Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 16, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16,
в которой синьор Кастелли раскладывает карты

В тот же вечер вся семья отправилась к Кэтрин в Олдхэмптон-Мэнор на ужин. Кэтрин настаивала на том, чтобы приехали все, включая детей, которые будут ужинать в детской с Арманом и Анаис. Фредерика должна была ехать в первой карете вместе с мужем. Однако во дворе Чалкота малышка Мэдлин обхватила ручонками колено дядюшки Бентли и не пожелала отпускать его, пока Бентли, рассмеявшись, не наклонился и не взял ее на руки. Тем временем Джарвис вскарабкался в карету к Фредерике. Таким образом, получилось, что в первой карете они отправились вчетвером, а остальные замыкали процессию, Джарвис захватил с собой дорожную доску для игр и, проворно ее раскрыв, извлек миниатюрные костяшки домино. Он очень хотел сыграть партию со своим дядюшкой. Мэдлин, забравшаяся на колено к Бентли, недовольно надула губы.
— Я тоже хочу играть, — заявила она и схватила пригоршню костяных прямоугольников.
Со всей дерзостью старшего брата Джарвис дернул к себе доску.
— Ты даже цифр не знаешь, глупая! — заявил он. — Чтобы играть, надо знать цифры.
Мэдлин уткнулась мордашкой в манишку Бентли, сердито сжав в кулачке его галстук.
— Я не глупая! — заплакала она. — Не глупая!
— Нет, миленькая, ты ни капельки не глупая. — Бентли поцеловал ее в висок, подумав о том, что Мэдлин окончательно приведет в негодность то, что некогда было красиво завязанным галстуком. На фоне широкой груди Бентли кулачок Мэдлин казался величиной с его большой палец.
— Дядя Бентли, заставь его позволить мне играть! — упрашивала она.
Джарвис заупрямился.
— Она не умеет играть! — запротестовал он. — Она все испортит!
— Это трудная игра, — поддержала его Фредерика, обнимая Джарвиса за плечи. — Но нам еще долго ехать. Может быть, ты успеешь научить Мэдлин этой игре?
Бентли кивнул.
— Чертовски трудная игра, — с притворной серьезностью подтвердил он. — Но я уверен, что Мэдлин могла бы обыграть меня. Потому что однажды я принял двойку за тройку в одной рискованной игре в «Собаке, играющей на скрипке». Я проиграл и лошадь, и сапоги, и мне пришлось возвращаться домой пешком в одних носках.
Из складок его галстука раздалось веселое хихиканье.
— Собаки не играют на скрипке, — убежденно заявила Мэдлин, взглянув на него снизу вверх.
Бентли приподнял брови.
— Я тоже так думал, — признался он, улыбаясь ей. — Но, поспорив, я и в этом случае проиграл — не коня, конечно, а всего лишь две гинеи, — потому что в Лондоне есть собака, играющая на скрипке!
Джарвис вытаращил глаза:
— Настоящая? Живая?
— Э-э, нет, к сожалению, уже не живая, — печально произнес Бентли. — Бедняжку переехал почтовый дилижанс, мчавшийся по Холборнской дороге. Но кабатчик сделал из нее чучело и поставил на задние лапки посередине подставки на козлах. И она играет на вот такой крошечной скрипке. — Бентли показал на пальцах размеры: примерно двенадцать дюймов. — Скрипку она держит под подбородком. Вот так. И мне показалось, Джар, что эта собака знает свое дело.
— Я хочу на нее посмотреть, — сказал Джарвис, забыв о размолвке с сестрой. — Дядя Бентли, возьми меня в Лондон и покажи собаку, которая играет на скрипке.
Мэдлин немедленно присоединилась к просьбе брата.
— И меня! И меня! Я тоже хочу! Бентли смутился.
— Это, пожалуй, такое место, куда ваша мама едва ли позволит вам пойти.
— Почему? — удивился Джарвис, пристально глядя ему в глаза. — Наверное, это низкопробный публичный дом?
Бентли вскинул голову в притворном возмущении.
— Что ты сказал?
— Кажется, он сказал «низкопробный публичный дом», — отчетливо повторила Фредерика. — Но я уверена, что тебе о таких местах ничего не известно, дорогой?
— Ошибаешься, он все о них знает, — простодушно поправил ее Джарвис. — Папа говорит, что именно там всегда можно отыскать дядю Бентли. С какой-нибудь официанткой, которая сидит у него на коленях. Я слышал, как папа говорил это маме.
— Как? Всего с одной? — усмехнулась Фредерика. — Так ты едва ли сможешь оправдать свою скверную репутацию! Ведь у тебя два колена!
Бентли мрачно взглянул на Джарвиса.
— Ты хочешь играть в домино, Джар, или ты хочешь молоть чепуху всю дорогу до тети Кэт? — спросил он. — Откровенно говоря, мне кажется, ты просто боишься проиграть.
— Играть! Играть! — запрыгала Мэдлин на коленях у Бентли.
— Я знаю, что мы сделаем, — вмешалась Фредерика. — Мы устроим командное соревнование.
— Как это? — удивленно распахнул глазенки Джарвис. Бентли пожал плечами.
— Командное домино — это серьезный спорт, — суровым тоном заявил он. — В него играют только самые заядлые игроки в самых темных и самых низкопробных публичных домах. Мы разделимся на команды и будем по очереди вытаскивать костяшки. Я советую тебе, Джар, взять в свою команду тетю Фредди. Она игрок что надо.
— Да уж, — пробормотала Фредерика. — В ранней юности я частенько игрывала в самых низкопробных публичных домах.
Джарвис с еще большим восхищением взглянул на Фредерику. Мэдлин захлопала в ладошки.
— А ты будешь в моей команде! — заявила она, поворачиваясь к дядюшке. — Будь в моей!
Бентли наклонился и звонко чмокнул ее в щечку.
— Непременно! — согласился он. — Как сказал Джар, заядлый игрок никогда не играет без хорошенькой девушки, сидящей у него на колене на счастье.
Фредерика как-то странно взглянула на него, и Бентли торопливо продолжил:
— А теперь, Джар, старина, положи домино вниз точечками, и мы позволим тете Фредди сделать первый ход.
В течение следующего получаса игра шла спокойно, игроки были дружелюбно настроены друг к другу, и Бентли незаметно направлял ручку Мэдлин, когда наставала очередь делать очередной ход. Он и впрямь умел обращаться с детьми Племянники и племянницы обожали его, и за несколько недель, проведенных в Чалкоте, Фредерика узнала, что его терпению в обращении с малышами нет предела.
Трудно поверить, что она когда-то считала, будто из него получится плохой отец.
Хотелось бы ей получить такую же уверенность в том, что он будет хорошим мужем. Несмотря на спокойный приятный день, Фредерика не могла забыть о разговоре, который подслушала утром в церкви. Что означали эти слова?
«Делай так, как будет лучше для твоего брака», — сказала она.
«Не могу себе представить, как мы с тобой расстанемся», — ответил он.
Такие слова могли говорить любовники при расставании. Однако она была уверена, что это не так. Бентли, вне всякого сомнения, был бабником. Но ведь даже его собственная сестра не верила, что он был влюблен в Джоан. Фредди подняла глаза и посмотрела на своего мужа.
Мэдлин сидела у него на колене. Копна ее светло-русых кудряшек находилась под его подбородком, а обутая в ботинок ножка болталась в воздухе, ритмично ударяя его по голени. Было, конечно, больно, но Бентли не жаловался. Он обхватил малышку рукой за талию. И они вслух считали точечки на костяшке домино. Да, отцом он будет хорошим. Окончательно придя к этому простому выводу, Фредерика почувствовала, словно сам Господь снял по крайней мере один тяжелый груз с ее сердца.
Она улыбнулась и взъерошила мягкие волосенки Джарвиса.
— Я думаю, — шепнула она, — что мы их обыграем, если пойдем вот этой костяшкой.
По прибытии в Олдхэмптон Бентли был немедленно перехвачен еще одной парочкой малышей. У лорда и леди Веденхайм были близнецы примерно на год моложе Мэдлин, и они тоже обожали своего дядюшку. Анаис и Арман были веселыми ребятишками, с мягкими черными волосенками, темными глазами и смуглой, как у Фредерики, кожей. При одном взгляде на них ей показалось, что она вернулась домой.
Фредерика с удивлением узнала, что сейчас у них гостят бабушка и кузина лорда Веденхайма. Бентли, торопливо поздоровавшись, отправился возиться на ковре с Мэдлин и близнецами. Казалось, никто не обращает внимания на визг и хихиканье, а также на шум, производимый Бентли, который галопировал на четвереньках через всю комнату. Кэтрин поднялась разок-другой, чтобы убрать с пути вазу или еще какой-нибудь хрупкий предмет, но в целом не обращала на эту кутерьму никакого внимания.
Джарвис, будучи выше подобных младенческих забав, сразу же направился к отцу, чтобы рассказать ему о доминошном матче. Вскоре взрослые заговорили о еде и винах. И тут Фредерика поняла, что им предстоит не простой ужин. Бабушка Макса и кузина привезли с собой из Лондона своего шеф-повара. Обе леди были родом с севера Италии и были очень разборчивы в еде.
Синьора Кастелли была миниатюрным седовласым тираном, а ее кузина, добродушная миссис Витторио, несколько моложе и толще ее, оказалась компаньонкой. Сжав в хрупких пальцах золотой набалдашник трости, синьора окинула Фредерику взглядом с головы до ног, а миссис Витторио принялась описывать кулинарные изыски, которые им предстояло отведать за ужином. Кэтрин, улыбаясь своей загадочной улыбкой, с готовностью сложила с себя полномочия хозяйки, узурпированные этой парочкой.
Вскоре Бентли устал, и все детишки, кроме Арианы, помчались в детскую, чтобы занять места на конях-качалках, которых синьора привезла из Лондона. Прозвучал колокол, созывающий к ужину, и лорд Трейхорн, как это повелось в Чалкоте, повел к столу Фредерику. Втайне она была несколько разочарована, потому что ей хотелось сидеть рядом с лордом Веденхаймом, который заворожил ее своим внешним видом.
Она наблюдала за ним, пока все семейство рассаживалось вокруг стола. Виконт был, пожалуй, самым высоким среди присутствующих мужчин. Он чуть сутулился, а руки его казались одновременно и тонкими, и мощными. Его волосы и глаза были черны как смоль, а на мизинце правой руки он носил неограненный изумруд размером с полупенсовик, хотя на его руке он совсем не выглядел крупным. У Веденхайма тоже была смуглая кожа, но более темного оттенка, чем у его детей. У него был крупный крючковатый нос, а несколько длинноватые волосы он носил гладко зачесанными назад. Если лорд Трейхорн был одет в удобную загородную одежду, а Бентли всегда предпочитал обдуманно небрежный стиль, то муж Кэтрин был в строгом черном костюме.
Хотя у него был французский титул, говорил он не с французским акцентом. Он напоминал немецкий или итальянский, но даже Фредерика, которая много путешествовала и научилась различать иностранную речь, не смогла бы с уверенностью сказать, какой именно. Но откуда бы он ни был родом, Веденхайм выглядел человеком, с которым шутки плохи. Рядом с ним сидела Хелен, и, судя по всему, они были старыми друзьями. Вскоре разговор зашел о листовой плесени, поразившей виноградники на родине Хелен.
Лорд Трейхорн чуть наклонился к Фредерике.
— Вы, возможно, не знали, что муж Кэтрин занимается виноделием, — сказал он. — Или, вернее, этим занимается его бабушка. А Макс, как правило, не уделяет винограду большого внимания.
— Вот как? — удивилась Фредерика. — А Бентли, кажется, говорил однажды, что он работает в полиции.
— Да, и это тоже, — согласился Трейхорн. — И если верить тому, что говорят, он отличается весьма крутым нравом.
У Фредерики округлились глаза.
— И он все еще?..
Трейхорн немного помолчал. Но в этот момент вошли два лакея, один из которых подавал тарелки, а другой наполнял их из хрустальной салатницы.
Хелен кивнула, и ее тарелку тут же наполнили.
— Выглядит восхитительно! — воскликнула она, набирая салат на вилку. — Скажите мне еще раз, миссис Витторио, что это за зелень?
— Шпинат, — вмешалась синьора, пристально глядя через стол на Фредерику.
— Да, — подтвердила миссис Витторио. — Это шпинат. Очень молодой и очень нежный.
Наконец лакей с салатом дошел и до Фредерики. Наполнив ее тарелку, он пошел было дальше. Но синьора прищелкнула пальцами.
— Добавь еще, — приказала она, жестом указывая на Фредерику.
Чуть помедлив, лакей положил в ее тарелку вторую порцию салата. Старая женщина взяла вилку и примяла салат на переполненной тарелке.
— Ешь, carissima
type="note" l:href="#note_17">[17]
, — приказала она. — Тебе это нужно.
Фредерика принялась за еду. Хотя старая хрупкая женщина приковыляла в столовую с помощью своей роскошной трости, Фредерику это не обмануло. Она ничуть не сомневалась, что, если кто-то осмелится вызвать неудовольствие синьоры, она не раздумывая этой самой тростью отлупит провинившегося.
Остальная часть ужина прошла в том же духе: синьора решала, что именно и в каком количестве должна есть Фредерика, и ни один человек за столом не противоречил ей, словно между ними существовало молчаливое согласие всячески ублажать старую женщину. Еда, однако, не была заурядной. Каждое блюдо было великолепным. Но в конце концов ужин закончился, разговоры смолкли, и леди поднялась из-за стола. Синьора взяла свою трость и стукнула ею в пол. Все головы повернулись к ней.
Она взглянула на Веденхайма.
— Свой портвейн, мой внук, вы будете пить в курительной комнате, — сказала она. И это звучало не как просьба.
Веденхайм чуть улыбнулся уголком губ.
— Разумеется, мэм, как вам будет угодно.
Старая женщина не удостоила его ответом, она повернулась и направилась к двери. Веденхайм жестом приказал лакею отнести графин и поднос с бокалами в соседнюю комнату, поэтому Бентли вскочил, чтобы открыть дверь синьоре.
На пороге, однако, старая женщина остановилась и обратилась к нему.
— Заколдованный рыцарь, — прошептала она. — Вот мы и встретились снова. У нас осталось одно не доведенное до конца дельце, не так ли?
Бентли лениво улыбнулся:
— Какого рода дельце, мэм?
Старая женщина лукаво посмотрела на него.
— Пойдем-ка в библиотеку. Я хочу поговорить с тобой с глазу на глаз. Если хочешь, захвати с собой свой портвейн. Я даже настаиваю на том, чтобы ты это сделал.
Десять минут спустя Бентли, прихватив с собой бокал портвейна, уже шел в слабо освещенную библиотеку. «Будь я проклят, — думал он, пока его глаза привыкали к сумраку, — если знаю, какого черта я впутался в эту историю!»
Она была уже там, эта чокнутая посланница ада, этот демон от виноторговли. Она устроилась в темном углу, словно паучиха «черная вдова», поджидающая свою жертву. Бентли был знаком с синьорой Кастелли. Раз или два ему приходилось встречаться с этой внушающей суеверный страх старой женщиной, но он решительно не знал, что ей было нужно от него сейчас.
Синьора сидела в напряженной позе за маленьким столиком, одетая, как всегда, в черные шелка. Ее шею украшало тяжелое золотое распятие, висевшее на нитке черного янтаря, в ушах были серьги из рубинов размером с ягоду малины.
— Подойди ближе, рыцарь, — тихим хриплым голосом приказала она. — Я стара, и зрение мое слабеет. Но ты такой красивый мужчина, что даже мне хочется как следует полюбоваться тобой.
— Всегда готов доставить удовольствие дамам, — небрежно ответил он.
Старуха, услышав это, хихикнула.
— Что правда, то правда, — согласилась она. — И в этом половина твоей проблемы.
Бентли рассмеялся и пересек комнату, подойдя к столу, где сидела синьора. В камине горел огонь, но его пламя почти не освещало комнату. Синьора смотрела на него, и одна половина ее лица была освещена пламенем, а другая оставалась в тени. Бентли сел, а она придвинула к себе единственную свечу, отчего на ее лице заметались жутковатые тени. Потом она взяла со стола сверток, завернутый в черную ткань, развернула его и достала толстую колоду старых потрепанных карт.
— Э-э, нет, — запротестовал Бентли, отодвигая свое кресло. — Нет, синьора. Вы сегодня пригласили сюда не того мужчину. У меня нет желания заглядывать в будущее.
Старуха усмехнулась.
— Понятно. Потому что ты боишься его, рыцарь, — пробормотала она, вставая из-за стола и подходя к камину. — Мы все боимся — если достаточно дальновидны.
Бентли встал.
— Право же, синьора Кастелли, — взмолился он. — Я ценю ваше благородное намерение, но дальновидностью я не отличаюсь, так что предпочитаю получать от жизни сюрпризы.
Ее лицо приняло суровое выражение.
— У твоей жены три месяца беременности, рыцарь, — отчеканила она. — В твоем браке не все идет гладко. А что касается сюрпризов, то, я бы сказала, их у тебя хватит на целую жизнь.
Бентли почувствовал, как сердце у него вдруг замерло от страха. Синьора, как всегда, знала то, что вовсе ее не касалось. Если о состоянии его брака можно было без труда догадаться, то относительно беременности его жены знали немногие. Интересно, что еще она знала? Он вдруг почувствовал себя очень неуютно в ее присутствии.
«Но ведь она всего лишь чудаковатая старуха», — напомнил он себе. Кэм, наверное, рассказал Кэтрин о состоянии Фредерики, а Кэтрин сказала об этом синьоре. И ничего в этом нет загадочного. Он взглянул на нее. Она стояла у камина, повернувшись к нему согнутой от возраста спиной.
— Почему бы вам не пойти в гостиную и не погадать кому-нибудь из присутствующих леди, мэм? — предложил Бентли. — Уверен, что Хелен, например, это бы очень заинтересовало.
Старуха пренебрежительно взглянула на него через плечо, достала из кармана бумажный пакетик и высыпала его содержимое в огонь. Оперевшись на каминную полку, она так низко наклонилась над пламенем, что Бентли испугался, что она упадет в огонь. Уголь зашипел и стал потрескивать. Пошел белый дым, который, свиваясь спиралью, зазмеился к дымоходу. Синьора Кастелли наклонилась еще ниже и сунула в струю дыма колоду карт.
Бентли сорвался с места и оказался рядом с ней.
— Боже милосердный, синьора! — вскричал он. Держа ее за талию, он выхватил из огня ее руку. — Надо быть осторожнее!
Старуха рассмеялась ему в лицо. Схватив за запястье, Бентли стал осматривать ее руку, поворачивая то так, то этак. Как ни удивительно, пламя не подпалило даже черное кружево на ее манжете.
— Ну как, заметили ожоги? — усмехнулась она. — Думаю, что нет.
Бентли отпустил ее руку и осторожно взял ее под локоть.
— Вам повезло, синьора, — сказал он, сопровождая ее к креслу. — Что, черт возьми, вы собирались сделать?
Синьора с усилием опустилась в кресло.
— Карты следует очистить, — прошептала она, бросая взгляд через плечо. — Только так можно добиться ясного видения.
Бентли вернулся на свое место.
— При всем моем уважении к вам, мэм, мне все это кажется абсолютным вздором.
Синьора Кастелли указала на него костлявым пальцем.
— Тебя и без того окружает уже немало зла, — заявила она. — И не тебе отказываться, когда кто-то предлагает разложить на тебя карты. — С этими словами она шлепнула на стол колоду карт. — Прикоснись к картам, погладь их и настройся на невидимое.
Бентли умудрился даже подмигнуть ей.
— Синьора, мне всегда больше везет, если карты тасует прекрасная женщина. Начинайте, ну что же вы?
Старуха что-то проворчала.
— Какой же ты трус! — возмутилась она. — Красивый и трусливый англичанин, который боится узнать будущее! Ну же, смелее! Подумай о женщине и ребенке! Сними колоду трижды налево левой рукой! — скомандовала она.
Позднее Бентли не смог бы объяснить, что с ним приключилось, но его пальцы стали действовать сами по себе, словно принадлежали не ему, а кому-то другому. Он и опомниться не успел, как снял эти проклятые карты. Левой рукой. Налево.
— Вот, — проворчал он, закончив.
Старуха снова смела со стола карты и перетасовала их на удивление проворными пальцами. Мастерски орудуя картами, она выложила два ряда по десять карт и крест из шести карт. Бентли с некоторым интересом наблюдал за этими манипуляциями. Он уже видел эту салонную игру, а однажды даже позволил ей погадать ему. Каждый раз карты раскладывали по-другому. На сей раз это было нечто совершенно странное.
Методично переворачивая карты верхнего ряда, она мельком взглянула на него.
— Мы заглянем только в настоящее и будущее, рыцарь, — пояснила она. — Прошлое нам известно. Слишком хорошо известно, не так ли?
— Как вам будет угодно, мэм, — сказал Бентли, поудобнее устраиваясь в кресле.
Что-то проворчав, старуха переворачивала карты верхнего ряда, время от времени тыча пальцем в одну из них и что-то бормоча себе под нос. Потом она принялась медленно переворачивать карты нижнего ряда. Лицо ее постепенно бледнело, рука задрожала. Проклятие! Бентли надеялся, что старуха не доведет себя до сердечного приступа. Де Роуэн, или Веденхайм, или как там еще он себя называл, снимет ему голову с плеч, если его драгоценная бабуся из-за Бентли протянет ноги.
— Странно, очень странно, — удивилась синьора. — Независимо от моей воли твое прошлое, истекая кровью, марает ею твое настоящее. — Она закончила открывать карты нижнего ряда. Бентли заметил, что некоторые карты оказались перевернутыми. Он знал, что обычно это означало плохие новости. Удивительно, как запоминаются подобные пустяки. Синьора перешла к выложенному кресту. Открыв верхнюю карту она с удовлетворением прошептала: — Отлично!
Бентли взглянул на карту. На ней был изображен Заколдованный рыцарь. Рисунок выгорел и был едва различим, но это не имело значения. Он видел его раньше. Средневековый воин с обнаженным мечом, одетый в красную тунику, сидит на белом коне, которого изо всех сил старается сдержать. Его лица не видно, а тело прикрыто массивным щитом.
Она потыкала в карту кончиком пальца.
— Белый конь означает чистоту и дар предвидения, — загадочно произнесла она. — И говорите высоких помыслах личности, стремящейся стать лучше и духовнее. Однако красная туника на всаднике, а также первая карта здесь, — она прикоснулась к карте в верхнем ряду, — они говорят о том, что вы боретесь с грехом, мистер Ратледж. И что за этим щитом вы пытаетесь скрыть свою истинную натуру.
Бентли натянуто усмехнулся.
— Не знаю, как насчет высоких помыслов, мэм, — заявил он в ответ, — но в том, что касается греха, вы недалеки от истины.
— Ах, рыцарь, вы такой храбрый и такой глупый. — Она открыла следующую карту — семерку пик. — Импульсивные действия теперь опасны, — прошептала она как будто сама себе. — Ты выжидал. Но эта карта, она sottosopra…
— Перевернута?
— Да, вижу, что ты хорошо все запомнил, — кивнула она, прикасаясь к козырной карте, лежавшей рядом. — Вместе они означают человека, имеющего власть. Человека, которого ты, возможно, боишься. Или боишься утратить его уважение. Это не совсем ясно! — Она быстро открыла еще две карты. — А-а, ты боишься возмездия. Зуб за зуб, как выражаетесь вы, англичане.
Бентли, держа бокал за ножку, лениво вращал в нем вино.
— Вы меня заинтриговали, — произнес он, не проявляя особого любопытства. — Ну и как, преуспеет он в своих планах мести?
Старуха кивнула:
— Вполне вероятно. Но ведь я гадаю не ему, а тебе.
У Бентли кровь застыла в жилах. Он поставил на стол бокал. Страх, который был так глубоко запрятан в подсознании, что он почти забыл о нем, вдруг напомнил о своем существовании. Не может быть, чтобы он и в самом деле поверил…
— Тебя что-то тревожит, рыцарь, — прошептала она так тихо, что ему пришлось напрячь слух. — Убедись, что ты понимаешь природу греха. Мне кажется, ты этого пока не понимаешь.
Бентли снова схватил бокал, расплескав половину портвейна.
— Не знаю, о чем вы говорите, мэм.
Синьора Кастелли чуть заметно улыбнулась. Пожав плечами, она прикоснулась к следующей карте.
— Но ты хотел бы избавиться от чего-то. Я это вижу: какое-то зло, которое, словно цепью, приковало тебя к прошлому.
— В моем прошлом немало такого, от чего я хотел бы избавиться, — сдержанно ответил он.
Старуха указала на карту в верхнем ряду, на которой был уродливо изображен человек, стоящий перед чашей с кровью.
— Эта карта говорит мне, что ты принес бесполезную жертву. И возможно, не одну. Я вижу преданность, которая была притворной, и угрызения совести, которые были напрасны. Ты должен опустить свой щит, рыцарь, и больше не совершать этих жертвоприношений.
Бентли наклонился к ней через стол.
— Какого рода жертвоприношения?
Старуха, указав на карту внизу, покачала головой:
А этого, саго mio
type="note" l:href="#note_18">[18]
, я не могу тебе сказать.
— Силы небесные! — воскликнул он. — Тогда какая польза в этом вашем гадании?
Она слегка приподняла бровь.
— Уж не хочешь ли ты оспаривать то, что говорят карты? — спросила она. — Они говорят правду. То, что мы знаем и в то же время не знаем, понятно?
— Вы что-то ходите кругами, синьора, — проворчал он.
— Жизнь и есть круг, рыцарь, — ответила она. Потом ее пальцы прикоснулись к шестерке пик, на которой был изображен человек, согнувшийся под тяжестью оружия, которое он нес на спине. — На твоем круге жизни было много зла. Тебя лишили невинности, а с ней ушла и твоя жизненная сила. Радость жизни. Ты обозлился, порвал со своей родней и некоторое время плыл по течению. Ты стал безрассудным. Да, очень безрассудным, как человек, который не ценит того, что дано ему Богом.
Старуха была явно не в своем уме, и Бентли не хотел слушать дальше.
— Ну, пора заканчивать этот бред, синьора Кастелли, — решительно заявил он. — Уже поздно, и моей жене нужно отдохнуть.
Старуха сердито взглянула на него.
— Так отвезите ее домой, мистер Ратледж, и хорошенько позаботьтесь о ней, — посоветовала она. — Именно об этом в конце и говорят карты. Теперь каждый ваш шаг должен быть направлен на благо вашей супруги, если уж вы не можете ничего сделать ради собственного блага.
Едва удержавшись, чтобы не выругаться, Бснтли отодвинул свое кресло.
— Не могу понять, почему окружающие вбили себе в голову, будто я истязаю свою жену или что-нибудь в этом роде? — возмущенно произнес он. — Я хорошо о ней забочусь. Делаю все, что в моих силах.
Услышав это, старая женщина улыбнулась.
— Уверена, что вы стараетесь, — сказала она. — Полно вам, успокойтесь, рыцарь. Хотите, попророчествую для вас?
— Сделаете что? Старуха покачала головой.
— Просто задайте вслух любой вопрос, — пояснила она. — О чем-нибудь, что для вас очень важно. А карты ответят на него.
Почему бы нет, черт возьми, подумал Бентли.
— Хорошо, синьора, — ответил он. — Я хотел бы знать, будет ли мой ребенок мальчиком или девочкой. Рискнут ли ваши удивительные карты дать ответ на этот несложный вопрос?
— Это проще простого, — ответила старуха, прикасаясь рукой к неоткрытым картам внизу креста. Потом она вдруг как-то странно затихла. Ее молчание заставило Бентли занервничать.
— Ну что? — наконец не выдержал он. Она очень долго молчала.
— Ах, рыцарь, я не могу сказать, — прошептала она.
— Черт побери! — взорвался Бентли. — Не можете или не хотите?
Покачав головой, старуха озадаченно взглянула на него.
— Не могу, — тихо повторила она. — Небывалый случай карта не хочет говорить. — Старая женщина прижала пальцы к седому виску. — Увы, я старею, мистер Ратледж. — Она закрыла глаза. — Теряю контакт. Может быть, нам лучше закончить гадание в другой раз?
— Как вам будет угодно, — ответил слегка ошеломленный Бентли, поставил бокал на стол и вскочил на ноги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100