Читать онлайн Любовь и каприз, автора - Картер Мэри, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и каприз - Картер Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и каприз - Картер Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и каприз - Картер Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картер Мэри

Любовь и каприз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Саманта лежала, глядя в потолок. Даже при свете ночника хорошо была видна великолепная лепнина. Наверное, мастеру пришлось потратить немало труда для того, чтобы эти цветы и листья выглядели, как настоящие. Цветы и листья, лишенные дневного света, подумала она. Как и все на этой вилле, они были не тем, чем казались. Если бы Пол увидел ее сейчас, он бы ни за что ее не простил. Так почему же это для нее совсем не важно, почему она чувствует себя такой опустошенной?
Она хотела, чтобы Мэтью ушел. Он все еще неподвижно лежал рядом, отвернувшись от нее. Возможно, он не может прийти в себя от мысли, что лишил ее девственности. Если верить его словам, он вряд ли сможет простить себе это. Встаньте в очередь, подумала она безразлично.
Возможно, она сама себе этого никогда не простит.
Видимо, Саманта все еще была в шоке от случившегося. Все оказалось совсем не так, как она себе представляла. Она не ожидала, что будет так больно, хотя в этом нет ничего странного, если вспомнить неистовую силу его тела. Не удивительно, что женщины так боятся, когда их берут силой. Мэтью вел себя совершенно иначе, но все равно причинил ей боль. Саманту мутило от приторного запаха крови, которой были измазаны ее бедра.
Гораздо труднее ей было разобраться в своих ощущениях. Как назвать то, что лишило ее рассудка и, словно пламя лесного пожара, страстью сожгло ее тело, а теперь казалось ей чем-то не более реальным, чем мираж. Что произошло? Почему это чувство исчезло без следа? Наверное, причина кроется в собственном комплексе неполноценности.
У нее нет претензий к Мэтью. Она сама виновата во всем, что произошло, потому что шла на это с открытыми глазами.
Мэтью пошевелился, и Саманта вся напряглась. Если он прикоснется ко мне, я, наверное, закричу, подумала она. Господи, ну почему он не может просто встать и уйти! Сколько это еще будет продолжаться?
Но Мэтью не ушел. И не прикоснулся к ней. Он только повернулся к ней лицом и пристально смотрел на нее. Саманта сосредоточилась на изучении потолка.
— Я должен попросить у тебя прощения? — мягко спросил он. — Прости. Но я виноват не в том, о чем ты думаешь, а совсем в другом. Видишь ли, в последний раз со мной такое случилось, когда я был школьником.
Саманта неожиданно заинтересовалась и повернулась к нему.
— В самом деле? — ее сузившиеся глаза смотрели с явным недоверием.
— Да. — Темные глаза Мэтью словно пронзали ее насквозь. — Обычно я могу себя контролировать. А в этот раз не смог. Как я уже сказал, я сожалею об этом. Уверяю тебя, больше это не повторится. В следующий раз…
— В следующий раз?! Неужели ты думаешь, что у этой истории есть продолжение? — Его бесстыдство смутило ее, и она быстро отвела глаза. — Я не обвиняю тебя, но то, что произошло, было ошибкой. Этого следовало ожидать, и не надо было приезжать сюда, а теперь ясно, что я была права.
— Почему? — Мэтью смотрел на нее, приподнявшись на локте. — Потому что у тебя до этого не было мужчины? — Он лениво запустил пальцы в волосы. Заметив боковым зрением этот жест, Саманта впала в панику. — Ты должна была сказать мне об этом. Я знаю, что сделал тебе больно. Но, — добавил он, пожав плечами, — рано или поздно это должно было случиться.
— Ты так думаешь? — Саманта еле сдержалась, чтобы не ответить колкостью на его покровительственный тон. Панику же у нее вызвало то, в чем она не хотела себе признаться. Его нагота заботила ее гораздо больше, чем собственная, и она презирала себя за это. — Ну, я же сказала, что ни в чем тебя не виню. Я знала, что делаю, и просто… не обдумала все как следует.
— Никто никогда не обдумывает этого, моя милая, — ласково возразил Мэтью, и Саманта сжала кулаки, чтобы не поддаться его нежности. — Позволь мне не поверить, будто ты знала, что делаешь. Коли на то пошло, я и сам не ведал, что творил.
Его ласковая речь не усыпила бдительности Саманты.
— Думаю, будет лучше, если ты уйдешь, — прикусив нижнюю губу, сказала она, — уже поздно. Твоя мать тебя, наверное, ищет.
Мэтью пожал плечами. Под загорелой кожей отчетливо проступали мускулы.
— Это не слишком меня заботит, — проговорил он, не сводя глаз с ее тела. — А вот дверь мне, безусловно, следовало запереть. Есть вещи, не предназначенные для посторонних глаз.
Саманта резко подняла голову.
— Ты думаешь…
— Расслабься. — Он тихонько погладил ее, но Саманта даже не заметила этой ласки. Она пришла в ужас от мысли, что кто-нибудь мог видеть ее унижение. Сколько сплетен это вызовет!
— Лежи, не вставай, — сказал Мэтью минуту спустя и нехотя убрал руку с ее плеча. Слава Богу, что он не дотронулся до ее груди, подумала Саманта. Может быть, он не заметит, как ее соски снова набухли и затвердели от желания. Как я могу хотеть его с новой силой после того, что произошло. Это невозможно!
Мэтью выскользнул из постели, и Саманта невольно провожала его глазами, а он, не стесняясь своей наготы, прошел в ее ванную и скрылся за дверью. Вскоре она услышала шум льющейся воды. Бог мой, думала она, похоже, он принимает душ. Ну конечно! Он хочет смыть с себя следы их греха.
Она села, оглядела себя и осталась очень недовольна. Если бы здесь была еще одна ванная комната, тогда она могла бы вымыться до того, как он вернется! Ей пришла в голову дурацкая мысль, что пока она в таком виде, вряд ли найдется желающий прикоснуться к ней. Казалось бы, можно было при этом успокоиться, но покоя не было.
Мэтью отсутствовал целую вечность. Саманта уже собиралась встать и надеть халат, когда он наконец вернулся. Но он не принимал душ. Волосы его были сухими, и она не ощущала запаха мыла. Кожа его блестела от пота, и, когда он подошел к кровати, она заметила, что он снова охвачен желанием.
— Иди ко мне, — сказал он и, прежде чем Саманта успела прореагировать, поднял ее на руки.
Она стала понимать, что к чему, только когда он принес ее в ванную. Вместо того чтобы плескаться под душем, Мэтью пустил воду в огромную ванну, настоящий бассейн, и теперь, стоя на мраморном полу, смотрел на тихо льющуюся воду. А когда Саманта решила, что сейчас он опустит ее в воду и уйдет, дав ей возможность вымыться, Мэтью спустился вместе с ней вниз по пологим ступенькам в воду и посадил ее на выступ, который шел по всему периметру ванны ниже уровня воды.
Вода была в самый раз, не холодная и не горячая. Саманта почувствовала, как от ласкового прикосновения пахнущей сосновой хвоей воды расслабляется ее ноющее тело. Саманта могла бы даже поплавать в этой ванне, но она предпочла просто сидеть, нежась в теплой воде.
— Хорошо, правда? — пробормотал Мэтью, и у Саманты перехватило дыхание.
Его присутствие шокировало и волновало ее. Шокировало, потому что она никогда еще не принимала ванну вместе с мужчиной, а волновало ее сознание того, что и после случившегося она осталась желанной для него.
— Да… очень хорошо… Спасибо, — ответила она, внезапно осознав свою наготу. Она вся была как на ладони. Ни одна из ее прелестей не была скрыта от его оценивающего взгляда.
Черт побери, почему он не уходит? — думала она. Должен же он с его богатым опытом понимать, как неловко она себя чувствует. Наверняка ему это прекрасно известно.
Но вместо того чтобы вылезти из ванны, Мэтью потянулся к мыльнице, взял кусок мыла цвета слоновой кости и намылил губку, которую держал в руке. А затем, к немалому удивлению Саманты, начал намыливать ее руки и плечи, чем вызвал ее замешательство.
— Нет… Не надо, — запротестовала она, когда губка прошлась по одной из ее грудей.
— Почему нет? — Мэтью продолжал делать свое дело. Ее несчастный вид только слегка позабавил его. — Поверь, я вымою очень тщательно.
— Потому что… Потому что ты не должен делать этого! — почти закричала Саманта, когда губка двинулась ниже. — Мэтт, ну пожалуйста! Ты меня смущаешь!
Рука Мэтью замерла.
— Глупышка, — сказал он, придвигаясь к ней ближе и касаясь языком ее губ. — А ты представь себе, что я твой раб. — Он усмехнулся. — А я и есть твой раб. — Губка уже скользила вдоль ее бедра. — Ну же, Сэм, я не сделаю тебе больно, обещаю.
— Ох, Мэтт! — она почувствовала, что в ней возрождаются те же чувства, которые уже подвели ее однажды. Не может быть, говорила она себе. После того, что было, снова заняться с ним любовью? Да об этом нельзя даже думать без содрогания!
— О, девочка моя. — Он снял ее с выступа и заключил в объятия. — Боже мой, Сэм, что ты со мной делаешь?
Что она делает с ним? Саманта чуть не рассмеялась. А вот о н, что о н делает с ней? После того, как она понежилась в теплой воде, мысль заняться любовью уже не казалась Саманте столь ужасной. Она перестала размышлять над правильностью своих поступков.
Мэтью вынес ее из воды с величайшей осторожностью и завернул в огромную шелковую купальную простыню, которая окутала ее, как кокон. Затем, не обращая внимания на то, что с него самого стекала вода, он отнес ее на кровать и там продолжил вытирать.
Он вытирал ее груди, перемежая нежные прикосновения полотенца горячими поцелуями, он гладил ее стройные длинные ноги, а она слабела и льнула к нему. Она больше не думала о боли, которую он может снова ей причинить, а только хотела почувствовать его в себе…
Инстинкт взял верх. Едва ли она сознавала, что делает. Язык Мэтью был у нее во рту, его руки лежали на ее ягодицах; он старался прижать ее к себе так близко, как только это возможно. И тогда она обхватила его ногами вокруг пояса и позволила ему войти в себя. Как только они слились в единое целое, волна чувственной радости захлестнула Саманту и исторгла из ее груди крик, когда их страсть достигла апогея.


Когда Саманта одевалась к ужину, ее руки дрожали. Хотя она знала, что Мэтью будет рядом и поддержит ее, она бы отдала все на свете, лишь бы не встречаться с членами его семьи. Ей казалось, все сразу догадаются, что между ними произошло. Эта прогулка вдоль берега — цель ее была слишком очевидной. И, конечно же, они заметят следы его поцелуев. Правда, синяки не были видны благодаря закрытой блузе от Лоры Эшли, но все же она не сомневалась, что все заметят происшедшую в ней перемену.
Она действительно изменилась и стала другой — но только не для него. Несмотря на то, что за какие-то несколько часов он буквально перевернул весь ее мир, Саманта знала, что самое главное осталось неизменным — она как была, так и есть хозяйка кафе «Бочонок меда», а Мэтью по-прежнему внук Аристотеля Аполлониуса.
«По-прежнему»? Не совсем так. О Мэтью она теперь этого сказать не могла. До сегодняшнего дня она даже не знала, что он является владельцем «Джей Пи Софтвэр Интернешнл». Она нахмурилась. «П» — конечно же, Патнем. Все было ясно как дважды два. Ей нужно было только немножко пошевелить мозгами, пока не стало слишком поздно.
Да, теперь уже поздно, подумала она. Что бы ни случилось в будущем, этот день для нее — начало новой жизни. До недавнего времени она наивно полагала, что сама может распоряжаться своей судьбой. Теперь ясно хотя бы одно: ей придется сказать Полу, что она не может выйти за него замуж.
Саманта посмотрела на свою руку. Хотя она успела поносить обручальное кольцо всего несколько недель, теперь она чувствовала себя неуютно без этой узенькой полоски металла на пальце. Кольцо символизировало дом, спокойствие, размеренную жизнь, — все то, что всегда так много для нее значило. Теперь она знала, что, сняв его в самолете, совершила очень серьезный поступок. Я отказалась от своих убеждений, с ужасом подумала Саманта.
Она судорожно вздохнула. Что же теперь делать? Здравый смысл, покинувший ее после первого прикосновения Мэтью, снова возвращался к ней. Ну хорошо. Она провела с ним несколько часов в раю. Но, даже не имея никакого опыта любви, она прекрасно понимала, что то же самое могло у него быть и с другой женщиной. А может, и не с одной. С этим надо смириться, как бы ни было больно.
Что же она имеет в итоге? Чего можно ждать от их отношений в будущем? В лучшем случае, несколько недель любовной связи, без каких бы то ни было взаимных обязательств. Или же ей уготована участь Мелиссы, которая прибегает ко всяческим уловкам, лишь бы встретиться с ним. Даже если для этого ей приходится использовать другого мужчину. Саманту кольнула догадка, что появление Мэтью на помолвке Мелиссы не было случайным, как он пытался это представить. Он сказал, что Мелисса собиралась выйти за него замуж! Уж на это Саманта никак не рассчитывала.
Вздохнув, она взглянула на себя в зеркало. Ее наряд смотрелся замечательно, чего нельзя было сказать о ней самой. Она принадлежит к другому миру. И то, что всего несколько минут назад Мэтью дрожал от страсти в ее объятиях, не имеет никакого значения, как и то, что она, похоже, влюбилась в него. Она только затягивает агонию. Он ее не любит. Он просто хочет ее, вот и все. Вряд ли Мэтью когда-нибудь кого-нибудь любил. Любовь — и брак — не входили в его планы. Что же ей делать — ведь она мечтает именно об этом! У них всегда будут разные цели.
Одна часть ее души рвалась отсюда прочь — уехать, не встречаясь больше с Мэтью. Перспектива провести с ним остаток уик-энда тревожила ее. Нужно решительно покончить с этой связью, пока она полностью не разрушила ее жизнь. Чем больше они будут вместе, тем труднее будет сделать это. Она не хотела привыкать к нему. Она не хотела, чтобы он разбил ее сердце.
Но другая, чувственная ее половина, смотрела на вещи иначе. Сорок восемь часов — немалый срок, говорила она себе с оптимизмом. Может быть, Мэтью еще влюбится в нее. И, в конце концов, почему бы не воспользоваться тем, что ниспослано Богом, и быть благодарной, пусть за короткое счастье.
«Отличный шанс!» «Смотри на вещи трезво, Сэм!» — звучало два голоса в ее душе, пока она яростно расчесывала перед зеркалом волосы. Это реальная жизнь, а не миф фантазий и грез. Да и так ли уж стоит выходить замуж за человека, у которого хватило бесстыдства соблазнить чужую невесту?
Она отшвырнула расческу и отвернулась от зеркала. Что толку смотреть в собственные виноватые глаза? Если бы она не приняла приглашения Мэтью, ничего бы не произошло. Так что она одна виновата в том, что привычное течение ее жизни было нарушено.
Стук в дверь прервал ее мысли и положил конец печальному самоанализу. Несмотря на то, что всего несколько мгновений назад ее раздирали сомнения, Саманта, ни секунды не мешкая, пошла открывать дверь. Она не прислушалась к голосу разума. Я ничего не могу с собой поделать, сказала она себе. Вернувшись в Англию, она скажет Мэтью, что не может больше с ним встречаться. Ну а пока она бессильна.
Час назад, когда он вышел от нее, Саманта заперла дверь — для самозащиты, но больше для успокоения совести. Видимо, только поэтому он постучался, подумала она. После того, что между ними произошло, она не рассчитывала на его сдержанность.
Она открыла дверь, но на пороге стоял не Мэтью, а его мать. Саманта с недоумением смотрела на нее, и в ней нарастала тревога.
— Саманта, — Каролина Патнем (или она носит фамилию Аполлониус? — почему-то подумала Саманта) обезоруживающе улыбалась, — можно мне войти?
— Конечно… — Что еще она могла ответить? Саманта шагнула в сторону, пропуская ее. — Что-то случилось?
Глупый вопрос. Наверняка что-то случилось, иначе мать Мэтью не стояла бы сейчас перед ней. Саманта представила себя и Мэтью обнаженными, в различных позах… О Боже! Неужели Каролина видела это?! Саманта была в панике. Ведь Мэтью сказал, что дверь не была заперта.
Каролина молча подождала, пока Саманта закрыла за ней дверь, а затем прошла на середину комнаты.
— Боюсь, у меня для вас плохие новости, — сказала она, и Саманту охватил ужас от того, что с Мэтью могло что-то случиться. Она прижала руки к горлу, потому что ей стало трудно дышать. Но, развеяв одни, Каролина вселила в ее душу новые страхи.
— Мэтью попросил меня передать вам, что ему пришлось вернуться в Лондон.
— В Лондон?
Каролина Патнем кивнула.
— Да. Дело в том, что с Мелиссой — это девушка, на которой, как мы все надеемся, Мэтью скоро женится, произошло… произошел несчастный случай… Разумеется, как только Мэтью об этом узнал, он тут же поспешил в Лондон, чтобы быть рядом с ней.
Саманта испытывала противоречивые чувства — тревогу, страх, возмущение. Как Мэтью мог вернуться в Лондон и бросить ее здесь одну, пусть даже ему очень срочно надо было уехать? Разве он не знал, в каком глупом положении она окажется? Как он мог с ней так поступить?
— Я, конечно, понимаю, что для вас это потрясение, — услышала она голос Каролины и постаралась не выдать своего волнения. Саманта не собиралась показывать ни Мэтью, ни его матери, насколько она унижена, и сделала вид, что просто обеспокоена.
— О Господи, — произнесла она, незаметно вытирая о юбку потные ладони. — Какая неприятность!
— Да. — Каролину было непросто обмануть. — Он причинил вам боль, не так ли? Я этого боялась.
— Ну что вы! — Саманта ответила более поспешно, чем ей бы хотелось, но слова Каролины больно задели ее. Она не хотела, чтобы ее кто-то жалел. — Наши отношения никогда не были достаточно серьезными, миссис Патнем. Если Мэтью говорил вам, что это не так, он сильно преувеличивал.
— О нет. Нет, он этого не говорил. — Саманта поморщилась. Она и не сомневалась, что он ничего подобного матери не говорил. — Просто я Знаю сама, что мой сын может быть бессердечным.
Саманта не знала, что ответить. «Я согласна с вами»? Это первое, что пришло ей в голову. Но тогда слишком явно прозвучит обида, которую она отчаянно пытается скрыть.
— Как бы то ни было, я… просто хотела предупредить вас, — продолжила Каролина после небольшой паузы. — Конечно, все мы будем очень рады, если вы захотите остаться здесь до конца уик-энда…
Это намек, с горечью поняла Саманта. Никто не хочет, чтобы она находилась здесь, и меньше всех — мать Мэтью. Ведь это не обычный прием, а семейное торжество. Теперь, когда Мэтью уехал, у нее нет никакого права остаться.
— О, это очень мило с вашей стороны, — проговорила она. Каролина настороженно смотрела на нее. Неужели эта женщина думает, что она не распознает блеф, и сдуру примет это приглашение? На какое-то мгновение у Саманты было искушение помедлить с ответом, чтобы позлить Каролину и этим хоть немного отыграться. Но она не стала этого делать. — Большое спасибо, но я, пожалуй, лучше уеду, если вы не против.
У Каролины явно отлегло от сердца. — Ну конечно, я не против, — ответила она. — Но боюсь, вы сможете улететь только завтра утром, не раньше. Вас устроит, если Ниакрос заедет за вами в половине десятого? Или, может быть, попозже?
— Половина десятого меня вполне устраивает, — твердо произнесла Саманта, и Каролина улыбнулась.
— Хорошо. Я поручу моей секретарше узнать расписание самолетов. Ежедневно из Афин в Англию вылетает несколько рейсов. Думаю, проблем не будет.
— Прекрасно. — Саманта вымученно улыбнулась и ждала, что Каролина наконец уйдет. Она успешно выполнила свою миссию, чего же она ждет?
— Эээ… насчет ужина… Саманта замерла.
— Что?
— Я… Мы… Вероятно, вы предпочтете поужинать здесь, в своей комнате… Мы вполне понимаем ваше желание… — вкрадчиво проговорила мать Мэтью, и хотя еще минуту назад Саманта только об этом и мечтала, Каролина задела ее самолюбие.
— Вовсе нет, — ответила она, представляя себе, что подумают о ней члены этой семейки, если она не выйдет к ужину. Бедная глупая телка, скажут они, — правда, на их языке это, может быть, прозвучит иначе, — после того, как Мэтью бросил ее, она стыдится показаться на людях.
— Я с удовольствием присоединюсь к вам, если вы не возражаете, — сказала Саманта. — Вечер такой чудесный! Разве можно провести его в комнате!
И вот она примостилась на краешке балюстрады террасы, глядя на луну, а ее глаза полны непролитых слез. Саманта изо всех сил старалась выглядеть беззаботной, но отнюдь не была такой толстокожей, какой ее, по-видимому, считала Каролина. От нее требовалось немалое мужество, чтобы ходить по залу, в котором было много народу, и делать вид, что у нее есть право находиться среди этих людей. Сегодня днем ее представили очень многим, и, по крайней мере, один из присутствующих, Алекс, не скрывал желания занять место своего кузена Мэтью. Но поскольку рядом с ней не было человека, который привез ее сюда, она чувствовала себя здесь совсем, совсем чужой. И когда все встали из-за стола, она вышла на воздух, чтобы побыть одной.
Она думала о Мэтью. Что он сейчас делает? Интересно, почему его присутствие оказалось так необходимо? Может быть, несчастный случай произошел с князем Георгием? Или Мелисса просто расторгла помолвку? Что бы там ни произошло и что бы Мэтью ни говорил, вся семья ждет, что он женится на Мелиссе. Но как он поступит с ней, с Самантой? Было ли для него то, что между ними произошло, просто игрой, или он хотел заставить Мелиссу ревновать?
Саманта постаралась отогнать грустные мысли и найти утешение в том, что ее окружало. Вечер был чудесный. Вода в лунном свете казалась темной и загадочной, а бархатный небесный свод усыпан серебром. Из дома доносились монотонные звуки бузуки. С моря дул бриз, довольно прохладный. Он доносил до нее легкий запах сигарного дыма. Такая ночь предназначена для любви, но Мэтью, вместо того чтобы быть с ней, умчался в Лондон утешать женщину, которая помолвлена с другим.
— Вам не нравится здешний вид, мисс Максвелл?
Саманта вздрогнула. Грубоватый голос с сильным акцентом прозвучал из темноты откуда-то справа от нее. Она была уверена, что на террасе никого кроме нее нет, а все гости дружно танцуют под греческую музыку, которая, как она считала, располагает к импровизации. На предстоящее завтра торжество специально приглашены музыканты. Саманте это, как и многое другое, поведал Генри Патнем перед тем, как она, устав выдерживать испытующий взгляд Каролины и скрывать свое отчаяние, решила покинуть общество и спрятаться от посторонних глаз на темной террасе.
Повернув голову, она увидела светящийся кончик сигары. А когда ее глаза привыкли к игре теней, она увидела Аполлониуса, который, сидя в плетеном кресле, внимательно смотрел на нее.
Каролина несколько часов назад представила ее старику, причем сделала это весьма неохотно и только потому, что того требовали приличия, но не более. Она постаралась сделать так, чтобы Саманта не задержалась возле него и не сказала лишнего. Мать Мэтью быстро увела ее под предлогом, что ее надо познакомить еще с кем-то из гостей. Саманта и не предполагала, что он вспомнит, кто она такая. Однако, оказывается, он даже помнит ее имя.
— Простите, — произнесла она, слезая с балюстрады и собираясь уйти. — Я не знала, что нарушила ваше одиночество.
— Вовсе нет. — Старик нахмурился. — Прошу вас. — Он указал ей на кресло рядом. — Составьте мне компанию.
Саманта замешкалась.
— Вы так любезны… Но, право, я уже собиралась уходить…
— В самом деле? — Он приводит ее в замешательство. Так же, как Мэтью. — А мне показалось, что вы чувствовали себя очень уютно, пока я не заговорил. Вы показались мне немного печальной, но я не заметил, чтобы вы очень спешили спрятаться в своей комнате.
Саманта перевела дыхание.
— Я… я думаю, что нам с вами нечего сказать друг другу, мистер Аполлониус, — тихо сказала она. — И… мне пора собираться. Утром я уезжаю.
— Да. Каролина сказала мне об этом. — Он помолчал. — Это ваше решение?
— Да, — кивнула Саманта.
— Мой внук знает об этом? Резкие слова были готовы слететь с ее губ. Но, сделав над собой усилие, она сказала:
— Возможно. — И вытерла о юбку вспотевшие ладони. — Это не имеет значения. Его здесь нет. И мне вообще не следовало сюда приезжать.
— Так почему же вы приехали?
Дед Мэтью поднес к губам сигару и внимательно смотрел на нее. Хотя Саманта ожидала подобного вопроса, все же она оказалась к нему не готова. Вполне резонно, что он хочет знать, почему она здесь. Но у Саманты было ощущение, что ответ ему заранее известен.
— Потому что… Потому что Мэтт — Мэтью пригласил меня, — ответила она, глядя через его плечо на освещенные окна виллы. — Мне очень жаль, что вы считаете это бестактностью. Но… я ничего не знала о… вашем внуке, пока не увидела… всего этого.
Глаза старика сузились. Может быть, от дыма сигары, а может, он ей не поверил. Саманта не была уверена.
— Что вы хотите сказать? — спросил он. — Чего вы не знали?
— Видите ли… — Саманта не хотела затрагивать эту тему, тем более она была уверена, что ей все равно не поверят. — Я допустила ошибку, вот и все, — сказала она, пожимая плечами. — А в чем вы не правы, так это в том, что мне не нравится здешний вид. Здесь просто чудесно.
Аристотель сжал губы.
— Вы не знали, что Мэтью мой внук? — настойчиво спросил он.
— Нет.
— Вы знали его фамилию?
— Да, знала — Патнем.
— А как насчет компании, владельцем которой он является?
— Я не знала, что эта компания принадлежит ему. Да, мне было известно о существовании «Джей Пи Софтвэр».
Старик внимательно изучал ее лицо.
— Это было сказано с чувством. Должен ли я понимать так, что у вас были какие-то дела с фирмой? И вы познакомились с моим внуком на деловой почве?
— Нет. — Саманта покачала головой. — Совсем нет.
— Ну так расскажите же мне. — Старик снова указал рукой на кресло. — Сначала сядьте.
Саманта сжала кулаки, но у нее не было сил сопротивляться. Поэтому, хотя неохотно и с опаской, она подчинилась, предварительно отодвинув свое кресло на несколько сантиметров.
— Хорошо. — Аристотель был явно удовлетворен ее покорностью. — Теперь мне не надо запрокидывать голову, чтобы видеть ваше лицо. И кроме того, человеку в моем возрасте так приятно побыть в обществе красивой женщины.
Саманта сидела с застывшим лицом. Для чего он это говорит, думала она. Ему не стоит говорить ей такие вещи, только для того чтобы заставить рассказать о том, как она здесь оказалась. В конце концов, это не секрет. И Каролине, наверное, все уже известно.
— Итак, — поторопил он ее, — расскажите, как вы познакомились с моим внуком. Саманта опустила голову.
— Это долгая история.
— В нашем распоряжении целая ночь. Саманта с грустью посмотрела на него.
— Я уверена, вы все знаете.
— Нет, я не знаю. Он сказал мне, что у вас маленькое кафе, и это все. Мне любопытно узнать, как он вам представился.
Опять он об этом! Его интересует только одно: почему она притворяется, что не знала, кто такой Мэтью, когда его дед так знаменит! Наверное, он думает, что Мэтью с этого начал. Если он действительно так считает, он знает своего внука так же плохо, как она.
— Был прием, — медленно проговорила она. — Я его обслуживала. Мэтью был там.
Конец истории.
— Не конец, а начало, — поправил ее Аристотель, дымя сигарой. — Наверное, мой внук попросил вас о встрече?
— Нет, не тогда, — вздохнула Саманта. — Послушайте. Я была, я и сейчас помолвлена с другим человеком. Я сказала Мэтью, что не могу встречаться с ним. Но он не привык получать отказ.
— Это похоже на моего внука, — сухо заметил старик. — И в конце концов, похоже, он добился своего.
— Можно так сказать, — согласилась она, разглаживая дрожащими пальцами юбку на коленях. — Он прислал ко мне какого-то человека, которому поручил заказать обслуживание приема для фирмы «Джей Пи Софтвэр». А когда я пришла туда, оказалось, что там сидит Мэтью.
Аристотель нахмурился.
— Он прислал к вам другого человека? Кого же?
— Я не знаю. — Саманта пожала плечами. — Берджесс — кажется, так кто-то назвал его. Если это его настоящее имя.
— А! Виктор.
Саманта не могла скрыть своего любопытства.
Старик кивнул.
— Да. Виктор Берджесс — камердинер моего внука или что-то в этом роде. Дело в том, что Мэтью отказался иметь телохранителя. И тогда к нему приставили Виктора.
— Телохранителя?! — Саманта смотрела на него с недоумением. — Но для чего Мэтту телохранитель?
— Он мой внук, — просто ответил Аристотель. — К огромному моему сожалению, вокруг слишком много дурных людей, которые могут причинить вред членам моей семьи.
— Похитить? — Саманта была в ужасе.
— Похищение, вымогательство, убийство… Все идет в ход, мисс Максвелл. А Мэтью такой независимый. Именно поэтому он и создал собственную компанию. Он хотел доказать, что не нуждается ни во мне, ни в моих деньгах.
Саманта перевела дыхание.
— О, я уверена, что это не так…
— В самом деле? — губы старика скривились в усмешку. — Но насколько хорошо вы знаете моего внука? — Он помолчал. — Боюсь, не слишком. В один прекрасный день ему придется все же занять мое место.
Он нервно раздавил в хрустальной пепельнице остаток сигары. Саманта смотрела на него, и ей стало по-настоящему жаль старика. Она не сомневалась, что несмотря ни на что, он очень любит своего внука. Его переживания выдавала глубокая печаль, сквозившая в каждом слове о внуке.
— Я, пожалуй, пойду, — тихо проговорила она, но, протянув руку, старик удержал ее.
— Вы сказали, что помолвлены. Почему же вы приехали сюда с Мэтью?
— Потому что я была дурой, — ответила Саманта и, вырвав свою руку, поднялась с кресла. — Не беспокойтесь, мистер Аполлониус. Я не стану больше встречаться с вашим внуком.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь и каприз - Картер Мэри

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Любовь и каприз - Картер Мэри



Мне понравилось. Сюжет не оригинальный, но читается легко и быстро....
Любовь и каприз - Картер МэриLynn
3.09.2013, 9.11





эх хорош романчик! мне понравился! легко и непринужденно )) 10
Любовь и каприз - Картер Мэрилеся
4.09.2013, 0.11





Замечательная сказочка
Любовь и каприз - Картер Мэриалсу
4.09.2013, 15.27





Замечательная сказочка
Любовь и каприз - Картер Мэриалсу
4.09.2013, 15.27





Сумбурный слегка роман, герой - откровенный сноб и самец с сильно развитым самолюбием, героиню просто жалко: 5/10.
Любовь и каприз - Картер Мэриязвочка
4.09.2013, 20.07





лЕГКАЯ СКАЗКА. ОЧЕНЬ ПОРАДОВАЛО ТО, ЧТО ГГ-НЯ СМОГЛА ДАТЬ ОТПОР ГГ-Ю \ ТАКИХ ЛР ОЧЕНЬ НЕ МНОГО\.
Любовь и каприз - Картер Мэрииришка
29.07.2014, 18.41





Не понравился.
Любовь и каприз - Картер МэриРрррр
23.10.2014, 15.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100