Читать онлайн Во имя любви: Возмездие, автора - Карлус Мануэл, Раздел - Глава 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлус Мануэл

Во имя любви: Возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 37

Трагическая гибель Лауры многое изменила в жизни Марселу и Эдуарды. Близнецов они решили взять к себе, и Мег, которой трудно было расстаться с внучатами, тем не менее считала это правильным: Эдуарде будет легче привязаться к детям, пока они маленькие, а тем лучше с младенческого возраста чувствовать присутствие отца и той женщины, которая теперь должна заменить им мать. При этом у Мег, Тражану и Натальи оставалась возможность видеться с детьми когда угодно и сколько угодно.
В общем, эта проблема так или иначе была разрешена. Эдуарда понемногу привыкала к роли многодетной матери, которая оказалась ей вовсе не в тягость. А Марселу так вошел во вкус отцовства, что в выходные дни мог часами возиться со всеми тремя детишками и даже предложил как-то Эдуарде:
– Давай возьмем на воспитание еще одного ребенка – девочку! Чтобы было поровну – два братика и две сестрички.
– Давай, – не раздумывая согласилась Эдуарда. – Только не сейчас, а чуть попозже, когда эти немного подрастут.
Леу и Милена искренне радовались за брата, нашедшего свое счастье в отцовстве. Сами они тоже мечтали иметь много детей, только сроки для этого отводили разные.
Милена считала, что сначала надо поправить дела в компании и подыскать надежного управляющего для своего магазина, а уж потом спокойно рожать. Нанду с женой не спорил, хотя и прямо сказал ей, что нельзя ставить рождение ребенка в зависимость от успехов в бизнесе. И Милена предложила компромисс:
– Ладно, подождем не больше года. И если к тому времени наши дела не поправятся – я все равно рожу! Договорились?
– Договорились, – нехотя согласился Нанду.
А Сандра, присутствовавшая при их разговоре, громко захлопала в ладоши:
– Как здорово! Я буду помогать вам его нянчить! Ведь мы же теперь живем совсем рядом. Я смогу прямо из школы заходить сюда и катать маленького в коляске по скверу!
– Ты сама еще не больно велика, – напомнил ей Нанду. – Что будешь делать, если малыш расплачется или описается? Это же тебе не кукла, которую можно катать в коляске хоть целый день, и она не заплачет!
– А я могу приходить сюда вместе с папой! – нашлась Сандра. – Он теперь совсем не пьет, и ему можно спокойно доверить малыша. Папа умеет и пеленать детей, и кормить из бутылочки. Ты же знаешь, Нанду, что он меня вынянчил.
– Хорошо, все это мы решим потом, когда малыш родится, – сказал Нанду. – Одно могу пообещать точно: няньки нам потребуются, и ты без дела тоже не останешься.
В отличие от сестры Леонарду не стал ждать, когда компания вновь наберет обороты, а уже через пару месяцев после свадьбы пришел к Атилиу с радостной вестью и тогда же впервые назвал его отцом. Как это у него получилось, Леу и сам не мог объяснить, но, войдя в кабинет Атилиу, он вдруг так и сказал:
– Здравствуй, отец!
Атилиу от такого обращения поначалу потерял дар речи, а когда обрел его вновь, то заговорил взволнованно, едва сдерживая слезы:
– Ты не представляешь, как мне приятно слышать это слово – отец! Оно звучит для меня музыкой! Я ждал этого момента всю жизнь!
– А как тебе понравится: «Здравствуй, дед?» – озорно улыбнулся Леонарду.
– Что ты хочешь этим сказать? Неужели Катарина беременна?..
– Да. Сегодня утром она сдала анализы, и врач подтвердил: ты будешь дедом!
– Для одного дня это уже слишком! Я могу не вынести двойной радости. Умру от счастья, – засмеялся Атилиу.
– Ничего, выдержишь, – в тон ему произнес Леонарду. – От счастья еще никто не умер. И ты очень скоро будешь слушать эту божественную музыку: «Здравствуй, деда!»


События последних месяцев не принесли Элене счастья, но в какой-то мере вернули ей утраченный душевный покой.
Она теперь не сомневалась в прочности семейного счастья Эдуарды и радовалась за Виржинию, у которой продолжался трогательный роман с Маурисиу.
Но больше всего ее успокаивало нынешнее состояние Атилиу. Он буквально преобразился после того, как узнал, что у него есть сын. А поскольку они с Леонарду работали в одной фирме и виделись каждый день, то и сближение их на новой, родственной, основе произошло довольно быстро.
Утешало Элену и то, что ее опасения не оправдались: Атилиу не только не женился на Бранке, но и вообще перестал с ней общаться. Да и Бранка сильно изменилась. Теперь она не устраивала шумных приемов, а уединенно коротала дни в опустевшем особняке Моту, попивая свой любимый мартини и от скуки беседуя с Зилой.
Зато к Элене Атилиу откровенно тянулся. И она, чувствуя это, постепенно пришла к мысли, что их брак еще может возродиться. Тайна, разрушившая его, теперь имела все шансы навсегда остаться тайной: Сезар, женившись на Аните, вновь уехал с ней за границу, Антенор и Мафалда перестали тревожиться о его судьбе, а значит, и ворошить прошлое им больше не было нужды. Орестес и Виржиния тоже успокоились, глядя на счастливых Эдуарду и Марселинью, а также на воспрянувшего духом Атилиу.
Размышляя таким образом, Элена вновь принесла из студии свой дневник и записала в нем:
«Видимо, после стольких страданий и отчаяния мы подходим к какому-то светлому периоду в жизни. Нам всем нужен покой…»
Она прервала свою запись, потому что в этот момент неожиданно приехали Эдуарда с Марселинью.
– Мег на сегодня забрала Жуана и Алисию к себе, а мы вот решили съездить к нашей родной бабушке. Правда, Марселинью?
– Да, – пролепетал малыш и потянулся ручками к Элене.
Она, прежде чем взять его на руки, успела тайком от Эдуарды бросить дневник в стоявшую неподалеку сумку Аниньи, которую та забыла здесь вчера и которую Элена собиралась отнести в студию.
Но от внимания Элены ускользнуло, что точно такая же сумка с запасными штанишками для Марселинью была и в руках у Эдуарды.
Полдня незаметно прошли в разговорах и играх с Марселинью, а когда Эдуарда уехала, Элена вспомнила о дневнике и… обнаружила вместо сумки Аниньи сумку со штанишками!
Бросившись к машине и разогнав ее до предельной скорости, она всю дорогу молилась:
– Господи, помоги мне! Прости меня и помоги! Не дай Эдуарде прочесть мой дневник!..
Но ее молитвы оказались напрасными: Эдуарда уже успела прочесть самое главное, что скрывала от нее Элена, и встретила мать в крайнем возбуждении.
– Что все это значит? Ты сошла с ума? – вопрошала она, потрясая дневником. – Решила отобрать у меня сына?
– Дочка, я все тебе объясню. Надеюсь, ты поймешь меня…
– Нет, такое невозможно понять! Ты нарочно это придумала, потому что потеряла своего ребенка и хочешь забрать у меня Марселинью?
– Что ты говоришь, Эдуарда? Разве я могу желать тебе зла?
– Но тогда скажи, что все это неправда! Умоляю, скажи!
– Нет, доченька. К сожалению, это правда.
– Боже мой, какой ужас! – застонала Эдуарда. – Значит, вот что имел в виду Атилиу, когда говорил о твоем дневнике! Мой ребенок умер!.. А ты!.. Это не может быть правдой!.. Я не хочу, чтобы это было правдой! Я тебя ненавижу!..
– Доченька, Эдуарда, пойми меня!..
– Нет! Нет! Ненавижу!..
Они обе были настолько поглощены этим тяжким, болезненным объяснением, что не заметили, как вошел Марселу и некоторое время слушал их в полном оцепенении. Но потом он очнулся и тоже подступил к Элене:
– Верно ли я понял, что вы… подменили детей?!
– Она все врет, Марселу! Не верь ей! – выкрикнула Эдуарда, но Элена вновь повторила:
– Нет, дочка, это правда. Когда я узнала, что у тебя больше не может быть детей, когда увидела твоего ребенка – мертвого, – мне показалось, что я могу уберечь тебя от страданий. Я не имела такого права, но все же – подменила детей… И потом уже не могла пойти на попятную, не причинив тебе еще больших страданий…
Эдуарда, не дослушав ее, метнулась в детскую и вышла оттуда, крепко прижимая к себе Марселинью.
– Сыночек, ты видишь меня? Я – твоя мамочка. Я! Понимаешь? Я – твоя мамочка! – повторяла она как в бреду, и Элена, не в силах видеть страдания дочери, принялась внушать ей:
– Эдуарда, очнись! Услышь меня наконец! Я не отберу у тебя Марселинью! Если бы я была на такое способна, то не отдала бы его тебе, когда он только родился.
– Но ведь есть еще Атилиу, – упавшим голосом заметил Марселу. – Что скажет он, когда обо всем узнает?..
– Для него это будет ударом, – глухо ответила Элена. – Но сейчас я к нему пойду и все расскажу. Простите меня, Эдуарда, Марселу, Марселинью! Я хотела как лучше… Простите, если сможете…


Атилиу очень обрадовался внезапному визиту Элены.
– Какой приятный сюрприз! Проходи!.. – радушно улыбаясь, сказал он, но, увидев в ее руках хорошо знакомую ему тетрадку, осекся.
– Да, это тот самый дневник, – подтвердила его догадку Элена. – Только читать его теперь уже нет смысла: я и так все расскажу…
Открыв наконец измучившую ее тайну, она умолкла и просидела так, вжавшись в кресло, около часа, пока Атилиу, нервно вышагивая по комнате, произносил свой гневный и горький монолог:
– Так, значит, все это время мой сын был жив?! А ты… Говоришь, что поступила так из любви к Эдуарде? Но как можно совместить любовь с преступлением, бесчеловечностью, жестокостью? Ведь ты убила ребенка! Моего ребенка! На следующее утро я похоронил его и затем оплакивал днями и ночами. А ты была рядом и не захотела облегчить мои страдания… Разыгрывала из себя убитую горем мать!.. И при этом наслаждалась близостью своего ребенка, хотя он и был на руках Эдуарды. Как же ты могла отказать мне в таком же счастье? Ведь я, глядя на Марселинью, погибал от тоски по своему ребенку, которого считал умершим!.. Откуда в тебе столько жестокости? Как ты можешь называть это любовью? Как ты вообще могла жить после всего, что совершила? Тебе было наплевать на мои страдания… Так же, впрочем, как и на Эдуарду, Марселу и нашего сына! В тебе говорили только эгоизм и жестокость! Ты возомнила себя Господом Богом, способным своей волей изменять судьбы людей, даровать им счастье или обрекать их на страдания. Тебе, очевидно, казалось, что сама ты сможешь парить над добром и злом на недостижимой высоте. Но таким своеволием ты причинила страдания не только всем нам, но и себе. Мне жаль тебя, Элена!
– Прости меня, если сможешь, – тихо произнесла она.
– Я не знаю, как можно простить тебя в этом случае, – усталым голосом ответил Атилиу. – Я выбит из колеи и абсолютно не представляю, что теперь можно сделать, чтобы хоть как-то поправить ситуацию. Мне страшно подумать, что сейчас происходит с Эдуардой и Марселу… Пойдем к ним. Может, все вместе мы что-то придумаем…
* * *
Увидев входящих Атилиу и Элену, Эдуарда крепко прижала к себе малыша, которого она все это время не спускала с рук ни на секунду.
– Не забирайте его у меня! – закричала она, умоляюще глядя на Атилиу. – Он мой брат, но я всегда буду любить его как сына. Материнское чувство так согревало мою душу… У меня больше не будет детей…
Эдуарда заплакала, и вместе с ней тотчас же заплакал Марселинью, прижавшись к ней щекой и повторяя: «Мама, мама».
Атилиу в тот момент почувствовал, что у него может разорваться сердце.
– Не плачьте, мои дорогие. Вы ни в чем не виноваты, – сказал он, приобняв Эдуарду и Марселинью. – Успокойся, Эдуарда. Я благодарен тебе за то, что ты смогла полюбить моего сына как истинная мать. И у меня рука не поднимется отобрать его у тебя сейчас. Я только хочу, чтобы со временем он узнал правду. Мой сын не должен расти во лжи. Воспитывай его за меня… А я уеду куда-нибудь и постараюсь все это забыть как страшный сон… Может, со временем мне удастся вернуться сюда счастливым. Ведь здесь у меня теперь аж двое сыновей! А скоро еще и внук появится!.. Извините, мне сейчас очень тяжело, я должен уйти.
Поцеловав на прощание Марселинью и Эдуарду, крепко, по-мужски обняв Марселу, он вышел, даже не взглянув на Элену.
Она осталась сидеть неподвижно и словно бы безучастно. Взглянув на нее, Эдуарда поняла, насколько матери сейчас плохо, и протянула ей стакан воды.
– Выпей, мама. Я знаю: тебе так же больно, как и нам. Поэтому я тебя… прощаю.


В тот же вечер Атилиу уехал из Рио, наскоро простившись с Леонарду и пообещав ему, что позвонит, как только немного придет в себя.
Элена после всего случившегося впала в глубокую депрессию. Работать не могла, видеться ни с кем не хотела и даже на Марселинью реагировала вяло, чаще всего говоря ему:
– Иди поиграй с мамой…
Эдуарда уже всерьез стала беспокоиться о психическом здоровье матери и даже подыскала для нее врача, но Марсия предложила сначала опробовать другой метод лечения:
– Я хорошо знаю Элену. У нее всегда было огромное чувство ответственности. Попытаемся сыграть на нем!
План Марсии был простым. Отправившись к Элене, она с трагической маской на лице заявила:
– Прямо и не знаю, что делать! Срывается моя свадьба с Вилсоном!
– Почему? Опять поссорились? – без каких-либо эмоций спросила Элена.
– Нет. Но ты же знаешь, что мы давно назначили свадьбу на день рождения Ритиньи. Поэтому и официальными свидетелями выбрали тебя и Атилиу. Ведь вы – не просто наши друзья. Вы – крестные Ритиньи! А как быть теперь? Без крестных?..
– Я постараюсь прийти, – сказала Элена как раз то, что и рассчитывала услышать от нее Марсия. – Поздравлю Ритинью и тебя с Вилсоном. А потом, извини, уйду. Мне сейчас не до празднеств.
– Но если ты сможешь прийти, то почему бы тебе не побыть у нас посаженой матерью? – продолжила в том же духе Марсия.
– Да ведь Атилиу там все равно не будет. Так что и от меня вам будет мало проку. Возьмите кого-нибудь другого на роль свидетелей.
– А мы уже нашли подходящую замену Атилиу! Знаешь кого? Леонарду! Он ведь родной сын Атилиу. Устроит тебя такая замена?
– Ну, я не знаю… Вообще-то у меня сейчас очень мало сил. Выдержу ли я несколько часов на свадьбе?
– Выдержишь! – уверенно произнесла Марсия, добавив: – А иначе мы вынуждены будем отменить свадьбу!
– Ну, так уж и отменить? – слабо улыбнулась Элена. – Спасибо, что хочешь вытащить меня из моей скорлупы. Когда-то это все равно надо делать… Так что не волнуйся, на свадьбу я приду.
Она выполнила свое обещание.
Но когда во время венчания священник пригласил свидетелей подойти к алтарю и Леу сделал первый шаг, его мягко отстранил только что прибывший Атилиу:
– Извини, сынок, это моя святая обязанность. Увидев его здесь, Марсия не смогла скрыть своего изумления, а он, стоя перед алтарем, шепнул ей:
– Думала, я забуду о твоем приглашении? Да никогда в жизни!
Потом, когда венчание было закончено, он взял под руку Элену и сказал:
– Пойдем к нашему сыну. Я по нему очень соскучился.
– А вот и он! – улыбнулась Элена, потому что в этот момент к ним уже подошли Эдуарда, Марселу и Марселинью.
Атилиу взял мальчика на руки, нежно поцеловал его в щеку и, широко улыбнувшись, предложил:
– Ну что, за праздничным столом будем сидеть все вместе? Мы ведь как-никак одна семья!
– Да, конечно! – хором подхватили Марселу и Эдуарда, у которых разом упал камень с души.
А Элена лишь облегченно вздохнула и покрепче оперлась на руку Атилиу, потому что у нее закружилась голова от счастья, в возможность которого она еще не могла поверить.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл


Комментарии к роману "Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100