Читать онлайн Никогда не обманывай герцога, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Никогда не обманывай герцога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Гейбриел смотрел, как большая грубая рука бабушки закрыла тяжелую крышку сундука, а потом почти с любовью погладила ее.
– Баббе, он кажется очень старым, – сказал Гейбриел.
– Старый, да. – Бабушка улыбнулась с какой-то тоской. – Когда твой дедушка приехал сюда молодым человеком, в этом сундуке было все, что он имел. А когда сундук лет десять назад отнесли наверх на чердак, я думала, что больше никогда его не увижу. Но жизнь преподносит нам сюрпризы, правда, тателлах?
Вошли двое слуг, по кивку бабушки перевязали сундук и, подняв его, понесли вниз по лестнице.
– Нам понравится в Хаундсдиче, Баббе? – спросил Гейбриел, глядя им вслед. – Это далеко отсюда?
– Недалеко, Гейбриел, – ответила бабушка, рукой взъерошив ему волосы. – И, думаю, нам там понравится, если мы этого захотим.
– Что это означает? Мне здесь нравится, Баббе. Мне нравится Финсбери-Серкус.
– Дедушка говорит, мы должны уехать как можно скорее. – И она опять грустно улыбнулась. – В этот дом въезжает новая семья, тателлах. Такова воля Божья.
– Я устал от его желаний. – Гейбриел сложил руки на узкой груди. – Когда-нибудь, Баббе, у меня будет свой собственный дом. И Бог не посмеет пожелать, чтобы он принадлежал кому-то другому. Никогда, больше никогда.


Меньше чем через неделю после его встречи с доктором Осборном, когда Гарет с Уотсоном склонились над одной из бухгалтерских книг имения, к ним в кабинет ворвался Терренс, второй конюх.
– Ваша светлость! Мистер Уотсон! – возбужденно затараторил он. – Экипаж!
– Какой экипаж, Терри? – рассеянно спросил управляющий имением.
– Громадный фаэтон с высокими козлами, сэр! Абсолютно черный! Он только что промчался через деревню – прямо через цесарок миссис Кори! Там все в перьях, сэр! До сих пор слышны ее вопли из сарая.
– Ты кого-нибудь узнал? – Выпрямившись у стола, управляющий нахмурил брови.
– Не знаю, кто он, – пожал плечами конюх, – но он только что обогнул холм на двух колесах и снес часть воротного столба. Он вот-вот будет здесь, если еще жив.
Бросив на стол карандаш, Гарет заторопился навстречу своему гостю. Не так уж много людей ездят с таким невероятным пренебрежением к собственной безопасности – не говоря уже о жизни несчастных цесарок.
К счастью, человек и животные выжили. Лорд Ротуэлл остановил свой фаэтон прямо у парадной лестницы Селсдона – на расстоянии дюйма от нее – и с изяществом спрыгнул вниз. Однако джентльмен на сиденье позади него был не столь темпераментным. Мистер Кембл, сняв свою модную касторовую шляпу, принялся обмахиваться ею.
– Ну вот, Ротуэлл! Если бы я испачкался на том последнем повороте, тебе пришлось бы заниматься стиркой.
– Дружище, я не могу даже выговорить слово «стирка», – последовал ответ.
– Добрый день, Ротуэлл. – Гарет с осторожностью приблизился к этой паре, словно там могло быть заряженное ружье. – Мистер Кембл, это настоящий сюрприз.
– Уверен, старина, мы добрались сюда из Лондона за рекордное время. – Обычно строго сжатые губы Ротуэлла растянулись в улыбке.
– Надеюсь, я здесь ни при чем, – сказал Гарет. – Не хочу, чтобы на моих руках была чья-то кровь.
– Ни капли, старина. – Ротуэлл немного погрустнел. – А что до этих курочек, то я свернул вовремя, а…
– Да, конечно, он свернул! – перебил его Кембл, стройный щеголеватый мужчина, осторожно выбиравшийся из фаэтона. – А затем ударился о столб ворот. В результате завтра у меня будут синяки.
– Будь осторожен, Ротуэлл, – серьезно посоветовал Гарет. – Ты же знаешь, цесарки – спутницы жизни.
– Они очень глупы, – упершись руками в бедра, буркнул Ротуэлл, осматривая лошадь. – Знаешь, Гарет, это было настоящее представление.
– Как здесь шеф-повар? – без всякого стеснения поинтересовался мистер Кембл, критически разглядывая фасад имения, окно за окном. – Он годится, или я должен подыскать вам другого?
– Вы очень любезны, Кембл, – иронически отозвался Гарет, – но я хочу, чтобы вы сначала занялись домом и помогли надлежащим образом оформить все бумаги.
– Великолепное замечание, – с явным сарказмом заметил Кембл и пошел вдоль фасада дома, не сводя глаз со второго этажа. – Могу сказать вам прямо сейчас, Ллойд, мне не нравятся те шторы, которые я вижу наверху. Вишневый бархат уже вышел из моды. Этот фасад выходит на юг? Нет, скорее на юго-запад, верно? Значит, вам здесь скорее всего подойдут зеленые шторы с золотистым оттенком. Я еще разок взгляну и дам ответ после обеда.
– Правда? До чего же вы любезны!
Появившийся в дверях Коггинз и стоявший позади него угрюмый лакей с некоторым неодобрением наблюдали за этой сценой.
– Может Меткафф уже взять их вещи? – робко спросил Коггинз.
– Пожалуй, да. Какого черта он здесь делает? – обратился Гарет к Ротуэллу, имея в виду Кембла, который, подойдя ближе к фасаду дома, просто не обращал на них никакого внимания.
– Я сделал, как ты просил, дружище, – ответил Ротуэлл, поднимаясь по ступенькам. – Привез тебе помощника. Так сказать, секретаря.
– Он совершенно не похож на секретаря, – прокомментировал Коггинз, высунув голову из дверей.
– Кого? – недоуменно переспросил Гарет, схватив Ротуэлла за локоть. – Секретаря? Я не просил тебя привозить секретаря. Я вообще не просил тебя привозить кого бы то ни было – даже тебя самого. Просто просил твоего совета. И я, между прочим, пытался объяснить, что мне необходим камердинер.
– Отлично, – заявил барон, – тогда он и есть камердинер. Гм… давай поговорим об этом позже, хорошо?
– Но кто же он тогда, – не скрывая презрения и раздражения, вступил в разговор Меткафф, – камердинер или секретарь?
– И то и другое, – бросил Кембл, который незаметно приблизился к ним. – Я готов выполнять любую работу – и вашу тоже, мистер Меткафф, если вы не уберете со своей физиономии эту самодовольную ухмылку.
– Но я должен знать, где его разместить! – запинаясь, обратился лакей к Коггинзу. – Наверху или внизу?
Гарет подчинился неизбежному, он уже проходил это вместе с Ксантией. Если Кембл поставил ногу на порог, а в голове у него созрела какая-то идея, то отделаться от него было совершенно невозможно.
– Наверху, – буркнул Гарет. – Он секретарь. Поселите его наверху.
– О Боже, нет! – запротестовал Кембл. – Только внизу, я хочу жить внизу, Меткафф.
– Но если вы будете служащим высшего ранга, то, думаю… – неуверенно начал Гарет, но Кембл остановил его, положив ему руку на локоть.
– В этом и заключается вся прелесть ситуации, ваша светлость, – легкомысленно объявил Кембл. – Вам больше не нужно ни о чем думать, я здесь для того, чтобы делать это за вас. Я пойду вниз, и покончим с этим. Давайте больше не будем тратить попусту бесценное время мистера Меткаффа. Пойду найду кабинет и налью себе чего-нибудь для успокоения нервов. Всего наилучшего.
– Чертовски рад тебя видеть, Ротуэлл, – сказал Гарет, после того как они вошли в дом и Меткафф унес вещи. – Но, честно признаюсь, я удивлен. Что тебя принесло?
– Грандиозно! – воскликнул барон и, оценивающе осмотрев просторный холл, остановил взгляд на Пуссене, висевшем слева от массивной мраморной полки над камином. – А-а, что меня принесло? Ну, я бы сказал, скука. Твое письмо было весьма интригующим, а кроме того, ты никогда прежде не просил моего совета. И эта твоя герцогиня…
– Нет-нет, она ничья герцогиня, – остановил его Гарет. – Она вдова моего кузена.
– А вдовы – хорошие штучки, – вполголоса заметил Ротуэлл. – Говоришь, она изысканная красавица?
– Даже не думай о ней, Киран, – предупредил Гарет довольно холодно. – Она не из таких женщин. Возвращайся в город и займись снова миссис Эмброуз, если тебе этого не хватает.
– Мне?.. – лукаво переспросил Ротуэлл, слегка приподняв черные брови. – Я приехал в провинцию исключительно ради глотка свежего воздуха и еще для того, чтобы посмотреть, какую интрижку завел тут мой старый друг. Но что меня интересует, Гарет, так это то, чего ищешь ты.
– Не понимаю, о чем ты.
– В твоем письме было что-то… – задумчиво начал Ротуэлл, качая головой, – между строк. Но увы, в этом я, к сожалению, не могу тебе помочь. С этими проблемами ты должен разобраться сам, а что касается других маленьких головоломок – теперь они под надежным контролем.
– Я благодарен тебе за то, что ты так внимательно отнесся к моим заботам, но все же не понимаю, зачем ты привез Кембла, – недовольно сказал Гарет, кивком указав в сторону кабинета. – Я же ему не нравлюсь.
– А меня он смертельно ненавидит, – сообщил Ротуэлл. – Но я попал в милость, и…
– Какую милость? – ошеломленно спросил Гарет. – Ты никогда в своей жизни никому не сделал одолжения.
– В милость Зи, – пожав плечами, признался Ротуэлл. – Кембл и его приятели в министерстве внутренних дел у нее в большом долгу – несколько месяцев назад ей удалось раскрыть дело, связанное с контрабандой оружия.
– Это тех французских контрабандистов? – не веря себе, уточнил Гарет. – Ей повезло, что Нэш ее не убил.
– Если ты не забыл, то выяснилось, что Нэш ни при чем, – напомнил Ротуэлл.
– Да, но тогда она этого не знала.
– Послушай, она прочитала твое письмо, старина, – остановившись на лестничной площадке, смущенно признался Ротуэлл, положив руку Гарету на плечо. – И сказала, что я должен привезти его сюда. Между прочим, у Кема большие подозрения, что ты сам убил своего дядю. Но ты же его не убивал, правда?
– У меня вообще нет никакого дяди. И я думал, что Зи на Адриатике.
– Просто небольшая отсрочка. – Ротуэлл по-отечески похлопал Гарета по спине. – Они вскоре отбудут. Думаю, тебе следует воспользоваться услугами Кембла, старина. Вероятно, здесь потребуется беспристрастное мнение.
– Мое мнение не предвзятое, – с излишней горячностью заявил Гарет.
– Вот как? – Черные брови снова приподнялись. – Ты в этом совершенно уверен, старина? Тебе не хочется узнать правду о своей хорошенькой вдове?
– Я знаю правду, – огрызнулся Гарет. – Единственное, чего я хочу, – восстановить ее честное имя, хотя вообще-то это не мое дело.
– Тогда почему не использовать Кембла для того, в чем он большой спец? – предложил Ротуэлл, оставив без внимания слова Гарета. – Возможно, он окажется полезным как слуга.
– Слуга? – Гарет недоуменно взглянул на друга. – Этот человек у меня в кабинете пьет мое бренди. И тебе он кажется похожим на слугу?


Действительно, Кембл с комфортом устроился в кабинете и, усевшись в коричневое кожаное кресло с подлокотниками, которое Гарет уже успел полюбить, не спеша, с наслаждением потягивал из бокала нечто, весьма похожее на коньяк. Этот человек определенно имел изысканный вкус, хороший нюх и умел ценить радости жизни.
– Превосходный выдержанный eau-de-vie,
type="note" l:href="#n_2">[2]
Ллойд, – произнес он, подняв бокал, когда Гарет и Ротуэлл вошли в кабинет. – Конечно, насколько коньяк может быть вообще хорошим. Моим нервам стало намного лучше.
– Наливай себе, Ротуэлл, – предложил другу Гарет, указывая на графин, – для меня еще слишком рано.
Но Ротуэлл тоже отказался. Он явно размышлял не о выпивке и развлечениях, а о каком-то необычайном происшествии.
Когда все уселись вокруг стола, Кембл начал задавать вопросы – целенаправленные, весьма специфические вопросы об Уорнеме, о его смерти и об имении вообще. Через некоторое время он встал и продолжил беседу, расхаживая по комнате. Ротуэлл на удивление серьезно воспринял проблемы Гарета и теперь внимательно следил за разговором. Честно говоря, Гарет был очень рад его приезду.
По прошествии часа, проведенного в такой обстановке, Гарет почувствовал себя уверенно и, расслабившись, смотрел, как Кембл ходит взад-вперед перед широкими окнами, выходящими в северную часть сада. Гарет уже смог оценить все выгоды плана Ротуэлла: Кембл будет его «глазами» и «ушами» в доме и в деревне, он сможет тесно общаться со слугами и собирать информацию, которой они никогда не стали бы делиться со своим работодателем. Теперь Гарет совершенно ясно понял, почему Кембл настаивал на том, чтобы расположиться внизу.
– Ваш покойный кузен производит впечатление крайне неприятного парня, – сообщил Кембл, остановившись и поставив бокал на край письменного стола Гарета. – Я понял, что довольно много людей могли желать ему смерти.
– И я в их числе, – откровенно признался Гарет.
– По-моему, лучше всего предоставить возможность Кемблу самому во всем разобраться, старина, – с несвойственной ему рассудительностью посоветовал Ротуэлл. – Я уж тут тебе не помощник, но я сделал одно чрезвычайно полезное дело – привез тебе Кембла.
– И я тебе очень благодарен, Киран. Но почему Ксантия считает это дело таким важным?
– Над головой твоей герцогини действительно нависли черные тучи? – немного помолчав, спросил Ротуэлл. – Или тебе это только кажется?
– Что ты имеешь в виду? – Гарет внимательно смотрел на друга.
– Мы с Ксантией взяли на себя смелость навести кое-какие справки в Лондоне, – пожав плечами, ответил барон. – Как ты знаешь, наша кузина Памела, леди Шарп, имеет большие связи.
– И?.. – Гарет наклонился вперед над столом.
– Памела говорит, что после смерти первого мужа герцогини распространились весьма неприятные слухи, – сдержанно сообщил Ротуэлл. – Говорили, что у нее своего рода психическое расстройство. А потом эта вторая смерть… гм… она ей, как ты понимаешь, тоже не принесла ничего хорошего, вот и все. Ходят всякие разговоры, и люди думают, что, быть может, герцогиня слегка тронулась умом.
– По-моему, эти домыслы – чистый абсурд. – Гарету удалось сохранить спокойный тон. – Женщина полностью в своем уме.
Гарет не стал упоминать ни о своем разговоре с доктором Осборном, ни о том, что произошло той грозовой ночью между ним и Антонией, ни о последующем странном поведении Антонии, хотя понимал, что следовало это сделать и не скрывать информацию, которая может представлять большую важность. Но он так ничего и не сказал, хотя это было неправильно.
– Мистер Кембл, мне хотелось бы, чтобы вы во всем разобрались. Однако на это потребуется не один-два дня. Вы можете на время оставить свои дела?
– У меня долг чести перед леди Нэш, – засопев, ответил Кембл с некоторой надменностью. – Думаю, Морис сможет пока последить за магазином. Кроме того, Ллойд, я понимаю, что вам просто необходима моя помощь. Если я не смогу восстановить честное имя вашей герцогини, то хоть сожгу эти темно-красные драпировки.
При этих словах Гарет рассмеялся, встал и предложил гостям пройтись по мастерским и конюшням. Бывший владелец плантации Ротуэлл обрадовался возможности увидеть новую молотилку, а Кембл заявил, что навоз вызывает у него крапивницу, и поспешно удалился.


Верный своему слову Кембл начал новую карьеру в качестве камердинера с большим энтузиазмом. Вернувшись в свои апартаменты, чтобы переодеться к обеду, Гарет обнаружил, что половина его вещей свалена в огромные кучи, некоторые предметы одежды лежат на стуле, а большая часть валяется на кровати. Кембл приветствовал Гарета на пороге гардеробной, через его руку была перекинута куртка для верховой езды – одна из любимых вещей Гарета. С подозрением взглянув на эту картину, Гарет прошел прямо к столу и налил два бокала бренди.
– Как долго вы можете отсутствовать в городе, Кембл? – поинтересовался Гарет, протягивая ему бокал.
– Столько, сколько потребуется, и ни секундой дольше, – ответил Кембл, быстро осушив бокал. – Ненавижу провинцию. И так как я уже лет десять не служил ни у кого камердинером…
– Вы хотите сказать, что на самом деле были камердинером?
– А вы думали, что это экспромт и я все придумал на ходу? – с любопытством взглянув на него и презрительно фыркнув, ответил Кембл. – Камердинерство – целая наука, Ллойд. Ее невозможно освоить в одно мгновение.
– Я просто очень удивился, узнав, что не все ваши профессии имеют сомнительную подоплеку, – ухмыльнулся Гарет.
– О, вероятно, всего одна или две. – Кембл взял коричневую куртку для верховой езды и хорошенько ее встряхнул. – На самом деле ваш гардероб не совсем безнадежен, Ллойд… ой, прошу прощения, ваша светлость. Забавно, но я никак не могу свыкнуться с вашим новым титулом.
– Я тоже, – буркнул Гарет.
– Вот, например, эта куртка для верховой езды, – продолжил Кембл. – Покрой изумительный и ткань приемлемая, однако цвет… – Замолчав, он взглянул на волосы Гарета. – Хотя, может быть, и подойдет. Вы похожи на стройного белокурого Адониса, к тому же хорошо загоревшего. Как говорит Морис, табак всегда подходит натуральным…
– Я не заядлый курильщик, – перебил его Гарет.
– …блондинам: табак – это цвет, ваша светлость. – И Кембл бросил на него испепеляющий взгляд.
– Вот как, а я думал, это исключительно порок.
– Кстати, о пороках. – Кембл бросил куртку в кучу на кровати. – Я видел, как ваш наглый слуга в лакейской тискал одну из посудомоек.
– Тискал? – Гарет почувствовал вспышку гнева. – Наверное, она сама этого хотела.
– По-моему, ужасно не хотела. А если не так, – задумчиво произнес Кембл, – то она прекрасно играла и достойна быть профессиональной актрисой в «Друри-Лейн». Он мне не нравится.
– И мне тоже.
– Могу я от него избавиться?
– И таким образом лишить меня этого удовольствия? Я не хочу, чтобы какой-то мерзавец издевался над теми, кто слабее его. Выясните, в чем дело.
– О, так вы серьезно. – Кембл удивленно поднял брови. – Тогда дайте мне несколько дней, чтобы заработать доверие других слуг, и я доберусь до истины.
– Да, сделайте это. – Опустившись в кресло, Гарет заставил себя успокоиться. – Кембл, объясните мне еще раз, почему вы приняли этот план Ксантии? – сменил он тему. – Что именно она вам сказала?
– О, дайте вспомнить. – Кембл провел указательным пальцем по щеке. – Приказ леди Нэш состоял из трех пунктов: во-первых, привести в порядок ваш гардероб, чтобы он соответствовал титулу герцога; во-вторых, узнать, кто убил вашего отвратительного дядю…
– Кузена.
– Не так важно, – отмахнулся Кембл. – И в-третьих, выяснить, действительно ли герцогиня заслуживает вашего внимания.
– Заслуживает ли… чего?
– Вашего внимания.
– И у Ксантии хватает наглости приписывать мне такие слова!
– Ей это не нужно делать. Вы читали письмо, которое написали, или выудили его из преисподней и просто бросили в утреннюю почту?
– Я, черт побери, помню, что было написано в письме! – рявкнул Гарет. – Там ничего не говорилось о том, что я безумно влюблен в герцогиню.
– Безумно влюблен? – Кембл прижал к груди кончики пальцев и драматически выпучил глаза. – О, звучит не слишком привлекательно. Но внимание – это нечто более простое, Ллойд, и ваша тревога за герцогиню четко обозначена в вашем письме. «Очаровательное хрупкое создание, которое тотчас же притягивает взгляды и симпатии всех». Уверен, вы написали именно так.
– Да, возможно. – Гарет подпер рукой подбородок. – Точно не помню.
– И уж так случилось, что я кое-что знаю о предмете… хм… вашего внимания.
– Вот как? – Гарет поднял голову. – Откуда?
Улыбнувшись, Кембл вернулся в гардеробную.
– В силу направленности своей работы, ваша светлость, я обязан знать такие вещи, – ответил он, обращаясь к стопке сложенных рубашек.
– Понятно. Тогда возникает еще один вопрос. Какова же на самом деле направленность вашей работы?
– О, – высунув голову из комнаты, Кембл дружелюбно улыбнулся, – я всего-навсего владелец небольшого магазина на Стрэнде, торговец антикварными вещами, картинами и произведениями искусства.
– Гм… так почему же мне в это никогда не верилось? – Гарет, прищурившись, взглянул на него.
– Не могу сказать. – Грациозным движением Кембл отправил на стул одну из рубашек. – Честно говоря, полиция тоже никогда не верила. Они убеждены в том, что я скупаю краденые произведения искусства.
– Чудесно. В свою первую неделю в Селсдоне я принимаю профессионального укрывателя краденого и полубезумного пьяницу. Впрочем, какое это имеет значение, верно? Вы сказали, что знаете кое-что о герцогине? Позвольте мне об этом узнать.
– Это просто некоторые детали ее прошлого. – Теперь Кембл перебирал чулки. – Никакой грязи… пока.
Гарет открыл было рот, собираясь запротестовать, но передумал.
– Продолжайте.
– Антония Ноттинг – второй ребенок графа Суинберна. – Продолжая рассказ, Кембл скатывал и раскатывал чулки Гарета. – У семьи куча денег. Отец Антонии недавно женился на какой-то поблекшей дебютантке, ничего собой не представляющей. Старший брат Антонии Джеймс, виконт Элбридж, – беспутный повеса и любимец букмекеров. Он проводил время в шумной опасной компании, в которую входил и будущий муж его сестры, Эрик, лорд Лембет – мелкий барон с большим самомнением. Они поженились, когда ей было всего семнадцать.
– Ну и ну, – язвительно заметил Гарет, – вы прямо «Дебретт» и скандальная газетенка с Ковент-Гарден одновременно.
– И все же вы жадно ловите каждое мое слово! – самодовольно усмехнулся Кембл и, просунув руку в один из чулок Гарета, отвел ее вправо. – Ах, пятка вытерта. – И бросил чулки на кровать.
Это были теплые шерстяные чулки, но Гарет не стал спорить, поскольку понимал, что результат не стоит борьбы.
– Мне, наверное, понадобится немного новой одежды? – с неохотой спросил он.
– Практически вся за небольшим исключением. – Кембл отбросил следующую пару.
– Интересно, могли бы вы убедить своего друга месье Жиру принять меня? «Жиру и Шено» лучше всех, но Ксантия говорит, они не принимают новых клиентов.
– Морис сделает все, что я попрошу. – Кембл понимающе улыбнулся. – Возможно, я поговорю с ним об этом, когда вернусь домой. Но вы должны доказать себе, что достойны его выдающегося таланта.
– Доказать себе? Каким образом? – удивился Гарет. – Знаете, забудем, что я сказал. Так что о лорде Лембете? Просто расскажите мне, что это был за человек.
– Умопомрачительный. Честно говоря, я плохо его знал. Его нет уже около трех лет, так что ваша герцогиня не могла быть слишком долго замужем за Уорнемом.
Да, совсем недолго, Гарет это подсчитал. Антония, по-видимому, вышла замуж за Уорнема, как только кончился ее траур, но в этом нет ничего плохого.
– Почему она вышла за него замуж? – отрывисто спросил он. – Я имею в виду лорда Лембета?
– О, это была страстная любовь! – Кембл залился смехом. – Она безумно любила лорда Лембета, и он ее тоже. У них было что-то общее.
– Вы жестокий человек, мистер Кембл, – усмехнулся Гарет.
– Нет, – он неопределенно махнул рукой, – я в роли Кассандры. Между прочим, Лембет оставил жену с двумя детьми в Хемпстеде и вереницу менее пристойных любовных партнерш в Сохо. Разве это не похоже на любовь?
– Не знаю. – Гарет задумался: а знает ли он сам, что такое любовь? – Как он умер?
– Как и жил, – пожав плечами, ответил Кембл. – Как многие мужчины. Я слышал, что его двуколка перевернулась от быстрой езды во время дождя, но произошло это в его загородном имении, так что подробности мне неизвестны – пока.
– Вы все время произносите это слово «пока» так, что меня пробирает дрожь. Думаю, я уже достаточно узнал.
– Что ж, хорошо, тогда я не стану рассказывать вам о том, кто убил вашего дядю.
– А его убили? – Гарет вскинул голову. – И вы знаете кто?
– Да, но еще не совсем, – улыбнулся в ответ Кембл. – Отвратительных людей ждет, как правило, и отвратительный конец.
– Я хочу, чтобы вы, Кембл, выяснили, что именно произошло. – Гарет в задумчивости отхлебнул бренди и после небольшой паузы добавил: – Выясните всю правду, но при этом не торопитесь, не гоните лошадей.
– Ваше желание для меня приказ, ваша светлость. – Кембл театрально отвесил низкий поклон. – Между прочим, я чувствую, что после поездки с лордом Ротуэллом у меня появились ужасные синяки. Пожалуй, завтра мне нужно будет проконсультироваться с врачом.
– Из-за синяков?
– Да. Я страшно чувствительный. Итак, скажите мне еще раз, как имя вашего деревенского доктора.


На следующий день после приезда новые постояльцы Селсдона дали понять, что намерены остаться до начала охотничьего сезона. Гарет понимал, что со стороны Ротуэлла это было желание не присутствовать при отъезде сестры, хотя он, видимо, и не отдавал себе в этом отчета. Просто так работали мысли барона, который пил два дня после свадьбы сестры. Понять мотивацию Джорджа Кембла было труднее, но, похоже, Ксантия просто заплатила ему кругленькую сумму, чтобы он выполнил ее распоряжение. Гарету, конечно, следовало возмутиться таким вторжением в его жизнь, но он был озабочен гораздо больше, чем представляла себе Ксантия. И кроме всего прочего, Ротуэлл был прав: Кембл мог принести реальную пользу.
После завтрака Кембл в кабинете просматривал корреспонденцию. В основном это были обычные письма с поздравлениями от людей, которых Гарет совершенно не знал, и с приглашениями от местной провинциальной аристократии. Гарет сомневался, что кто-то из этих людей искренне желал ему добра, и подозревал, что многие из них втайне испытывают ужас. В конечном счете, по слухам, он был просто-напросто убийца, еврей из рабочего класса, чье родство с покойным герцогом было весьма сомнительным. А что до аристократических семей, то такой невежа, безусловно, мог вызвать у них лишь отвращение.
В это утро Ротуэлл еще не встал и, очевидно, в ближайшее время не собирался этого делать. Не находя себе места, Гарет оделся для верховой езды и попросил, чтобы ему подготовили лошадь. Со времени своей первой встречи с Антонией он боялся момента, когда ему все-таки придется посетить Ноулвуд-Мэнор, а сейчас он вдруг заторопился туда. Прошлым вечером во время обеда, несмотря на присутствие гостей, он не мог отвести взгляда от Антонии. Его любопытство все возрастало, и при каждой случайной встрече его сердце подпрыгивало, как у влюбленного школяра. Гарет понимал, что чем скорее один из них покинет этот дом, тем легче станет им обоим.
По возвращении в Лондон следует подыскать себе любовницу, решил Гарет, развернул лошадь и, продолжая размышлять над этим, направился в сторону деревни. Пожалуй, он снова наведается к мадам Трюдо. Мадам Трюдо была популярной модисткой, утонченной и очаровательной, хотя уже и не первой молодости. Гарет провел в ее объятиях пару восхитительных вечеров. Она ценила его за то, что он мог ей дать, и не задавала лишних вопросов.
Возможно, теперь, когда он больше не привязан к Ксантии, ему удастся уговорить мадам на постоянные отношения? При этой мысли Гарет остановил лошадь… Он больше не привязан к Ксантии? Да, он чувствовал, что не привязан. Теперь Гарет думал о ней просто с нежностью и болью. Вероятно, ее замужество провело ту тонкую, но четкую границу, которую ему не следовало нарушать. С другой стороны, его отношение могло измениться и из-за чего-то более неприятного, но ему не хотелось об этом думать.
Его лошадь нетерпеливо перебирала ногами, и Гарет, тронувшись с места, направил ее на север, в сторону от деревни. Животное радостно помчалось вперед, отбрасывая комья земли и камни, и вскоре Гарет добрался до проезжей дороги. Поднявшись на холм, он обнаружил, что дорога на Ноулвуд-Мэнор в отличном состоянии.
Чего, к сожалению, нельзя было сказать о доме. Дом в Ноулвуд-Мэноре был причудливой трехэтажной постройкой с пышным парадным входом и двумя каменными башнями, от которых было мало пользы, а окружало его то, что когда-то было ухоженным декоративным парком. Дом был построен почти полтора столетия назад и с тех пор, по-видимому, только приходил в упадок. Гарет привязал лошадь в тени позади дома и вернулся обратно к каменным ступенькам, заросшим мхом и утопавшим в ежевике. Ключ, который дал ему Уотсон, вставился в замок, и Гарет, повернув его, открыл дверь и застыл, скованный необъяснимым страхом.
Последние дни, проведенные Гаретом в этом печальном старом доме, были самыми худшими во всей его жизни. Даже жестокость, которую ему приходилось терпеть от матросов «Святого Назарета», не шла ни в какое сравнение с испытанными здесь бедами. Заставив себя войти в дом, Гарет окинул взглядом холл, словно это была незнакомая земля, но в то же мгновение понял, что здесь почти ничего не изменилось. Конечно, запах сырости стал еще более тяжелым, но светло-желтые стены были теми же, только больше заросли плесенью. Даже старая деревянная скамья у дверей, плотно покрытая пылью, стояла на том же месте.
Заглянув в гостиную, Гарет увидел небрежно набросанные на мебель полотняные покрывала. Он мог различить диван, стулья и даже старый шезлонг с полукруглой спинкой. На стенах до сих пор висели рисунки растений, но рамы покоробились. Пейзаж над мраморным камином совсем выцвел, один его угол отстал от подрамника и странно топорщился.
Гарет подошел к столу для чтения, который так любила его бабушка, и, приподняв угол пыльного покрывала, увидел, что фарфоровая бонбоньерка так и стоит над отстающей инкрустацией, а внизу лежит бесформенная черная кучка. Окаменевший шоколад? Дохлая мышь? Все это вызывало отвращение, но теперь это место не имело над Гаретом власти. Войдя внутрь, он будто избавился от злого колдовства.
Гарет продолжал бродить по первому этажу, преследуемый эхом собственных шагов, раздававшихся в безжизненном доме. Вот библиотека со старыми деревянными полками; вот гостиная с большим затененным треснутым окном, изысканная столовая, отделанная розовым шелком, который прежде был красным, – исчезающие приметы давным-давно ушедшей жизни.
Местами Гарет ощущал, как старый пол под ним прогибается, и, стараясь держаться ближе к стенам, направился к лестнице. Понимая, что она тоже прогнила, он осторожно двинулся вдоль стены. Второй этаж был в несколько лучшем состоянии, потому что находился дальше от сырости. Здесь, в четырех спальнях, кровати накрыты с чуть большей аккуратностью, а их длинные тяжелые драпировки плотно обернуты полотном. Все кровати остались на своих обычных местах, и поверх матрацев лежал ровный слой пыли.
В комнате бабушки, однако, занавеси были сняты, и потоком вливавшееся в комнату дневное солнце делало ее похожей на жилую, да и запах сырости здесь был едва ощутим. Стоявший у окна бабушкин письменный стол остался ненакрытым, но Гарет подошел к бабушкиной кровати и откинул полотняное покрывало. Это была та самая кровать, куда он в первые месяцы своей жизни в Ноулвуд-Мэноре так часто приходил среди ночи, чтобы избавиться от страхов и затолкать своих демонов обратно в гардеробы. И сейчас его охватило внезапное чувство тоски и потери.
В своей прежней комнате, возле дубовой кровати под балдахином, Гарет на несколько мгновений снова превратился в девятилетнего мальчика и задрожал. В детстве этот неуклюжий балдахин пугал его. Плотный и темный, он зловеще нависал над головой и закрывал собой свет.
Продолжая бродить по дому, Гарет вдруг уловил какой-то звук. Наверное, мышь, решил он, но раздавшийся вслед пронзительный испуганный крик вовсе не был похож на мышиный писк, и Гарет бросился к лестнице. Антония обеими руками неуклюже ухватилась за перила, зацепившись черной амазонкой за верхнюю ступеньку.
– Не двигайтесь! – приказал он.
– Я и не могу! – вскрикнула она с перекошенным от ужаса лицом. – О, Гейбриел! Я провалилась и не могу высвободить ногу!
– Не двигайтесь, Антония, – повторил Гарет и, прижавшись спиной к стене, стал спускаться по лестнице. – Перенесите вес тела на перила, тогда мне будет проще освободить вас.
– Да, – уверенно кивнула она, широко раскрыв глаза.
Держась за перила у самой стены, Гарет быстро добрался до Антонии и, наклонившись над ней, взялся правой рукой за перила возле ее рук.
– Насколько провалилась ваша нога?
– Д-до колена. Почти.
– Держитесь крепко за поручень, – скомандовал Гарет, быстро оценив ситуацию, – я приподниму вашу юбку.
Ее изящная ножка полностью провалилась сквозь прогнившее дерево. Расщепленный кусок лестничной ступеньки, зацепившись за край ее сапога, удерживал Антонию на месте в неудобном положении. Внизу было так темно, что Гарет не мог различить нижние ступеньки. Неужели они уже обрушились? Проклятие!
– Ваша вторая нога стоит прочно? – спросил Гарет, стараясь не выдавать своего волнения.
Антония кивнула, закусив губу, и в этот момент где-то внизу раздался зловещий стонущий звук, а вслед за ним треск ломающегося дерева. О Господи, сейчас она провалится в подвал и он, по всей вероятности, вместе с ней, подумал Гарет.
– Не отпускайте перила, – спокойно произнес он. – Я вытащу эту расколовшуюся деревяшку, а затем перенесу вас, обхватив рукой за талию.
– А вы сможете? – нервно засмеявшись, спросила Антония. – Я, кажется, прибавила в весе несколько фунтов.
– Вы легче перышка, – ободряюще улыбнулся ей Гарет. – Посередине опоры и ступеньки сгнили.
– Ох! – тихо вскрикнула Антония.
На Гарете еще оставались перчатки для верховой езды, и эта счастливая случайность помогла ему легко вытащить расколовшийся кусок дерева. Гарет снял перчатку и обхватил Антонию за талию. Она не впала в панику, а перенесла свой вес на перила, чтобы ему было легче ее поднять. В нужный момент она отпустила поручень и обхватила Гарета руками за шею; от этого движения шляпа для верховой езды соскочила с ее головы и, кувыркаясь, покатилась по лестнице вниз. Гарет успешно перетащил Антонию и, прижимаясь к стене, осторожно пошел по лестнице.
– О, благодарю вас, – запинаясь, пролепетала Антония, когда Гарет опустил ее на ноги. – Это похоже на твердую землю!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз



Роман не очень. Она полоумная лунатичка, а судьбу гг- я даже в кошмарном сне представить страшно.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизКатя
27.03.2013, 9.10





Роман немного затянут .но читать можно
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизМария
30.03.2014, 15.18





Неудачный роман на мой взгляд. Вместо приятного чтива, сплошное грузилово... Героям сперва бы с психологом пообщатся несколько сеансов, а потом уже и роман начинать. Если Вам нравятся психологические травмы и долгие беседы по этому поводу, то думаю роман покажется интересным.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизЕлена
22.10.2014, 23.55





Я бы не сказала, что роман неудачный или не очень. Мне было интересно читать, было искренне жаль ггероев и хотелось для них счастья. Моя оценка 8,5
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизАнна
6.01.2015, 2.40





Я бы не сказала, что роман неудачный или не очень. Мне было интересно читать, было искренне жаль ггероев и хотелось для них счастья. Моя оценка 8,5
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизАнна
6.01.2015, 2.40





Книга понравилась, грустная.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизОльга К
23.09.2015, 21.13





Слишком много мёртвых детей! И вообще читая всю серию романов этого автора, замечаю, что и из романа в роман секс становится у автора какой-то навязчивой идеей...Тут ещё и ГГ гомики насиловали! Удивительно, что он вообще остался норм.человеком! Стальной еврейский мальчик))
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизНикта
11.12.2015, 15.13





Слишком много мёртвых детей! И вообще читая всю серию романов этого автора, замечаю, что и из романа в роман секс становится у автора какой-то навязчивой идеей...Тут ещё и ГГ гомики насиловали! Удивительно, что он вообще остался норм.человеком! Стальной еврейский мальчик))
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизНикта
11.12.2015, 15.13





"Быть может для правильного человека ты из кусочков будешь лучше, чем кто-либо другой, целый и совершенный?" - вот об этом роман.rnПрочитала роман...и....какая-то надежда появилась...что все будет хорошо.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лизалена
23.02.2016, 12.08





Klass +10
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизAnya
30.04.2016, 11.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100