Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 4, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4,
в которой мисс Армстронг клянется хранить тайну

Прошло три дня его пребывания в Чалкоте. Три дня в полном молчании. В первый день — день крещения Элис — Бентли бесцельно бродил по дому, ловя на себе удивленные взгляды прислуги. Еще бы не удивляться, ведь он никогда не был домоседом.
На второй день, усадив племянницу, леди Ариану, в свой двухколесный экипаж, он отправился в Олдхэмптон-Мэнор, где провел послеполуденное время со своей сестрой Кэтрин и ее близнецами Анаис и Арманом. Но «дяка Бенки» не смог долго играть с ними в лошадки, потому что у него разболелось колено и он почувствовал себя не только старым, но и немощным. Ему стало совсем не по себе, когда за чаем он почувствовал на себе пристальный взгляд черных глаз мужа Кэтрин, от которого у него по спине побежали мурашки.
Макс де Роуэн, лорд Веденхайм, был некогда полицейским инспектором, но было в его семье что-то странное. И не только в нем, а и в его похожей на привидение бабке. Старая синьора Кастелли была из тех людей, встреч с которыми все старались избежать. Она умела заставить человека почувствовать, что его душу выворачивают наизнанку, словно белье, приготовленное в стирку.
На третий день Бентли, чувствуя, что мало-помалу начинает сходить с ума, словно зверь, заточенный в клетку, накинул свой видавший виды старенький плащ, схватил ружье и отправился в конюшню, чтобы выпустить на волю свою свору сеттеров. Однако на полпути он встретил одну из служанок, которая несла горшок пчелиного воска из коттеджа садовника. Пристроив горшок на бедро, она остановилась на тропинке и вызывающе подмигнула ему.
— Самого доброго вам утра, мистер Би, — проворковала она, окидывая его одобрительным взглядом. — У бедной девушки вроде меня сердце тает при виде вас!
При этих словах Бентли, зная, что старая греховодница этого ожидает, протянул руку и как следует ущипнул ее за задницу.
— Ах, Куинни, — мечтательно проговорил он, — могу поклясться, что такого аппетитного зада нет во врем Лондоне. Будь моя воля, я бы никогда не уезжал из Чалкота.
Услышав это, она заморгала и даже покраснела от удовольствия.
— Полно вам, — протянула она. — У вас и минутки не найдется для таких, как я.
Бентли повесил ружье на плечо и усмехнулся.
— Куинни, любовь моя, ты же знаешь, что это не так, — сказал он. — Но старина святой Кэм вздернет меня за причинное место, если заметит, что я балуюсь с его персоналом, понятно? Конечно, оно, возможно, того стоит, а? Не хочешь ли проверить, стоит оно того или нет, Куинни?
Он находился уже в нескольких футах от нее и втайне надеялся, что она не поймает его на слове. Куинни громко рассмеялась, тряхнула головой и повернула к дому. Но Бентли неожиданно пришла в голову одна мысль.
— Постой, Куинни! — крикнул он, возвращаясь к ней по тропинке. — Послушай, утреннюю почту по-прежнему приносишь ты?
Она удивленно кивнула:
— Да, или один из лакеев.
Прежде чем продолжить разговор, Бентли задумался. Куинни, пусть она была слишком опытной даже на его вкус, всегда нравилась ему. Раньше она была проституткой, которая оказала семье огромную услугу, когда спасла жизнь маленькой Арианы. Они все были ей бесконечно благодарны, и Бентли уговорил Кэма взять ее в прислуги, потому что хорошо знал, что ждет стареющую проститутку, которая катится вниз по наклонной плоскости.
Куинни продолжала смотреть на него чуть ли не с материнским выражением на пухлой физиономии.
— Ну, что вы хотите, мистер Би? — вывела его из задумчивости Куинни. — Просите что угодно, Куинни все для вас сделает.
Бентли неожиданно смутился.
— Это всего лишь насчет почты, — неуклюже начал он. — Если придет корреспонденция, адресованная мне, вынь ее из общей пачки, ладно? И скажи Милфорду, чтобы не оставлял ее на столе в холле, а вручил мне лично, договорились?
— Ах, бедняжка мой, — с сочувствием пробормотала Куинни. — Никак снова попал в какую-нибудь переделку?
Он заставил себя рассмеяться.
— Все-то ты понимаешь, Куинни. — Он, наклонившись.
смачно чмокнул ее в щеку, потом повернулся и захромал в сторону конюшни.
Собаки принялись скакать и вилять хвостами еще до того, как он отодвинул задвижку псарни. Они радостно бросились к нему, и он наклонился, чтобы потрепать их за уши и принять их знаки собачьего почтения. Его удивило и тронуло то, что собаки его не забыли. Втайне он этого побаивался. Страшно было подумать, что перед ним навсегда закроются двери этого дома, который он любил и ненавидел.
Сеттеры вились вокруг него, поскуливая и пританцовывая от нетерпения, и он отправился вниз по склону холма, за речку, потом поднялся на пустынное нагорье, по которому то тут, то там лениво бродили овцы, упрямо выискивая жесткую зимнюю траву. Собаки обнюхивали каждое деревце и каждый кустик на своем пути, их отороченные белым хвосты виляли от возбуждения, пока неожиданно не взлетала у них из-под носа какая-нибудь птица. Тогда они застывали на месте, делая стойку в ожидании выстрела.
Но Бентли, вместо того чтобы стрелять, просто хвалил собак и продолжал свой путь. Он пришел сюда не охотиться. Да и время года сейчас было далеко не самым лучшим для охоты. Нет, он пришел сюда, чтобы подумать. И поразмыслить над тем, как они теперь все живут: Хелен и Кэм в Чалкоте со своими детьми, Кэтрин со своим семейством в Олдхэмптон-Мэноре. Даже его кузина Джоан со своим священником свили свое гнездышко. Один Бентли все еще плыл по воле волн, не зная, как пристать к берегу. Хотя, кажется, ему так или иначе определили место проживания в Роузлендс-Коттедже, бывшем доме Хелен в Хэмпстеде, по крайней мере корреспонденцию на его имя почта присылала по этому адресу.
Когда он туда переехал, в доме никто не жил, если не считать старой нянюшки Хелен, которая вечно клохтала над ним, но тем не менее позволяла ему приезжать и уезжать, когда он захочет. При доме был великолепный розарий. Правда, он об этом почти никогда не говорил — хочешь не хочешь, а надо было поддерживать свой имидж. Но самое главное заключалось в том, что Хэмпстед находился рядом с Лондоном и довольно далеко от Чалкота. Ему и Кэму лучше было находиться на некотором расстоянии друг от друга.
Когда он был молод и глуп, он говорил себе, что Кэм ему просто завидует, потому что Бентли был у отца любимчиком. Казалось, Рэндольф Ратледж махнул рукой на своего старшего сына и не упускал случая посмеяться над ним. Теперь, оглядываясь назад, Бентли понял, что отец был непростительно жестоким, и сожалел, что поддерживал его. Он сожалел и о других, еще более отвратительных своих поступках. Да, Кэм был из тех, кто умеет работать без отдыха. Но если бы не это его умение, они давным-давно разорились бы. Теперь, став взрослым человеком, Бентли сознавал, что кому-то надо было заняться неблагодарной работой и вытащить их из трясины долгов.
И все же Бентли так и не смог заставить себя поблагодарить Кэма за жертвы, на которые он пошел ради этого, самой страшной из них была его первая женитьба — злосчастный союз, который спас всех их в финансовом отношении, но имел губительные последствия для каждого в эмоциональном плане. Кэм был вынужден жить с мстительной, безнравственной сучкой, которая его презирала. Кэтрин была вынуждена слишком рано выскочить замуж, лишь бы не видеть этого, а Бентли… что пользы повторять, что он пошел своим путем. Однако теперь, когда перед ним столь ясно предстала картина прошлого, то, что произошло дальше, начало казаться ему еще более отвратительным. Ему бы здорово повезло, если бы не пришлось теперь пожинать плоды того, что сам же и посеял.
Поднимаясь на следующий холм, который он особенно любил, Бентли попытался изгнать из головы мысли об этом. С вершины холма — самого высокого места в округе — Бентли увидел Бельвью, дом своей кузины Джоан во всем его великолепии. Дом выглядел столь же чужеродным, как глыба мела посередине Котсуолдских холмов. Потому что его тетушка Белмонт всеми правдами и неправдами заставила их привезти сюда портлендский белый строительный камень, лишь бы соорудить нечто более величественное и уникальное, чем Чалкот.
Джоан говорила, что хотела бы встретиться с ним. Он тоже хотел видеть ее. Они бы прогулялись по окрестностям, поболтали друг с другом, а потом Джоан поделилась бы с ним каким-то секретом. Но Бентли не был расположен де литься секретами даже с Джоан.
Собаки неожиданно выскочили из зарослей малины и помчались вверх по склону холма, высунув розовые языки и распугивая мирно пасущихся овец. Остановившись на гребне холма, Бентли отвернулся от Бельвью и взглянул на Чалкот, находящийся теперь от него на таком же расстоянии. Главный дом усадьбы был похож на небольшой топаз, расположенный на оливковом бархате. Чуть ниже виднелась церковь Святого Михаила и погост при ней, могильные камни на котором казались отсюда крошечными и незначительными, словно белые снежинки. Но незначительными они не были. Во всяком случае, для семейства Ратледжей.
Примерно через неделю после истории с Бентли Ратледжем Фредерика позволила уговорить себя сыграть с Майклом в багатель. Уинни потащила за собой упирающихся Гаса и Тео к приходскому священнику на чашку чая, но Майкл приказал оставить его в покое, а Фредерика снова пожаловалась на головную боль. Пока что ей удавалось с успехом пользоваться этим предлогом, и она целыми днями не выходила из дома.
— Бедное дитя! — вздохнула Уинни, когда Гас, стоя в холле, помогал матери надеть плащ. — Надеюсь, ей не придется носить очки, но такие частые головные боли свидетельствуют о близорукости.
Тео сбежал по ступеням лестницы, на ходу натягивая пальто.
— У меня тоже болит голова, — с недовольным видом проворчал он. — Может быть, мне тоже можно не ходить?
Уинни, державшая в руке лайковые перчатки, шлепнула его по руке.
— Не говори глупостей, Теодор! — Ее золотистые кудряшки дрожали от возмущения. — Немедленно садись в ландо! Я не позволю тебе отлынивать от своих обязанностей.
Гас и Тео, которые выглядели как наказанные мальчишки, помогли матери спуститься по нескольким ступеням крыльца и, бросив печальный взгляд на Майкла и Фредерику, уехали. Майкл и Фредерика уселись за игровой стол, и Майкл предложил ей выбрать кий. Каким-то чудом Фредерике удалось загнать в лузу первые шесть шаров, и через четверть часа она обыграла Майкла.
В дверях неожиданно появился дворецкий.
— Милорд, приехал мистер Эллоуз. Проводить его в гостиную?
Фредерика чуть не охнула. Майкл упер кий в носок своего ботинка.
— Старина Джонни пожаловал, да? — произнес он, криво усмехнувшись. — Как ты думаешь, что ему нужно? Пришли его сюда, Боултон. Возможно, Фредди обыграет нас в пух и прах обоих.
Дворецкий поклонился и вышел. Фредерика положила свой кий на стол.
— Пусть Джонни доиграет эту партию с тобой, — тихо сказала она. — Мне надо отдать распоряжения кухарке насчет ужина.
Она повернулась было к двери, но Майкл схватил ее за плечо.
— В чем дело, Фредди? — Его светло-голубые глаза пытливо смотрели ей в лицо. — У тебя нет времени для Джонни?
—Нет.
— Неужели ты хочешь дать ему от ворот поворот?
— Прости, мне нужно поговорить с кухаркой.
Но было уже поздно: Джонни подошел к двери. Он снял свое элегантное пальто и передал его Боултону.
— Добрый день, Фредерика, — улыбнулся он, отвешивая небрежный поклон. — Добрый день, Трент. Надеюсь, вы оба чувствуете себя хорошо?
Майкл лишь рассмеялся в ответ и бросил свой кий рядом с кием Фредди.
— Думаю, вполне хорошо, если учесть, что меня только ч го обыграли, — сказал он, взглянув на Фредди. — С вашего позволения, я попрошу принести нам чай. Кстати, я мог бы передать кухарке твои распоряжения.
Фредерика сердито посмотрела на него. Но по правде говоря, Майкл был ни в чем не виноват. Ведь он ничего не знал о предательстве Джонни.
— Я уверена, — натянуто произнесла она, — что мистер Эллоуз приехал, чтобы увидеться с тобой…
— Нет, я приехал не за этим, — прервал ее Джонни. Тут только Фредерика заметила, что он находится в некотором замешательстве. — Я хотел бы, если можно, поговорить с вами, Фредерика.
Это еще что за фокусы? Фредерика перевела взгляде Майкла на Джонни. Но выбора у нее не было, и она согласилась.
Майкл ушел, оставив дверь широко распахнутой, чтобы соблюсти приличия. Фредерика жестом указала на кресло возле камина.
— Присаживайтесь, мистер Эллоуз.
Но Джонни наклонил голову, робко поглядывая на нее.
— Вижу, что вы на меня все еще сердитесь, — тихо произнес он. — Ну что ж, я это заслужил. Но я должен был зайти, Фредди.
— Зачем? — резко спросила она. Он покраснел от смущения.
— Утром мы уезжаем в Лондон, — пробормотал он. — Знаете, папа сдал дом в аренду. И я хотел спросить… увижу ли я вас там?
Фредди положила руку на спинку кресла, в которое так и не сел Джонни, и, вцепившись в его обивку, надеялась, что он не заметит, как дрожат ее пальцы.
— Вполне возможно, почему бы и нет? — абсолютно спокойным тоном проговорила она. — Лондон не так уж велик.
Джонни сделал несколько шагов в ее сторону и, остановившись в нескольких футах, запустил руку в свою тщательно причесанную шевелюру.
— Послушайте, Фредди, я не это имел в виду. Фредерика нарочито подняла брови.
— В таком случае скажите наконец, что вы имеете в виду? Джонни шумно втянул воздух сквозь стиснутые зубы.
— Я имею в виду следующее: если я навещу вас в Страт-Хаусе, примет ли меня лорд Раннок? И примете ли меня вы?
Фредерика страшно смутилась. Не может быть, чтобы он… Нет, это невозможно. Но гордость заставила ее взять себя в руки.
— Не понимаю, почему это для вас имеет значение, мистер Эллоуз, однако…
Он поднял руку и легонько коснулся пальцем ее губ.
— Джонни, — поправил он ее. — Я для тебя по-прежнему Джонни, не так ли, Фредди? Умоляю, скажи, что это так.
Она медленно покачала головой.
— Я не могу больше называть вас Джонни, — прошептала она. — Неужели вы этого не понимаете? Мы больше не можем вести себя друг с другом как приятели. Или… как кто-нибудь еще. Вашей невесте это не понравится, и она будет права.
Джонни что-то пробормотал себе под нос. Фредерике показалось, что она ослышалась.
— Прошу прощения, — встрепенулась она, — повторите, что вы сказали?
Джонни наконец уселся в кресло.
— Яне помолвлен, — напряженно произнес он. На сей раз Фредерика отчетливо услышала его слова. — Моя женитьба на Ханне… ну, в общем, она не состоится. У нас возникли некоторые разногласия.
Фредерика похолодела от ужаса.
— Что вы сказали?
Джонни взглянул ей в глаза и криво усмехнулся.
— Ханна сбежала в Шотландию с дворецким своего отца, — признался он.
Но Фредерика медленно покачала головой.
— Нет, Джонни, — в ужасе прошептала она. — Нет. Этого не может быть. Вы должны были жениться на ней. Ведь вы сами сказали, что у вас нет выбора.
Джонни пожал плечами.
— Ханна сделала свой выбор, — пробурчал он. — Причем выбор чертовски скверный. Теперь она не получит по завещанию ни одного шиллинга, тогда как я все равно унаследую дядюшкину собственность.
— Боже мой, мне просто не верится! — воскликнула Фредерика. — Ваша кузина пожертвовала всем, чтобы выйти замуж по любви? И за это отец лишает ее наследства? Смелая девушка.
— Да уж, что правда, то правда. — Но Фредерика заметила, что говорил он это с весьма довольным видом. — Зато я теперь свободен. И волен поступать, как пожелаю.
— Как пожелаете?
— Мы, Фредерика, начнем с того, на чем остановились. — Он улыбнулся и протянул к ней руку.
Но Фредерика, все еще покачивая головой, на шаг отступила от него. —Нет. Улыбка на лице Джонни угасла.
— Что значит «нет»? — спросил он. — Не упрямься, Фредди. Я поступил так, как должен был поступить. Прошу тебя, не наказывай меня за это.
Фредди медленно опустилась в кресло напротив него.
— Я думаю, вам следует уйти, — проговорила она. — Причем уйти сию же минуту. А впоследствии, если вы, будучи в Лондоне, захотите заехать в Страт-Хаус, мои кузены с удовольствием примут вас.
— А вы? — с надеждой в голосе спросил Джонни.
— Прошу прощения, — сказала она. — На меня не рассчитывайте.
Джонни вскочил на ноги.
— Ей-богу, я ничего не понимаю!
— Боюсь, мистер Эллоуз, что вам придется с этим смириться. — Фредерика с трудом поднялась с кресла, распрямила плечи, грациозно вышла в коридор и стала подниматься по лестнице.
— Но, Фредди, — крикнул ей вслед Джонни, — почему ты это делаешь? Ведь, в сущности, ничего не изменилось!
«Ах, Джонни! — чуть не плача, думала она. — Все изменилось».
Изменилась она сама.
В голове ее царил полный сумбур. Она не знала, смеяться ей или плакать. Джонни Эллоуз был теперь в ее власти — только позови. Но она не могла этого сделать, потому что в приступе гнева и смятения совершила еще более глупый поступок, чем его кузина Ханна, причем совершила его не из-за любви, а назло ему.
На следующей лестничной площадке она замедлила шаг и ухватилась рукой за перила. Часть ее существа была готова поддаться соблазну и все-таки выйти за него за— муж. Ничего лучшего он не заслуживал. Тогда как другая ее часть была в ужасе даже от того, что она могла помыслить об этом. Потому что Джонни ей был больше не нужен. А нужен был кто-то совсем другой. Когда она поняла это, ей стало страшно.
Прошло целых две недели с его приезда в Глостершир, когда Бентли однажды вечером поздно засиделся в местной пивной. На него нахлынули воспоминания, и желание как можно скорее удрать из Чалкота стало почти невыносимым, несмотря на то что в «Розе и короне» изумительно вкусно готовили седло барашка, а Джейни, официантка из бара, обладала роскошной парой сисек.
Джейни была всегда мила его сердцу, а также некоторым другим его органам. Но в этот вечер все — даже седло барашка — было ему не по вкусу. Поэтому он просто сидел, положив локти настойку, рядом с барменом и пил, не обращая внимания на Джейни, которая обслуживала столики, бросая на него сердитые взгляды. Бентли доковылял до Чалкота только после двух часов ночи.
Милфорд появился сразу же, чтобы принять его пальто, потом, вежливо кашлянув, сказал:
— Вы просили, мистер Ратледж, чтобы вашу корреспонденцию передавали вам лично?
Бентли немедленно насторожился:
— Что пришло?
— Только это, — ответил дворецкий, доставая письмо из кармана. — Миледи получила это сегодня утром. Извините за опоздание.
— Вы отдали мою корреспонденцию Хелен?
— Письмо было адресовано ей, — объяснил дворецкий. — Но когда она его вскрыла, там оказалось еще одно письмо для вас, которое переслали из Роузлендс-Коттеджа.
Бентли схватил письмо. О Боже! Вот оно. Он узнал почерк Гаса. Он, правда, удивился, что Гас отправил письмо в Хэмпстед, хотя он четко сказал Фредди, что будет ждать ответа здесь, в Глостершире. Он мигом взлетел вверх по лестнице, но, очутившись в своей спальне, никак не мог собраться с духом и вскрыть письмо. Вместо этого он бросил его на туалетный столик, а сам направился к бару и налил себе коньяка. Потом с небрежностью, от которой потерял бы сознание любой француз, он проглотил напиток залпом и стал ждать, когда по телу разольется тепло.
Но даже после этого он все же не смог вскрыть письмо. В течение следующей четверти часа он мерил шагами комнату, размышляя о том, о чем могло бы говориться в письме. Нет, о том, что говорилось в письме, он знал, но интересно, как это было сформулировано? Жаждет ли Гас его крови? Или, может, он будет рад, что они станут кузенами? Он взглянул на письмо, белевшее на туалетном столике, и горько рассмеялся. Нет, на это нельзя надеяться. Одно дело дружить с негодяем, но совсем другое дело, если негодяй через женитьбу становится членом твоей семьи.
Может быть, это был вызов? Едва ли. Никто лучше Бентли не стрелял из пистолета, и он практически всегда выходил победителем, если скрещивались шпаги. Нет, вероятнее всего, там содержится требование, чтобы он немедленно явился в Чатем-Лодж — трезвый как стеклышко, одетый соответствующим образом и со специальным разрешением
type="note" l:href="#note_4">[4]
в кармане. Конец его холостяцкой жизни. Начнется новая жизнь, полная обязанностей. От этой мысли его чуть не вырвало, так что ему пришлось достать из-под кровати ночной горшок, чего с ним давненько не случалось.
Но так уж получилось, что даже этого он не смог сделать как следует. Он просто сидел, уставившись на трещинку в фарфоровом дне. Боже мой! Нет, так дело не пойдет. Он поставил горшок на пол и усилием воли взял себя в руки. Ему вдруг стало стыдно. Он должен поступить честно в отношении Фредди. Она такая милая, такая нежная малышка. Он такой не заслуживает. А теперь ей, бедняжке, навяжут его. Наконец он взял конверт и взломал печать черного воска. Вооружившись ледяным спокойствием, он пробежал глазами текст. Потом перечитал его еще раз.
Что за черт?
В письме содержалось чуть ли не извинение! Гас неизвестно почему вбил себе в голову, что Тео запер на ночь дом, не узнав, вернулся ли Бентли. Вся семья — по крайней мере так говорилось в письме — была в ужасе. Его чемодан, писал Гас, тщательно упаковали и отправили в Хэмпстед. Они все выражали надежду, что он вскоре снова их посетит. Гас заканчивал свое послание несколько непристойным упоминанием о рыжей девице из «Объятий Роутема», которая по нему страдает.
Проклятие!
Ах эта скрытная маленькая ведьмочка! Она им ничего не сказала! Ни слова! Это очевидно. Боже милосердный, как она могла на это решиться? Как она могла сделать это своей семье? Себе самой? Ему? О чем она думала? Может быть, она думала, что ему все равно? Неужели она решила, что может просто отдать человеку свою девственность, а он после этого спокойно растворится в ночи? У него вдруг снова задрожали руки. Но на сей раз не от страха, а от гнева и возмущения.
Видит Бог, эта девушка принадлежит ему. Наверняка у нее хватит ума не отрицать этого. Наверняка брак с ним не может быть худшим из всех имеющихся у нее вариантов! Или может? О Господи! Этого он не знал. Разве он не сделал ей предложение? Разве не умолял выйти за него замуж?
Так или иначе, но именно эти слова он произносил. И он ни на минуту не усомнился в том, что они поженятся. Конечно, ему этого не хотелось. И если удалось избежать женитьбы, то он должен считать, что ему здорово повезло. Тогда чем объяснить охвативший его гнев? Почему вдруг у него возникло желание своими руками задушить Фредди? И почему он ни с того ни с сего открыл настежь шкаф, вытащил чемодан и принялся запихивать в него свою одежду?
Потому что больше не было причин отсиживаться здесь. Не было причин ждать письма, которое никогда не придет. Он, черт возьми, просто забудет о Фредди. А когда в следующий раз приедет в Чатем-Лодж, он сделает вид, что… нет, он просто туда не поедет. Он больше никогда туда не поедет. Гасу и Тео — и даже этому молокососу Тренту, если он пожелает, — придется приезжать в Лондон, чтобы всем вместе по дебоширить всласть.
Подумав об этом, Бентли схватил с туалетного столика письмо Гаса и бросил его на едва тлеющие угли в камине. Потом, шлепнувшись в свое любимое кресло и подперев руками голову, он стал наблюдать, как края письма вспыхнули сначала желтым, затем красным пламенем, а потом огонь охватил все письмо и от него ничего не осталось.
Для Фредерики время превратилось в вереницу унылых, похожих друг на друга дней. Джонни уехал в Лондон, а она не могла выбросить из головы мысли о Бентли Ратледже. И когда наконец возвратилась домой Зоя, веселая, энергичная, переполненная впечатлениями от суровой красоты родового гнезда ее отца, Фредерика слушала ее рассказы без особого интереса. Не могла она также поведать Зое о том, какую глупость совершила. Однажды утром, когда ей особенно захотелось дружеского участия, она проскользнула в комнату Зои и с горечью рассказала ей о том, что сделал Джонни, ограничившись только этим фактом.
На что Зоя, этот маленький темноволосый эльф, лишь звонко расхохоталась и пожала плечами.
— Вот и прекрасно! — заявила она, шлепая по комнате в домашних туфельках. — Он тебя не стоит, Фредди. Ты раздавила каблучком его сердце, и я этому рада. А теперь мы с тобой отправимся в Лондон и возьмем его приступом!
— Брать Лондон приступом? — удивилась Фредерика. Она лежала поперек Зоиной постели и листала модный журнал, который ей навязала Уинни. Приподнявшись на локтях, она окинула внимательным взглядом подругу. — Мы скорее способны дать Лондону пищу для сплетен, Зоя. Я так и слышу шепот за нашими спинами: «Незаконнорожденные дебютантки»!
Зоя подняла голову от сундука, в который уже начала укладывать вещи.
— Что касается меня, то мне вовсе без разницы, что обо мне говорят, — заявила она, поблескивая карими глазами. — А сплетни — это не всегда плохо, Фредди. Они сделают из нас сенсацию, вот увидишь.
— В прошлом году я совсем не была сенсацией, — возразила Фредди, нетерпеливо листая страницы журнала.
Зоя лишь снова рассмеялась и засунула пригоршню чулок в угол сундука.
— Но в этом году декольте у тебя будет глубже, — заявила она. — И в этом году ты будешь выезжать вместе со мной. Раньше ты была такая красивая, такая добродетельная. И такая недосягаемая. А кроме того, у тебя очень респектабельные родители. Храбрый офицер. Прекрасная вдова. Печальная история чистой любви. — Зоя подняла подбородок и театральным жестом промокнула глаза.
— К чему ты клонишь, Зоя?
— Мои родители не были респектабельными, — хихикнула она. — Мать — безнравственная французская танцовщица! Отец — распутник с отвратительной репутацией! Общество только и ждет какого-нибудь скандальчика. А я уж постараюсь не казаться недосягаемой. В моей компании и ты такой же покажешься. Уж я об этом позабочусь. И тогда все головы будут поворачиваться нам вслед, а мы будем разбивать сердца и в конце концов найдем настоящую любовь!
В ответ Фредерика запустила в Зою модным журналом.
— Заткнись, Зоя!
Но Зоя поймала журнал и принялась танцевать с ним вокруг кровати.
— В апреле дожди, в мае цветы! — напевала она. — Еще до Дня всех святых выйдешь замуж ты!
Фредерика заткнула уши, чтобы не слышать ее. Теперь-то она знала, что ей никогда не выйти замуж. И не будут ей вслед поворачивать головы, и не будет она разбивать сердца. Свою чистую любовь она тоже не хотела найти, потому что это принесло бы только боль. Устав от пения и танцев Зои, она села в постели, но как только спустила с кровати ноги, комната покачнулась и закружилась у нее перед глазами, и она потеряла сознание.
Очнувшись, Фредерика поняла, что смотрит в потолок, а над ней, стоя на коленях, склонилась Зоя.
— Фредди! — воскликнула она, прикасаясь прохладной рукой колбу Фредерики. — Как ты меня напугала! С тобой все в порядке?
Фредерика почувствовала, что лицо ее покрыто капельками пота. Ужасный шум в ушах постепенно прошел.
Она даже смогла осторожно приподняться на локте. И в этот момент ее чуть не вырвало. Вытаращив глаза, она зажала рот руками, и неприятное ощущение постепенно прошло. То ли благодаря присущей женщинам интуиции, то ли врожденной французской проницательности, но Зоя вдруг поняла все, потому что, судорожно глотнув воздух, она очень тихо произнесла:
— Ох, Фредди! А ты не?.. Фредерика, помедлив, ответила:
— Ах, Зоя! Мне так страшно.
— Силы небесные! — прошептала Зоя. — Папа задушит Джонни. А тебя посадит под замок до конца твоей жизни.
Фредерика снова положила голову на пол.
— Ах, Зоя! — воскликнула она, и одинокая горючая слезинка выкатилась из ее глаз. — Только никому не говори. Умоляю тебя!
Зоя побледнела и присела на корточки.
— Фредди, дорогая, но разумно ли это?
Фредерика покачала головой, цепляясь волосами за Зоин ковер. Приступы тошноты случались у нее не впервые, и она тоже знала, о чем это говорит.
— Пусть пройдет еще несколько дней, — прошептала она. — Я хочу быть абсолютно во всем уверенной. А потом я обо всем расскажу кузине Эви. Клянусь тебе.
— Ладно, — неохотно согласилась Зоя. — Но Джонни тебе лучше написать сразу.
— Ах, Зоя, — печально прошептала Фредерика. — Лучше уж я расскажу тебе обо всем…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100