Читать онлайн Один маленький грех, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 2, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Один маленький грех - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Один маленький грех - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Один маленький грех - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Один маленький грех

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2,
в которой мистер Хоз выпускает кота из мешка

— Боже милостивый! И что ты сделал? — Меррик Маклахлан перегнулся через стол, за которым они завтракали, в упор глядя на брата.
— Сказал ей, что она может остаться, — повторил Аласдэр. — Было поздно, бушевала гроза. Что еще мне было делать?
— Сказать ей, чтобы собирала вещички, — посоветовал Куин, хотя его рот был набит кусками почек. — Аласдэр, это очень старый трюк. Не могу поверить, что ты попался на него.
Меррик в негодовании отодвинулся от стола вместе со стулом.
— Должно быть, это все из-за вчерашнего удара по голове, — сказал он, направляясь к буфету, чтобы налить себе еще кофе. — Какая-то девка явилась к тебе с младенцем на руках, сказала тебе, что он твой, и ты сразу поверил ей?
— Она не девка, Меррик. Она совсем молоденькая девчушка. — Аласдэр порадовался, что не упомянул о трехстах фунтах, которые выманила у него мисс Гамильтон. Он бездумно оглядывал свою превосходно устроенную столовую и гадал, есть ли правда в словах брата. Может быть, он в самом деле немного спятил? Еще ему представлялось, что при свете дня все исчезнет как сон. Увы, этого не случилось…
— Ты собираешься все это съесть? — спросил Куин, указывая на все растущую горку копченой рыбы, которую Аласдэр механически продолжая накладывать на тарелку.
— Забирай себе, пожалуйста, — несколько запоздало предложил Аласдэр, потому что Куин уже переложил половину рыбы на свою тарелку. — Хотя как ты можешь есть после вчерашнего, не понимаю.
— У меня железный желудок, — заявил Куин, управляясь с яйцами. —Аласдэр, ты становишься мягкотелым. Можно еще кофе, Меррик?
Меррик наполнил чашку Куина и вернулся на свой стул.
— Аласдэр, что ты сказал слугам? — требовательно спросил он. — Дом, наверное, уже жужжит от сплетен.
— Моих слуг трудно шокировать, — невозмутимо отвечал хозяин. — Я сказал Уэллингзу, что ребенок передан мне под опеку, и он поверил. Особенно если принять во внимание, что мисс Гамильтон явно шотландка и похожа скорее на мою дочку, чем на ловкую девку.
— Но, Аласдэр, — начал Куин, — кто-нибудь мог припомнить, что ты ездил в Шотландию, и сделать соответствующие выводы. Ты редко бываешь там.
Аласдэр повернулся к нему.
— Очень редко, — согласился он. — За последние три года я был дома только один раз. Но в тот год, если ты помнишь, мы с тобой провели охотничий сезон в Нортумбрии, в охотничьем домике лорда Девеллина.
— Да, помню, — сказал Куин.
— И мы собирались пробыть там все праздники, — продолжил Аласдэр. — Но когда ты и Дев подцепили тех двух француженок в Ньюкасле, я оказался, так сказать, не у дел.
— Мы предлагали тебе присоединиться, — проворчал Куин.
Аласдэр покачал головой.
— Мне пришло в голову поехать домой, — сказал он, — раз уж я был менее чем на полдороге к нему. И у меня не было с собой слуги.
— Что ты хочешь этим сказать? — рявкнул Меррик.
— Никто, кроме Куина и Девеллина, не мог бы вспомнить, что я тогда был в Шотландии.
— Я все же скажу, что ты должен отделаться от нее, Аласдэр, — предостерег его брат. — Пока ты еще не принял на себя ответственность, а если и так, все равно эта маленькая плутовка ничего не сможет сделать.
— Видит Бог, Меррик, мне совсем не по душе, что в доме появился ребенок, — мрачно произнес Аласдэр. — Но будь я проклят, если малышке придется голодать из-за меня. Я слишком хорошо помню, что такое чувствовать себя нежеланным ребенком.
— Отец был строг, — сказал Меррик, — но мы никогда не голодали.
— Говори за себя, — запальчиво оборвал его брат. — Голод бывает разным.
— Ну, лучше всего до выяснения всех обстоятельств отправить ее в гостиницу, — вмешался Куин, похоже, из желания предотвратить ссору.
Аласдэр покачал головой.
— Не могу, — признался он. — Малышка едва начала ходить, а мисс Гамильтон сама почти дитя. Она показалась мне наивной и мягкосердечной. Я даже сомневаюсь, была ли она когда-нибудь за всю свою жизнь южнее Инвернесса.
— Веселенькая история, — сказал Меррик. — Ты будешь дураком, если не пошлешь маленькую шлюшку с ребенком собирать вещички. Кроме того, дядюшка Ангус ничего не сможет тебе рассказать. В апреле его корабль ушел в Малакку.
— Неужели? Я совсем забыл, — заволновался Аласдэр.
— Какое это имеет значение? — с вызовом сказал Меррик. — Он скорее всего сказал бы тебе, что эта леди Ачанолт ненамного лучше обычной шлюхи и что они не могут доказать, что ребенок твой.
Аласдэр отодвинул тарелку.
— В этом, дорогой братец, ты можешь ошибаться, — парировал он. — Ваше отношение начинает меня возмущать.
В порыве негодования он позвонил, вызывая лакея, но в комнату вошел сам дворецкий.
— Да, сэр?
— Мисс Гамильтон уже проснулась, Уэллингз? Дворецкий сделал большие глаза.
— Конечно, сэр, — отвечал он. — Она поднялась до зари и попросила лист почтовой бумаги.
— Почтовой бумаги? — повторил Аласдэр. Уэллингз кивнул.
— Она написала письмо и попросила непременно сегодня отправить его с первой почтовой каретой в Борнемут. Я полагаю, сейчас она в классной.
А-а… да. Отказ от места у полковника в Борнемуте. То есть она на самом деле остается. Аласдэр откинулся в кресле.
— Будь добр, проводи ее сюда, — сказал он. — И скажи, чтобы она пришла с ребенком.
В столовой воцарилось натянутое молчание. Но очень скоро в дверь тихонько постучали. Мисс Гамильтон вошла в комнату — и показалась Аласдэру еще меньше, чем при первой встрече. Половину ее красиво вылепленного лица занимали излучающие свет зеленые глазищи. Сегодня она была в коричневом шерстяном платье, которое, как ни странно, не выглядело некрасиво-тусклым, а, напротив, смотрелось элегантно. Коричневый оттенок прекрасно сочетался с цветом ее волос, которые она слегка закрутила. Такое сочетание подчеркивало нежность кожи цвета слоновой кости, и Аласдэр только сейчас заметил, что девушка совсем не была простушкой. Она обладала хрупкой, утонченной красотой — красотой женщины, а не девочки. Это открытие немного обескуражило его.
— Проходите, мисс Гамильтон, — вымолвил он, вставая. Она неловко присела и прошла с девочкой дальше. На этот раз малышка была одета в кружевное платьице поверх панталончиков, собранных на лодыжках голубыми лентами. Она смело шагала впереди, показывая на что-то за окном и фыркая от смеха.
— Мисс Гамильтон, мой брат Меррик Маклахлан, — сказал Аласдэр. — А это граф Уинвуд. Они пожелали увидеть девочку. Не могли бы вы показать ее моему брату?
Мисс Гамильтон было явно не по себе, она смутилась, но послушно обошла вокруг стола и подвела девочку к Меррику. Меррик удивил всех, опустившись перед малышкой на колени, чтобы лучше рассмотреть ее.
— Скажите, пожалуйста, сколько ей сейчас? — потребовал он.
— В октябре будет два года, — ответила мисс Гамильтон и принялась нервно теребить нитку жемчуга на шее. Аласдэр заметил у нее такую привычку, но в треволнениях прошедшей ночи не придал ей значения.
Меррик продолжал изучать личико ребенка. Девочка в ответ стала щуриться и положила ручку на его колено, как бы собираясь вскарабкаться на него.
— Дай… — сказала она и протянула пухлые пальчики к цепочке часов Меррика. — Класивая. Дай.
Покраснев, мисс Гамильтон забыла про свое ожерелье и заторопилась забрать девочку.
— Нет, нет! — вопила Сорча, барахтаясь в ее руках. — Дай мне! Это!
— Тихо, — увещевала ее мисс Гамильтон, прижимая к себе. — Будь хорошей девочкой.
Меррик встал и посмотрел на брата.
— Я подумал, ты хочешь, чтобы я увидел глаза малышки, — холодно сказал он.
— Так и есть, — признал Аласдэр.
— Это ничего не доказывает, — сказал Меррик.
— Разве? — спросил Аласдэр. — А где был ты, дорогой братец, два года назад под Новый год?
— Аласдэр, не будь таким дураком, — запротестовал его брат. — Это никак не мое.
— Конечно, глаза у нее чертовски необычного цвета, — заметил Куин. — От всего этого немного не по себе, если вспомнить вчерашнюю цыганку.
— Мы поговорим об этом в другой раз, — сказал Меррик, по-прежнему глядя на Аласдэра.
— Нет, давайте поговорим сейчас, — возразил Аласдэр. — У нее глаза Макгрегоров, ведь так? Холодные, цвета голубого льда.
— Голубые глаза не бог весть какая редкость, — заметил Меррик. — Это может быть чей угодно ребенок.
— Конечно, — хмыкнул Аласдэр. — Но именно такой оттенок встречается чрезвычайно редко.
— Поосторожнее, старина, — сказал Куин, бросая озабоченный взгляд на мисс Гамильтон.
Но Аласдэр не отставал от брата.
— Меррик, не будь ослом, — горячился он. — Я совсем не хочу брать на себя ответственность за ребенка неизвестно от кого, если учесть, что я едва помню, как затащил ее в постель, но…
— Ах, теперь постель? — возмущенно выпалила мисс Гамильтон. — А помнится, сэр, я слышала, что постели не было вовсе, что вы наскоро получили удовольствие за занавесками во время развеселой встречи Нового года!
Меррик и Куин открыли рты.
— Мисс Гамильтон! — начал Аласдэр. — Я попросил бы вас!
Она крепче ухватила девочку.
— Нет уж, я наслушалась достаточно вздора от всех троих! Из нежно-кремового ее лицо стало ярко-розовым, она дрожала от негодования.
— У вас свинские манеры. Сорча не «это», как вы изволили выразиться. Она ваша дочь, и у нее есть имя. И я буду вам благодарна, если вы будете использовать его — все вы. — Тут она повернулась к Меррику: — А вы, мистер Маклахлан! Мне все равно, что вы думаете! Будьте уверены — Сорча не ваш ребенок! Даже мою мать, какой бы восторженной дурочкой она ни была, не мог бы соблазнить такой скудоумный мерзавец, у которого ни на грош обаяния.
С этими словами мисс Гамильтон развернулась и пошла из комнаты со всей грацией, на которую оказалась способна, если учесть, что на руках она держала ребенка. Однако леди Сорча не хотела уходить. Она изо всех сил вырывалась, сжимала и разжимала кулачок, тянула его к Меррику.
— Нет, Мей, нуууу! — визжала она, извиваясь. — Дай цеп! Дай!
Как только они скрылись из виду, Куин рухнул в свое кресло и зашелся в приступе смеха.
— Я рад, что тебе так весело, — повернулся к нему Аласдэр.
— Ох, да она такая молоденькая! — Куин никак не мог остановиться. — Такая наивная! Просто воробышек, а не девушка! Ну, Аласдэр, теперь ты попался.
— Что ты имеешь в виду, черт возьми?
— Мало того, что тебе наговорила цыганка, у тебя в доме появилась красотка — тоже очень хорошенькая, особенно когда краснеет. Старина, я начинаю думать, что ты не только потерял аппетит, но и ослеп.
Эсме почти бежала через дом, не замечая прекрасных ковров и изящества лестниц, крепко прижимая к себе Сорчу. Боже милосердный! Почему она не придержала язык? По крайней мере ее сундук не распакован. Не придется тратить время и силы, прежде чем они снова окажутся на улице.
Вот и детская. Она ринулась в дверь и оказалась лицом к лицу с одним из лакеев. Старая кожаная мебель исчезла, служанки снимали с полок и уносили последние ящики.
— Простите, мадам, — чопорно произнесла одна из них. — Уэллингз сказал, что сэр Аласдэр хочет очистить комнату.
«Очистить» — подходящее слово, подумала Эсме, оглядывая комнату. В ней не осталось ничего, кроме раскладного стола и двух деревянных кресел. Исчез даже застоявшийся запах табака.
— Спасибо, — сказала она лакею. — Но найдется ли более подходящая мебель?
— Что именно? — раздался низкий, рокочущий голос сзади.
Эсме обернулась и увидела входящего в комнату сэра Аласдэра Маклахлана.
— Я… я… Прошу прощения.
— Что вам понадобится, мисс Гамильтон? — Его тон смягчился. — Я пошлю Уэллингза все уладить.
Напуганная Эсме не знала, что и думать.
— Ну, стол для занятий, я думаю, — отвечала она, опуская девочку, которая сразу направилась к игрушкам.
— Хорошо, дальше. Какой это должен быть стол? Он не собирается выдворить их на улицу?
— Что-нибудь низкое, чтобы Сорче было удобно? — предположила она. — И маленькие стульчики? И… может быть, детская кроватка?
Маклахлан улыбнулся, отчего его карие глаза потеплели.
— Мисс Гамильтон, вы высказываете свои предложения в форме вопроса. Это очень не похоже на вас. И Сорче, конечно, нужны не только стол и кроватка?
— Почему же, я… я — конечно, — сказала Эсме, проклиная свою тупость. Что нужно ребенку? Она только недавно научилась кормить сестренку. Остерегать от огня.
Укладывать спать и убаюкивать — ну, последнее ей удавалось не всегда.
— Может быть, высокое кресло и кресло-качалка? — продолжила она, стараясь вспомнить, что стояло в детской в доме лорда Ачанолта. — И одна из этих маленьких повозок, с которыми гуляют в парке?
— А, да, детская коляска! — сказал он. — И, наверное, ковер побольше, потолще? На случай, если она разойдется?
Эсме почувствовала, что снова краснеет.
— Она подвижная девочка, да.
Маклахлан снова насмешливо улыбнулся своей слишком очаровательной улыбкой.
— Ну вот, правда выходит наружу, моя дорогая? — продолжал он. — Что вы говорили прошлой ночью? Ах да! Хороший, спокойный ребенок! Нисколько не обеспокоит вас, клянусь!
Эсме смотрела в сторону.
— Это все дорога, я уверена. И… перемены в ее жизни. Улыбка стала мягче.
— Скаковая лошадь лучше ломовой, так?
Лакей вышел, унося последний ящик, и осторожно прикрыл за собой дверь. Маклахлан прошел в глубь комнаты. Остановился у окон и смотрел вниз, на улицу.
— Я вам не очень-то нравлюсь, мисс Гамильтон? — наконец сказал он. — Конечно, вам ничто не грозит, если скажете, что я вам противен.
Эсме открыла рот и снова закрыла его. Помолчала.
— Я… я прошу прощения зато, как я вела себя раньше, — прошептала она.
Он издал странный звук. Подавил смех?
— У вас ужасный характер, — выдавил он. — Я не уверен, что Меррик сможет когда-нибудь оправиться от этого.
— Не знаю, что это нашло на меня. Маклахлан повернулся, чтобы видеть ее.
— Мы вели себя скверно, — признал он. — Никто из нас по натуре не груб, уверяю вас. А Куин на самом деле очень добрый. Просто ситуация сложилась непростая. Даже вы должны согласиться, что все это выглядит очень странно.
— Странно? — спросила Эсме. — Из того, что я видела в жизни, меня больше удивляет, что такое случается гораздо реже, чем могло бы.
— Возможно, ваша жизнь сложилась не совсем обычно, мисс Гамильтон.
Сорча потянула Эсме за юбку:
— Мей, ними!
Эсме наклонилась и увидела, что малышка пытается снять с куклы платье.
— Сначала нужно расстегнуть крючок, моя прелесть, — сказала она, становясь на колени, чтобы показать ребенку, как это делается. — Вот так.
После того как цель, к удовлетворению Сорчи, была достигнута, девочка снова направилась к игрушкам, которые Эсме разложила на маленьком коврике у опустевших книжных полок. Маклахлан, казалось, не вызывал у нее интереса. И это было хорошо.
— Как она зовет вас? — полюбопытствовал он. Эсме пожала плечами.
— Мей или что-то вроде этого. Она еще не может выговорить Эсме.
Маклахлан наблюдал за Сорчей с тем интересом, с каким, наверное, натуралист изучает новую разновидность жука. Глядя на его чеканный профиль, Эсме снова поразилась, какой он красивый. Но уже были заметны следы беспутного образа жизни — складки у рта, припухлости под глазами. Он был на пути к превращению в истосковавшегося распутника. Такие циничные мысли пришли ей в голову прошлой ночью, когда она невольно оценивала его как противника.
Но странно, сейчас он вовсе не казался противником. Похоже, он тоже был смущен. И было отчего. Внезапная смерть матери повергла в хаос и ее, и его жизни. Всему, что она знала об уходе за детьми, она научилась совсем недавно и за короткое время. Собственная неопытность пугала ее.
Вдруг Эсме заметила, что Сорча поднесла руку ко рту. Она уже знала — это не предвещает ничего хорошего. Она ахнула, бросилась к ребенку и сказала что-то непонятное.
Вслед за ней к девочке устремился и Маклахлан. Когда она схватила ребенка, он вынул из влажных пальчиков Сорчи что-то блестящее.
— Не-ет! — завопила Сорча. — Дай мне! Мне!
— Ну и ну, — бормотал Маклахлан, рассматривая блестящий предмет. — Мой пропавший римский солид.
— Что это? — Эсме перегнулась через голову Сорчи, чтобы увидеть находку. — А, старая монетка?
— Ив самом деле очень, очень старая, — согласился Маклахлан, пряча ее. Эсме выпустила хныкающую девочку. Мельком взглянув на Маклахлана, Сорча вернулась к своей кукле.
— Что вы ей сказали? — спросил он Эсме. — Что-то насчет ее губ?
— Ее рта, — нахмурилась Эсме. — «Все в рот». Это старое выражение. А вы, Маклахлан, совсем не знаете гэльского?
Он пожал плечами.
— Раньше немного знал. — Он наклонился и неловко погладил Сорчу по головке, как щеночка. Все же это была попытка проявления чувств, решила Эсме.
— Эсме, — произнес он, взглянув на нее. — Несколько необычное имя, ведь так?
— Да, моя мать отличалась эксцентричностью и восторженностью.
— Насколько я понял, — сказал Маклахлан, уводя ее подальше от Сорчи, — ваш отчим — очень жестокий человек. Как восторженная женщина могла вступить в столь неудачный брак?
Эсме вопрос показался странным.
— Моя мать считалась исключительной красавицей, — объяснила она. — А Ачанолт коллекционировал красивые вещи.
— А, понимаю. Эсме, непонятно почему, продолжала:
— Вначале мама думала, это так романтично — ее добивается богатый джентльмен гораздо старше ее. Она слишком поздно поняла, что для него важно обладание, ничего больше.
— Он не любил ее?
Эсме посмотрела на него как-то странно.
— Мне кажется, он слишком любил ее, — продолжила она наконец. — Той всепоглощающей любовью, которая превращается в жестокость, если встречает сопротивление.
— А она сопротивлялась ему? — удивился Аласдэр.
— Мне кажется, ей нравилось заставлять его ревновать, — призналась Эсме. — Иногда даже злить.
— Почему?
Она пожала плечами.
— После того как они поженились, он перестал оказывать ей прежнее внимание. Он не исполнял ее прихоти, не искал расположения, наверное, потому, что она уже стала его собственностью. К несчастью, мамочка восприняла это как вызов. Дела пошли все хуже и хуже.
— А вы оказались между ними, — задумчиво подытожил он. — Вряд ли это было приятно.
Она уставилась в пол.
— Вам не надо думать обо мне, Маклахлан, — сказала она. — Вам надо заботиться о малышке Сорче.
Маклахлан, поколебавшись, спросил:
— Скажите мне, девочка — Сорча — понимает ли она? Осознает ли, что ее мамы больше нет?
Эсме медленно кивнула.
— Да, до какой-то степени. С тех пор как мы покинули Шотландию, Сорча ни разу не спросила о маме. — Она какое-то время колебалась, потом добавила: — Так вы признаете, сэр, что Сорча ваша дочь? Из того, что я слышала в столовой, я пришла к выводу, что да.
Он удивил ее тем, что направился в угол, где играла Сорча, и присел рядом. Девочка подняла на него глаза и засмеялась, протягивая ему голую куклу.
— Кукла, видишь? — прощебетала она. — Мей дала. Видишь? Видишь?
— Да, вижу, — согласился он. — Красивая кукла. Мы снова наденем ей платье?
— Снов денем, — повторила Сорча.
Он взял кукольное платьице и, действуя методично, начал надевать его. Когда он продел в рукава ручки куклы, малышка снова засмеялась и принялась отталкивать его пальцы, чтобы самой застегнуть крошечный крючочек.
— Можно я? — сказала Эсме. — Боюсь, что, не имея опыта, застегнуть эти маленькие крючочки непросто.
Маклахлан глянул на нее снизу вверх и поднял бровь.
— Могу только сказать, что у меня есть опыт исключительно по их расстегиванию.
Эсме еще не нашлась, что сказать на это, когда Маклахлан вернул куклу Сорче. Он взял Эсме за подбородок и повернул ее лицом к себе.
— Мисс Гамильтон, вы видели моего брата, Меррика? — в раздумье спросил он.
— Да, его трудно не заметить.
Маклахлан ущипнул Сорчу за носик, постоял и снова повернулся к Эсме.
— Но вы действительно рассмотрели его? — настаивал он. — Он, видите ли, похож на родственников со стороны матери.
— Вы сказали, что у него глаза Макгрегоров, — согласилась она. — Но я не очень всматривалась.
Теперь он стоял прямо перед ней. Совсем близко. Слишком близко.
— Откровенно говоря, в них есть нечто, внушающее тревожное чувство, — сказал Маклахлан, слегка подавшись к ней. — Как у волка, наблюдающего за вами из лесной чащи. Они холодные как лед. Неподвижные и бесстрастные. — Она чувствовала тепло, исходящее от его тела. — А у вас, мисс Гамильтон, глаза тоже красивые, но необычными их не назовешь, — продолжал он. — Они прохладного зеленого цвета, нефритовые, с маленькими коричневыми крапинками, которые нельзя заметить, если не подойти совсем близко. Эсме сделала шаг назад.
— Не будьте нелепым.
— Ничем не могу помочь, — сказал он. — Жизнь часто нелепа. Теперь, мисс Гамильтон, вглядитесь в мои глаза и скажите, что вы видите.
— В ваши глаза? — язвительно повторила она. — Глаза как глаза. — Боже, ну и лгунья же она. Его глаза были цвета виски, пронизанного солнечными лучами, прекрасные, в золотистых искорках, с черным ободком, обрамленные темными ресницами, которые могли бы посоперничать с ее собственными. — Почему вы это спрашиваете? У вас есть какая-то мысль?
Неожиданно он улыбнулся, и неловкость исчезла.
— Не совсем, — признался он. — Может быть, я напрашивался на комплимент.
— У вас карие глаза, — сказала она ровным голосом. — Красивого оттенка, да, но, как вы выразились, ничего необычного.
— Конечно, мисс Гамильтон. — Он задумчиво улыбнулся. — Мои глаза не имеют ничего общего с глазами маленькой Сорчи, и все же…
— И все же что?
Он покачал головой и отвел взгляд.
— Это не может быть простое совпадение, ведь так? — сказал он неожиданно тихим голосом. — Я ни у кого не видел таких глаз, кроме как у моего деда и Меррика.
Ужасная мысль пришла ей в голову.
— Вы ведь не думаете, что… что ваш брат?.. Маклахлан откинул назад голову и засмеялся.
— О Боже, нет! — со смехом воскликнул он. — Мой брат едва ли выезжал из Лондона последние десять лет. Он редко встает из-за своего стола. И, как вы справедливо заметили, он никогда не стал бы утруждать себя, стараясь соблазнить женщину. Его не прельщает бегать за юбками, как некоторых из нас, более слабых смертных. Если ему нужна женщина, я думаю, он просто платит за это.
У Эсме вырвался звук, свидетельствующий о раздражении.
— Думайте, что вы говорите, здесь ребенок! Он утратил часть своего великолепия.
— Примите мои извинения, мисс Гамильтон, — заторопился он. — Мне трудно избавиться от дурных привычек. И я забыл, что вы сами еще почти ребенок.
— Ох, Маклахлан! — Она посмотрела на него с упреком. — Мне двадцать два года.
— Неужели? Не могу поверить. — На его лице отразилось глубокое удивление.
— Да. А чувствую я себя сорокалетней. Он чуть заметно улыбнулся.
— Ну, мне совсем недалеко до сорока, и я даже не помню, как чувствуешь себя в двадцать два года. — Он повернулся, собираясь уходить. — Если у нее есть все необходимое, я пойду.
Эсме развела руками.
— Я не совсем хорошо себе это представляю.
Он снова улыбнулся, на этот раз улыбка добралась до его глаз цвета виски с золотом, в углах которых появились морщинки.
— У нее есть игрушки, кроме тех, которые я здесь вижу? — спросил он, склоняясь над Сорчей. — Может быть, нужны лошадка-качалка и какие-нибудь книжки?
Эсме закивала.
— Конечно, книжки и игрушки очень бы пригодились, — призналась она. — Большую часть наших вещей нам пришлось оставить.
Маклахлан кивнул. Чувство близости исчезло. Он отошел от нее и отдалился внутренне. Хорошо. Это хорошо. Она может расслабиться.
— Меня не будет до позднего вечера, — сказал он. — Может быть… даже дольше. Но Уэллингз отправится на Стрэнд и купит все для вас. Если вы надумаете еще что-нибудь, я включу это в список, который передам ему.
— Спасибо, — сказала она, провожая его до дверей. На пороге он внезапно остановился.
— Кстати, чуть не забыл. — Он полез в карман, вынул пухлый сверток в белой бумаге и вложил ей в руку. — Триста фунтов. Вперед. Я подумал, что как истинная твердокаменная шотландка вы предпочтете наличные.
Его рука была теплой и странно успокаивающей.
— Благодарю вас, — сказала она.
Он медленно отнял руку, и ощущение тепла исчезло.
— Теперь скажите мне, мисс Гамильтон, это ваш страховой полис? — спросил он спокойно. — На случай, если я изменю свое решение принять Сорчу?
Она опустила глаза и молчала. Значит, он угадал. Он распахнул дверь, помедлил.
— Ну, они вам не понадобятся. Хотя уверен — только время убедит вас в этом.
И с этими словами сэр Аласдэр Маклахлан вышел.
Аласдэр покинул дом, как только было отправлено его письмо дядюшке Ангусу. Однако он предусмотрительно распорядился прислать вечерний костюм в дом своей подруги Джулии, потому что вечером он должен был сопровождать ее в театр и не предполагал перед тем побывать дома.
Направляясь пешком в свой клуб, он тешил себя мыслями о том, что просто переедет к Джулии и оставит свой дом на Грейт-Куин-стрит вторгнувшимся в него женщинам. Но это было невозможно. За новой гувернанткой нужно присматривать, да и Джулия не была дурочкой, его переезд ей ни к чему. Более того, дом на Бедфорд-плейс ей не принадлежал. Он принадлежал ее подруге, Сидони Сент-Годард, которая недавно вышла замуж за маркиза Девеллина. Джулия потеряла лучшую подругу, соблазненную звоном свадебных колоколов, а Аласдэр — друга. Отчасти это и свело их.
Аласдэр поднял глаза, стараясь увидеть впереди Сент-Джеймсский парк. День выдался на редкость солнечный, и из соседних домов высыпали все няни, хлопали на ветру жесткие белые фартуки, выстроились детские коляски. Он решил пересечь парк по самому короткому пути, но едва прошел половину, как прямо перед ним на дорожку выбежала маленькая девочка — кудряшки на ее голове подпрыгивали, глаза были устремлены на игрушку, которую она тащила за собой на веревочке.
— Стоп, — сказал Аласдэр, резко останавливаясь.
От неожиданности девочка чуть не споткнулась, но расторопная служанка бросилась к ней и подхватила на руки.
— Ради Бога, извините, сэр, — произнесла она, покраснев. — Ребенок не видел, куда идет.
Испуганная девочка прижала к себе игрушку и спрятала лицо, уткнувшись в нянькину шею. Это было так просто и трогательно.
— Все в порядке, мэм, — произнес он, снимая шляпу. — Никакого неудобства. А как зовут вашу девочку?
Глаза няньки расширились от удивления.
— Как? Ее зовут Пенелопа, сэр. Аласдэр заглянул за нянькино плечо.
— Привет, Пенелопа. Что это у тебя? Собачка?
— Лошадка, — неохотно отвечала девочка. — Коричневая лошадка.
— У нее есть имя?
— Аполло, — сказала девочка.
Бедная нянька выглядела напуганной. Она явно не привыкла разговаривать в парке с неженатыми и бездетными, судя по их виду, джентльменами. То есть самое время было обезоружить ее ангельской улыбкой. Аласдэр лучезарно улыбнулся, и глаза няньки подобрели.
Чувствуя себя снова на своем коньке, Аласдэр пустил в ход обаяние.
— Какой очаровательный ребенок, — сказал он. — И видно, что обожает вас. Она так трогательно приникла к вам. Вы давно в нянях у девочки?
— Ну, с самого ее рождения, — отвечала нянька. — А до нее я нянчила ее братца.
Она все отодвигалась, как бы намереваясь уйти. Пенелопа начала вырываться, и нянька опустила ее на землю.
— Нам пора, сэр, — сказала она. — Еще раз извините. Полностью оправившись, Пенелопа побежала вперед, ее лошадка весело кувыркалась сзади.
— Нам по пути, — сказал Аласдэр. — Можно, я немного пройду с вами?
Она неуверенно посмотрела на него.
— Да, сэр. Конечно.
— Я очень мало знаю о детях, — признался он, подстраиваясь под шажки маленькой Пенелопы. — Сколько лет вашей подопечной, мэм?
— Ну, ей будет шесть ближе к Рождеству, сэр.
— Вот как, — произнес Аласдэр. — Она такая маленькая. Ее рост соответствует возрасту?
Женщина затрепыхалась, как рассерженная курица.
— Она выше многих других детей.
— В самом деле? — пробормотал он. — У нее уже есть гувернантка?
— Ну конечно, сэр, — сказала нянька. — Но гуляю с детьми обычно я.
— Понятно, — сказал Аласдэр. — То есть нужны и гувернантка, и няня?
— Да, сэр, — утвердительно отвечала служанка. — С детьми всем хватает работы.
Аласдэр подумал.
— Она очень хорошо говорит, — продолжил он. — А в каком возрасте дети начинают говорить по-настоящему?
— Извините, сэр, вам никогда не приходилось иметь дело с детьми?
Аласдэр снова улыбнулся.
— Большое упущение, — признал он. — У меня есть младший брат, но он ненамного младше меня.
— Ну, к трем годам они обычно трещат как сороки, — сказала служанка. — А до этого лопочут, но мало что можно понять.
Они степенно прогуливались по парку, впереди Пенелопа с Аполло на поводу, за ними Аласдэр с няней. Женщина оказалась достаточно словоохотливой, и Аласдэр воспользовался возможностью задать множество вопросов о таинствах воспитания детей. Время от времени няня неодобрительно поглядывала на него, но отвечала на вопросы обстоятельно. Оказавшись неподалеку от Сент-Джеймс-стрит, он приподнял шляпу, поблагодарил ее, прибавил ходу и поспешил в клуб «Уайте».
Разговаривая в парке с незнакомой служанкой, он чувствовал нелепость ситуации. Но он хотел знать, черт возьми! Он хотел понять, что его ждет после того, как хорошо налаженная жизнь неожиданно круто изменилась. По причинам, которые он не смог бы объяснить, ему не хотелось расспрашивать мисс Гамильтон. Она не была врагом. Нет, не совсем так. Но он смутно чувствовал, что у нее есть ключ к какой-то важной тайне. К разгадке, которая была рядом, но вне досягаемости, и это мучило.
Утром он почувствовал себя посторонним в собственном доме. Курительной комнаты не стало, бильярдного стола тоже, а вместо них появились женщины, одна совсем маленькая и своевольная, а другая смущающе хорошенькая, с красивыми проницательными глазами, с волосами, из которых не успел выветриться аромат Шотландии. Да, лучше уж выглядеть идиотом здесь, перед женщиной, которую он не знает, чем в собственном доме, в глазах этой маленькой вспыльчивой гувернантки и собственного…ребенка.
Бог мой! Все сначала. В беззаботную жизнь с пирушками и весельем ворвалась грубая реальность. Аласдэр сильнее сдвинул шляпу на лоб, чтобы спрятать уныние в глазах, и заторопился к спасительному входу в «Уайте». Один маленький грех, и что теперь! Слишком много свалилось на его голову, чтобы постигнуть за один день.
Было еще раннее утро, когда Эсме решилась на следующий шаг. Она быстро порылась в сундуке и отыскала ботиночки Сорчи, предназначенные для прогулок. Эсме осмотрела их и вздохнула. Увы, маленькие кожаные ботиночки выглядели совсем не так опрятно, как надо бы.
— Пошли, моя маленькая, — сказала она, беря девочку на руки. — Я не хочу, чтобы ты выглядела маленькой замарашкой среди этих разряженных англичаночек.
Вместе они спустились вниз, Сорча весело щебетала, глядя вокруг. На последней лестничной площадке она увидела восточную вазу, которая ей очень понравилась. Не слушая увещеваний, она заупрямилась, стала вырываться и кричать во всю силу своих легких: «Дай! Дай мне!»
Кое-как Эсме ее усмирила, но у буфетной Сорча потребовала, чтобы ее опустили на пол. Руки у Эсме были заняты, поэтому она толкнула дверь боком и высунулась в проем. К несчастью, она не заметила камердинера Маклахлана, спешащего в противоположном направлении. Движущаяся дверь ударила его по локтю, отчего он приглушенно чертыхнулся.
— Ой, что я наделала! — вскрикнула Эсме, переступая порог. Стопка шейных платков и одежда из черной шерсти оказались на полу.
— Ох, мистер Эттрик! Простите меня.
— Право, мисс Гамильтон! — с досадой сказал камердинер, поднимая упавшее. — Я только что закончил чистить эту одежду!
Эсме опустила Сорчу на пол и, встав на колени, попыталась спасти свеженакрахмаленные шейные платки.
— Мне так жаль, — говорила она, быстро поднимая их. — У меня были заняты руки. Я не видела вас.
Эсме распрямилась и положила шейные платки на стол для чистки одежды. Эттрик теперь отряхивал фрак, прекрасный фрак, явно сшитый из первосортной материи.
— Ладно, кажется, большой беды не случилось, — проворчал Эттрик, снимая с фрака нитку. — Только немного почистить здесь и вот здесь. Хоз, поживей, старина! — крикнул он через комнату одному из лакеев.
Лакей у противоположного конца длинного стола оторвался от работы.
— Что там еще, Эттрик? — спросил он. — Мне нужно вычистить эту обувь.
Эттрик махнул в его сторону фраком.
— Сэр Аласдэр хочет, чтобы это доставили в дом миссис Кросби, — сказал он. — Отвези часам к четырем.
— Что мне, делать больше нечего, как только лететь сломя голову в Блумсбери? — пожаловался лакей.
— Больше нечего. — Эттрик кисло улыбнулся и повесил фрак на вешалку у того конца стола, где трудился Хоз. — И на этот раз не забудь чехол из муслина.
Эттрик возвратился к столу и начал рассматривать шейные платки. Не спуская глаз с Сорчи, Эсме взяла одну из щеток. Она не смогла сдержать любопытство.
— Кто такая миссис Кросби, мистер Эттрик?
Лакей на дальнем конце стола что-то затараторил. Эттрик устало вздохнул.
— Миссис Кросби — близкий друг сэра Аласдэра.
— Ага, одна из подружек, — вмешался лакей. — Эттрик, ты мог бы прямо сказать крошке, если уж она будет жить здесь. Миссис Кросби — актриса и одна из его любовниц. Но об этом не положено говорить за стенами дома.
Эттрик бросил на лакея уничтожающий взгляд, но ничего не сказал. Эсме торопливо почистила ботиночки Сорчи и вместе с девочкой ретировалась в детскую.
Близкий друг. Одна из подружек. Интересно, сколько подружек может быть у такого мужчины, как Маклахлан? Наверное, не сосчитать. Тогда понятно, что он не может упомнить их всех, из чего лишний раз следует, какой дурочкой была ее мать, если поддалась его чарам. И это лишний раз показывает, какой осторожной надо быть с Маклахланом. Под взглядом его карих глаз легко растаять. Скорее всего он смотрит так на каждую женщину.
Сердясь на себя за такие мысли, Эсме заставила себя выбросить их из головы. Она надела на Сорчу светлое пальтишко и шляпку и обула ее в только что почищенные ботиночки, после чего сообщила Уэллингзу, что они идут гулять. Эсме могла только догадываться, что входит в обязанности гувернантки, но прогулки с ребенком, конечно же, входили в их перечень, потому что Уэллингз не удивился.
— Идем гулять! — твердила Сорча, когда Эсме понесла ее вниз по лестнице. — Гулять, Мей! Я иду гулять!
Уэллингз снисходительно улыбнулся ребенку.
— Она твердо знает, чего хочет, не так ли? Эсме кивнула.
— Да, и это не помешало бы знать каждому, — пробормотала она и поставила девочку на пол. — Не скажете ли вы мне, Уэллингз, как пройти в Мейфэр? Боюсь, я могу заблудиться.
— Мы довольно далеко от Мейфэра, мисс, здесь нет прямой дороги, — сказал он, указывая направление.
Эсме поняла, что Сорча не сможет дойти туда. Но она не посмела нанять экипаж, детскую коляску еще не доставили, поэтому она отправилась в путь, придерживаясь указанного дворецким направления. Что ж, когда девочка устанет, придется взять ее на руки.
В свежем прохладном воздухе пахло дождем. Пройдя через обширные парки, Эсме вышла к Мейфэру и вскоре оказалась там, где окружающие дома показались ей знакомыми. Она была здесь дважды и уже узнавала красивые дома в георгианском стиле.
Чувствуя, как отзываются болью на каждый шаг стертые еще накануне до волдырей ноги, держа Сорчу на руках, она направилась к Гросвенор-сквер. После долгой, утомительной недели, проведенной в дороге, и двух мучительных дней в Лондоне Эсме начала ненавидеть Англию и все с ней связанное. Единственной удачей, если так можно сказать, оказался сэр Аласдэр Маклахлан. Тем не менее она была уверена, что не имела права жить в доме этого мужчины и разыгрывать из себя гувернантку собственной сестры. Мамочка была бы шокирована ее поведением, хотя не Эсме являлась причиной всех бед.
Когда в обществе узнают, что у неисправимого повесы сэра Аласдэра появилась воспитанница, наверняка пойдут разговоры. Эсме решила вести себя очень сдержанно, а произошедшее утром в столовой дополнительно показало, что она внезапно и неожиданно для себя оказалась в самом зависимом положении. Она оказалась прислугой. Даже в доме отчима к ней не относились настолько высокомерно. Ее ладонь еще чесалась от желания дать пощечину брату сэра Аласдэра. Лорд Уинвуд по крайней мере выказывал больше сочувствия. Она заметила, как он с упреком взглянул на Меррика.
До знакомой зеленой двери Эсме добралась, слегка запыхавшись, и остановилась, чтобы пересадить Сорчу на другую руку.
— Зеленая, Мей, — сказала малышка, показывая на дверь ручкой. — Зеленая, видишь?
Да. Зеленая. Такая же, как и в те два раза. И, как и раньше, дверной молоток отсутствовал. Но Эсме не для того проделала длинный путь, чтобы уйти ни с чем. Она поднялась по ступенькам и постучала в массивную деревянную дверь. Она слышала, как гулко разнесся звук внутри дома.
— Проклятие, — прошептала она.
— Проклять, — повторила за ней Сорча. Ох, нужно следить за своим языком.
— Такая нехорошая дверь, да, моя маленькая? — говорила Эсме, чмокая девочку в щечку. — Почему нам ее никогда не открывают?
В этот момент мимо с грохотом прокатило сверкающее черно-красное ландо и остановилось у соседнего дома. Из него вышел высокий темноволосый господин и крикнул кучеру, чтобы тот ехал вокруг и поставил карету у конюшен. Экипаж отъехал и повернул на Чарлз-стрит. Эсме пошла вслед за ним. Вскоре кучер свернул вправо и въехал в проход между домами. Эсме подошла ближе.
Между высокими кирпичными стенами обнаружился тенистый проулок, из которого повеяло холодком. Эсме пошла дальше, рассматривая дома, мимо которых проходила. Вскоре ландо остановилось, и кучер наклонился, чтобы поговорить с женщиной, стоявшей на тротуаре с корзиной в руке. Отбросив всякую осторожность, Эсме бросилась к ним. Они заметили ее и повернулись.
— Прошу прощения, — произнесла Эсме, задыхаясь. — Вы здесь живете?
— Да, не сомневайтесь. — Женщина осмотрела ее с головы до ног, явно удивленная, почему Эсме прошла во двор, а не навела справки на улице.
Эсме посадила Сорчу на другую руку.
— Не скажете ли вы мне, живет ли еще в соседнем доме леди Таттон? — спросила она, еще не успев успокоить дыхание. — Видите ли, дверного молотка нет и…
— Да, конечно! — воскликнула женщина. — Она уехала в Австралию.
Эсме испытала облегчение.
— Слава Богу, — прошептала она. — Я долго не имела от нее вестей. А есть ли в доме слуги?
Видя, что он ничем не может быть больше полезен, кучер уселся поудобнее и щелкнул кнутом.
— Сейчас нет никого, кроме Финчей, это муж и жена, оставленные присматривать за домом, — сказала женщина с корзиной. — Но у Бесс — так зовут миссис Финч — матушка заболела в Дептфорде, и в прошедший четверг они уехали туда.
Эсме поникла, разочарованная.
Женщина снова внимательно посмотрела на Эсме.
— У вас есть дело к ее светлости? — спросила она. — Насколько я знаю, ее светлость не ожидают в ближайшее время, по крайней мере Бесс ничего об этом не говорила, а она непременно сказала бы, я уверена.
— Я… Да, мне нужно с ней встретиться, — признала Эсме. — Но мы не виделись уже несколько лет.
— Она уехала с дочкой, которая была в интересном положении, — сказала женщина. — Один ребеночек начал болеть. Потом появилась двойня. А дальше, как говорит Бесс, одно тянет за собой другое. Но так как она не отказалась от дома, значит, еще возвратится.
Сорча на руках у Эсме начала вертеться.
— Яблоко, Мей, — потребовала она. — Дай яблоко! Женщина вынула из корзины яблоко и протянула ей.
— Какая хорошенькая девочка, — сказала она, расплываясь в улыбке. — И такие необыкновенные голубые глазки! Ты это хочешь, дитя?
Сорча взвизгнула от восторга, растопыривая и сжимая в кулачок пальчики, как она уже проделывала утром, когда ей понравились часы Меррика Маклахлана.
— Спасибо, но лучше не надо, — сказала Эсме. — Право, лучше не надо.
— Отчего же, пусть возьмет, — сказала служанка, вкладывая красное яблоко в маленькие протянутые ручки. — Я только что с Шепердского рынка, так что яблоко свежее.
Опасаясь буйного нрава Сорчи, Эсме поблагодарила женщину. Та улыбалась Сорче.
— Какой красивый ребенок! — продолжала она. — Теперь о леди Таттон. Если хотите, я могу передать что-нибудь Бесс.
Эсме обрадовалась.
— Письмо, — торопливо сказала она. — У меня с собой письмо для леди Таттон. Будьте так добры…
Женщина смотрела сочувственно.
— Хорошо, я передам его Бесс, мэм, но, насколько я знаю…
— Да, да, я понимаю, — сказала Эсме. — Ее не ждут. Но все же попросите миссис Финч оставить письмо до ее возвращения. Не важно, когда она появится.
Женщина взяла письмо, которое Эсме извлекла из кармана.
— Может быть, она отправит письмо ее светлости, если хотите?
Эсме покачала головой.
— Это займет месяцы, а я уже послала два письма, но так и не знаю, дошли они или нет.
Женщина сочувственно кивнула и снова обратила свое внимание на Сорчу, которая уже впилась маленькими зубками в сочную мякоть яблока.
— Ах, какие глазки, — сказала она еще раз. Затем понимающе взглянула на Эсме. — Достались со стороны отца, конечно?
— О да, — устало ответила Эсме. — Безусловно. Со стороны отца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Один маленький грех - Карлайл Лиз

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2,Глава 3,Глава 4,Глава 5Глава 6,Глава 7Глава 8,Глава 9,Глава 10,Глава 11,Глава 12,

Ваши комментарии
к роману Один маленький грех - Карлайл Лиз



Очень понравился роман.
Один маленький грех - Карлайл ЛизНАТАЛЬЯ
21.06.2011, 23.37





Вначале роман даже оттолкнул, но потом покорил своей жизненной мудростью. Красивая история и сильные люди!
Один маленький грех - Карлайл ЛизАНГЕЛИНА
27.11.2011, 18.34





Интересная книга! Читается легко. Мне понравилась!
Один маленький грех - Карлайл ЛизMarina
28.01.2013, 18.49





Интересно,читайте.
Один маленький грех - Карлайл Лизводопад
6.03.2013, 11.31





Интересно,читайте.
Один маленький грех - Карлайл Лизводопад
6.03.2013, 11.31





даже читать не буду хватило первой главы.СНАЧАЛА ГГ СПИТ С МАТЕРЬЮ,А ПОТОМ С ЕЕ ДОЧЕРЬЮ ТО ЕСТЬ С ГГ!!!!!!!!!!ЭТО УЖАС ПРЕДСТАВИТЬ СЛОЖНО!!!ЕЩЕ И ВОСПИТЫВАЮТ РЕБЕНКА ГГ И ЕЕ МАТЕРИ!!!!Я В ШОКЕ!!!!
Один маленький грех - Карлайл Лизинна
17.05.2013, 18.51





Вначале было скучновато, но потом появилась леди Ромона и понеслось... В общем мне понравилось.
Один маленький грех - Карлайл ЛизЛюдмила
24.05.2013, 16.52





Потрясающий роман, чувственный, эмоциональный, жизненный и с юмором!главные герои оба симпатичны,адекватны и интересны.Девушки, читайте и наслаждайтесь отличным ЛР!
Один маленький грех - Карлайл ЛизJane
28.10.2014, 17.04





Мне не понравился роман ....не затронул...
Один маленький грех - Карлайл ЛизВикушка
2.11.2014, 23.51





Хороший роман.Приятно удивил гг своим отношением к ребенку,будучи не уверен в своем отцовстве.ГГ оба очень приятные.Читайте!
Один маленький грех - Карлайл ЛизРомашка
4.03.2015, 1.03





Дорогие читательницы помогите найти роман, читала давно, сюжет помнится смутно. Героиня, бедная молодая девушка нанимается в знатный дом то ли гувернанткой, то ли компаньонкой. Герой, хозяин дома, или его брат, начинает ухлестывать за ней, она сначала сопротивляется, но потом отдается ему. Потом героиня узнает, что герой вроде как собирается жениться на знатной даме, а с ней он только позабавился. Она убегает из этого дома, а потом узнает что ждет ребенка. Что случилось дальше, и как герой ее нашел не помню, но роман очень интересный.
Один маленький грех - Карлайл ЛизJane
17.10.2015, 18.53





Начала читать и бросила!!! Получается так: он переспал сначала с матерью, а потом стал спать с ее дочерью!!! до тощноты противно!
Один маленький грех - Карлайл ЛизТакая вот)))
7.11.2015, 16.06





Если бы вы прочли роман дальше, то выяснили бы все обстоятельства этой истории. На самом деле, герой не спал с матерью героини, он просто не помнит что делал в тот вечер. А мать героини сознательно обманула своего мужа, свою дочь и главного героя, скрыв своего настоящего любовника... По моему мнению, роман великолепный, на его протяжении видно как герой морально "вырос" благодаря любви к героине и разгульные вечеринки, проведенные в полузабытьи, остались для него в прошлом.
Один маленький грех - Карлайл ЛизJane
7.11.2015, 17.28





прикольный роман.)
Один маленький грех - Карлайл Лизлёлища
6.05.2016, 15.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100