Читать онлайн Лев-триумфатор, автора - Карр Филиппа, Раздел - БЕГЛЕЦ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лев-триумфатор - Карр Филиппа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лев-триумфатор - Карр Филиппа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лев-триумфатор - Карр Филиппа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карр Филиппа

Лев-триумфатор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

БЕГЛЕЦ

Какое-то время я не интересовалась событиями, происходившими во внешнем мире, так как была поглощена собственными проблемами. А между тем кругом все обсуждали так называемый Бабингтонский заговор, который, по словам законопослушных подданных Ее Величества Елизаветы, был раскрыт с Божьей помощью. Молодой человек по имени Энтони Бабингтон в юности служил пажом у Марии Стюарт, а возмужав, влюбился в нее, что неудивительно. Он примкнул к группе католиков, и соединенными усилиями они разработали тайный план с целью возведения на трон королевы Шотландии и возрождения в Англии католичества. Этот план получил благословение Испании и самого папы.
Конспираторы встречались в тавернах в окрестностях Сен-Жиля и в доме Бабинггона, что в Барбикане, и там вынашивали свои замыслы. Елизавету предстояло убить, а Марию освободить из заточения и возвести на престол. По всей стране следовало поднять массовое католическое движение в поддержку заговора. Папа римский дал свою санкцию, а Филипп Испанский обещал помочь в случае необходимости силами Великой Армады.
Для связи с Шотландской королевой, томящейся в заточении, заговорщики использовали весьма остроумный метод. Письма замуровывали в специальные трубки, а те, в свою очередь, помещали в бочки с пивом, которые доставлялись в апартаменты королевы. Прочитав письмо, королева должна была вложить ответ в ту же самую тубу, которая в пустой бочке возвращалась к пивовару. Такая связь работала бы безукоризненно, не окажись пивовар слугой двух господ — он исправно получал жалование как от королевы, так и от Вальсингама. Таким образом, Государственный секретарь Елизаветы держал в руках все нити Бабингтонского заговора.
Он не спешил с арестами, так как хотел вытащить сеть с возможно большим уловом, а главным его желанием было сфабриковать обоснованное обвинение королевы Шотландии в государственной измене, чтобы у Елизаветы не оставалось другой альтернативы, кроме как отправить ее на виселицу.
Потом по всей стране начались аресты, и люди в тревоге говорили, что главной целью является королева Шотландии, а этот мнимый заговор нужен был для того, чтобы положить конец всем заговорам.
Эти разговоры всегда приводили меня в состояние сильного напряжения.
Я постоянно думала, не вовлечен ли Роберто в этот заговор.
Мы узнали имена арестованных. Роберто среди них не было, но я боялась, что его арестуют со дня на день.
Джейк приехал домой в сильном возбуждении: по его словам, в любой момент Испания может напасть на нас. История с покушением на мою жизнь и гибелью Мануэлы привела его в замешательство. Мне было приятно видеть, что он беспокоится обо мне.
— И тут испанка! — воскликнул он. — Я бы никогда не пустил испанцев в свой дом. — Он взял меня за плечи и посмотрел в глаза.
— А ты надеялся избавиться от меня? — пошутила я. Он засмеялся:
— Что верно, то верно. Но я чувствовал, что тебя никому не одолеть.
— Кроме тебя, конечно.
— О да, безусловно. Кроме меня. — Он со смехом прижал меня к себе.
— Одно время я думала, что ты замыслил освободиться от меня и взять себе молодую жену.
Он притворно кивнул, как бы обдумывая эту идею.
— Например, Ромелию. Одного сына она уже родила тебе. Она достаточно молода, чтобы родить еще.
— По-моему, ты искушаешь меня.
— Ни в коем случае. Таким мужчинам, как ты, искушение не требуется. Они берут то, что хотят, нимало не заботясь о последствиях.
— Такова жизнь, Кэт.
— Да? Приводить бастардов в дом законной жены?
— Я тебе никого не привел. Ты привела ко мне двоих, а Пенн родился здесь. Я ведь позволил тебе привести твоего.
Он попал в мое слабое место — Роберто. Джейк со смехом обхватил руками мое горло:
— Сейчас нужно чуточку надавить.
— Ну, давай, зачем медлить?
— Затем, что хоть ты и скандалистка и принесла мне только дочерей, я пока что не намерен сменить тебя на другую.
Тут он поцеловал меня с необычайной нежностью, от которой я растрогалась, и потрепал мои волосы. Этим жестом он выражал любовь, так он иногда обращался с сыновьями.
— Знаешь, Кэт, я в нетерпении, — говорил он, — поэтому раздражаюсь по пустякам. Я здесь зря теряю время… в ожидании… проклятых испанцев! Мы готовы во всеоружии встретить их, Бог свидетель. Это будет не сегодня-завтра. Что же они медлят? А теперь еще этот предатель Бабингтон. Он умрет как предатель, и я надеюсь, очень скоро. Он замышлял убить нашу королеву и посадить на трон эту шотландскую шлюху. Хватит, скоро ее голова слетит с плеч. А всех этих предателей, которые с ней заодно, я бы повесил, утопил и четвертовал.
«О, Роберто! — думала я. — Где ты, Роберто?»
— Они поймали всех заговорщиков? — спросила я.
— Кто знает. Думаю, не всех. Но доберутся и до них. Все у Вальсингама на крючке. Он им дает пока погулять на свободе, чтобы потом взять всех и раздавить. Всех до одного… Это — предатели Англии, друзья нашего врага Испании! Эту проклятую страну хорошо бы вообще стереть с лица земли.
Этими речами он сам себя довел до белого каления «О, Роберто! — думала я. — Где ты?»


Я знала, что он придет. У меня было предчувствие, ясновидение. Он придет ночью и постучится ко мне, как сделал в прошлый раз. Я в постоянном напряжении ждала его. В силу материнского инстинкта я тогда очень чутко спала и сразу проснулась, когда комок земли чуть слышно стукнулся в окно.
Боясь разбудить Джейка, я тихонько вылезла из постели.
Я не сомневалась, что это пришел Роберто. Как он мог оставаться в Лондоне, при дворе, в такое время, когда Бабингтон схвачен, и, если бы не Вальсингам и его безупречная система сыска, вполне вероятно, что королеву бы уже убили, а на трон взошла католичка.
Если Роберто был в списке, найденном при обыске в доме Трокмортона, то агенты Вальсингама уже взяли его под наблюдение. Если даже он непричастен к Бабингтонскому Заговору, а по-видимому, так оно и есть, то ему можно предъявить другой.
Я осторожно подошла к окну и посмотрела вниз, я ясно увидела его при лунном свете. Он смотрел на мое окно.
Я оглянулась на Джейка, который, слава Богу, крепко спал, у него всегда был хороший сон, и знаками объяснила Роберто, куда идти. В ответ он указал в направлении хижины, я кивнула и обернулась к постели. Это означало для него, что Джейк находится со мной.
После этого я вернулась в постель, чувствуя сильный озноб.
Хижина стала не таким безопасным местом, как прежде. Мое происшествие привлекло к ней внимание. Джейк говорил, что надо бы перестроить ее в нормальный дом для прислуги.
Густой кустарник вокруг развалюхи разросся и все еще до некоторой степени скрывал ее от посторонних глаз. Мне нужно было как можно скорее сходить туда.
Я совсем потеряла голову.
Карлос, который, подобно Джейку, не отлучался далеко от Плимута из-за возросшей угрозы со стороны Армады, заскочил к нам повидаться с Джейком. Я искала удобного момента, чтобы незаметно отнести в хибарку еды. Но следовало соблюдать осторожность, и я осталась. Так я узнала о предсмертных страданиях двух несчастных.
Карлос, с чужих слов, рассказал о казни Бабингтона и Балларда, второго главаря заговорщиков. Виселица была установлена в поле на окраине Холборна у дороги на Сен-Жиль. Балларда казнили первым. Его сначала повесили, а потом, еще живого, обезглавили. Это происходило на глазах Бабингтона, которого постигла та же участь.
— Так погибнут все предатели! — вскричал Джейк.
Я почувствовала тошноту.
Джейк как-то странно смотрел на меня.


При первой возможности я взяла на кухне кое-какую еду и пошла в хижину.
Я обняла сына и крепко прижала к себе.
— О, Роберто, скажи, что случилось.
— Когда взяли Бабингтона, я понял, что в Лондоне оставаться небезопасно, и сбежал.
— Ты был среди заговорщиков?
— Нет… не с Бабингтоном. А если и был…
— Я поняла одно — никому из участников этого заговора не оставаться на свободе.
— Дело в том, что Вальсингаму необходимо иметь под рукой как можно больше фактов. Внезапно исчезли некоторые мои друзья. Я понял, что они арестованы. Если Бабингтонский заговор не приведет королеву Шотландии на виселицу, то они обнаружат еще некоторые заговоры. Они настроены очень решительно. Ни католикам, ни людям, причастным когда-то к заговорщикам, никому не уберечься от них. Они охотятся за нами, мама.
— И за тобой охотятся?
— Приходили в мой дом. К счастью, друзья меня предупредили. Если бы я вернулся туда, меня бы взяли. Теперь меня ищут.
— Капитан здесь.
— Знаю, видел его судно.
— Роберто, мы должны быть очень осторожны.
— Мануэла поможет.
— Мануэла умерла.
Я вкратце рассказала ему, как и почему она пыталась меня убить. Его это потрясло.
— Мама, как жизнь жестока! Кажется, эта взаимная ненависть Испании и Англии управляет самим существованием каждого из нас.
— Это — трагедия нашего времени. Уже много лет тянутся религиозные распри между католиками и протестантами. Эта вражда омрачила жизнь моей матери, не обойдя и меня. Я привела священника к умирающей Мануэле. Надеюсь, про это никто не знает.
Он поцеловал мою руку:
— Мама, я люблю тебя. Всю жизнь я надеюсь только на тебя, только тебе доверяю.
— Ты можешь и сейчас положиться на меня, сынок, ведь я — мать. Мне нет дела до религиозных распрей. Любовь — высшая ценность жизни, и ничего важнее в мире нет.
— Ты позволишь мне остаться здесь?
— Не надолго, Роберто. Эта лачуга теперь не такое безопасное место, как прежде. С тех пор, как меня здесь заперли, домочадцы обращают внимание на нее, а раньше-то никто и не замечал. Так что придется тебя куда-то переправить.
— Я вот о чем подумал, мама: если бы я смог добраться до Испании, то там разыскал бы родственников. Семья отца знает о моем существовании, значит, у меня должно быть там пристанище, не так ли? Разве отец не оставил мне наследства?
— Оставил, но это было так давно. Теперь там, наверное, другие владельцы.
— Но ведь я из их рода. Они должны меня принять.
— Роберто, как мы можем переправить тебя в Испанию?
— Я должен выбраться из Англии. Меня разыскивают, Вальсингам не даст мне уйти. Со мной расправятся, как с Бабингтоном…
В его глазах застыл ужас, как будто отразился тот страшный клочок земли около Холборна с виселицей:
Биллард и Бабингтон, подвергнутые мучительной пытке.
«Нет, — думала я, — только не Роберто! Это мой маленький мальчик, которого я качала на руках, который так радовал Фелипе и соединил нас. Нет! Никогда!»
Как жесток мир, в котором люди могут так обращаться друг с другом! Но только не с моим сыном! Я пойду на все и не допущу, чтобы его постигла участь тех несчастных.
Я должна его спасти. Нужно найти какой-то способ, как вывезти его из страны. Кто может помочь? Карлос? Жако? Джейк? Да, интересно, что я сказала бы ему? У нас скрывается Роберто. Он соучастник заговора, нужно помочь ему бежать. Что при этом сделает человек, ненавидящий испанцев? В лучше случае заколет его своей шпагой, а в худшем — сдаст властям, и тогда он обречен на мученическую смерть.
Я сказала:
— Я должна подумать. Нужно найти какой-то выход Одно ясно: тебе нельзя здесь оставаться надолго. Я постараюсь найти другое убежище.
— Мама, тебе нельзя в это впутываться. Они называют предателями всех, кто помогает католикам.
— Пусть назовут, как хотят — я должна защитить своего сына. Теперь я уйду, а ты закрой дверь и никому, кроме меня, не открывай. Я принесла тебе еду. Ты плохо выглядишь, а нужно сохранить силы.
— Я долго шел пешком, мама.
— Ешь и отдыхай, а я скоро приду, — я направилась к двери. — Запри за мной и никому другому не открывай. Запомни, тебе очень опасно здесь оставаться.
Я открыла дверь и застыла в ужасе.
Передо мной стоял Джейк.
— Действительно, очень опасно, — проговорил он, — изменникам скрываться в моих владениях.
Он вошел в лачугу и захлопнул дверь. Чувствуя, что могу упасть, я прижалась к каменной стене.
— Итак, — продолжал Джейк с таким жестоким выражением лица, какого я никогда не видела, — ты скрываешься от закона. Ты не только изменник, но к тому же еще и дурак, коли пришел сюда.
Он возвышался над Роберто. Он схватил его за плечи и встряхнул. Его рука оказалась на шпаге.
Я бросилась вперед, вцепилась в его руку и повисла на ней со всей силой. Джейк сверху свирепо взглянул на меня, как смотрел только на испанцев.
— Джейк! — взмолилась я. — Ради Бога! Это мой сын.
— Твой испанский выродок! — прорычал он. Он обнажил шпагу — я увидела блеск стали. Я пыталась разнять их.
Джейк оттолкнул меня и приставил шпагу к горлу Роберто.
— Значит, ты, негодяй, пришел сюда?
Роберто не отвечал. Неподвижный, с побледневшим лицом, он сохранял достоинство как истинный испанец. Я бессвязно молилась Богу — не протестантскому, не католическому — единому Богу любви: «Боже, спасти моего сына! Позволь ему жить. Что бы ни случилось сейчас со мной, пусть он останется жить. Помоги ему вырваться отсюда для доброй мирной жизни. Даже если я никогда больше его не увижу, неважно, только бы он жил и был счастлив».
— Джейк, — рыдала я, — Джейк… умоляю тебя… Джейк заколебался. И совершилось чудо — он вложил шпагу в ножны.
— Ты покинул свое жилище, — сказал он. — Ты находишься в розыске. По тебе плачет виселица. Но этого мало — ты явился сюда. Ты мог запятнать предательством собственную мать. Ты мог сделать ее соучастницей своего злодейского преступления. Если на нее падет подозрение, то даже мне не спасти ее.
— Я бы никогда не выдал ее. Я бы поклялся, что она не разделяла мои взгляды. Я бы сказал, что она не знала о моей присутствии здесь.
— Замолчи! — Джейк покачивался на каблуках в глубокой задумчивости. Он снял с крючка ключ.
— Ты останешься здесь, — приказал он. — Пошли, Кэт! Оставь его.
Он вытолкнул меня и запер лачугу. Я спросила:
— Что ты собираешься делать, Джейк?
— Увидишь, — ответил он.
Я знала, что он имеет в виду: он будет держать Роберто взаперти, пока не сможет передать его в руки тех, кто доставит его в суд для смертного приговора за измену.


Не знаю, как я пережила этот день. Мне не приходило в голову, что можно сделать.
Джейк зловеще молчал, думаю — вырабатывал план. Я спрашивала себя, не попытается ли Роберто сбежать. Если так, то далеко ему не уйти. Он слишком измучен. Вряд ли он сможет дотянуться до оконца, разбить его и выбраться наружу. Он уже не в том состоянии, как прежде, когда мы с Мануэлей скрывали его.
Весь день напролет я напряженно ждала. Мне постоянно слышался стук копыт — как будто пришли за Роберто. Пять минут казались часами, а час — целыми сутками.
Я чувствовала себя совершенно разбитой; из головы не выходила ужасная картина страдальцев на виселице. Такое не должно случиться с Роберто… нет, нет, не с моим сыном, не с малышом, которым мы так гордились, — Фелипе и я.
К вечеру Джейк вернулся домой и сразу прошел в спальню.
— Джейк, — воскликнула я — что ты сделаешь?
— А что, по-твоему, я должен сделать?
— Ты выдашь его?
— Пока он в хижине. Я связал его, чтобы он не сбежал, кроме того, у меня ключ.
— Джейк, умоляю… я никогда и ничего не просила так, как сейчас… отпусти его. Ну, пожалуйста, Джейк, а не то я…
— Что тогда?
— Если ты причинишь зло моему сыну, я возненавижу тебя навеки.
— Ты уже сто лет говоришь, что ненавидишь меня.
— Раньше я шутила, а теперь говорю всерьез. Если ты выдашь Роберто…
— Ты слишком все драматизируешь. Он — предатель. Это ты понимаешь, Кэт? Очень скоро нам придется бороться не на жизнь, а на смерть против таких, как твой Роберто. Испанцы готовы вторгнуться сюда… силой навязать нам свою не праведную веру, установить по всей стране инквизицию. Ты понимаешь, что это значит?
— Да, очень хорошо понимаю. Я ненавижу это. Я буду бороться всей силой и волей.
— Значит, ты с нами, Кэт, а те, кто с нами, не имеют права жалеть тех, кто против нас… кем бы они ни были.
— Отпусти его, Джейк. Помоги ему. Ты можешь. Дай ему коня. Он доберется до Корнуолла и сможет там жить спокойно.
— Ну да — спокойно жить! Когда это будет? В любой момент он начнет воздвигать своих идолов.
— Джейк, Джейк, прошу тебя. Не сказав ни слова, он вышел, оставив меня одну. Он ездил далеко; я поняла это, когда он вернулся, по загнанной лошади.
Настала ночь. Я не ложилась. Неподвижно сидела в кресле и плакала.
Джейк лег в постель и заснул или притворился спящим. Когда он проснулся, я все еще сидела в кресле.
Тогда он подошел ко мне, поднял и перенес на кровать.
Он обнял меня и ласково сказал:
— Ты губишь себя.
Я не ответила. Все уже сказано, он принял решение. Интуитивно я знала о его намерениях.


Я заснула, вконец измученная своими переживаниями, а когда проснулась, было совсем светло, Джейк уже ушел.
Мне очень хотелось сходить в лачугу, но Джейк строго-настрого запретил мне это делать, и я не пошла. В любом случае нужно ждать, пока не прояснится ситуация.
«Надо что-то придумать. Боже Милостивый, — молилась я, — научи меня, что делать. Помоги мне спасти моего сына».
Все утро я не видела Джейка. Пришла Дженнет и затараторила с порога:
— Знаете, хозяйка, «Золотая лань» уходит в плаванье. Говорят, с приливом она уйдет.
Я почти не слышала ее, думая о своем: «Роберто, как бы спасти тебя?»
Я боялась, что Дженнет заговорит о хижине, что кто-то там живет, но она не упоминала об этом. Она была поглощена неожиданным отплытием «Золотой лани», потому что там служил один ее знакомый матрос.
Я резко оборвала ее, так как была не в настроении обсуждать любовные связи Дженнет. Ну, уйдет матрос на «Золотой лани», она быстро найдет ему замену.
К полудню Джейк вернулся.
Он сказал, что хочет поговорить со мной, и мы пошли в спальню.
— Они уже напали на след.
— Ты хочешь сказать, что сообщил им?
— Нет. Ничего я не сообщал. Но его ищут. Сейчас преследуют всех, подозреваемых в государственной измене. Твой сын — один из них. Дурак он. Ему нельзя было появляться здесь. Первое место, где его будут искать — это родительский дом.
— О, Боже, они найдут его!
— Они обыщут усадьбу.
— И доберутся до хибарки. — Я закрыла руками лицо. В этот момент я услышала переполох во дворе. Джейк поднял меня с кресла и подвел к окну.
— Посмотри, — сказал он. — Ты видишь «Золотую лань»? Она снимается с якоря. С приливом она поднимет паруса. Сейчас попутный ветер. К полуночи ее унесет далеко.
Я не смотрела в окно. Роберто, запертый в лачуге и связанный Джейком, стал слишком легкой добычей для преследователей.
— Я верный патриот, — сказал Джейк. — Это все знают. Я помогал очистить море от испанцев. Каждому известно, что в моих владениях изменник не найдет себе убежище.
— Успокойся, никто тебя не тронет! — проговорила я с неприязнью.
— За жену я тоже ручаюсь, — ответил он.
— Ты смеешься надо мной… в такой момент.
— Ничуть, — сказал он. — Зря ты не хочешь смотреть на корабль. Сказать тебе, какой груз она несет?
— Меня не интересует ее груз.
— Даже если это твой сын Роберто? Я вытаращила глаза от изумления.
— Джейк! Что это значит? Ты… Он поднял руку и сжал кулак.
— Он — изменник. Никогда не думал, что стану помогать изменнику. Но когда мне приказывает жена — а она настоящая мегера, — я подчиняюсь.
Я склонилась перед ним и подняла лицо.
— О, Джейк, это правда?
— Они придут в хижину, а птичка-то, улетела. Как ветром сдуло. Рано утром я отвез его на «Золотую лань».
Что я могла сказать этому человеку? Мне не отблагодарить его до последнего дня.
Я взяла его руку и поцеловала. По-моему, он растрогался.
И в этот момент постучали в дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лев-триумфатор - Карр Филиппа



Это что-то. Сумасшедший дом. Все переспали со всеми, и, главное, гады, все счастливы. Им бы одной огромной коммуной жить, все равно кучу детей неясного происхождения воспитывают и изменяют не таясь. Ни ревности, ни страданий по этому поводу. Вот у кого надо учиться отношению к жизни
Лев-триумфатор - Карр ФилиппаСинтия
12.01.2013, 14.49





Проворней надо было быть, капитан, хотя, правильней сказать, пират. Вот незадача. Раз в жизни хотел быть порядочным человеком и жениться по-честному на девственнице для производства сыновей и облом-с. Огласите, пожалуйста, весь список его внебрачных детей- это было бы незабываемое чтение
Лев-триумфатор - Карр ФилиппаЭлис
12.01.2013, 17.28





Никогда не понимала людей, убивающих ради религии. Главный герой, конечно, самый настоящий подонок, скотина и мясник! Ну да времена такие, когда женщина не считалась за человека, но всё же... Ему абсолютно наплевать на всех женщин и детей. Как можно так ненавидеть ребенка любимой женщины когда она всех его детей пригрела у себя дома?
Лев-триумфатор - Карр ФилиппаВирджиния
19.08.2015, 16.55





Никогда не понимала людей, убивающих ради религии. Главный герой, конечно, самый настоящий подонок, скотина и мясник! Ну да времена такие, когда женщина не считалась за человека, но всё же... Ему абсолютно наплевать на всех женщин и детей. Как можно так ненавидеть ребенка любимой женщины когда она всех его детей пригрела у себя дома?
Лев-триумфатор - Карр ФилиппаВирджиния
19.08.2015, 16.55





это сага, в каждой книге описывается судьба одной героини от первого лица, в следующей - судьба ее дочери или одной из дочерей, так и далее. первая книга "чудо в аббатстве" о матери Кетрин, после "льва-триумфатора" идет "ведьма из-за морей" - о дочери Кетрин, ее жизнь сложилась намного трагичнее. я читала все это полгода, были книги, которые вгоняли в депрессию, были книги, после которых долго отходила. все как в жизни, кому-то повезло с мужем, кому-то нет, и мужчины самые разные- красивые, умные, коварные, жестокие, а женщины все сильные, каждая боролась за свое счастье и все это на фоне исторических событий.
Лев-триумфатор - Карр ФилиппаЭля
19.08.2015, 18.24





"Лев-триумфатор" прекрасная книга. Я прочитал с большим удовольствием. Сюжет очень захватывающий. Надеюсь, что следующая книга доставит мне такое же удовольствие.
Лев-триумфатор - Карр ФилиппаМарк
16.03.2016, 15.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100