Читать онлайн Я, мой бывший и..., автора - Карр Сюзанна, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я, мой бывший и... - Карр Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я, мой бывший и... - Карр Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я, мой бывший и... - Карр Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карр Сюзанна

Я, мой бывший и...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Пять лет спустя
– Планы несколько… поменялись.
Мишель застыла, прижав трубку к уху. Мышцы руки, в которой она держала телефон, ломило от усталости. Девушка прижала трубку к уху плечом и потрясла кистями. Она вышла через заднюю дверь ресторана на пустынную улочку. После горячего, влажного пара, витавшего на кухне, октябрьский воздух приятно холодил разгоряченное лицо.
– Мне уже не нужно нестись домой сломя голову? – уточнила Мишель.
Вот будет здорово, думала она, если ее не станут уламывать приехать в отчий дом ради сомнительного мероприятия. Наконец-то она выспится как следует и разберет груды хлама, которыми завалена ее съемная квартирка. Может, даже сходит в налоговую, подаст декларацию о доходах.
Что угодно, только не очередной конкурс на звание «мисс Редька»!
И все-таки Мишель испытала странное разочарование при мысли, что не придется ехать домой. Разочарование настолько мощное, что уголки губ поехали вниз.
– Ты по-прежнему нужна нам, сестренка, – ответил Дэнни. – Даже больше, чем раньше.
Мишель нахмурилась, от заявления брата пахло проблемами.
– Да в чем дело-то? Фестиваль состоится?
– И фестиваль, и поиски клада. На это мероприятие возлагают большие надежды.
Да уж! Мишель так закатила глаза, что сумела разглядеть собственные нахмуренные брови. Она бы ни за что не согласилась участвовать в конкурсе, но отвертеться от настойчивой Ванессы не смогла. В Карбон-Хилле намечались выборы, и лучшая подруга Мишель была их ярой активисткой. Она считала, что необходимо расшевелить жителей городка. А когда Ванесса бралась за какое-то дело, она была способна свернуть горы. Мишель и сама не заметила, как дала согласие на участие в конкурсе, но жалеть о данном обещании было поздно.
– Тогда что за изменения в планах?
– Участвуют только парочки.
Мишель хмыкнула, разглядывая потускневшее граффити на стене перед собой.
– Что-то я не поняла! Кажется, и раньше от каждой команды было два представителя. В чем проблема?
– Сейчас поясню. – Дэнни ненадолго умолк. Мишель живо представила, как он почесывает лоб. Брат всегда почесывал лоб, если предстояло трудное дело. – Ты в курсе, что редька – афродизиак? Редьку считают… сексуальной.
– Ты не шутишь?
Не могло столь уродливое, да еще и с горчинкой растение быть афродизиаком. Что в нем сексуального?
Мишель никогда не ела редьку, избегая ее даже в салатах. Может, поэтому в ее жизни так мало секса?
– Я совершенно серьезен. Ванесса перерыла кучу литературы, и обнаружила многочисленные упоминания об этом. Не сомневайся, редька – афродизиак.
Итак, Ванесса, совсем недавно начавшая встречаться с Дэнни, уже выясняет, какие растения повышают сексуальную потенцию. Отлично!
– Ладно, допустим. Как это связано со мной и с чертовыми соревнованиями?
– Ты же знаешь, что последние несколько лет фестиваль уже не столь популярен, как раньше… В общем, нужно как-то… реанимировать интерес к нему, понимаешь?
– Угу. – Мишель перехватила трубку и приложила к другому уху. – Но я все еще не поняла, какая связь…
– Всем известно, что секс – отличный бренд, вместе с которым можно продать все, что угодно. Ванесса сложила два и два…
– И получила… секс и редьку, так, что ли? Фу!
– Теперь секс – заглавная тема всего конкурса, включая поиски клада, – пискнул Дэнни смущенно.
Мишель замерла, ожидая продолжения.
– Короче, новое веяние… – проблеял брат. – Участники должны будут искать клад… какие-то вещи, связанные с Хоумером и Идой Уэрт.
Мишель недоверчиво хмыкнула.
– Ты о тех фермерах, что много лет выращивали редьку на корм скоту, а потом стали грабить поезда?
– То, что грабителями были именно они, так и не доказали, – поправил Дэнни. – До суда ведь дело не дошло.
Мишель нетерпеливо помотала головой.
– Да помню я эту легенду. Спасаясь от погони, они прыгнули с моста в реку и не сумели выбраться из ледяной воды.
– Это, кстати, тоже не факт. Мишель уперла свободную руку в бок.
– Интересно, и как это событие столетней давности связано с фестивалем редьки? Или в нашем городке находят смерть в ледяной воде сексуальной?
– Дело не в том, как умерли Хоумер и Ида, – беспомощно бормотал Дэнни. – Просто они… погибли вместе, влюбленная парочка. Этакая современная романтика… – Голос Дэнни окончательно увял.
Мишель решила, что не станет вываливать на ни в чем не повинного брата свое мнение насчет подобной затеи. Все услышанное казалось нелепостью, но было вполне в духе провинциального Карбон-Хилла.
– Участники конкурса должны будут пройти по следам Хоумера и Иды, найти клад и вернуться на главную площадь.
– Предварительно поплескавшись в ледяной воде, – добавила, усмехнувшись, Мишель. – Ладно, я все поняла. Это единственное изменение в планах? В таком случае нет проблем.
– Нет, есть еще одна деталь, – продолжал Дэнни подозрительно веселым тоном. – Как я уже сказал, участвуют парочки. Победителей объявят самой сексуальной парой Карбон-Хилла.
Мишель даже закашлялась от неожиданности.
– О чем это ты?
– Мы родственники и не сможем участвовать вместе! – торопливо выпалил Дэнни.
Самая сексуальная пара – это же надо! Мишель изумленно хлопала глазами, не зная, как реагировать.
– Самая сексуальная пара? – переспросила она задумчиво.
– Да, увы. В конкурсе могут участвовать лишь те, кто не связан родственными и брачными узами. По этой причине большая часть конкурсантов уже выбыла.
– Ну-ну… и что?
– Когда стало ясно, что свободных совершеннолетних парней и девушек в городке не слишком много – ты же знаешь, как рано у нас вступают в брак, – Ванесса решила дать задний ход. Однако местная пресса так вцепилась в идею с сексуальной подоплекой, что отменить ничего уже нельзя.
– Еще бы! – буркнула Мишель. – Ведь пресса в таком деле, как будущие выборы, очень важна. – Она вздохнула и раздраженно поддела мыском туфли пустую консервную банку, выпавшую из помойного бака.
– Ты, как всегда, быстро схватываешь суть. Нам требуется как минимум три пары. Так что придется искать тебе партнера.
– Мне? – Мишель снова пнула банку. Она не понимала настойчивости брата. – А почему бы не поискать партнершу для тебя?
– Но ведь не я в прошлом носил почетный титул «мисс Редька»!
Дэнни сказал это так задиристо, что Мишель испытала желание его придушить. Братец уже пять лет дразнил сестру Редькой и на этот раз не упустил случая подначить ее. Можно было отомстить ему, отказавшись участвовать в фестивале, но Мишель не сделала этого. Ведь ее просила о помощи лучшая подруга. Как можно отказать Ванессе?
Нахалка Ванесса! Побоялась позвонить сама, чтобы сообщить об изменениях в программе праздника. Она всегда была осторожной, хотя на этот раз перестаралась. Мишель все равно пошла бы ей навстречу, потому что в сходных обстоятельствах Ванесса непременно оказала бы ей услугу.
– Ладно, – буркнула Мишель мрачно, хлопнув себя ладонью по бедру. Белое облачко муки спорхнуло с фартука. – Я в деле. Но где мне найти партнера для конкурсов?
– Я постараюсь уговорить кого-нибудь. Старший братец станет искать ей парня? Брр! Жуткая мысль.
– Может, Бретт Шу согласится? – предложила Мишель. Упомянутый Бретт обладал атлетической фигурой и красивой каштановой челкой, по крайней мере пять лет назад.
– Он женился на одной из сестер Уисс, поэтому отпадает. Все женатики не в счет.
Это сильно сужало круг возможных претендентов на титул «мистер Самая Сексуальная Редька» (ничего более нелепого Мишель не могла себе представить). В Карбон-Хилле рано женились и обзаводились потомством, этакая ничем не объяснимая городская традиция. Наверное, чтобы сподручнее было редьку выращивать, усмехнулась про себя Мишель.
– Что скажешь по поводу Ванса?
– Тот, что жил по соседству? – изумился Дэнни. – Так он в тюрьме.
Мишель охнула.
– Даты что?! – Впрочем, новость не слишком ее удивила, так как от молодого человека вроде Ванса ничего иного ждать не приходилось.
– Эй, ты что, совсем маминых писем не читаешь?
– Читаю, – пискнула Мишель.
Отчеты мамы о новостях из мира Карбон-Хилла были настолько же подробными, насколько и скучными, поскольку большую часть упоминаемых мамой людей Мишель не помнила.
– Да, круг подозреваемых сильно сузился, – заметила девушка. – Значит, нужен парень без жены и подружки, не отбывающий срок в местах не столь отдаленных… Может, Клейтон? – Конечно, Клейтон был столь же сексуален и хорош собой, как редька, но всегда казался Мишель сообразительным и добродушным. Возможно, с ним есть шанс быстро найти клад.
– Он уже состоит в команде противника, – просветил сестру Дэнни.
Мишель застонала. Даже таких, как Клейтон, уже разобрали!
– Хорошо, говори, кто остается.
– Пока не знаю, но я что-нибудь придумаю, – пообещал брат.
Мишель дошла до откатившейся в сторону консервной банки и снова злобно поддела ее ногой.
– Интересно знать, где ты найдешь свободного парня, который не окажется моим родственником? Разве что какого-нибудь недоросля…
– Участвуют только совершеннолетние.
– Вот-вот, и я об этом. Где добыть свободного парня до сорока пяти?
– Верхней возрастной планки нет.
– Старик мне без надобности. Как, по-твоему, я буду искать клад, если понадобится делать партнеру прямой массаж сердца?
– Согласен, про возраст я все понял. Еще какие-нибудь пожелания будут?
Память тотчас выбрала самый желанный мужской образ, выискала на каких-то задворках и подсунула в качестве кандидата. Райан Слейтер представился в малейших деталях. Средней длины волнистые волосы цвета пшеницы, выгоревшие на кончиках до светло-песочного оттенка. У Райана был характерный жест: он пальцами отбрасывал волосы назад, небрежно и очень сексуально. У него вечно была такая прическа, словно он только что вылез из постели. От глаз Райана разбегались лучиками веселые морщинки, которые совершенно не портили загорелое лицо. Казалось, его глаза всегда смеются, даже когда губы плотно сжаты. Впрочем, и рот был улыбчивым, чуть насмешливым, постоянно готовым иронично изогнуться.
Но больше всего поражали Мишель в Райане глаза. Они были такого пронзительно-голубого цвета, словно поймали в себя осколок неба на излете лета. У Райана Слейтера была привычка смотреть собеседнику прямо в глаза, словно не замечая, насколько смущает подобный взгляд. Когда Райану случалось пройти мимо Мишель и коротко глянуть ей в лицо, у девушки замирало сердце, а желудок сжимался до дурноты. Это не значило, что Райан ее замечает. Так он смотрел на всех…
Хорошо, что она не видела его глаз в тот момент, когда пять лет назад так глупо все испортила!
Мишель судорожно вздохнула и затолкала образ Райана подальше в глубины памяти. В горле пересохло, жгучий стыд наполнял все тело и жег глаза. До сих пор воспоминания о собственном провале доставляли Мишель ужасные мучения, хоть и прошло несколько лет. Только не Райан Слейтер! Пусть ее партнером в конкурсах будет кто угодно, но не он!
Конечно, в трубку Мишель этого не сказала. Не хватало еще настойчивых расспросов Дэнни. Она набрала в легкие побольше воздуха, пропитанного ароматами с кухни, и медленно выдохнула.
– Мишель?
Шанс, что красавчик Райан согласится стать ее партнером в конкурсах, был слишком ничтожным, чтобы думать о нем.
– Короче, найди мне кого-нибудь, лишь бы не пенсионного возраста, – распорядилась Мишель.
– Мне… понадобится время, – признался Дэнни. – Слушай, может, привезешь какого-нибудь парня из Чикаго?
Да, разумеется! Только этого не хватало! Какой идиот пожертвует свой отпуск на то, чтобы стать «мистером Редькой» в паршивом городишке Карбон-Хилл? Дураков нет, даже среди работников ресторана.
– Ничего не выйдет, братец. Я и так иду на жертвы ради тебя и Ванессы, так что выполни свою часть уговора. Найди мне партнера. Если понадобится, умоляй на коленях, но добейся своего, понял?
Боулинг-клуб «Пинз энд пинте» был, как водится, забит под завязку, но Райан не обращал на гудящий вокруг улей никакого внимания. У него был перерыв, и он желал насладиться им сполна. Сосредоточившись, он сделал бросок, и шар покатился по дорожке к стенке из кеглей.
Райан улыбнулся уже тогда, когда шар лишь соскользнул с пальцев, потому что знал: бросок удался. Удар – и кегли, все до одной, разлетелись в стороны. Райан довольно хмыкнул и повернулся к своему противнику. У Ларри было кислое лицо.
– Чего такой недовольный? – поддел он приятеля. – Удар не понравился?
Ларри грохнул бутылкой о стол и рухнул в пластиковое кресло.
– С тобой невозможно играть, – пожаловался он. Нахмурившись, Ларри сделал глоток пива. – Нет, на конкурс я точно не пойду! Вот, хоть убей, но «мистер Редька» – это не по мне!
Райан сочувственно кивнул.
– Что, Келли жаждет получит титул? Тащит тебя с собой? А что такого? Станете Самой Сексуальной Парочкой года, разве плохо? – Он взял новый шар и стал готовиться ко второму броску.
– Если бы Келли… – Ларри в отчаянии покачал головой. – Нет, приятель. Меня зовет Дэнни.
– Кто? – Райан едва не выронил тяжелый шар.
– Дэнни Нельсон. – Ларри ненадолго умолк и вдруг расхохотался, очевидно, осознав, как нелепо это звучит. – Ты не понял! Дэнни подыскивает партнера для своей сестрицы.
Райан вновь едва не выронил шар.
– Для Мишель?
– Ага. – Ларри хлебнул пивка. – Небось, никто ее не приглашает, вот братец за нее и впрягся.
Райан знал, что Ларри ошибается. Мишель давно уехала из города, а значит, не имела возможности найти себе партнера сама.
– Да ведь фестиваль открывается уже завтра!
– И что с того?
Райан задумчиво оглядел бурлящий зал. Братца Мишель среди игроков не было.
– Она не сможет найти партнера за сутки.
– Дэнни сказал, сестра согласна на любого парня до сорока пяти. Совсем, видать, плоха.
Райан поморщился. Итак, Мишель согласна на любого партнера, кроме него. Если бы его кандидатура рассматривалась, Дэнни давно бы его позвал.
То, что Мишель заранее его отвергла, казалось не лишенным оснований, но все-таки задевало.
– Кстати! – Ларри хитро сверкнул глазами. – Чего это Дэнни тебя не позвал?
«Какой сообразительный», – раздраженно подумал Райан.
– Если ты подашь ему эту идею, я засуну этот шар тебе в глотку, – беззлобно бросил он и покрутил шар у Ларри перед носом.
Итак, Мишель не желает иметь с ним ничего общего. Что ж, ее можно понять. Похоже, малышке невыносима даже мысль о том, чтобы пересечься со своим незадачливым любовником, и она дала брату строгие указания на сей счет.
Райан не винил Мишель. Он все еще частенько вспоминал ее вечерами, прежде чем забраться в постель. Перед глазами появлялись восхитительные округлости грудей под розовой тканью праздничного платья.
Он мрачно следил, как в конце дорожки появляется очередная стенка из кеглей. Конечно, и до Карбон-Хилла добрался прогресс, древние пинцеты сменились более современными механизмами, да и вообще боулинг пришлось обновить. Но, проверяя, как работают узлы, Райан частенько вспоминал тот вечер, когда они с Мишель украдкой занимались любовью за дорожками. Занимались любовью? Н-да. Если это можно так назвать…
Райану всегда нравилась Мишель. Его влекло к ней задолго до того, как она примерила корону «мисс Редьки» и обратила на него внимание. В летящем розовом платье, на непривычно высоких каблуках, с элегантной прической она была дивно хороша. На нее оборачивались и делали комплименты.
Странно, что Мишель выбрала именно его. Могла ведь заполучить любого, а выбрала его. Она подошла и прямо сказала о своих намерениях, и подобная откровенность лишила Райана разума. Достаточно было мысли о том, что девушка вроде Мишель может его хотеть. Конечно, Мишель не была самой популярной девушкой городка, она скорее относилась к категории «хороших девочек», этакая правильная малышка с чувством собственного достоинства. Однако в ней было что-то, заставлявшее сердце Райана биться чаще. Старшее поколение про таких, как Мишель, говорило: далеко пойдет.
Про самого Райана никогда не говорили ничего подобного. На него никто не возлагал особых надежд, считая твердым середнячком. А разве возможно, чтобы середнячок подцепил «хорошую девочку», которая «далеко пойдет»?
Райан помнил, как Мишель вручали корону победительницы. Ее осветили прожектором, смущенную, довольную, с зардевшимися щеками, и публика захлопала в ладоши, одобряя выбор судей. С тиарой на голове Мишель выглядела истинной королевой.
И она обратила внимание на Райана…
Как он мог все так испортить! Первой защитной реакцией была злость на Мишель, движения которой были слишком быстрыми и беспорядочными. Но ведь нельзя винить во всем неопытную девушку. Это он, Райан, оказался жалким неудачником, упустившим синюю птицу.
Райан поморщился, словно от головной боли. Ему все еще было горько вспоминать момент своего провала. Он не сумел впечатлить девушку, о которой грезил несколько лет.
– Ты уснул, что ли, Слейтер?
– А? – Райан обернулся. Ларри кивнул на дорожку.
– Бросать будешь? Или передашь ход мне?
Райан сделал несколько стремительных шагов к дорожке, замахнулся и пустил шар. Черный снаряд покатился неровно, съехал в сторону и не задел ни одной кегли.
– Что это с тобой? – изумился Ларри, глядя на нетронутый ряд кеглей.
– Ничего. – Райан приземлился на пластиковый стул и вытянул ноги.
– Допустим. А ждал-то ты чего? – не унимался его партнер. – Медитировал, что ли?
– Вроде того.
– Вдохновение так и не снизошло, как я погляжу. Ларри поднялся и направился к дорожке.
– Эй, Райан. – Дэнни хлопнул приятеля по плечу. – Не найдется минутки?
Ларри обернулся, так и не бросив шар. Он многозначительно вздернул бровь.
– Э… да, – кивнул Райан, поднимаясь со стула.
Ларри покачал головой, недоумевая, почему партнер не избавился от просителя под каким-нибудь достойным предлогом. Райан и сам был озадачен своей покладистостью. Ясное дело, с Мишель Нельсон он никуда не пойдет. Ни за какие блага мира! Черт, а ведь он решил, что Мишель сама его избегает…
– В чем дело? – спросил он, отходя вместе с Дэнни в сторонку.
У Дэнни были такие же темные волосы, как у сестры, хотя во всем остальном они были совершенно не похожи. Впрочем, как раз последнее Райана устраивало: он слишком часто пересекался с братом Мишель, и ему не требовалось излишнее напоминание о давней ошибке.
Дэнни помялся, затем посмотрел Райану в глаза.
– Мне нужна услуга. Причем большая.
Райан нахмурился.
– Что за услуга? – Он все еще надеялся, что речь пойдет о чем-то другом, но только не о фестивале редьки.
– Ванесса очень хочет, чтобы Мишель участвовала в соревнованиях. И теперь моей сестре требуется напарник. Ты согласишься?
– Я?
– Да, ты.
Райан подвигал подбородком, почесал затылок, потер нос.
– Я? – снова повторил он, желая оттянуть неизбежное.
Дэнни смотрел виновато.
– Да, ты.
– Но почему именно я? Дэн вздохнул.
– Ладно, давай начистоту – больше звать некого. Даже Эндрюс сказал, что ему религия не позволяет.
Райан коротко глянул в сторону Ларри. Тот сделал вид, что ничего не заметил.
«Что за дурацкая отговорка? – подумал Райан раздраженно. – Религия не позволяет, глупость какая!»
– А Брайант сказал, что хочет снова сойтись со своей бывшей. Ты же знаешь, какая она у него ревнивая. Ни за что не примет обратно, если он станет партнером Мишель!
Неужели Дэнни пытался уговорить даже Брайанта? Похоже, бедняга в отчаянии. Теперь Райану было ясно, почему брат Мишель все же обратился к нему.
– Значит ли это, что я – твоя последняя надежда?
– Нет-нет! Вовсе нет! – Дэнни душераздирающе вздохнул. – О'кей, ты – моя последняя надежда. И ты последний, к кому я обратился, потому что ты совершенно неуловим.
– Я был немного занят. – Райан кивнул на дорожки с кеглями.
Боулинг-клуб принадлежал его семье с давних времен. Здание построили еще лет сто пятьдесят назад, и потому его частенько приходилось обновлять. От первоначальной постройки почти ничего не осталось, хотя Слейтерам удалось сохранить атмосферу местечка. «Пинз энд пинте» по-прежнему были самым популярным заведением города, но рядом постоянно открывались какие-то бары и клубы, и Райану приходилось бороться с конкурентами. Месяц назад он закончил перекрывать крышу, а всю последнюю неделю менял узлы механизмов.
– Косметический ремонт, да? – понимающе закивал Дэнни. – В общем, все заняты.
Райан понял, что пора и ему придумать себе пару дел, тем более что они у него действительно были, дабы не попасться к Дэнни на крючок. Он не желал участвовать ни в каких глупых соревнованиях, не желал искать клад и разгадывать шарады совместно с Мишель Нельсон.
Но не упускает ли он прекрасный шанс объясниться с бывшей, вернее, почти несостоявшейся любовницей? Может, они поговорят, и упадет с сердца этот тяжелый камень, который давит на него уже пять лет? Можно будет все забыть и двигаться дальше, не оглядываясь на давнюю неудачу.
С другой стороны, прими Райан предложение Дэнни, ввяжись в сомнительную затею с соревнованиями, и кто знает, куда это приведет. Вдруг объяснение с Мишель выйдет путаным, жалким? Он лишь сильнее опозорится перед ней и, вместо того чтобы вздохнуть с облегчением, запишет на свой счет еще одно штрафное очко.
Остаться в очередной раз в дураках Райану не хотелось.
– Я понимаю, что прошу об огромном одолжении. – В голосе Дэнни появились умоляющие нотки. – Но это очень важно для Ванессы. И для Мишель тоже. Ты их очень обяжешь, если согласишься.
Обязать Мишель… заманчиво. Подобный оборот Райану понравился. Значит ли это, что Мишель будет настолько признательна, что подарит ему прощение? И забудет нелепое прошлое?
Господи, о чем он вообще думает! Почему вновь и вновь возвращается к инциденту пятилетней давности? Казалось, тот позор канул в Лету, поблек под натиском настоящего. Или нет? Возможно, для Мишель та возня за дорожками для боулинга позабыта, стерта из памяти. Так зачем ворошить прошлое, копаться в нем, просить прощения? Не лучше ли предать его забвению?
Райан мрачно вздохнул. Если бы дело касалось любой другой девушки, он поступил бы так, как сейчас нашептывал здравый смысл. Но речь шла о Мишель Нельсон. О той, которая до сих пор снилась ему ночами и являлась днем в смелых фантазиях. Дело было не просто в совести, требовавшей очищения, а в сильнейшем влечении.
– Значит, партнер по состязаниям, да? – Райан хмыкнул. – Пара конкурсов – и дело в шляпе, так? – Ему вдруг показалось, что весь зал притих, прислушиваясь к его словам. Поежившись, он украдкой огляделся. Гости боулинг-клуба продолжали заниматься своими делами, никому не было до него никакого дела.
– Боюсь, все не так просто. Участники должны преодолеть несколько испытаний, подстраховывать друг друга… в общем, на протяжении всех состязаний трудиться в паре.
«Кошмар какой-то», – тоскливо подумал Райан. Ему хотелось бежать, использовав первый же подвернувшийся под руку предлог, но вместо того, чтобы ретироваться, он произнес:
– Даже не знаю, ведь мне придется взять выходной. – В последние годы родителям становилось все сложнее управляться с клубом, поэтому почти все обязанности легли на плечи Райана. А дел в боулинге всегда было немало.
Дэнни хищно прищурился.
– Так ты согласен? – По его оживившемуся лицу стало ясно, сколь мало надежд он возлагал на Райана. Теперь Дэнни весь подобрался, готовый цепко схватить собеседника за рукав.
Райан медленно кивнул.
– Можешь на меня рассчитывать.
Они скрепили договор рукопожатием, причем Дэнни не сразу выпустил ладонь Райана.
– Мишель обрадуется.
Почему-то у Райана ёкнуло сердце. Обрадуется? Или придет в ужас?
– Хочешь, я позвоню и скажу ей, что согласен? – При мысли о звонке Мишель у него перехватило дыхание. – Она в городе?
Дэнни посмотрел на часы.
– Еще не прилетела. Я сам скажу ей завтра, договорились? Ты, главное, не передумай. Сообщу сестре о твоем согласии прямо перед началом состязаний.
Райан подумал, что дорого бы дал за возможность присутствовать при этом историческом моменте.
Утро пятницы выдалось довольно хмурым. Мишель спустилась в крохотную, но уютную кухоньку родного дома. У нее ломило спину и ноги, словно спала она на груде булыжников. Следовало выпить кофе, чтобы развеять туман, царивший в голове. Мишель твердила про себя, что отпуск, проведенный дома, окажет на нее исцеляющее воздействие. Однако первая ночевка принесла лишь еще большую усталость. Это временно, обещала себе Мишель.
Мать, сидевшая за столом, молча кивнула и промокнула салфеткой губы.
– Надеюсь, ты не в этом выйдешь в город, Мишель?
– И тебе доброе утро, мама, – ответила девушка, с трудом сдерживая раздражение.
Встретили ее не слишком радушно. Конечно, ее обняли и помогли затащить наверх вещи, но теперь, после длительного отсутствия, Мишель как никогда остро ощутила чопорность атмосферы, царившей в отчем доме.
Детская комната ей больше не принадлежала. Теперь здесь возвышались здоровенные колонки и стереосистема, на стене висел гигантский телевизор, давняя мечта отца. Конечно, Мишель не имела ничего против чисто мужского увлечения техникой, но ведь в доме были и другие комнаты. Зачем нужно было снимать со стен ее фотографии и плакаты, заменять их полками с дисками? Складывалось ощущение, что о ней, единственной дочери, пытались поскорее забыть.
Что, разумеется, было неправдой. Просто за пять лет жизнь меняется даже в стоячей воде провинциальных городков вроде Карбон-Хилла. Отец имел право устроить из ее детской хоть бильярдную, ведь Мишель не часто гостила у родителей.
И все-таки есть вещи, которые никогда не меняются. Первый поезд по-прежнему с глухим свистком проносился в 7.05, разрывая в клочья остатки сна. С самого детства Мишель гадала, как мирятся с этим грохотом и свистом те, кто живет возле путей, а не в двух кварталах, как она. Но даже в ее комнате в 7.05 начинали дрожать стекла, будто под домом шел поезд метро.
Всякий раз после того, как лязг состава замирал вдали, Мишель пыталась уснуть, но по тротуару уже ехал на велосипеде почтальон, терзающий звонок и вопящий:
– Свежая почта! Свежая почта!
Так было и на этот раз, поэтому с мечтами о полноценном сне пришлось распроститься. Да, дом, милый дом…
– Мишель, тебе нужно переодеться. А теперь еще и это!
Она осмотрела свой наряд – джинсовку, футболку и линялые джинсы, изрядно поношенные кроссовки.
– Чем тебя не устраивает моя одежда?
Впрочем, ответ матери ей был известен заранее. Зря она спросила. Скорее всего, мать уже готовилась разориться на получасовую лекцию по этикету.
Итак, она чопорно отпила глоточек чая, бессознательно прикрывая большим пальцем щербинку на чашечке. Затем она демонстративно вздохнула и подняла глаза к потолку, словно спрашивая у небес: «За что мне эти мучения?»
– Одежда не соответствует твоему статусу. Мишель удивилась:
– А у меня какой-то особенный статус?
– Ты же бывшая «мисс Редька», самая достойная девушка городка. Про ту девицу, что получила титул в прошлом году, говорить не буду, она не слишком хороша собой.
– А, ну да! Прости, мама, я не подумала. – Мишель скривилась. – Сейчас поднимусь к себе и поищу кружевные перчатки. – Можно было еще добавить про тиару и ленту финалистки, но она сдержалась. Слишком о многом напоминали эти предметы.
Миссис Нельсон коснулась рукой горла, словно поправляя невидимую нитку жемчуга.
– Мне непонятно твое упрямство, дорогая. Ведь ты – лицо конкурса, тебя знают и помнят. «Мисс Редька» – это звучит гордо.
Мишель содрогнулась. Ничего более нелепого она не слышала уже очень давно.
– И дело не только в одежде, дорогая! Ты смотрелась в зеркало? Тебе нужна приличная укладка, а не это воронье гнездо на голове.
И правда, есть вещи, которые никогда не меняются. Завтракать Мишель расхотелось. Так и не присев за стол напротив матери, она вздохнула и произнесла упрямо:
– Мама, у меня нет времени на марафет. Мне нужно быть на площади к десяти.
Мать уставилась в свою чашку и поджала губы, выражая этим крайнюю степень неодобрения.
– Хотя бы переобуйся.
– Я привезла только сменную пару кед.
Мишель оглядела свои растоптанные кроссовки для бега. Конечно, они давно потеряли былую привлекательность, но по удобству давали сто очков вперед любым туфлям.
– Но эти такие… потертые. – Ее мать почти выплюнула последнее слово, будто оно было ругательным. – Давай я дам тебе свои туфли.
Мишель чуть не застонала. Неужели ей придется надеть скучные туфли на плоской подошве вроде тех, какие обожает ее мать?
– Я уверена, что и остальные участники обуются, руководствуясь соображениями удобства, – попробовала сопротивляться она.
– Мне плевать на других! – отрезала мать. – У тебя особый статус. Когда ты придешь в туфлях, каждая участница пожалеет, что не поступила так же. На тебя должны равняться!
Мишель стиснула зубы. Ей хотелось завопить изо всей мочи. Первый день дома, а мать уже изводит ее нравоучениями. Во всех ее суждениях о дочери главным лейтмотивом всегда звучало одно: мы возлагаем на тебя большие надежды, дочь, и ждем, что ты их оправдаешь.
Мишель жалела, что приехала домой. Неужели всего пару дней назад ее мучила ностальгия?
– Папа? Твое мнение? – Мишель с надеждой посмотрела на отца, сидевшего на высоком табурете и смотревшего телевизор.
– Мама права, надень туфли, – бросил он, не отрывая взгляда от экрана.
Мишель мысленно досчитала до десяти. Продолжать борьбу было бессмысленно. В другой раз, пообещала она себе, сниму комнату в отеле, даже если мать будет биться по этому поводу в истерике. Да, этакий простенький номерок в отеле «Марк Твен» на окраине, где никто не будет приставать к ней со своими глупостями.
Затренькал мобильный.
– Это мой, – буркнула Мишель, скрываясь в прихожей, где пару минут назад оставила сумку.
– Я пока найду тебе туфли, – сказала мать вслед.
Мишель выхватила телефон из сумки, словно от него зависела вся ее жизнь. Звонок давал возможность прекратить нудный разговор.
Но и тут ее не ждало ничего хорошего.
– Алло? Это Мишель Нельсон? Я не ошиблась номером? – воодушевленно пропел в ухо женский голос.
– Э… да, это я, – не слишком уверенно откликнулась девушка.
– О, у тебя такой взрослый голос! – восхитился неизвестный абонемент…
Мишель лишь хмыкнула. В двадцать пять лет голосу пора бы сформироваться, не так ли?
– Это миссис Уайт из «Уайт моторе»! Твоя мать дала мне этот номер.
– Неужели? – Мишель посмотрела на мать, которая вытаскивала из коробки скучнейшие синие туфли-лодочки на крохотном каблучке. Теперь девушка не ждала от звонка ничего хорошего.
– Я звоню, чтобы попросить тебя об услуге, душечка. Как ты знаешь, в конце соревнований пройдет конкурс на лучшее блюдо с редькой. Это венец всего фестиваля.
Мишель впервые слышала о конкурсе на лучшее блюдо, но предпочла промолчать.
– Мы решили, что будет здорово, если жюри возглавит бывшая «мисс Редька», которая к тому же работает в сфере кулинарных услуг.
– Ну, наверное, – пробурчала девушка, прыгая на одной ноге и стягивая свободной рукой кроссовку.
– Так ты согласна, душечка?
– Кто, я? Так вы обо мне говорили? – Мишель отпихнула локтем руки матери, порхавшие теперь над ее волосами и пытавшиеся воткнуть какие-то старомодные заколки.
– Разумеется, душечка! Ты будешь судить финалистов, это так здорово!
– Поймите, миссис Уайт, это невозможно, – пробормотала Мишель, в то время как мамины пальцы с длинными ногтями кружили вокруг ее головы, словно птицы в фильме Хичкока. – Конечно, мне льстит ваше предложение, но ведь… я и сама участвую в конкурсах! – нашлась Мишель. – Так что ничего не выйдет.
Ее мать охнула, пальцы перестали дергать девушку за волосы. Мишель отскочила в сторону как раз в тот момент, когда мать попыталась вырвать у нее из рук трубку.
– Вот, значит, как? – От голоса миссис Уайт повеяло арктическим холодом. – Понятно.
– Поймите, это невозможно чисто физически, – принялась объяснять Мишель, испытывая смутное чувство вины за то, что в очередной раз не оправдала чьих-то надежд. – Как я могу сидеть в жюри, если буду участвовать в соревнованиях за титул Самая Сексуальная Пара?
– Так ты об этом! – Собеседница вновь оживилась, ее тон стал дружелюбнее. – Никаких сложностей с этим не возникнет, душечка. Кулинарный поединок состоится после основных состязаний. Ванесса сказала, что ты не откажешься.
Мишель представила, как дает Ванессе хорошего тычка под ребра.
– В таком случае я согласна, – обреченно произнесла она.
Миссис Уайт пискнула от радости.
– О, прекрасно! Пойду расскажу остальным. До встречи, душечка.
– Когда ты начала отказываться, я ушам своим не поверила, – оскорбленно заявила мать.
– Что?
– Ты едва не отказала миссис Уайт! Да ты хотя бы представляешь, сколько спонсорских денег вложил их автосалон в фестиваль редьки?
Мишель покачала головой:
– Не знаю и знать не хочу.
– Это не просто рекламный ход со стороны миссис Уайт. Ею движет искреннее желание поддержать наш городок и привнести новые краски в старинную традицию. Как ты могла быть такой бездушной!
«Ну, еще бы!» – тоскливо подумала Мишель. Ткнуть в какое-нибудь больное место, вроде обостренной совести, было любимым занятием ее матери.
– Ладно, мне пора. Всем пока. Пап, пока!
– Удачи! – пожелал отец, даже не сподобившись выйти из кухни, потому что для этого требовалось оторваться от футбольного обозрения.
Удача сегодня требовалась Мишель больше всего. Она торопливо шагала вдоль улицы, направляясь к главной площади. Миновав один квартал, девушка вынула из кармана телефон, нашла нужный номер и нажала кнопку вызова, привычным жестом откинув назад непослушные волосы.
– Алло? – выдохнула в трубку Ванесса.
– Эй, как ты могла…
– Мишель! – торопливо перебила подруга. – Я сейчас не могу говорить. Подходи скорее, жду! – Запищали гудки.
Мишель раздраженно пихнула телефон в карман джинсовки. Что ж, придется высказать Ванессе претензии при личной встрече. Сама напросилась! Это же надо, судить конкурс рецептов из редьки! Да кто вообще, что-либо готовит из редьки?
Впрочем, если придется сидеть в жюри и жевать редьку, это означает только одно – ей не придется ничего готовить.
Данное обстоятельство заставило Мишель иначе взглянуть на кулинарный поединок. Она зашагала быстрее и даже приветливо улыбнулась двум старушкам, шедшим навстречу.
Пожалуй, мать не напрасно взывала к ее чувству долга. Если бы не треклятый титул «мисс Редьки», едва ли Мишель смогла бы найти себе работу, связанную с кулинарией. Для Карбон-Хилла каждая новая «мисс Редька» символизировала новые надежды. Спонсоры оплачивали финалистке учебу, давая путевку в будущее, и надеясь, что тем самым растят великого человека, чье имя впоследствии прославит провинциальный городок. Мишель отучилась на кулинарных курсах, которые никак не смогла бы себе позволить, если б не спонсорские деньги. Шесть лет назад ее отец потерял работу, и о колледже речи не шло.
Закончив обучение, Мишель нашла себе неплохую работу, но прославить Карбон-Хилл так и не сумела. Что ж, оставалось вернуть городу долг самым замысловатым способом – выиграв соревнования во второй раз.
Мишель так задумалась, что едва не ринулась наперерез школьному оркестру, маршировавшему по улице. Пришлось остановиться на тротуаре. Ожидая, пока пройдет процессия, она огляделась. Дома казались ниже и производили куда менее солидное впечатление, чем годы назад.
Пропустив оркестр, Мишель снова двинулась вперед. Выйдя на центральную улицу, она отметила, что здесь довольно людно. Повсюду сновали дети, чьи родители сидели на скамеечках вдоль аллеи, прогуливались парочки. Фестиваль редьки всегда привлекал толпы народу, поскольку жители Карбон-Хилла не были избалованы светскими мероприятиями.
Мишель пробиралась вглубь площади между зевак, стоявших кучками. На здании правления развевался флаг. Взяв курс на трепещущее полотно, Мишель продолжала двигаться, озираясь по сторонам. В какой-то момент ее глазам открылся украшенный цветами деревянный помост, на котором стояла «мисс Редька», выбранная в прошлом году. Юная девушка, которой едва исполнилось двадцать, махала толпе изящной рукой в кружевной перчатке. На ней было белое платье с рукавом-фонариком и ажурной юбкой. Щеки пылали ярким румянцем. Что ни говори, а быть «мисс Редькой» – очень почетно.
Мишель на минуту застыла на месте, разглядывая юную девушку на сцене. У той были длинные светлые волосы, завитые в крупные кольца, алый от помады рот, ямочки на щеках. Девушка была не столько красивой, сколько миловидной, и отсутствие ярких запоминающихся черт компенсировалось блеском юных глаз. Почему-то на фоне прошлогодней финалистки Мишель показалась сама себе старой и побитой жизнью, как кроссовки, оставленные дома.
Кстати, мамины лодочки оказались не слишком удобными. Вздохнув, Мишель принялась вновь пробираться сквозь толпу. Брат и подруга обещали ждать ее у восточной окраины площади. Девушка напряженно вглядывалась в лица встречных людей, не в силах выкинуть из головы мысли о собственной дряхлости и полном отсутствии конкурентоспособности.
– Дэнни! – крикнула она, заметив, наконец, брата.
Тот бросился к ней и тепло обнял за плечи.
– Привет, сестренка! Я уж начал бояться, что ты не придешь.
– Мать вцепилась в меня мертвой хваткой. Мало того, что заставила надеть туфли, так еще и за волосы драла, – пожаловалась Мишель с улыбкой. – Хорошо, что я сбежала прежде, чем она достала свою косметичку. Порция несвежих румян мне была бы обеспечена. – Мишель прищурилась на брата. – Ты нашел мне партнера?
– Да. Где же он? – Дэнни глянул куда-то Мишель за спину. – А! Вон он, общается с Ванессой.
Мишель медленно обернулась, молясь, чтобы подобранный братом партнер оказался моложе сорока пяти лет.
– Слейтер! Мишель уже пришла…
Слейтер? Мурашки стадом пронеслись по спине и плечам, дыхание перехватило.
Дэнни совершил невозможное – отыскал парня моложе сорока пяти…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Я, мой бывший и... - Карр Сюзанна



Весьма достойный роман. Остался приятный осадок... давно я так не сопереживала героям... В конце даже слезы появились от радости за них и вообще сидела с идиотской улыбкой на лице, читая последние две главы... Это второй роман этого автора, прочитанный мной и я ни капли не жалею...
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаОльга
28.07.2010, 23.17





Как написала предыдущая ораторша "остался приятный осадок":| Осадок -это то, что сливают мимо, чтобы не пить, а послевкусие -оно может остаться. по существу: приключения, рамсы героев, волны страстей- все это дает обманчивое ощущение собственной юности, бесшабашности, ощущения, что времени навалом и все еще впереди. Очень хорошее оно, это обманчивое ощущение :)
Я, мой бывший и... - Карр Сюзаннакато
10.08.2013, 19.27





Понравилось .... Почитайте ....
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаНадежда.
12.08.2013, 19.35





Неплохо, правда, сюжет не серьезный, мне показался! Но читался роман легко, иногда даже улыбнулась!
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаЮлия
20.08.2013, 7.13





Класс посмеяться время скоротать отлично))интима почти нет,но это не меняет хорошего рассказа))
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаЕвгения
12.07.2014, 7.11





Класс посмеяться время скоротать отлично))интима почти нет,но это не меняет хорошего рассказа))
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаЕвгения
12.07.2014, 7.11





Рекомендую. Замечательный роман, читается на одном дыхании. Хороший юмор, во время чтения периодически ловила себя на том, что улыбаюсь. Радует, что герои смогли разобраться в своих желаниях, чувствах, пересилить себя, свои страхи и попытаться жить на полную катушку.
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаНюша
12.07.2014, 22.51





Да-а первый опыт, как правило, не бывает гладким. ЛР вызвал ностальгию и улыбку, легенький такой с долей фантазии. Под настроение.
Я, мой бывший и... - Карр Сюзаннаиришка
29.03.2016, 23.19





Не могу нарадоваться тому, что случайно наткнулась на этот роман! Работа отличная. Самое важное то, что в ней прекрасный и необычный сюжет. Нет этих приевшихся "я его ненавижу, но с удовольствием трахну его через две главы" и прочего. Герои вышли живыми и эмоциональными. Особенно понравилось то, что у главного героя есть свои слабости. Не будь их, перед нами бы были живая кукла, а не человек.
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаПолночная
30.10.2016, 23.04





Наверное это не мое.
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.10.2016, 18.50





Дочитать не смогла...Видимо тоже не мое.
Я, мой бывший и... - Карр Сюзаннагалка
1.11.2016, 1.54





Как то не очень впечатлил. Все скомкано
Я, мой бывший и... - Карр СюзаннаКошка
3.11.2016, 12.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100