Читать онлайн Во имя любви: Возмездие, автора - Карлус Мануэл, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлус Мануэл

Во имя любви: Возмездие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Заниматься делами Ноэми и Мигела Бранка поручила, как всегда, Розе. Той не составило труда выяснить стоимость лечения в одном из престижных санаториев Флориды, послать туда медицинскую карту Мигела и принести Бранке для оплаты счет. Мальчик мог провести в санатории полгода или год – в зависимости от оплаты. Поглядев на счет, Бранка поморщилась.
– Недешево мне обходится эта парочка! – пробормотала она.
Роза подумала про себя, что такие люди таких денег не стоят, но деньги были не ее, поэтому она промолчала.
Бранка еще раз потрясла Арналду и вытрясла из него оплату счета на год и оставшиеся двести пятьдесят тысяч долларов.
В этот раз Арналду не сопротивлялся, он был так доволен проделанной Сейшасом операцией и тем, что его деньги были теперь надежно укрыты, что мелочиться не стал и отдал Бранке все, что она потребовала.
Получив авиабилеты и оплаченный счет для санатория, Ноэми пришла лично поблагодарить Бранку.
Фаусту пока находился под следствием. Следователь раскопал кое-какие его прошлые грешки, так что вряд ли он мог отделаться пустяками. Однако поскольку его пребывание в тюрьме носило теперь характер работы, за которую ему неплохо платили, он не роптал и даже ощущал некое удовлетворение от выгодно заключенной сделки.
Ноэми тоже была довольна. И Бранка.
– У вас ведь совместный счет с Фаусту? – спросила она.
Ноэми кивнула.
– Так вот, я положила на него вторую половину обещанной суммы.
Ноэми закивала, и опять и опять благодарила. Она и в самом деле была благодарна и судьбе, и Бранке за то, что в ее жизни наметился поворот к лучшему: как раз к тому времени, когда Фаусту выйдет из тюрьмы, Мигел поправится, и у них будут деньги на то, чтобы дать ему приличное образование и самим дожить свои дни в относительном благополучии.
Спустя неделю после отъезда Ноэми и Мигела в дом Бранки принесли записку от Фаусту, адресованную сеньоре Моту.
Бранки дома не было, и Зила по своему обыкновению сунула в нее свой нос. После освобождения Нанду у Зилы с души свалился камень. Недаром она молилась Пресвятой Деве Марии, чтобы Она вступилась за невинного. Так оно и вышло: нашлись у бедняги заступники посильнее Зилы. Ромеу совсем уж было уговорил ее открыть всю правду о доне Бранке, но Бог поберег Зилу: и место ей сохранил, и Нанду не оставил.
Только она прочитала обращенную к доне Бранке просьбу сообщить, как идут дела у жены и сына Фаусту, как кто-то потянул к себе записку. Зила даже не успела спрятать записку в карман, Леу буквально выхватил ее у нее из рук. Инстинктивно он решил, что у Нанду опять неприятности. Прочитал записку и взглянул на Зилу с недоумением. «А при чем тут мама?» – говорил его недоумевающий взгляд.
Что за птица Фаусту, Леу знал прекрасно, как-никак он сам ездил к нему и сам его уговаривал выступить на суде свидетелем. Мошенник первостатейный! Но какие у него дела с Бранкой?
Он видел, что Зила встревожилась и явно знает больше, чем он.
– Ну-ка, рассказывай, что у нас в доме делается, – приказал он.
Зиле сразу стало страшно. Ей показалось, что Леу сквозь землю все видит. Такой мягкий и кроткий, он вдруг так сурово с ней разговаривает. Она залилась слезами и молчала.
Но Леу понял: что-то тут неладно, и этого дела так оставлять нельзя, и мало-помалу, слово за слово он вытянул из Зилы все, что она знала. О Розе-ведьме, о переговорах с ней сеньоры Бранки, о том, как дона Бранка хотела извести жениха сеньориты Милены, как потом у нее ничего не получилось и как вместо жениха Милены в тюрьму сел Фаусту.
Леу побелел. То, что он услышал, было немыслимо, чудовищно. Оно не укладывалось в голове, мешало дышать, жить, думать… Неужели его мать?.. Неужели она способна на такое?..
Ничего не говоря, он сел в машину и поехал в тюрьму – путь был привычным, сколько раз он ездил туда к Нанду.
Свидание ему дали сразу, Фаусту посетители не баловали, а у Леу в отделении было полно знакомых.
Фаусту ничуть не удивился, увидев Леу, даже обрадовался старому знакомому.
– По поручению матушки? – осведомился он.
– Да, – соврал Леу. – Она не понимает, какое она имеет отношение к вашей жене и сыну.
Лицо Фаусту перекосилось от ярости.
– Что ж она за так меня задумала сдать? – гневно спросил он. – Чего она не понимает? Мой сын должен лечиться в санатории, а жена быть при нем, ясно? А если она отказывается их устроить, то еще не поздно и ей занять место рядом со мной! Так ты ей и передай и пусть она тебя с дурацкими вопросами больше ко мне не посылает! Нечего дурака валять! Чего она добивается? Если спустя два дня жена с сыном будут еще в Рио, я расскажу все, что знаю. Понял?
– Понял, – сказал Леу. – Так и передам.
– Так и передай!
На том они и расстались.
Больше у Леу не было сомнений. Зила сказала ему правду. Домой он вернулся, клокоча от ярости, и сразу прошел к Бранке, которая совсем недавно вернулась домой.
– Ты! Ты! – начал он с порога. – Ты немедленно пойдешь в полицию и во всем признаешься! Иначе завтра же все газеты опубликуют сенсацию века: «Мать ценой преступления разбивает счастье дочери!» Об этом позабочусь я!
Впервые в жизни Леу так орал на Бранку. И вместо обычного пренебрежения к этому прекраснодушному мозгляку в ней вспыхнул ответный гнев. Она мгновенно поняла, о чем говорит сын, в чем ее упрекает, и пришла в неменьшую ярость из-за того, что этот бестолковый дурень вмешивается в ее дела.
– Пошел вон, щенок! – заорала она на него. – И не смей больше так говорить со мной!
– Говорить! – продолжал орать Леу. – Ты должна заплатить за то, что сделала! Ты – преступница! Посадить в тюрьму неповинного человека! Растоптать счастье дочери! Ты за все заплатишь!
– Я уже заплатила! – кричала в ответ Бранка. – И дорого! Много ты понимаешь в жизни! Не смей вмешиваться! Я знаю, что делаю!
– Я тоже знаю, что ты делаешь! – не унимался Леу. – Или Ты пойдешь в полицию и во всем признаешься, или Фаусту даст показания против тебя! Я только что был в тюрьме и говорил с ним!
– Гаденыш! Что ты ему наговорил? Признавайся! Или я тебя уничтожу! – Бранка схватила ножницы и надвигалась на Леу. Она ненавидела этого святошу, этого чистоплюя, который вечно лез туда, куда его не просили, и все портил! Мало она натерпелась от его безмозглого отца, так теперь второй безмозглый будет портить ей жизнь! Она в эту минуту в самом деле его ненавидела и готова была уничтожить.
Но и Леу ненавидел ничуть не меньше эту прущую на него неразборчивую в средствах жизненную силу. Слезы ярости выступили у него на глазах, когда он крепко схватил мать за руки и заставил выронить ножницы.
Гневными, ненавидящими взглядами мерили они друг друга. Ни один не желал уступить. Ни один не мог сдвинуться с места.
– Да тот, кого ты сейчас защищаешь, убьет тебя, если ты вытащишь его из тюрьмы! Благодаря мне он стал богатым человеком! За грош он и в огонь руку сунет! – скривив губы, злобно зашипела Бранка. – Я его озолотила, осчастливила! Тоже мне, нашелся защитник сирых и убогих! А Нанду? Да! Этот алкоголик не Милены заслуживает, а тюрьмы. Дешево ты сестру ценишь, если готов ее отдать первому проходимцу!
Ее бесило прекраснодушие Леу. Он был выродком в их сильной, жадной до жизни семье. И она временами всерьез и от души ненавидела младшего сына, с которым и в детстве было тяжело и который не принес ей никакой радости, став взрослым.
– Ты не мать, у тебя сердце каменное! – выкрикнул Леу, защищая Милену, и при мысли о всех тех унижениях, которым подвергала его родная мать, чьей любви он добивался столько лет и которой так и не добился потому, что она знать не знала, что такое любовь, у него на глаза навернулись слезы и текли, текли помимо его воли по лицу. – Ты – тигрица! Преступница! Ты собственных детенышей ешь!
– Да! Да! – истерически подхватила Бранка. – Меня нужно уничтожить! Дай мне ножницы! Где они? Я убью себя! Мне нечего делать на этой земле! Здесь все меня ненавидят!
У Бранки началась настоящая истерика. С хохотом и слезами она рвалась к ножницам, и Леу с трудом удерживал ее.
Кто знает, чем бы все это кончилось, если бы не Атилиу. Он пришел навестить Бранку. После посещения его мастерской между ними вновь натянулась та потайная ниточка, которая то слабее, то туже, вопреки всякой логике связывала их всю жизнь.
– Что ты сделал с матерью, Леу? – спросил он с недоумением. Такой Бранки он еще не видел, хотя считал, что знает ее лучше чем кто-либо.
Леу молча вышел.
Увидев Атилиу, Бранка мгновенно взяла себя в руки, выпрямилась, вытерла слезы.
– Сейчас я сделаю тебе твой любимый мартини, – пообещал он.
Следом за Атилиу вошел и Арналдо.
– Я приехал забрать кое-какие бумаги, – сообщил он. – Угости нас чем-нибудь попрохладнее. Жара стоит невыносимая.
Атилиу с нежностью поцеловал руку Бранке, и на ее лице появилась улыбка. Когда он протянул ей бокал с мартини, она счастливо вздохнула и вновь стала всем привычной королевой с правом казнить и миловать. Вошедшую дочь она встретила насмешливой колкостью:
– Интересно, откуда ты, Милена? Сегодня я была в твоем магазине – там пусто: ни тебя, ни покупателей!
– Неудивительно, мамочка! Мы все почувствовали твое приближение и разбежались кто куда, – не осталась в долгу Милена.
– Хорошо, хоть разбегаетесь, а не нападаете, – насмешливо обронила Бранка, – а то сегодня меня Леу чуть ножницами не убил. И все из-за твоего Нанду, которого я, желая тебе добра, хотела немного помариновать в тюрьме, чтобы оба вы одумались.
Бранка посмотрела на Атилиу, ожидая сочувствия.
– Ты? Другого я от тебя и не ждала! – возмутилась Милена. – Я всегда знала, что ты мне враг! Но этого я так не оставлю.
– И убью тебя ножницами, – мрачно закончила Бранка. Милена готовилась ответить. Разгорался второй за этот день скандал. Ниточка, связывающая Атилиу и Бранку, вновь ослабла.
– Я уезжаю и беру с собой Милену, – сказал он, поднимаясь с дивана. – Давно я не прогуливался в обществе такой красавицы!
Он мягко взял Милену под руку, и она подчинилась его ласковой сильной руке.
– Я с вами, – торопливо сказал Арналду. Ему совсем не улыбалась перспектива остаться наедине с раздраженной Бранкой. – Нам нужно обсудить твою свадьбу.
Слово «свадьба» действовала на Милену завораживающе. Она сразу забывала обо всем.
Бранка никого не удерживала. С нее хватало сегодня переживаний. Как только она осталась одна, Зила принесла ей записку Фаусту, из-за которой и разгорелся в доме сыр-бор.
Прочитав ее, Бранка усмехнулась: новости ему сообщать! Он что, хочет из нее почтового курьера сделать? Совсем обнаглел.
Однако, как нелепо это ни казалось, она чувствовала, что они с Фаусту одного поля ягоды и прекрасно понимают друг друга, и ей с ним куда проще договориться, чем с Леу.
Она позвонила Розе и распорядилась послать Фаусту адрес санатория, где лечится его сын.
Потом она устало откинулась на подушку и опять с презрением подумала, что Леу просто блаженненький и принимать его всерьез грешно.
А Леу все никак не мог успокоиться, не мог справиться с потрясением: неужели его мать способна на такое? Неужели после этого она может спокойно спать, ходить, жить?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл


Комментарии к роману "Во имя любви: Возмездие - Карлус Мануэл" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100