Читать онлайн Никогда не влюбляйся в повесу, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Никогда не влюбляйся в повесу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14
На сцене появляется доктор Хислоп

Уже на рассвете Камилла послала Трэммела заложить фаэтон барона и велела дворецкому лично отправиться на Харли-стрит и привезти доктора Реддинга. Киран в это время метался из угла в угол, меряя шагами спальню, – под утро его вновь стали мучить сильные боли. Однако когда часом позже Трэммел появился на пороге спальни, он был один.
Камилла отставила в сторону тарелку с овсянкой, которую она ложка за ложкой более или менее успешно впихивала в супруга и, плотно прикрыв за собой дверь, вышла в коридор, чтобы поговорить с дворецким.
– Боюсь, нам не повезло, мэм, – неуверенно забубнил Трэммел. – Доктора дома не оказалось – уехал к кому-то из своих пациентов и вернется только к утру.
Сердце Камиллы упало.
– Думаю, Трэммел, нужно срочно найти другого, и поскорее, пока его милость не передумал.
– Я так и подумал, мэм, и взял на себя смелость привезти другого доктора, – кивнул он. Однако по лицу Трэммела было видно, что его раздирают сомнения. – Велел ему ждать на улице. Доктор Хислоп – так его зовут – бывший армейский врач, в свое время служил в военном госпитале, как он сказал, недавно вернулся из Индии. Немного грубоват, и манеры у него так себе, но я подумал… в общем, я подумал, что уж лучше такой, чем вообще никакого.
– Правильно, Трэммел! – с облегчением воскликнула Камилла. – Ступайте за доктором и проведите его наверх.
Доктор Хислоп, однако, не спешил – пыхтя и отдуваясь, он тяжело взобрался по лестнице, потом остановился отдышаться и наконец появился на пороге спальни с увесистым саквояжем в руке. Камилле достаточно было одного взгляда, чтобы понять терзавшие Трэммела сомнения. Доктор оказался дородным мужчиной неопределенного возраста, с сутулыми плечами, в костюме, который выглядел так, словно он и спал в нем. Седые волосы почтенного эскулапа были взлохмачены, а на затылке вообще стояли дыбом.
Представившись, доктор Хислоп по-птичьи склонил голову набок и покосился на Камиллу.
– Э-э-э… ну-с, так где же мой пациент? – жизнерадостно осведомился он. – Как я всегда говорю, лучше поторопиться, чтобы успеть повидаться с ним до прихода гробовщика, хе-хе!
Слегка сбитая с толку, Камилла с некоторым сомнением провела его в спальню. При виде незнакомца Чин-Чин сорвался с постели и кинулся к доктору, намереваясь обнюхать его самым тщательным образом. Не обращая никакого внимания на собаку, доктор Хислоп отставил в сторону свой видавший виды саквояж, обменялся с Ротуэллом приветствиями и, велев ему снять ночную сорочку и сесть на край кровати, спросил Трэммела, где он сможет помыть руки.
– Проблемы с желудком, я так понимаю? – хмыкнул он, вернувшись обратно в спальню. – На редкость неприятная штука, согласны, милорд? Острые боли, наверное, так?
– Да, временами, – поморщился Киран.
Что-то буркнув себе под нос, Хислоп принялся один за другим доставать из саквояжа какие-то медицинские инструменты – весьма устрашающего вида. Пару раз при этом он покосился в ее сторону, словно ожидая, что она поспешит удалиться. Вместо этого Камилла, скрестив на груди руки и вызывающе расправив плечи, взглядом дала ему понять, что никакая сила в мире не заставит ее сдвинуться с места. Чин-Чин, застывший у ее ног, явно намеревался до последней капли крови защищать хозяйку. Угрожающе опустив голову, крохотный спаниель издал глухое рычание.
Киран с явным интересом наблюдал за ними обоими.
– Боюсь, моя жена и наша собака твердо решили остаться, Хислоп, – добродушно бросил он. – И, вне всякого сомнения, дворецкий тоже.
Трэммел, фыркнув, выскользнул в коридор, плотно прикрыв за собой дверь.
Наконец из саквояжа появилась длинная деревянная трубка. Увидев ее, Чин-Чин одним прыжком взлетел на кровать и замер возле Кирана, предостерегающе оскалив зубы и издав леденящий душу рык. Крохотный песик явно давал понять, что хозяин находится под его защитой и любому, кто захочет его обидеть, придется иметь дело с ним, Чин-Чином.
Доктор с интересом покосился в его сторону.
– Маловат ты, приятель, – хмыкнул он. – Вряд ли я тебе по зубам. А имя у тебя есть?
– Джим, – буркнул Киран.
– Чин-Чин, – одновременно с ним сообщила Камилла.
Лицо доктора расплылось в улыбке.
– Ага, молодожены! Так я и думал!
Брови Ротуэлла поползли вверх.
– С чего вы это взяли?
– Будь вы давно женаты, милорд, – ухмыльнулся доктор, извлекая из саквояжа внушительный набор инструментов, – наверняка знали бы, что собачку зовут Чин-Чин. Ничего, скоро поймете, что жена всегда права и спорить с ней не следует. Ну а теперь будьте добры, лягте на кровать.
Чин-Чин без особых уговоров согласился подвинуться и оттуда следил за действиями доктора весьма неодобрительным взглядом.
Ротуэлл уже начал потихоньку жалеть, что поддался на уговоры Камиллы, – доктор Хислоп ему не понравился. Но слово есть слово, поэтому, бросив на доктора еще один косой взгляд, барон расстегнул застежку панталон и вытянулся на постели.
Следующие четверть часа оказались сущей пыткой – Хислоп придирчиво расспрашивал его о таких сугубо интимных и личных делах, о которых мужчины предпочитают не говорить, и при этом тщательно ощупывал и простукивал его сверху донизу, начиная от шеи и кончая нижней частью тела. Все это было чертовски унизительно, учитывая, что Камилла ни на минуту не сводила с него глаз, и к тому же очень больно, особенно под самыми ребрами.
– О, черт… проклятие! – Взревев от боли, Ротуэлл попытался оттолкнуть доктора и сесть. Чин-Чин тут же взвился и угрожающе зарычал, шелковистая шерсть собачки на холке встала дыбом.
– Тихо, Чин-Чин! – шикнула Камилла, согнав его с постели.
Холодная рука, нажав Ротуэллу на плечо, осторожно, но твердо заставила его снова откинуться на постель.
– Больно? А вот так? А здесь? – Доктор, внимательно следя за реакцией больного, продолжал свои ощупывания и расспросы.
Новый приступ боли скрутил Ротуэлла, заставив его застонать. На этот раз ему удалось сесть.
– Осмотр окончен, – хмуро бросил он.
Хислоп с хитрой улыбкой ткнул пальцем в ту сторону, где с собакой на руках стояла Камилла.
– Ну, что молчите? Кто из вас готов покусать его? – невозмутимо поинтересовался он.
Камилла шагнула вперед.
– Я! – свирепо пообещала она. Глаза ее сверкнули.
Ругаясь сквозь зубы, усмиренный Ротуэлл вновь вытянулся на постели.
Хислоп взял деревянную трубку, одним концом прижал ее к груди Ротуэлла, к другому приложил ухо.
– Ага, хорошо… Отличное, здоровое сердце! – просияв, объявил он. Потом распрямился и убрал трубку обратно в саквояж. – Можете надеть рубашку и халат, милорд.
Через мгновение Ротуэлл, взвившись с постели, уже сунул голову в рубашку.
Камилла, спустив собаку на пол, подошла поближе.
– Как вы думаете, доктор Хислоп, что с ним? – волнуясь, проговорила она. – Это… это и в самом деле рак, как предположил доктор Реддинг? Неужели все так плохо?
– О, конечно, рак неизменно приводит к летальному исходу, – почти весело поспешил заверить ее доктор Хислоп. – И он пока не лечится, это верно. Только вот рак ли это? Трудно сказать. Но кое-какие симптомы есть.
Плечи Камиллы бессильно поникли. Ротуэлл с трудом подавил желание броситься к ней, сказать, что все будет хорошо. Конечно, это было ложью, и он это знал. Хислоп, конечно, тоже знает – несмотря на всю напускную веселость доктора, Ротуэлл почувствовал, как в комнате сгущается напряжение. Барон жестом предложил им пересесть к камину. Доктор Хислоп со вздохом тяжело опустился в кресло, колени его протестующе хрустнули.
– Как вы уже знаете, моего мужа постоянно рвет кровью, – заговорила Камилла, едва они сели. – Насколько я понимаю, это очень серьезно. Такие симптомы могут говорить о многом. Умоляю вас, скажите, что это еще может быть?
– Ох ты Господи, да все, что угодно! – проворчал доктор. – Возможно, ваш дворецкий, милорд, решил подсыпать вам в кофе толченое стекло. А может, ваш муж, миледи, случайно проглотил за завтраком вилку и просто забыл вам об этом сказать. Или…
– Принято к сведению, – перебил Ротуэлл, выдавив из себя хмурую улыбку. – Ну, думаю, мы закончили. Весьма признателен вам за откровенность, доктор.
Но доктор и ухом не повел.
– А еще это может говорить о том, милорд, – невозмутимо продолжал он, – что вы медленно, но верно убиваете себя спиртным.
– Спиртным? – Сдвинув брови, Ротуэлл потер ладонью подбородок, на котором уже проступила щетина. – Очень сомневаюсь. Видите ли, я годами пытался вогнать себя в гроб именно этим способом – но без особого успеха.
Доктор Хислоп только пожал плечами.
– Люди, которые слишком много пьют, милорд, не имеют обыкновения следить за здоровьем и обычно спохватываются, когда уже слишком поздно. Дурные привычки, знаете ли… Скажите, случалось ли вам какое-то время вообще обходиться без бренди? И когда это было в последний раз?
Ротуэлл немного подумал.
– Пару недель назад, – честно ответил он. – Я просто… словом, мне нужно было, чтобы голова была ясной.
Правда состояла в том, что за две недели до свадьбы Ксантии Ротуэлл бросил пить вообще. Ему хотелось быть уверенным, что он сможет разобраться, что за человека выбрала в мужья любимая младшая сестренка, а для этого нужна была известная трезвость. В другой раз он бросил пить за два дня до того званого вечера, который Ксантия давала в честь их помолвки – опять-таки потому, что ему нужна была ясная голова.
Доктор, спокойно сложив руки на пухлом животе, задумался.
– А когда вы бросили пить, случалось вам страдать от каких-то побочных эффектов подобного воздержания? Может, у вас тряслись руки? Или вас мучили галлюцинации?
– Господи помилуй! Вы имеете в виду судороги, какие бывают от рома?
– Нет, белую горячку, – невозмутимо поправил доктор. – Ужасная штука! Вам такое знакомо?
– Естественно, нет, – оскорбленно буркнул Ротуэлл. По его мнению, белая горячка была уделом исключительно горьких пьяниц и хилых сопляков – иначе говоря, тех, кому во-обще было противопоказано употреблять спиртное.
Доктор весело закивал.
– А когда до этого вы делали перерыв?
– Люди моего типа, доктор, время от времени отказываются от одного порока, чтобы иметь возможность предаться другому, – кисло улыбнулся Ротуэлл. – Я тоже так делал – естественно, пока был холостым, – поспешил уточнить он. – Бывало, я на несколько дней вообще забывал о бренди – если случалось нечто такое, что меня отвлекало.
– Хе-хе! А могу я поинтересоваться, милорд, что могло вас отвлечь, кроме плотских забав, естественно? – Хлопнув себя по коленке, доктор весело подмигнул Камилле.
– Помню, – задумался Ротуэлл, – как-то во время плавания из Барбадоса несколько человек на борту заболели. И я в том числе. Тогда у меня не было никакого желания не только пить, но и вообще жить. Что бы это ни было, мы в тот раз потеряли кока.
– Так это было на корабле? Кто бы мог подумать! – Доктор почесал затылок. – Как бы там ни было, похоже, милорд, вы еще не превратились в законченного алкоголика.
– Бренди – отличный слуга, – буркнул Ротуэлл. – Но нельзя позволить ему превратиться в хозяина.
– Похвальная мысль, – кивнул доктор. – Однако следует признать, милорд, что вы слишком много пьете – и, что самое неприятное, отдаете предпочтение крепким спиртным напиткам. Так что с этим придется покончить – по крайней мере на какое-то время.
– И это поможет? – встрепенулся Ротуэлл. Лицо его осветилось надеждой. Бренди – ничтожная жертва в игре, где на карту поставлена жизнь.
– Трудно сказать, – благодушно пожал плечами Хислоп. – Но в любом случае, милорд, человек в вашем возрасте не может позволить себе столько пить – тем более когда у него такая прелестная молодая жена… а может, и малыш уже в проекте? Как бы там ни было, диагноз, который я могу вам поставить после столь беглого осмотра…
– Пропади он пропадом, этот ваш беглый осмотр, – простонал Ротуэлл. – Ладно, молчу. Итак, доктор, ваше мнение?
Доктор устремил взгляд в потолок.
– Ну, насчет острого приступа гастрита могу ручаться, – кивнул он. – Помимо этого, с большой вероятностью могу предположить язву в двенадцатиперстной кишке. Это, чтоб вы знали, то самое место, где ваш желудок соединяется с пищеварительным трактом.
Ротуэлл поморщился.
– Это может привести к летальному исходу?
– О Господи… конечно! – Судя по всему, Хислоп пришел к выводу, что Ротуэлл принадлежит к тому типу людей, с которыми не следует деликатничать. – Особенно если язва кровоточит, – это чревато прободением. Как бы там ни было, поскольку вы пока еще живы, у вас нет лихорадки и от вас не воняет, очевидно, что прободения у вас нет. Однако не исключаю, что вы испытываете такую боль, как будто кто-то грызет вас изнутри.
Та самая тварь, подумал Ротуэлл.
– А что вызывает эту язву? – спросила Камилла.
– Спиртное, курение, тревога – вот наиболее частые причины, миледи, и, уверяю вас, справиться с этим бывает непросто.
– Очень хорошо, – решительно вмешался Ротуэлл. – А если это не язва, тогда что это может быть?
Доктор снова покачал головой.
– Как предположил доктор Реддинг, рак печени – или, возможно, рак желудка, добравшийся уже и до печени. И то и другое весьма вероятно.
– Рак… – глухо пробормотал Ротуэлл.
Итак, вот оно – грубо и откровенно, как он и хотел. Господи Боже! Он ведь в самом расцвете лет, у него наконец-то есть все, ради чего стоит жить, – правда, он понял это только сейчас – жена, дом, сестра, любящая семья. Ротуэллу отчаянно захотелось жить. Любить свою жену. Заботиться о ребенке, которого она, как он надеялся, носит под сердцем. Такие нехитрые желания…
Одно время он и в самом деле хотел умереть, хотя до сих пор этого не сознавал. Возможно, поэтому он с холодной уверенностью в сердце терпеливо ждал приговора, не чувствуя ни страха, ни отчаяния, давно приготовившись к худшему. Все это и будет с ним позже, если худшие подозрения подтвердятся. Мужчины частенько боятся встречи с Творцом. Бог свидетель, он тоже боится. Но когда он заговорил, голос его звучал, как обычно, твердо.
– Весьма признателен за вашу откровенность, доктор. Что-нибудь еще?
Доктор Хислоп всплеснул руками.
– О, да к дьяволу все это! – вскричал он. – Лично я уверен, что у вас кровоточащая язва желудка. Готов поставить пару моих лучших лошадей, что я прав, – в конце концов, черт побери, я занимаюсь этим делом почти сорок лет! Вы слишком много пьете, милорд. И слишком много курите. Судя по всему, вы почти не спите – и одному Богу известно, что вы едите – или, точнее, что гложет вас самих. Хотите знать мое мнение? Так вот, все, что вам нужно, – это воздержание!
Камилла громко охнула.
– Вы так думаете? – чуть слышно спросил Ротуэлл. В груди у него робко шевельнулась надежда.
Хислоп сурово сдвинул косматые брови.
– Только не вздумайте радоваться, милорд, поскольку это не так-то просто, как вам кажется! – рявкнул он. – Эта чертова язва может с легкостью свести вас в могилу, и при этом очень быстро, учтите! Вам предстоит лечить желудок, а это будет нелегко.
– Просто скажите, доктор, что нужно делать. – Камилла, стиснув подлокотники кресла, подалась вперед, умоляюще глядя ему в глаза. – Скажите, а я уж лично прослежу, чтобы это было сделано!
Хислоп оглядел ее с головы до ног и понимающе хмыкнул.
– Да уж, нисколько не сомневаюсь, – добродушно проворчал он. Потом вытащил из кармана смятый листок и огрызок карандаша и, положив бумажку на колени, принялся писать. Ротуэлл попытался успокоиться. Его глаза не отрывались от лица Хислопа. Похоже, доктор не врет, подумал он. И вдруг поймал себя на том, что верит ему. Больше того, грубоватый здравый смысл доктора Хислопа пришелся Ротуэллу по душе.
Закончив писать, доктор откашлялся.
– Итак, – объявил он, – вот тут я перечислил, что вам следует есть, милорд. И запомните: вы ни на йоту не должны отступать от этой диеты! Отварные корнеплоды – картофель, пастернак и тому подобное. Слизистые каши, рисовая например, говяжий бульон…
– Бульон?! – взвыл Ротуэлл. – Бульон?! Какого дьявола? Чем мне поможет бульон?
Хислоп взглядом моментально поставил его на место. Барон послушно захлопнул рот.
– Укусите его! – бросил он, обращаясь к Камилле.
Ротуэлл замахал руками.
– Все, все, сдаюсь. Попытаюсь привыкнуть к нему, – проговорил он. – Давайте дальше.
– Тушеные цыплята, яйца всмятку, пюре из горошка или фасоли – только как следует протертое, вы меня поняли? Ну и, может быть, тоненький ломтик хлеба.
– Боже милостивый! – застонал Ротуэлл.
– Ах да, и минеральная вода, конечно, – жизнерадостно добавил доктор, торопливо внеся еще один пункт в свой список. – Она должна нейтрализовать желудочный сок, и это будет смягчать боль. Никакой другой жидкости, вы меня поняли? Даже вина с водой. На этой диете вам, милорд, предстоит прожить следующие шесть недель.
– Шесть недель?!
Хислоп, словно желая помучить Ротуэлла, помахал своим листком перед носом барона.
– Да, и при этом строгий постельный режим всю первую неделю, – неумолимо добавил он. – Полный покой и отдых! После этого еще неделю под домашним арестом, и тоже – покой и отдых! Никакой физической активности – я надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду, когда говорю «никакой»? – добавил он, бросив многозначительный взгляд на Камиллу. – А уже потом – и только потом – можете ненадолго выходить из дома. Легкий моцион, не более того. А после всего этого, милорд, вы либо почувствуете себя лучше, либо умрете.
– С голоду, – похоронным тоном предрек Ротуэлл. – Или от скуки.
Хислоп сделал вид, что не слышит.
– Если по прошествии этих шести недель вы вое еще будет живы, – невозмутимо продолжал он, – и если кровотечения и боль прекратятся, думаю, мы сможем с уверенностью предположить, что никакого рака у вас нет.
Камилла, облегченно вздохнув, закрыла глаза.
– С другой стороны, – продолжал доктор, – если вы будете вести прежний образ жизни, иначе говоря – пить, курить и изводить себя, одному Богу известно по какому поводу, то ваша язва закончится прободением, и тогда вы очень пожалеете, что у вас не рак.
– Он будет все делать, как вы велели, – выхватив у доктора из рук исписанный лист, сказала Камилла. – Я сама за этим прослежу.
Ротуэлл только молча ухмылялся.
– Значит, вы двое решили попросту уморить меня голодом, так? – ехидно буркнул он наконец. – И при этом даже лишили меня бренди? Господи, доктор, да любой мужчина от такой жизни тут же протянет ноги.
В ответ доктор Хислоп имел дерзость покровительственно похлопать барона по колену.
– Тогда продолжайте жить как раньше, милорд, – сурово отрезал он, – и очень скоро у вас появится шанс лично засвидетельствовать свое почтение Творцу. И я, черт побери, буду бессилен вам помочь, так что уж сделайте одолжение, не посылайте за мной, ладно? Терпеть не могу наблюдать агонию молодых людей вроде вас – а это мучительное и страшное зрелище, поверьте, тем более что благодаря воздержанию этого вполне можно было избежать.
– Хорошо, – ответила Камилла, бросив на Ротуэлла грозный взгляд. – Все, что следует делать, будет сделано, доктор.
Хислоп подхватил свой саквояж.
– Ну и отлично. С вас десять фунтов шесть пенсов за визит, милорд, – бодро проговорил он. – И был бы крайне вам признателен, если бы вы расплатились сразу.
– Десять фунтов шесть пенсов?! – Глаза Ротуэлла округлились от удивления. – Да вы просто разбойник с большой дороги!
– Понимаю ваше недоумение, милорд, но я заметил, что высокая плата за визит заставляет пациентов с гораздо большим вниманием относиться к моим советам, – ухмыльнулся доктор. – А с тяжело больных я требую деньги немедленно. Причем наличными. Мало ли что, сами понимаете…
Ротуэлл ошарашенно заморгал.
– Но… – заикаясь, проговорил он, – вы же сказали… если я стану есть отварных цыплят и…
– Хе-хе! – рассмеялся доктор, с хитрой ухмылкой взглянув на Камиллу. – Помните, милорд! Шесть недель – и не вздумайте жульничать!
Камилла самолично проводила доктора вниз и велела Трэммелу принести шкатулку с деньгами. Уже у двери она взялась вновь благодарить Хислопа.
– Рано радоваться, миледи, – фыркнул он. – Предупреждаю сразу, это будет нелегко. Я повидал немало таких людей, как его милость, – уж мне ли их не знать!
– Да, возможно, – кивнула она. – Зато вы не знаете меня.
Доктор Хислоп улыбнулся и лакей предупредительно распахнул перед ним дверь. Пока они прощались, возле крыльца остановилась элегантная двуколка и из нее с огромным свертком в руках выпорхнул сияющий мистер Кембл.
Камилла поначалу опешила.
– Доброе утро, мистер Кембл, – спохватилась она. – Если честно, мы вас не ждали.
Кембл рассеянно кивнул доктору, тот в ответ приподнял шляпу.
– Все верно, зато я вас ждал, – весело бросил он. Но потом, присмотревшись к ней, испуганно схватил ее за руку. – Какой ужас!
– Это долгая история, – хмуро сказала она.
Чуткий Кембл тут же сменил тему.
– Могу я на минутку зайти? Я привез вам кое-что показать.
– Только ненадолго, – предупредила она. – Боюсь, мой муж серьезно болен.
Кембл помрачнел.
– Тогда мне тем более стоит зайти, – пробормотал он, решительно протиснувшись мимо нее и поставив сверток на пол.
– Что это у вас? – смущенно спросила Камилла.
Кембл молча развернул бумагу – и ошеломленная Камилла ахнула, когда у ног ее словно вдруг выросло искусственное дерево, серебряные ветки которого были украшены хрустальными подвесками дивной работы, при малейшем движении воздуха издававшими мелодичный звон. От восторга у нее перехватило дыхание.
– Канделябр! – гордо объявил мистер Кембл. – Ну разве он не великолепен? Жан-Клод имел неосторожность выставить его в зале, и леди Соллуорт уже успела положить на него глаз. Поэтому, когда вы так и не приехали, я решил, что будет лучше, если я сам привезу его… впрочем, не важно. А где Ротуэлл? Что он сотворил с собой на этот раз?
– На этот раз? – выразительно переспросила Камилла.
Кембл криво улыбнулся.
– Ну, он ведь точно сам ищет смерти, – буркнул Кембл. – Очень надеюсь, миледи, что вам удастся выбить у него из головы эту дурь.
– Да, конечно, – мрачно кивнула она. – Можете на меня положиться.
Кембл уверенным шагом двинулся вверх по лестнице, словно бывал тут не раз.
Киран с трудом оторвал голову от подушки.
– Господи помилуй! – ахнул он. – Ты?
– Да, это я, – весело проговорил Кембл. – Только умоляю, постарайся сдержать радость, которую ты испытываешь при виде меня!
– Присаживайтесь, месье Кембл, – предложила Камилла.
Кембл покосился на Камиллу и сел на стул возле кровати.
– Видите ли, я предупреждал его, что этот самый клуб «Сатир» – просто грязная крысиная нора и бывать там опасно, а этот бедняга чуть не поселился там, и вдобавок он пьет и курит столько, что теперь лицо его выглядит так, словно пьяный каменотес пытался высечь его, держа нетвердой рукой молоток и стамеску.
– О Боже! – Ротуэлл закатил глаза. – Что за чушь ты мелешь? Ничего подобного ты не говорил!
Шутовская улыбка слетела с лица Кембла.
– Нет, мой дорогой, говорил, и ты прекрасно это знаешь, – бросил он, с упреком взглянув на барона. – Впрочем, если ты забыл, у меня отличная память. Тебе достаточно только сказать, и я тотчас тебе напомню.
– Еще одно слово – и я дам тебе такого пинка под зад, что ты мигом вылетишь за дверь!
– Что ж, рискну. – Кембл с невозмутимым видом закинул ногу на ногу.
Камилла обошла вокруг постели и пристроилась возле ног Кирана.
– Боюсь, Кембл, у моего мужа… как это сказать? Язва. Доктор считает, что это очень опасно, и теперь Ротуэллу предстоит провести в постели несколько недель подряд.
В этот момент один из лакеев внес в спальню тяжело нагруженный поднос.
– Прошу прощения, милорд, – вытянувшись в струнку, проговорил он. – Мисс Обельенна сказала: раз вы не спустились вниз, то она прикажет подать вам второй завтрак в спальню.
– Черт! – пробормотала Камилла себе под нос. – Пора сообщить мисс Обельенне, что у Кирана с этого дня будет совсем другая диета.
Киран жестом указал на пустой столик возле постели.
– Поставь это сюда, Рэндольф, – предложил он. – А мисс Обельенне мы ничего не скажем, чтобы она не обиделась.
– Что за дьявольскую приправу добавили в рыбу? – произнес Кембл. – От этого запаха у меня безумно чешется в носу.
– Наверное, что-то из того, что нам присылают из Вест-Индии. Видишь ли, Обельенна слишком увлекается разными пряностями.
Кембл скривился с таким видом, словно его сейчас стошнит.
– Погодите-ка! – Он ткнул пальцем в тарелку с лепешками из маниоки. – Собака ведь к ним не притрагивалась, так?
Киран покачал головой.
Мистер Кембл подмигнул Камилле.
– Собаки – на редкость умные создания, – с нажимом проговорил он, глядя ей в глаза. – А маниока, или касеава, как это растение называют на Островах, может стать отравой, если не знать, как ее правильно готовить.
– Месье, – Камилла покачала головой, – Обельенна очень осторожна с маниокой.
Кембл снова уселся на стул – теперь лицо его был о очень серьезным.
– Давно она у вас служит? – отрывисто спросил он, повернувшись к Ротуэллу. – И нет ли у нее, случайно, причин желать тебе зла – ну, кроме обид на твое вечное ворчание?
– О черт! – взорвался Ротуэлл. – Что за вздор ты несешь? Да этой женщине цены нет! У нее золотое сердце!
Но у мистера Кембла, как показалось Камилле, было иное мнение касательно темных сторон человеческой натуры.
– Не важно. – Мистер Кембл вдруг сорвался со стула. – Думаю, мне стоит побеседовать с Обельенной. Вы позволите, леди Ротуэлл?
Камилла покосилась на мужа.
– Да, конечно, – кивнула она. – Мне все равно нужно спуститься на кухню – поговорить с ней насчет диеты, которую предписал доктор Хислоп. Киран, я оставлю тебя ненадолго?
Они отыскали Обельенну на кухне – она гладила салфетки. Появление мистера Кембла было встречено подозрительно.
Камилла поспешно принялась объяснять, что за диету назначил барону доктор Хислоп. Это было воспринято с явным неудовольствием.
– Но на такой диете невозможно жить, мэм! – бурно запротестовала кухарка. – Все такое безвкусное! Никаких специй, никакой души!
– Вот в этом-то и проблема, мисс Обельенна. – Камилла твердо стояла на своем. – Я боюсь, доктор Хислоп высказался на этот счет достаточно ясно.
Обельенна с недовольным видом затолкала листок с диетой в карман фартука.
Камилла поблагодарила кухарку улыбкой.
– Месье Кембл умолял позволить ему задать вам несколько вопросов о маниоке, – проговорила она. – Может, вы будете так добры, расскажете ему, а заодно и покажете вашу знаменитую кладовую.
– Хорошо, месье. – Кухарка с видом королевы поднялась из-за стола.
– Ах, я так волнуюсь! Подумать только – своими глазами увидеть маниоку, которую привозят с Островов! – тараторил Кембл. – Это ведь такая редкость! А откуда вы ее берете?
– Мисс Ксантия распорядилась, чтобы мне регулярно ее доставляли – либо уже в виде муки, либо клубни в ящиках с влажной землей. – С этими словами кухарка повернула ключ в замке и, распахнув массивные двери красного дерева, с горделивым видом продемонстрировала им многочисленные полки. – Маниока на Островах – основной продукт питания. Замечательная вещь, только ни в коем случае нельзя есть ее сырой, – с глубокомысленным видом объяснила она.
Мистер Кембл с интересом разглядывал перепачканный в земле клубень.
– И как же вы ее готовите, миссис Трэммел? – осведомился он.
Кухарка пожала плечами.
– Зависит от того, сэр, в каком виде вы желаете есть маниоку. Но в любом случае необходимо удалить яд, который содержится в ней. Иногда ее варят, иногда заквашивают.
Кембл вернул ей клубень.
– А как узнать, когда маниоку можно без опаски употреблять в пищу? – полюбопытствовал он.
– Если она чуть-чуть горчит, значит, ее нельзя есть, – разволновавшись, объяснила кухарка.
– Ну что ж, теперь мне совершенно ясно, – закивал Кембл. – Спасибо, миссис Трэммел – вы так замечательно все объяснили.
– Мисс Обельенна, а почему бы вам не похвастаться мистеру Кемблу великолепной коллекцией душистых трав и специй? – желая задобрить кухарку, льстивым голосом проворковала Камилла. – В жизни своей ничего подобного не видела!
Мистер Кембл снова засиял как солнце.
– О да, конечно! – с энтузиазмом воскликнул он. – Умоляю вас, позвольте мне взглянуть на нее хоть одним глазком! Готов поспорить, корабли леди Нэш привозят вам всякие чудеса со всего света! О-о-о… кажется, я чувствую аромат шафрана… – Он блаженно закатил глаза. – И… о нет! Неужели у вас имеется даже тамаринд?!
Слегка оттаяв, кухарка принялась один за другим выдвигать крохотные ящички, перечисляя экзотические названия, которые Камилле уже доводилось слышать, и охотно позволяя мистеру Кемблу трогать и нюхать все, что он пожелает.
Вдруг мистер Кембл вздрогнул и напрягся, точно гончая, почуявшая дичь.
– Что это, миссис Трэммел? – резко спросил он, подозрительно принюхиваясь к странного вида корню. – Женьшень, если не ошибаюсь? Где вы его взяли? – Вся напускная восторженность мигом слетела с него. В голосе Кембла прорезалась сталь.
Обельенна слегка опешила.
– На рынке Ковент-Гарден, – словно оправдываясь, пролепетала она. – Там им торгует один китаец по имени Лин.
– А вам не случалось давать лорду Ротуэллу сырой женьшень, а, миссис Трэммел? – сурово осведомился он.
Обельенна вздернула подбородок и сразу стала как будто выше ростом.
– Да, конечно, – кивнула она. – Мистер Лин говорил, что от этого он станет сильнее – как мужчина, вы понимаете? Мой муж все время твердит, что хозяину нужен сын. И вот теперь у него появилась наконец жена. И я сразу же принялась искать женьшень. – Она сурово поджала губы.
– Как вы ему его даете, миссис Трэммел? – резко спросил он. – И как часто? Вспомните хорошенько!
Лицо Обельенны внезапно исказилось от страха.
– Я… я добавляю чуточку в маниоку. – испуганно забормотала она. – Щепотку, не больше, как корня имбиря. Щепотку туда, щепотку сюда. Всюду, куда добавляю пряности, которые отбивают его вкус.
Кембл и Камилла переглянулись.
– Женьшень в сыром виде безвреден для большинства людей, – негромко сказал он, – однако считается, что слишком большое количество его вызывает кровотечение…
Обельенна сдавленно ахнула и тут же испуганно прикрыла ладонью рот. Связка ключей со звоном покатилась по полу.
– Боже! – выдохнула она. – Кровотечение?! Я… это все из-за меня?!
– Нет, – твердо заявил Кембл. – Нет, вашей вины тут нет. Лорд Ротуэлл сам убивал себя, вернее, его убивали его же собственные пагубные привычки. Но когда у него начались кровотечения… о, тогда давать ему сырой женьшень было… м-м-м… не слишком правильно.
В конце концов Обельенна, обливаясь слезами, поклялась всеми святыми строго придерживаться предписаний доктора Хислопа и дала клятву, что ноги ее больше не будет в лавке мистера Лина.


Ротуэлл в полном одиночестве сидел в постели – поглаживая шелковистые уши Чин-Чина, он размышлял о том, что, похоже, в этот раз смерть прошла стороной. Бог свидетель, он уже ощущал ее зловонное дыхание на своей щеке. И опасность пока еще не миновала. Однако Хислоп считал, что Ротуэллу под силу справиться с его недугом – этой злобной тварью, вгрызавшейся в его внутренности. Хислоп подарил ему надежду.
И уж коли так, он, черт побери, сделает все, чтобы не упустить предоставленный ему шанс. Да, будь все проклято, он согласен сидеть на этой чертовой диете, согласен неделями покорно лежать в постели, он готов даже к тому, что ему придется безропотно смотреть, как его невероятно соблазнительная жена суетится вокруг него, зная, что ему нельзя и пальцем ее тронуть, – Бог свидетель, Ротуэлл догадывался, что за пытка его ждет. Но он поклялся, что сделает все, чтобы побороть болезнь и вновь вернуться к полноценной жизни, в которой больше не будет никаких запретов. Потому что теперь у него есть ради чего жить. У него и раньше это было, но почему-то только Камилла смогла заставить его это понять.
Закрыв глаза, он проклинал собственную глупость. За этот год он потерял чертову пропасть крови – больше, чем кто-то мог догадываться. Он превратил себя в развалину – ради чего? Теперь он сам этого не знал. Но он не такой дурак, чтобы упустить свой единственный шанс теперь, когда ему снова подарили надежду, – он намерен отчаянно цепляться за жизнь, и помоги ему Бог!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лиз

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Эпилог

Ваши комментарии
к роману Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лиз



мне понравился, легкий, отдыхающий,правда никаких особых эмоций не вызывает
Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лизарина
14.09.2012, 21.14





средненько.какой-то шаблонный сюжет только ради того чтобы продолжить серию. читать было просто скучно.
Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лизаля
16.11.2012, 16.14





если честно прочитала начало и конец, читать можно хотя и скучно.
Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лизроза
16.08.2013, 14.58





Дочитала только для того,чтобы узнать чем он болеет.Про негодяев с комплексами есть романы намного сильнее.Этот эмоций не вызвал.Скучный!И название не подходит.
Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл ЛизLera
9.03.2014, 17.44





Может гл. герои и не вызывают сильных эмоций, но вот образ матери гл. героини вызывает еще какие эмоции, я ее не понимаю и не одобряю, эгоистичная девица погналась за большой любовью, и получила по заслугам.
Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл ЛизТаня Д
10.12.2014, 11.59





Не шедевр, но прочитать можно.
Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл ЛизОльга К
25.09.2015, 23.55





в начале понравился, но конец какой-то не романтичный, мне не хватило признаний и объяснений любовных что ли....
Никогда не влюбляйся в повесу - Карлайл Лизольга п.
6.02.2016, 11.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100