Читать онлайн Во имя любви: Искупление, автора - Карлус Мануэл, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во имя любви: Искупление - Карлус Мануэл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во имя любви: Искупление - Карлус Мануэл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во имя любви: Искупление - Карлус Мануэл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлус Мануэл

Во имя любви: Искупление

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Не в характере Лидии было отступаться от задуманного. И хотя она по-прежнему втайне недолюбливала Элену, она попросила Орестеса навестить свою бывшую жену и попросить устроить консультацию у Сезара.
– Да у меня язык не повернется просить о консультации у Сезара, – заупрямился Орестес, что бывало с ним нечасто. – Ты что, не помнишь, какая там случилась история? Во-первых, я не уверен, что они поддерживают отношения. А во-вторых, рекомендация Элены для Сезара совсем не лучшая.
– Может и так, – согласилась, подумав, Лидия, – тогда просто узнай у нее, в какой он работает клинике. Я пойду к нему без рекомендации. Но мне нужен знакомый врач! Ведь я сама пойду к нему за советом, Милену я пока повести к нему не могу.
Орестесу, может, и не слишком хотелось идти с таким вопросом к Элене, зато ему очень хотелось повидать невзначай Педру и разведать насчет работы. Может, все дурные истории уже позабыты и ему снова что-нибудь посветит? Он же теперь не пьет!
О своих надеждах он не стал говорить Лидии – надежд, и зачастую обманутых, было слишком много в их совместной жизни. И все-таки, продолжая надеяться, что убьет даже не одного, а сразу двух зайцев, Орестес отправился к Элене.
Он выбрал вечер пятницы, когда люди обычно бывают дома, собираясь поутру уехать куда-нибудь отдохнуть. Боясь отказа, он не стал звонить заранее. Орестес не любил договариваться и ждать. Ему нравилась другая установка: хватай быка за рога! Если дело не сладилось сразу, значит, нечего им и заниматься!
Но Элены он не застал. Они с Атилиу уехали на несколько дней в Тересополис, куда ездили теперь довольно часто. Фирма у них была общая, заботы общие, а работать они могли где угодно. В горах дышалось и думалось куда лучше, чем в городе.
Орестес позвонил в соседнюю квартиру. Сирлея с Педру по-прежнему жили с Эленой по соседству. Сирлея открыла дверь.
«Вот удача! Вот повезло! – возликовал про себя Орестес. – Все сделается само собой, ненавязчиво и непринужденно».
– Я, собственно, пришел перемолвиться словечком с Эленой, – объяснил он после взаимных приветствий и расспросов о здоровье, после того как уселся в гостиной с чашкой кофе, без которой гостеприимная Сирлея не могла отпустить ни одного, даже случайного гостя. – А ее нет.
– Да. Они уехали, будут только во вторник.
Ни Сирлея, ни Педру не знали истории Марселинью, поэтому Орестес со спокойной душой спросил о Сезаре.
– Не у него ли рожала Катарина?
– Я что-то давно о нем не слыхала, – задумчиво ответила Сирлея. – Катарина рожала не у него, но в очень хорошей клинике, сейчас я дам вам адрес. Вот только найду визитку.
Она встала и направилась к стенке, где на одной из полок красовалась обливная бирюзово-зеленая ваза Марсии, похожая на медузу, в которую Сирлея клала визитные карточки.
– Для Милены? – понимающе уточнила она.
– Для Лидии, – машинально, задумавшись о своем, прикидывая, как бы половчее навести разговор на работу, ответил Орестес.
Сирлея застыла в недоумении.
– И что же? – осторожно спросила она. – Будет рожать?
– Да не получается никак с родами, вот она и беспокоится, – продолжая делать в уме прикидки, отвечал Орестес.
Любопытная от природы, как все женщины, Сирлея, так и не найдя визитки, присела напротив Орестеса и уставилась на него.
«Если Лидия собралась рожать, – думала она, – может, и мне такое выпадет? Интересно, как отнесется к этому Педру…»
– А вы хотите еще ребенка? – спросила она. – Сандра подросла, Лидии не хватает малыша в доме?
– Конечно, хотим, – согласился Орестес. – Больше всех Сандра хочет, говорит, буду помогать, колясочку возить.
– А Лидии не тяжело будет? Все-таки возраст, здоровье… – продолжала расспрашивать Сирлея, очарованная перспективой, которая перед ней открывалась: а что, если всерьез этим заняться и родить Педру сына? Она всегда мечтала о сыне. Будут растить вместе с Катариной. А что? Очень даже здорово!
– Тяжело, наверное, – опять согласился Орестес. – Но ты же ее знаешь, она об этом не думает. Хочу внука, и хоть кол на голове теши!
Радужный пузырь мечты разлетелся в один миг, обрызгав горечью Сирлею. Ох уж этот неистребимый инстинкт продолжения рода, с которым так трудно расстаться женщине! А она-то! Уши развесила! Размечталась!
– Сейчас принесу адрес, – деловито сказала она и направилась к бирюзовой вазе.
– А как у Педру дела? – осторожно задал вопрос Орестес.
– У меня прекрасно, – ответил сам Педру, входя в гостиную. – Привет, дорогая, – он поцеловал жену. – Рад видеть в добром здравии, Орестес, – мужчины крепко пожали друг другу руки. – А как у вас?
– Здравия много, а вот с работой туговато, – не стал чиниться Орестес. С Педру ему хорошо работалось, и если бы не его несчастная болезнь, они бы работали и дальше – контакт у них наладился, они понимали друг друга.
– Так ты пришел насчет работы? – уточнил Педру.
– Да нет, я, собственно, шел к Элене по делам Лидии, но раз уж мы встретились, то я по старой памяти и спросил, – выпалил Орестес.
– На старое место никак невозможно, сам понимаешь, – ответил Педру. – С понижением тоже не годится, коллектив у нас все тот же, люди этого не поймут. Но мы расширяемся. Открываем новый супермаркет на другом конце Нитероя. Там нужен бухгалтер. Возьмешься, дам тебе записку. Но только под твое честное слово, что никаких эксцессов больше не будет.
– Честное слово, – просияв, торопливо произнес Орестес. – Никаких эксцессов!
Он и не ждал такой удачи. Повезло так повезло!
Педру набросал несколько слов на своей визитке, дал адрес, куда явиться в понедельник, и довольный Орестес, пожелав счастливых выходных, вышел на улицу.
«А почему бы мне не навестить Мафалду с Антенором? – вдруг сообразил он. – Они-то наверняка дома, будут мне рады и, конечно, скажут, где сейчас работает Сезар. У них даже лучше узнать, чем у Элены».
Добираться, правда, было далековато – из Нитероя в Рио, а потом еще и на окраину Рио, но зато дело будет сделано, поручение Лидии выполнено.
Записка Педру наполнила его чувством радостной уверенности, а с этим чувством никакие расстояния не страшны.
Через час он уже стоял у легкой ограды, увитой штокрозами, и смотрел на небольшой голубой домик в глубине двора. Двор до сих пор остался ему памятен. Отсюда он увел Элену в их самостоятельную жизнь, которая длилась так недолго и так нескладно кончилась.
Открыла ему Мафалда. Она постарела, поседела, но была бодра и, увидев гостя, радостно всплеснула руками.
– Вот уж кого не ждали! Орестес! Радость-то какая! Редко теперь нас, стариков, вспоминают! Проходи! Сейчас приготовлю кофеек!
В сад вышел и Антенор. Кофе сели пить прямо на лужайке под деревьями, где стоял небольшой круглый столик и белые пластмассовые кресла.
«Не много ли мне сегодня кофе? – со вздохом подумал Орестес. Что ни говори, а вино куда лучше!» Но тут же он устыдился своих грешных мыслей и пощупал рукой в кармане твердый прямоугольничек: пропуск в будущую счастливую жизнь.
Мафалда принесла свой знаменитый пирог, который до сих пор вспоминала Элена.
– Пеку, как всегда, к субботе, – сказала с радушной улыбкой хозяйка.
За пирогом вспоминали прошлое – отца Элены, девочек…
– А как поживает Сезар? – спросил Орестес.
– Только что получили письмо, – радостно закивали головами супруги. – У них все хорошо. Работой довольны, а в их жизни работа главное.
– А где же они? – удивился Орестес.
– В Аргентине. Поступили по конкурсу в лечебницу курортного типа, там и от бесплодия лечат, и на сохранении лежат, и хилых младенцев выхаживают. У Сезара разносторонняя практика, он очень доволен. Анита тоже. Вот только мы без них скучаем, – вздохнула Мафалда.
– Оно и понятно, – посочувствовал Орестес. – Но за Сезара я рад. Он врач от Бога.
– Такие сложные операции делает, какие нам и не снились! – с гордостью подхватила Мафалда. – А как мы тогда переживали, как переживали, ведь на волосок был от гибели…
Все помолчали, не желая бередить зажившую, к счастью, рану. Поболтали еще, и Орестес стал прощаться:
– Лидия уже заждалась, бедняжка. Пора! Беспокоится, наверное, – сказал он, чувствуя, как неохотно отпускают его старые друзья. – Но как-нибудь забегу еще. И Виржинии с Эленой скажу, чтобы не забывали.
– Скажи, скажи, мы будем очень рады их повидать, – в один голос сказали Мафалда с Антенором.
– Придется тебе довольствоваться врачом Катарины, – объявил Орестес жене. – Сирлея дала мне его визитку. А я в понедельник пойду на работу устраиваться. Снова к Педру. Так-то! А Сезара нет, они с Анитой в Аргентине.
И он пересказал Лидии все, что узнал от родителей Сезара.
После женитьбы Сезар подал документы на конкурс в очень престижную клинику в Аргентине. Молодые решили уехать из Рио во что бы то ни стало. И не только из Рио – из Бразилии! Начать свою новую жизнь с нуля, с чистого листа. Но уезжать в Европу, отрываться от престарелых родителей не хотели. Нашли промежуточный вариант.
Документы прошли, и они поехали знакомиться. Клиника им понравилась. В небольшой роще в горах стояли небольшие корпуса-коттеджи. Сезара в первую очередь интересовало оборудование, Анита не прочь была узнать об условиях жизни медперсонала. Оба были удовлетворены. Оборудование было самое современное. Операционная предоставляла возможности для самых сложных операций – в ней была новейшая лазерная аппаратура, работали искусственное сердце, легкие, почки. Больше того, клиника была санаторного типа, в ней практиковались и нетрадиционные методы лечения, например, если речь шла о бесплодии, где, кроме физиологических причин, могли быть и психологические, и нервно-патологические.
Грязевые ванны, иглоукалывание, фитотерапия – для врачей было открыто широкое поле деятельности, для больных – большая возможность выбора.
– Я открою новое направление после того, как зарекомендую себя, – воодушевилась Анита.
В последнее время она увлеклась народной медициной и изучала индейские методы врачевания.
– Думаю, у тебя здесь будет возможность пополнить свои знания, – сказал Сезар. – Мы с тобой поездим по глухим уголкам, деревушкам, познакомимся с врачами, которые этим занимаются.
У Аниты загорелись глаза, ей не терпелось приняться за работу.
Условия жизни медперсонала ее устроили – в их распоряжение была предоставлена половина коттеджа в очень живописном месте в пяти минутах ходьбы от больничного корпуса.
– Ну вот мы с тобой и переехали, – сказал вечером Сезар Аните, когда они сидели вдвоем в гостиной и всматривались в красивый, но еще непривычный пейзаж за окном. – Ты довольна?
– Не то слово! Я счастлива, – и она прижалась к Сезару.
– Жду не дождусь, когда возьмусь за дело, – признался он. – Я понял, что слишком долго отдыхал и, оказывается, страшно соскучился по работе.
С тех пор прошел почти год, и оба они плодотворно и увлеченно работали. Руководство клиники было довольно молодыми перспективными специалистами.
Анита ассистировала мужу при операциях и продолжала заниматься народной медициной. Она связалась с научно-исследовательским центром и регулярно посылала туда на проверку данные, которые получила в результате исследований в местной лаборатории.
В лаборатории она засиживалась до позднего вечера. А в свободные дни непременно ехала в одну деревню неподалеку, где у нее появился знакомый целитель, который делился с ней своими секретами.
Собственно, если говорить честно, то не бескорыстный научный интерес сделал Аниту фанатиком народной медицины. Да и целитель вряд ли бы стал делиться с ней опытом как с коллегой. Она была его пациенткой. После двух выкидышей Анита никак не могла забеременеть и теперь лечилась. Но все, что ей предлагалось, она не только испытывала на себе, но и проверяла в лаборатории.
Сезар с состраданием смотрел на свою жену, пытался утешить ее и успокоить. Он уговаривал ее отвлечься, заняться какой-нибудь другой проблемой, убеждая, что та, которая ее так волнует, решится сама собой. Но Анита его не слушала. С фанатичным упорством она сосредоточилась на своей беде, и ее темные глаза загорались недобрым огнем, стоило мужу начать ее отговаривать.
Где уютный дом с тихими вечерами и музицированием, которые так радовали их поначалу? Где совместное чтение? Где долгие прогулки с разговорами? Аниты почти не бывало дома, и Сезар возвращался в хирургически чистый пустой дом.
У них не было больше согретых взаимным теплом радостных дней, у них остались страстные испепеляющие ночи, которые изнуряли обоих и не приносили желанного разрешения.
Сезар уже с печалью думал о беспросветных ночах, но, щадя жену, следовал всем ее желаниям, хотя не мог не видеть, насколько они пагубны для них обоих и для их семейной жизни.
Он все искал, чем бы ему отвлечь Аниту, как ее переключить. Но чувствовал, что не в силах этого сделать, – они жили среди чужих людей, жили только работой, и как только профессиональный интерес совпал с личным, Анита стала слепым фанатиком.
Однако Сезар не отчаивался и продолжал искать способ, чтобы помочь своей жене.
Между тем он сделался виртуозом в области младенческой хирургии, о его операциях написали несколько научных статей, после чего имя Сезара Андраду включили в красочные проспекты-рекламы, которые клиника регулярно рассылала в центры информации о лечебных учреждениях.
– Почему бы нам не отпраздновать мою мировую славу? – шутливо спросил Сезар Аниту, вертя в руках небесно-голубой с горными вершинами на обложке проспект.
– Да, конечно, нужно отпраздновать, – вдруг воодушевилась Анита, и Сезар обрадованно засуетился.
Алкоголь был изгнан из их дома с того самого дня, когда Анита поставила себе целью забеременеть, но сейчас на вопросительный взгляд мужа она ответила милостивым кивком, и Сезар вытащил две бутылки душистого розового вина, которое они оба так любили когда-то.
Немного выпив, Сезар расчувствовался, вспомнил былое, и ему вдруг пришла в голову счастливая мысль.
– Послушай, Анита! А почему бы нам не послать весточку нашим друзьям? – спросил он с улыбкой. – Давай отошлем этот проспект в Рио! Всем, кого любим и помним, а?
Анита насторожилась: Сезар нечасто упоминал о друзьях из Рио. У них обоих были не лучшие воспоминания об этих друзьях.
Муж смотрел на нее с ласковой улыбкой. И она, сделав над собой усилие, признала: с прошлым ничего не поделаешь, ни переменить, ни отменить его невозможно, и друзья остаются друзьями. Рано или поздно они встретятся, и лучше им встретиться по-доброму.
– Давай, – согласилась она. Но не выдержала и спросила: – А Эдуарде ты тоже пошлешь проспект с приглашением полечиться от бесплодия?
– Анита! – с упреком покачал головой Сезар. – А на вид такой ангелочек! Неужели до сих пор ревнуешь?
Анита поглядела на мужа исподлобья: да, так оно и было, и что она могла с собой поделать? При одном только имени «Эдуарда» что-то подкатывало у нее к горлу и начинало глухо колотиться сердце. Может, и к своим неудачам с беременностью она отнеслась бы гораздо взвешеннее, если бы не Эдуарда. Когда-то Анита крикнула Сезару, что готова быть для нее суррогатной матерью. Сколько в ней тогда было высокомерия, чувства превосходства, а теперь вот оказалась в том же положении, что и соперница. Но она родит! Непременно родит! Сезар должен знать, что не ошибся, когда выбрал ее, Аниту, а не Эдуарду, – потому что она – полноценная женщина, она может родить ему детей, дать настоящее семейное счастье.
– Я напишу Элене с Эдуардой письмо и пошлю им проспект, пусть они порадуются моим успехам. Они всегда принимали их близко к сердцу, – решил Сезар.
Элена прислала Сезару и Аните письмо после того, как правда открылась и они с Эдуардой нашли разумный компромисс по отношению к Марселинью.
Сезар был счастлив и ответил ей радостным письмом. Тяжелый камень наконец свалился с его души. Больше всего он был рад тому, что любовь и взаимопонимание близких ему людей нашли выход из, казалось бы, безвыходной ситуации.
Но с тех пор они друг другу не писали. И это было понятно: пережитое так трудно далось Сезару, что, несмотря на наступившее облегчение, ему подсознательно вовсе не хотелось вновь вступать во взаимоотношения с людьми, которые подвергли его столь тяжким испытаниям.
Но время шло, все сглаживалось, и теперь он ощущал настоятельную необходимость в дружеском общении. Болезненное состояние Аниты, возникшее чувство одиночества все чаще заставляли его вспоминать Рио, родителей, друзей, а среди них Элену и Эдуарду.
– Знаешь, – продолжал Сезар, – мы ведь можем пригласить их всех сюда отдохнуть. Здесь так красиво!
Он вдруг представил себе, как будет хорошо вновь оказаться среди близких. И Аните так нужно с кем-то поделиться своими проблемами. Может, Эдуарда сможет ей чем-то помочь? При этом он прекрасно понимал, что Анита сложно относится к Эдуарде, и все-таки…
– Все тяжелое позади, Анита! Поверь! – сказал Сезар. – Впереди будет только хорошее!
– Надеюсь! – ответила Анита.
* * *
Через несколько дней Эдуарда, Элена и Виржиния ахали, любуясь красотами на фотографиях, которые прислали им Анита с Сезаром.
Читая письмо, Элена невольно вздохнула с облегчением. Наконец-то Сезар простил ее, наконец-то их долгая и мучительная история завершилась.
Очень обрадовалась весточке от Сезара и Эдуарда. Ей было бы очень грустно, если бы они, друзья детства, вдруг расстались навсегда. Со временем она поняла, как тяжело ему дался обман, на который он пошел ради нее, и она простила его.
С удовольствием писала она письмо, обращаясь и к Сезару, и к Аните, рассказывая о своих малышах, о том, сколько с ними забот и как она справляется. Письмо получилось длинное и подробное, и Эдуарде показалось, что она провела долгий вечер с близкими людьми.
Вышло так, что она спрашивала совета – питание, режим, Психологические проблемы близнецов, – ей было очень важно многое выяснить, и она была рада, что может получить ответ на свои вопросы от людей, которым доверяет.
Эдуарда показала письмо, фотографии и проспект Марселу, и он просмотрел все с искренним интересом.
– Поздравь Сезара с успехом, – уважительно сказал он. – Какое доброе и важное дело он делает!
Неужели он когда-то ревновал к нему Эдуарду? Как это странно!
Многое осталось позади, прошлое кануло безвозвратно. И возвращаясь мыслями к прошлому, ко всему, что казалось когда-то таким мучительным и безысходным, Марселу и Эдуарда невольно улыбались, снисходительно и понимающе: какими они тогда были молодыми! Какими глупыми! И собственная глупость казалась трогательной.
– Лиза! Лиза! – позвала Эдуарда свою главную помощницу. – Мы с тобой чуть не пропустили вечернюю прогулку. Вот что значит получать письма от старых друзей!
Лиза уже вела к ней малышей – озорная голубоглазая Алисия была вылитый Марселу, а темными глазами Лауры смотрел на Эдуарду Жуаниту, и смотрел с обожанием.
Эдуарда взяла за руку Марселинью.
– А ты, папа, не составишь нам сегодня компанию? – спросила она.
– Я составлю вам компанию завтра, – весело отозвался Марселу. – Завтра же у Лизы выходной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во имя любви: Искупление - Карлус Мануэл



Очень интересно было прочитать продолжение.Спасибо автору за книгу.Читайте.
Во имя любви: Искупление - Карлус Мануэлнютка я
9.10.2014, 14.39





Я хочу получить эту фильм Во имя любви
Во имя любви: Искупление - Карлус МануэлЗайнура
18.11.2014, 13.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100