Читать онлайн Никогда не обманывай герцога, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Никогда не обманывай герцога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Стоя поодаль, Гейбриел смотрел, как старшие мальчишки гоняли мяч по лужайке. Он и раньше видел их в Финсбери-Серкус, и ему мяч очень нравился – восхитительно круглый надутый шар, который прыгал по траве со скоростью молнии и издавал веселое «Чпок!», когда по нему били.
Заметив взгляд Гейбриела, самый младший из мальчишек поманил его пальцем, и Гейбриел, оглянувшись на клевавшего носом дедушку, побежал на траву.
– Нам нужен шестой, – сказал мальчишка, подкатывая ему мяч. – Ты умеешь бить?
– Умею, – кивнул Гейбриел.
– Оставь его, Уилл. – Самый старший оттолкнул приятеля локтем и забрал мяч. – Мы не играем с евреями.
У Гейбриела опустились руки.
Старший мальчик, ехидно посмеиваясь, побежал задом наперед по лужайке, выкрикивая на ходу:
– Ну что? Хочешь мяч? Хочешь его? Так вот… держи.
Он широко замахнулся и с силой ударил ногой по мячу. Мяч попал Гейбриелу прямо в живот, и у него перехватило дыхание. Как подкошенный он упал на траву, и в ушах застучало. А вокруг все смеялись. Сначала смеялся только один, затем к нему присоединился второй, потом третий, и в конце концов хохотали уже все мальчишки. Но окончательно униженным Гейбриел почувствовал себя, когда Зейде поднял его с травы.
– Паршивцы! – Дедушка погрозил мальчишкам кулаком. – Убирайтесь в свой Шордич, поросята!
Продолжая смеяться, мальчишки убежали, а Зейде начал отряхивать одежду Гейбриела.
– Гейбриел, что это ты выдумал?
– Мне… понравился их мяч.
– Ну и ну! Я же могу купить тебе мяч, – вздохнул дедушка.
– Но мне хочется с кем-то поиграть.
– Тогда имей дело с такими же, как ты. – Зейде крепко взял Гейбриела за руку и повел через лужайку к дому. – Они не хотят общаться с нами, Гейбриел. Когда ты это усвоишь, а?


В эту ночь жара спала и на Суррей как из ведра обрушился ливень. Лежа в кровати, Гарет прислушивался к завыванию ветра и монотонному шуму стекавшей по водосточным трубам воды. Уставший после дневного переезда и мыслей о долге, который теперь лежал на нем, Гарет сразу же погрузился в глубокий неспокойный сон. После полуночи он проснулся в холодном поту и понял, что запутался в простынях. Напуганный, он рывком сел, с трудом приходя в себя и не сразу поняв, где находится.
Селсдон-Корт. Он в Селсдоне. В коридоре, за дверью его комнаты, очень широкой и крепкой, – горящий светильник. Его кузен, слава тебе Господи, мертв. Здесь нет ни корабля, ни цепей, а только сон, липкий, как мокрый гниющий парус. Гарет ноздрями ощутил этот омерзительный запах вместе с запахом просмоленных канатов и тяжелый тошнотворным запахом немытых тел. «Святой Назарет»? О Господи! Гарет уже много месяцев не вспоминал об этой старой гнилой посудине.
До последнего момента Гарет не осознавал, что дрожит, и, стараясь успокоиться, провел трясущейся рукой по волосам. Господи, что бы это могло значить? Почему именно в эту ночь ему должна была присниться его юность?
Ничего, ровным счетом ничего. Он уже не ребенок и может сам защитить себя, но в эту минуту Гарету просто необходимо было выпить – да, хорошую порцию бренди, которое Ротуэлл считал незаменимым средством от всех болезней. Освободившись от простыней, он переместился на край кровати и вытер пот со лба. За окнами вспыхнула молния – одна, за ней другая, а через несколько секунд где-то вдалеке прогремел гром.
Гарет зажег лампу и, накинув халат, подошел к небольшому столику между окнами, на котором стояло бренди. Он налил себе один бокал, потом еще один и уже приготовивлся было налить третий, как его вдруг охватило беспокойство и он взглянул на стоявшие на камине часы. Половина третьего. Почему ему показалось, что он где-то в другой жизни?
Это было то самое место, и возвращение сюда пробудило в нем массу воспоминаний. Странно, но Гарет думал о Сириле и бабушке. Вся его детская жизнь была сплошным страданием, но Гарет не понимал, что такое настоящие страдания, пока не оказался на «Святом Назарете».
Одним большим глотком проглотив остаток бренди, Гарет почувствовал, как оно обожгло ему горло. Господи, Ротуэлл наверняка рассмеялся бы, если бы увидел его сейчас съежившимся в темноте.
У Гарета никогда не было склонности к выпивке. Он всегда считал, что эта дурная привычка характерна для людей голубой крови, для тех, кому не нужно вставать с рассветом, чтобы заработать себе на жизнь, то есть для той категории людей, к которой теперь он и сам принадлежал вдруг ясно осознал Гарет.
При этой мысли он вскочил со стула и беспокойно заметался по комнате. Его дедушка был прав: Гарету не подходит такая жизнь. Тогда как все это могло случиться? Некоторое время Гарет был погружен в водоворот мыслей и смутных воспоминаний и не мог сказать, что именно в конце концов отвлекло его от размышлений и почему, отдернув тяжелые шторы, он окинул взглядом лежащий внизу двор.
Селсдон-Корт первоначально возник как северная башня, которая потом, во времена Вильгельма II, превратилась в украшенный зубцами замок. Постепенно замок стал роскошным особняком; до сих пор сохранились многие оригинальные детали, в том числе и самые старые части дома – южная и восточная башни, соединенные высокой стеной. В мерцающем свете висящих на воротах фонарей Гарету были видны неясные очертания стены и грубые желтовато-коричневые камни кладки по ту сторону внутреннего двора. Со своего наблюдательного пункта, расположенного вверху, он мог разглядеть зубцы стены, но ее внутренняя часть при этом оставалась в тени.
Гарет взглянул на небо: дождь еще продолжал поливать, но уже не так яростно. Еще одна вспышка молнии, прорезавшая небо, осветила дом. Гарет снова перевел взгляд на стену, и тут ему показалось, что он заметил у башни… Движение? Свет? Пожалуй, то и другое, решил он. Последовала еще одна вспышка, более отдаленная, и на этот раз Гарет отчетливо увидел… женщину в белом.
Она шла в белой накидке словно привидение, воздев к небесам руки. Боже правый, она молила о смерти? Небо снова осветилось, окутав женщину бледным потусторонним светом. Казалось, она не обращала внимания на приближающуюся грозу, и Гарет, не осознавая, что собирается делать, надел тапочки.
Потом он, конечно, понял, что ему следовало позвать слуг, тогда его тапочки остались бы сухими и он не приобрел бы лишней заботы. Но под влиянием момента он сломя голову помчался по полукруглым коридорам и вверх-вниз по лестницам из одного крыла дома в другое, горячо молясь, чтобы Господь напомнил ему дорогу к выходу на стену. Неужели он забыл? Детьми они с Сирилом часто играли в башнях, сражаясь друг с другом на винтовых лестницах.
Она появилась перед Гаретом внезапно – закругленная деревянная дверь с коваными железными накладками, установленная под странным углом к стене. Распахнув ее, Гарет оказался в круглом зале башни. Лестница была как раз напротив, и он, поднявшись на половину пролета, увидел следующую дверь – узкую, дощатую, которая вела на стену. Но проклятая дверь оказалась запертой!
Мощным ударом плеча Гарет проложил себе дорогу, заставив дверь распахнуться в темноту на скрипящих петлях, и прямо напротив дверей увидел женщину, которая шла спиной к нему и, казалось, своим телом еще больше увеличивала напряженность в пространстве. Горизонт снова осветился, целиком озарив расположенную впереди восточную башню. Но Гарету не нужно было видеть лица женщины; он уже знал, кто она, – хотя, наверное, зная это с самого начала.
– Ваша светлость! – Его возгласа почти не было сльшно из-за рева дождя. – Антония! Стойте!
Но она не слышала Гарета. Он осторожно двинулся к ней, не обращая внимания на лужи. С намокшими от дождя светлыми волосами, свешивающимися до самой талии, она выглядела поразительно хрупкой и маленькой.
– Антония? – тихо повторил Гарет.
Когда же он дотронулся до ее плеча, женщина обернулась без всякой тревоги и посмотрела – нет, не на него, а сквозь него, и Гарету стало не по себе, особенно когда он увидел, что на ней нет ничего, кроме тонкой муслиновой ночной сорочки, которая теперь прилипла к потрясающе красивой груди.
– Антония, – тихо заговорил он, заставив себя перевести взгляд на ее лицо, – что вы здесь делаете?
– Беатрис… – забормотала она, не глядя на Гарета, – экипаж… слышите?
Она бросилась прочь, запустив руку в мокрые волосы, однако Гарет мягко, но решительно остановил ее, взяв за локоть.
– Кто такая Беатрис? – спросил он, стараясь перекрыть шум дождя.
– Все кончено, – хрипло проговорила Антония. – Это… это, должно быть, они?
– Антония, опомнитесь! Сегодня никто не придет.
– Дети, дети, – пробормотала она, с явным раздражением покачав головой. – Я должна подождать.
Герцогиня – лунатик! Или, быть может, немного сумасшедшая? Она, несомненно, не понимала, где находится, и Гарет почувствовал, что обязан во что бы то ни стало увести ее с этой стены, потому что молния может убить их обоих.
– Пойдемте внутрь, Антония. Я настаиваю. – Гарет потянул ее за руку.
– Нет! – в панике выкрикнула она. – Нет, я не могу уйти! – Она метнулась в сторону, вынудив Гарета крепко схватить ее за руку.
Антония сражалась с ним как маленькая ведьма, колотя обеими руками, царапая ногтями и стараясь высвободиться. Наконец ей все же это удалось, но на этот раз Гарет схватил ее в охапку и одной рукой крепко прижал к себе, стараясь не сделать ей больно, а она продолжала изо всех сил молотить его.
Тело Антонии оказалось маленьким, но на удивление сильным и к тому же – Боже, помоги ему! – очень соблазнительным. В течение, казалось, целой вечности Антония извивалась, вырывалась, наносила ему удары, а Гарет старался ее удержать, потому что все это происходило на высокой стене на фоне надвигающейся грозы, и ничто, кроме невысоких зубцов, не мешало им обоим кувырнуться через них и упасть на лежащие внизу скалы. Но в конце концов Гарету все же удалось своим телом прижать ее к стене башни.
– Стоп, Антония! – Она едва дышала, Гарет прижимал ее к себе, а дождь ручьями стекая по его лицу. – Ради Бога, стойте спокойно!
Антония начала плакать – вернее, это был раздирающий душу вой, и Гарету показалось, будто этот звук что-то разбудил у него внутри: это был ужас, разбивающий сердце Ужас. Когда у Антонии начали слабеть колени и ее обмякшее тело стало сползать вниз по стене, Гарет подхватил ее и положил ее голову себе на плечо, чтобы дать ей возможность выплакаться. Крепко держа Антонию другой рукой, он почувствовал, что женщина перестает сопротивляться, и, полностью прижав ее к себе, ощутил, как жизнь, сознание или что-то иное медленно возвращается к ней.
– Боже мой, Антония, – тихо прошептал Гарет в ее мокрые волосы, – вы до смерти меня напугали.
– Я… простите, – продолжая рыдать, ответила она. – Простите! О Господи!
– Послушайте, нужно уйти отсюда. Гроза снова приближается.
– О, не оставляйте меня! – всхлипывая, взмолилась Антония и, как утопающий, обхватила его руками за шею. – Я… просто не могу… – Она с новой силой зарыдала, издавая звуки, похожие на рев раненого зверя, и в душе Гарета что-то оборвалось. – Никто не придет, – пробормотала она сквозь слезы. – Простите, я… все перепутала.
– Все в порядке, дорогая. – Крепче обняв ее за талию и плечи, Гарет ощутил, как к нему прижимаются соблазнительные изгибы женского тела, которое оказалось восхитительно теплым, несмотря на дождь и остатки леденящего душу слепого страха. Господи, ну какая же он свинья… Голова Антонии снова лежала у него на плече, и женщина все еще продолжала рыдать так, словно ее сердце было готово разорваться. – Я вас не оставлю, – пообещал Гарет. – Пойдемте, Антония. Пойдемте в дом.
Не отпуская его шею, она в конце концов подняла голову и встретилась с ним взглядом. Ее глаза были переполнены эмоциями: страхом, страданием и чем-то еще, болезненно не дающим покоя, – каким-то предчувствием неотвратимого. Ее нижняя губа задрожала, и затем начало дрожать все тело, будто от безысходности и от того чувства, которое часто испытывает человек, счастливо избежавший грозившей ему опасности. Такое чувство подчас выливается в ненасытный голод и вызывает у человека желание ощутить себя по-настоящему, полностью живым.
Господи, но это же нелепо! И он настоящий негодяй. Дождь продолжал стекать по их лицам, ее дыхание все еще оставалось прерывистым, как у напуганного ребенка, но когда Антония полуопустила ресницы и едва заметно откинула голову, Гарет пошел на это – он поцеловал ее. И в это почти нереальное мгновение, когда вокруг поливал дождь, а вдали зловеще грохотал гром, Гарету показалось, что она хотела от него именно этого.
Он думал, что это будет нежный поцелуй, который успокоит и ободрит Антонию, – во всяком случае, так говорил себе Гарет, но когда она раскрыла навстречу ему рот, приглашая превратить поцелуи в нечто большее, согласился с ней и глубже скользнул языком в теплоту ее рта, как будто тоже лишился рассудка. Возможно, так и было. Гарет не целовал женщину с такой ненасытностью с тех пор, как… в общем, очень давно.
Он, конечно, понимал, что поступает неправильно, пользуясь своим преимуществом над эмоционально неуравновешенной женщиной, однако был не в силах себя остановить. И как мог он это сделать, если в ответ Антония с несдерживаемой горячностью целовала его, встав на цыпочки и прижавшись к нему грудью? Она пахла мылом, дождем и гарденией, ее намокшая ночная сорочка прилипла к телу, соблазнительно подчеркивая все его изгибы и не оставляя ничего для домысливания.
Закрыв глаза, Гарет положил руку на ее округлое бедро, убеждая себя, что это именно то, чего ей хочется. При его прикосновении Антония издала глухой горловой звук и прижалась бедрами к его бедрам. Да, она хотела этого. Но это безумие, безумие, которое неожиданно охватило и его.
Гарет забыл о дожде, который продолжал поливать их, забыл о том, что кто-нибудь из окон второго этажа может увидеть, что он делает, забыл, что их обоих в любой момент может убить молния. Он уже тяжело дышал, его мысли были заняты только тем, как привлечь ее еще ближе, прижать к себе, каким-то образом вобрать в себя.
Да, это было безумие, и Гарет смутно понимал, что оно пройдет, но когда Антония, подняв колено, погладила им внешнюю сторону его бедра, он это сделал – опустив руку под ее соблазнительно круглые ягодицы, он приподнял Антонию и осторожно слегка раздвинул ей ноги, чтобы его указательный палец мог пробраться глубже, несмотря на мокрый муслин ночной сорочки.
Ее рот был все еще приоткрыт навстречу его поцелую, но она затаила дыхание, а затем подняла ногу еще выше и в исступлении обхватила ею Гарета. Господи, о чем она просит?
– Антония, – прохрипел Гарет, чуть отстранившись от ее губ, – чего ты хочешь?
– Забыть обо всем, – прошептала она, подняв к нему лицо. – Вот так. Я хочу почувствовать… что-то еще.
– Пойдем со мной в дом.
– Нет! – В ее глазах вспыхнула тревога. – Нет, сейчас.
– Антония, – его губы заскользили вниз по ее щеке, горячо касаясь кожи, – я не думаю…
– Нет! – выкрикнула она. – Мы… мы не должны думать. Я хочу только чувствовать.
Она снова поцеловала Гарета – страстно и с лихорадочным возбуждением. Это была колдунья, загадочная, зовущая к себе сирена. О да, Антония была великолепно знакома с искусством обольщения, но в этот момент Гарет заставил себя не задумываться о том, где она приобрела эти познания.
В лихорадке страсти и безумия он поднял и прижал Антонию к стене башни. Теперь ее нога уже полностью обвивала его талию, а теплые руки и медовые уста вели себя излишне раскованно. Гарет не думал ни о грозе, ни о молнии, ни о невероятности того, что он собирался сделать. Антония была воплощением желания, и кровь застучала у него в висках и начала пульсировать в его мужском естестве, с готовностью поднявшемся под скудным ночным бельем.
Проскользнув к нему в рот, нежный теплый язык Антонии, нападая и отступая, затеял с его языком танец безумного желания. Побуждаемый непреодолимой потребностью, Гарет одной рукой скомкал мокрую ночную сорочку Антонии и задрал ее вверх. Антония не сопротивлялась, а, наоборот, изо всех сил вцепилась в его ночной халат. Гарет понимал, чего она хочет. Он распахнул халат и почувствовал, как их теплые тела соприкоснулись сквозь путаницу муслина и льна. Больше ждать он не мог.
– Твоя вторая нога, – прохрипел он. – Обхвати ею… обхвати… да, мою талию. – Он поднял Антонию на руки и, прижав спиной к башне, широко раздвинул ей ноги. – Ты действительно хочешь этого? – потребовал он ответа.
– Да. – Ее голос звенел от возбуждения. – Я хочу тебя. Безумно хочу. Не останавливайся.
Гарет еще раз поцеловал Антонию, и его пенис скользнул в гостеприимные складки теплой нежной женской плоти. Прижимая ее тело к себе, Гарет поднял Антонию еще выше и вошел в нее.
– А-ах!
В темноте Гарет почувствовал, насколько она потрясена.
– Антония. – Гарет зажмурился, молясь, чтобы не потерять контроль над собой. – О Господи, я не могу… я не…
– Нет, – поспешно перебила она, – не думай ни о чем. Только не останавливайся.
Гарет снова погрузился в нее, прижав к себе ее бедра, и это было все, что он мог сделать, чтобы контролировать свои движения и не овладеть ею как грубое животное, а Антония долго протяжно выдохнула, как бы подтверждая свое желание. Вокруг них стучал дождь, а в отдалении звучали раскаты грома. Гарет снова поднял ее и погрузился глубже, а затем, собрав остатки разума, каким-то образом высвободил одну руку и осторожно просунул ее между их телами. Антония вскрикнула от неожиданности, и ее возглас сказал Гарету больше, чем бесстыдное поведение. Найдя ее клитор, восхитительно твердый под его пальцами, Гарет нежно стал гладить его, и Антония, откинув голову назад на каменную стену, опять затаила дыхание.
Снова войдя в нее, Гарет смотрел, как дождь стекает вниз по ее стройной лебединой шее. Антония с трудом сглотнула и застонала, и Гарет почувствовал, что не нужно ничего говорить и делать, чтобы не нарушить охватившего их возбуждения и почти невероятности того, что происходило с ними. Страсть, вспыхнувшая между ними, была очевидна. Никогда еще Гарет не чувствовал такого необузданного, такого отчаянного желания овладеть женщиной – ее телом и душой. Глубоко погрузившись, его пенис пульсировал от тепла и притока крови. Все его тело кричало, требуя облегчения, и Гарет двигался все интенсивнее, а их тела уже были скользкими от дождя и пота.
Антония часто и отрывисто дышала. Вспыхнувшая на горизонте молния осветила ее лицо – оно было обращено к небесам с выражением исступленного восторга. Ее пальцы впились в плечи Гарета, она громко вскрикнула, встретившись с ним взглядом, и приняла свою погибель.
В изнеможении откинув назад голову, Гарет отстранялся, а потом снова и снова глубоко погружался в ее трепещущее лоно, пока наконец его семя не выплеснулось внутри ее мощной волной греховного наслаждения. Полностью выдохшиеся, они под дождем прижимались друг к другу. Антония руками и ногами обнимала Гарета, и их тела еще продолжали содрогаться. На некоторое время Гарет выбросил из головы все мысли и предался чувствам. Сквозь мокрую одежду он чувствовал тепло ее нежного тела, ощущал, как расслабилось ее лоно вокруг его мужской плоти, чувствовал ее нежное дыхание на своем ухе, а затем внезапно остро испытал безотчетный стыд за то, что только что сделал.
Антония все еще прижималась спиной к стене башни. «К каменной стене, – неожиданно пришло Гарету в голову. – Должно быть, это неприятно».
Они оба, словно по обоюдному согласию, не отпускали друг друга. Антония долго ничего не говорила, а потом медленно начала скользить вниз по нему, пока ее ноги не коснулись мокрого каменного пола. Она опустила голову, и Гарет бережно поправил ее мокрую одежду, ощущая, как его собственный мокрый халат прилипает к ногам.
К этому времени дождь ослабел и гроза ушла.
Гарет заглянув в глаза Антонии и увидел снова вернувшееся к ней выражение отрешенности. Боже правый, что они натворили? Содеянное вызывало у него тревогу, и даже то, что он остался анонимным соблазнителем, больше не казалось ему правильным.
– Антония, – прошептал он, – Антония, я хочу, чтобы ты произнесла мое имя. – Скорее почувствовав в темноте, а не увидев скользнувшую по ее лицу слабую улыбку, Гарет взял ее за плечи, как будто собирался встряхнуть. – Антония, кто я?
Внезапно внутри башни возник неяркий трепещущий свет, снизу послышалось эхо шагов, и Антония повернулась, словно намереваясь уйти, но Гарет схватил ее за локоть.
– Мое имя, – повторил он. – Я просто хочу услышать его из твоих уст.
– Гейбриел, – оглянувшись, шепнула она. – Ты… архангел Гавриил.
Гарет отпустил ее.
Гейбриел. Это не его имя. Уже давно не его.
– Миледи? – послышался с лестницы крик горничной. – Вы там, ваша светлость?
Антония проскользнула в открытый проем башни и скрылась в темноте винтовой лестницы. Теперь она в безопасности.
А чего же он ожидал? Гарет повернулся и быстро пошел к противоположному концу стены. Холодные капли моросящего дождя падали ему на лицо. Его тапочки и одежда промокли, и Гарет почувствовал, что замерз. Но все страдания и физические неудобства не могли избавить его от одного страшного вопроса: что же он наделал?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз



Роман не очень. Она полоумная лунатичка, а судьбу гг- я даже в кошмарном сне представить страшно.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизКатя
27.03.2013, 9.10





Роман немного затянут .но читать можно
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизМария
30.03.2014, 15.18





Неудачный роман на мой взгляд. Вместо приятного чтива, сплошное грузилово... Героям сперва бы с психологом пообщатся несколько сеансов, а потом уже и роман начинать. Если Вам нравятся психологические травмы и долгие беседы по этому поводу, то думаю роман покажется интересным.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизЕлена
22.10.2014, 23.55





Я бы не сказала, что роман неудачный или не очень. Мне было интересно читать, было искренне жаль ггероев и хотелось для них счастья. Моя оценка 8,5
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизАнна
6.01.2015, 2.40





Я бы не сказала, что роман неудачный или не очень. Мне было интересно читать, было искренне жаль ггероев и хотелось для них счастья. Моя оценка 8,5
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизАнна
6.01.2015, 2.40





Книга понравилась, грустная.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизОльга К
23.09.2015, 21.13





Слишком много мёртвых детей! И вообще читая всю серию романов этого автора, замечаю, что и из романа в роман секс становится у автора какой-то навязчивой идеей...Тут ещё и ГГ гомики насиловали! Удивительно, что он вообще остался норм.человеком! Стальной еврейский мальчик))
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизНикта
11.12.2015, 15.13





Слишком много мёртвых детей! И вообще читая всю серию романов этого автора, замечаю, что и из романа в роман секс становится у автора какой-то навязчивой идеей...Тут ещё и ГГ гомики насиловали! Удивительно, что он вообще остался норм.человеком! Стальной еврейский мальчик))
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизНикта
11.12.2015, 15.13





"Быть может для правильного человека ты из кусочков будешь лучше, чем кто-либо другой, целый и совершенный?" - вот об этом роман.rnПрочитала роман...и....какая-то надежда появилась...что все будет хорошо.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лизалена
23.02.2016, 12.08





Klass +10
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизAnya
30.04.2016, 11.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100