Читать онлайн Соблазнить дьявола, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 2, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазнить дьявола - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазнить дьявола - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазнить дьявола - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Соблазнить дьявола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2,
в которой нашего героя все еще преследуют неприятности

– Милорд?
Голос далекий. Бестелесный. И чертовски надоедливый.
– Уфф, – выдохнул Девеллин, пытаясь отмахнуться от него.
– Ну, право, милорд! Я полагаю, вы должны открыть глаза.
– Должен, – ответил маркиз.
– Да, сэр, я уверен. – В голосе слышалось некоторое раздражение. – Но, боюсь, теперь вы должны встать.
– Прошлой ночью я не смог даже снять с него сюртук, – донесся из тумана второй недовольный голос. – Думаете, это невозможно отчистить? Боюсь, он запачкал его кровью. Наверное, снова боксировал. Это не похоже на кровь, Ханиуэлл, вот здесь, на лацкане?
– Фентон, я уверен, что не знаю, и меня это не заботит. – Первый голос выражал досаду. – Милорд? Право, сейчас вы должны встать. Брэмптон со своими плотниками ушел. Боюсь, у нас плохие новости, милорд.
«Плохие новости».
Эти слова пробились сквозь туман до его сознания.
– Д-дьявол, – вымолвил Девеллин, с трудом приоткрыв один глаз.
На него смотрели четыре глаза. Или шесть?
– Он приходит в себя, Фентон. – В голосе слышалось облегчение. – Нужно посмотреть, может ли он сидеть.
Маркиза бесцеремонно приподняли, быстро сунули ему под спину подушку, и его ноги в сапогах ударились об пол. Хорошо. Теперь он уже почти проснулся.
Фентон, его камердинер, нахмурился.
– Право, сэр, лучше бы вы позвали меня, когда вернулись, – сказал он, ломая руки. – Вам было неудобно спать на диване. А теперь еще эти ужасные дела насчет пола.
– Что? – пробормотал Девеллин и моргнул. Ханиуэлл, его дворецкий, подтащил через комнату маленький стол. Чьи-то руки поставили на него кофейный поднос.
– Вот! – сказал Ханиуэлл. – А теперь, как я уже сообщил вам, милорд, плотники ушли. Боюсь, пол в голубой гостиной вообще отремонтировать невозможно.
Пол? Какой пол?
Фентон что-то размешал в кофе и с елейной улыбкой протянул ему чашку.
– Боюсь, милорд, вас ждут значительные неудобства, – продолжал Ханиуэлл тоном, какой приберегал для вороватых слуг.
– Очень в этом сомневаюсь, – ответил Девеллин, подозрительно глядя на кофе. – Я не люблю неудобства. Всегда считаю их чертовски… неудобными.
Ханиуэлл сложил руки, словно благочестивый приходский священник.
– Но, милорд, боюсь, у нас завелся… – тут он умолк, чтобы произвести большее впечатление, и трагически закончил: – Жук-могильщик.
Девеллин глотнул слишком много кофе и закашлялся.
– Могильщик…
– Жук-могильщик, сэр, – тяжело вздохнул дворецкий. – Этот странный хруст в голубой гостиной. Боюсь, они съели уже половину настилки полов. А теперь, милорд, они взялись за лестницы. Ступени, перила, стойки, все остальное, Брэмптон говорит, это чрезвычайно опасно. Считайте, нам очень повезло, что мы еще не убиты, сэр.
– Этими смертоносными жуками? – спросил маркиз.
– Повезло, милорд, что ступени не обрушились под нами, чтобы обречь нас всех на преждевременную смерть в погребах.
У них, оказывается, есть погреба? Тряхнув головой, Девеллин отпил кофе. Во рту горечь, в висках стучит боль.
– Хорошо, что нужно делать? – наконец спросил он. – Я имею в виду этих жуков.
– Нужно менять полы и лестницы, милорд. Девеллин нахмурился:
– И здесь будет постоянный грохот, да? Рабочие топают сапогами, да? Пыль! Шум! Я не смогу даже пригласить сюда гостей, Ханиуэлл!
– Боюсь, может быть еще хуже, сэр. – Дворецкий крепче сжал руки. – Боюсь, милорд, нам придется отсюда переехать.
– Что?! – Маркиз резко отодвинул чашку. – Переехать с Дьюк-стрит? И куда, скажи на милость?
Фентон и Ханиуэлл переглянулись.
– Ну, всегда остается Бедфорд-плейс, – ответил дворецкий. – Если бы мисс Ледерли могла… или была…
– Она бы не могла, и она бы не была, – возразил маркиз. – Но это не имеет значения. Она вчера оттуда выехала.
Слуги дружно испустили облегченный вздох.
– Тогда Фентон может перевезти ваши личные вещи, пока я здесь упакую столовое серебро и все остальное, – сказал Ханиуэлл.
Маркиз с ужасом переводил взгляд с одного на другого.
– И я не имею уже права сказать «нет»? – спросил он. – Дьявол с Дьюк-стрит должен превратиться… в кого? Домового с Бедфорд-плейс? Звучит намного хуже, как вы считаете?
Сидони не опаздывала. Наоборот, до обеда у нее осталось время, чтобы медленно прогуляться вдоль лавочек. Стрэнд не обладала сдержанностью Оксфорд-стрит или Сей-вилроу с их дорогими магазинами, утонченными посетителями и запахом денег. Стрэнд – это широкая деловая улица, где сходились, в конечном счете, дороги продавцов и покупателей различных слоев общества… если не в жизни, то в смерти, поскольку Стрэнд могла похвастаться двумя владельцами похоронных бюро и одним гробовщиком.
Торговцы скобяным товаром, книгами, шелком, мехами, предсказатели будущего – все имели свои вывески. А еще были пирожники, торговцы апельсинами, разносчики газет, срезальщики кошельков, воры-карманники, проститутки. Сидони не беспокоило, что ее задевают локтями те, кого принято называть отбросами общества. Их она видела не раз, побывав во многих портовых городах мира.
Она купила шесть апельсинов у девочки, которая, судя по всему, очень нуждалась в том, чтобы продать свой товар, и оставила ей сдачу. Когда прогулка по Стрэнду закончилась, Сидони помедлила у витрины шикарного магазина в конце улицы. Вывески не было, только небольшая медная дощечка на двери: М-р Джордж Джейкоб Кембл. Поставщик изысканных, оригинальных вещей.
Не обнаружив на витрине ничего интересного, Сидони толкнула дверь, и в ответ весело зазвенел колокольчик. Из-за конторки моментально вышел красивый молодой француз.
– Бонжур, мадам Сен-Годар, – сказал он, пылко целуя ей руку. – Надеюсь, вы в добром здравии?
– О да, Жан-Клод, благодарю, – улыбнулась она, склоняясь над застекленной витриной. – Боже мой, эта фаянсовая бонбоньерка из новой коллекции?
– Мы получили ее лишь три недели назад, мадам, – ответил Жан-Клод, показывая в улыбке все свои зубы. – У вас безупречный вкус, как всегда. Могу я послать ее завтра на Бедфорд-плейс? Скажем, как подарок от вашего преданного брата?
Сидони покачала головой. Она не могла себе этого позволить и, разумеется, не примет ее.
– Жан-Клод, здесь несколько апельсинов. – Она положила фрукты на стекло витрины. – Они предохраняют от цинги.
– Мерси, мадам. Это для Марианны с большими глазами, oui?
– Очень большими, да. И, боюсь, с очень пустым же-пудком.
– Да, эти бедные сорванцы голодают, – согласился Жан-Клод.
– Вы правы, но что же делать, – сказала Сидони, затем резко сменила тему: – А где мой брат? В каком он сегодня настроении, Жан-Клод?
Молодой человек возвел глаза к потолку.
– Наверху, сдирает кожу с повара, да поможет ему Бог. Они ужасно в плохом настроении, как злобная собака. Осело суфле. – Француз потупил глазам, понизив голос, прошептал: – Мадам, у вас есть что-нибудь для меня? Сидони покачала головой:
– Не сегодня, Жан-Клод. Я зашла только пообедать с братом и месье Жиру.
– О, я вас задерживаю! – Молодой человек отступил и махнул в сторону зеленых бархатных портьер, за которыми находились комнаты. – Приятного аппетита, мадам!
Спустя два часа Сидони допивала бутылку превосходного красного вина в столовой брата над магазином. Еда оказалась безупречной, несмотря на случившееся в кухне несчастье, и если Джордж убил повара, то успел смыть все следы крови. Пока Морис Жиру, близкий друг ее брата, нарезал тонкими ломтиками бисквит, служанка принесла графин портвейна и два бокала.
– Ешь это, Сид, пока мы пьем свой портвейн, – сказал Морис. – Апельсиновый бисквит особенно хорош, когда приготовлен из свежих фруктов.
Сидони взглянула на брата:
– Позволь мне угадать. Марианна с большими глазами?
– Всем нужно есть. – Джордж пожал плечами. – А раз так, почему бы не съесть апельсины Марианны.
Засмеявшись, Морис налил в два бокала портвейн. – Джордж, она слишком хорошо тебя знает.
– Давайте поговорим о чем-нибудь еще, кроме моей христианской благотворительности. Я должен поддерживать свою репутацию.
Морис повернулся к Сидони:
– Расскажи нам, дорогая, сколько у тебя учеников этой весной и чему ты учишь их.
Она рассеянно ковыряла бисквит, думая, что предпочла бы стакан портвейна.
– Я пока еще даю уроки игры на фортепиано мисс Лесли и мисс Арбакл. Учу хорошим манерам мисс Дебнем и мисс Брустер. Потом есть мисс Хеннеди, которая не умеет ни танцевать, ни петь, ни играть, с трудом отличает вилку для рыбы от ножа для канапе. Тем не менее, отец ухитрился сосватать ее за маркиза Бодли.
– Господи, – произнес Джордж. – За старого развратника? Я слышал, он почти разорился.
Сидони кивнула.
– Бедная девочка в ужасе. Я с нею только до августа, когда назначена свадьба.
– Ты говоришь о Хеннеди, который занимается чаем?
– Он самый. У него безобразно громадный дом на Саутгемптон-стрит, недалеко от меня.
– А Бодли имеет столь же безобразную закладную, чтобы ему соответствовать, – вмешался Джордж. – За последние пять лет, он теряет состояние быстрее, чем леди объем своей талии. Все поместье маркиза в Эссексе не покроет его долгов кредиторам.
Морис глубокомысленно кивнул.
– Не говоря уже о том, Сид, что на прошлой неделе он проиграл еще десять тысяч мистеру Чартерсу, – добавил он. – Чтобы расплатиться с долгами, ему не хватит и трех дочерей торговца чаем.
– У мисс Хеннеди куча денег, – ответила Сидони. – Триста тысяч фунтов.
– И Бодли невероятно глуп, – процедил Джордж.
– Что ты имеешь в виду? – поинтересовалась Сидони.
– Маркиз напыщенный хвастун и закоренелый извращенец, – ответил брат, поставив бокал. – Давайте надеяться, что до Хеннеди еще не дошли слухи о последней склонности лорда Бодли к красивым морским офицерам. Некоторые из них стоили очень дорого. Обычное дело, когда требуется платить за их молчание после минуты страсти.
– Боже мой! – Сидони прижала руки к груди. – Это объясняет его потребность в деньгах. И как маркиз находит… находит…
– Находит своих партнеров? – подсказал Морис.
– Да.
– Если они сами охотно это делают или нуждаются в деньгах, он, вероятно, находит их в Сент-Джеймс-парке.
– В Сент-Джеймс-парке? – повторила она. Морис и Джордж многозначительно переглянулись.
– Сидони, заинтересованные джентльмены встречаются в определенном месте, – объяснил ей брат. – В последнее время опять стал популярным Сент-Джеймс-парк. Некто идет туда якобы прогуляться и дает знать о своем… интересе, кладя носовой платок в левый карман или держа один палец в жилете.
– Именно так, – подтвердил Морис. – Но когда жертва Бодли не имеет подобной охоты, маркиз нанимает сутенера. Их жертвами становятся молодые люди, слишком увлекающиеся азартными играми либо оказавшиеся в каком-нибудь компрометирующем положении.
– Иногда у них единственный порок – бедность, – тихо сказал Джордж.
– Временами Бодли предпочитает девочек, – прибавил Морис. – Этот ублюдок знает каждую проститутку к востоку от Риджент-стрит.
– Господи, – простонала Сидони. – Я начинаю понимать. Морис, я, конечно, поведу себя не как леди, но дай мне все же бокал портвейна. Моя бедная мисс Хеннеди! Теперь я почти хочу, чтобы она сбежала со своим корабельным клерком.
– Своим корабельным клерком? – Морис повернулся, держа чистый бокал.
– У нее что, есть корабельный клерк? – спросил Джордж.
– Да, Чарльз Грир, – ответила Сидони. – Он работает на ее отца, и они безумно любят друг друга. Это считается ужасным мезальянсом, так что мистер Хеннеди никогда этого не позволит.
– В таком случае, моя дорогая, скажи мистеру Гриру, чтоб он поторопился, а то будет поздно.
– Бежать? Джордж, ты шутишь! Морис протянул ей бокал с портвейном.
– Боюсь, он не шутит, Сид. Есть кое-что похуже, чем жизнь в нищете.
– И лорд Бодли относится к их числу, – сказал Джордж. – Кстати, он вдвое старше девушки.
– Отец лишит ее наследства, если она сбежит. И уволит ее клерка без рекомендации.
Джордж пожал плечами.
– Возможно, Хеннеди передумает, когда родится его первый внук.
– А если нет? – вдруг спросил Морис. – Этот клерк приличный человек?
– Ну… да.
– Ты уверена?
– Я видела его только раз. Он искренний, довольно неуклюжий, а хитрости у него явно нет, в этом я уверена.
– Сид неплохо разбирается в людях, – подтвердил Джордж.
– Тогда я дам ему место.
– Правда, Морис? Но почему?
– Я сочувствую тем, кому мешают в любви, – холодно улыбнулся Морис. – Кроме того, старый Холлингс просится с октября на пенсию. Если парень может составить опись тканей и вести счета, он сумеет получиться за несколько оставшихся месяцев. Плата не слишком большая, но ребенок с голоду не умрет.
– Отлично! Вы оба ужасно мне полезны.
– Мы работаем с высшим светом, девочка моя, – сказал Морис. – Они секретов не хранят. От этого зависят наши дела.
Сидони засмеялась.
– Интересно, есть ли что-нибудь такое, чего вы оба не знаете… или не можете узнать.
– Сомневаюсь, – усмехнулся Джордж.
– Что касается скандалов, сплетен и разоблачений, – насмешливо произнес Морис, – то у меня есть кое-что особенное.
– Продолжай, – сказал Джордж.
– Догадайтесь, кто был последней жертвой Черного Ангела?
– Я не могу, – призналась Сидони. – Ты должен сам рассказать, Морис.
Галантерейщик улыбнулся.
– Этот глупый молокосос лорд Френсис Тенби.
– Думаю, он самый подходящий кандидат и заслужил это.
– У него ужасный вкус в отношении жилетов, – согласился Морис. – И я слышал, он еще испорченный и немного раздражительный. Конечно, сейчас он пытается замять этот маленький эпизод с Черным Ангелом, но слуг молчать не заставишь.
– И что говорят слуги? – поинтересовался Джордж.
– Вроде бы Черный Ангел прихватил сапфировую булавку для галстука ценой в сто фунтов, – прошептал Морис. – И оставил беднягу связанным, с кляпом во рту и голым в едущем дальше наемном кебе.
– Связанного, с кляпом во рту и голого? – прошептала Сидони. – Великолепно! Скажи, Морис, а что говорят об этом Ангеле? Кто, по мнению людей, он или она?
– Униженная любовница. Возможно, актриса. Вот почему она продолжает являться в разном обличье и выбирает только богатых, влиятельных мужчин. Она разгневана. И мстит. Не говоря уже о собственном развлечении.
Сидони улыбнулась.
– А несчастные жертвы знают, почему выбраны именно они?
Джордж с Морисом переглянулись.
– Говорят, Ангел вообразила себя кем-то вроде Робин Гуда, – объяснил ей брат.
– Кому же она тогда все отдает? – подняла брови Сидони.
– Я не знаю наверняка.
– И не можешь узнать, Джордж? – поддразнила она. – Я думала, ты все знаешь.
– Я могу все узнать, – поправил он. – Если требуется. А мне совсем ни к чему знать, кто она или кому она помогает.
Сидони вызывающе посмотрела на брата:
– В таком случае я хочу, чтобы вы кое-что разузнали. Очень интересующее меня. Людям с вашими талантами это будет совсем нетрудно.
– Ради Бога, девочка, – согласился Джордж. – Что бы ты хотела узнать?
– Я хочу знать, кому принадлежит дом почти напротив моего.
– Сид, я хорошо осведомлен насчет слухов и преступлений, но я не занимаюсь владельцами домов в Блумсбери.
– Это же пустяки. Джентльмен, аристократ, как мне говорили, содержит этот дом для своих любовниц.
– О! – дуэтом произнесли Морис и Джордж.
– Бедные женщины меняются чаще времен года, – пожаловалась Сидони. – Мне просто хочется узнать его имя, йот и все.
– Какой номер дома? – спросил Джордж.
– Семнадцать.
Морис нахмурился.
– А женщина блондинка? Или брюнетка?
– Рыжая. И, судя по манерам, актриса. Выехала сегодня, прямо в безумном состоянии. Но блондинка тоже была, этой зимой. Палевая блондинка с семенящей походкой и острым подбородком. А до нее – итальянская танцовщица. Кажется, по имени Мария. Она уехала в слезах. Должно быть, он слишком жесток.
– Полагаю, джентльмен, о котором ты говоришь, это лорд Девеллин, – тихо произнес брат.
Мужчины переглянулись.
– Сид, это довольно высокий человек? – уточнил Морис.
– Я никогда его не видела. Он приезжает в карете или наемном экипаже.
– Карета заметная?
– Разумеется.
– Можешь описать его герб?
– Конечно. – Закрыв глаза, Сидони описала.
– Это лорд Девеллин, – повторил Джордж. – Тут нет сомнений.
– Да, – согласился Морис. – На прошлой неделе я продал ему пару жилетов. И видел его экипаж.
– Великолепно. – Сидони отложила салфетку. – Лорд Девеллин. А кто-нибудь из вас знает его клуб?
– «Бифштекс», яхт-клуб и «Уайте», когда они пускают его. А почему ты спрашиваешь? – Джордж подозрительно поднял брови.
– Еда, парусный спорт и крикет, – сказала она, игнорируя вопрос брата. – К тому же игрок, полагаю?
– Разумеется, – ответил Морис. – Обычно у Крокфорда.
– Опасное место.
– А еще в любой паршивой таверне или грязном притоне, который примет его, – процедил Джордж. – Он пьет как мучимая жаждой свинья, и ему на все наплевать.
– Это не совсем так, Джордж, – возразил Морис. – Он ведь купил жилеты у меня.
– Значит, ты сам знаешь, что говорят об этой свинье. Даже слепой боров иногда находит трюфель, – фыркнул Джордж. – И ты говорил мне, что ткани выбирает его камердинер.
– Хорошо, дорогие мои знатоки. Но где же обитает этот человек эпохи Возрождения?
– Ради Бога, Сид. – Ее брат начал раздражаться. – Этого человека все называют Дьяволом с Дьюк-стрит. Представь себе. А теперь, может, покончим с разговорами о Девеллине? Я нахожу эту тему в высшей степени скучной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Соблазнить дьявола - Карлайл Лиз

Разделы:
Глава 1Глава 2,Глава 3Глава 4,Глава 5Глава 6,Глава 7,Глава 8,Глава 9Глава 10,Глава 11,Глава 12Глава 13Глава 14,Эпилог,

Ваши комментарии
к роману Соблазнить дьявола - Карлайл Лиз



Очень интересно, даже захватывает.
Соблазнить дьявола - Карлайл ЛизО.
11.10.2012, 18.14





Очень интересно, даже захватывает.
Соблазнить дьявола - Карлайл ЛизО.
11.10.2012, 18.14





не плохой роман!
Соблазнить дьявола - Карлайл Лизн.
25.05.2016, 21.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100