет вперед. Он знал, что она смотрела на него, когда он разговаривал с Роджером. Встретив его взгляд, она быстро отвернулась: ее заинтересованное выражение опять сменилось равнодушным.
Джек даже улыбнулся. Он все еще не до конца понимал, что же между ними на самом деле произошло. Но в любом случае это было неплохо.
Бретт Спинкс, его восьмилетний пациент с легочной инфекцией, чувствовал себя гораздо лучше. Три дня интенсивной физиотерапии и приема антибиотиков, казалось, вернули его к жизни, а инфекцию полностью подавили.
– Похоже, сейчас ему значительно лучше, – уверил врач-физиотерапевт. – Мы в последний день усилили терапию.
– Я же собираюсь прокатиться на машине доктора Джека, – громко проговорил Бретт, и Джек был очарован манерой ребенка. Ему нравилось, что малыш рассказывает об их хороших отношениях. – И скоро придет мой папа.
– Бретт, я же ничего не говорил ни о поездке на «порше», ни о приходе отца, – мягко возразил Джек. Он обменялся веселыми взглядами с матерью Бретта. – Ты выдумываешь.
Он присел рядом с мальчиком и стал слушать его дыхание со стороны спины, так чтобы суметь расслышать возможные хрипы, успокаивая Бретта, когда тот пытался ему мешать.
– Хорошо, даже очень хорошо, – кивнул он маме Бретта и физиотерапевту, когда закончил осмотр. – Все чисто. Хорошая работа. Думаю, мы выпишемся домой уже в воскресенье, после последней физиотерапии. Как ты насчет того, чтобы поехать домой?
– В воскресенье просто замечательно, – ответила за него мать, а тот энергично закивал. – Думаю, это подходит. Физиотерапия закончится как раз перед обедом, и мы сразу же сможем забрать его домой. Спасибо вам огромное.
В выходные Келли будет работать по вызовам, Джек прекрасно это знал и ехидно посмотрел на нее. Она ответила ему немым взглядом врага, и он вконец развеселился.
– В воскресенье утром я сам зайду и проверю Бретта еще раз, перед тем как он выпишется.
– Не забудьте, – настаивал Бретт, и это было забавно. – И про машину не забудьте.
– Про машину? – притворился непонимающим Джек, оглянувшись на мальчика. – Ты же знаешь, что это полностью зависит от того, как ты будешь есть.
Старшая медсестра Таня улыбнулась:
– У Бретта теперь все в порядке с аппетитом. На этой неделе нам не пришлось отсылать обратно ни одного обеда.
Бретт с гордым видом взглянул на Джека и улыбнулся ему.
– Звучит обнадеживающе, так держать!
– Ведь вы же не можете каждому вашему пациенту обещать прокатиться на машине? – спросила его Таня, когда вся группа осмотра отправилась дальше, в соседнюю палату. – Если мы будем обещать это всем больным детям, то они будут просто сходить с ума, ожидая этого дня.
– Никто не получит никакой поездки. – Джек возвел глаза к небу: его не понимали. – Это всего лишь неверно истолкованные мои слова. Я никогда ничего не говорил о поездке. Я всего лишь обещал ему разрешить две минуты посидеть в салоне, больше ничего.
Женщина от души рассмеялась.
– А вы понимаете, что на эти две минуты сбегутся смотреть все его друзья?
– Да перестань, Таня, – простонал Джек.
Они стояли теперь рядом с группой врачей. Джек обнял ее за плечи и предупреждающе прищурился.
– Я даю тебе личную гарантию, что они не дотронутся до металла и будут держать руки в карманах. Если у тебя не будет много работы в этот момент, ты можешь пойти и посмотреть волшебство, которое будет твориться вокруг моей машины в парке.
– Да ты все врешь, доктор Мак-Юэн, – рассмеялась Таня. – Я знаю тебя, ты все равно дашь ему прокатиться, и не только ему. Я не собираюсь предупреждать, чем тебе это грозит. Ты человек взрослый, сам догадаешься. Доктор Мак-Юэн погрозил ей пальцем:
– Прекратите. Не надо рисовать кошмары.
Они наконец догнали остальных, и он чуточку прижал ее, ощутив ее прекрасный мягкий бочок. Затем отпустил.
Джек довольно улыбнулся, затем перевел взгляд в сторону Келли, которая была рядом с Роджером. Она гневно смотрела на него. Но как только Джек поймал ее взгляд, она резко отвернулась, делая вид, что увлечена разговором с Роджером.
Весь день и ночь он работал по вызовам. Он сказал Келли после собрания, что она может уехать раньше и что у его пациентов есть некоторые проблемы. Но как он и предполагал, она отказалась уехать, пока не убедится в улучшении состояния больных сама. Таким образом они должны были проводить осмотр вдвоем.
– Да, так будет лучше, – решила доктор Келли, когда осматривала маленькую пациентку. Ей она тоже сменила лекарства и метод лечения. – Я довольна результатами. А вы, Джек?
– Полностью с вами согласен. Конечно, еще рано ожидать каких-либо глобальных изменений, но краснота стала как будто меньше. Температура у девочки тоже снижается, – ответил он, передавая Келли медицинскую карту.
– Утром надо будет снова ее осмотреть, – заключила Келли. – Я видела сегодня днем на осмотре шестилетнего мальчика с астмой, – сказала она ему, когда они остановились около комнаты медсестер после осмотра. Там они оставили снимки и истории болезней. – Он поправился настолько, что может пойти домой, его мама собирается забрать его, она не хочет оставлять ребенка на ночь. Его состояние намного лучше, поэтому я думаю, что вы не увидите его. Но вы можете оставить его на мое попечение, если хотите. В регистратуре знают о нем, к тому же я оставила в приемном покое его карту, чтобы она была там, если понадобится. Других вопросов у меня пока нет.
Она собрала стопку журналов со стола, прижала их к груди, потом, поколебавшись, мельком взглянула в сторону Тани, которая только что подошла и терпеливо ждала, когда можно будет поговорить с Джеком.
– Так вы подниметесь наверх выпить с нами чаю? – спросила Келли.
– К сожалению, не сегодня, – покачал головой Джек, давая понять, что у него нет ни минуты. Так как состояние Синди улучшилось за последние сутки, то он решил, что ему не надо специально говорить с родителями девочки. Он мгновенно понял, чего хочет Таня, потому и собрался спешно посетить ассоциацию, чтобы узнать новости. – Давай в другой раз, Келли, хорошо?
– Конечно. – Ее глаза недобро скользнули по старшей медсестре, и она понимающе кивнула: – Понимаю. Может быть, вы купите одну из машин, которые контролируют очередь. Таким образом мы могли бы знать, когда и чья очередь и не было бы толкотни.
Джек и Таня оба посмотрели на Келли со странным выражением лица, ничего не понимая. Джек произнес:
– Кажется, я что-то пропустил.
Таня, стоявшая рядом с ним, была так же сбита с толку, как и он.
– Я знаю Келли многие годы и никогда не слышала, чтобы она говорила что-либо подобное. Никогда никаких намеков и туманных фраз. Она всегда была самой доброй, выдержанной и добродушной. Не понимаю, что с ней случилось. – Последние ее слова улетели в воздух. – Не может ли она... Нет... только не Келли! Это же глупо. Она слишком чувствительна. – Таня улыбнулась: – Похоже, она просто ревновала.
– Ревновала? Но кого?
– Тебя ко мне. – Таня положила руку ему на плечо. – Я хотела сказать, что, возможно, ты ей нравишься. Может быть, она слышала слухи, которые ходят о нас. Впрочем, она была бы недалека от истины, если бы... знала, но ведь она только недавно вернулась из отпуска, так что она не могла знать об этом. Поэтому у нее не было никаких оснований ревновать. – Она снова запнулась. – Джек, ведь ты не... – Ее глаза расширились от удивления, когда она неожиданно поняла: в его лице есть нечто, что он хотел бы скрыть от нее. – Но ведь не за три же дня! Бедная Келли! – воскликнула она. – Как же ты мог?
– Да Бог с тобой! – Джек развернул ее и оттолкнул от себя. – У тебя слишком живой и подозрительный ум.
– Прости. – Ее взгляд действительно был подозрительным. – Просто она мне очень дорога как подруга. Она хороший человек. Я бы хотела защитить ее. Может, она и выглядит со стороны недоступной, но она совсем не такая, как все остальные здесь. – И она весело подмигнула ему. – Келли – очень искренний человек. Она не из тех женщин, которые очертя голову могут броситься в приключение с малознакомым мужчиной.
– Ты думаешь, что я сам не вижу? – Джек задумчиво посмотрел вслед удалявшейся Келли.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Карта любви - Картер Эмма



Неплохой роман
Карта любви - Картер ЭммаТатьяна
14.12.2011, 22.36





Сюжету однозначно не хватает остроты, в аннотации и любовь, и война, а на деле как-то маловато.
Карта любви - Картер ЭммаЛёля
22.04.2015, 22.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100