Читать онлайн Укрощенный дьявол, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 10, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощенный дьявол - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 244)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощенный дьявол - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощенный дьявол - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Укрощенный дьявол

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10,
в которой миссис Монтфорд просит покровительства

– Мама, что имела в виду Ида, когда сказала, что краунер старый косоглазый дурак? – спросил на следующий вечер Айан, играя у камина молотком для крикета.
– Произносится «коронер», – поправила его Обри, расхаживавшая перед окном, и, остановившись, обернулась и улыбнулась мальчику. – Просто Ида говорила на арго.
– Что такое «арго»?
– Это такой жаргон, милый. И она совсем не должна была этого говорить. Коронер очень приятный джентльмен.
– Хорошо, а что воще делает коронер? – спросил Айан, пробуя замахнуться молотком.
– «Вообще», – поправила Обри, взъерошив ему пальцами волосы. – Честно говоря, Айан, ты слишком много времени проводишь возле Иды. А коронер – это джентльмен, который проводит допрос, своего рода встречу, когда неясно, как умер какой-либо человек.
– Он тебе нравится? – Айан поставил молоток у камина. – Он тебя о чем-нибудь спрашивал?
– Да, милый, обо всем.
Подняв штору, Обри смотрела в чернильно-темную глубину двора, освещаемого только парой факелов, закрепленных на столбах ворот. Дни становились короче и холоднее, и за стенами замка временами можно было услышать свист ветра, как будто за углом уже поджидал декабрь. Пожалуй, Обри хотелось, чтобы это так и было, потому что к декабрю лорд Уолрейфен, конечно, снова уютно устроится в Лондоне.
Весь день она чувствовала себя немного нездоровой, и сейчас, опустив штору, Обри приложила руку к желудку. Она испытала потрясение от допроса, когда взгляды стольких людей были обращены на нее.
Разумеется, Обри говорила правду – о, возможно, не всю правду, но коронер был не очень хитер в своих вопросах, а она, наоборот, очень ловка в своих ответах. И теперь, когда то испытание осталось в прошлом, ей вскоре предстояло новое – Обри не забыла своего обещания лорду Уолрейфену.
– Мы поиграем во что-нибудь сегодня вечером? – спросил Айан от камина.
– Да, конечно. – Обри обернулась, радуясь, что ее отвлекли от размышлений. – Может быть, я приготовлю шоколад, пока ты будешь выбирать игру?
– «Хорошо и плохо». – Айан просиял и бросился в свою комнату.
Обри подавила горькую усмешку. Надо же было Айану именно в этот вечер выбрать эту игру! Она сама была готова поступить плохо, хотя большую часть дня провела, стараясь – во всяком случае, в своих мыслях – представить это хорошим поступком.
К тому времени как она приготовила шоколад, Айан придвинул к огню их маленький складной стол-книжку и раскрыл игровую доску. Обри как раз достала его кружку, когда кто-то тихо постучал в дверь, и едва не потеряла сознание, увидев, что в комнату вошел лорд Уолрейфен.
– Милорд, – слегка задыхаясь, сказала она, подойдя к нему, – сейчас всего половина восьмого.
Но у лорда Уолрейфена на уме, очевидно, было что-то другое, а не их договоренность, потому что он выглядел несколько смущенным.
– Знаете, хм, в моем кабинете очень холодно, – сказал он. – Я совсем забыл, каким сильным бывает ветер с залива.
– На следующей неделе я заново остеклю ваши окна, – заверила его Обри и взялась за ручку двери в надежде, что он сразу же уйдет. – А до тех пор я распоряжусь, чтобы лакей принес еще угля...
– Сядьте, сядьте! – Граф сделал жест рукой. – Я просто подумал... ну, зайти сюда на минутку. Я уверен, что это самая теплая комната в замке.
– Ну, да... галерея, понимаете... – пробормотала Обри. – Она защищает эту стену.
Лорд Уолрейфен скрестил перед собой руки и каким-то почти мальчишеским взглядом окинул комнату.
– Я, кажется, чувствую запах шоколада?
– Да, это шоколад. – Обри взглянула на плиту. – Не хотите?..
– С удовольствием.
– Мы играем в «хорошо и плохо», – доверительно сообщил Айан. – Какого цвета фишку вы хотите?
Граф подошел к столу и посмотрел на игровое поле.
– «Новая игра: добро награждается, а зло наказывается. Для развлечения молодежи обоих полов», – вслух прочитал он и бросил быстрый взгляд на Обри. – Знаете, миссис Монтфорд, сегодня вечером я чувствую себя совершенно молодым, поэтому уверен, что имею право играть. Вы не возражаете?
– Конечно, нет. – Обри принесла ему шоколад, и лорд Уолрейфен быстро передвинул стул от стены к столу.
– Замечательно! – воскликнул он, хлопнув в ладоши, и сел. – Я выбираю красную.
Все еще не понимая, зачем именно пришел Уолрейфен, Обри принесла оставшиеся кружки и заняла свое место. Было неестественно видеть здесь графа – неестественно, но нельзя сказать, что неприятно. Оторвавшись от игрового поля, граф поймал ее взгляд с противоположной стороны стола и тепло улыбнулся. Впервые Обри заметила глубокую ямочку у него на левой щеке и почувствовала себя абсолютно счастливой оттого, что он рядом.
По команде Айана они начали играть с предсказуемо забавными результатами.
– У вас выпала четверка, – сказал Айан графу. – Это означает, что вы можете миновать «Исправительный дом» и пройти весь путь до «Каприза».
– Это хорошо? – поинтересовался граф.
– Думаю, это лучше, чем попасть в «Притворство», – пожал плечами мальчик и слегка крутанул волчок. – Смотрите! Я направляюсь прямо к «Правде»!
Вскоре Айан стал лидером и ушел далеко вперед от своих медлительных соперников. Лорд Уолрейфен, спотыкаясь, продвигался вперед, постепенно осваивая правила, а Обри, со своей стороны, последовательно попала в «Дерзость», «Упрямство» и «Леность».
– Ну и ну! – воскликнул граф, когда она оказалась в «Лености». – Это несправедливо! Миссис Монтфорд никогда не ленится. – Он взял ее фишку и, передвинув прямо в центр, поставил на «Хорошо».
– Очень щедро с вашей стороны, милорд. – Обри взглянула на него поверх своей кружки. – Очевидно, вы твердо намерены отправить меня прямо в «Дерзость» и «Упрямство».
– Если вас это устраивает. – Граф улыбнулся ей через стол.
– Она не может стать на «Хорошо», – запротестовал Айан. – Она должна вернуться и сделать все как положено.
– К великому сожалению, он прав, милорд, – выдавила из себя Обри, осознав неуместность всего этого. – Сейчас «Хорошо» вряд ли подходящее для меня место.
– Тогда сюда, миссис Монтфорд? – предложил граф и, взяв ее фишку, передвинул ее к месту, обозначенному как «Наслаждение».
– Вы играете не по правилам, лорд Уолрейфен, – вежливо сказал Айан.
– Иногда я их забываю, – подмигнул граф Обри.
– Не думаю, что и «Наслаждение» подходящее для меня сейчас место. – Сжав губы, Обри поставила свою кружку с шоколадом и перевела взгляд на игровое поле.
– Но мне очень хочется, чтобы вы получили его, миссис Монтфорд. Я имею в виду наслаждение. Если вы мне позволите.
Обри не могла найти слов, но невинное вмешательство Айана спасло ее.
– Вы оба играете слишком медленно, – проворчал он, возвращая ее фишку туда, где ей полагалось быть, – а мне в половине девятого нужно идти спать.
С несколько пристыженным видом лорд Уолрейфен вернулся к игре и до ее окончания соблюдал все правила. Айан, разумеется, выиграл, потом они убрали игру, а Обри пошла за книгой, которую читала мальчику на ночь. Обернувшись, она увидела, что граф помогает Айану сложить стол и отодвинуть его к стене.
– Мы читаем «Робинзона Крузо» мистера Дефо, милорд. Надеюсь, вам это не покажется скучным? – спросила она, вернувшись к своему стулу.
– Ни в коем случае! – мягко улыбнулся Джайлз. – Тогда я могу остаться?
– Вы должны остаться, – посоветовал Айан и, зевнув, уселся в кресло. – Мы сейчас как раз в начале его третьего года на острове, и он заботится о своем урожае зерна.
– Превосходный пример для меня, – усмехнулся граф. – Мне сказали, что я совсем не забочусь о своем.
– Я никогда этого не говорила, – возразила Обри.
– Словами – нет, – согласился Уолрейфен, подняв обе брови. – Прошу вас, миссис Монтфорд, продолжайте читать.
Обри начала чтение, но прочитала, вероятно, не больше шести страниц, когда Уолрейфен протянул руку и коснулся ее руки. Оторвавшись от книги, она увидела, что Айан, склонившись на бок, уснул в кресле.
– Мне бы не хотелось, чтобы он проснулся с растяжением мышц шеи, – тихо сказал граф.
– Не думаю, что дети подвержены таким недугам, милорд, но я лучше отнесу его в кровать. – Отложив книгу, Обри встала, но лорд Уолрейфен уже взял мальчика на руки.
– Я сам отнесу его, вы только покажите мне куда.
Обри открыла дверь в комнатушку Айана.
– Не нужно ли ему еще одно одеяло? – тихо предложил граф, когда Обри накрыла мальчика. – Сейчас очень холодно.
Комната была такой маленькой, что два человека с трудом могли двигаться по ней, и Обри жестом указала на комод рядом с лордом Уолрейфеном.
– Если вас не затруднит, достаньте его из нижнего ящика.
Выдвинув ящик, граф вытащил верхнее одеяло, но при этом с восхищением коснулся рукой лежавшего внизу аккуратно сложенного клетчатого пледа – пледа Фаркуарсонов, чтобы быть точным. Он провел по нему рукой, и Обри мгновенно охватила паника, но затем она так же быстро убедила себя, что граф не способен по пледу определить ее принадлежность к небольшому шотландскому клану. Конечно, он не мог сделать из этого никаких выводов или придать этому какое-то значение.
Он просто выпрямился и с улыбкой подал ей коричневое одеяло. Они вместе расправили его на кровати Айана, а когда вышли, закрыв за собой дверь, лорд Уолрейфен повернулся к Обри и тыльной стороной пальцев погладил ее по щеке.
– Спасибо, Обри, вы с Айаном были очень добры, разделив со мной этот вечер.
– Не посидите ли со мной у камина, милорд? – тихо спросила она, решительно глядя на графа. – Мне хотелось бы кое-что сказать вам. – В свете свечи ей показалось, что лорд Уолрейфен слегка побледнел.
– Обри, мне не нравится, как это звучит.
– Конечно, вам это может не понравиться, – криво усмехнулась она. – Могу я предложить вам херес? Я, пожалуй, выпью немного.
– О, мне это нравится все меньше и меньше. – Взглянув на Обри, он резким движением запустил руку в волосы. – Обри, если это касается того, что случилось в...
– Нет, – перебила она графа.
Обри подошла к небольшому шкафчику у окна, налила два бокала хереса и, подав один Уолрейфену, села напротив него и посмотрела ему в лицо. Мерцающий свет камина падал на графа слева, и по его лицу пробегали неровные тени.
– Я хочу попросить у вас помощи в одном небольшом деле. – Она сделала глоток, надеясь, что вино придаст ей сил. – Но вам может показаться, что это бесцеремонно с моей стороны.
– Сомневаюсь, дорогая, – возразил он, отставляя бокал в сторону.
Уолрейфен показался Обри не очень удивленным, а скорее обрадованным, и она неожиданно подумала, не рассказать ли ему все. Ощущение возникшего между ними взаимопонимания было таким соблазнительным, а вина, которую она несла на себе, такой тяжелой. Но поверит ли он ей? Что он скажет? Что подумает? О, это были легкие вопросы. Уолрейфен поймет, что приютил преступницу, и не будет конца неприятностям, которые он может заработать, – неприятностям для его карьеры, для его семьи. Обри даже не знала, какие именно обвинения до сих пор еще сохраняются против нее: похищение и воровство – это безусловно.
– В чем дело, дорогая? Каким образом я могу помочь?
Обри почувствовала, что граф слегка коснулся ее руки, и заставила свои мысли вернуться в настоящее.
– Я хотела бы вашего покровительства, – наконец сказала она. – Теперь, когда майор Лоример умер, а мистер Дженкс уезжает, мне не на кого опереться.
– Да, конечно. – Он наклонился совсем близко к ней. – Но, Обри, если это деньги, то должен заверить вас, что у меня достаточно...
– Это не деньги, – оборвала она графа, и по ее тону почувствовалось, что его предположение обидело ее. – Просто из-за того, что в дом пришла смерть вашего дяди, мне стало совершенно ясно, что в жизни все неопределенно. У Айана нет никого, кроме меня, и если со мной что-нибудь случится...
– Случится с вами? – перебил ее Уолрейфен. – Боже, о чем вы говорите?
– Люди умирают каждый день, милорд, – пожав плечами, ответила она и откинулась на спинку кресла. – Они падают в колодцы, заболевают пневмонией, съедают испорченную рыбу...
– Да, понятно. И каково ваше желание?
– У меня есть письмо для Айана и завещание, и я хочу, чтобы он получил их в день своего совершеннолетия. Они запечатаны и заложены в моей Библии. У меня есть небольшие сбережения и несколько драгоценностей – семейные реликвии. Все лежит в том ящике, из которого вы доставали одеяло. Я хочу, чтобы вы отдали все это своему приходскому священнику и попросили его воспитывать Айана как собственного сына. Вы сделаете это для меня?
– Обри, вы говорите глупости, – покачал головой граф. – С вами ничего не случится. Я этого не допущу. Я не допущу, чтобы мальчика отдали незнакомому человеку.
– Вряд ли вашего приходского священника можно назвать незнакомым, – тихо возразила Обри, – а Айану больше некуда идти.
– Его дом здесь, Обри, – сказал граф так, словно это само собой разумелось. – Почему он должен уехать за полмили и жить в убогом церковном приходе со старым человеком, годящимся ему в деды?
– Потому что я прошу вас это сделать.
– Вы просили об этом и моего дядю? – Уолрейфен сжал губы.
– Да, – кивнула Обри, – через несколько месяцев после того, как приехала сюда. Вопреки тому, что думают люди, я верила, что он поступает справедливо. В душе он был благородным человеком.
– А почему вы просите об этом меня? – Граф хмуро посмотрел на нее.
– Потому что я пришла к выводу, что вы такой же, – тихо ответила она, встретившись с его взглядом. – Вы с ним очень похожи. И это комплимент, а не оскорбление.
– Обри, дорогая, – оставив кресло, Джайлз опустился перед ней на одно колено и взял в ладони ее лицо, – ничего не случится ни с вами, ни со мной, ни с Айаном. Но если что-то произойдет, даю слово, я найду способ позаботиться о мальчике.
– Только не позволяйте ему покидать Сомерсет, – закрыв глаза, попросила она. – Пусть он остается в деревне или в замке, это вам решать. Просто оставьте его здесь. Оберегайте его, умоляю вас.
Уолрейфен поцеловал ее, нежно и ласково коснувшись ее губ, и, когда он чуть отодвинулся, Обри почувствовала себя удивительно успокоенной.
– Обри, давайте больше не будем говорить о неприятных вещах, которые просто никогда не произойдут, – шепнул он. – Я пришел совсем ради другого, ради более приятной вещи, которую стоит обсудить.
– Чтобы напомнить мне о моем обещании?
– Я предпочел бы сказать, о нашей прежней договоренности, – ответил он, и его глаза потемнели. – Вы хотите сохранить ее?
Обри кивнула, не в силах высказать согласие словами.
Джайлз помедлил, все еще хмурым взглядом внимательно всматриваясь в ее лицо, и на мгновение Обри подумала, что он сам откажется, но затем он вздохнул, убрал руки и шепнул:
– Через час? К тому времени в доме будет тихо?
Около десяти часов Джайлз с бокалом лучшего коньяка в руке безостановочно расхаживал по ковру своей спальни, так что его черный шелковый халат шлейфом развевался позади него. Он еще не до конца осознал ни того, что собрался вступить в связь с новой любовницей, ни того, что она была его служанкой. Последнее должно было бы быть ему не по нутру, и, как он полагал, так оно и было, но мысль, что Обри будет в его постели, заставляла его волноваться от предвкушения.
Вскоре после возвращения из маленькой гостиной Обри он отпустил камердинера, а потом велел принести шампанское и поставил возле кровати серебряное ведро с бутылкой, обернутой мокрыми белыми льняными полотенцами. Сам Джайлз утратил вкус к шампанскому и теперь предпочитал что-нибудь покрепче, но Обри можно было бы убедить выпить бокал. По своему опыту он знал, что женщинам нравится, когда их соблазняют после бутылки хорошего шампанского.
Однако Обри не походила на его обычных любовниц. Когда мужчина выбирает себе изысканную профессиональную куртизанку, она приходит со стандартным набором заигрываний и перечнем финансовых требований, напоминающим список товаров бакалейного магазина. О, можно было смеяться, поддразнивать, льстить и выделывать что угодно, но обе стороны знали, чем закончится вечер и в конечном счете сами отношения.
Совсем другое дело уложить в свою постель Обри. Уолрейфен был в растерянности и на самом деле немного боялся того, что затеял. Иногда, когда человек подплывает к опасному месту, он чувствует изменение в плотности морской воды, и каждый раз, когда Джайлз целовал Обри, он ощущал нечто подобное. В тот момент, когда его губы касались ее губ, его охватывала странная чувственная слепота, и его влекло к чему-то опасному. И еще, несмотря на то, что Обри когда-то была замужем, она была неопытной, и только полный дурак мог этого не понять. Быть может, она не будет знать, что делать? Быть может, он найдет ее ужасно скучной в постели?
Усмехнувшись, Джайлз поставил пустой бокал, подошел к открытому окну и, широко раскинув руки, высунулся наружу, чтобы вдохнуть свежий океанский ветер, который больше не казался ему холодным. О, разве он уже не знал, какова будет Обри в постели? Она не покажется ему скучной, она будет пленительной, он это уже чувствовал. И ничто – даже ее неопытность – не сможет изменить неизбежного.
Ему только хотелось, чтобы Обри более благосклонно относилась к его предложениям. Она сопротивлялась, и он это чувствовал, но она была страстной, чувственной натурой, и ему следовало приложить все свое искусство, чтобы сыграть на этих ее чувствительных струнах, чтобы полностью обольстить ее, чтобы она была так же не способна отрицать собственное желание, как и он.
Раздался тихий стук в дверь, и Джайлз, отвернувшись от окна, тремя большими шагами пересек комнату. Сердце внезапно застучало у него в горле, и, распахнув дверь, он увидел, что Обри стоит у него на пороге, одетая в то же платье из серой саржи, которое было на ней раньше. На платье не было ни кружев, ни какой-либо другой отделки, если не считать длинного ряда черных блестящих пуговиц спереди. Оно должно было бы выглядеть убогим, но вместо этого просто придавало более насыщенный цвет ее волосам и более изысканный оттенок ее коже.
– Хорошо, что вы оставили волосы собранными наверху. – Взяв Обри под локоть, Джайлз провел ее в комнату, а когда она недоуменно посмотрела на него, с кривой улыбкой пояснил: – Обри, я весь день представлял себе, как буду вытаскивать шпильки из твоих волос.
– Милорд... – в смущении начала она, удивленно раскрыв глаза, – боюсь, что... что вы найдете меня... – Слова застряли у нее в горле.
Джайлз мгновенно притянул ее к себе и поцеловал так, как днем целовал ее в небольшом сарае. Но теперь Обри застыла, стоя рядом с ним, и все ее тело напряглось. Она вернула поцелуй, но в нем не было ни капли тепла. Джайлз ощущал ее руки у себя на талии, но ее пальцы были холодными и безжизненными, вместо того чтобы быть теплыми и любопытствующими.
– Обри, милая, открой рот, – шепнул он.
Дрожь пробежала по ее телу, но она повиновалась и, не спеша, впустила его язык в свой рот. Проникнув глубоко внутрь и плотнее притянув к себе ее тело, Джайлз играл с ней, пока не почувствовал, как что-то у нее внутри нашло себе дорогу. Ее грудь прижалась к нему, а тело, казалось, слегка растаяло, и он, продолжая страстно целовать ее, почувствовал, что Обри начала отвечать ему.
Внезапный прилив нежности заставил его прервать поцелуй и подавить нетерпение. Взяв ее руку в свои, Джайлз бережно повел ее в глубь комнаты.
– Пойдем, Обри; Ты выпьешь бокал шампанского? – предложил он.
– Н-нет, благодарю вас, – задыхаясь, ответила она, глядя на кровать, как будто это могли быть врата ада. – Мне хотелось бы, чтобы мы просто начали, милорд.
– Просто начали? – Он резко остановился.
– Вы... Я должна... лечь на кровать? – кивнув, забормотала Обри.
Господи, дело пошло совсем скверно. Обри вела себя, как приговоренная к пыткам, а обычно женщины наперебой добивались его благосклонности.
– Обри, посмотри на меня. – Выпустив ее руку, Джайлз взял в ладони лицо Обри. – Ты хочешь этого? Ты хочешь меня?
– Хочу вас? – эхом повторила она, и Джайлз увидел, как зарделось ее лицо. – Я хотела вас два дня назад, и вы это знаете. Но я н-не очень искусна в этом. У меня не было... большого опыта. Уверена, что вы найдете меня совершенно неподходящей вам.
– Обри, дорогая, – несколько мягче отозвался он, – ваше имя и слово «неподходящая» не могут стоять рядом в одном предложении. Просто не нужно бояться, вы ведь были замужем, а занятие любовью между мужчиной и женщиной одинаково во всем мире.
– Правда? Я не уверена, – тихо сказала она.
Заявление было довольно странным, но он побоялся задать ей какой-либо вопрос – как Джайлз понял позже, он боялся того, что мог услышать. Поэтому вместо того, чтобы задавать прямые вопросы, он сел на край кровати и усадил Обри рядом с собой, слегка развернув ее, так что она оказалась спиной к нему. Зачесанные вверх волосы Обри не закрывали сзади ее шею, и это место было таким привлекательным, что Джайлз нагнул голову и коснулся губами ее кожи. Обри издала тихий звук, вздох такой слабый, что Джайлз скорее почувствовал его, чем услышал, и он медленно начал вытаскивать шпильки из ее волос.
Тяжелые длинные локоны один за другим падали вниз, образуя колышущуюся занавесь темно-рыжего цвета с золотым отливом. Глядя, как падают ее волосы, Джайлз вдруг подумал, что ее муж, возможно, был плохим любовником. Быть может, он был грубым? Или, быть может, просто умер молодым? Джайлз не стал спрашивать, он не хотел этого знать, ему было невыносимо думать, что она когда-то была в постели с другим мужчиной, и поэтому он настойчиво тянул ее в свою постель с твердым намерением стереть у нее все воспоминания о ком бы то ни было другом.
Прислонившись спиной к спинке кровати и согнув одно колено, Джайлз заключил Обри в объятия, прижав ее спину к своей груди. Он почему-то чувствовал, что ей будет легче, если он не будет смотреть ей прямо в глаза. Обри подобрала ноги на кровать, ее серые юбки, накрыв левое колено Джайлза, свесились с края кровати, и он непроизвольно потянулся и бережно сбросил с ее ног туфли на пол.
– Спасибо, Обри, – прошептал он ей на ухо, положив подбородок ей на плечо иповернув лицо к стройной изящной шее. Обнимая Обри одной рукой за талию и прижимая ее к себе, Джайлз потерся носом о ее шею и медленно провел другой рукой по длинному ряду пуговиц. Добравшись до самой верхней, он умело расстегнул ее, обнажив еще полдюйма кожи цвета слоновой кости.
– М-мы будем делать это при свете свечей? – прошептала Обри.
– Да, – нежно, но твердо ответил Джайлз. – Ты слишком прекрасна для темноты.
Не спеша, методически он начал одну за другой расстегивать пуговицы. Обри не носила корсета, и под серой саржей на ней была лишь нижняя сорочка из весьма дорогой, ткани. Она была сшита так же мастерски, как белье, за которое Джайлз платил большие деньги, и у горловины отделана крошечными бантиками из бледно-голубого шелка. Это его удивило, но вскоре он полностью отвлекся от этой мысли, расстегнув следующие две пуговицы.
Теперь ему были видны контуры сосков – сокровищ, возникших прямо под его прикосновениями, темных и слегка выпирающих сквозь тонкий батист. Дрожащей рукой Джайлз распустил завязки у горловины и отодвинул ткань – ее груди были маленькие, но красивой формы, с темно-розовыми ореолами, и он, слегка коснувшись большим пальцем соска, в восхищении наблюдал, как его прикосновение заставляет сосок подниматься и твердеть.
– Ах!.. – выдохнула Обри.
Внезапно Джайлз потерял контроль над собой, и в его воображении вспыхнула картина того, как она лежит под ним. «Не спеши, еще не время», – предупредил он себя, но все равно продолжал гладить и мять ее груди, которые наливались у него в руках, и теперь уже оба соска выпирали, требуя его внимания. Продолжая левой рукой ласкать Обри, он правой быстро расправлялся с оставшимися пуговицами, пока серая саржа не распахнулась до талии. Затем Джайлз повернул голову, снова прижался губами к шее Обри и, втянув в себя кусочек ее кожи, нежно прикусил его зубами.
– Тебе это нравится?
Обри нравилось, ее тело отвечало на каждое движение Джайлза. Погладив языком отметину от укуса, он терся носом и снова целовал ее шею, пока Обри не начала беспокойно ерзать возле него. Он вдохнул в себя ее запахи: запах простого мыла, сирени и разгоряченной кожи, и они опьянили его. Нетерпеливой рукой добрался до мягких, упругих завитков между бедрами.
– Раздвинь ноги, милая, – скомандовал он. Расслабив одну ногу, Обри раскрылась перед ним, и Джайлз интимным движением глубоко погрузил пальцы в ее лоно, вызвав у Обри тихий вздох. Он чувствовал, что может взять ее сейчас, что она уже готова, но решил подождать, дать разгореться ее страсти.
Оставив одну руку у нее на груди, он продолжал играть с ее соском, а другой рукой в это время ощупывал и поглаживал ее между ног, чувствуя, как она, откинув голову ему на плечо, дрожит всем телом. Он собирался медленно раздевать ее, но ее бедра, прижавшиеся к его возбужденной плоти, доставляли ему настоящее мучение.
Джайлз просто не в состоянии был ждать дольше и, отпустив Обри, встал рядом с кроватью и без церемоний сбросил с себя на пол черный шелковый халат.
Обри, увидев нагим лорда Уолрейфена, приглушенно вскрикнула. Она не сомневалась, что он прекрасен, хотя и не имела большого опыта в таких вещах. Он был гладкий и сухощавый, как кот; без одежды его грудь казалась шире, а между мускулистыми бедрами, поросшими темными волосами, выпирало... в общем, невиданное богатство – на самом деле пугающих размеров, и Обри пришла к заключению, что они совершенно не подойдут друг другу.
Но Уолрейфен, очевидно, думал совсем иначе. Он, как хищник, снова бросился на кровать, опрокинул Обри на кучу подушек и, вдавив ее голову в мягкий пух, поцеловал горячо и требовательно. Ее платье было расстегнуто до талии, а юбки сбились под ней, теперь Джайлз почти накрыл ее своим телом, и то, что она лежала под ним почти голая, должно было бы вызвать у Обри смущение, но его не было.
Дальнейшее произошло очень стремительно. Обри думала, что Джайлз разденет ее, но вместо этого он, издав низкий горловой звук, просто задрал ей юбки. Потом он навалился на нее всем телом, прохрипев что-то, что должно было прозвучать извинением, и грубо коленями раздвинул ей ноги, а затем его возбужденный член сильно и настойчиво ткнулся в ее плоть.
Обри была немного напугана тем, что он не полностью контролирует себя, но, возможно, это было к лучшему. «Теперь или никогда», – зажмурившись, решила Обри и широко раскинула ноги. Он с таким напором устремился внутрь ее, что она едва уловила момент, когда был преодолен барьер ее девственности, но боль была острой, и Обри закусила губу, чтобы сдержать крик.
– Тебе хорошо? – задыхаясь, шепнул Джайлз, все-таки что-то заподозрив.
Обри кивнула, он приподнялся над ней, опершись на локти, а потом снова погрузился в нее один раз, второй и еще, и еще – всего, наверное, раз десять. Потом его голова откинулась назад, глаза закрылись, а рот открылся в неестественном беззвучном крике. Он был великолепен в тот момент, когда тепло его семени разлилось глубоко внутри ее тела.
Когда все было кончено, тяжелое потное тело графа снова упало на нее, и долгое время единственным звуком, раздававшимся в комнате, был звук вырывавшегося из его груди дыхания.
– О Боже, Обри, – в конце концов, пробормотал он ей в волосы, – ты, наверное, никогда не простишь мне этого?
Прошло еще много времени, прежде чем были произнесены еще какие-то слова, Обри просто не знала, что сказать. Что именно нужно было простить? Она чуть-чуть пошевелилась на кровати, и граф крепче обнял ее.
– Не уходи, – попросил он и, опершись на локти, посмотрел на нее. – Будет лучше, Обри, я клянусь.
Он говорил так, как будто у нее был выбор – но был ли?
– Я не ухожу, – шепнула она.
– Обри, – покраснев, он смотрел на нее сквозь путаницу волос, – клянусь, прежде со мной такого никогда не бывало. Во всяком случае, с восемнадцати лет, – смущенно добавил он, но Обри так и не поняла, о чем он говорил. – Я обидел тебя, милая? – Его лицо смягчилось, и он тыльной стороной руки погладил ее по щеке. – Обидел, правда? Я ошибся... кое в чем. Ты была не готова. – Казалось, ему хотелось, чтобы его в этом разуверили.
– Я была готова, – прошептала Обри, но последнее слово прозвучало неуверенно и тихо.
– Ты была слишком напряженной. – Он снова улыбнулся своей кривой улыбкой, придававшей ему почти мальчишеский вид. – Боже, на мгновение мне показалось...
– Что? – Обри с трудом проглотила слюну.
– Сам не знаю, – с озадаченным видом ответил граф. – Я испугался, что причинил тебе боль.
Обри охватила паника. О, как она пожалела, что подробно не расспросила Мюриел обо всем, когда у нее была такая возможность.
– А теперь я еще давлю на тебя своим весом. – Он перекатился с ее тела на бок.
Обри все еще лежала полуодетая, в скрученных чулках, и ее юбки были беспорядочно и неопрятно скомканы под ней, но так она, по крайней мере, не испачкала кровью простыни графа. Ей совсем не хотелось, чтобы ее глупая выдумка о замужестве быстро открылась.
– Милорд, могу я...
– Джайлз, – твердо поправил он, еще раз погладив ее по щеке. – Пожалуйста, Обри, не говори мне «милорд» в постели. Теперь мы любовники, даже несмотря на то, что я чертовски скверно справился со своим делом.
– Вы не причинили мне боли. – Обри приподнялась на локте. – Во всяком случае, это не было неприятно.
– О Боже, – содрогнулся граф, – ты вконец убиваешь меня своей робкой похвалой. «Это не было неприятно»! Я вижу, что еще многое обязан сделать сегодня ночью.
– Сегодня ночью?.. – Обри села в кровати.
– Ты не останешься? – По его лицу пробежало разочарование.
– Я останусь, ми... – не понимая его, начала Обри и запнулась на титуле, который он запретил употреблять, а его имя она не могла заставить себя произнести. – Я останусь на столько, на сколько вы пожелаете, – договорила она.
– На сколько я пожелаю? – эхом повторил он, и темное облако омрачило его лицо точно так же, как это было в ее гостиной. – А ты, Обри? Чего ты желаешь? Ты прекрасна, дорогая, и мне больше всего хотелось бы весь остаток ночи заниматься с тобой любовью – и делать это должным образом, но я немного неуклюжий.
Лежа на боку и подперев голову рукой, граф смотрел ей в глаза; его губы были плотно сжаты, а серые глаза полны боли. Обри поняла, что снова обидела его. О, она совсем не хотела этого, и не только по причинам, которые теперь выходили за рамки ее отчаянного стремления сохранить за собой место. У нее начали появляться чувства к лорду Уолрейфену, и главным из них был этот неожиданный прилив нежности, от которого у нее перехватило дыхание.
– Нет, вы не неуклюжий, вы великолепный. – Обри приложила правую руку к щеке Джайлза, которая все еще горела. – Изумительный. Женщина, которая знает, как все делать, будет счастлива разделить вашу постель, но у меня, милорд, мало опыта. К сожалению, это я вела себя не так, как следует, а не вы.
Он долго молча смотрел вниз на измятые простыни и наконец спросил:
– Обри, у тебя не было ни одного любовника после смерти твоего мужа?
– Нет.
– Могу я спросить, дорогая, твое замужество было коротким? – Лорд Уолрейфен начал играть с обтрепавшимся краем верхней простыни, и Обри сказала себе, что нужно распорядиться, чтобы ее поменяли.
– Да, очень.
– И поэтому ты на самом деле не обладаешь большим опытом, так?
– Разве я не говорила вам именно это?
– А я не слушал, да? – иронически усмехнулся граф. – Прости, дорогая. Я привык иметь дело с весьма опытными женщинами, которые имеют огромный опыт. Честно говоря, я никогда не знал других.
Обри охватило внезапное чувство разочарования. Значит, она на самом деле не удовлетворила его? По-видимому, занятие любовью было совсем не таким простым делом, как представляла его Мюриел. Очевидно, от женщины ожидали, что она будет делать немного больше, чем просто закрывать глаза и расслабляться. Однако Обри была несведущей, и граф, вероятно, больше не пригласит ее к себе в постель.
Но это же хорошо, разве нет? Почему же тогда ей так тяжело? Обри крепко зажмурилась и ответила себе на свой вопрос: потому, что, несмотря на страх и неуверенность, было так восхитительно ощущать его глубоко внутри себя; потому, что у него были сильные руки, а она истосковалась по прикосновению другого человеческого существа; и потому, что его ласки привели ее на край чего-то ускользающего.
Было ли это то самое, что он имел в виду, когда говорил о том, чтобы доставить ей удовольствие? Или существовало что-то еще? И долго ли она выдержит, прежде чем это необъяснимое томление превратится во что-то гораздо более мощное? Обри чувствовала себя так, словно земля разверзается у нее под ногами и она должна быстро решить, в какую сторону прыгнуть.
Наконец она осознала, что граф Уолрейфен ждет от нее следующих слов, и несмело кашлянула.
– Я буду лучше, когда наберусь опыта, – тихо сказала Обри. – Уверена, что сумею делать все как нужно, если вы будете учить меня.
И тогда граф повел себя очень странно. Его глаза потеплели, он взял в ладони ее лицо и, словно баюкая его, снова и снова целовал ее.
– Ах, Обри, – он прижался губами к ее лбу, – если ты станешь лучше, мне будет очень, очень неприятно. И единственное, чему ты должна научиться, – это как получать удовольствие.
– Вы так думаете? – неуверенно спросила она.
– Значит, – он запечатлел последний поцелуй на кончике ее носа, – тебе нужен любовник с лучшим самоконтролем. – Он рассмеялся. – Я был слишком жаждущим, дорогая. Позволь мне снова заняться с тобой любовью, но по-другому, Обри. Останься со мной и позволь, я покажу тебе. Хорошо?
По-другому? Она безмолвно кивнула.
– Не хочешь ли воспользоваться моей ванной комнатой? – заботливо предложил он и, потянувшись вниз, подхватил кончиком пальца свой халат. – Иди и не стесняйся. А когда выйдешь, оставь там свою одежду. Мне стыдно видеть, Обри, что я даже не потрудился раздеть тебя.
– Да. Хорошо.
– Можешь надеть этот халат, если тебе так будет приятнее, – ласково сказал он.
Воспользовавшись его предложением, Обри взяла халат и пошла в ванную. Там ее ждала медная ванна с еще теплой водой и стопка мягких полотенец. Медленно спустив через руки платье и сорочку, она задумалась, сделала ли она именно то, что должна была сделать. Ей казалось, что Уолрейфен был готов позволить ей уйти, и если бы она так и сделала, на этом, вероятно, все закончилось бы, и граф оставил бы ее, чтобы она и дальше спокойно занималась своей работой.
Но ах, теперь было уже слишком поздно. Во всяком случае, он все еще хотел ее, и, к удивлению Обри, это доставляло ей удовольствие. И еще ее радовало, что из нее вытекло не много крови – на изнанке серой юбки осталось крошечное, едва заметное пятнышко. Вымывшись дрожащими руками, она надела халат. Прохладный и легкий, он коснулся ее плеч и окутал ее слабым мужским ароматом – его ароматом.
Выйдя из ванной, Обри увидела, что Джайлз совершенно голый стоит у кровати, расправляя постельное белье, и, по всей видимости, не чувствует никаких неудобств из-за отсутствия одежды. Нет сомнения, бесчисленные любовницы уже говорили ему, как прекрасно его тело; только бледный, сморщенный шрам у левого колена лишал его абсолютного совершенства.
Когда Обри подошла ближе, он повернулся, и свет свечей заиграл на его стройном теле. Его руки и плечи были слеплены из мускулов, грудь слегка покрыта темными волосами, которые редели у подтянутого живота и снова становились гуще между бедрами. Почти против воли Обри ее взгляд метнулся к его естеству, уже опять наполовину поднявшемуся и по мере ее приближения поднимавшемуся все больше.
Глаза Джайлза потеплели, он прижал Обри к себе всем телом, положив ее голову себе под подбородок жестом, который был скорее покровительственным, чем чувственным. И вдруг необъяснимым образом все напряжение покинуло ее тело. Обри почувствовала себя в безопасности, не обремененной ни страхом, ни ответственностью за чью-то смерть. Она почувствовала себя свободной – свободной радоваться, по крайней мере, в этот момент. Для того, кто очень долго не знал ни свободы, ни радости, это было непривычным ощущением.
Осмелев, Обри обняла Джайлза и ладонью провела по мышцам его голой спины. Ощущение было восхитительным, и, позволив себе познакомиться с его телом, она почувствовала таившуюся в нем мощную силу. Подобно могучему чистокровному жеребцу при чистке, Джайлз стоял неподвижно и спокойно, пока ее руки не заскользили по выпуклостям упругих ягодиц, и тогда он внезапно издал глухой нетерпеливый звук и вжался в ее тело.
– Обри. – Он чуть отстранился и положил руки ей на плечи, так что черный шелковый халат медленно соскользнул с ее рук.
Когда холодный воздух коснулся ее, соски Обри непроизвольно набухли, граф, заметив это, громко застонал, и его взгляд, горячий и голодный, пробежал вниз по ее телу, обжигая ей кожу. Обри мгновенно почувствовала смущение, но так же быстро прогнала его прочь. Взгляд Джайлза был многообещающим; правда, и без этого обещания Обри сделала очень много, но больше без него не будет ничего делать. Она не знала, что именно обещал его взгляд, но хотела этого. Она хотела, чтобы граф Уолрейфен делал с ее телом все то, что обещали его губы, его глаза и его тихие вздохи, но больше всего ей хотелось, чтобы он снова овладел ее телом, вошел в нее и погружался в глубину до тех пор, пока у нее не возникнут снова те мимолетные, незабываемые ощущения.
– Обри, ты так прекрасна, – хрипло прошептал граф и, сев на край кровати, привлек ее к себе и поставил между своими бедрами.
Жадными губами он потянулся к ее груди и, найдя ее, закрыл глаза, взмахнув длинными черными ресницами. Его теплые руки, проскользнув Обри за спину, удерживали ее неподвижно, и он не отрывался от ее груди, пока в ее теле не начали возникать незнакомые пульсирующие ощущения.
Его рот двинулся ниже, и язык проложил горячую, обжигающую тропинку вдоль последнего ребра, потом нашел пупок, сделал вокруг него круг и пробрался внутрь. Обри вздрогнула и вздохнула от удовольствия, а граф шутливо укусил ее в живот и опустил руки ей на ягодицы. Он стал нежно раздвигать ей ноги и, когда Обри повиновалась его безмолвной команде, из-за ее спины просунул одну руку, чтобы потрогать ее там. На этот раз его пальцы легко проскользнули в складку женской плоти и почувствовали уже обильно выделившуюся влагу.
– Ложись в постель, – задыхаясь, выдавил Джайлз, оторвав рот от ее живота, но не отводя пристального, горячего взгляда от места соединения ее бедер.
Обри сделала, как просил Джайлз, и легла на подушку, не сводя с него глаз. У него был немного пугающий вид, и она не могла понять, что он собирается делать.
Взяв ее обеими руками за плечи, граф наклонился над ней и поцеловал ее, полностью вобрав в свой рот ее губы, и на этот раз Обри охотно впустила его язык к себе в рот. Она сама ласкала его и всхлипнула, когда Джайлз передвинулся к ее шее. Слегка царапая щетиной кожу, он поцеловал ее в горло, потом в ключицу, потом еще ниже, и Обри почувствовала, словно оживает, и ее тело затрепетало от предвкушения.
Сев на пятки, граф положил руки на внутренние стороны ее бедер и мягко раздвинул ей ноги. Смутившись, Обри хотела отвернуться, но его горящий взгляд приказал ей не делать этого. Глядя ей в лицо, он осторожно просунул два пальца в складку и нежно погладил ее центр. У Обри остановилось дыхание, а ее тело по собственной воле выгнулось и приподнялось в кровати. Затем взгляд Джайлза переместился туда, где была его рука, и он стал наблюдать за тем, что делал. Обри быстро закрыла глаза, а он немного грубо погрузил два пальца внутрь ее тела. Обри задрожала и, открыв глаза, попыталась сесть, но он, положив другую руку ей на живот, заставил ее снова лечь.
– Я хочу познакомиться с тобой, – хрипло сказал он. – Тебе это нравится? Ты позволишь доставить тебе удовольствие таким способом?
– Я... я не знаю, – покачала она головой.
– Просто скажи, что ты этого хочешь, – шепнул он, большим пальцем снова погладив ее лоно, и она приподнялась навстречу его руке. – Скажи, чтобы я доставил тебе наслаждение своим ртом.
– Я хочу этого, – тонким голосом произнесла Обри, и она действительно хотела. Что бы он ни предлагал, она хотела все. Но когда он нагнулся и опустил язык туда, где были его пальцы, она закричала, ее тело выгнулось дугой, а голова откинулась назад в пуховую подушку.
Граф застонал и, протянув руки, шире раздвинул ей ноги, а потом его большие пальцы, нырнув в ее складки, полностью раскрыли ее. Внезапно все чувства Обри обнажились так же, как ее тело, и ей захотелось умереть от стыда – или от удовольствия, а может быть, от желания. Снова очень нежно коснувшись ее языком, Джайлз мучительно сладостно поглаживал ее, и она извивалась при каждом его прикосновении, а он снова укладывал ее на кровать и погружал язык в ее тело. Ее глаза широко раскрылись, рука лихорадочно потянулась к графу, и пальцы вцепились ему в волосы, как будто она могла удержать его, избавиться от ощущений, которые, казалось, вели ее к опасному, обрывистому краю. Снова и снова граф ласкал ее языком, и в тишине комнаты, освещенной слабым светом свечей, раздавались только чьи-то всхлипывания, почти рыдания. И Обри смутно осознала, что эти звуки исходят от нее. Все так же поглаживая ее, Джайлз погружался все глубже, и ее желание становилось все сильнее и сильнее. Чувственная темнота окутывала ее и увлекала вниз. Обри хотела, о, она хотела... она сама не знала чего. Хотела, чтобы Джайлз остановился, – и хотела, чтобы он никогда не останавливался. В отчаянии она что-то прошептала и попыталась оттолкнуть его.
– Нет, – отрывисто сказал он. – Откройся, милая, позволь мне взять тебя.
Он сильно прижал ладонями бедра Обри, удерживая ее раскрытой для своей атаки. Она рукой схватилась за простыни и, как утопающий, крепко держалась за них. Каждое прикосновение графа вызывало у нее дрожь, а когда он языком коснулся ее чувственного центра, Обри едва сдержала крик. Свет для нее померк, комната словно растворилась, а ее тело словно рассыпалось на части, содрогаясь от его прикосновений.
– Обри, – выдохнул он, – я должен тебя взять.
– Входите внутрь, – шепнула она, – дайте мне снова почувствовать вас глубоко внутри.
Граф опустился на Обри и, войдя в нее, продвигался вглубь дюйм за дюймом, и боль, которую Обри чувствовала раньше, теперь была едва ощутимой. На этот раз Обри была влажной, расслабленной и полностью открытой. Ее руки, скользнув ему на ягодицы, настойчиво понуждали его продвинуться еще глубже.
В ответ на это граф, издав глубокий гортанный звук, погрузился в самую глубину. Обри, все еще лежа неподвижно и открыто, уловила заданный им ритм и постепенно – хотя она едва могла поверить, что такое возможно, – в ней стало пробуждаться жгучее желание.
– О Боже, Обри, – задыхаясь прошептал Джайлз, двигаясь внутри ее, – я буду нежным.
– Не говорите ничего. – Она качнула головой, и ее волосы рассыпались по подушке. – О, не говорите ничего.
Внутри ее нарастало напряжение, ей хотелось чувствовать, а не думать. Теплый аромат мужского тела окутывал ее, и ритмичные толчки Джайлза снова все ближе и ближе подводили ее к ослепительному свету. Дыхание графа стало отрывистым, проникновение более глубоким. Опять откинув голову на подушку, Обри полностью отдала себя Джайлзу, а затем она содрогнулась, и мир вокруг нее исчез. Словно издалека Обри услышала, как он вскрикнул один раз, затем еще. А потом он рухнул на нее, тяжело дыша, и больше она ничего не помнила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Укрощенный дьявол - Карлайл Лиз



On ne na minutu ne somnevayetsa v ney! kakoye schastiye))
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизAfa
1.03.2012, 14.46





В восторге. Чрезвычайно интересно. Без слащавости и соплей.Обри - настоящая героиня!При чтении невозможно оторваться.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизВ.З.,64г.
7.09.2012, 14.43





Понравился. Читается на одном дыхании, советую прочитать!!!
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизМария
3.07.2013, 19.34





Понравился. Читается на одном дыхании, советую прочитать!!!
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизМария
3.07.2013, 19.34





Приятно провела время за чтением этого прекрасного романа.10/10.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизАлина Те
4.07.2013, 19.01





Достаточно интересный роман,не затянутый и написанный грамотным языком.Несовсем понравился образ главного героя.9/10
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизэмма
26.08.2013, 16.07





10 из 10 Классный роман ! Читайте, не пожалеете!!!1
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизНинон
17.10.2013, 11.44





Прекрасный роман!Читайте,не пожалеете.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизНаталья 66
24.11.2013, 19.06





Замечательный роман,очень понравился,героиня не закатывает истерик,не пытается что-то доказать,а герой всецело ей доверяет,что редко встречается в других произведениях.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизТаня
27.11.2013, 14.49





Дуже сподобався роман. Присутній гумор, різні сюжетні лінії.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизГаля
19.02.2014, 21.26





Хороший роман. Очень легко читается. Правда, ближе к концу немного скучновато.9/10.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизНатали
20.02.2014, 23.24





Уж очень много горя выпало на долю героине.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизКэт
12.05.2014, 10.21





Хороший и в какой-то степени трагичный роман. rn Надо сказать, что название романа и анотация совершенно не отражают его суть. Ни о каком укрощении тут речь не идет. Да и дьявола я что-то не заметила. Это история о женщине, причем адекватной. Читайте.
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизren
13.05.2014, 1.44





Очень понравился роман. Только название не соответствует написанному. я бы назвала роман например---от страсти не утаишь...или - у любви нет тайн...или что то вроде этого,ну нет там ни дьявола ни укрощения---просто читайте--не пожалеете
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизнатали
30.07.2014, 13.39





Согласна с Натали , что название не соответствует написанному . А сам роман очень хороший , мне понравился .
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизMarina
31.07.2014, 17.57





Супер роман !!!!!!!
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизмакка
11.10.2014, 1.02





потрясающий роман 10 из 10.читайте.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизВАЛЕНТИНА
26.10.2014, 12.49





Отличный роман с интересным сюжетом, и диалогами, рекомендую читать :)
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизЕлена
29.10.2014, 17.49





Спасибо создателям сайта за огромное количество романов, практически, на любой вкус!!! Обычно, соблазнившись аннотациями или мнением "отписавшихся", ч.-н. прочитываю, вернее, пролистываю, но этот роман прочитала "без перемотки", даже сама удивилась. Согласна со всеми написавшими, не буду повторяться. Для меня - почти 10!!!
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизNice
3.01.2015, 1.27





Хороший роман.Легко читается.
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизвера
4.01.2015, 15.34





Да, читать!
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизанна
4.01.2015, 23.28





Прекрасный роман! Читать 10/10
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизЭля
5.01.2015, 12.16





Пролетела сказка на одном дыхании, хотя очень популярный сюжетик...
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизСветлана
4.01.2015, 10.32





очень нравятся романы Лиз Карлайл, несправедливо что ее романов нет в топе. Между ее героями настоящие чувства, читать одно удовольствие!
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизJane
3.03.2015, 18.11





Обычный роман.Переживаний особых нет,но читать интересно.Название не соответствует сюжету.Можно почитать на досуге,но перечитывать его второй раз,мне кажется,никто не будет.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизИванна:-)
13.06.2015, 11.20





роман замечательный.10 балов.
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизтату
18.06.2015, 13.57





Читайте!!! Замечательный роман!!!Прям на душу лёг, не оторваться. 10-ка!!!!
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизНатуся
16.07.2015, 8.53





Мне тоже понравился роман. Давно не читала романов, где героиня и герой почти с самого начала знают что любят друг друга, а не как в других любит-не любит гадают до конца. Сюжет интересный! 10 из 10.
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизкенуль
28.08.2015, 17.15





Книга понравилась, хорошая интрига.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизОльга К
22.09.2015, 22.05





Замечательный роман. И детективная линия и любовная сильны.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизElen
7.10.2015, 14.17





Полностью согласна с Иванной. Удовольствие от романа получила, но второй раз не прочту.7
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
9.11.2015, 0.20





Мне понравилось)))
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизТакая вот)))
16.01.2016, 15.01





Приятный роман. Читайте его после "Добродетельная женщина" и "Леди и авантюрист". Он является их продолжением. Спасибо автору, очень приятно было снова "встретить" любимых героев.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизОльга
2.02.2016, 19.26





небольшой, но весьма содержательный и насыщенный роман. оч понравилось.
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизлёлища
27.04.2016, 21.51





Очень понравилось.Читайте обязательно и наслаждайтесь.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизСофи
1.05.2016, 14.43





Ну вотзачем давать такие пошлые названия таким хорошим книгам?еслибы при выборе книги для чтения я руководствовалась на название , я бы точно прошла мимо такой умного , тонкого романа . очень часто хорошим ЛР дают такие идиотские оглавления , абсолютно не отражающие содержание ,вот и пропускаешь их недавно прочитала книгу "Идеальная любовница " Гэфни Патриция, тоже вот название дебильнее некуда , а вот оказалось что хороший роман, и кстати второе ,видимо , оригинальное название "Достоин любви?" Вряд-ли авторы пишущие такие качественные ЛР сами дают такие названия , больше характерных для ширпотреба
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизПривет
2.05.2016, 9.21





И нужно , конечно, отметить замечательную работу переводчика . безусловно успех произведения напрямую зависит от его работы. в этом романе она на высоте
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизПривет
2.05.2016, 9.33





давно не читала романов с детективной линией, роман хорош , особенно понравилось что Джайлз ни на секунду не сомневался в своей возлюбленной и то как он был ею одержим .😊
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизанютка
3.05.2016, 11.54





Очень, очень советую. Совершенно не плохой роман. Прочитала с удовольствием. Конечно 9+ он заслужил.
Укрощенный дьявол - Карлайл Лизsvet
3.05.2016, 16.22





Достойный внимания роман. Страсть есть, интрига есть, герои адекватные, торжество справедливости - полный набор 9 баллов.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизНюша
14.05.2016, 13.00





Подписываюсь под каждым словом Нюшы! Отличный роман!
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизАлександра 27 Ха
15.05.2016, 8.17





Великолепный роман! Когда начала читать, поняла, что уже читала. На сей раз узнала, что он последняя часть трилогии. И с удовольствием начала с первого. Но из трех он сильнее, но у меня ощущение, что это заслуга переводчика. Читайте все три романа - уверена, понравятся. Я его с удовольствием включаю в ТОП-100.
Укрощенный дьявол - Карлайл ЛизСофи-Мари
18.05.2016, 11.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100