Читать онлайн Добродетельная женщина, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Добродетельная женщина - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 121)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Добродетельная женщина - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Добродетельная женщина - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Добродетельная женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5
Опаленная огнем озарения

В понедельник утром Делакорт, как и обещал Амхерсту, встал на рассвете, позволил одеть себя как приличного джентльмена не слишком молодых лет и неслыханно рано — в половине девятого — явился на Пеннингтон-стрит, где его тут же передали в натруженные руки миссис Милдред Куинс.
Эта матрона с суровым взглядом показалась ему чересчур дорогой ценой за карточный проигрыш. Но долг есть долг, и Делакорт, стиснув зубы, покорился судьбе. Во всяком случае, ему совсем не хотелось показать миссис Куинс — широкоплечей, видавшей виды даме, — что он не очень-то рад взвалить на себя обязанности руководителя. Она слишком напоминала ему его дядю Найджела. Но это уже совсем другая история…
Впрочем, миссис Куинс была беззаветно предана своему делу. Она устроила ему подробную экскурсию по всему зданию миссии, начиная с подвалов и заканчивая чердаками, в течение которой Делакорт без особого интереса обозрел просторную, полную неаппетитных запахов кухню, огромную прачечную, заставленную дымящимися деревянными лоханями и жутко грохочущими отжимными машинами, а также швейные мастерские. Для самых способных обитательниц миссии имелся даже кожевенный цех.
До сего момента Делакорт ни разу не задумывался над тем, из чего сделаны его перчатки, как сшиты брюки и каким образом стирается его белье, но теперь он взглянул на своих слуг другими глазами. Виконт осматривал цеха с чувством, близким к благодарности по отношению к людям, занятым черным ручным трудом.
В каждой комнате сидели девушки, прилежно склонив головы над работой. Вид у них был вполне дружелюбный, но, когда они косились на Делакорта, он остро сознавал себя здесь чужим, испытывая при этом нечто похожее на вину. Разумеется, подопечные мистера Амхерста должны были к этому привыкнуть: благонамеренная верхушка общества нередко посещала миссию, чтобы поглазеть на бедных девушек, как на подопытных кроликов. Впрочем, положа руку на сердце, Делакорт именно таковыми их и считал.
Удивительно, но ему было неловко признаваться в этом даже самому себе. Дэвид никак не мог разобраться в охватившем его смешанном ощущении неловкости и жалости. Миссис Куинс сообщила, что в миссии пропала еще одна девушка, Маргарет Макнамара, которую он смутно помнил по ритуальной службе.
— Да, вот так, — мрачно добавила экономка. — Кому-то мы помогаем, а кто-то бежит от нашей помощи, стремясь заработать деньги более легким путем. И вы это очень скоро поймете, милорд.
Дэвида так и подмывало сказать, что он не желает ее слушать, что попал в этот адский кроличий садок, с избытком наполненный христианским милосердием, потому что продулся в карты. А еще потому, что больше никто не возьмется за эту проклятую работу, от которой все шарахаются, как одинокий ночной прохожий от грязной бродячей собаки, увязавшейся за ним.
К черту! Он не желает переживать за этих незнакомых людей, но, понимая, что такими речами миссис Куинс не проймешь, прикусил язык. Тут зазвонил колокольчик, возвестив о начале утреннего чтения Библии. Экономка неторопливо вышла из комнаты, величаво приосанившись. Делакорт остался один.
Он вошел в большой кабинет. На самом дальнем от двери столе уже высилась огромная кипа папок и бумаг, обещанных Коулом. Здесь было тихо, в закопченные окна заглядывали тусклые лучи утреннего солнца.
В кабинете неприятно пахло вареной капустой, щелочным мылом и запустением. Делакорт вспомнил свой последний визит сюда. Неужели всего три дня назад он сидел за этим самым столом, любуясь женщиной с лицом ангела и телом богини?
А потом она вдруг упала. Ее голова, увенчанная копной огненно-рыжих локонов, с громким стуком ударилась о дверной косяк… В тот момент он отчетливо понял: если с ней случится что-то более серьезное, он этого не переживет.
Делакорт, опустившись в кресло, устало закрыл лицо руками. Слава Богу, череп Сесилии Маркем-Сэндс оказался таким же непробиваемым, как и ее сердце.
* * *
Украшенная гербом карета леди Уолрафен остановилась перед миссией ровно в одиннадцать. Лакей опустил лесенку, и Сесилия, как всегда в сопровождении Этты, вошла в здание. Странно, но сегодня ей все казалось каким-то другим: улицы Ист-Энда, которые она проезжала, — грязнее, а магазин — меньше и теснее, чем на прошлой неделе. Она знала, что на втором этаже впечатление будет таким же.
Вообще-то Сесилия думала, что он не придет. Или если придет, то часам к шести вечера, надменно усмехаясь, усталый и не выспавшийся после ночного кутежа, но, только еще переступив порог миссии, инстинктивно поняла, что Делакорт уже у нее в кабинете.
Представив мысленно эту картину, Сесилия возвела глаза к потолку. Этот негодяй наверняка развалился в ее любимом кресле, закинув щегольские сапоги на письменный стол.
Взлетев по лестнице, она ворвалась в кабинет, расправив плечи, со стопкой бухгалтерских книг в руках.
Но к ее удивлению, Делакорт мирно сидел за столом у стены — самым маленьким из трех. Он что-то писал, сосредоточившись, и когда она вошла, то даже не поднял головы.
Какая неслыханная наглость! Сесилия нарочно громко уронила гроссбухи на стол.
Делакорт медленно оторвал глаза от бумаг, и Сесилия с удивлением поймала его недоумевающий взгляд. Видимо, он и в самом деле не слышал, как она вошла. Ее охватила растерянность. Теперь он наверняка будет выжидать момент, чтобы над ней поиздеваться.
— Ага! — объявила она, решив начать атаку первой. — Я вижу, вы опять здесь.
— А где же мне быть? — спросил он, неторопливо поднимаясь из кресла. — Если мне не изменяет память, сейчас утро понедельника.
Сесилия с громким скрипом отодвинула свое кресло.
— Уже одиннадцать, милорд, — холодно сказала она. — К вашему сведению, утро давно кончилось.
— Я прекрасно знаю, который час, мэм. Большую часть утра я провел здесь, вместо того чтобы нежиться в ванне у себя дома. — Делакорт сухо улыбнулся. — Мы продолжим эту ребяческую перебранку? Или займемся делами? Как мне кажется, их у нас хватает. — Дэвид, взяв со стола письмо, раздраженно помахал им в воздухе. На листке был отчетливо виден герб министерства внутренних дел.
Сесилия растерялась. Похоже, он говорил совершенно серьезно.
— Послушайте, — пробормотала она, — неужели вы, в самом деле, намерены… здесь остаться?
Он вновь поднял на нее свои зеленые глаза.
— Разумеется, мэм. Если это вас так сильно тревожит, то, может, уйдете вы? — Он произнес эти слова ласково, почти вкрадчиво, однако взгляд его был все таким же насмешливым.
Ну, это уже чересчур!
— Но мне нравится работать в миссии, — тихо сказала она. — Интересно, с чего вдруг вы решили меня изводить — ведь раньше вы старательно меня избегали?
Лицо Делакорта оставалось по-прежнему непроницаемым.
— Избегал вас?
Сесилия попыталась сделать суровое лицо, но у нее ничего не вышло.
— Не далее как два месяца назад вы, наговорив мне резкостей, ушли с вечеринки в Огдене.
— Я? — Делакорт, изобразив удивление, медленно вышел из-за стола. — Сесилия, милая, вы льстите самой себе. Мне надо было в город по срочному делу. «Так, значит, вы тоже были тогда в Огдене?
Щеки Сесилии запылали.
— Да, была… то есть вы были. Это видели все. Он подошел к ней. Стук его тяжелых сапог отозвался эхом в большом кабинете.
— Ты все так же легко краснеешь, Сесилия. И становишься в этот момент еще красивее!
Теперь он стоял совсем близко. Слишком близко. Сердце Сесилии, на мгновение, остановившись, бешено застучало.
— Я вам не верю, — выдавила она. Тщательно наблюдая за каждым движением Сесилии, Делакорт крепко сцепил руки за спиной.
— Дорогая моя, а во что же тогда ты веришь? Что я уехал из Огдена из-за тебя? — Дэвид немного понизил голос, и его следующие слова прозвучали чересчур интимно. — Или что ты некрасива, когда краснеешь?
— Вы нарочно оскорбляете меня. — Сесилия обиженно вздернула подбородок, но это получилось у нее как-то неубедительно. — И уже не в первый раз.
Взгляд ее смягчился, что немного насторожило Делакорта. Было бы лучше, если бы она шипела и царапалась. Но огромные голубые глаза Сесилии вызывали в нем целую бурю пугающих ощущений: досаду, гнев, растерянность… даже искушение, черт побери! Но он ни за что ей этого не покажет. Не хватало еще уронить свое достоинство в ее присутствии.
Дэвид так сильно сжал сцепленные руки, что у него онемели пальцы, и очень спокойно произнес:
— Ты можешь себе представить, Сесилия, что последние шесть лет я страдаю от неразделенной любви? — Запрокинув голову, он через силу рассмеялся. — А может, от неутоленного желания. Но мужчина обычно не стремится подавлять столь ничтожные чувства, тем более, когда их так легко удовлетворить с кем-либо другим.
Взгляд Сесилии заметался по комнате. Она подняла руку, потом неуверенно опустила ее на пояс, словно готовясь его оттолкнуть. Так ли это? Дэвид пытался поймать ее взгляд, но она старательно его отводила.
Тогда он шагнул ближе и, пристально смотря в ее глаза, различил в них тщательно подавляемое негодование. Но было там и нечто другое.
Желание — вернее, слабая его тень. Но Делакорт понимал, что оно мучает ее, ибо был весьма опытным соблазнителем.
Нежно дотронувшись до подбородка, он приподнял ее лицо. Огненно-рыжий локон скользнул по его запястью, точно шелковистый язычок пламени.
Делакорт, с трудом загасив наплыв неожиданных чувств, заставил себя опомниться. Только расчетливый флирт и беспощадный сарказм!
— Да, я хочу тебя, Сесилия, и хотел всегда, — признался он наигранно-безразличным тоном. — А какой нормальный мужчина тебя не захочет?
— Не смейте разговаривать со мной в таком тоне, сэр! — Сесилия так резко отпрянула от него, будто боялась, что он овладеет ею прямо здесь, посреди кабинета.
— Ты не веришь мне? Ах, Сесилия, какая же ты наивная! — Он замолчал, насмешливо прищурившись. — Я легко могу предоставить тебе довольно… ощутимое доказательство.
Сесилия отскочила, округлив глаза. Делакорт еще немного приблизился, и она, отступая, наткнулась на письменный стол.
— Нет! — вскричала она. — Вы же говорили… Уже не внимая голосу разума, Делакорт всем телом притиснул ее к столу.
— Что именно я говорил, милая? — пробормотал он, любуясь ее длинными черными ресницами. Темные брови Сесилии сошлись на переносице.
— Насколько я помню, милорд, вы говорили, что скорее откажетесь от плотских утех до конца жизни!
— А может, я лгал, Сесилия? — прошептал он, поднося ее руку к губам. — Я очень часто лгу. — Повернув ее руку ладонью вверх, он легко коснулся языком пульса. — И у меня неплохо получается.
Произнеся это, Дэвид взглянул на нее из-под опущенных ресниц. Дыхание Сесилии сделалось частым и прерывистым, испуг в ее душе сменился чувственным волнением. Он нежно прикусил ее ладонь и мысленно засмеялся, очарованный немедленной реакцией: раздув тонкие ноздри, она прикрыла глаза.
О Боже, как же он ее хочет!
А она — его.
И он не знал, что пугало его больше.
Лучше бы сразу положить конец и тому и другому. Дэвид опять прижал пылающие губы к ее ладони.
— Знаешь, милая, мне кажется, что если кому-то из нас надо уйти, так это тебе. Как видишь, я с трудом сдерживаю свои животные инстинкты и, пожалуй, могу в любой момент потерять над собой контроль.
Сесилия, тут же очнувшись, отдернула руку.
— Наглец! Ты флиртуешь с каждой встречной женщиной! Скажи, ради Бога, зачем тебе еще я? Он поднял на нее глаза.
— Потому что ты жаждешь принадлежать мне. Согласись, Сесилия, что я прав! Ты хочешь, чтобы я с тобой флиртовал, вел себя как распутник. Оправдал твои ложные представления обо мне. Ведь настоящий джентльмен не может вызвать желания в сердце добродетельной женщины, верно?
Сесилия на мгновение потеряла дар речи.
— Ты не вызываешь во мне никаких чувств, кроме презрения, — выдавила она наконец.
Внезапно его сарказм улетучился — его вытеснило более опасное чувство. Делакорт подступил ближе, заставив ее отпрянуть.
— Послушай, Сесилия, — прошептал он, всколыхнув своим дыханием, мягкий локон у нее на виске, — мне почему-то кажется, что ты лжешь — так же, как и я.
Неожиданно для самого себя он поцеловал ее, а она, как ни странно, не оказала сопротивления.
Сесилия была растеряна, слегка возбуждена и очень напугана. В прошлый раз Делакорт был пьян, потому и решился на такое безумство, но сейчас… он обнял ее нежнее, упиваясь страстным поцелуем.
Сесилия, словно по мановению волшебной палочки, перестала негодовать. Ее пальцы, вначале жестко упиравшиеся в грудь Дэвида, машинально сомкнулись на лацкане его сюртука.
Делакорт пытался внушить себе, что по-прежнему играет с ней, оставаясь при этом бесстрастным, но тут она тихо застонала, и он вконец потерял голову. Его ладонь скользнула к изящному изгибу ее спины. Пышная грудь Сесилии прижалась к его торсу. Делакорт перестал гадать, почему она ему нравится, — он был способен думать только о том, как долго ее хотел.
Вдруг Сесилия приглушенно вздохнула, и восторг момента неожиданно испарился. Ощутив ее смятение, Делакорт прервал поцелуй и выпустил ее из объятий.
Она смотрела мимо него на что-то за его плечом.
— Оставь меня в покое, Дэвид, — тихо попросила она, — и пожалуйста, убери руки.
— Мои руки при мне, Сесилия, — отозвался он, чувствуя, что порыв непрошеного чувства пропал окончательно. — А вот где твои?
Опустив глаза, она с ужасом увидела, что рука ее все еще сжимает лацкан сюртука.
Дэвид осторожно кашлянул.
— Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что другую руку ты найдешь где-нибудь под сюртуком. Скорее всего, на талии.
Сесилия отшатнулась от него как от огня и, округлив глаза, зашла за стол, будто эта материальная преграда могла помочь ей сохранить благоразумие.
— Убирайся! — прошипела она. — Не… не заставляй меня…
— Ты не должна бояться, Сесилия, — мягко перебил он, — я не из тех мужчин, которые принуждают женщин к любви.
— Нет? — с вызовом спросила она. — Значит, женщины сами падают к твоим ногам? Делакорт лениво улыбнулся:
— Бывает и так.
— Можешь на это не рассчитывать! К своему удивлению, он уловил в ее тоне неуверенные нотки.
— Сесилия, — ласково сказал он, оставив насмешки, — желанием нельзя управлять, как бы тебе этого ни хотелось. И заставлять другого человека подчиняться нехорошо. Надеюсь, ты понимаешь, о чем именно я веду речь?
— Скажи мне, Делакорт, — бросила Сесилия с вызовом, — какая женщина захочет быть соблазненной мужчиной, оскорбившим ее?
Внезапно он понял, что тяготило ее — презрение к самой себе, а хуже этого ощущения и быть не может.
— Милая, — ласково произнес он, — не пора ли тебе простить меня за то, что я когда-то заставил тебя испытать плотское желание? И самое себя — за то, что ты возжелала мужчину, которого не слишком уважаешь?
Кровь отхлынула от ее лица.
— Пойми, Сесилия, — продолжал Делакорт, — взаимное притяжение, которое вдруг возникает между двумя людьми, — это ее величество Судьба. Удача или злой рок — назови как угодно, но суть от этого не изменится. Помоги нам Господь! Только не нужно меня обвинять. Это несправедливо.
Сесилия то ли усмехнулась, то ли всхлипнула — она, и сама не смогла бы разобраться.
— Это похоже на сумасшествие, Сесилия, — тихо продолжал он. — Человек просто сходит с ума от желания, но достаточно это сделать — и все пройдет.
«А может, и не пройдет», — подумал он, но вслух не сказал.
— Ты в этом большой дока, не так ли? — прошептала она еле слышно.
— В чем именно?
— В искусстве соблазнять.
Дэвид молча покачал головой. Похоже, разговаривать с ней бесполезно.
Сесилия провела ладонью по столу.
— Может, все-таки уйдешь? — попросила она. — Иначе придется уйти мне.
— Ладно, Сесилия, иди, — сказал он с горькой усмешкой. — Пусть у меня будет еще одна причина для угрызений совести.
— Да никогда в жизни ты не испытывал угрызений совести!
Она была не права, но Делакорт оставил этот выпад без ответа.
— Ты назвала меня бездельником, Сесилия, — тихо сказал он. — Такое оскорбление трудно проглотить.
— Значит, схватив меня в охапку, ты, таким образом, отомстил за оскорбление?
Делакорт нехотя признал ее правоту — и, помимо всего прочего, этот сегодняшний поцелуй был величайшей глупостью с его стороны.
— Ладно, Сесилия, ты победила, — ответил он, вздохнув. — Я клянусь, что больше тебя не трону! Я буду твоим пленником, и ты, наконец, сможешь сделать то, что должна была сделать много лет назад.
— И что же именно? — мрачно спросила она. — Застрелить тебя?
— Да нет, — Делакорт усмехнулся, — наставить меня на путь истинный.
Сесилия словно приросла к полу, и в этот момент раздался громкий стук в дверь. Оба они резко повернули головы.
В комнату вплыла миссис Куинс, само воплощение христианского негодования.
— Пойдемте со мной, миледи, — начала она, ткнув пальцем в потолок. — Опять Нан таскает Молли за волосы и ругается, как боцман. А все из-за парня, который утром принес уголь!
Сесилия отправилась отчитывать заблудшую Нан и провела весь день в цехах, оказывая обитательницам «Дочерей Назарета» моральную поддержку. Оставшись один в кабинете, Дэвид заскучал, но постарался убедить себя в том, что без нее ему все-таки лучше: когда у человека вырывают больной зуб, во рту, конечно, остается дырка, однако заканчиваются страдания.
Ничего серьезного не произошло, просто он, как всегда, от нечего делать пококетничал с красивой женщиной. Но, черт возьми, Сесилия слишком не уверена в себе! А ведь она уже вдова — ей надо бы, расслабившись, насладиться свободой.
Впрочем, мужская интуиция настойчиво подсказывала Делакорту, что сегодня днем она уже не вернется в кабинет, а значит, о наслаждении свободой не могло быть и речи. Поэтому он направил все свое внимание на стопку бумаг и писем, которую оставил ему Коул. Первым было письмо из министерства внутренних дел. Как видно, шум, который Дэвид поднял там, не остался без последствий. Дело об убийстве Мэри ОТэвин было тут же передано начальству береговой полиции — необычный, но впечатляющий факт. Отлично!
Делакорт вскрыл второе письмо, доставленное в миссию нарочным. К его удивлению, на исцарапанный стол выпал банковский чек с подписью Эдмунда Роуленда. Подняв его, он взглянул на аккуратно пропечатанные нули и тихо присвистнул. Боже правый! Выходит, в «Бруксе» недаром смеялись над стариной Роулендом! Эта рыжая бестия, в самом деле, обобрала его до нитки. Интересно, как ей это удалось?
Черт возьми, опять его мысли вернулись к Сесилии! И когда только это кончится? Он яростно взрезал ножом очередное письмо.
Одеяла! Дэвид вздохнул. Северный церковный приход жертвует миссии дюжину одеял. Что ж, тоже неплохо. Потом шли письма от двух самых крупных благотворителей — видимо, так же, как и Роуленд, они жертвовали миссии деньги для очистки собственной совести.
По наблюдениям Дэвида, Коул и леди Киртон в отличие от Сесилии умели лишь с высокомерным видом раздавать советы. Но чтобы навести порядок в нищем и преступном Ист-Энде, надо, засучив рукава, постараться, как следует осушить это болото человеческих пороков.
Делакорт вдруг спохватился. Да что это с ним, ей-богу? Неужели он тоже становится праведником?
А как же его репутация? Проведя здесь всего два дня, он уже приобрел образ мыслей эдакого моралиста-лицемера. Если так пойдет и дальше, то он, пожалуй, скоро начнет бороться за профсоюзы и, как человек чести, вынужден будет уйти из «Брукса».
Сесилия оставила с Нан и Молли миссис Куинс, но никак не могла собраться с духом, чтобы вернуться в кабинет. Все еще чувствуя дрожь в коленях, она еле-еле плелась по темному коридору, словно приговоренная к смерти по пути на эшафот. Подойдя к двери, она взялась было за ручку, но, струсив в самый последний момент, убежала в гостиную.
Боже правый, неужели она совсем потеряла благоразумие? Сесилия подошла было к бюро орехового дерева, уперлась в него руками, нагнула голову и, глубоко дыша, постаралась успокоиться. Опять она позволила Делакорту себя разозлить! И не только разозлить… При всем своем богатстве и влиянии он просто-напросто наглец и распутник, но она по-прежнему теряла голову от одного взгляда его зеленых глаз…
Черт бы его побрал! Сесилия резко села и хватила кулаком по крышке бюро. Стоявшая на нем свеча, выпрыгнув из подсвечника, скатилась на пол. Не обратив на это внимания, Сесилия поднялась и начала мерить шагами комнату. Господи помоги, он будет работать вместе с ней в миссии целых три дня в неделю! При мысли об этом у нее противно заныло под ложечкой.
Она подошла к окну. Внизу, на улице, как всегда, было оживленно. Проехала тележка с углем, прошел торговец, затем элегантная карета, запряженная четверкой лошадей, повезла корабельного магната в южный док, встречать торговое судно. Обычный день на Пеннингтон-стрит.
Сесилия медленно отвернулась. Надо пойти домой, принять ванну, прокатиться верхом. Выпить, в конце концов. Все, что угодно, только не эта пытка!
Внезапно дверь распахнулась, и, к удивлению Сесилии, в комнату вошла Китти ОТэвин, неся стопку свежевыстиранного постельного белья. Сесилия двинулась ей навстречу, и девушка от неожиданности испуганно вскрикнула.
Тут же забыв про свои тревоги, Сесилия взяла у Китти простыни и положила их на кресло.
— Я напугала тебя, Китти? — тихо спросила она. — Прости.
Китти покачала головой.
— Нет, миледи. Просто я… просто… — Она продолжала дрожать.
Взяв ее за руку, Сесилия подвела девушку к дивану.
— Сядь, Китти. Мне надо с тобой поговорить. Китти нехотя опустилась на диван.
— Со мной все в порядке, миледи.
Улыбнувшись через силу, Сесилия села на другом конце. Китти казалась очень усталой: под глазами темные круги, да и вообще вид такой, будто она всю ночь напролет таскала камни.
— Как ты себя чувствуешь, Китти? Ты что-то плохо выглядишь.
Китти, отведя взгляд, механически повторила:
— Со мной все в порядке, миледи. Осторожно протянув руку, Сесилия заправила девушке за ухо выбившуюся прядку русых волос.
— Китти, твоя жизнь только начинается, а ты уже потеряла сестру. У тебя есть еще родные? Есть куда пойти? Я могу устроить тебе переезд — в Ирландию, даже в Америку, если нужно.
Китти, уставившись на свои колени, покачала головой.
— Нет, миледи, у меня никого больше нет.
— А ты думала, что тебе делать дальше? Скажи, чем мне помочь тебе? Хочешь, я найду тебе работу? На хорошую прачку всегда спрос.
Китти встревожено посмотрела на Сесилию.
— Нет! Мне нравится здесь. Я бы хотела остаться. Я буду много работать, миледи, клянусь!
Сесилия погладила ее по руке.
— Китти, дело не в работе…
Она замолчала. Ей хотелось сказать, что женщины, приходящие в миссию, должны научиться какому-то ремеслу и вернуться домой, но Китти была слишком подавлена, чтобы безболезненно воспринять это.
— Конечно, ты можешь остаться здесь и жить, сколько пожелаешь, — заверила она девушку. — Послушай, Китти, а ты больше не вспомнила ничего важного для полиции? Какие-нибудь сведения, которые помогли бы найти убийцу?
Китти отрицательно покачала головой, но Сесилия продолжала настаивать:
— Ты можешь сказать, Китти, почему вы все трое вдруг пришли в миссию? Мне это кажется очень странным.
Китти, наконец, подняла глаза.
— Это Мэг придумала, — тихо заговорила она, — и Мэри. Как-то поздно вечером они поднялись в нашу комнату, разбудили меня и сказали, что уходят. Мне ничего не оставалось, как только пойти с ними. Вот и все, что я знаю, — закончила девушка срывающимся голосом, и при этом взгляд у нее был такой, будто она хотела убежать из комнаты.
— Понятно. Ты можешь продолжать работу, если хочешь, я больше не буду тебя беспокоить.
Когда Китти ушла, Сесилия немного успокоилась, но на душе у нее было как-то печально. Собственные неприятности по сравнению с чужими горестями показались ей сущим пустяком. Часы на каминной полке пробили три. О Боже, пора домой! Решив не возвращаться в кабинет, она сразу же спустилась на первый этаж.
Посетителей в магазине не было. Расторопная Этта уже пошла за каретой. Продавщица старательно подметала пол. Сесилия повернулась к двери, чтобы снять с вешалки свой плащ, как вдруг услышала, что та обращается к ней.
— Леди Уолрафен, — испуганно проговорила девушка. — Миссис Куинс давно не спускалась. Мне что-то тревожно.
— Тревожно? — спросила Сесилия, застегивая плащ. — В чем дело, Бетти? Опять сломалась касса?
Бетти, поставив веник в угол, неторопливо вышла из-за прилавка.
— Нет, мэм, дело не в этом, — ответила она, вытирая руки фартуком. — Часа два назад приходил какой-то незнакомый мужчина и задавал разные вопросы.
Де Рохан? Его имя Сесилии сразу пришло в голову, но она подумала, что едва ли полицейский инспектор будет задавать вопросы в ее присутствии.
— Кто он такой, Бетти? Полицейский?
Бетти смутилась.
— Нет, мэм, вряд ли… Хотя и впрямь немного похож на полицейского.
Сесилия, подняв капюшон, начала заправлять под него волосы.
— Он спрашивал меня? Или лорда Делакорта? Что именно он хотел?
— Он спрашивал про ту девушку, которую зарезали. — Бетти нервно сунула руки в карман фартука. — Хотел знать, здесь ли она. Я сказала, что не могу отвечать на такие вопросы.
Сесилия на мгновение замерла.
— И что же?
Бетти пожала плечами.
— Я попросила его обождать и хотела позвать кого-нибудь из вас, но он ушел.
Сесилия облегченно вздохнула. Этот человек наверняка не имеет отношения к убийству: он не знал, что случилось с Мэри, и полагал, что найдет ее в миссии.
— Может, это тот ее знакомый? Или бывший… э… клиент?
Бетти явно обрадовалась такой осведомленности Сесилии.
— Да, мэм, похоже на то.
— Ты можешь описать, как он выглядел? — настаивала Сесилия.
К несчастью, большой наблюдательностью Бетти не отличалась.
— Я очень волновалась, мэм, — сказала она, виновато глядя на Сесилию. — Такой высокий, представительный… одет прилично, но не слишком дорого.
Сесилия усомнилась, что сможет добиться от Бетти чего-то еще. В этот момент к магазину подъехала ее карета.
— Послушай, Бетти, — мягко сказала она, — ты поступила правильно, отказавшись отвечать на его вопросы. Если он опять появится, сразу же посылай за миссис Куинс, договорились?
Робко опустив глаза, Бетти присела в реверансе. — Да, мэм, обещаю.
Делакорт так и думал, что Сесилия не вернется в кабинет. Битых два часа он писал письма, а потом, с отвращением отбросив перо, отправился домой. Но стоило ему сесть в карету, как мысли его вновь вернулись к Сесилии. Он по-прежнему сердился на нее за отказ и за то, что она так плохо о нем думает.
Эти мысли были навязчивы, как зубная боль. Всю дорогу до дома он ругал себя последним болваном. Может, Сесилия и желала его, но по-прежнему не уважала и не любила. Зачем же он начал с ней заигрывать? Наверное, просто почувствовал груз прошедших лет, прожитых так бесцельно, или поддался воспоминаниям.
Зажмурившись, Дэвид откинул голову назад. Боже правый, как же ненавистны ему эти воспоминания! Все это пустые надежды, несбыточные мечты. Даже с закрытыми глазами он четко, как наяву, видел ослепительный луч солнца, золотивший нежное лицо и стройное женское тело. Делакорт вздохнул. Мягкие ищущие губы робко прижимаются к его губам. Невинная девушка… О Боже!
Он крепко зажмурился. Кровь беспокойно стучала в висках в унисон колесам кареты. Между тем пейзаж за окном менялся: закат окутывал деревья и здания вдоль дороги тусклым розовым светом. Сев прямо, Дэвид вытянул руки перед собой.
Да, несомненно, это руки уже не совсем молодого мужчины. И все-таки он был уверен, что его интерес к Сесилии вызван отнюдь не тем, что беспечная молодость уступает место зрелости. Сесилия Маркем-Сэндс не поддалась на его ухаживания, как и следовало ожидать от светской женщины. А как неопытны были ее поцелуи…
Но почему-то, размышляя об этом, вместо угрызений совести Дэвид испытывал чувство восторга.
Два года она была замужем за другим, однако по-прежнему Недооценивала своего обаяния. Он еще никогда не встречал таких женщин, а уж на его веку их перебывало немало. Все они были одинаковы, не считая незначительных отличий. Будучи не слишком тщеславным, Делакорт все же точно знал, что умеет угождать дамам. Он разгадывал все их уловки: напускной восторг, откровенную застенчивость, ложную скромность, и, в конце концов, они сдавались под напором его страсти.
Но никогда еще Дэвид не целовал женщину, которая была бы так настроена против него. А может быть, против себя самой? Противоречивые чувства Сесилии — боязнь любви, гнев, желание — казались ему вполне искренними, и с его стороны было жестоко мучить ее. Несмотря на все свои недостатки, он никогда не обращался с женщиной нарочито грубо.
Да, Дэвид не мог забыть обиду, которую она нанесла ему. Всякий раз, когда он вспоминал то, что между ними произошло… то, что он испытывал до и после их первого поцелуя, в душе его вспыхивал затаенный гнев. Как бы ему хотелось, чтобы все было иначе! А впрочем, если уж быть до конца откровенным, ему хотелось секса, ибо тело его вновь изнывало от знакомого голода. От необходимости погасить свое желание в жарком лоне женщины, которая дрожит от вожделения, а тело сливается с его телом в сладком чувственном пожаре.
Сколько же он будет мучиться? Слишком долго. И день ото дня ему становилось все хуже, а уж последние три ночи он чуть ли не дымился, до самого рассвета ворочаясь без сна в одинокой постели. Да, он был гедонистом — кое-кто даже называл его сибаритом, — но людское мнение виконта не волновало. Его аппетиты были всем хорошо известны. Впрочем, играл он по честному: хорошо платил и отдавал столько же, сколько и брал, если не больше.
Делакорт умел обуздывать порывы страсти, но был награжден природой сильной чувственностью. Быть может, она досталась ему в наследство от негодяя отца? Вспомнив, как появился на свет, Дэвид чуть не хватил кулаком по оконному стеклу кареты.
Нет, черт возьми, он не такой! Распутник, повеса, но не насильник! Он никогда не возьмет женщину против ее воли, а Сесилия Маркем-Сэндс по-прежнему не желала его.
Приехав на Чаринг-Кросс, Делакорт, взяв перчатки, громко постучал тростью по крыше экипажа. Ему надоело мучиться в темном тесном салоне от неудовлетворенного желания, а самое главное — от вновь пробудившейся совести, тем более что у него было еще одно неотложное дело.
Он направил кучера на Керзон-стрит, потом свернул на север и проехал по Сент-Мартинс-лейн, попав в очередные трущобы — квартал на окраине «Ковент-Гардена», состоящий из вереницы одноэтажных домов, закоулков и узких улочек. Выйдя из кареты, он быстро дошел пешком до Роуз-стрит и остановился на пороге скандально известного трактира «Овечка и флаг», прозванного «Бочонком с кровью» за жуткие кулачные бои, частенько случавшиеся в его стенах. Обычно здесь кишел разный сброд, среди коего встречались представители как низших, так и высших слоев общества. Однако сегодня Дела-корта привели сюда не скука и не желание выпить.
Черт бы побрал Коула и Дженет! Шагнув в трактир, он понял, что пришел не зря. В глубине зала, забросив ногу на обшарпанный деревянный стол, сидел лорд Роберт Роуленд, бесстрастно наблюдая за азартной игрой в кости, которую вели два молодых щеголя.
Задержавшись у стойки бара ровно настолько, чтобы смочить горло, Делакорт начал пробираться к Робину стараясь не вдыхать запахи горького эля и немытых тел. В тускло освещенном углу, казалось, повисло напряжение — ощутимое и густое, как табачный дым. Делакорт увидел лицо другого мужчины, и самые худшие его опасения подтвердились. Дженет беспокоилась не зря!
Напротив Робина, вальяжно развалясь в кресле, сидел Ратлидж, по прозвищу Бентам (Порода бойцовых петухов.), — скандальный распутник, чьи похождения могли бы вогнать в краску самого Делакорта, не говоря уж о племяннике. Странно, что юный авантюрист опять в городе. По слухам, два года назад он бежал из Лондона после дуэли, которая закончилась для его соперника мучительной смертью. Говорили, что Ратлидж путешествует по Ближнему Востоку и Индии, но теперь было совершенно очевидно, что этот дьявол вернулся. Он сидел, глядя на Робина, на плечи его падали длинные черные волосы, а возле локтя высилась аккуратная стопка банкнот.
Сидящий напротив Ратлиджа, как мышь взмокший Робин казался невинной овечкой в стае волков! Пока Делакорт решал, как бы поудачнее вмешаться, племянник, утерев лоб, придвинул табакерку из севрского фарфора к лежавшей на столе кучке монет и долговых расписок и дрожащим голосом объявил сброс.
Делакорт нагнулся к самому уху Робина.
— Интересная игра, не так ли? — тихо спросил он. Тот вздрогнул, точно от выстрела, и моментально вскочил.
— О Боже! — вскричал Робин, узнав дядю, но, как и его мать, этот юноша умел быстро приходить в себя. — Какая встреча! — непринужденно объявил он, протягивая руку. — Это вы, Делакорт!
Игроки, подняв головы, весело приветствовали подошедшего.
— Вы знакомы с моим приятелем Вейденом? — продолжал Робин. — А с этим старым авантюристом?
Делакорт не был знаком с ними, однако натянуто кивнул.
— Очень приятно, мистер Вейден, мистер Ратлидж.
Робин с нервной улыбкой оглядел их, потом сунул большие пальцы за подтяжки и важно качнулся на каблуках.
— Каким ветром вас занесло на Роуз-стрит, милорд? Делакорт оставил этот вопрос без ответа. Отступив, он пристально оглядел племянника.
— Фи, Робин! — воскликнул он, постаравшись скопировать потрясенную мину своего камердинера Кембла. — Большие пальцы за подтяжками? Ты похож на каменщика с Нэша (Комплекс домов вокруг Риджент-парка в Лондоне.) Не говоря уж о том, что от такой позы портятся складки на брюках.
Робин резко выдернул пальцы из-под резинок. Лицо его, сияющее дружелюбием, помрачнело.
Делакорт кивнул на игральный стол.
— Помнится, я обещал отыграться после виста. — Он сухо улыбнулся. — Может, поедем на Керзон-стрит? С удовольствием угощу тебя ужином.
Физиономия юного картежника вытянулась еще больше.
— Прямо сейчас?
— А почему бы и нет? — Делакорт поднял бровь. — Надеюсь, ты не настолько беспечен, чтобы играть в этой крысиной норе?
— Нет-нет! — покачал головой Робин, округлив глаза. — Конечно, нет!
— Слава Богу, я в тебе не ошибся, — мягко сказал Делакорт, дружески обнимая его за плечи. — Утром мой повар собирался приготовить молоденького барашка. Годится?
Делакорт и Робин вместе вышли на Роуз-стрит, продолжая весело болтать. Когда они ступили в темноту Гудвинс-Корта, Делакорт немного сбавил шаг, опасаясь нападения бандитов или карманников. Ему хотелось поскорее увести юношу домой, потому что узкий переулок, который и днем-то был не слишком приветлив, в этот час казался особенно зловещим.
Возможно, Делакорт в какой-то мере обладал интуицией своей сестры или просто очень хорошим слухом, но он заранее почуял неладное. Не успел он толкнуть Робина себе за спину, как дверь ближайшего дома резко распахнулась, с грохотом стукнувшись о кирпичный фасад. Чья-то мясистая рука выпихнула на улицу рыдающую женщину в платье из розового атласа и плаще красного бархата, которая, не удержавшись на ногах, неуклюже упала на грязный тротуар, испачкавшись в пыли.
Из дома вышел мужчина, быстро прошагал по булыжникам и остановился рядом с ней. Это был здоровенный парень, одетый дорого, но безвкусно.
— Я же сказал тебе, дура, что мы будем делать с тобой все, что захотим! — прохрипел он, грубо схватив ее за плащ и отводя назад руку, сжатую в кулак. — И хватит ныть! Сейчас же возвращайся к той потаскухе, на которую работаешь, толстозадая!
Даже издалека Дэвид разглядел расквашенный нос и заплывший глаз женщины.
— Стой здесь, — приказал он Робину, быстро подходя к ним.
Женщина — довольно молодая — тихо всхлипывала.
— Я отдам твои деньги, Граймс, — взмолилась она, — только отпусти!
Мужчина, грязно выругавшись, рывком поднял ее с тротуара и резко встряхнул. Делакорт услышал, как у нее стукнули зубы. Протянув руку, он слегка похлопал парня по плечу тростью.
Тот, немного ослабив хватку, обернулся и уставился на Делакорта, удивленно раскрыв рот.
— В чем дело? — злобно прорычал он, испепеляя его взглядом. Его голос скрипел, как ржавая ось телеги.
— Мой милый друг, — произнес Делакорт, изобразив улыбку, — мне кажется, этой даме не по душе ваши ухаживания. Советую вам ее отпустить.
— Что-о? — взревел парень. — Ты кто такой, черт возьми? — Тем не менее, он отпустил женщину, которая, проворно метнувшись по переулку, спряталась за дверью ближайшего дома.
Делакорт, нарочно поставив свою элегантную трость на мысок ботинка мужчины, подался вперед.
— Скажем так: я — ценитель женской красоты, — отозвался он очень мягко, — и мне совсем не нравится то, что вы с ней сделали.
Мужчина неловко переступил с ноги на ногу и, вновь оглядев виконта с ног до головы, шагнул назад.
— Ты не знаешь, с кем связываешься, чертов вельможа! — прорычал он. — Думаешь, тебе можно вот так запросто совать нос в чужие дела?
— Я в этом абсолютно уверен.
— Убирайся! — Граймс смачно сплюнул на тротуар.
— И не подумаю. — Делакорт опять улыбнулся. Пальцы его левой руки сомкнулись в кулак, но ради Робина он держан руку прижатой к боку.
— Два соверена, — заявил Граймс. — Эта колченогая сучка больше не стоит. Заплати — и она твоя!
Достав кошелек, Делакорт бросил парню несколько монет.
— Полагаю, мы в расчете. А теперь забудь о том, что знаком с этой девушкой, — очень медленно проговорил он, подняв глаза на негодяя. — Надеюсь, ты меня понял? А то, как бы у тебя не было неприятностей с полицией. Или с кем-нибудь похуже.
— Да пошел ты! — сказал Граймс, засовывая монеты в карман.
— Вот и отлично, — заключил Делакорт, — значит, договорились.
Уже давно стемнело, когда лорд Роберт, Дэвид и их неожиданная спутница подъехали к дому на Керзон-стрит, хотя Делакорт понятия не имел, зачем взял ее с собой. Догадываясь, что проститутку из «Ковент-Гардена» нельзя проводить в парадные двери, тем более если живешь в таком районе, как этот, он направился к черному ходу, ведя за собой Робина и испуганную до полубессознательного состояния девушку. Делакорт плохо представлял, что с ней дальше делать, самой же бедняжке, видимо, было все равно. Пока они ехали по Мейфэру, она не проронила ни слова и не задала ни единого вопроса. Даже когда он привел ее к дверям, она подавленно молчала, что лишний раз демонстрировало степень того отчаяния, в котором постоянно жила.
Делакорт заглянул в дом. К его досаде, в холле уже распоряжался его новый камердинер. Вероятно, он спустился на первый этаж с явным намерением дать хорошую взбучку остальным слугам.
— Это крахмал? — кричал Кембл, потрясая перед носом прачки охапкой галстуков. — Да как вы смеете называть это крахмалом, мэм? По-моему, это просто алебастровая замазка! Я не позволю повязывать такие галстуки под приличные воротнички, вам ясно?
— Добрый вечер, Кембл, — вкрадчиво сказал виконт, ступив за порог. — Сетон, вы можете вернуться в прачечную.
— Нахалка! — прорычал лакей вслед уходящей прачке и обернулся к Делакорту. Лицо его несколько смягчилось, но в следующее мгновение его взгляд упал на грязный бархатный плащ и розовое атласное платье девицы. Потом Кембл увидел притаившегося в тени юного Робина и опять сердито сдвинул брови.
— Послушайте, милорд, этого я категорически не одобряю! — негодующе воскликнул он.
— Чего именно? — сухо осведомился Делакорт. — Мой новый menage a trios (Любовь втроем (фр.).)?
Кембл уничтожающе посмотрел на своего господина.
— Вам не кажется, что этот мальчик еще слишком юн? Робин смело шагнул вперед.
— Вовсе нет, — возразил он, не поняв намека Кембла. Во всяком случае, Делакорт очень надеялся, что он его не понял.
— Помолчи, Робин, — тихо попросил он, улыбнувшись лакею. — Кембл, это сын леди Килдермор, лорд Роберт Роуленд. Мне поручено приглядывать за мальчиком, пока она в своем загородном имении.
— И заниматься для него сводничеством? — мрачно спросил Кембл. — Ее светлость будет вне себя от радости!
Делакорт слишком устал, чтобы спорить. Он швырнул шляпу и трость на скамью у двери.
— Я тоже не в восторге, когда вы называете мою прачку нахалкой, — произнес он. — Мне очень жаль, что я задел вашу щепетильность, Кембл, но мы с Робином случайно встретили эту женщину, возвращаясь из «Ковент-Гардена», и спасли ее от беды.
Гнев Кембла немного смягчился. Он шагнул ближе, разглядывая девушку.
— Вот как?
Быстрыми точными движениями Делакорт сорвал с рук перчатки и бросил их поверх трости.
— Да, у нее вышла ссора с клиентом.
— Я вижу, здесь не обошлось без тумаков, — хмуро заметил Кембл. Цокая языком, он осторожно подвел девушку к ближайшему канделябру, и что самое странное, она не сопротивлялась. — Как тебя зовут, голубушка? — проворковал лакей, повернув ее избитое лицо к свету.
— Дот, — прошептала она. Кембл улыбнулся:
— Ну что ж, Дот, мы приложим к глазу кусочек мяса, а разбитую губу смажем ромашковым бальзамом, составленным по моему рецепту. — С этими словами он повел ее в сторону кухни.
Делакорт, облегченно вздохнув, вдруг почувствовал беспокойство.
— Послушайте, Кембл, — остановил он камердинера, — как вы думаете, что нам с ней делать?
— Что делать? — Тот недоуменно пожал плечами. — Я немного подлечу ее, а больше мы вряд ли сможем что-нибудь для нее сделать.
Делакорт, словно решившись на что-то, быстро достал кошелек.
— Знаете, старина, у меня на примете есть один приют — миссия Амхерста на Пеннингтон-стрит. Отправьте, пожалуйста, посыльного за наемным экипажем и этой же ночью отвезите туда Дот.
Во взгляде девушки мелькнула тревога, но Дэвид, шагнув ближе, дружески положил руку ей на плечо.
— Не бойтесь, это — безопасное место. Религиозная миссия, а не бордель. Миссис Куинс, сестра-хозяйка, позволит вам помыться в ванне и уложит спать, идет? А если вы не захотите там остаться, завтра решим, как поступить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Добродетельная женщина - Карлайл Лиз



Почему нет комментариев!!!??? Роман интересный: есть и любовь ,и детектив,и юмор.Мне понравилось.9
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизЛана
16.12.2013, 22.12





Приятное чтение
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизТата
18.12.2013, 0.27





Приятное чтение
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизТата
18.12.2013, 0.27





Совершенно неординарный роман. Даже не ожидала получить такое удовольствие от прочтения. Ггерои понравились оба, а вся остальная публика в романе выписана так тщательно, что почти видишь эти фигуры. Камердинер - это что-то!!!! Любовная линия и детективная линия очень органично сплетены в одну нить.Моя оценка - 9,5 из 10. Великолепно! Очень советую к прочтению.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизЛюдмила
18.12.2013, 14.15





Замечательная история - смело 10!
Добродетельная женщина - Карлайл Лизелена:-)
22.03.2014, 17.04





интересно
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизНатали
23.03.2014, 16.38





Девочки!!Роман-просто чудо!!ооочень много юмора!!советую----читайте,не пожалеете, поверьте,не пресно.Очень увлекательный! ЧИТАТЬ И ТОЛЬКО ЧИТАТЬ!
Добродетельная женщина - Карлайл Лизнатали
14.08.2014, 12.13





Роман не плохой, герои адекватные, любовь, юмор все присутствует. Но....слишком много на мой взгляд совершенно не нужных криминальных отступлений. Хочется любви без добавлений))))
Добродетельная женщина - Карлайл Лизsvet
5.10.2014, 1.46





Можно почитать.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизКэт
12.11.2014, 9.55





чудесный роман, не пожалела ,что прочитала.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизВАЛЕНТИНА
10.06.2015, 22.11





Я так и не поняла за что 9 баллов. Ерунда.
Добродетельная женщина - Карлайл Лизнаташа
31.07.2015, 3.16





Интересный детективчик и любовный роман.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизОльга К
1.10.2015, 20.56





Классно! Динамично, без всяких дурацких обид ГГ. Очень понравилось))
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизНикта
21.11.2015, 22.08





А мне, если честно, этот роман как-то НЕ ОЧЕНЬ.... 5 баллов из 10.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизНюша
29.11.2015, 23.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100