Читать онлайн Никогда не обманывай герцога, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Никогда не обманывай герцога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Гейбриел в страхе прижимался ухом к замочной скважине. Зейде плакал. Но мужчинам не полагалось плакать, и Зейде сам так говорил по меньшей мере раз в неделю.
– Пропало, Рейчел, все пропало! – всхлипывал он. – О-о ужас! Тысяча проклятий на их голову!
– Н-но они английские джентльмены, – прошептала бабушка. – Они должны заплатить. Обязаны.
– Что, из Франции? – с горечью в голосе откликнулся дедушка. – Пойми, Рейчел, их нет. Они разорены. Мы лишились всего – и боюсь, даже дома.
– Нет! – задохнулась бабушка. – О, только не моего дома! Малахия, прошу тебя!
– Неплатежеспособные не могут жить в Финсбери-Серкус, Рейчел. Нам лучше всего снова снять лачугу в Хаундсдиче.
– А майор Вентнор? – спросила бабушка. – Не сможет ли он помочь нам?
– Помочь! Помочь! Рейчел, здесь никто не поможет!
– Но я напишу ему, хорошо? Он пришлет нам денег.
Гейбриел услышал, как она идет к своему небольшому письменному столу каштанового дерева.
– Что, из офицерского жалованья? – Голос Зейде теперь напоминал глухой стон. – Нет, Рейчел, нет. Такова воля Божья. Все кончено.


Остановившись перед дверью утренней гостиной Селсдон-Корта, Гарет пригладил рукой еще влажные волосы. В другой руке он держал документы, которыми снабдил его Кавендиш. Большинство из них он еще не прочитал. С момента неожиданного визита поверенного прошло не более двух дней, но Гарет уже устал изображать из себя того, кем, на самом деле не был. Он не стремился к этой встрече, но с неприятным делом необходимо покончить без промедления, потому что иначе он не сможет двигаться дальше… А куда, Гарет пока плохо себе представлял.
Решительно постучав в дверь, он вошел в гостиную.
Комната была залита неярким послеполуденным светом, игравшим на золотистой обивке и светлой мебели кремового цвета. У широких раздвижных окон стояла женщина и смотрела в сад. На ней было элегантное платье пурпурного цвета, такого темного, что оно казалось черным, а в волосы, сияющие золотым светом, были искусно вплетены узкие черные ленты. Тонкая черная шаль, соскользнув с плеч, повисла у нее на локтях. Создавалось впечатление, что женщина очень хороша собой. Но пока она не соизволила ни повернуться, ни дать хоть какой-нибудь знак, что ощущает его присутствие, – пример проявления королевского высокомерия. Но вообще Гарет и рассчитывал на нечто подобное.
– Добрый день, – произнес он громко и отрывисто.
Женщина повернулась и испуганно раскрыла глаза. Быть может, она действительно не слышала, как он вошел? Нет, не похоже.
– Я Уорнем, – холодно представился Гарет. – А вы кто такая?
Женщина присела в грациозном и таком глубоком реверансе, что едва не коснулась лбом пола.
– Я Антония, – ответила она, спокойно выпрямляясь. – Позвольте, ваша светлость, приветствовать вас в Селсдон-Корте.
– Антония?..
– Антония, герцогиня Уорнем. – Она склонила голову набок.
Мгновенно все поняв, Гарет слегка смутился. Герцогиня. Господи, он полный идиот!
– Вы… вы были второй женой Уорнема?
Женщина, едва улыбнувшись, слегка скривила губы, что выражало и понимание, и некоторую горечь.
– Четвертой, насколько мне известно, – тихо ответила она. – Покойный герцог был настойчив.
– Боже правый, настойчив в чем? В том, чтобы убить себя?
Герцогиня отвела взгляд, и Гарет мгновенно все понял. Когда умер Сирил, Уорнем процветал, и ему отчаянно нужен был наследник, который заменил бы мальчика-кузена. Последнего герцог не просто не любил, а ненавидел всеми фибрами своей души, и чтобы получить двойную гарантию того, что тот не станет наследником, Уорнем избавился от него, очень надеясь на то, что парнишка не выживет и никогда больше не увидит Англию. Но он выжил.
А эта женщина… Боже правый, она была еще прекраснее, чем ему показалось на первый взгляд. Похоже, что она была очень молода – ей чуть больше тридцати, решил Гарет. Она настолько молода, что вполне могла подарить ребенка озлобленному старому человеку. Но если у нее и есть дети от Уорнема, то только дочери, иначе Гарет не стоял бы сейчас на этом месте и она не смотрела бы дипломатично в сад, словно разделяя его смущение. Пропади пропадом ее сочувствие – Гарет в нем не нуждался.
– Позвольте мне выразить вам соболезнование в связи с тяжелой утратой, – быстро произнес он. – Как известно, мы с кузеном не общались, поэтому я не знаю…
– Я ничего не знаю о личных делах мужа, – поспешила перебить его герцогиня, – и вам нет необходимости сейчас рассказывать мне о них.
– Прошу прощения?
– Наш брак был коротким, ваша светлость, – ответил она, с явным раздражением взглянув на Гарета. – И он был устроен… с единственной целью. Уорнема не интересовали мои личные дела, а меня – его.
Она предельно ясно дала ему понять, что разговор окончен. Это было похоже на удар пиратским клинком – она все обрубила. Несколько мгновений Гарет почти тупо смотрел на женщину, которая показалась ему неразрешимой головоломкой: на вид хрупкая, как китайский фарфор, но в то же время холодная, бессердечная и надменная.
– Скажите мне, мадам, – наконец снова заговорил Гарет, – есть в этом доме кто-нибудь, кто не хочет отправить меня ко всем чертям? Неужели все настроены против меня?
– Могу сказать, что не имею ни малейшего представления об этом. – Она удивленно подняла изящно очерченные брови. – Но я, ваша светлость, не желаю вам ничего дурного. Я просто хочу продолжать жить своей жизнью – такой, какая она есть. Я хочу… собственной свободы. Вот и все.
– Свободы? – эхом повторил он. – Да, понимаю, я заставил вас ждать.
– Это судьба заставила меня ждать, – поправила его герцогиня. – И если говорить об ожидании, ваша светлость, могу я попросить вас о том, чтобы вы оказали милость и больше не унижали слуг, заставляя их стоять под дождем? У миссис Масбери слабые легкие.
– Поверьте, мне совершенно ни к чему помпезные церемониалы. – Гарет нахмурился. – Должно быть, это Коггинзу пришло в голову их выстроить.
– Но вы же их не распустили. – Она слегка вздернула подбородок.
– А что я должен был сделать? – огрызнулся Гарет. – Просто пройти мимо них? Такое поведение было бы для них оскорбительным, мадам. Это подразумевало бы, что их работа для меня ничего не значит. И если бы вы, мадам, когда-нибудь были наемным работником, то понимали бы, что подобное отношение может нанести жестокий удар.
– Простите меня, – тихо сказала герцогиня, и слабый румянец, который еще сохранялся на ее щеках, совсем пропал, а на лице отразилось неподдельное чувство вины. – Я перебиваю вас.
– Нет, вы не правы, – резко произнес Гарет. – Мы говорим не по очереди. Вы можете говорить, когда хотите и где хотите. И пока мы с вами спорим, мадам, позвольте мне отдать еще одно распоряжение: вы должны немедленно вернуться в свои апартаменты в южном крыле.
– Думаю, вряд ли это пристойно, ваша светлость. – Она побледнела.
– Пристойно? – повторил Гарет, слегка обескураженный. – О Господи! Я займу другую комнату.
– Но я все равно не уверена в том, что это правильно. – Ее смущение перешло в замешательство.
– На ваше мнение по этому поводу я не стану обращать внимание, – заявил он.
– Боже мой, но вы же все-таки кузен Уорнема, разве не так? – тихо возразила герцогиня.
– Да, и, к сожалению, другого у него не было, – бросил Гарет.
– И что это означает? – Она с любопытством, но без возмущения взглянула на него.
– Не важно. Простите меня. – Гарет отрывисто кашлянул и внезапно смутился, осознав, что он до сих пор не предложил даме сесть. Но в конце концов, это же его дом, а не ее, и она это тоже понимала. Жестом он указал герцогине на стоявшие у окна кресла. – Я вижу, вам очень нравится вид на парк, – с легкой иронией заметил Гарет. – Наша беседа началась немного неловко, но я прошу вас, присаживайтесь.
Герцогиня восприняла его предложение как приказ, хотя и высказанный в мягкой форме. Напряженно выпрямив спину под пурпурным шелком, снова повернулась к окнам, а потом села с видом королевы и расправила юбки.
Заставив себя отвести от нее взгляд, Гарет смотрел на изумительный вид под окнами, на зеленое пространство аккуратно подстриженного самшита, на посыпанные мелким гравием дорожки, которые, несомненно, каждое утро расчищали скребком, и на величественный фонтан, выбрасывающий в воздух струи воды почти на десять футов. «Рыбий фонтан» – называли его Сирил и Гарет, потому что вода извергалась из ртов мифических созданий, окружавших скульптурную фигуру Тритона. Мальчишками в теплые летние дни они очень любили резвиться в фонтане.
Нахлынувшие воспоминания снова напомнили Гарету о том, что все это должно было принадлежать Сирилу. Он был рожден для этого, его готовили к этому. Его, а не Гарета, которому даже в самых диких снах это не могло присниться.
Он сел в кресло напротив герцогини и заставил себя снова взглянуть на нее. На этот раз у него странно перехватило дыхание. Что за ерунда! Он не знал эту женщину, и она, очевидно, тоже не имела никакого желания знакомиться с ним.
– Какие у вас планы на будущее, мадам? – сдержанно задал вопрос Гарет. – И чем я могу помочь вам?
– У меня пока нет никаких реальных планов, – ответила она. – Мистер Кавендиш сказал, что мне не следует строить планы, не заручившись вашей поддержкой.
– Поддержкой? – Гарет нервно постучал о бедро краем папки. – Быть может, моего совета или, так сказать, пожелания? Вы же обладаете всеми правами вдовы, разве не так?
– Мне причитается одна двадцатая часть дохода от владений герцога, – ответила она. – Я не буду голодать.
– Одна двадцатая? – Гарет в изумлении смотрел на герцогиню. – Господи, что заставило вас согласиться на такое?
– Вы, должно быть, действительно отсутствовали много лет, ваша светлость, – тихо сказала она, снова слегка приподняв мягкие дуги бровей. – В Англии все еще патриархальный строй.
Разумеется, она была права. Гарет просто привык к независимости Ксантии, но большинство женщин не имели права самостоятельно строить свою жизнь.
– Брачные соглашения заключал мой отец, – продолжала герцогиня. – А я ничего о них не знала до тех пор, пока после похорон мужа не пришел поверенный. Кавендиш должен был передать вам копию. Но даже одна двадцатая дохода от Селсдон-Корта вполне может обеспечить спокойную жизнь экономной семьи из десяти человек. Как я уже сказала, ваша светлость, я не буду голодать.
– Ваш отец поступил глупо – похоже, он слишком торопился выдать вас замуж, – сделал вывод Гарет, перебирая бумаги в папке. – По гражданскому английскому праву вы получили бы одну треть, не так ли? – Не дождавшись ответа, Гарет взглянул на герцогиню. Она стала совсем бледной, на лице появилось болезненное выражение, и Гарету мгновенно стало стыдно. – Прошу прощения, – извинился он, – мое замечание неуместно при вашем горе.
Но герцогиня не была убита горем, она выглядела… подавленной. Постепенно к ней вернулся румянец, и она, расправив плечи, сказала:
– Этот брак обсуждался со всех сторон, ваша светлость. Мой отец считал, что я должна быть благодарна Уорнему за его предложение, так как у меня не было никаких перспектив.
– Вот как, никаких перспектив? – пробормотал Гарет. Что за ерунду она плетет! Герцогиня принадлежала к числу тех женщин, которые не без основания могли считать, что мужчины всегда будут у их ног.
– О, не беспокойтесь обо мне, ваша светлость, – сухо ответила она.
– Как вдовствующая герцогиня, мадам, вы должны иметь право остаться в своем доме, – кашлянув, продолжил Гарет. – Никто не может настаивать на том, чтобы вы покинули этот дом. Я буду приезжать сюда нечасто, так что вряд ли мы будем тут путаться друг у друга под ногами. – Гарет заметил, как ее плечи чуть-чуть расслабились, а на лице отразилось нечто похожее на облегчение.
– Спасибо, – сдавленно сказала герцогиня. – Я… благодарна вам, ваша светлость, но не совсем уверена, что…
– Что хотите остаться здесь? – подсказал он. – Да, это место, несмотря на все его великолепие, похоже на мавзолей. А ваш отец? Быть может, вы переедете к нему?
– Нет, – торопливо ответила она, – он… сейчас путешествует.
Что-то в ее словах удержало Гарета от продолжения разговора на эту тему, и он спросил:
– У вас есть дети, мадам? Быть может, дочь?
Ее взгляд на секунду метнулся к нему, и Гарет увидел в глазах герцогини что-то мучительное и кровоточащее.
– Нет, ваша светлость, – едва слышно ответила она, – у меня нет детей.
Господи, существовала ли какая-нибудь безболезненная тема для разговора с этой женщиной?
– Что советует вам делать Кавендиш?
– Он считает, что мне следует перебраться в Ноулвуд-Мэнор – там вдовий дом – и вести скромную жизнь вдали от любопытных глаз. – Сцепив руки в замок, она положила их на колени. – Он уверен, что в сложившейся ситуации это будет… лучше всего.
Вдовий дом? Гарет внутренне сжался, но внешне не подал виду.
– По-моему, вы еще слишком молоды, чтобы жить затворницей, если только сами этого не пожелаете. Прошу простить меня за неосведомленность, но разве у нас нет дома в городе?
– На Брутон-стрит, – кивнула она, – но он сдан.
– Тогда я откажу наемщикам, – предложил Гарет.
– Вы очень добры, – заметила герцогиня, – но я не могу вернуться в Лондон. И не уверена, что светская жизнь пойдет мне на пользу.
А Гарет был уверен. Она молода и умопомрачительно красива, и впереди у нее целая жизнь. Хотя у нее и не слишком большой доход, она благодаря своей красоте, несомненно, могла бы удачно выйти замуж, но после того, как стихнут пересуды по поводу смерти Уорнема. Конечно, если не существует чего-то такого, о чем она умалчивает.
Быть может, у нее скандальное прошлое? В задумчивости Гарет взглянул на герцогиню. Нет. Похоже, что она больше страдает от клеветы, которую нелегко опровергнуть. Утихнут ли когда-нибудь эти сплетни? Возможно, не скоро, потому что прошло всего около года, как умер Уорнем. Общество быстро подхватывает сплетни, но медленно их забывает. Ну что ж, каждому приходится нести свой крест, так ведь? Ее прошлое его не касается. Впрочем, как и его прошлое не касается ее, решил Гарет.
Он быстро перелистал бумаги, чтобы проверить, существуют ли какие-нибудь сведения о сдаче внаем дома на Брутон-стрит, но ничего не нашел и снова взглянул на герцогиню:
– Что ж, думаю, мадам, нет необходимости решать все в спешке. Вы можете спокойно сколько пожелаете продолжать жить в Селсдон-Корте, но если предпочтете Ноулвуд-Мэнор… мы можем это обсудить.
– Мне говорили, что он в ужасающем состоянии, – ответила она, опустив взгляд на ковер. – Кавендиш говорит, что потребуются огромные средства, чтобы привести его в порядок. Насколько я знаю, он был заброшен много лет назад.
– Это правда. – Гарет почувствовал, что у него сводит скулы. – Знаете, я жил там, будучи мальчишкой, и уже тогда он был ветхим и насквозь прогнившим.
– Я… не знала… – Она вскинула голову, а потом запнулась. – Хотя, конечно, слышала, что вы жили здесь…
– Я никогда здесь не жил, – перебил ее Гарет, – то есть никогда не жил в этом доме.
– О-о! – Герцогиня отвела взгляд. – А я никогда не была в Ноулвуд-Мэноре.
– Там не на что смотреть, – резко прервал ее Гарет. – И сейчас дом, безусловно, непригоден для жилья. Еще двадцать лет назад его крыша протекала, а полы сгнили. Там нет никакого дренажа, и в подвале настолько сыро, что ведущая вниз лестница сплошь покрыта плесенью.
При этих словах герцогиня сделала гримасу, сморщила нос и сразу стала похожа на девочку, а у Гарета возникло необъяснимое желание рассмеяться – не над ней, а вместе с ней. На секунду он забыл о холодных и безрадостных ночах, которые ему довелось провести в том мрачном старом доме, и о том, что было потом.
– Честно говоря, издали он выглядит очень мило, – как бы извиняясь, сказала герцогиня. – Он напоминает небольшой сказочный замок.
– Наверное, из-за башенок. – Гарет заставил себя улыбнуться. – Снаружи они выглядят весьма романтично. Но если вы действительно хотите там жить – независимо от того, чего хочет Кавендиш, – то можно сделать необходимый ремонт. Имущество следует поддерживать в хорошем состоянии, и я не сомневаюсь, что замок этого заслуживает.
– Ваша светлость, теперь вы, разумеется, один из самых богатых людей Англии. – Она внезапно побледнела. – Конечно, я вовсе не хочу сказать, что до этого вы не были богатым. Не стану делать вид, что не знаю ваше положение… – Герцогиня покраснела.
– Интересно, какие страшные сказки рассказывал oбо мне этот старый пройдоха Кавендиш? – проворчал Гарет. – Что я жулик из темного переулка, или вор-карманник, или, быть может, гробокопатель? – Он улыбнулся. – Я уже начинаю сожалеть, что не являюсь ни тем ни другим. Я бы с удовольствием наблюдал, как он, зажав нос платком, бегает взад-вперед по докам. – На мгновение Гарету показалось, что герцогиня может засмеяться, и он поймал себя на том, что очень хочет услышать ее смех. – Ну что ж… – Отложив папку в сторону, он уперся руками в бедра, словно собираясь встать, и задумчиво произнес: – Пожалуй, на данный момент все. В котором часу здесь подают обед?
– В половине седьмого. Но сегодня понедельник, ваша светлость. – И в ее больших глазах отразился испуг.
– Понедельник?
– Обычно по понедельникам сэр Перси и леди Ингем обедают в Селсдоне, – ответила герцогиня. – И еще, как правило, доктор Осборн, приходский священник с женой, но сейчас они отдыхают в Брайтоне. Вас это не смущает?
– Конечно, смущает, – ответил Гарет. – Я бы тоже предпочел отдыхать в Брайтоне.
– Я имела в виду присутствие доктора Осборна, – уточнила герцогиня, снова едва заметно улыбнувшись. – Он наш деревенский доктор из Лоуер-Аддингтона. А сэр Перси и его жена – просто замечательные люди. В это ужасное время они все были со мной.
– Тогда буду рад познакомиться с ними, – вставая, ответил Гарет, а про себя решил, что ему повезло и не придет-ся снова целый час быть наедине с этой дамой.
Со сдержанной улыбкой Гарет подал руку герцогине, чти бы помочь встать с кресла. У дверей герцогиня задержалась и повернулась к нему с тем же тревожным выражением лица.
– Ваша светлость?
– Да?
– Я понимаю, для вас это первый день в Селсдоне, – ее взгляд был устремлен куда-то вдаль, поверх его плеча, – но вы все равно… услышите сплетни, это вопрос времени.
– Сплетни? – Он с горечью усмехнулся, – Я бы сказал, что Селсдон кишмя кишит сплетнями. О чем именно вы говорите?
– Кое-кто убежден, что смерть моего мужа не была несчастным случаем, – тихо ответила герцогиня и снова посмотрела на него с той же болью в глазах. – Ходят разговоры о том, что я не была счастлива в браке.
От слов, столь эмоционально вырвавшихся из уст герцогиня, у Гарета по спине побежали мурашки.
– Вы хотите сказать, что вас открыто обвиняли?
– Обвиняли? – Она грустно улыбнулась. – О нет, это было бы слишком. Гораздо проще очернить меня перешептываниями и намеками.
– А вы убили его? – Гарет взглянул ей прямо в глаза.
– Нет, ваша светлость, – мягко ответила она, – я его не убивала. Но дело сделано.
– Я по себе знаю, какую безжалостную, разрушительную силу могут нести сплетни, – сдержанно произнес Гарет. – В таком случае, полагаю, всему этому следует уделить ровно столько внимания, сколько оно заслуживает, – то есть никакого.
Гарет ушел, оставив герцогиню у дверей, но он не был уверен в том, что высказал правильное суждение. Ему казалось, что в герцогине есть что-то странное и немного таинственное – в ее глазах затаенный испуг. Но чтобы она была убийцей? Гарет был твердо уверен в том, что она не может быть убийцей, хотя объяснить, на чем основана эта уверенность, не мог.
К сожалению, в ее мире, то есть в светском обществе, слухи такого рода могут человека погубить. Пожалуй, Гарет начинал понимать, почему герцогиня готова спрятаться в старом уединенном обветшалом доме, но не возвращаться туда, где можно заново построить собственную жизнь.
Но какое ему до всего этого дело? Он приехал сюда лишь для того, чтобы осмотреть имение и удостовериться в том, что оно приносит доход. Он здесь не для того, чтобы спасать мир или даже его маленький уютный уголок, принадлежащий герцогине.


– Вы вернулись! – воскликнула Нелли, дожидавшаяся Антонию у дверей спальни, словно полагала, что ее хозяйка будет съедена заживо. – Ну, какой он, мадам?
– Высокомерный, – грустно улыбнулась Антония и бросила на кровать черную шаль. – А теперь уложи мои вещи, Нелли. Мы переезжаем…
– О, мадам! – запричитала горничная. – У него, наверное, нет сердца! Правда!
– …обратно в герцогские покои, – закончила Антония.
Нелли открыла рот от изумления, а через секунду воскликнула:
– Слава Богу! Значит, обратно в ваши прежние апартаменты? Могу сказать, с его стороны это правильно и вполне заслуживает уважения.
Ничего не сказав, Антония прошла к окну. Было очевидно, что Нелли жаждала услышать об этой встрече больше, но Антония, отдернув прозрачную гардину, молча смотрела вниз, на посыпанный гравием двор.
Что же произошло с ней только что в утренней гостиной? Антония почувствовала какую-то непонятную, странную убежденность в том, что она встрепенулась… Было ощущение, будто ее встряхнули и внутри у нее что-то пробудилось.
На самом деле Антония могла предположить, что новый герцог Уорнем ей не понравится, хотя вообще-то это ее мало заботило. С самого первого момента он показался ей властным и высокомерным – и он действительно был таким. В хорошо подогнанном по фигуре сюртуке и облегающих бриджах он выглядел аристократом до мозга костей. Его золотистые глаза словно сверлили ее, его подбородок казался ей слишком упрямым, нос – орлиным, а густая львиная грива чересчур пышной. И в какой-то момент Антония вдруг осознала, что почти готова наброситься на него. Hо на нее это было совсем не похоже. Уже давно для нее в этой жизни не было ничего такого, за что стоило бы сражаться. Или все же существовало?
А эта вспышка гнева? Откуда она взялась? Антония уже очень давно ни на кого не повышала голос. Но что-то в герцоге возмутило ее. Этот мужчина держался очень самоуверенно и был явно доволен своей новой ролью, но к концу встречи, к ее несказанному удивлению, стал почти добрым. Антонии показалось, что он поверил ей.
Она предполагала, что новый герцог окажется невежественным, плохо воспитанным грубияном, который с разинутым ртом будет обозревать легко доставшееся ему богатство. Но он оказался совсем другим.
– Да, Нелли, новый герцог сказал все, что подобает, – в конце концов ответила Антония. – Я не думаю, что он добрый человек, но, наверное, справедливый.
– Вы сказали, он высокомерный? – Нелли легонько дотронулась до локтя Антонии.
– Да… – Антония не знала, как объяснить свои слова. – Быть может, Нелли, в его жилах на самом деле течет благородная кровь? Думаю, этот человек мог стать повелителем, даже если он воспитывался в коровнике.
– Но, мадам, мы же на самом деле не знаем, где он воспитывался, – заметила Нелли. – По слухам, он убил своего маленького кузена и разбил сердце старому герцогу – правда, я сомневаюсь, что оно у старика было.
– Нелли, так нельзя, – мягко пожурила ее Антония. – Между прочим, он говорит, что действительно жил в Ноулвуд-Мэноре. Ты когда-нибудь об этом слышала?
– Нет, мадам. – Горничная снова взялась складывать чулки. – Я только слышала, что он воспитывался здесь.
– Но это не одно и то же, верно? Скажи мне, Нелли, что говорят слуги внизу?
– Большинство из них словно онемели, – призналась горничная. – Правда, кое-кто говорит, что новый герцог не пожалел времени, чтобы познакомиться с каждым, когда начал поливать дождь, а некоторые положительно отзываются о его манере понятно говорить. Но есть парочка таких, что не собираются работать на выскочку из… ну да не важно. – Нелли пожала плечами.
– Да, безусловно, не важно. – Антония искоса взглянула на горничную.
– По словам Меткаффа, ходят слухи о том, что новый хозяин имеет какое-то отношение к смерти старого герцога, мадам.
– Это все россказни Меткаффа, – возразила Антония. – Болтливый язык – орудие сатаны, Нелли. И не забывай, что, пока не будет другой версии, считается, что именно я совершила этот подлый поступок.
– Никто в это не верит, мадам, – сказала Нелли, но Антония понимала, что горничная так говорит по доброте душевной. – Между прочим, Меткафф кое-что затевает.
– Правда? – недоверчиво переспросила Антония. – И что же он намеревается сделать?
– Не могу сказать точно, мадам, но он подстрекает нескольких человек уйти вместе с ним.
– Тогда они все умрут с голоду. В Лондоне люди уже остаются без еды, а эта сырость окончательно погубит урожай. Они должны быть довольны тем, что у них есть работа.
– Прошу извинить меня, мадам, – после недолгого молчания заговорила Нелли, – но вы хорошо себя чувствуете?
– Да, Нелли, великолепно. – Антония отвернулась от окна. – А почему ты спрашиваешь?
– Вы как-то странно рассуждаете, мадам, – ответила Нелли, приподняв одно плечо. – И цвет лица… Впрочем, не важно. Если с вами все в порядке…
– Все замечательно.
– Тогда я должна уложить вещи.
– Да, спасибо тебе. – Антония снова перевела взгляд на окно. – Но, пожалуйста, сначала приготовь мне платье для обеда.
– Какое вы хотите, мадам? – спросила Нелли, открывая гардеробную.
– На твой выбор, – ответила Антония, глядя не во двор, а на свое чуть заметное отражение в стекле.
Нелли права: Антония была не похожа на саму себя. Она порозовела и вообще с трудом себя узнавала.
– Нелли, – резко добавила она, – выбери что-нибудь поярче. Может быть, синее жаккардовое? Как ты думаешь, не слишком ли рано?
– Безусловно, нет, мадам. – Достав платье, Нелли как следует встряхнула его. – Прибыл новый герцог, и ваш долг радушно принять его.
– Да, Нелли, думаю, ты права. – Антония машинально подняла руку и слегка коснулась незнакомки в стекле. – Это мой долг, верно?


В этот вечер Гарет встречал своих гостей с некоторым страхом и облегчением. После знакомства с герцогиней Уорнем у него не было уверенности в том, что ему снова захочется остаться с ней наедине. Внешне женщина была очень милой, но походила на тяжелый десерт, который хочется разбавить чем-нибудь легким – например холодным кофе.
На эту роль подошел сэр Перси Ингем. Если герцогиня была шоколадным печеньем со сливками, то сэр Перси – некрепким чаем. Гарету было интересно узнать, что семья Ингем относительно недавно обосновалась в Лоуер-Аддингтоне, потому что он уже устал от шепота за спиной. Нельзя сказать, что сэр Перси и его жена были выше этого, но по крайней мере Гарет этих людей не знал раньше. Те же достоинства Гарет нашел и в докторе. Мартин Осборн, которому на вид было лет сорок, обладал изысканными манерами.
И еще Гарет с удовольствием обнаружил, что в Селсдоне прекрасный шеф-повар. Он с удовлетворением смотрел на обеденный стол, когда после третьей смены блюд подали изумительный фруктовый торт и мороженое.
– Позвольте мне, ваша светлость, еще раз сказать, что мне очень приятно обедать с вами в этот самый первый ваш вечер в Селсдоне, – торжественно произнес доктор Осборн. – Вы великодушно решили продолжить нашу скромную традицию, и это приятно.
– Безусловно, очень великодушны, – поддержал его сэр Перси, выбирая на блюде кусок торта. – Как, ваша светлость, в целом прошел ваш первый день здесь?
– Как сказал преподобный Ричард Хукер? «Даже изменения от плохого к хорошему не проходят без волнения». – Гарет кивнул лакею, разносившему вина, и тот, наклонившись, наполнил его бокал.
– Именно так! Именно так! – Сэр Перси был несколько удивлен. – Вы, случайно, не читали шедевр Хукера «Законы церковного устройства»? Это одно из любимейших произведений приходского священника.
– Читал, – с некоторой опаской ответил Гарет, подумав, не скрывается ли за словами баронета еще какая-нибудь колкость или, что хуже, прощупывающий вопрос. К счастью, его ответ остался без внимания и Гарет расслабился.
– Быть может, ваша светлость, эти изменения показались вам неприятными? – прочирикала леди Ингем. – Но я, честное слово, не могу найти в Селсдон-Корте ничего такого, что мне не нравилось бы.
– Дорогая, ты неправильно поняла его мысль, – заметил ей муж.
– Дело не в том, что мне что-то не нравится, мадам, – спокойно солгал Гарет. – Просто я обеспокоен тем, что мне пришлось срочно оставить свои дела в Лондоне.
– Но у вас, несомненно, есть клерки? – ослепительно улыбнулась леди Ингем.
– У нас дюжина клерков, мадам, но они не берут на себя ответственность, – пояснил Гарет, ощутив внезапную непомерную усталость. Эти люди были очень любезны, но плохо представляли себе реальную жизнь. – А мой основной партнер по бизнесу только что обвенчался. И она…
– Она? – Леди Ингем ухватилась за возможность посплетничать. – Расскажите о вашем деловом партнере. Кто она?
У Гарета было огромное желание сказать, что он имеет половину доли в последнем исправительном доме миссис Беркли. Но это был бы тот непристойный ответ, которого дама, очевидно, ожидала, поэтому Гарет удержался и пояснил:
– Мой партнер – маркиза Нэш. Мы равноправные партнеры в «Невилл шиппинг».
Герцогиня ничего не сказала, однако Гарет заметил, что она от изумления широко раскрыла глаза.
– «Невилл шиппинг», – пробормотал доктор. – У вас есть контора на Уоппинг-хай-стрит? Мне кажется, я ее видел.
– Во время одной из ваших поездок в Лондон, наверное? – нарушила молчание герцогиня.
– Да, я помню, что видел вывеску, – признался Осборн. – Я пользуюсь аптекой возле Уоппинг-Уолл. До чего же мир тесен.
– Ну, надеюсь, не так уж тесен. Если он будет уменьшаться, то «Невилл шиппинг» скоро может оказаться не удел, – пошутил Гарет.
– Но, ваша светлость, вы, конечно, не собираетесь продолжать свою деятельность? – В тоне миссис Ингем прозвучала легкая укоризна, и Гарет почувствовал, что его терпению пришел конец.
– А почему нет? – вызывающе спросил он. – Прилежная работа никогда не приносила человеку ничего плохого, а часто, наоборот, только хорошее.
– Именно так! Именно так! – снова воскликнул сэр Перси.
– Существует призвание, леди Ингем, и увлеченность. – Доктор наклонился вперед, стараясь подчеркнуть значение своих слов. – Быть может, для герцога эта работа – увлечение?
Взглянув через стол, застеленный белоснежной скатертью, на герцогиню, Гарет заметил, что она пристально смотрит на него, как будто ждет ответа.
– Сначала это была необходимость, которая затем превратилась в увлеченность. Быть может, оставим эту тему? – предложил он.
Спустя некоторое время, когда с десертом было покончено, подали портвейн. Мужчины не стали долго засиживаться, но когда они вышли к дамам в гостиную, леди Ингем уже подавали накидку.
– Я слышала гром, – робко сказала она. – Думаю, Перси, нужно побыстрее идти.
– Жена не любит грозы, – пояснил сэр Перси, взглянув на Гарета.
– Ее светлость тоже, – тихо добавил Осборн.
Герцогиня, расправлявшая воротник на накидке леди Ингем, застыла. Она не взглянула ни на кого, даже на доктора, но Осборн, поняв, что допустил оплошность, залепетал что-то о погоде вообще.
– Осборн, мы можем завезти вас в деревню, – предложил сэр Перси. – Боюсь, жена не ошиблась насчет дождя.
– Нет, благодарю вас, – отказался Осборн. – Я взял с собой зонт.
Гарет проводил Ингемов до дверей, а герцогиня осталась в комнате. Когда через несколько секунд Гарет подходил к гостиной, он увидел, что Осборн стоит почти у самой двери и, слегка сжимая в ладонях руки герцогини, пристально смотрит ей в глаза.
– И немного снотворного… – тихо говорил он. – Обещайте мне, Антония, что не забудете об этом.
Она закусила пухлую нижнюю губу, и у Гарета внутри что-то перевернулось.
– Оно мне очень не нравится, – помолчав, ответила герцогиня. – После снотворного я чувствую себя неважно.
– Антония, вы должны обещать мне, – настаивал доктор, поднимая ее руки, словно собирался поцеловать их. – Оно вам необходимо. Вы же знаете, что вам может быть нехорошо во время грозы.
– Да, я подумаю. – Она потупилась, опустив темные ресницы.
Отрывисто кашлянув, Гарет вошел в комнату, и собеседники отстранились друг от друга как заговорщики. Герцогиня медленно пошла к остывшему камину, растирая предплечья, как будто ей было холодно, а доктор Осборн начал благодарить Гарета за обед.
Когда, проводив доктора, Гарет вернулся, то с некоторой радостью обнаружил, что герцогиня уже ушла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз



Роман не очень. Она полоумная лунатичка, а судьбу гг- я даже в кошмарном сне представить страшно.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизКатя
27.03.2013, 9.10





Роман немного затянут .но читать можно
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизМария
30.03.2014, 15.18





Неудачный роман на мой взгляд. Вместо приятного чтива, сплошное грузилово... Героям сперва бы с психологом пообщатся несколько сеансов, а потом уже и роман начинать. Если Вам нравятся психологические травмы и долгие беседы по этому поводу, то думаю роман покажется интересным.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизЕлена
22.10.2014, 23.55





Я бы не сказала, что роман неудачный или не очень. Мне было интересно читать, было искренне жаль ггероев и хотелось для них счастья. Моя оценка 8,5
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизАнна
6.01.2015, 2.40





Я бы не сказала, что роман неудачный или не очень. Мне было интересно читать, было искренне жаль ггероев и хотелось для них счастья. Моя оценка 8,5
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизАнна
6.01.2015, 2.40





Книга понравилась, грустная.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизОльга К
23.09.2015, 21.13





Слишком много мёртвых детей! И вообще читая всю серию романов этого автора, замечаю, что и из романа в роман секс становится у автора какой-то навязчивой идеей...Тут ещё и ГГ гомики насиловали! Удивительно, что он вообще остался норм.человеком! Стальной еврейский мальчик))
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизНикта
11.12.2015, 15.13





Слишком много мёртвых детей! И вообще читая всю серию романов этого автора, замечаю, что и из романа в роман секс становится у автора какой-то навязчивой идеей...Тут ещё и ГГ гомики насиловали! Удивительно, что он вообще остался норм.человеком! Стальной еврейский мальчик))
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизНикта
11.12.2015, 15.13





"Быть может для правильного человека ты из кусочков будешь лучше, чем кто-либо другой, целый и совершенный?" - вот об этом роман.rnПрочитала роман...и....какая-то надежда появилась...что все будет хорошо.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лизалена
23.02.2016, 12.08





Klass +10
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизAnya
30.04.2016, 11.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100