Читать онлайн Карта любви, автора - Картер Эмма, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Карта любви - Картер Эмма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Карта любви - Картер Эмма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Карта любви - Картер Эмма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картер Эмма

Карта любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Утром Келли ждала Джека в общей комнате. Она налила себе кофе, и вот он пришел. Без двух минут семь. На Джеке были бежевые брюки и оливкового цвета спортивная рубашка. Высокий, сильный, сексуальный – пожалуй, слишком привлекательный для спокойной жизни Келли.
Плечи Джека Мак-Юэна, подумалось доктору Келли, наводят на мысли не слишком делового плана. Сейчас же начинаешь себе представлять, как прижимаешься к ним. «Другая женщина начинает представлять, – резко одернула себя Келли. – Не я. Спасибо огромное, нет. А дышала я тяжело всего лишь потому, что торопилась, боялась не успеть на деловую встречу. Вот и все».
Перебирая в уме все слухи, бродившие о новом докторе, Келли предполагала увидеть модно одетого молодого человека, красавца с обложки журнала. Поэтому прошлым вечером она очень удивилась: Джек оказался самым обыкновенным мужчиной, не особенно привлекательным, не слишком красивым. Только очень мужественным и сильным. Кожа его лица обветрена, словно он часто работал на улице, нос длинный, с горбинкой. У Келли создалось впечатление, что он не раз был сломан. Наверняка он занимался спортом, регби или борьбой, а может, и тем и другим. Такой сильный мужчина, как он, должен быть способен на многое.
Зато его глаза были настолько эффектными, что сразу же обращали на себя внимание. Келли никогда еще не видела таких ярких, зелено-желтого цвета, глаз. Настоящих кошачьих глаз. Особенно в нем ей нравилось то любопытство, с которым он смотрел на собеседника. В глазах его светилось неистребимое веселье, словно бы он говорил: «Жизнь – слишком забавная штука, не надо ее принимать всерьез». Жизнь – приключение, и он очень хотел прожить ее весело.
Это самое чувство приключения оставляло Келли полностью равнодушной. Оно даже пугало ее. Но именно потому, что она слишком давно принимала жизнь всерьез, и никак не иначе, огоньки веселья в глазах доктора так ей нравились. Однако чувство, которое вызывал в ней его взгляд, пугало ее. «Келли, – одернула она себя, – успокойся, не дай себе увлечься».
Джек нес с собой кипу бумаг и пачку писем, которые бросил на стол, разделявший их. Он уселся рядом с Келли на стул, положил руку на подлокотник, и она невольно стала рассматривать его руку, пока взгляд не коснулся серебряных часов. Келли отметила дорогую марку.
Оторвав наконец взгляд от молодого человека, доктор Келли задумалась над тем, насколько же он богат, этот хлыщ. Впрочем, на примере своего бывшего мужа она прекрасно знала, как быстро могут утечь деньги. Кажется, Джек так же, как и ее муж, любит дорогие вещички. Уорику очень нравились дорогие часы. Теперь за них расплачивалась она, подумалось ей. Горечь, которую она однажды уже испытала, оплачивая чужие долги, горой свалившиеся на ее хрупкие плечи, Келли помнила до сих пор.
Они вместе с Джеком просмотрели список детей, которых лечил Джек в отсутствие доктора Уэст. С удивительной лаконичностью он сообщил о результатах лечения и новых поступлениях, а также отметил те изменения в состоянии больных, которые наступили во время ее отсутствия. Джек показал себя опытным врачом, организованным и работоспособным. Его сводки поражали краткостью и доходчивостью. И все же она была более возбужденной самим его присутствием, чем того хотела. Одно только его появление странно влияло на ритм ее сердца. Ей почему-то хотелось поскорее закончить работу.
– Я встретил кое-кого еще, кого вы, возможно, помните, – сказал Джек после окончания работы. Они подогрели чайник и налили себе по стаканчику отвратительного больничного кофе. – Семилетнюю малышку. Ее зовут Тэмми Форест. Она передавала вам огромный привет.
– Тэмми? – переспросила Келли.
Девочку направили к ней с острой формой лейкемии. На протяжении шести месяцев она проводила с Тэмми химиотерапию, после чего малышка более полутора лет находилась в добром здравии, однако до окончательного выздоровления было еще далеко.
Келли отодвинула кресло и последовала за доктором в обеденную комнату.
– Сегодня ее должны были направить непосредственно ко мне или в город. Вам не надо было осматривать ее, – сказала она назидательно.
После совещания, которое они только что завершили, Келли знала, что его опыту можно доверять. Услышав его сообщения о проделанной работе за время ее отсутствия, она поверила в его способность устанавливать точный диагноз. Однако доктор Уэст давала себе отчет в том, какая сложная область медицины была в ее ведении. В ее отсутствие раковых больных перепоручили одному из ее коллег в Веллингтоне.
– Что-то случилось?
– Да нет, с Тэмми все в порядке. – Джек осмотрелся вокруг и отпил начавшую остывать жидкость. – Ее семья вызвала меня, чтобы осмотреть ее брата, у которого предполагают астму. Кажется, его решили положить в клинику для пациентов с болезнями дыхательных путей. Прочитав истории болезни членов его семьи, я внимательно исследовал его и нашел, что с ним все в порядке. Тэмми же была очень разочарована, когда не нашла в моем стетоскопе киви. Что это значит?
Келли с облегчением вздохнула. У брата Тэмми, как ни у кого другого, была опасность заболеть лейкемией. Слава Богу, это не подтвердилось.
Она сняла с шеи свой стетоскоп и показала доктору пушистую птичку киви, которая была прикреплена к трубке.
– Она пищит, – сказала Келли, нажав кнопку, чтобы подтвердить свои слова. – Я никогда не слышала голосок этой птицы, но здесь он наверняка не похож на натуральный. И все же это смешно. Детишкам нравится.
– Вы никогда не слышали, как кричит киви? – Джек взял у нее пушистую игрушку и откинулся в кресле, рассматривая ее. – Тогда как вы можете считать себя новозеландской жительницей, дамочка?
Она склонила голову набок.
– Я не из тех, кому интересно мокнуть под дождем, пачкать ноги и опасаться ловушек, прятаться в кустах по ночам только для того, чтобы найти редкую птицу.
– Ни один настоящий житель Новой Зеландии никогда не будет занят настолько, чтобы не отложить все дела и не пойти на поиски киви, – серьезно заявил Джек. – Расскажите, что вы думали по этому поводу, когда были ребенком? Прошлым вечером вы признались, что всегда жили в Окленде. Неужели ваши родители ни разу не брали свою дочь на пикник в северные леса? Когда мы были детьми, птицы киви были распространены во всем северном районе. Так что вы должны были слышать их голос по ночам. Как же вы этого не знаете?
– Моя семья не любила пикники. – Келли протянула руку и забрала у него игрушку, невольно заметив, как ее рука задрожала, случайно прикоснувшись к нему.
В их семье действительно не было традиции выезжать на пикники в свободные дни. Через год после смерти отца семейный врач посоветовал матери изменить эту традицию и поехать развеяться. Всегда послушная, мать присоединилась к группе женщин из их церковной общины и поехала в круиз на Фиджи. Однако ей не понравился такой способ времяпровождения, и с тех пор она очень редко покидала оклендские окраины. Сначала, в течение месяца, Келли находилась рядом с ней. Ей даже удалось дважды вывести маму на чай в кафе и однажды – на представление. Теперь же, когда мать снова осталась одна, Келли сомневалась, что мама ведет активный образ жизни. Ее мама привыкла к спокойной жизни в своей церковной общине. Максимум, на что она была способна, – это еженедельные походы за продуктами в магазин да еще, может быть, чай по понедельникам с младшей сестрой Келли и ее семьей, которые жили неподалеку, на другой улице. В общем, она редко выходила из дому.
– Кроме одного раза, когда я была еще ребенком, я никогда не ездила на север дальше чем в Олбани, – признала она решительно. Олбани – это самая дальняя северная точка Окленда. Теперь эта часть города стала окраиной Окленда, а раньше, когда Келли была маленькой девочкой, то были нехоженые места. – Я даже не ездила на остров Южный, хотя это так близко отсюда.
Джек покачал головой:
– Я шокирован. Это же такие замечательные места. Часть вашей родины. Вам непременно надо посетить их.
– Я же говорила, что не любительница путешествий. – Вряд ли такой невинный недостаток можно было бы назвать грехом, и тем не менее Келли чувствовала себя глупее некуда. – Я не выношу перелетов и думаю, что у меня морская болезнь, если говорить о морских путешествиях. Но когда-нибудь я все же решусь и переборю себя. Мне ужасно хочется увидеть гору Кука и озера. Не говоря уже о Фиордленде, – сказала она. На ее холодильнике висел календарь с изображением пика Митры. – На фотографиях горы смотрятся просто великолепно.
– Но за одни только выходные можно столько всего увидеть! Вы могли бы полететь в Куинстаун и нанять там машину. Это было бы весело.
– Возможно. – Но даже если бы у нее было время, поездка потребовала бы слишком много денег. – Но большинство выходных я занята, работаю. Если не здесь, то езжу по вызовам «скорой помощи» в Веллингтоне. К тому же у меня периодически бывает работа ночью, два или три раза в месяц. Это практикуется в нашем деле, вы знаете. Сами понимаете, у меня не слишком много свободного времени.
– Да уж, по вашим словам выходит, что у вас вообще нет свободного времени. – Он посмотрел на нее с любопытством. – Неужели вам так важно заработать побольше?
Только тот, для кого количество денег никогда не имело значения, может задать подобный вопрос. Тут Келли вспомнила часы. И «порше» с открывающимся верхом.
– Иногда деньги помогают в жизни, – ответила она с излишней независимостью в голосе, встретив серьезный взгляд его золотисто-зеленых глаз:
Келли знала, что должна уйти. У нее не было намерения обсуждать с ним свою личную жизнь и свое финансовое положение. И все же уйти она не могла. И это раздражало ее. Находиться рядом с Джеком Мак-Юэном было приятно, признала она про себя. Сочетание мужественности, сексуальности и остроты ума было довольно соблазнительной комбинацией.
– По-настоящему помогают, – повторила она. Она собрала все папки с документами, которые они только что рассматривали, и попыталась взять себя в руки. – Так что увидимся на обходе через полчаса.
Джек отставил стаканчик с кофе в сторону.
– Пожалуй, я присоединюсь к вам сейчас. – Он бросил стаканчик в урну и последовал за ней в палату.
Во время обхода Келли вынуждена была признать, что доктор потрясающе обращается с детьми. Медсестры уже говорили об этом, однако она не верила. И вот ей пришлось убедиться в этом самой, и лишь теперь она поняла, что они имели в виду. Обычно педиатры просто обязаны уметь устанавливать контакт с детьми. Без способности очаровывать детишек и внушать им доверие ни один врач не смог бы эффективно работать. Джек же превзошел самых лучших детских докторов.
– Хватит капризничать, – заявил он своему маленькому пациенту, Бретту Спинксу, восьмилетнему мальчику, который, опрокинув свой обед, запачкал себе лицо. Как только они пришли, так сразу и опрокинул. Джек потянулся к включенному телевизору и выключил звук мультика, который шел по видеомагнитофону. – Нам еще нужно время для того, чтобы съесть угря или двух.
– Угри? – Личико ребенка просветлело, и он даже приподнялся на кровати. – Угрей?
– Жирных, сочных, скользких угрей, – ласково произнес Джек. Он наклонился и осмотрел животик малыша. – Уложены на самом огромном сандвиче вместо котлеты. Свежие, только что пойманные в больничном пруду. Такие огромные. Тебе понравятся, правда, доктор Келли?
– Правда-правда, тебе понравятся, вот увидишь, – подтвердила Келли.
Глаза Бретта заблестели от любопытства.
– А вдруг меня ударит током? Джек усмехнулся:
– Ну, думаю, тебе не обязательно надевать резиновые сапоги, когда будешь кушать их. – Он достал стетоскоп и принялся слушать сердечко мальчика. – Что тебе точно надо, – сказал доктор мальчику, – так это двойную порцию сандвича с угрями.
– Если я съем все, ты дашь мне посидеть в своей машине?
– Угрей нельзя есть в машине. Сандвич надломится, потечет и испачкает обшивку сидений, – объяснил Джек притворно сурово. – Я никогда не смогу отчистить жирные пятна. А еще хуже, если угри разбегутся по всей машине и я их не найду.
– Ну тогда можно мне просто потрогать машину?
– Не думаю. – Джек сурово покачал головой. – Извини, парень. Не принимай близко к сердцу. Но понимаешь, мне не очень хочется, чтобы вся моя машина сверкала отпечатками ваших жирных пальчиков. Ведь если я позволю дотронуться до машины тебе, то мне придется разрешить сделать то же самое и всем остальным мальчишкам. И тогда меня ожидает бесконечный кошмар. Боюсь, после этого я не отмою машину ни за какие деньги.
Бретт скривил губы.
– А если я съем угрей, вымою руки и после вымою твою машину? Можно будет мне потрогать машину тогда?
– При таких условиях заключить сделку вполне возможно. – Джек снова наклонился к мальчику. – И эта сделка будет лучшей в твоей жизни. Ты съедаешь эти штуки. – Джек пододвинул к малышу недавно отброшенный им обед и поставил его перед кроватью. – И если ты избавишь меня от ловли угрей в нашем больничном пруду и съешь предложенный тебе обед и тебе станет лучше, а потом вымоешь руки десять раз и пообещаешь не трогать то, что тебе не позволено, – тогда, в тот день, когда ты выйдешь из больницы, я разрешу тебе посидеть в машине. Десять секунд, не больше. И помни, ничего не трогать. Кроме того, ты должен держать наш маленький секрет в тайне. Я бы очень не хотел, чтобы кто-нибудь другой узнал о нашей сделке.
– Десять секунд! Ого! – Бретт был шокирован. – Ладно. А можно, мой папа будет рядом со мной?
– Если доешь обед, – пообещал Джек, поднимаясь с кровати. Пожимая руку малыша, он добавил: – И допей чай.
– Обязательно, – уныло кивнул Бретт. – А когда я смогу пойти домой?
– В воскресенье, если рентген покажет положительный результат.
На прощание Келли улыбнулась Бретту и они вышли из палаты. У Бретта была хроническая почечная недостаточность, поэтому ему каждый день нужно было делать диализ, до тех пор пока не подыщут подходящий орган для трансплантации. Сейчас его положили в больницу из-за легочной инфекции.
– Каков характер хрипов на сей раз? – спросила Келли.
– Уже намного лучше, – ответил Джек, случайно задев ее рукавом, когда потянулся, чтобы записать о состоянии мальчика в карту. Хотя прикосновение было легчайшим, Келли зарделась как маков цвет.
– Вы в самом деле разрешите ему посидеть в машине?
– Конечно, если он выполнит мои требования.
– Да уж, вы для детишек просто находка.
– Не для всех. – И он бросил на нее многозначительный взгляд. – А что? Вы не хотите поиграть в эту игру?
– О нет, благодарю, – выпалила Келли, даже не подумав. Она тут же отдернула руку, чтобы еще раз случайно не коснуться его рукава. – Скажите, а правда то, что говорят о мужчинах и их машинах?
– Может быть, – ответил Джек, не поднимая головы.
По окончании обхода они вернулись в главный кабинет, чтобы просмотреть рентгеновские снимки малышей. Неожиданно Джек произнес:
– Кстати, не напомните ли вы, какая именно связь существует между мужчинами и их машинами? Будьте добры, не сочтите за труд.
– Ладно вам, вы и так прекрасно знаете. – Доктор Келли просматривала снимки детишек, и тут она рассмеялась на его шутку.
Да, поняла она, врач Мак-Юэн точно ей нравился. Вот чего она не ожидала. Не хотела, не предполагала. Однажды она уже была замужем за подобным типом. Донжуан, ни больше ни меньше. Она прекрасно знала, как легко эти мужчины бросают женщин. Джек был той же породы. Это крайне разрушительные отношения. Ей было чего опасаться: ведь Джек явно имел некоторое ощутимое влияние на нее, как и на других женщин. И все же, все же он ей нравился. Ей нравилась его манера общаться с детьми. Доктор Келли сама всегда легко находила общий язык со своими маленькими пациентами. Она старательно выдерживала роль доброй тети врача, ей всегда удавалась эта роль. Но Джек словно был их товарищем, сверстником. И они отвечали ему тем же: весельем и доброй шуткой.
Еще ей нравились в нем непосредственность и полное отсутствие самолюбования. Насколько она знала по своему опыту, не во многих мужчинах можно встретить подобные черты.
Келли решила ответить:
– Ну, вы же знаете: по Фрейду, мужчины, имеющие дорогие автомобили, тем самым компенсируют свою несостоятельность в сексуальной сфере.
– Уверен, это правда, – улыбнулся он не без ехидства, – никогда не встречайтесь с мужчиной, у которого есть «феррари», вы разочаруетесь. Сегодня снимки намного лучше, чем вчера. Пожалуй, стоит изменить способ приема антибиотиков на оральный. А у вас какой автомобиль?
– Могу сказать, что страховой компании этот автомобиль обошелся не дешево. Не меньше трех тысяч долларов. Поэтому в случае кражи или поломки я в накладе не останусь. Этого вам довольно?
Джек в удивлении разинул рот.
– Но, честно говоря, я считаю, что страховая компания работает себе в ущерб, – добавила Келли деловым тоном, – поэтому на самом деле за мою машину предлагали не больше чем половину названной суммы. – Она водила свою старенькую машину вот уже четвертый год и была ее шестым владельцем. – Думаю, это в тысячу раз дешевле стоимости вашей машины. Насколько я ошиблась? Намного? Или в две тысячи раз дешевле?
Джек усмехнулся:
– Я никогда не называю цену дамам. А вы не думали усовершенствовать вашу машину?
«Только в мечтах», – устало подумала Келли.
– Она и так меня устраивает.
– Да? Но разве езда на ней захватывает дух? Неужели вам весело ее водить? Неужели вам не нравится скорость на трассе, когда сердце стучит все быстрей и быстрей и в крови вырабатывается больше адреналина?
– Мне так удобно, – упрямо твердила она. – Мне вполне подходит. Я обхожусь без лишней скорости.
Он рассмеялся:
– Да уж, вы знаете, как дать отпор такому, как я, Келли Уэст. – Джек сложил снимки в папку. – Попросту говоря, вы никогда не испытывали «лишнюю» скорость.
– Мне надо идти. Сегодня у меня полно работы, я бы хотела начать пораньше, – твердо заявила она.
Даже если бы она не была по горло занята, Келли все равно бы выдумала причину, чтобы от него сбежать. Куда угодно. От него и от его всеведущих, проницательных желто-зеленых звериных глаз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Карта любви - Картер Эмма



Неплохой роман
Карта любви - Картер ЭммаТатьяна
14.12.2011, 22.36





Сюжету однозначно не хватает остроты, в аннотации и любовь, и война, а на деле как-то маловато.
Карта любви - Картер ЭммаЛёля
22.04.2015, 22.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100