Читать онлайн Никогда не обманывай герцога, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Никогда не обманывай герцога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Гейбриел шел в темноте по палубе, одной рукой нащупывая дорогу, а в другой неся оловянный поднос. Уже не в первый раз у него свело желудок, и он старался подавить тошноту. Капитанская каюта была немного впереди, и он найдя дверь, вошел.
Капитан Ларчмонт сидел за столом с картой, широко расставив ноги и поглаживал усы. Услышав, что дверь открылась, он поднял голову.
– Это мой чай, щенок? – прогремел он.
– Д-да, сэр, – прошептал Гейбриел. – С п-печеньем.
– Тогда поставь его, – приказал капитан. – Да не туда, черт возьми. Вот сюда.
Гейбриел с трепетом подошел к столу, быстро поставил поднос и попятился.
– А ты хороший, – усмехнувшись, пробурчал капитан, взглянув на Гейбриела. – Иди сюда.
Гейбриел приблизился на дюйм.
– Я сказал: иди сюда, черт тебя побери! – Ларчмонт так стукнул по столу огромным кулаком, что подпрыгнула чайная ложка.
Когда Гейбриел выполнил приказание, Ларчмонт, обхватив его рукой за талию, зажал между коленями.
– О, да ты белокурый и симпатичный, как девушка. – Капитан намотал на грязный мозолистый палец завиток светлых волос Гейбриела. – Скажи мне, парень, команда очень груба с тобой?
Гейбриел зажмурился и почувствовал, что у него выкатилась слеза, а Ларчмонт рассмеялся:
– Пожалуй, мне стоит держать тебя при себе. – Он косточками пальцев погладил Гейбриела по щеке. – Что скажешь на это? Настоящая постель? Немного больше еды? Никаких грубых, грязных матросов, постоянно хватающих тебя за задницу? Неплохо, да?
– Д-да, сэр.
– Эй, парень, побольше энтузиазма! – Ларчмонт со свистом расхохотался.
– Д-да, сэр, – повторил Гейбриел, на этот раз немного громче.
Встав, Ларчмонт начал расстегивать брюки, а когда Гейбриел отступил назад, капитан схватил его за волосы и пригнул лицом к столу.
– Спускай штаны, парень, – рявкнул он в самое ухо Гейбриела и навалился на него всем телом.


Ровно двадцать минут четвертого кухонные служанки закончили пить чай с миссис Масбери и встали из-за стола, забрав с собой грязные чашки и блюдца. Пора было начинать готовить обед. Миссис Масбери сняла скатерть и достала свои расчетные записи на вечер. Как заметил Кембл, эта женщина была привередливой в хорошем смысле слова и всегда соблюдала порядок.
Экономка была маленькой невзрачной женщиной, но Кембл уже успел понять, что в ее характере присутствует шеффилдская сталь.
– Могу я вам чем-нибудь помочь, мистер Кембл? – Она посмотрела на него через очки в проволочной оправе.
– Да, мадам, – с улыбкой ответил Кембл. – Я хотел спросить, не будете ли вы столь добры…
– …чтобы ответить еще на один ваш вопрос? – Она неодобрительно нахмурилась. – Похоже, вы битком набиты ими.
– Это правда. – Кембл попытался изобразить смущение, но у него просто вытянулось лицо. – Я от природы чрезвычайно любознательный, – сообщил он.
– И не только любознательный, – заметила экономка. – Продолжайте, мистер Кембл, но не раскрывайте своих секретов. Уверена, новый хозяин знает, что делает. Чем я могу вам помочь?
– Может быть, присядем? – Кембл отодвинул стул.
– Ну конечно, – ответила она, отложив в сторону очки.
– Меня интересует, что случилось с горничной, которая была здесь до миссис Уотерс. – Закинув ногу на ногу, Кембл изобразил одну из своих ослепительных улыбок.
– С мисс Пилсон? – удивилась экономка. – Она прибыла сюда служить третьей герцогине, а после трагической смерти хозяйки мисс Пилсон, по-моему, перешла к одной из ее сестер. Она очень долго служила в семье.
– Когда мисс Пилсон служила здесь, вы были с ней в хороших отношениях?
– О, разумеется. Она была очень доброжелательной и добросовестной.
Кембл задумался, как бы тактичнее задать следующий вопрос.
– Могу я спросить, мадам, мисс Пилсон когда-нибудь делилась с вами чем-либо сугубо личным?
– Не могу понять, на что вы стараетесь намекнуть, – немного обиженно отозвалась миссис Масбери.
– Абсолютно ни на что, уверяю вас. – Кембл слегка поднял руку. – Откровенно говоря, мне кажется, что у нее была очень беспокойная работа.
– Мистер Кембл, ведь на самом деле вы здесь не в качестве камердинера или секретаря, да? – после долгого молчания спросила миссис Масбери.
– Просто его светлость хотел бы кое-что выяснить. – Кембл улыбнулся еще шире. – А кто может разузнать все лучше, чем хороший камердинер? Или хороший секретарь, коли на то пошло?
Экономка немного помолчала, обдумывая его доводы.
– Вы должны знать, что я в Селсдоне относительно недавно. Я занимаюсь хозяйством и управляю всей женской прислугой, работающей по дому. Горничная леди мне не подчиняется. Я поступила на работу, когда мисс Пилсон уже была здесь, и мы с ней действительно подружились. Да, она очень беспокоилась за свою хозяйку. Герцогиня не была счастлива в браке.
– Она болела?
– Она пребывала в постоянном напряжении. Герцогиня была робкой и в обществе малознакомых людей всегда чувствовала себя неловко.
– А с людьми, которых знала? У нее были друзья?
– Всего несколько. Вы должны понимать, что в округе было не так много людей, равных ей по социальному положению. Но она получала удовольствие от общества местных джентри.
– Держу пари, что леди Ингем бывала здесь почти регулярно, – усмехнулся Кембл.
– Да, это так, – со слабой улыбкой подтвердила экономка. – И с ней часто приходила Мэри Осборн, мать доктора. Они обе души не чаяли в герцогине. Примерно в то же время, когда приехала я, Хэммы перебрались в Сент-Олбанс. Герцогиня и миссис Хэмм были близки по возрасту, но миссис Хэмм всегда приходила с мужем. Покойному герцогу, очевидно, очень нравилось их общество.
«О, похоже, что да», – подумал Кембл.
– Он был религиозным человеком? – задал вопрос Кембл, старясь сохранить серьезное выражение.
– Не особенно, – коротко ответила миссис Масбери, не вдаваясь в подробности.
– Правда ли, что покойная герцогиня употребляла много лекарственных средств? Особенно с настойкой опия?
– Я уверена, без них она не могла бы спать, – ответила экономка, снова слабо улыбнувшись. – Сначала их прописывал здешний доктор из Уэст-Уиддинга, а когда ее доктором стал вернувшийся после университета Осборн, то просто продолжил их выписывать.
– А мисс Пилсон тревожило то количество опия, которое в виде настойки принимала герцогиня?
– Да, конечно.
– Скажите, миссис Масбери, мисс Пилсон никогда не говорила вам по секрету, что у герцогини проблемы… гм… по женской части?
– Странные вопросы вы задаете, мистер Кембл, – проворчала миссис Масбери после долгой паузы. – Когда герцогиня начала терять вес – а она никогда не отличалась хорошим аппетитом, – мисс Пилсон призналась мне, что беспокоится за ее здоровье… У нее были женские проблемы.
– Может быть, герцогиня была беременна?
– Симптомы были, – ответила экономка. – Но мисс Пилсон имела все основания считать, что дело не в этом.
– Герцогиня консультировалась по этому поводу с доктором Осборном?
– О, сомневаюсь. – У миссис Масбери снова появилась та слабая, неуверенная улыбка. – Она больше обсуждала свои проблемы с подругами.
– Понятно, – протянул Кембл, постукивая пальцем по столу, и резко встал. – Миссис Масбери, я очень благодарен вам за помощь.
– Мистер Кембл, могу я узнать, ваши вопросы когда-нибудь закончатся? – поинтересовалась экономка, провожая его до дверей.
– Надеюсь на это.


Сидя в кабинете, Гарет механически подписывал огромную стопку писем, оставленную ему мистером Кемблом, очень сожалея о том, что сказал Антонии. В этот момент вошел в комнату Кембл, и Гарет искренне обрадовался его приходу, потому что устал от мучительного чувства вины.
– Добрый день, – поздоровался Гарет, бросив взгляд на Кембла. – Вы сегодня отлично выглядите.
– Да, спасибо, – буркнул Кембл, а потом подошел к окнам, выходящим в мрачноватую северную часть сада. Казалось, его обычная саркастическая манера поведения изменила ему и он погрузился в глубокие размышления.
Ощущая ужасную слабость, Гарет отложил перо и отодвинул от себя письма. Он не стал спрашивать Кембла, зачем тот пришел, его это не интересовало. Он просто был рад возможности отвлечься. Однако, скользнув взглядом по неприветливой комнате, в которую не заглядывало солнце, продолжал думать об Антонии. Он вспомнил, что, по словам Коггинза, она ненавидит выходящие на север комнаты Селсдона.
Антония. Боже правый! Гарет резко выпрямился. О чем он только думал, когда рассказывал ей обо всех этих ужасах? Он так живо снова пережил все это, что сомневался, сможет ли уснуть ночью; а каково будет Антонии, можно только догадываться. Антония была совсем неподходящим слушателем для подобных воспоминаний. Она мало знала жизнь, но так много мучилась. Гарет до сих пор не мог понять, почему решил ей все рассказать.
Но существует одна-единственная причина, почему человек поступает так. Ему хотелось узнать, как среагирует Антония, и теперь он это знал. Она испытала физическое отвращение. Гарет резким толчком отодвинул стул от стола. Никому до сих пор он не признавался в тех непристойных вещах и вдруг выбрал для признания самого слабого и чувствительного человека – женщину, которая почти ничего не знала о темной стороне жизни и сначала даже не поняла, о чем идет речь.
Ну что ж, если он искал ответа, то теперь получил его. Антония никогда не забудет о том, кем он был когда-то. У них не может быть будущего. Каждый раз, когда они будут заниматься сексом, она будет вспоминать о том, какой ценой он приобрел свое искусство. Он продавал свое тело за возможность остаться в живых. Больше года он был проституткой, и то, что он не по доброй воле занимался этим, не могло его оправдать в ее глазах. Он навсегда запятнан. И Антония, какой бы простодушной ни была, должна это понимать.
– Скажите, Ллойд, что движет человеком? – неожиданно спросил Кембл, отвернувшись от окна.
– Прошу прощения?
– Человеческой натурой, – пояснил Кембл, медленно перемещаясь вдоль окон с бархатными шторами. – Я над этим размышляю. И думаю, что в своей основе людьми всегда движет стремление получить две вещи – деньги или секс или то и другое. Деньги, естественно, дают власть, а власть обеспечивает секс.
Гарет не очень понимал, о чем он говорит.
– Всегда существует какое-то явное или скрытое стремление отомстить, – заметил он. Сегодня он уже не первый раз вспоминал покойного герцога. – Мужчины тратят много сил на то, чтобы отомстить.
– Странно. – Кембл остановился и нахмурился. – Я всегда полагал, что стремление мстить больше присуще женщинам, – задумчиво произнес он. – Да, мужчины тоже способны на это, но, как правило, из-за того, чтобы сохранить власть, в то время как женщина чаще мстит из ненависти.
– Вы сегодня в каком-то философском настроении, старина, – покачал головой Гарет. – Я сегодня не способен на такие глубокие мысли и…
В этот момент двери снова открылась и на пороге появился Коггинз.
– Прошу простить, ваша светлость, – сконфуженно заговорил он, – но прибыл гость. Это лорд Литтинг, племянник покойного герцога.
– Литтинг? – Гарет встал. – Какого черта ему здесь надо?
– Вы его знаете? – поинтересовался дворецкий.
– Да. Вернее, знал в детстве, – ответил Гарет и прислонился бедром к столу. – Что ему от меня нужно?
– Могу я пригласить его войти, ваша светлость? – тихо кашлянув, спросил Коггинз.
– Конечно. – Гарет сделал жест рукой в сторону дверей. – Пусть войдет, послушаем, что он скажет.
Литтинг! И не в какой-нибудь другой день, а именно сегодня!
– Вполне возможно, что это я «подтолкнул» Литтинга к тому, чтобы нанести вам визит, – подойдя ближе, тихо сказал Кембл. – Могу я остаться?
– Ни слова больше. Вероятно, мне лучше не знать, что вы затеяли. Да, вы остаетесь.
Через несколько секунд вернулся Коггинз, и вслед за ним в комнату пулей влетел Литтинг, крайне возбужденный, прямо в дорожной куртке. С редеющими волосами и солидным брюшком под дорогим жилетом он очень мало походил на мальчика, которого Гарет знал когда-то.
Литтинг швырнул на письменный стол письмо.
– Вентнор, мне хотелось бы знать, что оно означает, – заявил он, снимая перчатки. – У тебя хватило наглости спустить на меня своих собак?
Взяв письмо, Гарет бегло прочитал его и, к собственному изумлению, обнаружил, что оно подписано министром внутренних дел.
– Могу заверить тебя, Джереми, что я никогда не был знаком с мистером Робертом Пилем, – смущаясь, заметил Гарет. – Я совершенно далек от этих сфер и не знаком ни с кем, кто бы мог знать мистера Пиля.
– На самом деле знакомы, ваша светлость. – Грациозно наклонившись над письменным столом, Кембл забрал письмо из рук Гарета, пробежался по нему и с самодовольной улыбкой взглянул на Литтинга: – Позвольте представиться, милорд: я Кембл, личный секретарь герцога. Думаю, я явился виновником того, что это письмо было отправлено.
– Было отправлено? – взорвался Литтинг. – Оно пришло не по почте. Оно было доставлено неким посланцем смерти из министерства внутренних дел.
– Гм… должно быть, он нашел вас чрезвычайно привлекательным! – беззаботно улыбнулся Кембл.
– Он меня вообще не нашел, – огрызнулся Литтинг. – До сих пор я отказывался его принять и намерен делать это и дальше.
Внезапно дверь снова отворилась и Гарет с удивлением увидел входящую Антонию. Она снова сменила свое зеленое платье на элегантное темно-серое и накинула черную кружевную шаль, выгодно оттенявшую ее светлые волосы.
– Лорд Литтинг! – Вытянув руки, она направилась к нему с приветливой улыбкой. – Приятно видеть вас.
Литтингу не оставалось ничего другого, кроме как взять ее за руки и позволить поцеловать его в щеку.
– Ваша светлость, – буркнул он, – рад видеть вас. Я не знал, что вы еще в имении.
– Я должна перебраться во вдовий дом, как только его отремонтируют, – сообщила Антония, слегка задыхаясь. – Если только я не останусь в Лондоне. Его светлость великодушно дал мне время на то, чтобы я обдумала свое решение.
Интересно, подумал Гарет, кто-нибудь, кроме него, чувствует фальшивость этого веселого тона Антонии? Он был немного удивлен, увидев ее в этой части дома, которую, по словам Коггинза, она ненавидела. Но Антония была здесь и, скромно сложив перед собой руки, разыгрывала роль гостеприимной хозяйки.
– Прошу простить меня за вторжение, – продолжала Антония, – но Коггинз сказал, что приехал лорд Литтинг, и я подумала, что мне следует зайти поздороваться.
– Будем рады, если вы присоединитесь к нам, Антония. – Гарет жестом указал на кресло. – Но подозреваю, что это не совсем обычный визит.
– Ах вот как, – нахмурилась Антония, сев на край кресла, стоявшего у письменного стола.
– Знаете, милорд, я просто не вижу, в чем тут проблема, – озабоченным тоном объявил Кембл. – Если у министерства внутренних дел есть к вам вопросы по поводу безвременной кончины вашего дяди, вы должны откровенно ответить на них. Надеюсь, всем нам нечего скрывать.
Литтинг усмехнулся и посмотрел на Кембла, а потом несколько раз перевел взгляд с Антонии на Гарета и обратно.
– Никому из нас нечего скрывать, да? – повторил он. – Я хочу, чтобы ты, Вентнор, это прекратил, слышишь? Кому бы эти псы ни принадлежали, ты их отзовешь или узнаешь то, чего тебе лучше не знать.
– Я знаю, что мой кузен умер, – спокойно ответил Гарет, – и мне хотелось бы выяснить почему.
– Ты хотел бы выяснить почему? – эхом откликнулся Литтинг, скептически глядя на него. – О, Вентнор, это действительно забавно. Никому, кроме вас двоих, – он указал пальцем на Антонию, – смерть моего дяди не принесла большей выгоды.
– Прошу прощения, – холодно произнесла Антония, – не понимаю, что приобрела я.
Гарет обошел стол и почти вплотную подошел к лорду Литтингу.
– Послушай, Джереми, я не вижу, чтобы ты был хоть немного опечален, – замогильно тихим голосом произнес Гарет. – Поэтому позволь предупредить: если ты еще раз это повторишь и попытаешься хоть малейшим намеком задеть честь этой леди и запятнать ее доброе имя, то познакомишься с моим пистолетом.
– Сомневаюсь, что мне стоит утруждать себя. – Продолжая презрительно улыбаться, Литтинг попятился. – Я вовсе не считаю тебя джентльменом, Вентнор.
– Спокойно, спокойно, господа, – вклинился между ними Кембл. – Лорд Литтинг, на тот случай, если вы еще не слышали, Вентнор теперь герцог Уорнем. Так что будьте любезны употреблять этот титул. И позвольте заметить, ваша светлость, что лорд Литтинг любит, когда его называют Джереми. – Литтинг, слегка ошарашенный, отошел, а Кембл, протянув к нему руку, спокойно предложил: – Почему бы вам, милорд, не отдать мне вашу куртку и не сесть? Не сомневаюсь, у нас у всех здесь одна цель.
Литтинг сбросил дорожную куртку и, тщательно осмотрев свои перчатки, засунул их в карман.
– Никому не удастся повесить на меня это убийство, – хмуро заявил он. – Я уже отвечал на вопросы этого наглого мирового судьи, последовавшего за мной в Лондон. Мне это совершенно не нужно, слышите? У меня не было абсолютно никакого желания видеть Уорнема мертвым – никогда не было. Он мне даже не кровный родственник. – Последние слова были сказаны с насмешкой и презрением.
Гарет, вместо того чтобы занять более далекое и официальное место за письменным столом, сел в кресло напротив Антонии, а Кембл подошел к буфету и, достав бутылку хереса, откупорил ее.
– Насколько мне известно, никто вас ни в чем не обвиняет, – успокоил его Кембл, разливая вино. – Думаю, сейчас нам всем необходимо выпить. – Он предложил поднос с вином, и все с благодарностью взяли по бокалу.
Гарет продолжал наблюдать за Антонией. Она выглядела вполне спокойной, но время от времени, когда думала, что никто не обращает на нее внимания, бросала на него встревоженные взгляды. И внезапно Гарет понял, что она боится за него.
– Итак, почему бы вам, Литтинг, просто не рассказать нам все, что вы знаете? – спросил Кембл.
– В том-то и дело, черт побери, – взорвался Литтинг, – что я ничего об этом не знаю.
– Но у вас, должно быть, была причина приехать сюда в тот день, – не отставал от него Кембл. – Как я слышал, вообще-то вы не очень часто навещали своего… родственника. Давайте будем называть его так.
– Да, черт побери, называйте его как вам заблагорассудится, – ответил Литтинг, и его узкие плечи, казалось, стали еще уже. – Прошу прощения, ваша светлость, – обратился он к Антонии, бросив на нее быстрый взгляд. – Я не хотел, чтобы это прозвучало неуважительно, но мне неприятно, что из-за Уорнема я оказался втянут в эту историю.
– Вы прибыли в Селсдон в тот день, когда умер Уорнем? – поинтересовался Кембл, слегка постукивая пальцем по бокалу с вином. – Это он послал за вами?
– Да, – беспокойно заерзав на стуле, неохотно ответил Литтинг, – но вас это не касается. Он послал еще и за сэром Гарольдом Хартселлом. Его кто-нибудь допрашивал? Кто-нибудь рвался к нему в дверь днем и ночью? Я хотел бы это знать.
– Зачем? – многозначительно спросил Кембл. – У него были причины желать зла Уорнему?
– О Господи, нет! – Литтинг с досадой махнул рукой. – Он приехал сюда, потому что об этом его, как и меня, попросил герцог. Он сказал, что нуждается в совете, и сэр Гарольд не мог ему отказать. А кто вы вообще такой?
– В совете юриста? – уточнил Кембл.
Взгляд Литтинга снова заметался между Гаретом и Антонией.
– Да, юриста. – Литтинг нервно облизнул губы – этот нервный жест Гарет помнил с детства.
– Какой именно совет был ему нужен? – потребовал ответа Гарет, внезапно почувствовав, как у него волосы встают дыбом. – Проклятие, Литтинг, если это имеет какое-либо отношение к его смерти, ты обязан рассказать.
– Значит, вы действительно хотите это знать? Вы думаете, что это вам поможет, да? Что ж, тогда я расскажу вам все.
– Так расскажите же, Литтинг, – неожиданно вступила в разговор Антония, привстав со стула, – и покончим с этим делом. Меня уже тошнит от всего этого.
– Хм… вам может стать еще хуже, мадам, – бросил Литтинг. – Но отлично, будь по-вашему. Герцог сказал нам, что собирается дать ход делу о признании незаконности.
– Незаконности чего? – переспросил Гарет.
– Ну и ну, – пробормотал Кембл, бросив на него мрачный взгляд. – Похоже, герцог хотел расторгнуть свой брак с герцогиней.
– Расторгнуть… наш брак? – У Антонии перехватило дыхание. – Но почему? Зачем?
– Вот вы и получили то, что хотели. – Литтинг с удовлетворением оглядел собеседников. – Вы довольны? Он выразил желание непременно избавиться от нее, потому что у него для этого имелись все основания. И ему был необходим совет сэра Гарольда по поводу того, как ему выпутаться из этой ситуации. А затем, как вы знаете, Уорнем умер и не успел дать делу ход. Ну а теперь кто-нибудь из вас хочет, чтобы я рассказал все это стервятнику мистера Пиля? Что касается меня, то я бы не хотел, чтобы наше семейное белье вывешивали сушить на Флит-стрит.
– Чрезвычайно занимательная история! – воскликнул Кембл, схватившись за подбородок. – Ну а вы, лорд Литтинг?
– Что я? – Литтинг надменно взглянул на Кембла.
– Зачем вы были нужны здесь? Вы ведь не барристер, верно?
– Да, разумеется, я не барристер! Дурацкий вопрос!
– Тогда зачем вы были нужны здесь? – снова спросил Кембл. – Что Уорнему нужно было от вас? Ведь вы были не так близки, верно?
– Я… гм… Это не ваше дело. Меня попросили, я приехал. И будь вы прокляты, я не делал этого. Прошу прощения, мадам.
Антония была бледна и напугана, она вцепилась в подлокотники кресла, будто собиралась вскочить.
– Но это… ужасно! – тихо сказала она. – Как он мог на такое решиться? Я бы не пережила этого. Я не понимаю.
– Ваша светлость. – Потянувшись, Кембл накрыл ладонью ее руку. – Герцогу могли дать разрешение на расторжение брака только при определенных обстоятельствах.
– Да, – прошептала Антония и, повернувшись, тупо посмотрела на него, – он должен был заявить, что между нами нет супружеских отношений. Но, могу сказать, он никогда бы этого не сделал – гордость не позволила бы. Возможно, он собирался объявить, что я безнадежно психически больна и что он этого не знал. Он знал, что я… страдала душевным расстройством. Папа до свадьбы ясно сказал ему об этом. Только я не сумасшедшая.
Гарет быстро поднялся и подошел к креслу Антонии. Все оборачивалось очень плохо. Создавалось впечатление, что у Антонии были все основания желать смерти Уорнема. Став за ее креслом, Гарет положил руку ей на плечо, чтобы успокоить, и она, непроизвольно подняв руку, сжала его пальцы.
Литтинг прав. Было бы крайне неразумно позволить всему этому выплеснуться наружу, потому что при этом будущее Антонии не только пострадает – это слишком мягкая формулировка, – его просто не будет. Гарет испугался, что если продолжать докапываться до сути дела, то все это для Антонии плохо кончится и принесет ей больше вреда, чем пользы.
– Лорд Литтинг, говорил ли Уорнем, почему хочет развестись? – спросил Кембл. – Была ли у него на примете женщина, на которой он хотел жениться?
– Нет, – раздраженно ответил Литтинг, – ничего подобного не было.
Кембл не спеша отхлебнул приличную дозу хереса.
– Уорнему непременно был нужен наследник. Может быть, он планировал найти другую жену? – размышлял вслух Кембл.
– Что бы ему это дало? – воскликнула Антония, встав с кресла. – Он не мог… Причина была не во мне.
– Антония, прошу вас, сядьте. – Гарет взял ее за руку. – Мы во всем разберемся. Клянусь, никто ничего не узнает.
– Ради нее, Вентнор, тебе следует постараться, чтобы никто ничего не узнал. – Литтинг одним большим глотком допил свой херес. – Старые сплетни еще обсуждаются, и ей ни к чему, чтобы все это сопровождало ее.
Кембл с громким стуком поставил на стол бокал.
– Простите, лорд Литтинг, но Уорнем просто обязан был сказать вам что-то еще, – не оставлял гостя в покое Кембл. – Если необходимо, я поеду в Лондон и поговорю с сэром Гарольдом, но, если честно, мне не хотелось бы этого делать.
– Уорнем просто объявил, что его брак с герцогиней не имеет законной силы, – Литтинг нервно изменил позу, – и что…
– Если брак незаконный, зачем добиваться признания его недействительным? – перебил его Кембл. – Нужно ли это?
– Все, что я могу сказать вам, – Литтинг беспомощно развел руками, – так это то, что Уорнем заявил о своем желании причинить как можно меньше вреда герцогине. Думаю, он не хотел навлекать на себя гнев ее отца. Он сказал, что у лорда Суинберна очень много друзей в парламенте и что лучше всего тихо попросить об аннулировании брака и попытаться откупиться.
– Откупиться? – резко спросил Кембл.
– В некотором смысле. – Литтинг сделал неопределенный жест рукой. – Он собирался через отца передать герцогине пятьдесят тысяч фунтов и оставить ей дом на Брутон-стрит. Все это в обмен на то, что Суинберн не станет выступать против прошения.
– Но, поступив таким образом, он навсегда погубил бы меня. Он собирался заявить, что я сумасшедшая. – У Антонии дрожали руки, она своими огромными испуганными глазами по очереди вглядывалась в лица всех присутствующих. – Это правда? Правда?
– Все в порядке, Антония. – Гарет взял ее под локоть. – Теперь уже никто не причинит вам зла.
– Мы, возможно, никогда не узнаем, что он собирался сказать, ваша светлость, – ответил Кембл, слегка пожав плечами. – Я очень сомневаюсь, что он мог заявить о сумасшествии, так как вы должны были бы предстать перед судом.
– Он этого не допустил бы, – прошептала Антония. – Он запер бы меня, как это сделал отец. Он… нашел бы свидетелей, рассказывал бы всякие гадости.
– Я совсем не думаю, что он собирался так поступить, – возразил Кембл, пристально глядя на нее. – Возможно, он собирался заявить о неисполнении супружеских обязанностей.
– И что потом? – язвительно бросил Гарет. – Снова жениться?
– Да, но зачем? – тихо спросила Антония. – Неужели он думал, что кто-то другой будет способен… Ах, как же это унизительно!
– Все это меня не касается. – Литтинг резко встал. – Я рассказал вам всем лишь то немногое, что знаю. А вы оба лучше посоветуйте своим друзьям в Уайтхолле отозвать своих псов, потому что, если они снова появятся на пороге моего дома, я расскажу им то, что рассказал вам. И герцогине это будет точно не на пользу.
Кембл с явной неохотой подал Литтингу куртку.
– Уже довольно поздно, чтобы возвращаться в Лондон, – сказал Гарет, проклиная себя за то, что должен сказать дальше. – Может быть, останешься на ночь?
– Учитывая мое везение, – насмешливо фыркнул Литтинг, – мне совсем не нужно оставаться еще на один вечер под этой крышей. Но спасибо тебе за приглашение. У меня сестра живет недалеко от Кройдона, я переночую у нее.
– Позвольте мне проводить вас, – учтиво произнес Кембл, открыв перед ним дверь, и через мгновение оба вышли.
Гарет с надеждой ожидал, что Антония бросится к нему в объятия, но она этого не сделала, а просто принялась беспокойно ходить по комнате, крепко зажав в кулаках нежное кружево шали. Когда Гарет, подойдя к ней, осторожно освободил концы шали, Антония так посмотрела на свои пальцы, выпустившие тонкий материал, словно руки принадлежали не ей, а кому-то другому. Гарет с тревогой взглянул на нее, молясь, чтобы визит Литтинга не вернул Антонию в прежнее состояние, потому что она, по-видимому, снова была полностью во власти своих переживаний.
– Антония, я не хотел причинить тебе боль, – тихо сказал Гарет. – Клянусь, не хотел. Я заставлю Литтинга молчать, если дойдет до этого, но, думаю, у него нет причин болтать. Я сделаю все, чтобы ты не пострадала.
Но мысли Антонии приняли совершенно иное направление.
– О, Гейбриел, – заговорила она, опускаясь в кресло, – я даже не подозревала о том, что Уорнем замышляет аннулирование брака! Прошу тебя, скажи, что ты мне веришь.
– Конечно, я тебе верю, Антония, – успокоил ее Гарет.
– А другие не поверят. – Она печально посмотрела на него. – И решат, что это вполне может служить поводом для убийства.
– Я верю тебе, Антония, – повторил Гарет, качая головой. – И верю в тебя. Никто и ничто не заставит меня усомниться в тебе, и тем более это не удастся Литтингу. К тому же он наверняка не сказал всей правды. Мы до сих пор не знаем всего, но я узнаю, клянусь тебе.
– Не могу поверить в происходящее. – Ощущая себя бесконечно уставшей и сломленной, Антония приложила руку тыльной стороной ко лбу. – Я чувствую себя настоящей дурочкой из-за того, что пришла сюда и на мгновение вообразила, что могла бы… – Она не закончила фразу и только покачала головой.
– Что могла бы, Антония? – Став на колени, Гейбриел заглянул ей в глаза.
– Я не знала, что с тобой мистер Кембл. – Не в силах выдержать его взгляд, Антония отвернулась. – Я не хотела, чтобы ты один на один встречался с Литтингом. Я боялась, что он приехал не из добрых побуждений. Думала, что могу помочь тебе, чтобы дело не приняло другой оборот. С моей стороны это было глупо.
– Спасибо, Антония, за то, что беспокоишься обо мне. – Он взял ее руки в свои, сжал их, но Антония не среагировала и даже не взглянула на него.
– Гейбриел, мне жаль, что он приехал сюда и разрушил твое спокойствие.
– Думаю, мы оба знаем, что мое спокойствие – понятие весьма условное, – чуть улыбнувшись, тихо сказал Гарет и поднялся с колен. – И этим я обязан только самому себе. Это касается и Литтинга. Я просил Кембла постараться выяснить правду и помочь мне рассеять туман, окружающий смерть Уорнема. Но теперь, похоже, туман только еще больше сгустился.
– О, Гейбриел! – прошептала Антония, наконец-то повернувшись к нему и заглянув в глаза.
Но она не успела сказать то, что собиралась, потому что щелкнул дверной замок и в комнату снова вошел Кембл.
– Отлично! Ну разве не восхитительная беседа! – иронически воскликнул он.
– Думаю, нам всем стоит выпить еще по бокалу хереса, чтобы отмыться и очиститься, – с отвращением фыркнул Гарет, направившись через комнату за графином, а Антония быстро повернулась к Кемблу:
– Вы не находите, что все это не имеет никакого смысла? Сначала сплетники нашептывают, что я отравила Уорнема, потому что была несчастна в браке, а теперь Литтинг высказывает предположение, что я убила мужа, чтобы он не смог расторгнуть наш брак. Не слишком ли дерзко с моей стороны просить, чтобы они остановились на какой-нибудь одной из этих ужасающих версий?
– Я тоже не могу этого понять, – заметил, несколько смущаясь, Кембл и, грациозно опустившись в кресло, протянул Гарету свой бокал. – Почему Литтинг не рассказал сразу всю правду о смерти Уорнема, когда его допрашивал мировой судья? Зачем он беспокоился о том, чтобы защитить вас, ваша светлость, от обвинения в убийстве?
– Честно говоря, я совсем мало его знаю, – призналась Антония.
Гарет пристально всматривался в Кембла и почти явно видел, как у того в мозгу крутятся, цепляясь друг за друга, маленькие шестеренки.
– Я думаю, на это можно ответить, что он защищал не вас, – произнес Кембл, – а кого-то или что-то другое.
– Это бессмыслица, – заметил Гарет, усаживаясь в кресло. – Прежде всего, что Литтинг здесь делал? И почему Уорнем так боялся гнева лорда Суинберна?
– Отец может быть очень мстительным, – пояснила Антония.
– Не сомневаюсь в этом, дорогая. Но что было терять Уорнему? Он не появлялся в обществе; абсолютно не интересовался тем, что происходит в Лондоне, и не собирался туда; последние пять лет свой городской дом он просто сдавал. Он мог до конца своих дней так и не встретиться с Суинберном.
– Отец обладал большим влиянием в палате лордов, – не согласилась Антония.
– А как могли члены палаты лордов усложнить ему жизнь? – Гарет покачал головой.
– Палата лордов – единственное учреждение, которое может разрешить пэру развод, – произнес Кембл, отпив вина.
– Но он хотел, чтобы наш брак признали незаконным, – напомнила Антония. – И все предыдущие его жены мертвы.
– Может быть, он боялся, что его прошение о признании незаконности брака будет отклонено и ему придется прибегнуть к разводу?
– Нет, думаю, что дело не в этом, – ответил Кембл. – Процесс, вероятно, растянулся бы на годы. Сначала ему пришлось бы обратиться с просьбой о расторжении брака в церковную комиссию, затем подать прошение о разводе в парламент. А какие он мог представить основания? Ему понадобились бы два свидетеля, которые подтвердили бы нарушение супружеской верности, или…
– Нарушение супружеской верности? – воскликнула Антония, привстав с кресла.
– Я рассуждаю теоретически, ваша светлость, – успокоил ее Кембл и жестом предложил снова сесть. – Нет, развод полностью отпадает.
– Может, он боялся, что ему понадобится поддержка парламента в каком-то другом неприятном деле? – высказал предположение Гарет.
– Ваша светлость, – Кембл неожиданно повернулся в кресле лицом к Антонии, – вы недавно намекнули, что между вами не было супружеских отношений. Позвольте спросить вас: почему?
Лицо Антонии залилось краской.
– Черт побери, Кембл, – выругался Гарет.
– Я же работаю на вас, ваша светлость, – всплеснул руками Кембл, глядя на него. – Вы хотите снять с нее обвинение в виновности или нет?
В ответ Гарет только выразительно посмотрел на него.
– Я не стану отвечать на ваш вопрос, мистер Кембл, – тихо ответила Антония. – Об этом и так шепчутся по всему дому.
– Благодарю вас, ваша светлость, – вежливо кивнул Кембл и, бросив взгляд на Гарета, самодовольно, торжествующе улыбнулся. – Воздержание – ваша инициатива, или ваш муж был импотентом?
– Он был импотентом.
– Я так и думал. Он винил в этом вас?
– Нет, – покачала головой Антония, – я сама себя винила. Он очень расстраивался.
– Вполне очевидно, что вы никак не могли его расстроить, – окинув взглядом фигуру Антонии, сделал вывод Кембл. – Уж если вы его не устраивали, то вряд ли этот мужчина мог надеяться на то, что другая жена вернет ему его мужскую силу.
– О Господи! – пришел в ужас Гарет. – Антония, вам лучше покинуть комнату, потому что мистер Кембл, по-видимому, собирается выйти за рамки приличий.
– Нет, спасибо, я останусь.
Теперь Антония смотрела на Кембла почти с восхищением, а он погрузился в размышления и тихо бормотал себе под нос:
– Итак, теперь мы должны спросить себя, как он мог исправить такое положение. Чего именно хотел Уорнем? И какой поворот событий мог его устроить?
– Он хотел иметь кровного наследника, чтобы лишить меня права наследования, – пояснил Гарет. – И честно говоря, я был бы очень рад, если бы ему это удалось.
– Да, – согласился Кембл, – я тоже не вижу другой мотивации.
– Быть может, он собирался назвать таковым нашего старого друга Меткаффа? – с кислой улыбкой предположил Гарет.
– Вы настоящий гений, ваша светлость! – Кембл в восхищении посмотрел на него.
– Правда? Он мог действительно это сделать? И как?
– Нет, идея, конечно, нелепая, но… – Не закончив фразу, Кембл повернулся к Антонии: – Мадам, существует ли возможность, хотя бы малейшая, что кто-то мог убить Уорнема ради ваших интересов?
– О Господи, нет! – Антония от изумления широко раскрыла голубые глаза.
– Эта ваша горничная – настоящая бой-баба, – тихо заметил Гарет, бросив на Антонию пристальный взгляд. – Она, например, чуть не убила меня.
– О, Гейбриел, это полнейшая ерунда. – Антония с укоризной посмотрела на него. – Нелли мухи не обидит.
– О, думаю, Нелли не простит никого, если посчитает его способным причинить вам зло, – заявил Кембл. – Но я не понимаю, как она могла узнать о его планах расторгнуть брак. А если узнала, то наверняка решила, что это к лучшему.
– Пожалуй, вы правы, – неохотно согласился Гарет.
– Итак, – Кембл допил херес и отставил в сторону бокал, – сегодня мы определенно ничего больше сделать не сможем. Завтра будет дождь – думаю, сильный, если судить по моим носовым пазухам. А послезавтра, ваша светлость, если просохнут дороги, может быть, стоит съездить в Лондон? Мне бы очень хотелось послушать, что скажет в свое оправдание этот барристер.
– Пожалуй, стоит, – устало заметил Гарет. – Но позвольте мне немного подумать.
Они все встали, и Антония, приложив руку к виску, немного официально обратилась к Гарету:
– Не будете ли вы столь добры, ваша светлость, позволить мне не спускаться сегодня к обеду? У меня разболелась голова. Как говорит мистер Кембл, это, вероятно, из-за приближающегося дождя. Я попрошу, чтобы мне принесли обед наверх.
– Конечно, – кивнул Гарет. – Сегодня у всех нас был тяжелый день.
После этого замечания Антония вышла из комнаты, унеся с собой немного тепла и спокойствия, и Гарет почувствовал себя подавленным и расстроенным. Мало было его бурной вспышки в павильоне, так теперь еще выяснилось, что его вмешательство в дело о смерти Уорнема могло окончательно погубить Антонию. Гарет совсем не был уверен, что она сможет простить ему то или другое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лиз



Роман не очень. Она полоумная лунатичка, а судьбу гг- я даже в кошмарном сне представить страшно.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизКатя
27.03.2013, 9.10





Роман немного затянут .но читать можно
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизМария
30.03.2014, 15.18





Неудачный роман на мой взгляд. Вместо приятного чтива, сплошное грузилово... Героям сперва бы с психологом пообщатся несколько сеансов, а потом уже и роман начинать. Если Вам нравятся психологические травмы и долгие беседы по этому поводу, то думаю роман покажется интересным.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизЕлена
22.10.2014, 23.55





Я бы не сказала, что роман неудачный или не очень. Мне было интересно читать, было искренне жаль ггероев и хотелось для них счастья. Моя оценка 8,5
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизАнна
6.01.2015, 2.40





Я бы не сказала, что роман неудачный или не очень. Мне было интересно читать, было искренне жаль ггероев и хотелось для них счастья. Моя оценка 8,5
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизАнна
6.01.2015, 2.40





Книга понравилась, грустная.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизОльга К
23.09.2015, 21.13





Слишком много мёртвых детей! И вообще читая всю серию романов этого автора, замечаю, что и из романа в роман секс становится у автора какой-то навязчивой идеей...Тут ещё и ГГ гомики насиловали! Удивительно, что он вообще остался норм.человеком! Стальной еврейский мальчик))
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизНикта
11.12.2015, 15.13





Слишком много мёртвых детей! И вообще читая всю серию романов этого автора, замечаю, что и из романа в роман секс становится у автора какой-то навязчивой идеей...Тут ещё и ГГ гомики насиловали! Удивительно, что он вообще остался норм.человеком! Стальной еврейский мальчик))
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизНикта
11.12.2015, 15.13





"Быть может для правильного человека ты из кусочков будешь лучше, чем кто-либо другой, целый и совершенный?" - вот об этом роман.rnПрочитала роман...и....какая-то надежда появилась...что все будет хорошо.
Никогда не обманывай герцога - Карлайл Лизалена
23.02.2016, 12.08





Klass +10
Никогда не обманывай герцога - Карлайл ЛизAnya
30.04.2016, 11.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100