Читать онлайн Два маленьких обмана, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 17, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Два маленьких обмана - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Два маленьких обмана - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Два маленьких обмана - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Два маленьких обмана

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17,
в которой Уинвуд делает графине еще один подарок

На следующее утро Куин встал на рассвете и сразу же вызвал Блэвинса, желая побыстрее одеться и вернуться в Хилл-Корт. Спал он очень мало, и это время его мучили тревожные сны. Ему снились Серилия и Вивиана. Куин молил Бога, чтобы девочке хотя бы немного стало лучше. Он боялся верить предсказанию синьоры Росси о выздоровлении, пока не убедится в этом сам.
Как только Блэвинс закончил свое дело, Куин направился к двери. Но в последнюю минуту он вспомнил о маленькой коробочке, которую четыре дня назад привез из Лондона, и вернулся за ней к своему столу. Там же лежала сумка с книгами для детей. Значит, ему следует приказать подать коляску.
Спустившись вниз, Куин отдал распоряжения лакею и заглянул в утреннюю гостиную в надежде застать там Генри. К своему удивлению, он обнаружил там мать и сестру. Куин заставил себя улыбнуться:
– Доброе утро, мама. Элис, ты встала слишком рано для новобрачной. А где Генри?
– Уже уехал к сквайру Лоутону, – с недовольным видом ответила Элис. – Твоя вода, или твой водоотвод, или что-то там еще, все еще заливает нижний луг и, как я понимаю, превращает его в болото.
Куин налил себе кофе.
– Генри говорил что-то об этом, – рассеянно ответил он. – Мы расчистили склон холма, и теперь дождливая осень оказалась нашим врагом. Думаю, придется копать канавы.
– Хорошо, но я не могу понять, почему с этим нельзя подождать день или два, – сердито произнесла Элис. – Мы только вчера поженились.
Леди Уинвуд со стуком поставила на стол свою чашку и язвительно заметила:
– Твой муж служит у нас, Элис. Женитьба была его личным делом.
– Генри недолго пробудет нашим служащим, мама. Мы должны переехать домой через несколько недель. Генри будет управлять Мелвилл-Мэнором до совершеннолетия Криса. Бог знает во что я превратила имение.
Куин отодвинул от себя тарелку и сказал:
– Вот об этом, Элис, я и собирался поговорить с тобой. Возможно, вы с Генри будете нужны мне здесь еще несколько месяцев.
– Могу я спросить зачем? – спросила Элис. Куин пожал плечами и встал из-за стола.
– Возможно, мне придется уехать на некоторое время.
– Так уж необходимо тебе уйти прямо сейчас, Куинтин? – с недовольным видом спросила леди Уинвуд. – По-моему, у тебя достаточно времени, чтобы поесть.
– Нет, спасибо, мама, – ответил Куин. – Я должен идти.
– Ты сказал, что тебе, вероятно, придется уехать. Что ты имеешь в виду? – спросила Элис.
Куин ответил не сразу.
– Я думал о поездке в Венецию, на несколько месяцев.
– В Венецию! – воскликнула леди Уинвуд. – О Боже, Куинтин! Ты не можешь. У тебя есть обязательства. Долг. У тебя есть Арлингтон-Корт!
Куин покачал головой:
– Генри может позаботиться об Арлингтон-Корте или нанять кого-нибудь.
– Это как-то связано с этой графиней, если я не ошибаюсь? – с возмущенным видом спросила графиня.
Куин кивнул:
– Отчасти да. Я еду в Хилл-Корт, мама, позаботиться о Серилии и попросить Вивиану выйти за меня замуж.
Леди Уинвуд привстала со стула, затем снова опустилась на него.
– Так! – с раздражением произнесла она. – Так! И я, конечно, ничего не могу сказать тебе.
– О, я весьма сомневаюсь, мама, что тебе стоит беспокоиться об этом, – угрюмо заметил Куин. – Не думаю, что Вивиана так глупа, чтобы принять мое предложение. Но независимо от ее ответа я все же поеду за границу.
– Так! – снова произнесла леди Уинвуд.
– Так! – насмешливо повторила Элис. – Не рискнешь, ничего не получишь, все как прежде. Может быть, ты возьмешь ее измором. Со своей стороны я желаю тебе удачи.
– Спасибо. А ты, мама? Ты желаешь мне удачи? Леди Уинвуд завязала салфетку в тугой узел. Некоторое время она с трясущимися губами просто сидела молча. Затем она вдруг издала тихий визгливый звук, вероятно, стараясь таким образом подавить в себе взрыв гнева.
– Мама! – предостерегающе произнесла Элис. Лицо леди Уинвуд покраснело.
– О, прекрасно! – наконец выдавила она из себя. – Делай что хочешь. Да, да, я желаю тебе удачи. Надеюсь, ты обретешь то, что наконец сделает тебя счастливым.
Куин с очень серьезным видом посмотрел на мать:
– У меня от восторга закружится голова, мадам, если Вивиана скажет мне «да».
Элис насмешливо посмотрела на брата:
– Закружится от восторга? Гм! Вот на это, Куинтин, мне бы очень хотелось посмотреть.


Вивиана стояла у окна, держа в руке чашку кофе, и смотрела, как из-за гряды розовых облаков проглядывает утреннее солнце. Вдруг на дорожку перед домом вылетела коляска графа Уинвуда. Его невозможно было не узнать даже на расстоянии. Ее сердце екнуло от какого-то предчувствия. Надежды, может быть. Или чего-то другого, не менее глупого.
На кровати послышался шорох.
– Мама? – раздался слабый хриплый голосок. . Вивиана резко обернулась и бросилась к постели.
– Серилия! – воскликнула она. – О, mia сага bambina! О, Серилия!
От шума проснулась в своем кресле синьора Росси.
– Che cosa? Che cosa? – Она так порывисто встала, что очки слетели с кончика ее носа.
– Мама... – хриплым шепотом проговорила Серилия. – Я так хочу пить.
Вивиана пригладила спутанные волосы дочери и с жалостью в голосе сказала:
– Бедный ангелочек! Tata пошлет за питьем. Чего бы ты хотела?
Девочка подняла на мать глаза, полные страдания.
– Лимонад, – прошептала она. – У нас есть лимонад? Старая няня потрогала лоб Серилии:
– Sia Gloria a Dio! Жар спадает!
– Она чувствует себя нормально, – со слезами в голосе проговорила Вивиана. – Она проснулась. Она хочет лимонада. Это ведь хороший признак?
Няня улыбалась.
– Si, я принести его сама! – Она слегка ущипнула Серилию за щеку. – Ну а теперь покажи Tata свое горло. Открой рот!
Девочка послушно высунула язык.
– Красное, – заявила няня. – Но не такое уже плохое, на мой взгляд. Но ты оставаться в постели, сага, сегодня и еще много дней, это точно.
– Ты сможешь что-нибудь съесть, Серилия? – спросила Вивиана. – Ты голодна?
Но синьора Росси затрясла головой.
– Нет, – ответила Серилия. – Только пить, per favore.
– О, Серилия, carissima, как ты нас напугала! – Вивиана прижала дочь к себе. – Как ты себя чувствуешь?
– Устала, – жалобным голоском ответила девочка. – Мама, я пропустила Рождество?
Вивиана покачала головой:
– Нет, нет, мы отпразднуем Рождество, когда ты будешь совсем здорова.
– По – моему, я чувствую себя достаточно хорошо, чтобы посмотреть подарки, – с надеждой в голосе сказала девочка.
В это время синьора Росси открыла дверь, собираясь вынести поднос. И тотчас же отшатнулась назад.
– Buon giorno, signore.
Вивиана повернулась и увидела Куина. Его высокая фигура заполняла собой весь дверной проем.
– Доброе утро, синьора Росси, – сказал он. – Как наша больная?
Старушка просияла и отступила в сторону, чтобы впустить Куина в комнату.
– Вы вернуться, signore, и все хорошо, как я вам говорить.
Вивиана неожиданно смутилась, представив себе, как она сейчас выглядит. Помятая, непричесанная.
– Серилии намного лучше, милорд, – проговорила она. – Идите сюда, посмотрите сами.
Куин подошел и положил кожаную сумку у кровати.
– Ну, мышка, и перепугала ты нас. Как ты себя чувствуешь?
– Buon giorno, лорд Уинвуд, – тихо ответила Серилия. – Я устала. – Она метнула быстрый взгляд в сторону матери. – Нет, кажется, я не так уж очень устала.
Куин присел на край кровати и взял девочку за руку.
– Все беспокоились за тебя, моя дорогая. Твоя мама и синьора Росси пичкали тебя всякими снадобьями. Ты не помнишь?
Серилия покачала головой и тихо сказала:
– Нет, милорд. Я... я не знаю.
Куин провел рукой по щеке девочки, и в этом жесте было столько нежности, что у Вивианы невольно навернулись на глаза слезы умиления.
– Вот и хорошо, что ты не помнишь, – тихо проговорил Куин. – О неприятном никогда не следует вспоминать.
В дверях появился отец Вивианы. С радостными восклицаниями он направился к Серилии. Вскоре явился и лорд Несли. Затем мимо комнаты начали тихонько проходить слуги и, улыбаясь, заглядывали в дверь. Вивиана краем глаза заметила, что Куин отошел в сторону. Он встал у окна и молча наблюдал за тем, что происходило у кровати Серилии. Он походил на часового, готового в любую минуту выйти вперед и приказать всем покинуть комнату. Куин вполне был способен на это, подумала Вивиана. Он умел в любую минуту вмешаться и взять все в свои руки.
Синьора Росси вернулась со свежими ночными рубашками и постельным бельем. За ней следовала преисполненная чувства долга служанка с подносом, на котором стояли лимонад и несколько кружек. Джентльмены откланялись, за ними появилась мисс Хевнер с Николо и Фелис. Они вырвались из рук гувернантки и с шумным весельем забрались к сестре на постель.
– Она проснулась! – объявила Фелис. – Мама, посмотри! Серилия проспала весь день! Теперь мы можем праздновать Рождество. Мы можем посмотреть наши подарки, играть и есть panettone!
– Не уверена, что это будет разумно, – заметила Вивиана, наклоняясь, чтобы взять Николо на руки. Ребенок нетерпеливо тянул ее за юбки. – Твоя сестра все еще нездорова, Фелис. Мы должны дать ей отдохнуть.
– По-моему, мама, я не так уж устала, – сказала Серилия.
– Ба! – воскликнула синьора Росси. Она перекладывала подушки, чтобы Серилия могла сесть в постели. – Вот, carissima, твой лимонад. Если после этого ты открывать глазки, то... – Она сделала свое обычное непонятное другим движение плечами.
Девочки с видом заговорщиц расположились на кровати. Фелис извлекла из кармана горсть костяшек домино и раскладывала их на покрывале в особом порядке. Вивиана заметила, что у Серилии хватало сил держать кружку с лимонадом.
Вивиана почувствовала, как Куин тронул ее за локоть.
– Серилия еще очень слаба, – тихо проговорил он.
– Думаю, Николо и Фелис должны вернуться в детскую, – неохотно согласилась Вивиана. – По-моему, не может быть и речи о праздновании Рождества.
– Я могу предложить компромисс? Подняв бровь, Вивиана повернулась к Куину:
– Si? И какой же?
Куин задумчиво потер подбородок. В его глазах тоже была усталость. Сердце Вивианы рванулось к нему и тут же сжалось в груди. Как она могла забыть о его требованиях, высказанных два дня назад?
Куин поднял кожаный мешок, который оставил у кровати.
– У меня здесь три книги, которые я привез из Лондона. Книги – тихое развлечение, не так ли? Каждый ребенок займется чем-то своим. Тогда, я уверен, Серилия сама захочет поспать.
– Вы очень добры, – сдержанно поблагодарила Вивиана.
Николо вертелся у нее на руках и что-то болтал по-итальянски. Вивиана опустила его на пол, и он сразу же полез на кровать к своим сестрам.
Вивиана подошла к кровати и, поцеловав Фелис в щеку, проговорила:
– Сага, нам еще не время праздновать Рождество. Но уже скоро, обещаю тебе. А пока, я думаю, у лорда Уинвуда найдется кое-что, что займет вас.
– Что это значит «займет»? – спросила Фелис, не спуская глаз с Куина, который запустил руку в свой мешок.
Куин протянул девочке книгу, в которой были почти одни картинки и мало текста.
– Это книга о мифических существах, Фелис, – пояснил Куин. – Морские змеи, единороги и разные забавные вещи. Я нашел ее в Лондоне и подумал, что она может тебе понравиться. Мы назовем это до рождественским или после рождественским подарком.
Фелис раскрыла книгу с удивительными рисунками, и ее глаза оживленно заблестели.
– Grazie, signore, – вежливо поблагодарила она. – Очень красиво.
– Io voglio! – Николо стал отбирать у сестры книгу.
– Николо, не надо! – попыталась остановить его Вивиана.
Куин торопливо протянул мальчику такую же большую, но более красочную книгу.
– Виви, скажите ему, что это книга о собаке. По-моему, в ней есть много интересного. В основном там картинки. К сожалению, те слова, что в ней есть, только на английском.
Николо схватил книгу и раскрыл ее на середине.
Куин посмотрел на Серилию и протянул ей книгу, лежавшую на дне мешка. Это было довольно толстое издание в сафьяновом переплете. Вивиана вытянула шею, пытаясь разглядеть название. «Kinder-und Hausmarchen der Gebruder Grimm». Очень странно!
– Это книга Якоба и Вильгельма Гримм, – объяснил Куин. – Ты знаешь, кто они? – спросил он, обращаясь к Серилии.
Девочка отрицательно покачала головой.
– Они профессора Геттингенского университета. И был еще третий брат, Людвиг, нарисовавший эти забавные рисунки. В книге собраны волшебные сказки, которые, как меня заверили знающие люди, станут классикой. И я подумал, что ты обязательно захочешь иметь эту книгу.
Серилия стала перелистывать страницы, внимательно разглядывая прекрасно выполненные рисунки.
– Красиво, – сказала она. – И немного страшно.
– Ну, надеюсь, не очень, – улыбнулся Куин. – И сказки, конечно, написаны по-немецки. Так что, боюсь, тебе предстоит потрудиться.
Вивиана, смотревшая через плечо Серилии на красивую книгу, заметила:
– Да, Серилия должна начать заниматься немецким весной, когда мы вернемся домой.
Вдруг осознав, что сказала, она бросила на Куина настороженный взгляд.
– Да, я вспомнил, что она это говорила, – тихо проговорил он. – Уверен, Серилия быстро выучит язык.
Куин не смотрел на Вивиану, поскольку был занят тем, что помогал Николо раскрыть не до конца разрезанные страницы.
– Вот теперь ты можешь раскрыть их.
– Мама, посмотри, дракон! – воскликнула Фелис, протягивая свою книгу. – У него рот горит!
– Господи, какое чудовище! – заметила Вивиана.
Она взглянула на Серилию и увидела, что та закрыла книгу волшебных сказок и крепко прижимала ее к груди. Было ясно, что девочка очень довольна прекрасным подарком и что волнение совсем обессилило ее.
– Va bene, дети, – скомандовала Вивиана. – Вы оба уходите. Мисс Хевнер заберет вас в детскую, чтобы Серилия могла немного поспать.
– Но она все спит и спит, – пожаловалась Фелис.
– Не так уж и долго, bella mia.
Вивиана наклонилась и поцеловала Фелис в лоб.
– Послушай, Вивиана, могу я на минутку остаться с Се-рилией наедине? – тихо спросил Куин.
Вивиана замялась, не зная, что ответить. Серилия устала. Но этот момент, Вивиана инстинктивно чувствовала, больше не повторится. Решение уже не зависит от нее одной.
– Конечно, – наконец неохотно кивнула она. – Мы с синьорой Росси пойдем и с удовольствием посмотрим новые книги.
Куин проводил взглядом удалившихся из комнаты детей. Синьора Росси, похоже, не хотела покидать комнату, но Вивиана решительно взяла ее за локоть и выставила за дверь.
Серилия сладко зевнула и потянулась. Куин присел на край кровати и взял руку девочки в свои ладони:
– Я хочу поговорить с тобой, мышка, пока ты не уснула. Серилия с интересом посмотрела на него:
– Об этой книге.
Куин улыбнулся и покачал головой:
– О твоем волшебном кольце. Лицо Серилии погрустнело.
– Мама очень сердится?
– Нет, но она очень беспокоится за тебя. Она хочет, чтобы волшебное кольцо было у тебя, моя дорогая. Она дала его тебе потому, что... потому, что она получила его от твоего отца. Она ведь рассказала тебе об этом?
Серилия удивленно раскрыла глаза:
– Мама рассказала вам?
Куин снова покачал головой и слегка сжал девочке руку.
– Нет, моя дорогая, у нее не было необходимости рассказывать мне об этом. Вот о чем я и хотел поговорить с тобой.
Видишь ли, я и есть твой папа, Серилия. Это кольцо я подарил твоей маме очень давно. Я... я просто хотел, чтобы ты это знала.
– Вы мой папа? – спросила Серилия дрогнувшим от волнения голосом. – На самом деле?
– На самом деле, – подтвердил Куин. – И я этому очень рад.
Глаза Серилии радостно вспыхнули. Она приподнялась на локте и торопливо проговорила:
– Я иногда думала, что вы могли быть моим отцом. Вы сказали, что когда-то давно были другом мамы. С тех пор как мы приехали в Англию, я все думала, кто же он такой – мой отец. Я думала, если буду очень искать его, то обязательно найду.
– Ты хотела увидеть его? – спросил Куин, взяв Серилию за подбородок. – Ну вот, он перед тобой. Собственной персоной. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.
Серилия с серьезным видом кивнула:
– О, конечно, лучше.
Куин почувствовал, как спазм сдавил ему горло. Ему так много хотелось сказать своей дочери, но на сегодня с нее этого было достаточно. Она все еще была нездорова, и к тому же она всего лишь ребенок. Куин наклонился и нежно поцеловал Серилию в щеку.
– Я не был для тебя, Серилия, достойным отцом. Обстоятельства сложились неважно для нас. Но в будущем я очень постараюсь лучше выполнять свои родительские обязанности.
– Я думаю, из вас получится очень хороший отец, – с серьезным видом проговорила девочка. – Мне жаль, что обстоятельства ело... сложились неважно. Что это значит?
«Это значит, что твои родители были круглыми дураками, – подумал Куин. – Самыми наиглупейшими. Но сейчас было не время и не место говорить об этом».
– Я люблю тебя, Серилия, – прошептал Куин. – Что бы ни случилось, никогда, никогда не думай, что твой отец не любит тебя. Тебе сейчас восемь, и...
– Почти девять, – поправила девочка.
– Да, будет девять, – тихо согласился Куин. – Ты растешь очень быстро. И поэтому должна знать, что есть вещи, о которых мы можем говорить только в своей семье. Ты меня понимаешь?
Серилия утвердительно кивнула:
– Я понимаю. Мама рассказала мне кое-что, известное только в кругу семьи.
– Но между нами больше не должно быть секретов, – продолжил Куин. – И кто знает, что ожидает нас в будущем, мышка? Но что бы ни принесла тебе жизнь, я обязательно буду с тобой. С этих пор мы часто будем видеться. Я буду навещать тебя в Венеции при малейшей возможности. А может быть, ты вернешься сюда?
Серилия бросилась Куину на шею.
– О, я хотела бы этого больше всего на свете, – призналась она.
– И я тоже хотел бы этого больше всего на свете, дитя. Куин на несколько минут прижал девочку к себе, затем, слегка отодвинув назад, посмотрел ей в глаза. Серилия немного смущенно улыбнулась:
– Я... я очень рада, signore, что это оказались вы.
– Это правда? – спросил Куин. Девочка кивнула.
– Моей маме, вы очень нравитесь. И вы очень красивый. Самый красивый отец, по-моему.
Куин растерянно улыбнулся и проговорил:
– Ну, на сегодня волнений тебе хватит, мышка. Ты еще очень слаба. Когда тебе станет лучше, ты задашь нам множество вопросов, а мы с твоей мамой постараемся ответить на них как можно лучше. Но я не мог позволить тебе пережить еще один день в неведении. Я так сильно люблю тебя!
Серилия сонно улыбнулась.
Куин уложил ее поудобнее и до подбородка накрыл одеялом. Серилия закрыла глаза и со счастливой улыбкой на устах заснула.
Куин не знал, как долго он оставался в спальне, сидя на краю постели и глядя на своего спящего ребенка. Он размышлял о том, какое будущее ожидает их. Он был настолько глубоко погружен с свои мысли, что даже не услышал, как отворилась дверь и вошли Вивиана и старая няня. Синьора Росси подошла к туалетному столику и принялась разглаживать морщинки на лежавшей там свежей рубашке Серилии.
Вивиана подошла к постели и встала по другую сторону кровати. Она молча наблюдала за Куином. Его лицо выражало необыкновенную нежность. Он смотрел на спящую Сери-лию. Отец и дочь. Вместе. Dio, как изменилась жизнь! Она надеялась, что к лучшему. По крайней мере для Серилии.
– Слишком поздно, – шепотом произнесла Вивиана, когда синьора Росси принесла рубашку. – Серилия уснула.
Снова передернув плечами, няня отложила рубашку в сторону, подошла к девочке и приложила руку к ее лбу.
– Это хороший сон, графиня. Нет жара.
Вивиана облегченно вздохнула и согласно кивнула. Серилия действительно спала спокойно.
– Не будете ли вы так добры, не посидите ли немного с ней, Tata? – попросила Вивиана, называя няню так, как называли ее дети. – Мне нужно кое-что сделать.
Старушка махнула рукой:
– Идите, идите. Вы отдыхайте. Вы спите.
Но Вивиана, несмотря на то что почти не спала в течение двух последних дней, решила остаться. Она собралась с духом и обратилась к Куину:
– Милорд, могу я с вами поговорить?
– Конечно, – с готовностью согласился граф. Они вышли за дверь.
– Ты ей сказал? – шепотом спросила Вивиана.
– Сказал, – ответил Куин. – Но я сказал только то, чего нельзя было откладывать.
Вивиана как-то странно посмотрела на него.
– Как она это восприняла?
– По-моему, она довольна. Но я не обольщаюсь. Потом будут трудные вопросы. К нам обоим.
Вивиана очень опасалась, что трудные вопросы потребуют немедленных ответов. Да и у нее самой были вопросы. Она повела Куина в семейную гостиную. В этот день камин не разжигали. Прошла целая жизнь с тех пор, как в этой комнате Куин обвинил ее в обмане. Вивиана прошла в глубь комнаты. Она пыталась собраться с мыслями.
– Вивиана, я... – проговорил Куин, но неожиданно осекся.
Вивиана выбрала наступательную позицию и, повернувшись, посмотрела ему в лицо:
– Благодарю тебя за то, что был добр вчера. И сегодня.
– Пустяки.
Вивиана склонила голову набок и возразила:
– Это не пустяки. И я рада... я думаю... что ты поговорил с Серилией. Но я также хочу сказать, Куинтин, что я много думала о... о твоих требованиях, которые ты предъявил мне два дня назад.
– Как и я, Виви, – тихо проговорил Куин. Вивиана жестом остановила его:
– И я должна сказать тебе, Куин, раз и навсегда, что я не могу этого сделать. Честно говоря, я не хочу этого делать. Но ты это уже понял, не правда ли? Ты понял, что я буду стоять насмерть. Полагаю, ты с нетерпением ждешь этой схватки.
Куин грустно улыбнулся:
– Сначала, Виви, я думал только о Серилии. Или по крайней мере я в это верил.
Вивиана, измученная и душой, и телом, устало опустилась на диван.
– Я не могу оставить мою дочь, Куин. Не могу расстаться с Серилией... но я не думаю, что смогу заставить себя остаться здесь. Боль прошлых лет еще не утихла во мне. Но я никогда не лишала Серилию ее права, принадлежащего ей по рождению, Куинтин. Я нанимала ей самых лучших английских гувернанток, учила ее языку и делала все, что могла. Сожалею, но я не могу сделать большего. Куин сел рядом с ней на диван.
– Мне очень жаль, Вивиана, что ты не доверилась мне тогда, что все эти годы ты не верила, что я захочу все исправить. Прости, что заставил тебя страдать.
Вивиана хотела была что-то возразить, но Куин приложил палец к ее губам.
– Мне хотелось бы, Виви, убедить тебя в том, что я сделал бы все, что требовалось, для ребенка, которого ты носила, – проговорил он. – Но у тебя были сомнения, и я понимаю почему. Однако ты должна знать, Виви, что я всегда любил тебя. И я был очень близок к тому, чтобы сказать тебе это в тот ужасный день. Близок к тому, Виви, чтобы попросить тебя выйти за меня замуж.
Вивиана отчаянно замотала головой:
– О, Куин, пожалуйста, не надо!
Куин стиснул кулаки, пытаясь справиться с волнением:
– Нет, пора сказать правду. Я всегда любил тебя, Вивиана, и никогда не переставал любить. Но я не верил, что ты любишь меня. Ты же никогда не говорила мне об этом. И когда я наконец набрался храбрости спросить, ты призналась, что не любишь меня. Это ранило меня в самое сердце. У меня не было уверенности в себе – не было ничего, кроме самодовольного вида и юношеской наглости.
– Ты был великолепным наглецом, – со слабой улыбкой заметила Вивиана. – И имел чрезвычайно самодовольный вид.
Боль отразилась в глазах Куина.
– Это было мое падение.
Вивиана наклонилась к нему и, положив руку на плечо, прошептала:
– И я любила тебя, Куин. Любила. Но гордость не позволяла мне в этом признаться.
– Но почему, Виви?! – воскликнул Куин. – Почему?! Вивиана отвела глаза в сторону.
– Я чувствовала себя так, словно меня купили и оплачивали мои услуги, – тихо проговорила она. – И я знала, что английские джентльмены не женятся на своих содержанках. Когда они им надоедают, они находят других. Поэтому единственное, что можно сделать, – это сохранить гордость и мужественно выстоять, когда наступит конец.
– Ты бы никогда мне не надоела, Вивиана, – с чувством произнес Куин. – И никогда не было бы конца.
Вивиана медленно покачала головой:
– Я в это не верю.
– И ты не веришь, что я люблю тебя, – заключил Куин. – Так я докажу тебе. Я сделаю тебе самый дорогой подарок. Я...
– Не надо мне подарка, – перебила его Вивиана. Куин снова приложил палец к ее губам и тихо произнес:
– Я подарю тебе нашего ребенка, Виви. И право жить, как ты жила, право растить Серилию так, как ты считаешь нужным.
Вивиана с грустью смотрела на Куина. Он взял ее за руку и поднес к своим губам.
– Но пожалуйста, Виви, – продолжал Куин, – позволь мне видеть Серилию, не устраивая скандала. Ей нужен отец – ее настоящий отец. Отец, любящий ее и желающий быть с нею. Когда-нибудь, Виви, Серилия захочет выйти замуж и иметь собственную семью. И ей поможет мысль о том, что она дитя двух людей, которые очень любили друг друга. Я бы хотел... Вивиана, я бы хотел, чтобы моя дочь верила в любовь.
Вивиане показалось, что стены комнаты закачались. Она пришла сюда сражаться за своего ребенка. А теперь вот так просто все закончилось. И все же беспокойство не покидало ее.
– Ты... ты даешь мне право поступать так, как я захочу? – спросила она, желая удостовериться, что правильно поняла услышанное.
Куин все еще держал ее за руку.
– Я даю тебе право, Виви, поступать так, как ты сочтешь нужным для нашей дочери, – ответил он. – Как я верю в любовь, так я верю в твою рассудительность.
Вивиана горько усмехнулась:
– Dio mio! He понимаю почему! Ведь это я отдала Серилию в руки Джианпьеро.
Куин ободряюще пожал Вивиане руку:
– Ты думала, что так будет лучше всего. Виви, ты была наивна и неопытна, как и я. Только умела это скрывать, что я понял слишком поздно.
– О, я ничего не знала! – призналась Вивиана. – Я играла с огнем, Куин, когда стала твоей любовницей, и не понимала этого.
– Ах, я сожалею и об этом. Сожалею, что считал тебя такой опытной, а ты не была такой. Сожалею, что толкал тебя на то, чего ты не хотела.
Вивиана протянула руку и с нежностью погладила Куина по щеке.
– Но это неправда, что я не хотела тебя, Куин, – прошептала она. – И я покинула тебя, саго, не потому, что не любила.
– Когда ты бросила меня, я не знал, что и думать, – признался Куин. – Я был молод и терзался из-за тебя. Преследовал, добивался тебя. Виви, это было какое-то наваждение. Я искренне верил, что я знаю жизнь и знаю, чего ожидают от мужчины такие искушенные, как ты, женщины. Потребовались годы, чтобы я понял то, как заблуждался.
– Ах, саго, – прошептала Вивиана, – мы были слишком молоды. Слишком молоды.
Куин медленно покачал головой.
– Я считал тебя опытной и искушенной, Вивиана, потому что сам не был таким, – признался он. – Все эти месяцы, проведенные вместе, я жил в страхе, что в любую минуту ты бросишь меня ради кого-то старше меня, или богаче, или с более высоким положением в обществе. Хуже всего, я думал, что ты стыдишься быть моей любовницей – в чем, как оказалось, я не ошибался. Но совсем по другой причине, чем я предполагал.
Вивиана на мгновение закрыла глаза.
– Сколько же боли мы причинили друг другу. Как глупо: мы заставляли друг друга страдать, а я, вероятно, поступила еще хуже. Из-за меня пострадала Серилия. И теперь я сделаю все, Куинтин, чтобы у нее была счастливая жизнь.
Куин взял руку Вивианы, перевернул ее и поцеловал в раскрытую ладонь, как это обычно он делал когда-то.
– У меня есть еще пара вопросов, Виви, – продолжил он. – Первый – это просьба, с которой я хочу обратиться к тебе.
Вивиана кивнула. Было заметно, что она едва сдерживает слезы.
– Certamente, – все же смогла выговорить она. – Я сделаю все, что в моих силах.
– Если ты должна уехать, то я хотел бы вместе с тобой вернуться в Венецию.
Вивиана не могла поверить, что Куин говорит это всерьез.
– В... в Венецию? – удивленно переспросила она. – О, саго! Это... о, это так... lontanissimi. Так далеко от Англии.
– Я еще немного помню из уроков по географии, Виви, где находится Венеция, – попытался пошутить Куин.
Вивиана почувствовала, как вспыхнуло ее лицо.
– Прости меня, – сказала она. – Конечно, ты знаешь. Куин прислонился к подлокотнику дивана и пристально смотрел на нее.
– А там я сниму дом... виллу. Но не имение. Что-нибудь небольшое. Как ты это называешь?
– A casa, – ответила Вивиана. – Или appartamento.
– Значит, casa, – улыбнулся Куин. – И там я бы хотел проводить немного времени с Серилией, чтобы получше узнать ее. И также с Фелис и Николо. Позволь детям смотреть на меня как на любящего дядю, или крестного отца, или... Ну, выбери сама любое приличное название. Я только хочу видеться с ними. Но я не буду вмешиваться в твою жизнь, Виви, если ты этого не пожелаешь.
Вивиана еще гуще покраснела.
– Я этого не говорила, Куинтин, – прошептала она. – Я не говорила, что твое присутствие нежелательно.
Куин снова улыбнулся:
– В таком случае у меня есть кое-что для тебя, Виви. Он отпустил ее руку и, достав из кармана футляр для драгоценных украшений, протянул ей.
Вивиана оттолкнула его руку:
– Grazie. Никаких подарков. И per amore di Dio, никаких драгоценностей. Никогда.
– Это не драгоценность, – пояснил Куин, слегка тряхнув футляр. – Хотя это может тебе понравиться еще меньше.
Вивиана несколько минут с недоверием смотрела на футляр, однако женское любопытство наконец взяло верх. Она приняла коробочку и открыла ее. На бархате вместо браслета или ожерелья лежал свернутый листок бумаги. Вивиана взглянула на Куина и заметила веселые искорки в его глазах.
– Куинтин, я не понимаю.
– Прочитай, – предложил Куин. Вивиана развернула листок и принялась читать.
– Я... Куинтин, я все же не... – Вивиана осеклась. Она не могла поверить своим глазам. От волнения у нее затряслись руки. – Тут мое имя, – прошептала она. – И твое тоже.
Куин смущенно улыбнулся:
– Вот поэтому мы с Херндоном задержались на день в Лондоне.
– О чем... о чем ты говоришь, Куинтин? – спросила Вивиана, непонимающе глядя на Куина. – Что этот... этот documento значит?
– Херндону нужно было специальное разрешение, чтобы жениться на Элис. А такое разрешение получить не так-то просто. Но нам это удалось. И тогда... ну, я не могу этого объяснить, Вивиана. Ты не оставляла мне никакой надежды. Да и сейчас тоже. Но я не мог уехать из Лондона без своего такого же листочка бумаги. Так, видишь ли, на всякий случай. Просто потому, что треть своей жизни я был влюблен в тебя и теперь знаю, что это навсегда. Вот я и отправился на другой день и получил такое же разрешение для себя. Для нас, Виви.
Вивиана прижала пальцы к вискам, пытаясь привести в порядок путаные мысли.
– Куинтин, я плохо соображаю.
– А я нет. Впервые в жизни, Виви, у меня такая ясность мыслей.
– Но... но, Куин, я поступила с тобой ужасно, и с Серилией тоже, – запротестовала Вивиана. – И я слишком стара для тебя. И слишком ревностная католичка. И еще я мать троих очень непоседливых детей. И есть еще папа, который нуждается...
Куин заставил Вивиану замолчать, накрыв ее губы властным поцелуем.
– Довольно, – сказал он. – Все это не имеет значения. Что касается меня, то я не вижу никаких препятствий. Это все мелочи, и в них всегда можно разобраться, если мы оба этого хотим. Разрешение предоставляет нам шесть месяцев для этого. Но ты, Виви, ты даешь нам эти шесть месяцев? Сможешь ли ты снова полюбить меня?
Вивиана опустила глаза и помолчала.
– Я никогда не переставала любить тебя, – наконец произнесла она. – Ты должен знать, Куин, никогда.
Куинтин опустился перед Вивианой на одно колено:
– Итак, Вивиана Алессандри, любовь всей моей жизни, женщина, которую я совершенно не заслуживаю, возьмешь ли ты меня в мужья? Выйдешь ли за меня замуж и создашь ли со мной семью? И предупреждаю тебя, любовь моя, что если этот листочек бумаги в конце концов утратит силу, то моя настойчивость – никогда. Я буду ждать год, или месяц, или две недели, а может быть, еще лет десять, и снова спрошу тебя: выйдешь ли ты за меня замуж?
Вивиана отложила в сторону бумагу.
– Так ты прощаешь меня, Куинтин? – шепотом спросила она. – За то, что я сделала с Серилией? За то, что я сделала с нами?
Куин покачал головой и тоже шепотом проговорил:
– Мы оба должны простить сами себя и друг друга, Виви. Мы должны думать только о будущем и о детях, и даже, возможно, о детях, которые появятся у нас. И мы должны сказать Серилии, что любим ее, что она нужна нам и что с этого дня мы будем заботиться о ней. Или вместе. Или отдельно. Я примирюсь с тем, что мне достанется. А что бы ты предпочла, Вивиана?
– Вместе, – ответила Вивиана и бросилась в объятия Куина. – Да, да, Куинтин, мой прекрасный юный англичанин, я выйду за тебя. Саго, я выйду за тебя хоть тысячу раз.
Лицо Куинтина светилось от счастья. Он наконец обрел любовь и семью.
– Только раз, Виви, – проговорил он. – Если я сумею подвести тебя к алтарю всего один раз, этого хватит на тысячу жизней.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Два маленьких обмана - Карлайл Лиз



Стареющая Г-ГЕРОИНЯ и младше ее на 3 г.Г-герой + 2 ребенка сверх. Такая арифметика мешает восторгаться этим романом.
Два маленьких обмана - Карлайл ЛизВ.З.,65л.
14.02.2013, 11.43





Роман просто классный. Читала с удовольствием и прочла за 4 часа. А разница в возрасте и дети никогда ещё не мешали настоящим чувствам. Читайте и получайте удовольствие.
Два маленьких обмана - Карлайл ЛизЛ.М.
26.11.2013, 20.51





я считаю, что роман очень хорош, таких историй, как в романе, много и сейчас.
Два маленьких обмана - Карлайл ЛизЛюдмила
8.01.2014, 18.33





Очень милый роман, герои настоящие, только стиль слегка хромает: 7/10.
Два маленьких обмана - Карлайл Лизязвочка
9.01.2014, 1.07





Eccezionale... un bel romanzo!!!
Два маленьких обмана - Карлайл Лиз******
13.08.2014, 12.08





Сюжет почти слизан с романа Мэри Бэлоу "Сюрприз на Рождество", только в гораздо худшем варианте. Здесь нет той берущей за душу нотки как у Мэри.Можете сравнить.
Два маленьких обмана - Карлайл ЛизNataly
16.12.2014, 21.58





Согласна с предыдущим кометом, язык очень шероховатый (может перевод виноват). У Мэри Бэлоу более интересный.
Два маленьких обмана - Карлайл Лизиришка
30.08.2015, 21.34





неплохо. но как-то кривовато. не знаю даже что и где. но чет не хватило.
Два маленьких обмана - Карлайл Лизлёлища
5.05.2016, 21.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100