Читать онлайн Во имя любви: Возмездие, автора - Карлус Мануэл, Раздел - Глава 36 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлус Мануэл

Во имя любви: Возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 36

Как было условлено ранее, Атилиу присутствовал на свадьбе Леу не в качестве его отца, а в качестве гостя. Но он был так переполнен счастьем, что рассказывал о нем всем своим знакомым и соответственно получал поздравления как с обретением сына, так и с его женитьбой.
Леу же за такой короткий срок еще не успел привыкнуть к тому, что его отец – Атилиу, но уже не воспринимал это с такой болезненной остротой, как накануне. Стоя у алтаря и давая клятву оберегать свою хрупкую, нежную Кати в здравии и болезни, в радости и печали, он вдруг понял, что тот мальчик Леу, который так нуждался в родительской любви, остался в прошлом. Теперь на его месте был взрослый мужчина. Леонарду – сам глава семьи, супруг и в недалеком будущем отец. Поэтому и на сложившуюся ситуацию он сумел взглянуть по-взрослому: да, у него появился еще один отец, и слава Богу, что им оказался человек во всех отношениях достойный!
Атилиу тоже сделал кое-какие выводы из той первой реакции Леонарду на ошеломляющее заключение экспертизы. И как ни велика была его радость, он сдерживал себя в проявлении отцовских чувств. Поздравил новобрачных, как все, и спокойно отошел в сторонку, понимая, что его час еще не пробил.
Лишь в самом конце торжества он все же улучил подходящий момент для важного разговора с Леонарду и Катариной.
– Я хочу сделать вам свадебный подарок и очень прошу: примите его! Не обижайте меня своим отказом, – начал он чересчур взволнованно, не сумев должным образом справиться с захлестнувшими его эмоциями.
– Да с чего вы взяли, что мы будем отказываться? На то и свадьба, чтобы получать подарки! – вовремя помогла ему Катарина, добавив: – Правда, Леу?
– Да, – глухо подтвердил тот, тоже преодолевая внезапно охватившее его волнение.
Ободренный его ответом, Атилиу продолжил уже более спокойно и уверенно:
– Я хочу подарить вам хорошую квартиру или дом, где бы вы смогли жить после свадьбы. У меня есть для этого деньги и есть… некоторое право, чтобы потратить их именно таким образом… В общем, примите подарок! Вам ведь нужен свой дом. А я делаю это от всей души!..
Он с такой мольбой и с такой любовью смотрел в глаза Леонарду, что тот ни при каких условиях не смог бы обидеть его отказом.
– Спасибо… Спасибо… – запинаясь ответил Леонарду, смутившись от того, что уже не может обратиться к этому человеку просто по имени, но и назвать его отцом тоже пока не может. – Это действительно очень дорогой подарок!
– Значит, согласны?! – несказанно обрадовался Атилиу. – Вот и молодцы! Скажите мне хоть в общих чертах, каким вам видится ваше будущее жилище, и я, пока вы будете в свадебном путешествии, что-то для вас подберу.
– Ой, а мы об этом как-то и не думали… – простодушно призналась Катарина. – Может, нам стоит положиться на ваш вкус? Вы же архитектор и лучше в таких вещах разбираетесь. Леу, что ты скажешь?
– Я с тобой согласен.
– Ну а я так просто буду счастлив заняться этим! – радостная улыбка озарила лицо Атилиу.
Наблюдавшая за ним издали Элена мысленно поблагодарила Бога за то, что Он все-таки послал Атилиу сына. А еще она подумала, что, может быть, Господь тем самым хоть отчасти простил и ее? Ведь если Атилиу счастлив – пусть не с Марселинью, а с Леу, то и у нее на душе станет теперь немножечко легче.
Этими мыслями она поделилась с Виржинией, но та была настроена более пессимистически:
– Элена, от себя-то никуда не убежишь! Так что не обольщайся, будто тебе станет легче. Атилиу ты вряд ли сможешь вернуть.
– Да я об этом и не мечтаю. Теперь у Бранки, пожалуй, гораздо больше шансов стать его женой. Она ведь разводится с Арналду.
– Ну, это вовсе не означает, что Атилиу захочет на ней жениться, – возразила Виржиния. – Я думаю, в глубине души он все еще любит тебя. И ни Бранка, ни Флавия ему не нужны. А кстати, где Флавия? Почему я ее здесь не вижу?
– Так она же вообще уехала из Рио! Разве ты не знала? Но ее бы сюда и не пригласили. Бранка поставила такое условие. Сказала, что радушно примет всю далеко не аристократическую родню Катарины и Нанду, но не потерпит на этой свадьбе двух женщин – Лауры и Флавии!
– Что касается Лауры, то она может еще заявиться сюда и без приглашения, – заметила Виржиния.
– Нет. Ее специально караулит Тражану. Это Милена сказала Эдуарде, чтобы та не опасалась никаких провокаций.
– Какая все-таки сложная штука – жизнь! – вздохнула Виржиния. – Лауру пришлось едва ли не запирать дома, а Родригу сам наотрез отказался идти на эту свадьбу. У него вроде бы начался роман с Натальей, и я думала, он уже забыл Катарину. А оказалось – нет!
– Это как раз несложно понять! Ему было бы неприятно видеть Кати в подвенечном платье и – с другим. А Наталья – хорошая девушка. Совсем не похожа на свою сестру! Дай Бог, чтобы у Родригу с ней все сладилось!


Обе пары уехали в свадебное путешествие, атмосфера в доме Моту стала еще более тягостной, чем прежде, и Арналду, решив, что ему незачем здесь дольше оставаться, начал бракоразводный процесс с Бранкой.
Документы на раздел имущества были подготовлены давно, поэтому вся неприятная процедура развода прошла довольно быстро. Но когда Арналду собрался перечислить причитавшуюся ему долю капитала на свой, теперь уже единственный, тайный счет, тут и выяснилось, что на том счете остались лишь жалкие десять миллионов из шестисот!
Арналду даже не надо было выяснять, чьих это рук дело, – он сразу же помчался к Изабел.
Она тоже сразу поняла по его всклокоченному виду, с чем он пришел, и встретила бывшего любовника насмешливой улыбкой:
– О, как это мило с твоей стороны! Ты решил вернуть мне ключи? Они ведь тебе больше не понадобятся…
– Я решил убить тебя! – не владея собой, закричал Арналду. – Ты со своим Сейшасом украла мои деньги!
– Ничего подобного, – спокойно возразила Изабел. – Мы просто вступили во владение частью прибыли. У нас есть на это право: столько лет принимать участие в твоих махинациях – и уйти с пустыми руками?
– Частью?! – захлебнулся от возмущения Арналду. – Да вы оставили каких-то десять миллионов из шестисот!
– Сколько-сколько? – недоверчиво спросил вышедший из соседней комнаты Сейшас.
Арналду тотчас же переключился на него:
– Я и тебя убью! Вор! Расхаживаешь тут в моем халате!
– Сейшас, ты лучше не вмешивайся в наш разговор, – строго произнесла Изабел. – Мы сами тут все уладим.
– Но я хочу понять!..
– Потом поймешь. Я все объясню.
Сейшас вновь скрылся за дверью спальни, а Арналду продолжал наступать на Изабел:
– Где мои деньги? Ты должна их вернуть!
– Ничего я не должна! Десять миллионов тебе хватит на всю оставшуюся жизнь. Возраст у тебя весьма почтенный, здоровье неважное, так что эта сумма может оказаться даже излишней. А мне деньги нужны! Я молода, здорова, счастлива. Мне нужно много денег!
– Воровка! – бросился на нее с кулаками Арналду, но тут совершенно некстати заявил о себе седалищный нерв.
Вскрикнув от страшной боли, Арналду рефлекторно ухватился обеими руками за поясницу и застыл на месте. Изабел расхохоталась:
– Ну я же говорила, что тебе не нужно много денег! Кстати, прими мои поздравления в связи с Леонарду, который оказался не твоим сыном. А как ты, помнится, уверял меня в непогрешимости Бранки! Не хотелось прослыть рогоносцем?
– Это тебя не касается! Ты верни мои деньги! Иначе – тебе не поздоровится!
– Ой, Арналду, не смеши меня! Что ты можешь со мной сделать? Подашь на меня в суд? Дескать, прошу, разыщите мои ворованные миллионы и накажите мою сообщницу? Нет, дорогой, молчание тебе дешевле обойдется. И убить ты меня не отважишься! Потому что ты всего лишь финансовый махинатор, но не бандит и не мафиози.
– А ты – просто чудовище!
– Ладно, это я стерплю. А вот тебе, похоже, очень больно. Какой же коварный этот радикулит! Ты сам доберешься до машины или надо вызвать санитаров?
– Не надо. Я действительно сегодня оказался не в лучшей форме. Но последнее слово будет все-таки за мной!
– Ты же и сам не веришь в то, что говоришь, – укоризненно посмотрела на него Изабел. – Иди потихоньку. Ковыляй себе не спеша, пока тебя окончательно тут не разбил радикулит!
Арналду ничего не оставалось, как последовать ее совету. Когда же он ушел, Изабел коротко объяснилась с Сейшасом:
– Тебя удивила сумма на счете Арналду? Да, я перевела большую часть капитала на свой, индивидуальный счет! Пусть он там пока полежит, так надежнее. Ты же видел сейчас, что против меня Арналду бессилен!


Все, что случилось в семействе Моту за последние месяцы, заставило Марселу взглянуть на жизнь иначе и многое переоценить. Особенно сильно изменились его представления о том, что такое любовь, семья, родство.
Прежде ему казалось вполне нормальным и даже справедливым, что Бранка из всех детей любила только его, а Леу и Милену всячески уничижала. Столь странная избирательность материнской любви ничуть не смущала Марселу. Он и сам не раз повторял вслед за матерью, что «эти бездельники» не заслужили ее любви. А он, стало быть, заслужил! Прилежный, послушный, ответственный – как же его не любить!
Не доставляя себе труда задуматься об истинной природе любви, он долгое время всерьез полагал, будто она и вправду воздается человеку за какие-то добродетели и при желании ее всегда можно заслужить.
Но вот младшие брат и сестра на деле доказали свою личностную состоятельность, а мать не стала любить их больше. Наоборот, успехи Леу и Милены ее только раздражали.
Тогда-то Марселу впервые и усомнился в правильности своих представлений о любви. А чуть позже, когда он всем сердцем прикипел к Марселинью, ему и вовсе стало ясно, что любовь возникает не в благодарность за какие-то заслуги. Ведь Марселу любил своего сына не потому, что тот был, скажем, относительно спокойным и симпатичным ребенком. Будь Марселинью даже крикливым, плаксивым или, не дай Бог, каким-то увечным, это бы никак не повлияло на отцовские чувства Марселу.
За столь важным выводом последовал еще один вопрос: если мать не способна любить двух других своих детей – Леу и Милену, то можно ли считать любовью чувство, которое она испытывает к Марселу?
И вскоре ответ пришел с самой неожиданной стороны, причем был он ошеломляющим: оказывается, мать питала нежные чувства к Марселу лишь потому, что, заблуждаясь, считала его сыном Атилиу! А если бы изначально была уверена, что он – сын Арналду, то его бы постигла та же участь, что и Леу с Миленой?
И хотя Бранка после установления отцовства не стала хуже относиться к Марселу, он сам от нее внутренне отдалился.
А с Эдуардой, наоборот, еще больше сблизился. У них теперь была настоящая семья, которая день ото дня становилась все крепче и которой они оба очень дорожили. Именно поэтому им удалось в конце концов выработать такую тактику поведения в отношениях с Лаурой, что та оказалась бессильна в своих попытках разрушить их брак.
– Мы должны ничего не скрывать друг от друга и всегда держаться вместе. Тогда никакая Лаура не будет нам страшна, – сказал Марселу. – Но я также не хочу повторить ошибку моих родителей, когда отец больше других детей любил Милену, а мать вообще любила только меня. Мне надо почаще видеться с близнецами, чтобы со временем я смог полюбить их не меньше Марселинью.
– Да, ты прав, дети ни в чем не повинны, – согласилась с ним Эдуарда. – Надо только жестко поставить одно условие: пусть няня привозит их к нам, они будут здесь играть вместе с Марселинью, а Лаура в это время пусть сидит дома или занимается чем угодно. Она должна смириться с тем, что в нашем доме ее никто не ждет и делать ей здесь нечего.
Лауру такое условие, конечно же, не устраивало, но она вынуждена была принять его, чтобы хоть изредка видеться с Марселу. Для этого она выдвинула встречное требование:
– Пообещай, что иногда ты сам будешь заезжать за детьми и привозить их обратно. Пусть привыкают к тому, что папа хоть изредка бывает и здесь. А то со временем они могут возненавидеть этот дом, в котором нет их папы.
Марселу и Эдуарда сочли это требование вполне приемлемым, и отношения с Лаурой начали потихоньку нормализовываться.
Сама же она призналась как-то матери и отцу:
– Я думала, Эдуарда выгонит Марселу, как только узнает о моей беременности. А она повела себя умнее, и теперь они с Марселу действуют заодно. Так что все мои притязания на него – бесперспективны.
Мег и Тражану очень хотелось поверить в то, что их дочь наконец образумилась, но чутье подсказывало им, что это лишь временное затишье перед бурей. Как только у Лауры появится хоть малейший повод досадить Эдуарде, она им тотчас же воспользуется.
И родительское чутье не подвело Мег и Тражану.
Однажды Марселу заехал к Мег и сказал, что хотел бы взять близнецов с собой в Ангру.
– Мы едем туда на выходные. Эдуарда и Марселинью ждут нас в машине.
Мег ответила, что Лауры сейчас нет дома, но она бы не стала возражать против того, чтобы дети два дня провели с отцом.
– Наталья, позвони Лауре, она должна быть в магазине, – распорядилась Мег. – А ты, Луиза, подготовь все, что понадобится детям в течение двух дней. Бутылочки, одежки и прочее… Поедешь с ними в Ангру.
Лауры в магазине не оказалось, и Мег решилась отпустить детей без согласования с их матерью.
Но та, придя домой, учинила скандал Мег и Наталье.
– Вы не имели права отдавать им детей без моего разрешения! – кричала она. – Эдуарда не позволяет мне даже пальцем прикоснуться к ее ребенку, а сама забрала моих! Будто они щенки какие-то или котята! Я сейчас же поеду в Ангру и заберу их обратно!
– Лаура, не кипятись, подумай о детях, – увещевала ее Мег. – Им нужно, чтобы вы жили в мире. Ты ведь сама целыми днями не бываешь дома, дети тебя практически не видят. Так пусть хоть с отцом побудут два дня.
– Значит, я плохая мать? А Эдуарда – хорошая? Ну уж нет! Я заберу у нее моих детей!
И она, больше не слушая никаких доводов матери, помчалась в аэропорт.
Погода в тот день была ветреная, но Лаура упросила Валтера разрешить вылет, делая упор на то, что Нанду – опытный пилот, которому не страшна любая непогода.
Но когда они взлетели, над морем разыгрался настоящий ураган. По радиосвязи Нанду сообщили, что Ангра не разрешает посадку. Возвращаться обратно было не менее опасно, поскольку штормовой ветер вздымал огромные массы воды на такую высоту, что они едва ли не захлестывали кружащий над ними вертолет.
В этой ситуации Нанду принял единственно верное решение – дотянуть до ближайшего островка и там уж как-нибудь переждать шторм.
Но когда до спасительной суши оставалось всего несколько метров, вертолет попал в смерчевую воронку. Страшная разрушительная сила, многократно превышающая мощность легкого прогулочного вертолета, закрутила его вместе с вздыбленной морской водой, вновь подняла вверх и резко отшвырнула от берега.
Треск ломающегося пропеллера оглушил Нанду, но он все же успел подать сигнал бедствия, прежде чем его искореженный вертолет рухнул в море.
– Ничего, потерпи… Мы доберемся до острова… Я хорошо плаваю, – говорил он Лауре, которую заклинило между двумя креслами, как в капкане. – Лаура, ты слышишь меня? Очнись!.. Здесь неглубоко…
Но она была без сознания, а раздвинуть смятую металлическую конструкцию Нанду никак не удавалось.
А в кабину уже стремительно хлынула вода, быстро заполнив собой все пространство.
Голова Лауры скрылась под водой, Нанду тоже нечем было уже дышать, но он продолжал борьбу с этим смертельно опасным капканом.
Когда же в легких почти совсем не осталось воздуха, Нанду из последних сил всплыл на поверхность и затем, подхваченный яростной волной, попытался некоторое время удержаться на плаву, жадно глотая влажный соленый воздух.
Вертолет, как выяснилось, упал совсем рядом с островом, на небольшую глубину. Кромка берега просматривалась даже в этой кромешной мгле, однако Нанду не спешил выбираться на остров. Наполнив легкие воздухом, он вновь нырнул в беснующуюся толщу воды.
И так повторялось несколько раз. Пока оставалась хоть малая надежда на спасение Лауры, Нанду продолжал бороться за ее жизнь, рискуя своей.
Но справиться с заклинившим сиденьем ему так и не удалось.
Прибывшие с острова спасатели вытащили на берег обессилевшего Нанду и… бездыханное тело Лауры.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл


Комментарии к роману "Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100