Читать онлайн Два маленьких обмана, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 12, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Два маленьких обмана - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Два маленьких обмана - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Два маленьких обмана - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Два маленьких обмана

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12,
в которой графиня Бергонци снова солгала

На следующий день Вивиана отправилась на верховую прогулку. Она шла по коридору к задней двери дома, раздраженно похлопывая по бедру хлыстом. Она провела утро, напрасно ожидая, когда пробьется сквозь облака солнце, которое так и не появилось, и гостя, который так и не приехал. И тогда она решила покататься верхом; пронестись быстрым, отчаянным галопом, невзирая на серое, унылое небо и выпавший снег.
Однако едва Вивиана успела спуститься с холма, как увидела Куина. Он появился из-под тени деревьев там, где конная тропа выходила из леса. Он был один, на своем большом гнедом жеребце, который, застоявшись на конюшне, все еще тряс головой. Значит, Куин приехал прямо из Арлингтон-Парка, подумала Вивиана.
Она смотрела, как Куин погладил коня рукой, пытаясь успокоить, затем ловко спрыгнул на землю и отдал поводья одному из грумов Чесли. Теперь уже не уедешь, подумала Вивиана. И не было смысла искать безопасности в доме. В четырех стенах, среди роскошной мебели, создававшей особую атмосферу, Куин все равно останется таким же большим и таким же страшным.
Но она, Вивиана, как-нибудь справится с Куином Хьюиттом и его вопросами. Вивиана не могла допустить, чтобы он довел ее до такого состояния, в котором она находилась вчера. Она остановилась и ждала.
Куин увидел Вивиану, как только отошел от конюшен, и стал подниматься по холму. В простой шерстяной амазонке и кокетливой шляпке она была, как всегда, прекрасна и обольстительна. Он зашагал по тропе торопливо, еще не уверенный в разумности своего решения, но полный решимости исполнить его.
Они договорились: «один только раз». Но Куину недостаточно было одного раза. Он хотел обладать Вивианой и решил или добиться этого, или избавиться от нее. То, что было вчера – пустая светская болтовня и притворство, что между ними ничего больше нет, – не могло продолжаться. Было. Многое. И если Вивиана настойчиво это отрицала, то она была лгуньей или хуже того – соблазнительницей.
Куин не считал ее ни тем, ни другим. Он начинал подозревать, не скрывает ли она от него что-нибудь, но что? Он видел в Вивиане холодность и отчужденность, что ему не нравилось и не хотелось признавать. Даже его сестра, кажется, не знала, что у Вивианы на уме, а он утром с пристрастием допросил Элис.
Только в его объятиях Вивиана становилась сама собой. Когда между ними рушились все преграды, она снова превращалась в девушку, которую он любил. Следовательно, надо держать ее в своих объятиях. И в своей постели. Куин намеревался сделать то, что должен был сделать десять лет назад. Он решил жениться на Вивиане. И его совсем не волновало, какой ценой заплатит он за это. Он не боялся, что вызовет бурю негодования в Арлингтон-Парке или его мать хватит апоплексический удар.
Еще издалека Куин заметил, что Вивиана нервно похлопывает хлыстом по юбке своей амазонки и подозрительно поглядывает на него.
– Тебе так нравится эта проклятая штуковина? – поднявшись на холм, спросил Куин, глядя на хлыст.
– Никогда не знаешь, когда он может пригодиться. Куин рассмеялся, откинув назад голову:
– Ты жестокая женщина, Вивиана Алессандри.
При этих словах Вивиана опустила глаза и отвернулась.
– Прости меня, – сразу же спохватился Куин. – Я что-то не так сказал?
– Алессандри, – тихо повторила Вивиана. – Меня давно так не называли. И если я жестока, Куинтин, то это жизнь сделала меня такой.
Куин предложил ей руку.
– Пойдем, – тихо сказал он. – Пойдем со мной. Мне надо тебя о чем-то спросить, Виви, и я не хочу говорить об этом в доме.
Вивиана взглянула на руку Куина, такую сильную и твердую, и поняла, что предстоящий разговор неизбежен. Об этом говорило и решительное выражение лица, хотя взгляд его не был суровым. Вивиана оперлась на руку Куина, подобрала юбки, оставив хлыст висеть на запястье.
– Сады Чесли очень хороши в декабре, – с усмешкой проговорила она. – Хочешь, пойдем туда?
Куин улыбнулся, и они направились к садам.
У Чесли было лишь небольшое имение, но его сады славились на весь Бакингемшир. Весной и летом в них бывало множество гостей. Его покойная мать, как однажды сказал Чесли, питала страсть к парадным французским садам, итальянской скульптуре и свежесрезанным цветам. Он чтил ее память, сохраняя все в том виде, как бы ей этого хотелось. Только лабиринт не был приведен в порядок.
– Господи, как будто его моль поела, – заметил Куин, когда они подошли к нему.
Вивиана рассеянно улыбнулась:
– Какая-то болезнь повредила его. Его должны были подрезать садовники.
Это был большой лабиринт. Вивиана и Куин медленно обошли внешний круг в полном молчании. Куин чувствовал удовлетворение от того, что гуляет с Вивианой и ее рука покоится на его руке. Вивиана бросила на него встревоженный взгляд. Юношеское очарование Куина давно исчезло. Сейчас он выглядел уверенным и сильным мужчиной.
Не столько красивым, сколько решительным. Его челюсти были крепко сжаты, а темно-голубые глаза казались холоднее, в них не было той жаркой страсти, которая была накануне. Куин совсем не походил на человека, который схватил ее за руку и поклялся встретиться с ней сегодня.
Вивиана не хотела этой встречи. Она слишком боялась того, что Куин может спросить и что она может не устоять и сказать ему. А если бы он узнал правду, он бы возненавидел ее.
К тому же она не знает, насколько годы изменили Куина. Когда-то Вивиана думала, что знает его; знает, чего он хочет, знает, как он ответит. Не так уж давно она сказала Куину, что не потерпит вопроса о своих поступках. А ответ на них с каждым днем становился все честнее. Что, если она все эти годы ошибалась? Что, если?..
Это означало, что все ее жертвы были напрасны. Все, чем она была, и все, что она сделала, было предопределено тем ее решением. И сейчас Вивиана не могла позволить себе думать иначе. Поэтому она собрала все свое мужество, что ей часто приходилось делать за прошедшие годы, и глубоко вздохнула.
– Ты пожелал меня видеть. О чем же, Куинтин, ты хотел спросить?
Куин посмотрел на Вивиану со смущенной улыбкой:
– Верна себе, Виви, сразу к делу. Что я хотел сказать? Даже не знаю.
– Значит, ты проделал этот долгий путь напрасно.
– Разве? – Куин остановился и посмотрел ей в глаза. – А я чувствую, что не напрасно, Вивиана. Как хорошо вот так гулять с тобой! Я чувствую себя так, словно... вернулись старые времена.
– Мы никогда так не гуляли с тобой, Куинтин, – холодно заметила Вивиана. – Мы ссорились. Потом был секс. А потом мы снова ссорились.
– Это самое холодное, трезвое определение отношений из всех, какие я когда-либо слышал, – согласился Куин. – И никаких романтических воспоминаний не осталось у тебя, дорогая?
– Очень мало, – ответила Вивиана. – Романтика, сага, – это для мужчин. Женщинам трудно позволить ее себе.
Куин поднял бровь и снова зашагал по тропинке.
– Я думаю, оглядываясь назад, что в любом случае это трудно назвать отношениями, – продолжил он. – И все же, Виви, воспоминания не покидали меня все эти годы. Как ты думаешь, почему?
– Не могу сказать.
– А я думаю, потому, что мы прервали их неоконченными, – задумчиво произнес Куин. – У тебя никогда не было такого ощущения, Виви? Или ты просто... никогда не оглядывалась назад?
Вивиана упорно смотрела вдаль, на длинный ряд строений, обрамлявших сады около дома.
– Я никогда не оглядывалась назад, – солгала она. – Я не могла. Я должна была жить.
– Жить без меня, – уныло добавил Куин.
– Ты сделал свой выбор, Куинтин, – прошептала Вивиана. – И теперь не смей заставлять меня брать вину на себя.
– А, ты говоришь, полагаю, о том предложении жениться на тебе, которое однажды высказала, – помрачнев, напомнил Куин. – Последнее время я много думал об этом. Почему, Виви, ты не могла просто сказать мне —^ все или ничего? Почему ты не была со мной честной? Возможно, я... возможно, я ответил бы тебе по-другому.
Вивиана вырвала у Куина свою руку.
– Как ты смеешь?! – спросила она, понизив голос. – Как ты смеешь теперь обвинять меня в нечестности после всего, что уже произошло?! Я что, должна была приставить пистолет к твоей голове? Нож к своему горлу? И если я этого не сделала, значит, это моя вина? Будь ты проклят, Куин Хьюитт! Убирайся к черту! Вот так. Я сказала то, что мне давно хотелось сказать тебе, и сказала по-английски, чтобы ты мог это ясно понять.
Куин предостерегающе поднял руку:
– Вивиана, подожди. Я никогда не обвинял тебя в нечестности.
– Но именно это ты и сказал. Ты не представляешь, Куинтин, как было унизительно для меня просить тебя об этом. Понимал ли ты, как оскорбил меня своим взглядом и своими словами? А теперь заявляешь, что сожалеешь, что я угрозами не принудила тебя согласиться.
Куин слегка побледнел.
– Я только жалею, Виви, что ты не была честной со мной, – сказал он. – Я только жалею, что ты мне не сказала определенно, что было поставлено на карту.
– О, si, ты хотел бы, чтобы я умоляла тебя! Ведь так? И какого бы мужа, Куинтин, я получила? Мужа, который просыпался бы каждое утро, кипя от злости? Мужа, который чувствовал бы, что его заманили в ловушку или лестью принудили к браку? Да я бы лучше умерла.
Вивиана повернулась, намереваясь уйти, но Куин удержал ее:
– Ну подожди же минуту, Вивиана.
– Andare all'inferno! – прошипела она.
Куин грубо сжал ее руку и повернул лицом к себе.
– Будь я проклят, если я буду стоять здесь, в саду, где любой может услышать, как мы ссоримся наподобие базарных торговок, – проворчал он, оттаскивая Вивиану в сторону. – Что это там впереди? Оранжерея?
– Откуда я знаю? – возмущенно ответила Вивиана. – Отпусти мою руку, высокомерный осел!
– Замолчи, Виви. Я думаю, мы, ты и я, разберемся в этом раз и навсегда. И мне не нужны свидетели моего унижения.
– Твоего унижения! – Вивиана перестала вырываться, чувствуя бесполезность этого. – Да ты не знаешь, что значит это слово.
Куин открыл тяжелую деревянную дверь и втолкнул Вивиану внутрь, где царили сумрак и приятное тепло. Она прищурила глаза и огляделась. В воздухе стоял запах влажной земли. Они вошли в большое, с низким потолком помещение. А за ним под выпуклой стеклянной крышей виднелись ряды деревянных рамок, где на грядках густо росла пышная сочная зелень.
– Слава Богу. – Куин отпустил Вивиану и снял пальто и перчатки. – По крайней мере здесь тепло.
Вивиана уперлась рукой в бок и сердито смотрела на него. Но, даже охваченная волнением, она видела, что, хотя Куин продолжал сердиться, воинственный дух его ослабел. Он с видимым отвращением швырнул шляпу на стол, где уже лежали его пальто и перчатки, и запустил руку в свои длинные волосы.
– Почему так, Виви, почему ты по-прежнему так действуешь на меня? – с отчаянием спросил он. – Почему, после всех этих лет, ты все еще можешь веревки из меня вить, и я снова чувствую себя тем же зеленым, как трава, юнцом?
Вивиана не совсем поняла его.
– Я не имею никакого желания связывать тебя веревками или превращать в траву, – с чувством собственного достоинства произнесла она. – И я определенно не имею желания ссориться, Куинтин. Я думала... я думала, что мы покончили с этим делом еще два дня назад. В коттедже. Не понимаю, чего ты теперь от меня хочешь. Будь любезен, объясни, per favore, и позволь мне уйти.
– Я только хотел узнать... – Слова, казалось, застряли у него в горле.
– Что?
– Я хотел узнать, Виви, почему ты оставила меня.
К Куину вернулась юношеская неуверенность. Вивиана смотрела на него и не отвечала, борясь с почти непреодолимым желанием подойти и обнять его.
– Я оставила тебя, саго mio, потому что пришло время, – наконец с грустью в голосе ответила она. – Настало время вернуться туда, откуда я приехала в Англию. У меня был отец, которого я любила всем сердцем. Я скорее бы умерла, чем позволила бы ему увидеть, кем я стала. Любовницей богатого человека. Мне не хотелось расставаться с тобой, Куин. Нет. Но пришла пора делать выбор. И я его сделала. Неужели ты не можешь понять?
Куин закрыл глаза и до боли сдавил пальцами переносицу.
– А если бы я тогда сказал «да», Виви, ты вышла бы за меня замуж? – тихо спросил он. – Не побоялась бы гнева моей семьи? А что, если бы мой отец лишил меня наследства и нам пришлось бы голодать? Ты бы тоже прошла через это вместе со мной?
– Я... я не знаю, – солгала Вивиана. – Все, что я знаю, саго, – это что лучше выйти за человека, которого не любишь, чем за того, который не любит тебя.
Куин опустил руки и попытался улыбнуться. После долгого молчания он наконец сказал:
– Ладно, все это в прошлом. Думаю, сейчас нет смысла обсуждать его.
Вивиана покачала головой:
– Никакого.
Заложив руки за спину, Куин ходил взад и вперед по каменному полу оранжереи. Среди грубо сколоченных столов и полок с садовыми инструментами он напоминал заключенного в клетку зверя. Вивиане следовало бы воспользоваться случаем, извиниться и уйти, но почему-то она этого не сделала.
– Он был добр к тебе, Виви? – не поворачиваясь, неожиданно спросил Куин. – Он был тебе хорошим мужем, этот Бергонци? Ты была счастлива?
– Брак как брак, – ответила Вивиана. – Мы уживались.
Куин повернулся и окинул ее холодным взглядом:
– Но я думаю, Вивиана, что большинство браков счастливые. Или по крайней мере должны быть. Неужели я единственный человек на свете, кто верит этому? Или я просто... безнадежно наивен?
Вивиана сжала руки.
– Не знаю о большинстве браков. Знаю только, что пыталась сделать все, чтобы он выглядел таким.
– Он, должно быть, любил тебя, – продолжил Куин. – И очень гордился тобой.
Вивиана неопределенно пожала плечами:
– Может быть.
Куин не сводил взгляда с ее лица.
– Иначе зачем человеку с его богатством и положением позволять жене петь для публики? – спросил он. – Потому жали его пальто и перчатки, и запустил руку в свои длинные волосы.
– Почему так, Виви, почему ты по-прежнему так действуешь на меня? – с отчаянием спросил он. – Почему, после всех этих лет, ты все еще можешь веревки из меня вить, и я снова чувствую себя тем же зеленым, как трава, юнцом?
Вивиана не совсем поняла его.
– Я не имею никакого желания связывать тебя веревками или превращать в траву, – с чувством собственного достоинства произнесла она. – И я определенно не имею желания ссориться, Куинтин. Я думала... я думала, что мы покончили с этим делом еще два дня назад. В коттедже. Не понимаю, чего ты теперь от меня хочешь. Будь любезен, объясни, per favore, и позволь мне уйти.
– Я только хотел узнать... – Слова, казалось, застряли у него в горле.
– Что?
– Я хотел узнать, Виви, почему ты оставила меня.
К Куину вернулась юношеская неуверенность. Вивиана смотрела на него и не отвечала, борясь с почти непреодолимым желанием подойти и обнять его.
– Я оставила тебя, саго mio, потому что пришло время, – наконец с грустью в голосе ответила она. – Настало время вернуться туда, откуда я приехала в Англию. У меня был отец, которого я любила всем сердцем. Я скорее бы умерла, чем позволила бы ему увидеть, кем я стала. Любовницей богатого человека. Мне не хотелось расставаться с тобой, Куин. Нет. Но пришла пора делать выбор. И я его сделала. Неужели ты не можешь понять?
Куин закрыл глаза и до боли сдавил пальцами переносицу.
– А если бы я тогда сказал «да», Виви, ты вышла бы за меня замуж? – тихо спросил он. – Не побоялась бы гнева моей семьи? А что, если бы мой отец лишил меня наследства и нам пришлось бы голодать? Ты бы тоже прошла через это вместе со мной?
– Я... я не знаю, – солгала Вивиана. – Все, что я знаю, саго, – это что лучше выйти за человека, которого не любишь, чем за того, который не любит тебя.
Куин опустил руки и попытался улыбнуться. После долгого молчания он наконец сказал:
– Ладно, все это в прошлом. Думаю, сейчас нет смысла обсуждать его.
Вивиана покачала головой:
– Никакого.
Заложив руки за спину, Куин ходил взад и вперед по каменному полу оранжереи. Среди грубо сколоченных столов и полок с садовыми инструментами он напоминал заключенного в клетку зверя. Вивиане следовало бы воспользоваться случаем, извиниться и уйти, но почему-то она этого не сделала.
– Он был добр к тебе, Виви? – не поворачиваясь, неожиданно спросил Куин. – Он был тебе хорошим мужем, этот Бергонци? Ты была счастлива?
– Брак как брак, – ответила Вивиана. – Мы уживались.
Куин повернулся и окинул ее холодным взглядом:
– Но я думаю, Вивиана, что большинство браков счастливые. Или по крайней мере должны быть. Неужели я единственный человек на свете, кто верит этому? Или я просто... безнадежно наивен?
Вивиана сжала руки.
– Не знаю о большинстве браков. Знаю только, что пыталась сделать все, чтобы он выглядел таким.
– Он, должно быть, любил тебя, – продолжил Куин. – И очень гордился тобой.
Вивиана неопределенно пожала плечами:
– Может быть.
Куин не сводил взгляда с ее лица.
– Иначе зачем человеку с его богатством и положением позволять жене петь для публики? – спросил он. – Потому Куин был не настолько жестоким, чтобы напоминать Вивиане о том, как он вынудил ее дать обещание никогда не продавать кольцо. А Вивиана повела плечом и произнесла еще одну спасительную ложь:
– Не могу вспомнить. Ты хочешь получить его обратно? Если так, то моя шкатулка к твоим услугам, поищи в ней и, если найдешь, – возьми себе.
Куин снова покачал головой:
– Нет, я уверен, что его уже давно у тебя нет, как и всего остального.
Вивиана не хотела обидеть его. Правда, не хотела. Но в то же время она испытывала желание, нет, не желание, а необходимость заставить Куина понять.
– Не сомневаюсь, ты прав, – спокойно произнесла она. – Но ты, Куинтин, считал эти подарки платой своей любовнице за оказанные услуги. Если я воспринимала их именно так, то разве справедливо теперь обвинять меня в этом?
– Это было не так, – возразил Куин. – Я никогда не считал их платой, Виви. Это были подарки от всего сердца. И я не обвиняю тебя.
– Тогда что же ты делаешь? – Вивиана немного смягчила тон.
– Вивиана, если у тебя были кредиторы или карточные долги, почему ты не обратилась ко мне? Я бы оплатил их.
Вивиана отвернулась и обвела взглядом стеклянную оранжерею.
– Я не желала, Куин, чувствовать себя еще более обязанной тебе, – ответила она. – Кроме того, у меня не было долгов. Я не могла позволить себе жить не по средствам.
– Что же тогда? – настаивал Куин. – Почему ты не можешь мне сказать? Что это теперь изменит?
Вивиана поняла, что для него это имело большое значение. Да, после всех этих горьких лет, вероятно, эти простые глупые вещи все еще имели значение.
Сдерживая волнение, Вивиана глубоко вздохнула. Она уже знала, что пожалеет об этом.
– Я посылала деньги папа, – наконец ответила она. – Каждый месяц я посылала то немногое, что могла выделить ему. И какая же жалкая это была сумма. Особенно вначале.
– Но, Виви, не вижу в этом смысла. Разве у него была нужда в деньгах? Твой отец был известным композитором.
– О, si, знаменитым музыкантом! – воскликнула Вивиана. – И, как большинство из них, зависел от капризов своего патрона.
– Бергонци, да? – резко спросил Куин. – Это о нем ты говоришь?
Вивиана коротко кивнула.
– Но он служил у Бергонци много лет, не так ли?
– После того как я уехала из Венеции, они поссорились, – призналась Вивиана. – Папа было сказано, что больше для него не будет заказов от могущественного графа Бергонци, и, конечно, его неудовольствие означало, что никто другой не посмеет дать работу отцу.
– Но потом они помирились.
– Да, потом они помирились.
– Господи Иисусе, в это невозможно поверить.
– Невозможно поверить? – тихо повторила Вивиана. – Во что же именно ты не можешь поверить, Куинтин? Как ты думаешь, почему я вечер за вечером пела, надрывая свое сердце? Почему я боролась и вымаливала любую роль, какую только могла получить? Это делалось ради денег, саго. Чтобы и от меня была какая-то польза.
Куин не мог не заметить горечь в словах Вивианы.
– Я тебе верю, Виви. И если бы ты рассказала мне об этом девять лет назад, я и тогда поверил бы тебе. Я... я бы что-нибудь сделал.
– Ты бы сделал, Куин? – тихо спросила Вивиана. – Сомневаюсь в этом.-Очень сомневаюсь.
Куин ничего не сказал. Вероятно, у Вивианы были основания для сомнений. В молодости его больше всего заботило исполнение его собственных вздорных желаний и самоутверждение. Он любил Вивиану, это правда. Но он был неспособен видеть дальше этого. Возможно, он бы и не увидел или не почувствовал, что это накладывает на него какие-то обязательства.
– Почему они поссорились, Виви? – спросил Куин. – Это было как-то связано с тобой?
Вивиана бросила на него тяжелый быстрый взгляд и не ответила.
– Это произошло из-за тебя, Виви? – более требовательно повторил Куин.
Вивиана усталым жестом провела рукой по волосам и прислонилась к деревянной стене.
– У меня нет желания отвечать тебе, – тихо сказала она. – И откровенно говоря, саго, это не твое дело.
Куин шагнул к ней:
– Я не уверен, что буду верить тебе и дальше. Я начинаю думать, Вивиана, что ты многого недоговариваешь, и я намерен добиться от тебя всей правды.
Вивиана почувствовала, как внутри у нее все похолодело.
– Я не обязана отвечать на твои вопросы, – сказала она и направилась к двери. – Для меня ты ничто. Одно лишь воспоминание.
Куин решительно преградил ей дорогу:
– Мы еще не закончили, Вивиана.
– Убирайся к черту, – отрезала она. Куин сорвал хлыст с ее запястья.
– Ты злоупотребляешь этим выражением, моя дорогая, и на двух языках. Почему бы просто не назвать меня снова свиньей?
Вивиана широко раскрыла глаза и выпалила:
– Ты свинья! Ты подлец!
– О, не разыгрывай передо мной невинность, Вивиана!
В тот день в моем кабинете я понял немного больше, чем ты думаешь. И я понял кое-что еще, моя дорогая. Я понял по твоим губам, что ты не совсем равнодушна к моим поцелуям. Вивиана потянулась за своим хлыстом, намереваясь отнять его, но Куин резко отдернул руку.
– Я понапрасну трачу с тобой время! – заявила Вивиана. – Здесь должна быть другая дверь.
С этими словами она двинулась в теплую душную глубину оранжереи, шагая по покрытому соломой проходу между высокими рядами лилий и астр. Впереди виднелся почти незаметный за пышными пальмами другой выход. Куин догнал Вивиану, схватил за локоть и резко развернул лицом к себе.
Вивиана занесла руку, чтобы ударить его, но он перехватил ее и, рывком притянув Вивиану к себе, припал к ее губам жарким поцелуем. Сопротивление Вивианы прекратилось очень быстро. Она раскрыла губы, и Куин языком обвил ее язык. Вивиана почувствовала, что у нее слабеют ноги. Шляпа упала с головы на солому. От запаха теплой влажной земли, ароматов цветов у обоих кружилась голова.
– Позволь мне, – прошептал Куин. – Позволь мне, Виви.
Вивиана попыталась покачать головой:
– Нет.
Куин просунул руку под ее жакет, жадно ища грудь. Сквозь слои батиста и шелка он приподнял одну грудь на своей теплой ладони. От его прикосновения сосок предательски отвердел, и слабый стон вырвался из груди Вивианы.
Куин провел губами по ее шее, и она вздрогнула.
– Прекрати, Куин. Пожалуйста. Я... я не могу. Не... не принуждай меня.
Куин слегка провел пальцем вокруг ее соска.
– Тебе нравится так, Виви? – шепотом спросил он. – Скажи мне.
– Ты... ты же знаешь. Пожалуйста, не здесь.
– А где?
– Сегодня вечером. – Вивиана пыталась выиграть время и сохранить разум. – Я... я приду к тебе сегодня вечером... куда-нибудь. Куда скажешь.
– Правда? – Куин расстегнул пуговицы ее жакета и стянул его с плеч. – Куда скажу?
– Куда угодно, – жалобно проговорила Вивиана. Ее сопротивление быстро слабело. – Что угодно.
– Что угодно, – повторил Куин. – Мне это нравится, Виви.
Его язык ласкал грудь Вивианы. Широкой ладонью он обхватил ее за ягодицу и стал медленно поглаживать ее. Вивиана крепче прижалась к нему. Взяв в рот сосок, Куин далеко не нежно прикусил его, и это было уже слишком. Вивиана почувствовала, как волна желания поднимается снизу живота вверх. Ее дыхание становилось прерывистым.
Куин оторвал губы от ее груди, но тут же положил на нее руку.
– Мне надо... – прошептал он, прижав губы к уху Вивианы. – Мне надо подождать?
Вивиана пробормотала что-то нечленораздельное.
Куину как-то удалось вытащить ее из прохода и толкнуть на одну из соломенных куч, лежавших между грядками. Вивиана упала и оказалась сидящей верхом на Куине. Он резким движением стянул с нее жакет. Вивиана рада была освободиться от одежды. В оранжерее было душно и жарко. Напоенный ароматами воздух пьянил. Безумие. О, это было безумие!
Куин прижал Вивиану к себе и снова стал медленно и сладостно целовать ее. Его язык постепенно проникал в ее рот. Вивиана ответила на его поцелуй, не в состоянии противостоять желанию еще ближе ощутить под собой твердь его плоти. О, она так хотела его! Всегда хотела. Все эти годы это желание, казалось, было бесконечным. Вивиана целовала Куина жарко, сознавая, что впоследствии будет сожалеть об этом.
Он запустил руку в ее волосы, сдерживая ее, чтобы она не мешала его еще более страстным поцелуям. Часть волос выбилась из прически и упала Вивиане на плечо. Она нащупала край рубашки и вытащила его из-за пояса.
– Боже мой! – прошептал Куин, когда руки Вивианы стали ласково поглаживать его сначала по животу, затем по груди и сильным широким плечам. Теперь она всем телом лежала на нем. – Бог мой, Виви!
Вивиана чувствовала, как, просунув между ними руку, Куин пытается расстегнуть пуговицы. Она откинулась назад. Никогда еще она не чувствовала себя такой развратной. Так отчаянно желавшей сотворить какую-нибудь глупость.
– Позволь мне, – сказала она, осуществляя это желание. Она оттянула в сторону ткань панталон и белья и, увидев восставшую плоть, взяла ее в руку.
Куин издал странный горловой звук. Вивиана закрыла глаза и снова погладила его. Она знала, что их могут застать в любую минуту, что они лежат на куче соломы и что только стекло отделяет их от неба. Но она не могла остановиться. Она скользнула вниз, погладила Куина по груди и, наклонив голову, взяла его плоть в рот.
Куин, задыхаясь, снова неразборчиво выкрикнул что-то. Его лоб покрылся капельками пота. Казалось, прямо на них падают горячие лучи солнца, вытягивая вверх влагу из зеленых грядок. Держа в руке этот пульсирующий огонь, она провела по нему языком.
Однажды, в один долгий дождливый день Куин научил ее, как руками и губами доводить мужчину почти до безумия. Очевидно, этот урок не был забыт. Куина почти трясло.
– Господи, Виви, – выдохнул он. – Прекрати. Остановись.
Вивиана подчинилась. Куин ухватился за ее юбки и поднял их. Нащупав панталоны, он просунул в разрез палец. Вивиана почувствовала, как вспыхнула в ней страсть, и со стоном начала извиваться.
– Сядь на меня, – приказал Куин, дразня ее кончиком пальца. – Давай же, Виви.
Вивиана широко распахнула горящие от возбуждения глаза.
– Нас могут увидеть, – прошептала она. – Куин, нас застанут.
– Господи, Виви, мне все равно. Пусть смотрят. Пусть завидуют нам, – проговорил с придыханием Куин.
– Я совсем сошла с ума, – прошептала Вивиана, беря его член обеими руками. – Но меня сжигают желания. Dio, Куин! Мы как пара животных. Нам нечего делать рядом с...
– Потом, – перебил ее Куин. – Мы разберемся в этом потом. Давай же, милая. Пусти меня поглубже.
Вивиана все еще была в сапожках и юбке. Она спустила панталоны и села на Куина верхом. Никогда еще она не чувствовала себя настолько одержимой страстью. В оранжерее густой запах земли вокруг них становился все горячее. Вивиана, сидя на Куине, завернула кверху его рубашку и смотрела, как сокращаются мышцы его живота. Закрыв глаза, она вся отдалась ритму страсти, пока не исчезло ощущение времени, а раскаяние стало казаться таким эфемерным.
О, это не могло продолжаться! Для них обоих. Все происходило слишком быстро. Слишком горяча была страсть. Еще мгновения, и Вивиана вскрикнула, ощущая, что дошла до последней грани экстаза. Куин вцепился в ее бедра и сделал последнее, завершающее усилие. Вивиана задрожала, и из груди у нее вырвались тихие рыдания.
Она пришла в себя и увидела, что лежит на Куине, уткнувшись лицом в его влажную от пота шею. Она сделала глубокий вдох, вбирая в себя запах пота, мыла и бергамота. Куин. Навеки, навеки Куин.
– О Боже, Виви, – с изумлением в голосе прошептал Куин. – Ты опасная женщина.
Вивиана немного приподнялась и прошептала:
– Это не я. Это... это мы, оба. Мы с тобой как... polvere пега. Как порох.
– Да, – согласился Куин. – И пусть так будет всегда, Виви. Я был бы рад терпеть твой характер и удары твоего хлыста ради такой вот минуты, проведенной с тобой.
Вивиана ничего не ответила, а только прижалась губами ко лбу Куина с единственным желанием, чтобы он больше ничего не спрашивал у нее.
– У нас могло бы быть много таких дней, Виви, – прошептал Куин. – Ты когда-нибудь думала, что еще не... не слишком поздно для нас?
Прежде Вивиана думала, что девять лет, прожитые с Джианпьеро, были достаточной платой за ее грехи. Но она не представляла, какова в действительности эта плата. На мгновение она подумала, не рассказать ли Куину все. Но сразу же поняла, какой непростительной ошибкой это будет. Узнав правду, он возненавидит ее. И она ничего не сказала. Поднявшись, она отвернулась и стала приводить в порядок свою одежду.
– Виви? – Куин коснулся рукой ее щеки. – Виви, посмотри на меня. Это правда? Слишком поздно?
Вивиана повернулась и взглянула на него:
– Слишком поздно. Слишком поздно для чего-то большего, чем это, Куин.
– Почему? – Куин приподнялся, опершись на локоть. Его лицо неожиданно побледнело. – Почему так должно быть?
Вивиана не выдержала его взгляда и отвернулась.
– У нас теперь разная жизнь, Куин. Твоя жизнь... здесь. А моя – нет.
– Виви, ты же не можешь отрицать, что у нас... – начал Куин.
– Физическое влечение, – перебила его Вивиана. – Только физическое... Да, между нами это всегда было. Но жизнь не так проста, как ты себе ее представляешь. Жизнь часто ставит нас перед жестоким выбором.
– Я выбираю, как и где я проживу свою жизнь, Виви, – ответил Куин. – Я устал растрачивать ее понапрасну. Я хочу быть с тобой.
– Это невозможно.
– Возможно, – возразил Куин уверенным тоном. – Я никогда не хотел ничего другого, Вивиана. Теперь я понял это. Я хочу сделать все, что для этого требуется. Ты меня понимаешь?
Вивиана встала на колени и принялась медленно стряхивать соломинки с жакета и юбки.
– Пройдет несколько недель или месяцев, Куин, и я должна буду вместе с детьми вернуться в Венецию. И ты забудешь меня, как забыл за эти прошедшие годы. А я забуду тебя. .
Глаза Куина гневно вспыхнули.
– Забудешь, Виви?
– Постараюсь, si.
– И это так легко для тебя? Но, черт побери, не для меня! – возмущенно воскликнул Куин.
Вивиана с обидой взглянула на него:
– А много ли слез ты пролил из-за меня за эти девять лет?
– Отвечать на такой вопрос ниже моего достоинства. Вивиана коснулась щеки Куина и сказала чуть мягче:
– Куин, саго, твоя жизнь здесь. Ты теперь лорд Уинвуд. У тебя есть обязательства.
– Нет ничего, с чем бы не справился Херндон, – возразил Куин. – Не пройдет и недели, как они с Элис поженятся. Он будет членом моей семьи.
Вивиана с изумлением посмотрела на него и прошептала:
– Неужели ты уедешь со мной?
– Я готов сделать все, если это необходимо, – ответил Куин. – Я так сказал, и я так сделаю. Я хочу положить конец этой глупости, которая разделяла нас все эти годы. Вивиана, я... я хочу, чтобы мы поженились.
Вивиана почувствовала, как к ее глазам подступают слезы, и отвернулась. Она так долго ждала этих слов и теперь, услышав их, испытала чувство горечи. Как она может выйти замуж за Куина, если столько лет скрывала от него правду? Она и сейчас не осмелится признаться ему. Она просто не должна. Вивиана неловко встала на ноги:
– Я слишком стара для тебя, саго mio. У меня трое детей и много обязанностей. Найди кого-нибудь своего возраста и будь счастлив.
– Слишком стара? – возмущенно переспросил Куин. – Виви, это не имеет значения. И я обожаю твоих детей. Тебе же нелегко растить их одной.
Вивиана решительно покачала головой:
– Подумай о своей матери, саго. Наш брак убьет ее. Нет, Куин, я не сделаю этого. И не проси.
Куин приподнялся на локтях и смотрел, как она машинально снимает соломинки со своей одежды. Его задранная вверх рубашка оставляла открытым его плоский твердый живот, а волосы были взъерошены, как у мальчишки. Но выражение лица... о, Вивиана хорошо его знала.
Куин встал.
– Какая же ты лгунья, Вивиана, – сказал он, запихивая концы рубашки за пояс. – Да, я слышал все о той маленькой поддержке, которую ты оказывала вчера моей сестре. Ты ей сказала, что желания мамы не самое главное. Что есть и другие важные вещи.
– Элис ждет ребенка, – напомнила Вивиана.
– В таком же положении можешь оказаться и ты. Ты когда-нибудь думала об этом, Вивиана? Думала?
Вивиана почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица и перехватило горло.
Куин наклонился к ней и схватил за руку:
– А что, если бы ты оказалась на ее месте? Что тогда? Вивиана выдернула руку.
– Я не выйду замуж без любви, – резким тоном заявила она. – Однажды я уже совершила такую ошибку. И не повторю ее.
– Зачнешь моего ребенка, Вивиана, и сделаешь ее снова. – Куин опять схватил ее за руку, причем так сильно, что она подумала, не останутся ли синяки. – Кроме того, я совершенно не верю, Виви, что ты не любишь меня. Женщина не может проявлять столько страсти, как это происходит с тобой, и не любить.
– Поверь мне, Куин. Мы испытывали только физическое влечение друг к другу. Я не люблю тебя, а ты не любишь меня.
– Вот они, тут как тут, Вивиана, – ответил он. – Обе лжи, разрушившие наши жизни. В первый раз я еще не был вполне уверен, чтобы не поверить в них. Но теперь я совершенно уверен и не верю в них.
– Значит, ты очень самонадеянный человек, – заключила Вивиана и наклонилась, чтобы подобрать шляпку. – Сейчас я уйду, и если ты способен еще вести себя как джентльмен, Куин Хьюитт, ты не пойдешь за мной. Ты не станешь настаивать на своем там, где это нежелательно. Ты будешь держаться подальше от моих детей и вообще от Хилл-Корта. Я понятно объясняю?
Куин сузил глаза:
– Вполне.
Вивиана сдержанно кивнула:
– В таком случае я прощаюсь. Всего хорошего тебе, Куин. Предоставляю тебе самому найти выход.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Два маленьких обмана - Карлайл Лиз



Стареющая Г-ГЕРОИНЯ и младше ее на 3 г.Г-герой + 2 ребенка сверх. Такая арифметика мешает восторгаться этим романом.
Два маленьких обмана - Карлайл ЛизВ.З.,65л.
14.02.2013, 11.43





Роман просто классный. Читала с удовольствием и прочла за 4 часа. А разница в возрасте и дети никогда ещё не мешали настоящим чувствам. Читайте и получайте удовольствие.
Два маленьких обмана - Карлайл ЛизЛ.М.
26.11.2013, 20.51





я считаю, что роман очень хорош, таких историй, как в романе, много и сейчас.
Два маленьких обмана - Карлайл ЛизЛюдмила
8.01.2014, 18.33





Очень милый роман, герои настоящие, только стиль слегка хромает: 7/10.
Два маленьких обмана - Карлайл Лизязвочка
9.01.2014, 1.07





Eccezionale... un bel romanzo!!!
Два маленьких обмана - Карлайл Лиз******
13.08.2014, 12.08





Сюжет почти слизан с романа Мэри Бэлоу "Сюрприз на Рождество", только в гораздо худшем варианте. Здесь нет той берущей за душу нотки как у Мэри.Можете сравнить.
Два маленьких обмана - Карлайл ЛизNataly
16.12.2014, 21.58





Согласна с предыдущим кометом, язык очень шероховатый (может перевод виноват). У Мэри Бэлоу более интересный.
Два маленьких обмана - Карлайл Лизиришка
30.08.2015, 21.34





неплохо. но как-то кривовато. не знаю даже что и где. но чет не хватило.
Два маленьких обмана - Карлайл Лизлёлища
5.05.2016, 21.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100