Читать онлайн Бесценное сокровище, автора - Карлоу Джойс, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесценное сокровище - Карлоу Джойс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесценное сокровище - Карлоу Джойс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесценное сокровище - Карлоу Джойс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлоу Джойс

Бесценное сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Мисс Мэдди! Мисс Мэдди!
Мэдди открыла дверь каюты и увидела за порогом сияющего Уилла. Он так и подпрыгивал от волнения.
– Выйдите на палубу, мисс Мэдди, – возбужденно тараторил он. – Выходите же быстрее! На горизонте – земля! Мы приближаемся к Нью-Йорку.
Мэдди быстро накинула на плечи шаль и выскочила из каюты. Шел конец августа, и в воздухе отчетливо чувствовался запах осени, в особенности сейчас, рано утром.
– Сюда, мисс Мэдди, – сказал Уилл, показывая на лестницу. – Капитан Йорк разрешил вам подняться на капитанский мостик. Оттуда лучше видно.
Мэдди поспешила за Уиллом вверх по лестнице, к рулевой рубке. Бен стоял у штурвала и уверенно вел судно к цели. На горизонте маячили еще штук десять кораблей, бросивших якоря неподалеку от морского порта. Синь воды вокруг шхуны пестрела белыми барашками волн.
Мэдди посмотрела вдаль: на горизонте и впрямь виднелась узкая полоска земли. Это, несомненно, был Нью-Йорк.
– А вот и наша спутница, – сказал Бен, добродушно улыбаясь. – Я подумал, что тебе будет приятно взглянуть на этот город издалека.
Она смотрела вдаль, стараясь разглядеть знакомые очертания города, в котором она была много раз. Мэдди нисколько не удивило, что гавань Нью-Йорка выглядела сейчас совсем иначе. Не было знаменитой статуи женщины с факелом в руке, которая всегда приветливо встречала гостей. Не прорезали небо силуэты высоченных небоскребов, неудержимо стремящихся ввысь. Отсутствовали многочисленные фабрики, выбрасывающие в небо огромные клубы дыма и копоти. Она вспомнила, что в ХVIII веке Нью-Йорк был преимущественно торговым городом и морским портом, а не промышленным гигантом. Вода за бортом отличалась чистотой и прозрачностью, без каких-либо признаков грязи и отходов, а Манхэттен просто утопал в зелени. Самое интересное, что вид Нью-Йорка неожиданно потряс Мэдди. Она в очередной раз убедилась, что действительно переместилась во времени. Даже грязные грунтовые дороги как бы говорили ей: смирись с этим, это на самом деле случилось с тобой.
– Ты выглядишь несколько ошарашенной, – заметил Бен, пристально взглянув на нее.
– Я ошарашена даже больше, чем ты можешь себе представить.
– Это самый большой город, который вы когда-нибудь видели? – спросил Уилл полным энтузиазма голосом.
Уилл даже представить себе не мог, какие чувства испытывала Мэдди, глядя на далекий берег. Если бы он только знал, каким чудесным городом станет Нью-Йорк в далеком будущем. А сейчас она должна найти правильный ответ. Мэдди решительно покачала головой.
– Нет, Уилл, думаю, Бостон намного больше. – Так ей удалось сказать правду и в то же время уйти от ответа. Тем более что в это время Бостон действительно был намного больше.
– Наступит время, когда Нью-Йорк станет самым большим городом на этой земле, – пророчески заметил Бен, не отрывая взгляд от горизонта.
– Думаю, ты прав, – поддержала его Мэдди. Ей показалось, что он проверял ее, желая убедиться в том, что она никого не посвящала в свою тайну.
На основной палубе кипела работа. Матросы сплотились, готовя судно к заходу в гавань.
– Мне кажется, что вся команда работает слаженно и дружно, – сказала Мэдди, глядя на стремительное движение на палубе. – Даже зачинщики беспорядков.
– Они просто знают, что через считанные часы смогут удовлетворить все свои желания, – весело заметил капитан. – На берегу есть много увеселительных заведений, где их ждут женщины, виски и самые разнообразные развлечения.
– Каждый получит то, что ему больше всего нужно, – тихо сказала Мэдди, вспомнив свои собственные желания.
Она с нетерпением ждала того момента, когда сможет сойти на берег, ощутить под ногами твердую почву, увидеть женщин этой эпохи, прогуляться в парке, а главное – окунуться в теплую воду настоящей ванны. Правда, она уже знала, что не стоит обольщаться и ожидать исключительных удобств, к которым она привыкла. Да и вообще всегда нужно быть начеку. Она должна быть крайне осторожной даже тогда, когда рядом с ней Бен Йорк. С другой стороны, с таким же успехом она могла быть захвачена бандой мотоциклистов или уличных хулиганов в двадцатом веке. А могло случиться и самое худшее – не всегда же рядом оказывается спаситель, такой, как Бен Йорк. Он порою был груб и даже жесток, но все же ему не чуждо было чувство чести и благородства, а если прибавить к этому необычайную страстность и нежность, то, согласитесь, получится что-то совершенно необыкновенное. Да и такой замечательный мальчик, как Уилл Макнэб, вряд ли отыскался бы в двадцатом веке. У него была какая-то ненасытная жадность к знаниям и учебе. Он очень способный парень. Она подумала, что Уилл и она необходимы друг другу, и, значит, они останутся друзьями.
Ведь оба они в некотором роде сироты.
Конечно, за это время она уже привыкла к шхуне и тем ограничениям, которые вытекали из создавшейся ситуации. Но сейчас терпению пришел конец. Ей так хотелось сойти на берег, познакомиться с новыми людьми, поболтать с прохожими! Хотя, конечно, каждая новая встреча могла создать новые проблемы и новые трудности.
– Уилл, спустись, пожалуйста, в мою каюту и принеси оттуда шпагу, – попросил мальчика капитан.
Мэдди осторожно посмотрела на парня. Он прекрасно знал, что она каждый Божий день упражняется в фехтовании, но при этом держал язык за зубами. Даже сейчас выражение его лица нисколько не изменилось.
– Да, сэр! – гордо отчеканил тот и поспешил выполнять приказ.
– Ты действительно выглядишь слегка озабоченной, – заметил Бен, повернувшись к ней. – Неужели ты не рада, что мы наконец-то бросим якорь в Нью-Йорке?
Мэдди выдавила из себя улыбку.
– Как тебе сказать… Просто этот город кажется совершенно незнакомым. Он напомнил мне, что я у вас чужая.
Бен посмотрел на нее с симпатией, но промолчал, не воспользовавшись возможностью сообщить ей, верит ли он в эту сказку. Через некоторое время он снова обратился к ней:
– Я хочу, чтобы ты спустилась в каюту и надела то прекрасное зеленое платье.
– Ты хочешь, чтобы я в нем сошла на берег?
Бен улыбнулся.
– Именно. Кроме того, я хочу, чтобы ты произвела хорошее впечатление на представителей губернатора, которые поднимутся на борт для сбора пошлины.
– Мне трудно оторваться от вида Нью-Йорка.
– Ступай и сделай то, что я сказал, – твердо заявил Бен. – Скоро ты увидишь этот город вблизи.
Сара Оурт была одета в великолепное парчовое платье, а ее голову украшала не менее элегантная шляпка с экзотическими перьями и несколькими широкими лентами. Сейчас она стояла возле письменного стола и сортировала деловые бумаги, готовясь начать свой обычный рабочий день. В этот момент послышался легкий стук в дверь.
– Да, Герда? – сказала Сара, поднимая голову. Герда тихо вошла в кабинет и отвесила поклон хозяйке.
– Посыльный принес сообщение, миссис Оурт.
– И где же это сообщение?
– Оно было сделано в устной форме, мадам. Он приказал мне повторить его вам.
– В таком случае сделай это немедленно, пока солнце еще не село, – заметила Сара.
– Он сообщил, что «Уилма», судно капитана Йорка, уже пришвартовалось в гавани Нью-Йорка и скоро чиновники приступят к оформлению документов.
Сара даже подпрыгнула от неожиданности.
– Ты уверена в этом, девушка?
– Да, мадам. Сообщение было очень коротким. Я не могла ошибиться.
– А посыльный еще здесь?
– Да, мадам.
– Скажи ему, чтобы подождал внизу. Я должна написать записку Майклу Фарадею. Да поторопись, а то он уйдет. Это отнимет у меня несколько минут.
Герда кивнула и вихрем вылетела из кабинета.
Сара быстро подошла к столу, взяла там листок, на котором написала следующие слова: «Пожалуйста, потрудитесь сделать так, чтобы капитан Йорк получил приглашение на губернаторский бал. Это стоит того, чтобы проявить по отношению к нему максимальную гостеприимность».
Затем она быстро поставила свою подпись, свернула послание и вложила его в конверт, который адресовала Майклу Фарадею, представителю губернатора Нью-Йорка. Запечатав конверт расплавленным воском, она прижала к нему печатку, на которой отчетливо выделялось ее имя.
К этому времени Герда уже вернулась в кабинет и застыла у порога, ожидая дальнейших указаний.
– Вот, – сказала Сара, протягивая ей конверт. – Да скажи, чтобы он поторапливался.
– Я должна вернуться сюда?
– Нет, оставь меня, – резко выпалила Сара, не скрывая раздражения.
Герда исчезла за дверью, а Сара подошла к окну и посмотрела на видневшуюся неподалеку гавань. Если бы она поднялась на верхний этаж, то, вероятно, смогла бы увидеть шхуну Бена Йорка.
– Какая досада! – пробормотала она и нахмурилась, как грозовая туча. Если бы Йорк прибыл сюда хотя бы пару дней назад, она бы сэкономила деньги и избавилась от многих хлопот. Во всяком случае, она не посылала бы Катру в Кюрасао. – Но с другой стороны… – задумчиво произнесла она, Катра может получить важные сведения, которые будут особенно ценны, если Бену удастся каким-то образом улизнуть.
Мысли вихрем проносились в ее голове. Если все получится именно так, как она задумала, то у Бена не останется выбора. Он не сможет позволить себе отказаться от приглашения на бал губернатора. Никто из капитанов, которые часто заходят в гавань Нью-Йорка, не может отказаться от приглашения на этот бал, чтобы не оскорбить губернатора. А Белломонт, новый губернатор Нью-Йорка, очень болезненно относится к подобным вещам. Ведь именно он решает, кому предоставить таможенные привилегии, а у кого их отнять. Торговля – главный источник процветания этого города, и капитаны судов прекрасно знают об этом. Да и ее собственное благополучие строится исключительно на торговле привозными товарами. Поэтому каждый городской голова пытается разработать и внедрить свои собственные правила для заходящих в порт судов. Так, например, при Питере Стювесанте капитаны каперских судов вынуждены были особо договариваться не только о плате за стоянку и ремонт судов, но и о праве беспрепятственно передвигаться по улицам города. К тому же капитаны должны были нести полную ответственность за все действия своей команды, сошедшей на берег. А привилегии зависели от того, в каких отношениях находится данный капитан с губернатором.
Конечно, голландцы уже давно отошли от власти, но англичане такие же буквоеды, как и голландцы. Представители этих наций прекрасно уживаются в одном городе, и фактически мало что изменилось здесь с тех пор, как англичане захватили власть.
– Да, Бен Йорк, – злорадно прошептала Сара, – ты не сможешь отказаться от приглашения на бал. А если ты там появишься, то оглянуться не успеешь, как окажешься в моих сетях. – На ее губах заиграла злорадная усмешка.
– Ну вот, прекрасно, – сказал Бен, окидывая Мэдди оценивающим взглядом. – Это именно то, что требуется.
Мэдди прошлась перед Беном, демонстрируя свое искусство манекенщицы. Платье действительно было великолепным – достаточно скромным и в то же время весьма соблазнительным, подчеркивающим все достоинства ее фигуры. Правда, Бен уверял, что это платье относится к категории дневных, в которых женщины должны ходить после обеда.
– Требуется для кого? – спросила Мэдди, с любопытством поглядывая на него. Бен тоже был одет весьма экстравагантно. Она еще никогда не видела его таким. На нем были белоснежные бриджи, туго обтягивающие его стройные ноги, длинные голубые чулки и черные туфли с серебряными застежками. Поверх кружевной рубашки он надел голубого цвета жилетку, гармонировавшую с чулками. Рубашка была отделана золотой тесьмой, которая так же гармонично сочеталась с большими золотыми пуговицами. Его туалет завершался шляпой с золотой каймой.
Бен выглядел удивительно красивым. Его не портила даже борода, которую он аккуратно подрезал и подровнял. Мэдди показалось, что в этом костюме он производил впечатление мужчины не только красивого, но и весьма влиятельного. Именно так, по ее мнению, должен выглядеть человек, чувствующий себя хозяином в городе.
Он посмотрел на нее и снисходительно улыбнулся:
– Как ты можешь задавать мне этот вопрос? Ты надела этот наряд для Нью-Йорка, для того, чтобы мне было приятно пройтись с тобой по его улицам, вызывая зависть у его граждан.
Она промолчала: ей показалось, что он слегка подтрунивает над ней.
– Ты не удостоила меня: ответом, дорогая.
– Я уже научилась держать себя в руках, когда ты пытаешься дразнить меня.
Бен рассмеялся.
– Ну что ж, скоро Майкл Фарадей прибудет в порт на своей великолепной карете, и мы начнем переговоры об условиях стоянки и размере пошлины.
– Не понимаю, – удивилась Мэдди.
– Разве в твое время суда швартуются в гавани бесплатно?
Мэдди сдвинула брови и задумалась. По правде говоря, ей никогда не приходило в голову, что за стоянку судов надо платить деньги. Впрочем, администрация порта в Нью-Йорке действительно должна брать деньги за обслуживание судов. Во всяком случае, это было бы логично.
– Нет, они, кажется, тоже платят за это, – сказала она после небольшой паузы.
– Вот видишь? И нам придется платить, но это будет определенный процент от нашей добычи. Послушай, дорогуша, когда Майкл Фарадей увидит тебя, у него может возникнуть определенное желание…
– Прекрати, Бен. Хватит злить меня.
Ее реакция рассмешила его. Замечательная леди, подумал он. Такая наивная и в то же время дерзкая кокетка. Он не мог не признать, что ему доставляет немалое удовольствие дразнить ее. Тем более что таким образом он пытался скрыть зарождение какого-то более серьезного чувства к этой необыкновенной женщине. Нет, ничего страшного, это пойдет ей на пользу. Женщина, его женщина, должна пройти через ряд самых серьезных испытании и овладеть определенным опытом. Сейчас она только хочет казаться необычной, а должна стать такой на самом деле. Что он, собственно говоря, знает о ней? Только то, что она сама рассказала. А если это ложь? Нет, он не может признаться в своих чувствах, пока не узнает более подробно о ее прошлом. Он должен быть уверен. Бен быстро прижал ее к себе и поцеловал в щеку.
– Хочу заверить, что вовсе не намерен расстаться с тобой.
– И мне не придется рассказывать о себе? спросила Мэдди и изучающе взглянула на него темно-зелеными глазами.
– Абсолютно, дорогая, но ты приходи в каюту. Мы не должны затягивать это дело с Майклом Фарадеем.
– А кто он? Неужели такая важная персона?
– Да, в руках этого человека находятся все ключи от королевства под названием Нью-Йорк. Если говорить грубо, то он главный грабитель при губернаторе Белломонте, а если мягко – его представитель.
– Ты хочешь сказать, что губернатор берет себе какой-то процент от всех товаров, находящихся в трюмах?
– Не только губернатор. Это дело поставлено здесь на широкую ногу. Но все равно намного лучше платить дань одному человеку, чем договариваться с дюжиной торговцев.
– И ты не возражаешь против этого грабежа?
– Я буду возражать только тогда, когда цена покажется мне чересчур высокой. Я бы не заходил в этот порт, если бы у меня здесь не было срочных дел. Как я уже рассказывал тебе, много лет назад я заключил соглашение с Уильямом Киддом. Я пообещал ему тогда, что вернусь в Нью-Йорк, заберу его дочь Мелиссу, буду заботиться о ней и сделаю все возможное, чтобы она получила свою часть спрятанных им сокровищ.
– Расскажи мне, пожалуйста, о последней жене капитана Кидда.
– Это очень богатая женщина и к тому же непомерно алчная. Кидд как-то признался мне в порыве откровенности, что допустил большую ошибку, женившись на ней. Сара настолько жестокая и жадная, что не остановится ни перед чем, чтобы увеличить свое и без того солидное состояние. По правде говоря, я нисколько не удивлюсь, если обнаружится, что она самым непосредственным образом причастна к его гибели. – Бен сокрушенно покачал головой, а потом добавил: – Он давно подозревал Сару в неблаговидных делах и, как мне кажется, именно поэтому обратился ко мне с просьбой позаботиться о дочери.
– Послушай, Бен, как ты можешь доверять своей команде? Ведь они были рядом с тобой, когда ты прятал сокровища Кидда.
– Среди них есть несколько человек, которым я могу доверить даже свою жизнь. Только они знают все, а что же касается остальных, то они знают очень мало. Мы забрали свои собственные драгоценности и оставили три сундука, в которых нет ничего особо ценного. Что же касается сокровищ Кидда, то они припрятаны в самом труднодоступном месте. Никто не сможет отыскать этот остров без подробной карты.
Мэдди задумалась. Когда Бен уже подошел к двери и протянул руку, чтобы открыть ее, она сказала:
– Ты говорил, что собираешься подключить меня к этому делу. Каким образом? В качестве кого?
– Понимаешь, мне обязательно нужно найти Мелиссу и отправить ее в Кюрасао. Ты же женщина и могла бы сыграть для нее роль сестры. Кроме того, ей понадобится твоя помощь. Я хочу, чтобы она, как и Уилл, научилась читать и писать. Мы проведем зиму в Кюрасао, а когда я буду окончательно уверен, что мы избавились от Сары, я сделаю все возможное, чтобы девочка получила свое законное наследство.
– Думаешь, Сара попытается вмешаться? – Бен снисходительно усмехнулся:
– Я уверен: она не остановится ни пред чем, чтобы заполучить богатства Кидда. Это ее давняя мечта, и она от нее не отступится. Сара очень влиятельна и, несомненно, задействует все свои связи, чтобы добиться цели. А моя задача заключается в том, чтобы разубедить ее. Я должен доказать ей, что никаких сокровищ Кидда в природе не существует, что это всего лишь миф, красивая легенда, не имеющая под собой абсолютно никаких основании.
Мэдди кивнула. Только теперь она стала понемногу понимать его планы. Она знала, что сокровища Кидда так и не были обнаружены и специалисты продолжали бесконечно спорить относительно того, существовали ли сокровища легендарного пирата в действительности или это всего лишь миф.
– Я хочу, чтобы ты взяла Мелиссу под свое крыло, – добавил Бен после небольшой паузы.
Они посмотрели друг другу в глаза и понимающе улыбнулись. Мэдди не скрывала того, что ей было приятно от такого доверия, оно льстило ей. Кажется, он действительно ценил ее образованность и ум, коль решил доверить ей обоих детей. А самое главное – они будут вместе. В ее голове роилась куча самых разнообразных вопросов, касающихся Мелиссы, Сары Оурт и даже Кюрасао. Интересно, как сложится ее жизнь на этом острове? Все было так туманно, неопределенно. Но ничего не поделаешь. Нужно принимать действительность такой, какая она есть.
– Ну хорошо, – согласилась Мэдди, – если ты, конечно, не станешь говорить о том, что хочешь продать меня за право пришвартовать судно в нью-йоркской гавани.
Бен наклонился и снова поцеловал ее.
– Я не знаю человека, у которого было бы столько денег, чтобы он мог купить тебя, – прошептал он ей на ухо.
В этот момент кто-то громко ударил в судовой гонг.
Это мог быть либо Уилл, либо Черный Генри.
– Пойдем, дорогая, – решительно сказал Бен. – Наш гость уже на судне.
Он взял ее под руку, и они не спеша спустились вниз. Мэдди была поражена тем, что ей довелось увидеть. Вся команда, даже те, кто нападал на нее, преобразилась до неузнаваемости. Все были чисто выбриты, вымыты и одеты в свои лучшие праздничные наряды. Они стояли на палубе по стойке «смирно», вытянувшись в длинную шеренгу.
Когда Бен и Мэдди подошли к этой шеренге, на борт судна не торопясь поднялся дородный мужчина в черных туфлях с огромными серебряными застежками, черных бриджах с золотой каймой, белой рубашке и необыкновенно нарядной шляпе колониального стиля. В его руках было нечто такое, что напомнило Мэдди «дипломат» конца двадцатого века, в глазу поблескивал монокль с тяжелой цепочкой из золота. Лицом он напоминал хищную птицу.
– А, капитан Йорк! – воскликнул гость, направляясь к Бену. – Как я рад снова видеть вас! Сколько месяцев мы с вами не встречались?
Чиновник продолжал разговаривать с Беном, но его жадные глаза не отрывались от его спутницы. Мэдди даже показалось, что он сверлит ее своим острым взглядом. Только сейчас она поняла, почему его лицо с самого начала показалось ей странным. Сам он был так тощ, что, казалось, мог рассыпаться прямо на палубе, и черты лица имел чрезвычайно заостренные. В общем, он очень напоминал ей остроголовую и пучеглазую ворону.
– Почти год, – спокойно ответил капитан.
Ей показалось, что Бен совершенно не обращает внимания на то, что гость буквально пожирает ее глазами. Мэдди гордо вскинула голову, хотя и не отважилась посмотреть прямо в лицо этой важной птице. Все в этом человеке указывало на его чрезвычайно важное положение в обществе, в особенности массивная золотая цепь, к которой были прикреплены дорогие и необыкновенно красивые карманные часы.
Поприветствовав Бена, он отвесил ей легкий поклон и загадочно улыбнулся какой-то бесхитростной и простодушной, кш, ей показалось, улыбкой.
– Я вижу, у вас появилась новая и совершенно очаровательная спутница, капитан Йорк, – пролепетал он. – Могу ли я рассчитывать быть представленным столь очаровательной особе?
– Разумеется, – охотно согласился Бен и улыбнулся. – Это мисс Мэдди Эмерсон.
– Очень приятно, очень приятно, – повторил Майкл Фарадей и, грациозно склонившись, поцеловал ее руку. При этом его томные глаза как-то загадочно загорелись. Выпрямившись, он бросил Последний взгляд на ее глубокий вырез и впервые посмотрел на Бена.
– Вы, мой дорогой друг, как всегда, демонстрируете превосходный вкус.
Бен оставил без внимания эту реплику.
– Может быть, мы прямо сейчас приступим к делу?
– Да, конечно.
– В таком случае давайте прихватим бутылку шерри, пойдем в мою каюту, и я представлю вам список всех моих товаров. Затем, если вы захотите проверить содержимое трюма…
Майкл Фарадей зорко окинул взглядом судно, а потом снова мило улыбнулся.
– Нет, нет, вашей декларации будет вполне достаточно. Я знаю, вы человек чести. Тем более что мы всегда справедливы в своих требованиях.
– Безусловно, – согласился с ним Бен и слегка подтолкнул гостя к лестнице. Затем мужчины расступились, пропуская вперед Мэдди. Та гордо направилась к каюте, а они последовали за ней.
Бен Йорк и Майкл Фарадей сидели за тем самым небольшим столиком, за которым совсем недавно праздновался день рождения Бена. Правда, сейчас вместо нарядной белоснежной скатерти он был покрыт толстым слоем всевозможных бумаг с описанием груза.
Мэдди сидела чуть поодаль и, выполняя роль хозяйки, наполняла по мере необходимости стаканы вином. При этом она заметила, что Бен пил гораздо меньше и реже, чем Майкл Фарадей.
– А, вижу, вы везете материал из Индии! Он пользуется огромной популярностью у торговцев Нью-Йорка.
– Да, я захватил эту ткань на одном французском галеоне неподалеку от Мадагаскара.
– Сорок рулонов? Недурно, недурно. Скажите, это тот самый материал, из которого шьют сари? Прекрасная ткань – мягкая, эластичная, прошитая золотыми и серебряными нитками.
– Совершенно верно, – подтвердил Бен. – Бесценное сокровище.
Маленькие хищные глазки Майкла Фарадея жадно заблестели.
– Пять рулонов?
– Согласен, – твердо сказал Бен и записал на отдельном листе: «Пять рулонов индийской ткани».
– Так, восточные пряности… ммм… – Майкл Фарадей задумался, потирая рукой щеку. – Один контейнер имбиря?
– Годится, – согласился Бен, сделав соответствующую пометку в своем списке.
– И сахар, – добавил Майкл Фарадей, указывая пальцем в нижнюю строчку декларации.
– Да, сахара у нас достаточно, – сказал Бен, довольно улыбаясь. – Мы же идем из Карибского бассейна как-никак.
Мэдди была рада, что Майкл Фарадей не видел в эту минуту ее лица. Ловко Бен надул его. Ведь они шли с совершенно противоположной стороны. Похоже, Бен не желает, чтобы чиновники Нью-Йорка знали о его маршруте.
– Сотни фунтов сахара будет вполне достаточно, – объявил Майкл Фарадей.
– Да, но это чертовски дорогой груз, – мягко возразил ему Бен, потирая ладонью щеку.
Неужели это правда? – для Мэдди это было довольно любопытное открытие. Никогда она не думала, что сахар, продукт, который в ее время был дешевым и доступным, тогда считался столь ценным товаром. Да, конечно, вспомнила она, ведь сахар доставлялся сюда из далеких стран и только много позже будет производиться на месте. Кроме того, еще не изобрели холодильников, и поэтому сахар и соль долгое время служили для сохранения продуктов.
– Как долго вы собираетесь оставаться в порту, капитан?
– Неделю, может быть, дней десять, не больше.
– Значит, вы считаете, что мы берем слишком много сахара?
– Нет, это было бы вполне разумно, если бы на этом наш список закончился.
– Согласен, – быстро сказал Майкл Фарадеи. – Пожалуйста, распорядитесь, чтобы все это было погружено в мою карету.
Бен подошел к двери и громко окликнул Черного Генри, Который в ту же минуту появился. Отдав необходимые распоряжения, капитан вернулся в каюту, где сразу же подписал документ и передал его Майклу Фарадею на подпись. Завершив все формальности, тот свернул лист и засунул его в чехол. Второй экземпляр остался у Бена.
– Да, вот еще что, – неожиданно сказал Фарадеи, вставая со стула и распрямляя затекшие ноги. Боже мои, я чуть было не забыл! Губернатор и миссис Белломонт никогда бы не простили мне этого. – С этими словами гость достал из кармана большой белый пакет с огромной круглой печатью. – Это приглашение на костюмированный бал, который состоится в субботу вечером. Губернатор и его супруга приглашают вас и вашу даму на это торжество.
Бен взял протянутый ему пакет и слегка поклонился.
– С удовольствием принимаем приглашение.
Фарадей снова повернулся к Мэдди и поцеловал ей руку.
– Рад был познакомиться с вами, дорогая. Надеюсь, вы оставите для меня хотя бы один танец? Скажите мне по секрету, в каком костюме вы будете на балу, чтобы я мог вас узнать?
Бен обнял ее за талию и слегка прижал к себе.
– Дело в том, что на судне нет ничего подходящего для столь торжественного случая, но мы намеренно подберем что-нибудь, когда сойдем на берег. Но можете не волноваться. Мы обязательно дадим вам знать. Кстати, а в каком костюме будете вы?
– Я всегда надеваю наряд Принца Ночи, – сказал Фарадей с хитрой улыбкой. – Да, мой друг, я буду похож на самого дьявола.
Бен сохранил невозмутимость, а Мэдди почувствовала, что по ее спине пробежал неприятный холодок. Ужасный человек, подумала она. Надо держаться от него подальше.
Через час Бен Йорк помог Мэдди спуститься вниз по трапу, а затем подхватил ее и поставил на землю. Ее охватило какое-то странное чувство. Оно было знакомое и вместе а тем давно забытое. Их шхуна пришвартовалась возле дока, там, откуда шла широкая и довольно грязная дорога. Все пространство вокруг поросло кустарником, из-за которого виднелись невысокие домики Нью-Йорка. Разумеется, это был не тот мегаполис, в котором она часто бывала, а маленький городок с кривыми улочками и деревянными строениями. Мэдди определила, что они находились чуть восточнее того места, которое сейчас называлось Бродвеем.
Прежде чем покинуть судно, Бен оставил там несколько наиболее преданных людей, а всех остальных отпустил на берег. Матросы тут же погрузились в фургоны и отправились в город, где намеревались накачаться вином и вдоволь погулять с хорошенькими женщинами.
– Пойдем, – сказал Бен, помогая Мэдди взобраться в карету. – У нас еще очень много дел.
Мэдди помахала рукой Уиллу, который вместе с Черным Генри стоял на палубе, провожая их взглядом, и они тронулись в путь по неровной грунтовой дороге.
Вскоре экипаж повернул на широкую улицу, и она с удивлением заметила, что уже в те времена она называлась Бродвеем.
– Что же это за дела, которые нам нужно так срочно сделать? – спросила она капитана.
– Прежде всего – зайти к Саре Оурт и попытаться отыскать Мелиссу. Затем поедем в какой-нибудь магазин и подберем себе соответствующие карнавальные костюмы. Раз уж мистер Фарадей оказал нам такую честь, вручив приглашение от самого губернатора, мы должны отнестись к нему со всей серьезностью.
– А мне показалось, что ты не очень-то любишь губернатора, – задумчиво сказала Мэдди. – К тому же ты спешил в Кюрасао.
– Есть вещи, которые носят, так сказать, протокольный характер. Они предусмотрены определенным этикетом. Если губернатор приглашает нас на бал, то мы никак не можем отказаться, тем более что нам еще не раз придется швартоваться здесь.
– Понятно. Протокол?
– Да, протокол.
Карета тряслась по грунтовой дороге до тех пор, пока не свернула на мостовую, покрытую булыжником. Вдоль дороги выстроились многочисленные таверны и гостиницы. Она без особого труда догадалась, что именно здесь располагались все злачные места, хотя в современном Нью-Йорке в этой части города находился финансовый центр страны.
Вскоре карета свернула за угол, и картина изменилась самым радикальным образом. Толька сейчас Мэдди сообразила, что они пересекли Манхэттен с востока на запад в районе современной Бридж-стрит. Вдали виднелся большой форт, окруженный зеленым поясом деревьев. Бен показал ей на огромное серое здание местной тюрьмы, за которым находился особняк губернатора, а чуть поодаль – величественное здание церкви Святой Троицы. Это было самое высокое сооружение в Манхэттене.
За церковью начались узкие улочки с небольшими кирпичными домиками, где жили преуспевающие торговцы.
Мэдди глубоко вдыхала чистый прохладный воздух и наслаждалась видом из окна кареты. Этот мир поражал ее своей чистотой и непосредственностью.
Карета сделала еще несколько крутых поворотов и наконец остановилась перед огромным каменным зданием на Принцесс-стрит. Над массивной входной дверью красовалась золотисто-зеленая надпись, извещавшая, что в этом доме находилась таверна и гостиница «Нью-Амстердам-Йорк».
– Мы остановимся здесь, – сказал Бен, спрыгивая с подножки и протягивая ей руку.
– Ты не говорил мне, что мы будем жить в городе.
– Я сказал Уиллу, чтобы он уложил в сумку немного вещей. Все остальное мы купим. Пойдем, пойдем, и не говори, что не хочешь поспать спокойно на твердой земле и избавиться хотя бы на время от надоевшей каюты. Мы будем жить в самой настоящей комнате и спать в самой настоящей постели.
– О да, я очень рада этому, – не удержалась Мэдди. – А здесь есть приличная ванна?
– Ах да, я и забыл, что тебе нужно нечто большее, чем просто провести ночь со мной. Да, я думаю, здесь найдется все необходимое.
Мэдди улыбнулась и охотно спрыгнула вниз, держась за его руку.
– У этой гостиницы двойное название?..
– Да, здесь лучшее из обоих миров. Думаю, что Нью-Йорк отныне навсегда останется английским, но в городе очень много голландцев. Кстати, это весьма дружелюбные люди. Голландцы и англичане всегда превосходно ладили друг с другом, поэтому у нас не будет никаких проблем.
– Приятно это слышать, – совершенно искренне сказала Мэдди.
Бен повел ее к дому, почему-то стороной обходя парадный вход.
– Давай войдем через боковую дверь, чтобы не нарываться на толпу пьяных клиентов.
– Но это же не какой-нибудь портовый кабак. Неужели здешние клиенты так опасны?
– Нет, они совершенно не опасны, но в это время суток лучше войти в дом через боковую дверь, в особенности если мы хотим остаться незамеченными.
Не успела Мэдди подумать над его словами, как Бен открыл дверь и сделал шаг в сторону, пропуская ее вперед. Вестибюль гостиницы не отличался размерами, но был очень уютным. Возле камина стояли несколько мягких стульев с небольшим столиком, где посетители могли зарегистрироваться и уплатить по счетам. Рядом на стене висело около десятка ключей от номеров.
– Хозяйка этой гостиницы – мадам Молли Мерривезер, но все предпочитают называть ее просто матушкой Молли. Я ее знаю очень давно и во всем могу доверять ей.
– Неужели это так важно?
Бен грустно усмехнулся:
– В городе, которым правят такие люди, как губернатор Белломонт, Майкл Фарадей и Сара Оурт, подобное преимущество является далеко не лишним.
С этими словами Бен взял со стола колокольчик и громко звякнул. Тут же из комнаты напротив появилась пухленькая женщина невысокого роста. Роскошные светло-серые волосы были тщательно заплетены в косички и завязаны на затылке. На фоне темного платья особенно белоснежным казался фартук, гармонировавший с ее белым круглым лицом. Какое-то время она смотрела на Бена, а потом просияла и протянула ему обе руки.
– Бен Йорк! Боже мой! Радость-то какая! Ты так зарос, что тебя невозможно узнать! Неужели это ты спрятался в такой копне волос? Господи, зачем тебе эта борода? Ты с ней какой-то чужой!
Бен засмеялся и по-медвежьи обхватил ее.
– О, матушка Молли, ты совсем не изменилась!
– Ты такой лгун, Бен Йорк, но мне всегда нравилась твоя ложь. А где же Черный Генри и этот грубиян Лопес де Вака? Да, и этот замечательный мальчик Уилл?
– Они сейчас на вахте, но непременно придут сюда завтра вечером.
– Надеюсь, все остальные остались где-нибудь возле доков?
Он ухмыльнулся.
– Да, они заняты делом.
– Да, эти дела не для меня. У меня солидное заведение. Ну а сейчас скажи, пожалуйста, кто эта милашка, которая повисла у тебя на руке?
– Это Мэдди Эмерсон. Мэдди, это матушка Молли.
– Дорогая, ты можешь звать меня просто Молли. Мои мальчики любят дразнить меня.
– Очень приятно познакомиться с вами, – сказала Мэдди и улыбнулась.
– Ну хорошо, а сейчас, я полагаю, вы захотите поселиться в десятом номере? Это самый лучший номер в моей гостинице.
– Да, это именно то, что нам сейчас нужно. Я мечтал об этом уже много месяцев. – Бен улыбнулся и хитро подмигнул хозяйке. – К тому же Мэдди понадобится сегодня горячая ванна.
– Не могу упрекнуть ее в этом. Я сама позабочусь о том, чтобы все было в наилучшем виде.
Матушка Молли улыбнулась и подмигнула Мэдди.
– Думаю, что в номер нужно поставить еще одну ванну. Она вам не помешает. Тебе тоже неплохо бы смыть с себя всю грязь, – сказала она, окинув Бена оценивающим взглядом.
Мэдди почувствовала, что краснеет. Намеки этой женщины были настолько прозрачны, что истинный смысл ее слов был совершенно очевиден.
– Неплохая идея, – невозмутимо ответил Бен. А сейчас нам нужно повидаться с Сарой Оурт. Кстати, оставь за мной и девятый номер. Думаю, он может нам пригодиться.
– Нет проблем. – Матушка Молли сняла с крючка ключи от десятого и девятого номеров и протянула их Бену. – Они твои в любое время дня и ночи. Но только не приводи сюда эту Сару Оурт. Мне было бы крайне неприятно, если бы здесь появлялись подобные личности. – Молли решительно покачала головой, а потом повернулась к Мэдди. – Ужасная женщина эта самая Сара, – пояснила она и грустно вздохнула.
– Обещаю, что ничего подобного не произойдет, – успокоил ее Бен. – Тем более что женщина мне нужна совсем другая.
Матушка Молли удивленно подняла бровь и показала пальцем, чтобы он наклонился:
– Будь начеку, Бен Йорк. Может быть, у тебя свои планы, но здесь уже давно ходят слухи, что она ищет встречи с тобой. Говорят, что ты знаешь что-то важное о сокровищах Кидда, а Сара Оурт, как ты понимаешь, никогда не упустит малейшей возможности завладеть его богатством. Эта сучка такая жадная, что пойдет на все, чтобы добиться своего.
– Спасибо за предупреждение, Молли, но для меня это уже давно не секрет.
– Надеюсь, но все же будь осторожен.
Бен крепко пожал ее руку, а затем показал на корзину с продуктами, которую недавно принес торговец.
– Распорядись, чтобы в наш номер принесли что-нибудь поесть, – попросил он. – Мы вернемся через несколько часов.
– Может, мне стоит приготовить вам ужин? – заботливо поинтересовалась хозяйка.
– Нет, сегодня не надо, – отказался Бен. – Мы поужинаем в «Трех перьях».
– О, это великолепно! – всплеснула руками матушка Молли.
– Это ведь наш первый вечер в Нью-Йорке.
– Отлично, но только не забывай о моем предупреждении и не попадись в ее сети.
Для убедительности Молли погрозила ему пальцем, но Бен лишь улыбнулся в ответ да крепко обнял ее.
– Дорогуша, внимательно следи за ним, – сказала хозяйка, повернувшись к Мэдди. – Знаешь, он никогда не воспринимал меня всерьез.
– Постараюсь, – едва успела ответить Мэдди, так как Бен резко повернул ее к выходу и потащил к карете. Назвав адрес кучеру, они вновь помчались по пыльным улицам города.
Мэдди показалось, что они ехали очень недолго, но потом она вспомнила, что в 1702 году Манхэттен был заселен лишь частично. В основном все дома располагались между доками и той улицей, которая ей была известна под названием Уолл-стрит. Все же остальное пространство острова было занято фермерскими полями. Карета остановилась перед домом, который показался ей весьма элегантным. Трехэтажный, он был сложен из огромных кусков камня, венчали его небольшие мансардные окна. Особняк окружал удивительно пышный сад. Среди его деревьев виднелся небольшой садовый домик, покрытый соломенной крышей.
Они вышли из кареты и направились к дому по вымощенной камнем дорожке. Подойдя к двери, Бен постучал массивным медным дверным кольцом.
– Роскошный особняк, – заметила Мэдди. Даже в мое время он считался бы вполне приличным.
– Еще бы. Я уже говорил тебе, что Сара Оурт очень богатая и влиятельная дама.
Мэдди промолчала, хотя ей хотелось задать Бену массу вопросов. Несомненно, такие женщины, как Сара Оурт, были наперечет не только в Нью-Йорке, но и во всем Новом Свете. Было бы интересно узнать, как ей удалось занять такое место в мире, где властвуют мужчины. Неужели это лишь результат удачного замужества? Но сейчас не было времени на выяснения. Позже она непременно спросит у Бена. Надо же в конце концов узнать, как жили женщины в это время.
Дверь отворилась, и на пороге появилась миловидная девушка, которая весьма учтиво объявила, что мадам Оурт сейчас нет дома.
Бен был намного выше девушки и поэтому бесцеремонно бросил взгляд поверх головы горничной.
– И где же сейчас находится мадам Оурт? – спросил он, даже не взглянув на нее.
– Не могу сказать вам определенно, сэр, – замялась та. – Мадам Оурт не говорит мне, куда уходит.
Бен взял Мэдди под руку и подтолкнул ее к двери, последовав за ней.
– Сэр, мадам не говорила мне, чтобы я…
– Мелисса! – заорал Бен. – Мелисса! Ты здесь? – Его голос эхом разнесся по дому, а служанка лишь испуганно взглянула на него и застыла с открытым ртом.
– Мелисса! Это Бен Йорк! Ты здесь?
– Бен!
Мэдди повернула голову в том направлении, откуда послышался юный голос. На верхней площадке лестницы стояла необыкновенно привлекательная блондинка с золотисто-соломенными волосами. Длинные волосы свободно спадали на плечи, из-за чего ее хрупкая фигура казалась еще более утонченной, как будто вырезанной из камня. Неужели эта роковая женщина и есть та самая маленькая Мелисса? Мэдди была поражена этим открытием.
Мелисса тем временем изящно приподняла подол юбки и быстро спустилась вниз. У нее были прекрасные карие глаза с необыкновенно длинными ресницами, белоснежная кожа и лицо, контуры которого напоминали миниатюрное сердечко. Когда она подошла ближе, то показалась еще более прекрасной. Мэдди застыла с таким выражением, как будто ее обманули: ничего себе девочка!
– Бен, о, Бен! Как я счастлива тебя видеть! Как я рада! Боже мой, мне казалось, что ты никогда уже не приедешь за мной!
– Но я же обещал тебе, Мелисса! Ты же знаешь, что я всегда выполняю свои обещания!
Затаив дыхание, Мэдди смотрела, как она бросилась ему на шею и поцеловала, но не в щеку, как она ожидала, а в губы. Причем сделала это так умело, что Мэдди задрожала от зависти. Более того, она нисколько не смущалась, а Бен не сделал ничего, чтобы воспрепятствовать ей. Это было просто возмутительно! Он даже не потрудился отвернуться! Боже мой, какие они сволочи, эти мужчины! Его даже не интересует то, что она в два раза моложе!
Наконец-то Мелисса оторвалась от Бена и с нескрываемым любопытством посмотрела на Мэдди:
– А это еще кто?
– Это Мэдди, – смущенно сказал Бен. – Мэдди, это Мелисса Кидд.
Мэдди молча кивнула, даже не удостоив ее улыбки. Мелисса усмехнулась и тут же отвернулась от нее к Бену.
– Я думала, что ты никогда не приедешь за мной, – повторила она. – Мне казалось, ты навсегда оставишь меня здесь, с этой ведьмой.
– Неужели Сара так плохо обращалась с тобой?
– Нет, не могу сказать, что плохо, во всяком случае, не всегда. Просто она заставляла меня подробно записывать, куда мы ездили с отцом. Она требовала, чтобы я все ей рассказывала. Она просто с ума сходит, так ей хочется заполучить эти дурацкие сокровища. Ты же знаешь, какая она ненасытная. Нет, нет, она вовсе не плохо обращалась со мной, но понимаешь…
Мелисса неожиданно прервалась на полуслове и повернулась к служанке:
– Ну чего ты стоишь? Займись своими делами. Сара заставит тебя рассказать все, что ты здесь слышала. Убирайся прочь, пока ты не услышала чего-нибудь такого, что может повредить тебе.
Маленькая служанка быстро убежала, довольная тем, что ее отпустили на все четыре стороны, даже если это сделали так грубо.
Мелисса снова повернулась к Бену и добавила тише:
– Она хорошо обращалась со мной только потому, что я ей была нужна. Если бы не я, ты бы не вернулся сюда никогда. Понимаешь? Бен, забери меня, пожалуйста, с собой. Увези меня из этого проклятого дома. Ты же знаешь, Саре нельзя доверять.
– Не волнуйся, – успокоил ее Бен и ободряюще улыбнулся. – Я никогда не доверял ей.
Мэдди не могла не обратить внимания на то, что он до сих пор держал руки Мелиссы.
– Мэдди, помоги, пожалуйста, Мелиссе упаковать вещи, – попросил он, вспомнив наконец и о ней. – Как только мы соберем вещи, тут же отправимся назад.
Мэдди уставилась на него, надеясь, что он не заметит, как ее терзает невыносимая ревность. Она сама стыдилась этого отвратительного чувства, но ничего не могла с собой поделать. Ну почему он так легко и упорно уверял ее, что Мелисса такой же ребенок, как и Уилл? Почему он даже не намекнул ей, что она уже вполне взрослая женщина? Черт возьми, это, конечно, не имеет никакого значения, но он должен был как-то предупредить.
– Ладно, пойдем укладывать вещи, – сухо выдавила она.
Мелисса даже не улыбнулась в ответ.
– Сюда, – показала Мэдди на лестницу. – Нам нужно торопиться, – добавила она, подражая интонациям Бена. – Кто знает, когда она может вернуться?
Мелисса стала быстро подниматься наверх, а Мэдди покорно последовала за ней. Они вошли в большую комнату на третьем этаже. Девушка вытащила из-под кровати большой чемодан.
– Ты можешь начинать с этого большого шкафа, а я спущусь вниз и поговорю с Беном.
Терпению Мэдди пришел конец.
– Нет, так не пойдет, дорогая моя, – выпалила она, не утруждая себя излишней деликатностью. – Я тебе не служанка! Складывай свои вещи сама. Либо мы вместе соберем их, либо я ухожу!
Мелисса замерла на месте и вытаращила на нее глаза.
– Как ты смеешь говорить со мной в таком тоне?
– А как ты смеешь говорить со мной в таком тоне? Мы с тобой абсолютно равны, запомни это раз и навсегда! Ты поняла?
Мелисса недоуменно заморгала, затем с шумом распахнула дверцу шкафа и стала выбрасывать оттуда разные тряпки.
– Советую тебе отбирать вещи тщательней, предупредила ее Мэдди. – У нас нет места для всего этого барахла.
– Пфу! – негодующе воскликнула Мелисса. – У меня много других чемоданов.
– Да, но наш экипаж не резиновый, – вежливо возразила Мэдди, – к тому же у нас нет времени, чтобы упаковать все это.
Мелисса гневно повернулась к ней и швырнула к ее ногам пустую сумку.
– Ты бы лучше сложила сюда вещи из комода. Не думаю, что два чемодана будет слишком много для кареты.
Мэдди промолчала и стала быстро бросать в сумку какое-то белье, с трудом сдерживая охватившее ее возмущение. По правде говоря, это было не просто возмущение, а очередной отвратительный приступ ревности.
Мне придется справиться с этим, я же намного старше ее, напомнила Мэдди себе. Но как это сделать Ведь она такая испорченная девчонка, избалованная, высокомерная. Но она так много значит для Бена? А почему, собственно говоря, она так дорога ему? И что он значит для Мелиссы? По всей вероятности, нечто большее, чем он предполагает. Но что с него взять. Он типичный мужчина своего времени. Хотя мужчины всегда были такими. Что же касается Мелиссы, то внешне она очень даже ничего.
– Черт возьми, ну и влипла я в историю, – пробормотала она.
– Ты что-то сказала – спросила Мелисса, выгнув свои удивительно тонкие брови.
– Нет, ничего. Укладывай вещи, – раздраженно сказала Мэдди, желая как можно быстрее выбраться из этого дома. Но куда и зачем? Этот вопрос поразил ее до глубины души. Куда она поедет теперь? Кому она нужна? Зато про себя она точно знала: ей нужен Бен. В этом вся и проблема…
Девятый номер в гостинице «Нью-Амстердам-Йорк» был намного меньше, чем десятый, хотя и находился напротив той комнаты, которую занимали Мэдди и Бен. Окно их номера выходило в небольшой сад, а окно девятого – на шумную улицу.
Мелисса провела рукой по своим соломенным кудрям и огляделась. В углу стояла односпальная кровать, да и шкафчик был какой-то уж слишком маленький.
– Мне нужно где-то повесить свои платья, – сказала она, недовольно озираясь. – Хотя бы некоторые из тех, что я взяла с собой.
– Думаю, Мэдди поможет тебе как-нибудь справиться с этим делом, – попытался успокоить ее Бен.
Мэдди в это время стояла на пороге комнаты.
– Было бы глупо распаковывать здесь все вещи, – заметила она. – Мы же останемся здесь всего лишь на несколько дней.
– Разумно, – согласился с ней Бен. – Почему бы тебе действительно не отобрать самое необходимое, а остальное я мог бы отправить на судно.
Мелисса бросила на Мэдди косой взгляд, а потом повернулась к Бену и одарила его очаровательной улыбкой.
– Полагаю, что мне удастся это сделать, хотя это будет нелегко. Ведь я должна выбрать, что я надену на губернаторский бал. А вдруг я передумаю, а все мои вещи уже будут на судне?
– Это очень просто, – злорадно сказала Мэдди. – Ты не должна передумывать.
– Да уж, – недовольно пробормотала та, гордо тряхнув кудрями.
Мэдди нетерпеливо посмотрела на Бена.
– Мне казалось, что мы спешим в магазин.
Бен улыбнулся с каким-то незнакомым ей выражением. Да он просто потешается над ними! Столкнул нос к носу двух женщин и насмехается! Ему доставляет удовольствие наблюдать, как они наскакивают друг на друга. И при этом он прекрасно понимает, что обе к нему неравнодушны! Какая наглость! Вот негодяй, подумала Мэдди со злостью. Он натравливает нас друг на друга, заставляя каждую из нас ревновать. Но самое ужасное, что ему это нравится!
Что же касается Мелиссы, то та тоже с нескрываемым любопытством уставилась на Мэдди. Кто эта женщина? – казалось, говорили ее огромные карие глаза. Что она здесь делает? Почему Бен должен идти с ней в магазин? Может быть, это его любовница? В ее глазах застыли боль и отчаяние. Она так долго ждала Бена Йорка! А он… Она повернулась к нему и едва заметно опустила вниз свои длинные ресницы.
– Пожалуйста, отправляйтесь туда без меня, – с нескрываемой обидой произнесла она. – Я не хочу отвлекать тебя от более важных дел. Конечно, я понимаю, что ты слишком долго был в море…
Мэдди ощетинилась. Значит, она находится вместе с Беном только потому, что он устал от одиночества и вцепился в первую встречную женщину, как и многие другие в его команде? Естественно, такое предположение возмутило ее.
– В море мы были вместе, – резко парировала она, надеясь, что ее отношения с Беном немного поставят на место эту самонадеянную девочку-женщину.
Выражение лица Мелиссы изменилось ровно настолько, чтобы удовлетворить Мэдди.
– В самом деле? Где вы нашли ее, Бен?
Мэдди чуть было не взорвалась от гнева. Тон Мелиссы был многозначительным и каким-то сладковатым.
– На одном из пустынных островов, – пояснил Бен и ухмыльнулся в усы.
– Понятно, – тихо сказала Мелисса и повернулась к зеркалу, которое висело над туалетным столиком. Посмотрев на себя, она стала жеманно поправлять волосы. – Ну что ж, я порядком устала. Отправляйтесь за своими покупками.
– Мы скоро вернемся и вместе пообедаем, – пообещал ей Бен.
Мелисса окинула его уничтожающим взглядом.
– Как мило с твоей стороны, – ехидно заметила она. – Я буду с нетерпением ждать вас.
– Мне придется прислать сюда кого-нибудь из команды, чтобы забрать твои вещи и отвезти их на шхуну.
– Ты просто прелесть! – пролепетала Мелисса, тут же бросилась к нему на шею и поцеловала в губы. Адью, – прошептала она По-французски, а потом добавила более громко: – До встречи, дорогой Бен.
Лицо Бена растянулось в хитрой улыбке. Какая идиотская ухмылка, подумала Мэдди. Он просто упивается ситуацией! Он сейчас растает от удовольствия! Она приподняла подол и быстро засеменила по лестнице, не дожидаясь Бена.
– Замечательная девушка! – воскликнул Бен, когда они уже устроились на заднем сиденье кареты.
– Она слишком молода, – заметила Мэдди как можно более равнодушным тоном и уставилась в окно, стараясь не обращать на него никакого внимания.
– Ей уже семнадцать лет. Она достаточно взрослая. И осмелюсь заметить, она похорошела с тех пор, как я видел ее в последний раз.
– Достаточно для чего? – раздраженно спросила Мэдди.
– Для того, чтобы быть красивой женщиной. Я видел ее более года назад, и, повторяю, она заметно повзрослела. Думаю, что в будущем она станет еще более прекрасной.
– Вероятно, она не захочет заниматься со мной.
– Нет, я убежден, что захочет, – возразил ей Бен и повернул ее к себе лицом. – Она ведь нравится тебе, не правда ли?
– Не могу пока сказать определенно, я слишком плохо знаю ее.
– А я абсолютно не сомневаюсь в том, что вы подружитесь. Мне бы очень не хотелось, чтобы мои любимые девочки все время ссорились.
Боже мой, подумала Мэдди, посмотрев на Бена, у него такое нахальное выражение лица. А глаза? Они просто светились от озорства. Да и губы, он едва сдерживается, чтобы не рассмеяться! Он просто издевается над ней! Дразнит ее! Черт возьми, он прекрасно понимает, что она вся истекает ревностью. Мэдди была так возмущена, что даже пальцы сжала в кулаки. Она разозлилась на него, а еще больше – на себя. Как она могла допустить появление этого отвратительного чувства?
– Я не отношусь к категории твоих девочек, – вызывающим тоном ответила она.
– Неужели? – спросил он с наглой ухмылкой.
Мэдди уже не могла дольше скрывать от него свои чувства.
– У меня нет никакого желания быть одной из тысяч твоих поклонниц!
Бен громко рассмеялся и крепко обнял ее за плечи.
– Ах, моя дорогая, в тебя вселилось зеленоглазое чудовище под названием «ревность». Но мне нравится это.
– А мне нет! Она же еще девочка!
– Да, это так, но она очень красивая девочка, а через некоторое время станет еще и богатой девочкой.
Мэдди открыла было рот, чтобы ответить, но не успела. Он неожиданно наклонился к ней и поцеловал в губы. Поцелуй был настолько страстным, что она обмякла в его руках и тут же забыла о ревности.
– Не волнуйся, – прошептал он ей на ухо. Если бы мне нужно было ее наследство, то я бы просто не отдавал его ей. А если бы мне была нужна она, то тебя бы здесь не было.
Мэдди промолчала – не нашлась, что сказать. В этом действительно была своя логика. Она еще ближе прижалась к нему и в очередной раз подумала, что ей не хочется расставаться с этим человеком. У нее теперь не возникало ни малейшего желания вернуться в свое время. Правда, одна мысль все-таки беспокоила ее. Даже если он говорит правду, Мелисса-то относится к нему иначе. А поскольку им придется какое-то время жить в соседних комнатах, то это может привести к определенным проблемам.
Через некоторое время карета остановилась перед длинным и низким деревянным строением.
– Вот мы и приехали, – объявил Бен, вылезая из кареты. Спрыгнув на землю, он не стал опускать под ножку, а просто протянул ей руки. – Прыгай!
Мэдди выбросила из головы все дурные мысли и радостно сиганула в его объятия.
– Это и есть тот самый магазин.
– Магазин? Вообще говоря, это как-то не похоже на модный салон, о котором ты говорил.
– Но мы же не в Париже и не в Лондоне, где я мог бы повести тебя к знаменитому портному. В этом невзрачном на вид здании есть не только одежда.
– Но и на «Мэйсиз» это не похоже.
– А что такое «Мэйсиз»? – удивился Бен.
– Знаменитый универмаг в Нью-Йорке моего времени, – весело ответила Мэдди. – Это огромный магазин, в котором можно купить одежду, мебель, косметику и все остальное…
– Значит, ты помнишь все подробности своего времени, не так ли?
– Да, я же говорила тебе, что не вру.
– Правда это или твоя фантазия, но все равно это очень интересно. Только смотри не ошибайся, хотя я не могу проверить истинность твоих слов.
– Я, думаю, что непременно наступит тот день, когда я смогу доказать тебе свою правду. А до того времени тебе просто придется довольствоваться тем, что я таким образом тебя развлекаю.
Он улыбнулся и покачал головой.
– Ну что же, можешь думать, что перед тобой тот самый «Мэйсиз», который известен тебе в будущем. Вообще говоря, это большой склад, где хранятся товары со всех судов, заходящих в гавань Нью-Йорка.
– И здесь есть приличная одежда?
– Да, настолько приличная, что могла бы удовлетворить и королеву. Думаю, что кто-то захватил испанский галеон, перевозивший восточные товары. И они оказались здесь. Кроме того, недавно было захвачено французское судно, направлявшееся в Квебек. Там обнаружили немало женской одежды для дам из высшего света.
– Но почему все эти вещи здесь?
– Потому что любое каперское или пиратское судно, которое ищет пристанища в Нью-Йорке, вынуждено платить пошлину. Мы ведь тоже платили за стоянку. Разумеется, самые лучшие вещи идут отцам города, а те привозят их сюда, чтобы продать купцам или любому другому, кто готов заплатить за них золотом.
– А то, что Майкл Фарадей забрал у тебя сегодня утром, тоже здесь?
– Сомневаюсь, что их уже успели привезти сюда, но это обязательно произойдет, когда они отберут себе самое лучшее. Только они обладают правом первого выбора. Конечно, сахар или имбирь вряд ли окажутся здесь, а все остальное – несомненно.
– Губернатор имеет право первого выбора – с легким сарказмом спросила Мэдди. – Как это я сама не догадалась. В двадцатом веке взятки берут в основном деньгами, но, вообще говоря, мало что изменилось за эти две сотни лет.
Бен повел ее к зданию, которое охранялось со всех сторон вооруженными стражниками.
– Конечно, все вещи находятся здесь в жутком беспорядке, – добродушно заметил он, – но ты сможешь подыскать себе что-нибудь подходящее, а потом выгладить дома.
Мэдди хотела спросить, что будет, если она так и не сможет найти себе ничего подходящего, но потом передумала и промолчала. У них осталось слишком мало времени, чтобы самой сделать что-либо приличное. Тем более что еще не изобрели швейных машин.
– Но это ведь костюмированный бал, – напомнила она ему.
– Да, я знаю, где можно достать нам маски. А ты посмотри какие-нибудь костюмы попроще.
Мэдди призадумалась. Дело в том, что она понятия не имела, из каких предметов должен состоять костюм. Да и вообще из всех костюмов она могла представить себе только тот, в котором обещал появиться Майкл Фарадей, – костюм Принца Ночи.
– У тебя есть какие-нибудь мысли на этот счет? – поинтересовалась она.
Он сделал несколько шагов назад и окинул ее оценивающим взглядом.
– Ты можешь вырядиться в костюм Дианы охотницы, римской богини. Да! Это именно то, что нужно! Простое белое платье свободного покроя и золотой листочек на твоих дивных волосах. Да, еще лук и стрелы.
Мэдди улыбнулась. Конечно, это была неплохая идея, и к тому же будет нетрудно подобрать все детали такого костюма.
– А ты? – полюбопытствовала она.
– А я появлюсь в образе твоего брата Аполлона.
– Значит, мы будем вести себя во время бала как брат и сестра?
Бен крепко обхватил ее за талию.
– Конечно же, нет.
Внутри помещения было темно, поблизости не оказалось ни ламп, ни свечей. Единственным источником света служили узкие окна, расположенные высоко, под самой крышей. Они даже на окна не похожи, подумала она, посмотрев вверх.
– Почему в этом помещении такие маленькие окна, да еще и расположенные так высоко?
Он покачал головой:
– Потому, моя дорогая, что это вовсе не окна. Вообще говоря, окна в наших домах появились совсем недавно. Это здание когда-то использовалось под казарму, а это – бойницы. Не забывай, что за этот остров частенько сражались англичане и голландцы. К тому же раньше сюда часто наезжали индейцы, пока остров не был продан.
Мэдди улыбнулась:
– Да, я знаю. Его продали за сумму, которая в мое время равна двадцати пяти долларам. Достаточно дешево, если учесть, что позже он стал самым большим городом в Новом Свете.
Он удивленно поднял брови:
– Это правда? А как же Мехико? А Гавана? Да и Бостон тоже?
– Все эти города будут намного меньше, за исключением, может быть, Мехико, – уверенно заявила Мэдди. – Население Нью-Йорка составит более восьми миллионов жителей. А с пригородами намного больше.
Эти цифры настолько ошеломили Бена, что он взорвался от смеха.
– Дорогая моя, это же больше, чем на всем земном шаре! Я думаю, этот остров просто потонет от такой массы людей!
Как ей хотелось сейчас, чтобы у нее оказалась хотя бы одна фотография Манхэттена. Вот тогда она бы над ним посмеялась!
– Я знаю, что ты все еще не веришь мне, но это чистая правда, – продолжала настаивать она. Ей не хотелось говорить, что население Земли разрастется почти до десяти миллиардов. Он все равно не поверил бы ей.
– Откровенно говоря, мне не очень хотелось бы жить в таком перенаселенном мире, – сказал Бен, задумчиво поглаживая ладонью щеку. – Нет, слишком много людей для нормальной жизни. Но сейчас нам нужно спешить. Пойдем. У тебя нет никаких украшений, поэтому я думаю, что следует подыскать что-нибудь Подходящее – браслеты из изумрудов, ожерелья и все такое прочее. Да, изумруды – это именно то, что нам нужно. Ты просто создана для изумрудов.
Кровь бросилась ей в лицо. Она покраснела от смущения.
Бен наклонился к ней, поцеловал в щеку и крепко прижал к себе.
– Пойдем. Не будем терять времени.
Мэдди разложила все свертки на огромной двуспальной кровати. Это была самая настоящая коллекция из одежды и драгоценностей. Они долго выбирали самое лучшее и, кажется, весьма преуспели в этом.
После долгих поисков они остановились на великолепном белом платье из шелка, которое довольно легко можно было переделать в традиционную греческую тунику. Мэдди даже нашла золотые листочки, которые украсят ее волосы. Оказалось, что первоначально они были частью какой-то военной формы.
По настоянию Бена она также купила безумно соблазнительное белье с невообразимыми кружевами из тончайшей ткани. Самым интересным оказалась ночная рубашка из прозрачного шелка, отороченная мелким речным жемчугом.
Бен рассмеялся:
– Господи, я хорошо знаю, что ты любишь меня не только из-за денег. В конце концов деньги не важны. Это всего лишь средство.
Мэдди повесила на крючок желтое платье и улыбнулась.
– Это очень красивое платье, как, впрочем, и все остальные. Спасибо. – Она решила оставить все свои воспоминания о двадцатом веке на потом, а сейчас сосредоточиться на главном.
– Да, они красивы, – заметил он. – Но когда мы вернемся назад, я надеюсь, что ты продемонстрируешь мне также свое прекрасное белье.
Мэдди почувствовала некоторое смущение. Это белье было слишком уж откровенным и соблазнительным. Причем Бен сам выбирал его. А затем он прошептал ей на ухо, как будто желая еще больше смутить:
– Я заставлю тебя пережить агонию тысячи раз.
От одного этого обещания у нее мурашки по телу пошли.
– Я отвезу вас с Мелиссой в самый дорогой ресторан в Нью-Йорке, – сказал он тогда. – Прошу тебя надеть то самое зеленое платье, которое нравится мне больше всего.
Мэдди молча кивнула. Это было платье, в котором они впервые… Она тряхнула головой, чтобы отбросить все эти мысли, навеянные любовной игрой с Беном и незримым присутствием Мелиссы. Она очень надеялась, что больше не будет испытывать к девочке тех чувств, которые посетили ее в момент первой встречи. По крайней мере шок, возникший у нее, когда она увидела, что Мелисса отнюдь не ребенок, уже прошел.
Гостиница «Три пера» находилась возле реки, но далеко от доков. Это было более комфортабельное место, чем то, где они остановились, но Мэдди не была уверена в том, что здесь были номера. Вообще говоря, это скорее напоминало вечерний ресторан, чем гостиницу, хотя в то время в чистом виде они еще не существовали. И тем не менее ей показалось, что это был самый настоящий ресторан. Они сидели в небольшом отдельном кабинете с видом на парк и берег реки. Сквозь зеленые кусты отчетливо проглядывали вершины скал. Если это был ресторан, то он, безусловно, был более элегантным, чем те, которые ей доводилось видеть в Нью-Йорке.
Их столик был покрыт белоснежной дамасской скатертью, на фоне которой ярко поблескивал серебряный канделябр. Причем серебро было самым что ни на есть настоящим, а фарфоровая посуда была, несомненно, привезена из Китая.
– Прекрасное красное вино, – торжественно сообщил Бен, наливая им полные фужеры. – Именно то, что нам нужно, чтобы по-настоящему отметить нашу встречу.
– Да, за нас, – выдохнула Мелисса, не обращая внимания на Мэдди.
Мэдди промолчала, напомнив себе, что должна быть сдержанной и более благоразумной, хотя Мелисса демонстративно не замечала ее. Более того, когда она смотрела на Бена, ее глаза загорались. Она кокетничала, а Бен с готовностью принимал ее кокетство.
– Когда же мы отправимся в Кюрасао? – спросила Мелисса, пожирая Бена глазами.
– Рано утром, – спокойно ответил тот. – Сразу же после губернаторского бала. Нам потребуется лишь один день на отдых, в течение которого я должен подыскать себе новую команду. У меня есть люди, которых я хочу оставить на берегу. – Он посмотрел на Мэдди. Только она могла понять истинное значение его слов.
– А потом? – Мелисса выразительно подняла брови и наклонилась к нему через стол.
Бен понизил голос, доведя его почти до шепота:
– Мы проведем там зиму, пока все не успокоится, и приступим к поиску сокровищ, полноправной наследницей которых ты являешься.
Мелисса радостно улыбнулась.
– Мой отец был прав, когда доверил тебе это дело, Бен Йорк.
Чтобы еще больше досадить Мэдди, Мелисса накрыла руку Бена своей ладонью. Мэдди почувствовала себя посторонней, как будто ее просто не существовало. «Я не позволю ей втереться между нами», – подумала она.
– Твой отец был моим близким другом, Мелисса.
– Да, я знаю. Он сделал большую ошибку, женившись на Саре, – добавила она, отхлебнув вина. – Он даже мне признался в этом и собирался оставить ее.
Бен подтвердил ее слова кивком.
– Сара будет в ярости, когда узнает, что тебе удалось сбежать.
– Думаю, что она уже знает об этом, – задумчиво сказала Мелисса. – Ведь прошло уже немало времени. Это будет не просто ярость, а приступ бешенства. Правда, она держала меня при себе только для того, чтобы ты пришел. И ты это сделал. Ты очень храбрый человек, Бен.
– Мой поступок не имеет ничего общего с храбростью, – скромно заметил он.
– Если Мелисса говорит правду, то не означает ли это, что мы все подвергаемся опасности? – поинтересовалась Мэдди, нарушив обет молчания. – Ты же сам говорил когда-то, что Сара Оурт весьма опасная женщина.
– Опасная, но отнюдь не глупая, – поправил ее Бен. – Именно поэтому мы остановились в этой неприметной гостинице. Там мы в большей безопасности, чем где бы то ни было.
– А что она может сделать? – озабоченно спросила Мэдди.
Бен улыбнулся уголками губ.
– Все что угодно, но при этом, я думаю, она не станет действовать открыто. Она будет очень осторожна, ведь у нее тоже есть немало врагов.
В этот момент дверь кабинета отворилась и на пороге появился владелец гостиницы с женой. Они толкали впереди себя деревянную тележку, заполненную самой разнообразной едой. Посреди подноса возвышалось большое блюдо с огромным поджаренным куском мяса, а вокруг него толпились всевозможная зелень, салаты и гарниры. Хозяин постоялого двора, а этот дом действительно был скорее похож на постоялый двор, чем на гостиницу, стал быстро разрезать мясо на мелкие куски и накладывать в тарелки гостей.
– Я давно уже с нетерпением ждал этого момента, – откровенно признался Бен. – Мне крупно повезло: я ужинаю в окружении двух совершенно бесподобных женщин и передо мной лежит прекрасно приготовленное мясо!
Мелисса улыбнулась Мэдди, и та тоже попыталась выдавить из себя ответную улыбку.
«Она намного симпатичнее всех других любовниц Бена, – подумала Мелисса, украдкой наблюдая за соперницей. – И к тому же она гораздо умнее, хотя есть в ней что-то необычное». У Бена было много красивых женщин, но все эти годы он оставался холостяком, никому не отдавая предпочтения. «Он ждал меня», – подумалось ей. Ведь она много разговорила ему, что безумно влюблена в него. Причем впервые она сообщила Бену об этом, когда ей было всего четыре годика. И вот теперь настало время, когда и он может откровенно признаться ей в любви. Мелисса снова посмотрела на Мэдди. Да, они спят вместе, в одном номере и, судя по всему, любовники. Но ничего страшного. Его увлечение скоро пройдет, не оставив и следа. Если не сейчас, в Нью-Йорке, то непременно в Кюрасао. «Мы просто созданы друг для друга», – подумала она, влюбленно глядя на Бена. Не исключено, что ее отец тоже так думал, когда доверил Бену свои сокровища.
– Капитан Йорк? – спросил какой-то молодой человек, просунув голову в приоткрытую дверь. Мэдди оторвала взгляд от огромного куска мяса и тревожно взглянула на вошедшего.
– Да, – ответил Бен.
– У меня для вас послание. Хозяин заведения сказал, что я могу найти вас здесь.
– Тебе повезло. Ты нашел меня. – Бен протянул руку и взял свернутый трубочкой лист. Развернув его, он быстро пробежал глазами текст и снова взглянул на посыльного. Содержание, казалось, нисколько не удивило его. – Передай мадам Оурт, что я буду там ровно в два часа. Один.
– Благодарю вас, капитан. – Посыльный резко повернулся на каблуках и исчез за дверью.
– Час от часу не легче, – проворчала Мэдди. – Значит, она знает, где мы находимся.
– Ничего страшного, – спокойно отреагировал Бен. – Я встречусь с ней и постараюсь узнать, что у нее на уме.
– Ты уже знаешь это, – вмешалась в разговор Мелисса.
– Знаю, но это меня не пугает. Мы поговорим о наших делах и поиграем в кошки-мышки.
– Очень надеюсь, что кошкой будешь ты, – осторожно заметила Мэдди.
– Хороший совет, – засмеялся Бен. – Давайте ужинать, мои дорогие дамы, а то мясо уже почти остыло.


Когда в одиннадцать вечера они вернулись в гостиницу «Нью-Амстердам-Йорк», Мэдди ощущала приятную сытость и легкое опьянение.
Первое, что бросилось им в глаза, когда они вошли в свой номер, была огромная медная лохань с горячей водой. Она стояла посреди комнаты, а из нее валил густой пар, медленно поднимавшийся к потолку и облаком плывущий там в тусклом свете керосиновой лампы. Широкая кровать была аккуратно застелена белоснежной простыней и великолепным покрывалом, что придавало комнате особенный уют и очень домашний вид.
– Как тебе эта ванна? – удовлетворенно спросил Бен, обходя вокруг пышущей жаром лохани. – О, посмотри! Матушка Молли позаботилась даже об ароматном мыле и восточных маслах!
У Мэдди от предвкушения даже мурашки по телу пробежали.
– Я мечтала о горячей воде в течение многих недель!
Бен улыбнулся и подошел к ней. Не говоря ни слова, он начал неспешно раздевать ее, умело справляясь с многочисленными застежками и пуговицами. Освободив ее от одежды, он подхватил Мэдди на руки и осторожно опустил в горячую воду.
Мэдди откинулась назад и закрыла глаза, наслаждаясь необыкновенно приятной теплотой. Когда она снова открыла их, то увидела, что Бен уже разделся и залезает к ней.
Приятное ощущение от теплой воды, а еще больше – возбуждение от его присутствия заставили ее вспомнить ту первую ночь, которую они провели вместе на судне. Естественно, что все мысли о Мелиссе тут же растаяли без следа, как тот пар, который незаметно исчезал под высоким потолком их номера.
Через несколько мгновений они оба были покрыты легкой пеной душистого мыла. Бен нежно поглаживал ее, дразня и возбуждая. Мэдди отвечала ему тем же.
Хорошенько помывшись, они вылезли из ванны и вытерли друг друга мягким полотенцем. Затем Бен снова поднял ее на руки и понес в кровать, где стал умело натирать ее тело ароматным маслом, запах которого быстро наполнил все пространство. Мэдди чувствовала, как с каждым движением его нежных рук усталость уходила прочь. Он осторожно втирал ароматное масло в кожу ее спины, груди, затем перешел к ногам. Мэдди только постанывала, испытывая необыкновенное наслаждение от его прикосновений. Наконец, изнемогая от страсти, она протянула к нему руки, приглашая к себе. Он подчинился ее воле, и вскоре они слились в едином порыве страсти. Весь мир вокруг перестал существовать. Они долго наслаждались друг другом, пока наконец не застыли, обессиленно распластавшись на широкой кровати.


Приемная Сары Оурт являла собой средоточие удобства и роскоши, которое можно было обнаружить только в лучших домах Лондона и Парижа. Покрытая дорогим гобеленом мебель сверкала чистотой, а стулья и столы были украшены восточным узором.
Бен осторожно присел на край дивана, ножки которого поражали воображение замысловатой резьбой. Сара, одетая в широкое платье из тончайшего шелка, удобно расположилась в мягком кресле напротив.
– Ты мне напоминаешь птицу, которая вот-вот взмахнет крыльями и улетит отсюда, – сухо заметила она. – Ну в самом деле, Бен, что с тобой? Чувствуй себя как дома. Почему ты не закуриваешь свою любимую трубку? Ты ведь куришь, не правда ли? Мне всегда нравился аромат твоего табака.
– Да, благодарю тебя, – ответил он, доставая трубку. В эту минуту он почувствовал себя более уверенным. Ритуал подготовки трубки к курению всегда создавал у него ощущение занятости и естественности. К тому же табак заметно снимал тягостное напряжение.
– Полагаю, ты приехал в Нью-Йорк из-за малышки Мелиссы.
Бен, немного подумав, решил, что врать Саре нет никакого смысла, тем более что она уже наверняка знает – Мелисса сейчас находится у него.
– Не только из-за нее, Сара. Тебя я тоже хотел повидать.
– Как это мило с твоей стороны, – хитро улыбнулась она. Бен еще раз напомнил себе, что с этой женщиной нужно быть крайне осторожным. Ее белокурые волосы свободно спадали на полуобнаженные плечи, поза была свободной и чуть соблазнительной. Сара Оурт могла долго мурлыкать, как безобидная кошечка, чтобы потом вцепиться своими острыми когтями в жертву. – Мелиссы здесь нет, – многозначительно произнесла она, – и я полагаю, что именно ты вдохновил ее на побег.
– Я не вдохновлял ее, Сара, – мягко возразил Бен. – Она оставила твой дом по собственному желанию.
– Боже мой, Бен, я и не собиралась обвинять тебя в похищении. Я знаю, что она уже давно ждет тебя. Все это время она говорила только о тебе и ни о ком другом.
– Вряд ли это так, Сара.
– Ошибаешься, Бен. Мелисса всю спою сознательную жизнь влюблена в тебя. Она давно ждала, что ты приедешь и заберешь ее.
– Ты нарисовала на редкость выразительную картину. Мелисса еще очень молода. Она мне в дочери годится. Если она ждала от меня того, что ты имеешь в виду, она будет крайне разочарована. Сейчас она находится в компании женщины, которую я очень люблю.
– Вот как! Значит, у тебя новая любовница? Это прекрасно!
– Нет, Сара, это не просто новая любовница. Она означает для меня гораздо больше, чем все предыдущие. Намного больше.
– Матерь Божья! Неужели передо мной тот самый Бен Йорк, которого я знала раньше? Похоже, ты сильно изменился, Бен.
– В некотором роде, – согласился он. – Я тебе кое-что привез, Сара. То, что Уильям просил меня передать тебе.
Бен не мог не заметить, что глаза ее жадно блеснули, и она в нетерпении наклонилась вперед.
– Вот это сюрприз! – воскликнула Сара, в упор глядя на Бена. – А я-то думала, что все его сокровища отойдут Мелиссе.
– Да, он и для нее кое-что оставил.
– А основная часть этих сокровищ…
– Это миф, Сара, ты прекрасно знаешь об этом.
– Ничего подобного. Если это миф, то зачем же в таком случае тебе понадобилась Мелисса?
– Потому что она выразила желание отправиться со мной в Кюрасао. Я обещал Уильяму, что позабочусь о ее судьбе, и не собираюсь отказываться от своего обещания.
– А я не заслуживаю благодарности? Ведь я потратила на нее много времени и денег. Я заботилась о ней почти три года, а ведь она мне не дочь.
Бен сохранял невозмутимость опытного игрока в покер. Он прекрасно знал, что Уильям оставил ей деньги на образование Мелиссы, но об этом лучше было сейчас не упоминать.
– Да, мне известно об этом, Уильям рассчитывал на твою помощь. Именно поэтому он попросил меня передать тебе это. – Бен встал с дивана и вытащил из кармана небольшой кожаный мешочек.
Сара быстро схватила его и открыла, высыпав на ладонь содержимое.
– О Боже мой! – воскликнула она, радостно улыбаясь. – Какие прелестные камни! Какая красота! – Она подняла ладонь, восхищенно глядя на четыре больших бриллианта, шесть сапфиров, несколько изумрудов и два рубина.
– Да, прекрасные камешки, – поддержал ее Бен. – Подарок судьбы, можно сказать.
– Я так понимаю, что «судьба» – это ключевое слово? – хитро улыбнулась Сара. – Не являются ли они частью того самого мифа, о котором ты мне только что говорил?
– Нет, это не часть так называемого мифа, а часть реальности, – соврал Бен, хотя и понимал, что она все равно не поверит ему.
– Ну что ж, я очень рада, что мой дорогой муженек помнил обо мне и о тех счастливых минутах, которые мы провели с ним вместе. Я вполне удовлетворена, Бен. Благодарю тебя.
Она открыто посмотрела ему в глаза, но даже этот взгляд не мог обмануть его. Он не верил ей ни на йоту. Он слишком хорошо знал, что Сара Оурт никогда не перестанет жаждать богатства. Но в одном она все же была права – это действительно было частью сокровищ Уильяма.
Бен решительно поднялся с дивана.
– Я должен покинуть тебя.
– Так быстро? Ты даже не выпьешь со мной немного бренди?
– Не могу, Сара. Честное слово. Но мы непременно встретимся на губернаторском балу.
– О, Бен, как это приятно, что ты тоже получил приглашение. Надеюсь, дорогой, у тебя найдется для меня хотя бы один танец?
– Разумеется. Я просто не могу упустить такого случая. Это будет величайшее для меня удовольствие, Сара.
– А я с таким же удовольствием познакомлюсь с твоей новой любовницей. Кстати, как ее зовут?
– Мэдди Эмерсон.
– Какое необычное имя, – промурлыкала Сара. Она протянула ему свою изящную руку. Бен деликатно наклонился и поцеловал ее, давая понять, что доволен встречей.
– До субботы, Сара.
– До субботы, – эхом отозвалась она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бесценное сокровище - Карлоу Джойс

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Бесценное сокровище - Карлоу Джойс



nmkjh
Бесценное сокровище - Карлоу Джойсnm
23.09.2010, 19.53





Etot roman samij ludsij iz vsex mnoj procitannix.sovetuju vsem procitat,ne pozaleete.
Бесценное сокровище - Карлоу ДжойсTania
22.07.2012, 12.52





Очень странное начало, такая же странная концовка. Для чего было перемещать главную героиню на триста лет назад - не понятно. Почему ее не вернули обратно - тоже не понятно. rnОщущение незавершенности, незаконченности романа. rnНо в целом неплохо, совсем неплохо.
Бесценное сокровище - Карлоу ДжойсАнастасия
6.01.2014, 20.34





Странная книга. Героиня из будущего, но вела себя как наивная дура. ГГ великий капитан, вел себя не лучше. Дочитала с трудом. Книга вызвала бурю негативных эмоций.
Бесценное сокровище - Карлоу ДжойсНаталья
17.07.2015, 14.14





Фантастический ЛР с огромным количеством ляпов: 4/10.
Бесценное сокровище - Карлоу ДжойсЯзвочка
19.07.2015, 20.51





Не обращайте внимания на эти коментарии, очень хороший роман.Я часто убеждалась, когда читала такие коментарии то книга оказывалась если не захватывающей то очень интересной. ВСЕМ РЕКОМЕНДУЮ ПРОЧИТАТЬ!!!!!!!!!!!!!!!10/10
Бесценное сокровище - Карлоу ДжойсЛюбовь
29.12.2015, 16.57





Роман не плох, но я ожидала большего от финала.. rnСтавлю 7.
Бесценное сокровище - Карлоу ДжойсОльга
29.12.2015, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100