Читать онлайн Во имя любви: Жертвоприношение Книга 1, автора - Карлус Мануэл, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во имя любви: Жертвоприношение Книга 1 - Карлус Мануэл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во имя любви: Жертвоприношение Книга 1 - Карлус Мануэл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во имя любви: Жертвоприношение Книга 1 - Карлус Мануэл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлус Мануэл

Во имя любви: Жертвоприношение Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Отправив Фернанду в Сан-Паулу, Бранка немного успокоилась. Особенно отрадно ей было видеть разом поскучневшую Милену, которую теперь не интересовала ни Ангра, ни вечеринки.
– Ничего, скоро перестрадает и все забудет, – говорила Бранка подругам.
– Хорошо бы отправить ее куда-нибудь за границу, на учебу, вместе с моей Лаурой, – посоветовала Мег. – А то маются обе от безделья и превратностей любви.
– Конечно, хорошо бы, – согласилась Бранка. – Только они же не поедут. Обе такие упрямые и своенравные! Особенно Милена. Ладно, пусть пока сидит дома. Я потерплю ее постную физиономию.
Терпения, однако, ей хватило ненадолго. Раздражение против дочери росло, не менее раздражал Бранку и Леонарду. Ей недоставало общения с теми, кого она любила, – с Марселу и Атилиу.
Последнему она иногда, очень редко, звонила на работу и зазывала к себе гости:
– Заехал бы как-нибудь. Днем можешь и один, а вечером с женой. Поужинали бы вместе, выпили немного. Я по тебе так скучаю!
– Я тоже скучаю, – в привычно вежливом тоне отвечал Атилиу. – Но ты же знаешь, какую жизнь ведет женатый человек – на друзей его уже не хватает.
– Это только поначалу! А потом наступает скука, и выручают именно друзья. Как бы удачно человек ни женился, супружеская жизнь со временем его утомляет.
– Вероятно, так оно и есть, – не возражал Бранке Атилиу. – Но мой брак еще не достиг той стадии, о которой ты говоришь.
Гораздо легче поддавался влиянию Бранки Марселу. Она просила его почаще заезжать в родительский дом, и он охотно откликался на ее просьбы, потому что и сам скучал по матери.
Правда, с некоторых пор на страну обрушился финансовый кризис, дела компании пошли значительно хуже, Марселу стало трудно выкраивать время для визитов к матери. Но Бранка и в этой ситуации ухитрялась заманить к себе любимого сына:
– Прошу тебя, приезжай. Только ты можешь растолковать мне, чем чреват для нас этот проклятый кризис. Арналду же в таких вещах сам ничего не понимает. А я волнуюсь…
И Марселу откликался на ее зов. Уютно устроившись вдвоем за кофейным столиком, они вели привычные для обоих доверительные беседы. Финансовое положение компании волновало Бранку всерьез.
– Меня интересует, что будет с нашими деньгами! – говорила она сыну. – Сюрпризы мне не нужны, я не хочу однажды проснуться нищей! Я должна заранее поставить под кровать потребительскую корзину!
– Я искренне завидую твоему чувству юмора, мама, – улыбался Марселу. – Признаюсь, мне этого качества сейчас явно не хватает. Работы в компании приостановились, персонал объявил забастовку до тех пор, пока ситуация не нормализуется. Но это не только наша проблема, и даже не Бразилии. Вся мировая экономика дает сбои. Такой трудный момент надо просто пережить. Что же касается нашей компании, то мы делаем все, чтобы выйти из кризиса с наименьшими потерями.
– Дай-то Бог! – вздыхала Бранка. – Лично я надеюсь только на тебя, сынок. На твою мудрость, рассудительность, интуицию. На твой профессионализм.
– Ну, я там, к счастью, не один такой умный. Есть еще Атилиу, Изабел. Мы работаем как одна слаженная команда.
– Скажи, а что у вас делает Леу? – поинтересовалась Бранка. – Он теперь каждый день отвозит отца на работу и задерживается там подолгу. Будто бы даже присутствует на совещаниях. Это правда?
– В общем, да. Он проявил кое-какой интерес к делам компании, а Атилиу за это ухватился. Он считает Леу весьма перспективным бизнесменом и всячески привлекает его к работе.
– И что, по-твоему, это действительно так? У Леу есть какие-то способности? – удивленно и в то же время с явным недовольством спросила Бранка.
– Не знаю, – равнодушно ответил Марселу. – Я с ним не работал. Но мне кажется, Атилиу просто симпатизирует Леу и выдает желаемое за действительное.


Целую неделю Милена пребывала в тоске, ожидая весточки от Фернанду, но он так и не дал о себе знать. Объяснение этому было только одно: забыл ее, Милену, весь ушел в работу. Не зря же он говорил, что время разлуки пролетит быстро. Наверное, для него оно действительно течет незаметно, поскольку он не скучает по Милене…
И все же верить в это не хотелось. Не мог Нанду так скоро вычеркнуть ее из своей жизни. Ведь сам написал в записке: «Жди меня! Я постараюсь вернуться как можно скорее».
А может, с ним случилось какое-то несчастье? А Милена ничего об этом не знает!
Встревожившись не на шутку, она позвонила в Нитерой. И тут ей повезло: к телефону подошла не Лидия, а Орестес, который и сообщил, что с Нанду все в порядке, он несколько раз звонил домой и даже спрашивал про Милену – не знают ли они, случайно, как она поживает.
– Он мог бы спросить об этом у меня, – с обидой заметила Милена.
– Нанду говорил, что звонил тебе, но не мог застать дома, – пояснил Орестес.
– Странно… Тут что-то не так… А вы не дадите мне телефон Фернанду в Сан-Паулу? И адрес! Я сама туда позвоню, а может быть, и съезжу.
– Конечно, поезжай, если есть такая возможность, – поддержал ее Орестес. – Нанду тебе очень обрадуется.
Получив таким образом телефон и адрес Фернанду, Милена не стала ему звонить, а решила нагрянуть в Сан-Паулу без предупреждения.
– Хотела застать тебя врасплох! – пояснила она изумленному и ошалевшему от радости Фернанду. – Мне говорили, в Сан-Паулу много красивых девушек.
– Но как ты меня нашла? – не мог прийти в себя Фернанду. – Это невероятно! Такой сюрприз! Я не мог об этом и мечтать.
– Мой друг Орестес дал твой служебный телефон, я им воспользовалась и узнала, где находится аэродром. У меня есть и твой домашний адрес, но туда я без звонка идти не рискнула – мне было неприятно застать тебя с женщиной.
– Перестань! Какие глупости ты несешь! Молодец Орестес, я ему очень благодарен. У меня сейчас перерыв. Пойду взгляну на расписание: возможно, у нас будет время даже съездить на пару часов в город.
– У тебя и здесь расписание?! – всплеснула руками Милена. – Я этого не вынесу.
– Вынесешь! Ты смелая и сильная, – улыбнулся Фернанду.
Потом, когда они уже гуляли по Сан-Паулу, он сказал:
– А я думал, ты вообще уехала из Рио. И только вчера Зила взяла трубку и сказала, что ты в бассейне. Я обрадовался, но она там тебя не нашла.
– Ты звонил вчера?! В котором часу?
– Примерно в полдень.
– Я действительно была в бассейне. Теперь мне все понятно: это происки Бранки!
– Извини, я давно хотел спросить: почему ты называешь мать по имени?
– Она сама на этом настояла. Еще в детстве. Не хотела, чтобы я звала ее мамой. Тебе трудно поверить в такое, потому что у тебя совсем другая, настоящая мама.
Милена умолкла, и Фернанду не стал бередить ее застарелую рану.
– Как тебе здесь работается? – вновь заговорила она после некоторой паузы.
– Работы здесь предостаточно. Только выполнить ее мог бы любой пилот. Не понимаю, зачем им понадобился именно я. Мне уже кажется, что эту командировку специально подстроил Фаусту, чтобы убрать меня с глаз долой. Представляешь, он ревнует тебя ко мне!
– А я подозреваю другое, – вздохнула Милена. – История со звонками для меня кое-что прояснила. Боюсь, тут не обошлось без деятельного участия Бранки!
– Она знает, что ты поехала ко мне? – спросил Нанду.
– Нет, конечно. Наверняка уже костерит меня за то, что я не появилась дома к обеду.
В этот момент зазвонил мобильный телефон Милены.
– Ну вот, – сказала она, – легка на помине!
– Ты где, Милена? – прозвучал в трубке строгий голос Бранки. – Почему ушла, никого не предупредив, а я должна беспокоиться о тебе?
– Я в парке, у озера, – подмигнула Милена Фернанду, указав рукой на озеро, возле которого они гуляли.
– В парке? В каком?
– Я не знаю, как он называется, – сказала истинную правду Милена. – Красивый такой. И погода стоит прекрасная!
– Хватит валять дурака! – рассердилась Бранка. – Езжай домой, мне надо с тобой серьезно поговорить.
– Мне тоже, – многозначительно произнесла Милена. Вернувшись в Рио, она устроила матери скандал за то, что Бранка велела не подзывать ее к телефону, когда звонил Фернанду. Причем заявила это в присутствии Мег и Розы, что особенно разозлило Бранку.
– Знаешь, почему я говорю, что тебя нет дома? – разгневанно произнесла она. – Потому что тебя здесь и вправду нет. Ты для меня не существуешь!
– Я всегда это чувствовала, но сейчас ты наконец обнажила свою истинную суть, – сказала Милена. – Теперь даже твои подруги будут знать, что ты не мать, а жестокое чудовище!
– Милена, перестань! Нельзя так говорить о матери! – вмешалась Роза.
– Как видишь, она забыла, что живет в моем доме, ест мой хлеб, говорит по моему телефону, – подхватила Бранка. – Но с сегодняшнего дня, Милена, я положу этому конец: закрою твою кредитную карточку, отберу мобильный телефон и вообще вышвырну тебя из дома!
– Это мало что изменит, – приняла вызов Милена. – Ты услала Фернанду из Рио, а я только что съездила к нему в Сан-Паулу!
– Шлюха! – тотчас же отвесила ей пощечину Бранка.
Милена же, оправившись от удара, еще ближе подступила к матери и стала бросать ей в лицо гневные, безжалостные слова:
– Ты завидуешь моему счастью! Ненавидишь всех, кто любит и кто любим! Потому что сама…
Бранка не дала ей договорить, с силой ударив Милену по губам.
Та покачнулась от удара, но продолжила:
– Да, ты не любима! Атилиу тебя не любит!
Пощечины градом посыпались на Милену, но в коротких паузах между ними она исступленно выкрикивала:
– Он тебя не любит!.. Не любит!.. И отец тебя не любит!..
Кончилась эта сцена тем, что Роза и Мег с трудом оттащили мать от дочери.
А затем Бранка велела Милене убраться вон из дома навсегда.
– Живи где хочешь и не рассчитывай на материальную поддержку! – крикнула она вслед уходящей дочери. – Если ты сдохнешь под забором, я не заплачу, не надейся!
На улице Мег догнала Милену и увела ее к себе. Потом позвонила на работу Арналду. Он тотчас же приехал и, выслушав подробный рассказ дочери, поселил ее на время в гостинице.
– Поживешь здесь, пока все уладится, – сказал он, оставляя Милену в ее номере. – Денег я тебе дам, сколько понадобится. А потом, может быть, ты куда-нибудь съездишь, отвлечешься…
– Спасибо, папа, – обняла его Милена. – Ты всегда был добр ко мне. Я тебя очень люблю! Держись сам и поддерживай Леонарду. Теперь весь гнев Бранки обрушится на вас.
Она не ошиблась: Арналду пришлось принять бой сразу же по возвращении домой.
– Значит, вот как ты наказал эту неблагодарную тварь за то, что она меня оскорбила – поселил ее в пятизвездочном отеле! – возмутилась Бранка.
– Опомнись, это же наша дочь! – воззвал к ее благоразумию и милосердию Арналду. – Как можно употреблять по отношению к ней такие выражения!
– Жаль, что ты не слышал, как она говорила со мной!
– Допускаю, что Милена погорячилась, но нельзя же за это выставлять ее на улицу…
– А я выставила! Потому что ничего другого она не заслуживает.
– Ладно, что было, то прошло, – попытался подвести итог Арналду. – Пока Милена поживет в отеле, а потом… давай купим ей квартиру.
– Этого только не хватало! – отвергла его предложение Бранка. – Пусть уж лучше она живет в гостинице.
Таким образом инцидент был исчерпан.
Но его отголоски настигли Арналду на следующий день: во время совещания у него случился гипертонический криз. Леонарду отвез отца домой, и тот около двух недель провел в постели, опекаемый младшим сыном и доктором Франку.
Последний, получив отставку от Милены, теперь появлялся здесь только в качестве семейного врача.
– Леу так ухаживает за отцом – лучше любой сиделки! – сказал он однажды Бранке. – А Милена не навещает Арналду?
– Нет, она для этого слишком жестокосердная, – ответила та, что было правдой лишь отчасти: Милена действительно не переступала порог родного дома с тех пор, как ее выгнали, но зато каждый день звонила отцу, подолгу с ним разговаривала, что являлось для Арналду лучшим лекарством.


Неустойчивое положение фирмы, обусловленное всеобщим финансовым кризисом, заставило Марселу еще больше времени проводить на работе. Домой он возвращался усталым, способным только дойти до спальни, но даже перед сном просматривал еще какие-то деловые бумаги.
Эдуарду это угнетало, и она частенько жаловалась матери на Марселу и его чрезмерную одержимость работой. Элена в таких случаях советовала дочери быть терпимее – а что она могла посоветовать еще! У нее семейная жизнь складывалась совсем иначе, потому что Атилиу никоим образом не ставил их отношения в зависимость от финансового кризиса и ситуации в компании. Он слишком дорожил обретенным семейным счастьем, любовью Элены, и это для него не могло сравниться ни с какими проблемами фирмы или даже всей страны. Элена же, ощущая себя самой счастливой женщиной на свете, испытывала некоторую неловкость перед дочерью, у которой все складывалось не так удачно и безоблачно.
Однако наступил день, когда Эдуарда вошла в мастерскую Элены сияющей, искрящейся от переполнявшей ее радости.
– Мама, сегодня произошло чудо! – сообщила она. – Мне приснился ангел, и я проснулась под утро от… желания. Возможно, это был и не ангел, а кто-то другой, очень добрый, но он сказал мне, что как раз сейчас я могу забеременеть. Я тотчас же проснулась и разбудила Марселу!
– Да, ты очень изменилась, – отметила Элена. – А что же сказал Марселу? Он наверняка не выспался и был недоволен твоей внезапной активностью.
– Именно так все и было, но я рассказала свой сон, и Марселу взял календарь, чтобы посмотреть, прошло ли уже два месяца и не опасно ли это… Ну, ты понимаешь…
– И что, два месяца уже прошло?
– Конечно! Иначе бы ангел не стал меня понапрасну обнадеживать. Теперь подожду несколько дней и проверю результат. По дороге к тебе я заехала в аптеку и купила ампулы для теста на беременность.
– Все это и правда похоже на чудо, – изумилась Элена. – До сих пор ты боялась таких тестов как огня. Но не слишком ли ты подгоняешь события?
– Нет. Я должна родить как можно раньше, иначе мой брак с Марселу развалится.
– Боже мой! Что ты говоришь? Откуда такие мрачные мысли?
– Это не мысли, мама, а предчувствия, – с некоторой грустью пояснила Эдуарда. – Семью без детей или хотя бы без одного ребенка Марселу считает неполноценной, ущербной. Раньше он говорил об этом прямо, а сейчас щадит меня, но нечто подобное у него невольно прорывается. Например, очень часто рассказывает мне о женщинах своей фирмы, которые либо уже родили, либо только собираются в отпуск по беременности. Складывается впечатление, что там у них прямо эпидемия какая-то среди женщин!
Элене было горько слышать такие откровения дочери, и она еще раз напомнила Эдуарде о том, что ребенок не может спасти семью, в которой нет любви.
– Главное в отношениях супругов – это взаимная любовь! А у вас она есть.
– Да, мама, – согласилась Эдуарда. – Мы любим друг друга. Но у Марселу своеобразная любовь. Я теперь понимаю, что он видит в женщине прежде всего мать. А в любимой женщине – тем более. Он не может рассматривать ее отдельно от семьи, от фамильного бизнеса. Жена должна родить ему наследника! Это для него главное. Вот и получается, что только ребенок может стать залогом моего счастья.
Элена пришла в ужас от услышанного, но Эдуарде об этом, конечно же, ничего не сказала.


Спустя несколько дней выяснилось, что Эдуарда и впрямь забеременела. Марселу это известие приободрило, окрылило, он с удвоенной энергией стал заниматься делами фирмы. А Эдуарда вновь почувствовала себя неуютно.
– Мама, он теперь вообще до меня не дотрагивается: боится, как бы опять не случился выкидыш, – пожаловалась она Элене, придя в мастерскую.
– Эдуарда, выпьешь кофе? – предложила Флавия. – Я только что приготовила на двоих, но Элена от своей доли отказалась.
– Нет, меня сейчас воротит от кофе. Видимо, это наследственное: мама говорила, что во время беременности не выносила запаха кофе.
– Да? А я об этом и забыла… – растерянно промолвила Элена.
– А зря! – лукаво усмехнулась Флавия. – Ты ведь тоже почему-то не захотела пить кофе. Подумай, с чего бы это?
– Не с того, о чем ты подумала! – отшутилась Элена.
Однако на следующий день за завтраком она испытала явное отвращение к кофе и обеспокоилась всерьез.
– Понимаешь, этого не должно было случиться, – поделилась она своей тревогой с Флавией. – У меня спираль. Правда, я поставила ее сто лет назад и с тех пор ни разу не была у гинеколога…
– И при этом ты уверена, что не могла забеременеть? – укоризненно покачала головой Флавия. – Иди немедленно к врачу. Или хотя бы купи ампулы в аптеке, как Эдуарда.
– Нет, я боюсь. Уж лучше сходить к доктору Моретти. Вот будет ужас, если мои опасения подтвердятся!
– Почему? – изумилась Флавия. – Разве ты не хочешь порадовать Атилиу? Ведь у него нет детей, и он наверняка мечтает о собственном ребенке!
– Атилиу, безусловно, будет рад. Но я сама… У меня возраст уже не тот, чтобы рожать.
– Перестань! Какие наши годы! К тому же ты недавно вышла замуж за любимого мужчину! По-моему, самое время для родов.
– Я бы согласилась с тобой, – вздохнула Элена, – если бы не беременность Эдуарды. А то получится так, будто я с ней соревнуюсь.
– Какие глупости! – рассердилась Флавия. – Может, ты и замуж вышла только из конкуренции с дочерью?
Элена в ответ рассмеялась:
– Ты не поверишь, но Бранка в день свадьбы именно так и сказала: «Решила ни в чем не отставать от дочери? Смотри, хоть не забеременей раньше ее!»
– Мало ли что может ляпнуть Бранка! Она тебя не любит! Плюнь на нее и отправляйся к врачу! – подвела итог Флавия.


От доктора Моретти Элена вернулась в сильном смятении. Она действительно была беременна, но оказалась к этому не готова. И не то чтобы она вообще не хотела родить ребенка – тем более от Атилиу. Но…
– Разумеется, ты имеешь право на аборт, – говорил ей Моретти, – но наверняка не станешь делать его тайком от мужа. Это было бы несправедливо по отношению к Атилиу. Посоветуйся с ним. Хотя я не сомневаюсь, что он, конечно же, захочет сохранить ребенка.
Элена в этом тоже не сомневалась. И потому не сразу сказала Атилиу о своей беременности. Прежде ей нужно было разобраться в себе – отчего она так противится возможности родить?
Но даже проанализировав ситуацию как следует, Элена не нашла веской причины для аборта. Просто ребенок был ей сейчас некстати, не ко времени.
Об этом она, в конце концов, и сказала Атилиу. А он, как и следовало ожидать, обрадовался ее беременности и огорчился из-за нежелания Элены рожать.
– Я всю жизнь мечтал о ребенке, но Господь послал мне его только сейчас – с тобой. Да, мы уже оба не молоды, но если ты смогла забеременеть даже помимо собственной воли, то это надо рассматривать как указующий перст судьбы, как дар Божий! Мы должны во что бы то ни стало сохранить этого ребенка! – уговаривал ее Атилиу, и Элена поняла, что у нее на самом деле нет выбора.
А вслед за этим сразу же наступило облегчение, будто камень упал с души. Конечно же, Атилиу прав! Как она могла сомневаться и пренебрегать посланным ей счастьем!
– Прости, – сказала Элена мужу. – Это случилось так неожиданно, что на меня нашло затмение.
– Ты ни в чем не виновата. Я очень хорошо понимаю твое состояние. И всегда смогу тебя понять! – ответил Атилиу и, подхватив Элену на руки, закружил ее по комнате.
На следующий день Элена поехала к Эдуарде: не терпелось поделиться с дочерью новостью – теперь уже безоговорочно радостной.
День был выходной, и молодожены проснулись поздно. Марселу еще только принимал утренний душ, а Эдуарда варила кофе.
– Я едва сдержалась, чтобы не примчаться к тебе с рассветом, – сказала ей Элена. – У меня такая новость! Я об этом еще никому не говорила, кроме Атилиу.
– Что случилось? – обеспокоилась Эдуарда, но, увидев сияющее лицо Элены, догадалась: – Новость, кажется, хорошая?
– Да! Я жду ребенка, Эдуарда! – выпалила Элена. – Я беременна. Мы обе с тобой беременны! Сначала меня это огорчило, испугало, но после разговора с Атилиу все мои сомнения разом отпали!
Эдуарда оторопело смотрела на мать, и та, заметив ее растерянность, спросила:
– Ты этому не рада?
– Я ошеломлена! – призналась Эдуарда. – Не знаю, что и сказать. Конечно, у тебя есть на это полное право, но не лучше ли было бы, если бы ты пропустила меня вперед?
– Ты обиделась? – огорчилась Элена. – Но пойми, я вовсе не хотела ребенка, это произошло случайно!
– А как это расценят Марселу и Бранка? – уже с явным недовольством произнесла Эдуарда.
Не ожидавшая от нее такой реакции Элена растерялась.
– Дочка, может, ты что-то не так поняла? Речь идет о ребенке – моем и Атилиу.
– Я все поняла! – надрывно выкрикнула Эдуарда. – Ты думаешь только о себе и напрочь забыла обо мне. А ведь я замужем!
– Я тоже замужем, – не поняла ее Элена, но Эдуарда тут же разъяснила, что имела в виду:
– Мама, перестань надо мной издеваться, не заставляй меня плакать! Я молода. Я выходила замуж, чтобы не оставаться одной. По крайней мере мне так казалось. И так должно быть, если мать хоть немного уважает себя и свою дочь!
По мере того как она бросала эти обидные слова в лицо Элене, та сжималась в комок и наконец произнесла:
– Извини, дочка. Мне не стоило приходить.
– Мама, подожди! – догнала ее у двери Эдуарда. – Я не хотела тебя обидеть.
– Да, я все понимаю, но мне лучше уйти.
Дверь за Эленой закрылась, а Эдуарда продолжала стоять на месте, и слезы текли по ее щекам.
Вышедший из душа Марселу услышал стук двери и спросил:
– К нам кто-то приходил? – Затем, увидев слезы Эдуарды, встревожился: – Что тут стряслось?
– Это была мама, – пояснила Эдуарда. – Представляешь, она сказала мне, что ждет ребенка! А я ей нагрубила…
– Твоя мать ждет ребенка?! – возмутился Марселу. – Это очень мило с ее стороны! Она ни в чем не хочет отстать от тебя. Ты вышла замуж – и она вслед за тобой, ты забеременела – и она незамедлительно сделала то же самое!
– У нее это получилось случайно, – вступилась за мать Эдуарда.
– Не смеши меня! Как женщина в ее возрасте может забеременеть случайно? Нет, тут прослеживается четкая закономерность: Элена повторяет только то, что делаешь ты. Не исключено, что она прибегла к аборту, когда у тебя был выкидыш.
– Ну, это уж совсем какая-то дикая фантазия!
– Ничего подобного, – возразил Марселу. – Она могла забеременеть много раз – ведь у нее в постели побывало достаточно мужчин. Однако ж это случилось почему-то именно теперь!
– Ты не имеешь права говорить так о моей матери! – отвесила ему пощечину Эдуарда и сама испугалась того, что сделала.
– Да, только этого нам не хватало!.. – потирая щеку, сказал Марселу.
Потом они еще долго ссорились, и наконец Марселу повинился:
– Прости меня. Я не должен был высказывать тебе все, что думаю о беременности твоей матери, потому что меня это вообще не касается.
– Я хотела сказать тебе то же самое, – подхватила Эдуарда. – Нас это совершенно не касается! Оставим мою мать и Атилиу в покое. У них своя жизнь, а у нас – своя!


В то воскресенье произошла крупная ссора и у Бранки с Миленой, а точнее, это была просто скандальная сцена.
Все началось с обычной случайности: направляясь к больному Арналду, Франку проезжал мимо отеля, в котором жила Милена, и увидел ее входящей туда в обнимку с Фернанду. Уязвленное самолюбие взыграло в неудачливом сопернике, и он по приезде в дом Арналду рассказал обо всем Бранке. А та вскипела и тотчас же помчалась в отель.
Фернанду и Милена были вместе уже вторые сутки. Он прилетел в Рио на выходные, она встретила его в аэропорту. Потом они поехали в Нитерой, где Лидия приготовила к приезду сына праздничный обед. А заночевали здесь же, в отеле. Днем вышли пообедать и немного прогуляться и, когда возвращались обратно, попались на глаза Франку.
К несчастью, никому из них не пришло в голову запереть номер изнутри, и разъяренная Бранка ворвалась туда беспрепятственно.
Милена и Фернанду находились в постели и едва успели прикрыться одеялом. Так, лежа в кровати, они и были вынуждены выслушать все, что на них обрушила Бранка. Милена, правда, изо всех сил огрызалась, но преимущество было явно на стороне Бранки.
– Ты не имеешь права врываться без стука в мой номер. Выйди вон! – требовала Милена и в ответ слышала:
– Этот номер ты снимаешь на мои деньги! Но для того чтобы устраивать бордель, не нужна пятизвездочная гостиница – достаточно и подворотни!
– Не надо нас оскорблять, я вам все объясню, – попытался уладить этот конфликт Фернанду, но лишь вызвал огонь на себя:
– А ты перестань наконец использовать мою дочь, проходимец! Предупреждаю: либо ты исчезнешь по доброй воле сам, либо я не оставлю тебя в покое до конца жизни. Понятно?
– Я использую Милену?! Да как вы можете!.. – захлебнулся от возмущения Фернанду, а Милена нервно засмеялась:
– Не поддавайся на провокации, Нанду! Она же попросту завидует моему счастью.
– То, что ты называешь счастьем, в моем понимании – бордель! – отрезала Бранка. – И с этой минуты я не собираюсь его оплачивать. Сейчас спущусь к администратору и закрою счет. А тебя, Милена, пусть содержит твой голодранец, раз уж ты его так любишь!
Она закрыла счет и поспешила домой, потому что ждала в гости Атилиу, который в тот день обещал навестить больного Арналду.
Гость, однако, задерживался, и Бранка успела до его прихода рассказать мужу об увиденном в гостинице и поставить ему ультиматум:
– Если ты завтра же не отправишь Милену в Соединенные Штаты – я убью ее, вертолетчика и заодно себя!
– Да, вероятно, это сейчас единственный выход, – согласился Арналду. – Пусть едет в Нью-Йорк вместе с Лаурой.
Потом пришел Атилиу, и дурное настроение Бранки мгновенно улетучилось.
– Ты прекрасно выглядишь. Даже помолодел! – сказала она. – Невооруженным глазом видно, что ты счастлив. Прямо светишься! Не поделишься с нами секретом, как тебе удается держать такую форму? А то Арналду вон совсем захандрил, да и я вся на нервах.
– Секретом поделиться можно, – загадочно улыбнулся Атилиу, которого распирало желание сообщить всему свету о внезапно свалившемся на него счастье. – Скрывать такое не стоит, да и невозможно будет скрыть… Вот только не знаю, подойдет ли этот способ для вас, захотите ли вы его перенять.
– Не томи душу, говори прямо, что у тебя произошло! – не выдержала Бранка.
– У меня произошло грандиозное событие, – торжественно произнес Атилиу. – Элена ждет ребенка!
Бранка застыла с улыбкой на лице, которая теперь больше походила на болезненную гримасу. Арналду же счел необходимым уточнить:
– Я не ослышался? Элена? Не Эдуарда?
– Элена! – подтвердил Атилиу. – Хотя Эдуарда – тоже.
– Поздравляю! Очень рад за тебя! – пожал ему руку находившийся здесь Леу, и его примеру последовали родители, преодолевшие наконец состояние шока.
Бранка пришла в себя настолько, что не упустила возможности максимально использовать ситуацию:
– Поздравляю, Атилиу! Каков разбойник! Ну же, обними меня и поцелуй! – Затем, когда страсти немного улеглись, она все же не удержалась от соблазна подбросить Атилиу ложку дегтя: – Знаешь, о чем я подумала? Что бы сказала Алисия, будь она жива?..
– Будь она жива, я бы не женился на Элене, и не было бы ребенка.
– Да. Какая же я глупая! А если бы Изабел сделала тебя отцом?
– Но этого же не произошло, – ответил Атилиу. – Я верю в судьбу. Очевидно, ни Алисия, ни Изабел, а Элена – моя судьба.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во имя любви: Жертвоприношение Книга 1 - Карлус Мануэл



Интересно
Во имя любви: Жертвоприношение Книга 1 - Карлус МануэлЕлена
18.07.2015, 7.26





Отличная книга))
Во имя любви: Жертвоприношение Книга 1 - Карлус МануэлАльбина
3.09.2016, 15.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100