Читать онлайн Добродетельная женщина, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Добродетельная женщина - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 121)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Добродетельная женщина - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Добродетельная женщина - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Добродетельная женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10
В которой леди Уолрафен получает в дар троянского коня

Слуги леди Уолрафен хорошо знали свою госпожу, поэтому расценили ее беспокойство и односложные фразы как признак душевного волнения. Обычно в леди Уолрафен не было ничего загадочного. Она говорила то, что думала, думала то, что говорила, и, как правило, вела себя немного беспечно.
Однако сегодня в ее поведении не было ни тени беспечности. Большую часть дня она мерила шагами гостиную, до хруста ломая пальцы и что-то бормоча себе под нос. В конце концов, она распорядилась, чтобы ее горничная и карета были готовы к отъезду в течение часа.
Поэтому, когда лорд Делакорт постучал в дверь дома под номером три на Парк-Кресент, Шоу встретил его с некоторой растерянностью. Все еще простуженный дворецкий уставился за его плечо, на украшенный лентами деревянный ящик, который два лакея отвязывали от экипажа Дэвида.
— Может быть, сэр, я сначала посмотрю, дома ли она? — вежливо предложил Шоу.
— Будьте так любезны, — отозвался Дэвид. — Но если леди Уолрафен нет, передайте, что это для нее.
В глубине души он надеялся, что Сесилии дома не окажется, — он до сих пор не придумал, что же ей сказать. Наверное, разумнее всего оставить подарок на ступеньках крыльца и уехать.
Но Сесилия была дома и приняла его, хоть и немного сдержанно. Или неуверенно? Делакорт не мог определить: он не привык иметь дело с женщинами, которых можно было назвать сдержанными и неуверенными. Слуги поставили ящик на пол перед диваном и удалились, плотно закрыв за собой дверь.
— Это подарок, — пробормотал Дэвид, смущенно кивнув на ящик. — Я хочу извиниться.
Тонкие брови Сесилии поползли кверху.
— Извиниться? — удивленно спросила она. — Я не знала, что в подобной ситуации принято извиняться.
Глядя на него, она слабо усмехнулась. Делакорт заставил себя улыбнуться в ответ. Сегодня Сесилия казалась еще краше, чем позавчера. На ней было открытое платье из плотного голубого шелка — глубокое декольте, корсаж, скроенный по последней моде, подчеркивал манящую округлость бедер.
Опустив руку на спинку кресла, Сесилия перевела взгляд на ящик. Дома она не носила перчаток, и белая кружевная оборка манжеты упала на кисть. Делакорт представил себе, как было бы приятно растянуться на ее кровати и наблюдать, как эти тонкие изящные пальцы ласкают его…
— Дэвид. — Она смотрела на него с нескрываемым любопытством. — За что ты хочешь передо мной извиниться?
Дэвид почувствовал, как лицо его запылало. О Боже, он никогда в жизни не краснел!
Смущенно шагнув ей навстречу, он неловко взмахнул рукой.
— Надеюсь, этот подарок возместит тебе разбитую мной танцовщицу, — объяснил он и, понизив голос до хриплого шепота, продолжил: — Послушай, Сесилия… я не представляю, что на меня нашло вчера.
Она прищурилась.
— Ты жалеешь о том, что случилось? Он горько усмехнулся.
— Я жалею лишь, милая, что не смог сдержать раздражение. По правде сказать, со мной такого раньше не бывало.
Взгляд Сесилии скользнул по его лицу и остановился на губах.
— Признаюсь, я, и сама была очень удивлена.
Услышав это, Дэвиду захотелось обнять ее, но он не мог на это решиться, не находя слов для дальнейшего разговора и сомневаясь, что она захочет его слушать.
Подняв руку, Дэвид нежно провел тыльной стороной ладони по щеке Сесилии.
— Мне кажется, Сесилия, нам с тобой надо многое обсудить. Вчерашняя ночь… была сказочной.
Как будто прочитав его мысли, Сесилия обхватила его руками за талию.
— Похоже, мы сумели преодолеть неприязнь друг к другу.
— Милая моя, — ласково сказал он, — никакой неприязни я к тебе не испытываю.
— А что ты испытываешь ко мне, Дэвид? — тихо спросила она, прильнув щекой к лацкану его сюртука. — Я хочу, чтобы ты был со мной откровенным.
Дэвид молчал. Ему казалось, что он стоит на скользкой ледяной горе, а внизу зияет бездонная пропасть.
— Я тебя уважаю, — наконец отозвался он, — и боюсь сказать или сделать что-то не то.
— Уважаешь? — Сесилия, прикрыв глаза, подалась назад. — Это вселяет надежду.
Внезапно Дэвид больно схватил ее за плечи.
— Скажи мне, Сесилия, — хрипло произнес он, — что ты хочешь от меня? Я сделаю все, что пожелаешь.
Сесилия поняла: он пытается выяснить, будет ли она настаивать на женитьбе. Она не сделала этого вчера и не собирается делать сейчас. Дэвид не должен чувствовать себя обязанным, ведь она отдалась ему по доброй воле. Даже если он предложит ей выйти за него замуж, следует еще подумать над этим предложением.
Да, она его любит, но в их отношениях нет самого главного — душевной близости.
— Ты заблуждаешься. Мне ничего от тебя не нужно. Дэвид отпустил ее. Пальцы его чуть заметно дрожали.
— Прости меня, — сказал он, нагнув голову и коснувшись лбом ее лба. — Я не так выразился. Я хотел сказать…
Его неизменное нахальство явно его покинуло.
— Черт возьми, Сесилия, у меня все мысли перепутались! Но ты сегодня великолепна! Может, все-таки посмотришь, что я тебе подарил?
Несмотря на досаду, Сесилия нашла в себе силы усмехнуться. Ладно, пусть молчит и дарит подарки. Ради любви к нему она согласна потерпеть. Пока.
— Хорошо, если только это не дрессированная обезьянка с колокольчиками на шее!
— Дрессированная обезьянка? — переспросил Дэвид. — Какой болван станет дарить женщине такие нелепые подарки? Послушай, неужели тебе не хочется заглянуть в этот ящик?
Опасаясь, что она откажется, Дэвид внимательно следил за ее лицом. Ему было легче засыпать ее подарками, чем подыскать нужные слова. Раньше, с другими женщинами, он никогда не испытывал подобных затруднений. Господи, он боялся ее потерять!
Вместе с ним Сесилия подошла к дивану. В считанные секунды Дэвид развязал ленточки, открыл ящик и заставил ее развернуть вазы и кубки.
Изумленно восклицая, она осторожно подносила к свету каждый предмет. Дэвид, сидя рядом, смотрел на нее с некоторым подозрением. Не померещилась ли ему эта улыбка, притаившаяся в уголках ее губ? А вдруг она обиделась? Вообще-то говоря, она имела на это полное право. Вчера он вел себя отвратительно и вот сегодня, вместо того чтобы ее утешить, мямлит что-то невнятное. Впрочем, похоже, Сесилия немного смягчилась…
Увидев, что она потянулась к дну ящика, Дэвид попытался остановить ее руку. Их головы почти соприкоснулись и его дыхание всколыхнуло мягкий локон у нее на виске. Дэвид резко отпрянул.
— Это последняя, — поспешно сказал он. — Так, ничего особенного. Просто безделушка. Боюсь, она тебе не понравится.
— Обязательно понравится, — вежливо возразила Сесилия. — Я вижу, ты хорошо разбираешься в восточном фарфоре. — Очень осторожно она развернула бумагу. Наступило долгое молчание.
— О Боже! — произнесла она, наконец, и в ее голосе послышалось веселое удивление. Делакорт встревожился.
— Я же говорил: тебе не понравится.
— Ох, Дэвид! — Не глядя на него, Сесилия подняла статуэтку, поставила ее себе на колени и медленно провела кончиками пальцев по желтой ткани, которой были обмотаны бедра зеленого человечка. — Впервые в жизни вижу такого уродца!
Делакорт глубоко вздохнул, почувствовав острое разочарование. Внезапно Сесилия подняла голову, и он с удивлением увидел, что ее чудесные глаза увлажнились.
— Сначала я думала, что ты хочешь меня задобрить, — прошептала она, — но ведь тебе пришлось потратить немало сил на поиски этих вещей. Как тебе удалось так быстро их найти?
Дэвид смущенно развел руками.
— Кажется, я совершенно не разбираюсь ни в фарфоре, ни в женщинах.
Сесилия, усмехнувшись, быстро вскочила на ноги.
— Давай отнесем его наверх. Интересно, как он будет смотреться.
Она потащила все еще немного растерянного Дэвида вверх по лестнице, к спальне. В коридоре первого этажа им встретился Шоу, который не преминул неодобрительно взглянуть на них, а на лестничной площадке горничная, открыв рот, чуть не выронила веник.
Но Сесилия ни на кого не обращала внимания. Решительно стиснув руку Дэвида, прижимая к груди статуэтку, она прошла в другое крыло. Там, сразу за ее спальней, в глубокой нише в форме морской раковины, располагался ряд полок, на которых стояло около дюжины необычных маленьких статуэток на странно выгнутых основаниях. Вчера ночью, ослепленный страстью, Дэвид в тускло освещенном коридоре не заметил этой коллекции. Но сейчас вспомнил слова Кембла, что это черепица для крыши. По правде, говоря, он никогда не интересовался подобными вещами. Теперь ему стало ясно, почему Сесилия сочла его таким внимательным. Судьба наконец-то улыбнулась ему, и он не собирался упускать такой шанс.
Но Дэвида радовала не столько собственная удачливость, сколько откровенное ликование Сесилии. Она осторожно поставила зеленого человечка рядом с таким же, только красным, удовлетворенно вздохнула и начала любовно перебирать всю коллекцию, что-то, тихонько говоря себе под нос. Глаза ее сияли восхищением, щеки пылали. Надо будет попросить Кембла, чтобы он как можно скорее приволок еще дюжину таких уродцев. И плевать на деньги!
Дэвид осторожно кашлянул.
— Сесилия, я слышал, что эти ребята отгоняют злых духов. Может, поставишь статуэтку над дверью?
— Нет, ни за что! — Сесилия повернула зеленого человечка к свету. — А вдруг какой-нибудь прохожий залезет и украдет?
Дэвид внезапно порывисто обнял ее за талию и прижал спиной к своей груди.
— Я имел в виду… — прошептал он, коснувшись губами ее шеи, — дверь твоей спальни.
Сесилию бросило в жар. Она подняла глаза и увидела, что он показывает на притолоку.
— Может быть… — растерянно выговорила она и вдруг усмехнулась. — А как ты думаешь, будет ли толк от этого человечка, если я поставлю его на столик у кровати?
Делакорт прижал ее к себе крепче.
— Сомневаюсь, — прошептал он и провел кончиком языка по ее ушку. — Я уже чувствую, как злые духи наступают. Может, попробуем их отогнать?
Внезапно на лестнице послышались тяжелые шаги. Застигнутые врасплох, они испуганно отпрянули друг от друга, как юные любовники, и в то же мгновение на верхней ступеньке появился Шоу.
— Прошу прощения, миледи. — Дворецкий покосился на Дэвида. — Так вам подавать карету? Дэвид перевел взгляд с Шоу на Сесилию.
— Ты куда-то собралась? — спросил он, пытаясь скрыть разочарование.
Сесилия слегка виновато потупилась.
— Да. Я хотела прокатиться по Блэк-Хорс-лейн. Все амурные намерения Дэвида мигом испарились. Он вымученно улыбнулся.
— Шоу, пожалуйста, оставьте нас на минутку. Дворецкий удивился, но все же ушел. Дэвид, обернувшись к Сесилии, сказал, тщательно подбирая слова:
— Пожалуйста, поклянись мне, что не поедешь в публичный дом миссис Дербин.
Сесилия сделала невинное лицо, но Дэвида было не провести.
— Я просто прогуляюсь, и все. И со мной поедет Этта.
Дэвид не знал, как поступить. Заставить ее остаться? Но он не имеет права приказывать ей. Придется поехать вместе с ней. Они до сих пор не выяснили, кто и за что убил тех двоих женщин. Вполне возможно, это как-то связано с заведением мамаши Дербин, но в любом случае Сесилия затеяла весьма рискованное предприятие.
— С Эттой ты никуда не поедешь, — раздраженно сказал он. — Она не сумеет защитить тебя!
Если тебе непременно нужно совершить эту глупость, ты поедешь со мной.
— С тобой? — Сесилия удивленно подняла брови.
— Да, — твердо произнес Дэвид, — в моей карете, с закрытыми гербами. — Он оглядел ее огненно-рыжие волосы и большие голубые глаза. Во всем Лондоне не найдется другой, похожей на нее женщины. — И ради Бога, Сесилия, прикрой лицо вуалью. Черной и густой. А лучше двумя. Иначе тебя узнают, когда ты раздвинешь занавески — а я уверен, что ты обязательно это сделаешь.
Когда они добрались до места, сумерки уже сгущались. Вечер обещал быть необычно ясным. В темно-синем небе уже мерцала серебристая луна. Переулки и улицы, примыкающие к Блэк-Хорс-лейн, были окутаны мраком, но фонари еще не зажглись.
Район Блэк-Хорс-лейн располагался неподалеку от доков, и поэтому, несмотря на позднее время, там было весьма оживленно. Мостовая кишела ростовщиками, торговцами и таможенниками, которые обслуживали моряков и бизнесменов.
Дэвид молча смотрел на противоположную стенку кареты. Сесилия, чувствуя его напряжение, понимала, что тревожится он не за себя.
Интересно, зачем ему понадобилось являться к ней сегодня? Только ли для того, чтобы извиниться? Может быть, он хотел сказать ей что-нибудь еще? Скорее всего, не одни угрызения совести были причиной его визита. А вдруг он раскаивается в том, что не смог вчера устоять? Не поднимет ли он ее на смех, узнав, как она боится потерять его?
Впрочем, несмотря на сплетни, которые ходили в свете о Делакорте, Сесилия чувствовала, что жестокость ему несвойственна. Кроме того, мужчина не станет дарить дорогие подарки женщине, с которой намерен расстаться. Другая на ее месте заподозрила бы, что Дэвид соблазнил ее из чистой мести или для того, чтобы выиграть это гнусное пари в «Бруксе», но Сесилия так не думала.
Странно, что теперь она нисколько не сомневалась в его порядочности, а ведь всего несколько дней назад у нее было совсем иное мнение о нем. Как же сильно она ошибалась!
Она вспомнила свои ощущения, которые охватили ее, когда Дэвид наконец перестал ухаживать за ней в свете. Нет, это было не одно лишь облегчение. Она со стыдом признавалась самой себе, что играла с огнем, а когда огонь догорел, превратившись в холодную золу презрения, в душе ее родились обида и злость.
Только сегодня она поняла: лорд Делакорт — не тот человек, с которым можно шутить. Не в силах удержаться, она взглянула на него из-под опущенных ресниц. Какое у него серьезное лицо! Как решительно сдвинуты брови!
Наверное, ей придется дорого заплатить за то, что она так обращалась с ним все эти годы. Он по-прежнему желал ее и мог на время сделать своей любовницей. Но позволит ли ему гордость открыто ухаживать за ней? Едва ли он захочет выйти за рамки тайной любовной связи. Наверное, с ее стороны было глупо питать надежды на нечто большее, но ей так этого хотелось!
Внезапно карета сбавила ход. Дэвид молча указал Сесилии на ближайшее здание. Это и было заведение мамаши Дербин — неплохой особняк с красивым фасадом и плотно зашторенными окнами. Странно, но дом этот, притулившийся на углу, между залитой ярким светом кофейней и табачной лавкой, выглядел совсем не таким пугающим, как представляла себе Сесилия. Человек непосвященный мог принять его за частное жилище, хоть и расположенное в не слишком благопристойном районе.
Дэвид, подняв трость, три раза стукнул в крышу кареты.
— Ну что ж, — заговорил он, наконец, — мы приехали. Только с улицы ничего не видно.
Карета медленно остановилась у тротуара напротив переулка. С другой стороны подъехало очень элегантное ландо и встало перед табачной лавкой.
Экипаж показался Сесилии смутно знакомым, но она не могла вспомнить, где видела его.
Внезапно дверь кофейни распахнулась, и на мостовую упало пятно света. Хорошо одетый мужчина в пальто и шляпе поспешно вышел из ландо и, не спуская лесенки, помог сойти стройной элегантной даме. Лицо ее было прикрыто густой вуалью. Выйдя из экипажа, она весело засмеялась, положив руки на грудь мужчины.
Он махнул рукой, отпуская кучера, и повел даму в заведение мадам Дербин. Сесилия была потрясена. Судя по манерам, эта дама — явно не проститутка. Может быть, она дорогая куртизанка? Но зачем мужчине, тоже на вид джентльмену, понадобилось вести ее в публичный дом?
Сидевший рядом Дэвид брезгливо передернул плечами. Сесилия обернулась к нему.
— Зачем они туда пошли?
Он, казалось, ждал этого вопроса.
— Скорее всего, они любовники, — объяснил он. — И дама наверняка замужем. Среди женщин высшего света есть немало любительниц тайных удовольствий. Они предпочитают, развлекаются там, где их никто не узнает.
Сесилия безмерно удивилась. Она наслушалась рассказов Этты и считала себя хорошо осведомленной, даже искушенной, в большинстве житейских вопросов. Но о подобных вещах Этта никогда ей не говорила. Впрочем, Дэвиду можно верить. Он и сам, несомненно, посещал такие места, доставляя дамам «тайные удовольствия». Эта мысль привела ее в сильное замешательство.
К дому подъехал еще один экипаж, на этот раз наемный. Вышедший из него мужчина, бросив кучеру монету, лениво зашагал к борделю. По его движениям можно было понять, что это еще юноша. Он небрежно, привычным движением толкнул дверь. Дэвид достал из кармана пальто небольшой блокнот и записал номер экипажа.
Настало время действовать. Сесилия хотела, было раздвинуть шторки пошире, но Дэвид быстро перехватил ее руку.
— Черт возьми, Сесилия, ты что, хочешь, чтобы тебя увидели?
Она не ответила.
— Ты знаешь этого человека? Дэвид, вздохнув, закрыл блокнот.
— Сначала мне показалось, что знаю. Но… наверное, я ошибся. — Он посмотрел на нее с усмешкой. — У меня разыгралось воображение. В последнее время оно часто меня подводит.
Эту реплику Сесилия тоже пропустила мимо ушей.
— Дэвид, нам надо туда войти.
— О Боже! — Дэвид подпер рукой голову. — Только этого нам не хватало!
Она придвинулась ближе и умоляюще зашептала:
— Но, Дэвид, ты же бывал в подобных заведениях, правда?
Он взглянул на нее с кривой усмешкой.
— Послушай, — продолжала Сесилия, — у меня густая вуаль. Никто не увидит моего лица. Мы войдем и сделаем вид… что хотим заняться тем же самым, что и все.
Дэвид прыснул со смеху.
— Что я слышу? Неужели мои мечты скоро сбудутся? — прошептал он, подавшись вперед и схватив ее в объятия. — Давай же скорее вернемся на Парк-Кресент!
Сесилия в шутку стукнула Дэвида по макушке ридикюлем, но он продолжал смеяться.
— Я серьезно — прошипела она. — Мы недолго пробудем там — только оглядимся. Может, встретим человека, который что-то знает про убитых девушек.
— Опомнись, Сесилия! — воскликнул он, откинувшись на подушки. — Это тебе не светская вечеринка с чаепитием, где, расхаживая по гостиной, жуют бутерброды и болтают о пустяках.
— Но что же делать? — спросила она, положив ридикюль на колени. — Я умираю от любопытства.
— Ах, вот оно что! — тихо сказал он, ласково приподняв ее подбородок. — Тогда позволь, я отвезу тебя к себе домой, милая. Обещаю сполна удовлетворить твое любопытство. Но только там, а не здесь.
Услышав это, Сесилия почувствовала, как у нее радостно заколотилось сердце. Значит, он все еще хочет ее! Впрочем, сейчас это было не самое важное.
Она медленно подняла глаза и невольно залюбовалась в мерцающем свете каретного фонаря его красивым лицом, карими глазами и по-женски полными губами.
И все же по его тону Сесилия поняла, что он готов уступить. А ей так хотелось попасть в заведение мамаши Дербин!
— По-моему, это будет забавно, — настаивала она, соблазнительно опустив ресницы. — С тобой я буду чувствовать себя спокойнее, чем с Эттой.
Внезапно Дэвид, схватив ее за плечи, резко рванул к себе. Шляпка съехала ей на один глаз.
— Послушай, Сесилия, ты не должна переступать порог этого дома!
Немного опомнившись, он тут же разжал руки и виновато взглянул в ее ошеломленное лицо.
— Но ты же меня не послушаешь, верно? — горько спросил он. — Даже если я буду умолять тебя, бросившись на колени. Если я не пойду с тобой, ты вернешься сюда со своей замухрышкой-горничной.
Наконец решившись, он достал из-под сиденья тяжелый пистолет и сунул его в глубокий карман пальто. Увидев это, Сесилия слегка заволновалась.
— Опусти вуаль, — приказал он, — и не говори ни слова, понятно? Настал твой звездный час. Впрочем, мне тоже хочется посмотреть на того человека, который недавно вошел туда, а если я оставлю тебя здесь одну, ты все равно не усидишь на месте.
Велев кучеру смотреть в оба, Дэвид взял Сесилию за руку и потащил ее к дому. Они вошли в парадную дверь и очутились в узком, тускло освещенном вестибюле. Их встретил широкоплечий низкорослый мужчина, лица которого Сесилия в темноте не разглядела.
Дэвид сказал, что желает видеть миссис Дербин. Недовольно поворчав, мужчина проводил их в большую гостиную. Здесь стояли чайные столики, окруженные удобными креслами и диванами с гнутыми спинками среди искусственных пальм в кадках. Обстановка комнаты весьма располагала к уединению.
Гостиная была полупустой. Слева от Сесилии женщина с мощным бюстом в желтом атласном платье о чем-то тихо разговаривала с посетителем, лицо которого оставалось в тени. Поодаль сидели еще двое мужчин. Развалившись в креслах и держа в руках бокалы с вином, они наблюдали, как изящная блондинка вешает свою одежду на спинку дивана, обитого красным атласом.
Наконец, посовещавшись, мужчины встали. Один из них обнял блондинку за талию, и все трое удалились за шторы в заднюю часть комнаты. Сесилия, ощутив, как ее лицо заливается краской, порадовалась, что надела вуаль.
В этот момент женщина в желтом обернулась и направилась к ним, радушно раскинув руки. Подойдя ближе, она окинула придирчивым взглядом стройную фигуру Дэвида.
— Милорд, — произнесла она хриплым голосом, — для меня большая честь принимать вас в моем скромном заведении.
Проклятие, она узнала его! Сесилия судорожно сжала руку Дэвида.
Впрочем, чему тут удивляться? Посещая бордели, он, безусловно, вымостил себе дорогу в ад.
— Добрый день, — поздоровался Дэвид, стараясь казаться спокойным. — Моя дама желает знать, какие… развлечения вы предлагаете.
Миссис Дербин понимающе улыбнулась.
— Милорд, наш дом не так изыскан, как те, к которым вы привыкли, — прошептала она, — но мы постараемся ублажить любую прихоть вашей дамы. Вы ищете партнершу? У меня много девочек…
— He надо девочек, — перебил ее Дэвид, — и женщин тоже не надо.
Миссис Дербин растерялась, но быстро взяла себя в руки и оценивающе посмотрела на Сесилию. Было видно, что ей очень хочется услужить знатным клиентам. В глазах ее зажегся огонек понимания.
— Хотите мужской стриптиз? — предложила она, оглянувшись на мужчину, с которым только что разговаривала. — Обычно мы не оказываем таких услуг, но, может быть, этот джентльмен согласится провести с вами время. К сожалению, у нас больше нет тех развлечений, о которых он спрашивал.
Мужчина, словно угадав, что речь идет о нем, быстро шагнул вперед. Неяркий свет упал ему на лицо. Дэвид испытал сперва удивление, потом стыд, а потом любопытство.
Это и впрямь он! Бентам Ратлидж!
Однако на сей раз он уже не казался беспечно-веселым. Лицо молодого человека искажала странная гримаса. Дэвид хотел оттащить Сесилию прочь, но тут Ратлидж усмехнулся, натянуто поклонился Сесилии и обвел ее горящим взглядом блестящих карих глаз.
— Все знают, что вы безукоризненны в выборе женщин, милорд, — сказал он вкрадчивым тоном, — но сегодня, пожалуй, оплошали. Я вас жду, миссис Дербин, ведь мы еще не договорились. — Он вновь обратился к Дэвиду: — А что касается вас, милорд, то мы очень скоро увидимся. — С этими словами Ратлидж, нагло усмехнувшись, отошел прочь.
Миссис Дербин заметно смутилась. Дэвид еще не знал, что именно произошло, но уже не сомневался в виновности Ратлиджа.
Внезапно Сесилия заговорила.
— Знаешь, милый, я передумала, — сказала она низким, гортанным голосом и взглянула на миссис Дербин. — Пришлите нам девочку. Только, пожалуйста, предоставьте более уединенное место.
— Конечно, — сладко пропела хозяйка и ушла, чтобы поговорить со швейцаром.
Дэвид резко обернулся к Сесилии.
— Что ты делаешь, черт возьми? — яростно прошипел он.
Глаза Сесилии вспыхнули.
— Но мы же еще ничего не узнали! У Дэвида чесались руки схватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть.
— Может быть, вы, мэм, и не узнали, зато я теперь точно знаю, что связал свою судьбу с сумасшедшей. Я уже увидел то, что хотел, и готов покинуть этот дом.
В этот момент вернулась миссис Дербин, держа в руке ключ.
— Анджелина не разочарует вас, милорд, — прошептала она, многозначительно перекатывая ключ в пальцах. — Поднимайтесь в седьмой номер и ждите ее там.
Дэвид, нехотя взяв ключ, с силой стиснул его в кулаке. Ну ничего, Сесилия заплатит за свои капризы! Может, приведя наверх, как следует ее отшлепать? Или привязать к стойкам кровати и ласкать до тех пор, пока она не взмолится о пощаде? А может, все же воспользоваться услугами, которые их ожидали? Это пойдет ей на пользу: будет знать, как не слушать его!
Он поволок ее на второй этаж. Их номер был последним. По дороге Сесилия с любопытством разглядывала темный коридор, насыщенный стойкими запахами дешевой пудры и духов.
Стены коридора были украшены скабрезными картинками, в нишах стояли гипсовые статуи обнаженных натур. Под коптящим подсвечником висело изображение некоего псевдогреческого бога, резвящегося с водной нимфой. Сесилия даже вытянула шею, стараясь получше все рассмотреть.
Дальше было хуже. В алькове у двери под номером семь сюжет был таковым: Пан с рогами и копытами, перекинув полунагую пастушку через камень, воткнул ей член сзади.
Сесилия резко остановилась.
— О Боже! Это… — она нагнулась чуть ближе, разглядывая белые гипсовые ягодицы скульптуры, — это с-содомия? — наконец выдавила она.
Дэвиду хотелось провалиться сквозь землю.
— Не совсем, — прошипел он, с силой оттаскивая ее прочь. — Содомия — это нечто другое. И вообще помолчи, пожалуйста!
Он отпер дверь и быстро втащил Сесилию в комнату, которая начала казаться ему спасительным убежищем. В камине ярко пылали угли, но тепло лишь усиливало приторный, назойливый аромат, проникавший из коридора. Дэвид, сняв с Сесилии плащ, тоже скинул пальто. Стульев здесь не было, поэтому он повесил одежду на подставку для ног.
Обстановка в комнате была на редкость безвкусной. В центре стояла продавленная кровать с привязанными к стойкам кожаными ремнями и красным бархатным покрывалом, украшенным нелепым черным узором. На стене висела коллекция черных кожаных плетей с рукоятками, обвитыми красной шелковой веревкой. В углу кренилась набок плетеная ширма, за которой виднелись ночной горшок с крышкой и умывальник. Дэвид невольно содрогнулся. Да, прежде чем отсюда уйти, непременно захочется умыться!
Сесилия, раскрыв рот, оглядывалась по сторонам. Только бы ей не взбрело в голову покопаться в шкафу! Один Бог ведает, что хранит там мамаша Дербин. К тому же Дэвиду совсем не хотелось сейчас отвечать на ее дурацкие вопросы.
Послышался тихий стук в дверь, и в комнату вошла темноволосая девушка с весьма пышными формами.
— Добрый вечер, — прощебетала она, с восхищением глядя на Дэвида. Тут она увидела Сесилию, и глаза ее слегка погасли. — Чем могу служить?
Дэвид медленно шагнул вперед.
— У тебя слишком явный акцент для девушки по имени Анджелина, — сухо заметил он. Анджелина прищурила один глаз. — Хозяйка говорит, что так лучше для дела, — ответила она. — Вы хотите посмотреть, как я буду с ней развлекаться? — вкрадчиво спросила она, кивнув на Сесилию. — Или у вас хватит сил на нас обеих? Дэвид натянуто улыбнулся.
— Сил-то у меня хватит, но к подобным вещам я не привык, — небрежно отозвался он.
Сесилия, негодующе охнув, метнулась к ним и достала из ридикюля банкноту.
— Мы хотим, — поспешно вмешалась она, — задать вам несколько вопросов, только и всего.
Анджелина в страхе отпрянула, но взгляд ее был прикован к банкноте.
— Да? И что это за вопросы?
— Нам нужны сведения о трех девушках, которые работали здесь, — объяснила Сесилия.
— О трех! — Анджелина опять смерила Дэвида взглядом. — Ничего себе!
Сесилия раздраженно тряхнула головой. Дэвид еле сдержал смех.
— Это не то, что ты думаешь, — продолжала Сесилия. — Две сестры, Мэри и Кэтлин ОТэвин, и их подружка Мэг Макнамара. Ты их знала?
Проститутка растерянно приоткрыла рот.
— Нет… — она замолчала и еще раз покосилась на банкноту, — но кое-что слышала. Они у нас больше не работают.
Дэвид подошел к ней, скрестив на груди руки.
— Мы хотели бы знать, — тихо сказал он, — почему они ушли. Что-нибудь случилось? С вами, женщинами, плохо обращались? Заставляли делать что-то против вашей воли?
Анджелина приняла оскорбленный вид.
— Послушай, приятель… я люблю свою работу. Да и платят нам хорошо. За такие деньги можно много чего стерпеть.
Дэвид криво усмехнулся.
— Понятно. Я рад, что тебе твоя профессия нравится, но я вынужден предположить, что трем другим дамам она была не совсем по вкусу. Они убежали из этого дома среди ночи, и мне бы очень хотелось выяснить почему.
— Клиенты их не обижали. Они остались бы здесь, если бы Мэг и Мэри не совали нос в чужие дела.
— Что ты имеешь в виду? — спросила Сесилия.
Анджелина упрямо уставилась в пол. Сесилия тряхнула банкнотой.
— Смотри, — сказала она, — это больше, чем ты зарабатываешь в месяц. Взамен нам нужны только сведения об этих девушках. Ты расскажешь все, что знаешь, а мы вернемся на первый этаж и доложим миссис Дербин, какое отличное представление ты нам устроила.
Анджелина подняла глаза и посмотрела сначала на Сесилию, потом на Дэвида.
— Это случилось до того, как я сюда пришла, — нехотя начала она. — Но я слышала, что они украдкой ходили в подвал и там ублажали двух французских морячков. А этого делать нельзя.
Сесилия нахмурилась.
— Французских морячков? Анджелина громко фыркнула.
— Старухе Дербин все равно, с кем ты будешь развлекаться — хоть с фонарным столбом, лишь бы ей за это платили. Но в подвал нам спускаться запрещено.
— Почему? — отрывисто спросил Дэвид. Проститутка презрительно взглянула на него.
— Догадайтесь сами. Дом стоит посреди доков. Но я… — Анджелина помотала головой, — я не должна ничего говорить про это.
— А миссис Дербин известно о том, что происходит в подвале? — спросил Дэвид. — Или здесь замешан кто-то еще?
Она опять пожала плечами.
— Каждую неделю сюда приходит мистер Смит и берет с нее арендную плату. Она его боится. Так вот, у него есть ключ от подвала. Это все, что я знаю. Мистер Смит? Дэвид закатил глаза. — Этот мистер Смит — молодой щеголь с черными волосами и карими глазами? Анджелина хохотнула.
— Вовсе нет. Я спала с ним пару раз. Эдакий здоровяк. К тому же не очень приятный. Любит делать это грубо, если вы меня понимаете. Но он уже немолод.
Было ясно, что больше девица ничего не скажет. Сесилия протянула ей деньги.
— Послушай, Анджелина, — сказала она вдруг по-мягчевшим тоном, — если тебе когда-нибудь разонравится твоя работа, ты всегда можешь уйти в другое место.
Девица насмешливо фыркнула.
— В работный дом? Или в католическую миссию? — Она покачала головой. — Ни за что на свете! Я предпочитаю иметь дело с мистерами Смитами.
Дэвид задумчиво взъерошил волосы.
— Вот что, Анджелина, — медленно проговорил он, — сейчас ты пойдешь к себе в комнату или куда-нибудь еще, где можно на время спрятаться. Когда часы на башне святого Георгия пробьют шесть, возвращайся сюда и сделай вид, что этой комнатой пользовались.
— Хорошо, — согласилась та и пошла к двери. Но Дэвид схватил ее за руку. Боже, как же он мог позабыть!
— Где в этой комнате глазки?
— Глазки? — в ужасе вскричала Сесилия. Анджелина насмешливо покосилась на нее и кивнула на шкаф.
— В гардеробе с левой стороны, но сегодня никто не платил за то, чтобы подглядывать.
Проститутка сунула банкноту за корсет и двинулась к двери.
Дэвид быстро подошел к стене и легко обнаружил глазок. Достав из кармана носовой платок, он завязал уголок узлом и заткнул им дырку.
— Дэвид, — растерянно спросила Сесилия, — а з-зачем эти дырки в стене?
Черт возьми, как же она надоела ему своими вопросами! Дэвид нехотя отвернулся от шкафа.
— Дорогая моя, в этом мире полно извращенцев, — мрачно сказал он, — и подобные вещи доставляют им удовольствие. Теперь ты понимаешь, почему я не хотел тебя сюда вести?
Сесилия побледнела. Дэвид подошел к ней и, обняв за плечи, привлек к себе. Она не сопротивлялась. Только сейчас до него дошло, какой ценой ей дался разговор с Анжелиной. Несмотря на то, что это было крайне опасно, она сделала это, поскольку считала нужным, а теперь дрожала в его объятиях.
Не отрывая лица от груди Дэвида, Сесилия прерывисто вздохнула и погладила его по спине. На руках были перчатки, но ни они, ни три слоя одежды не уменьшили удовольствия от этого прикосновения.
— Дэвид, — прошептала она, — пока мы ждем, ты займешься со мной любовью?
— Нет, — быстро ответил он, оглядев дешевую комнату и стену, увешанную плетьми и веревками.
Сесилия поняла, о чем он думает. Он считает ее слишком чистой, слишком невинной. Для него она по-прежнему девственная супруга лорда Уолрафена, а вовсе не та женщина, которая жаждет познать все тайны физического наслаждения. Конечно, сексуальный аппетит Дэвида не так просто удовлетворить, но ей очень хотелось научиться.
Она выдержала его взгляд, усилием воли заставив себя не дрожать.
— Не надо обращаться со мной как с ребенком, Дэвид. Если тебе хватило прошлой ночи, так и скажи. А если нет, то не заставляй меня разыгрывать невинность.
Дэвид издал раздраженный возглас.
— Я не понимаю, о чем ты говоришь.
— Я хочу, чтобы мы были любовниками, — объяснила Сесилия. — Можешь принять это предложение, а можешь рассмеяться мне в лицо. Но если уж согласишься, я потребую, чтобы ты был мне верен до тех пор, пока мы оба не решим разорвать нашу связь. — Вот как? — Лицо Дэвида потемнело, губы скривились в ироничной усмешке. — И где же мы будем встречаться? — резко спросил он, отпустив Сесилию и отвернувшись. — Ты хочешь, чтобы я открыто приезжал на Парк-Кресент и вел себя с тобой как со своей содержанкой?
Его вопрос заставил Сесилию призадуматься. В самом деле, как и где им встречаться? Да, она вдова, но титул обязывает соблюдать приличия. Принимать его у себя дома? Пожалуй, это будет не очень удобно. У Дэвида тоже нельзя: он живет с матерью и сестрой.
Впрочем, ее слуги преданны и неболтливы… Но если Дэвид не предложит ей руку и сердце, она уже вряд ли когда-нибудь выйдет замуж, а значит, навсегда лишится репутации порядочной женщины.
— Да, — кратко сказала Сесилия. Он обернулся.
— Да, ты будешь ездить ко мне домой, — твердо заявила она. — Я не вижу в нашей связи ничего постыдного.
— Потому что ты глупа, — процедил он сквозь зубы и сильно тряхнул ее за плечи.
Сесилия подумала, что уже начинает привыкать к подобным ответам.
— Я хочу, чтобы ты стал моим любовником.
Внезапно Дэвид схватил Сесилию в объятия и повалил на дешевую кровать.
Но дальнейших действий не последовало. Он лежал, приподнявшись на локте, и разглядывал ее лицо, волосы и свою руку, которая обнимала ее талию.
— Неужели ты хочешь стать просто любовницей, Сесилия? — наконец спросил он, и она уловила в его голосе тень разочарования. — Причем любовницей такого распутника, как я? Тебе нужны дети, красивые белокурые малыши. — Он нежно погладил ее живот и бедра. — Твое тело предназначено для того, чтобы вынашивать детей, милая. Ты должна опять выйти замуж.
Сесилия понимала: он имеет в виду не себя, а другого мужчину. Судя по всему, мысли о серьезных отношениях с ней не приходят ему в голову, или он просто-напросто гонит эти мысли подальше. И она к тому же требует верности, а мужчин всегда пугают любые обязательства перед женщиной.
И все же она должна стать для Дэвида той единственной, которой он никогда не изменит!
Но с таким человеком торопиться нельзя. Она подняла руку, откинула прядь волос, упавшую ему на лицо, и, не в силах сдержаться, провела кончиком пальца по его полной губе. Дэвид, закрыв глаза, нежно поцеловал ее палец.
— Поцелуй меня, Дэвид, — прошептала она. — В губы, как прошлой ночью.
— Не здесь, — хрипло прошептал он, прижимаясь губами к ее ладони.
— Нет, здесь, — настаивала она.
Он повиновался, но быстро прервал поцелуй.
— Не надо, Сесилия, — сказал он, открывая глаза. — Только не говори, что я тебя не хочу. Я хочу тебя, и ты это знаешь. Но эта комната… вызывает во мне отвращение. А ты пытаешься уйти от серьезного разговора.
— От какого разговора?
Дэвид повернулся на бок и провел рукой по глазам.
— Мы говорили о детях, которых ты должна родить. Я молю Бога, чтобы ты не зачала одного из них от меня.
Сесилия, приподнявшись на локте, уставилась на него. Ей вспомнился совет Этты — совет, в котором она не нуждалась. В надежде избежать неприятной темы она нежно провела рукой по груди Дэвида.
— Наверное, когда-нибудь я опять выйду замуж, — легко согласилась она. — Главное — встретить порядочного человека. Я, в самом деле, очень хочу детей. Много детей.
Дэвид от души рассмеялся.
— Много? Звучит смело. И сколько же детей ты хочешь, Сесилия?
— Точно не могу сказать, — призналась она, перебирая в пальцах складки его галстука. — Четверых или пятерых. Или это уже чересчур? Насколько мне известно, у тебя богатый опыт общения с детьми. Твоя знакомая леди Килдермор родила пятерых, верно?
Дэвид не ответил.
— И этот человек… отец твоих детей… должен являть собой образчик нравственности, не так ли? — небрежно спросил он. — Быть хорошо воспитанным и иметь безукоризненное происхождение?
— Разумеется. — Она усмехнулась. — А еще он должен быть красивым, состоятельным и с безупречным вкусом. Кроме того, ему надлежит угождать всем моим прихотям и осыпать меня дорогими подарками. У тебя есть кандидат на столь ответственную роль?
Дэвид замер, не зная, что ответить.
— Нет, — сказал он внезапно севшим голосом и поднял на нее глаза. — Ты предложила мне стать твоим любовником. Я с благодарностью принимаю твое предложение, Сесилия, — продолжал он. — Однако ты должна понимать, что когда-нибудь захочешь найти свой идеал мужчины.
— Я понимаю, — тихо проговорила она. — Может быть, даже больше, чем тебе кажется.
— Меня понять нетрудно, Сесилия, — сухо бросил он.
— Правда? Рада это слышать! Итак, Дэвид, что мы будем делать до шести часов, если ты не хочешь заниматься любовью?
Он усмехнулся и обнял ее одной рукой.
— Мы будем делать то, что делают любовники большую часть дневного времени, милая, — ответил он, аккуратно придвинувшись к ней. — Спать. Я, например, не выспался. И думаю, ты знаешь почему.
— Ой! — Сесилия, словно вспомнив что-то, прижала руку ко рту.
— Что такое? — с подозрением спросил Дэвид.
— Мой чулок!
— Ах, чулок! — простонал он, откинувшись на спину. — Ты хочешь, чтобы я тебе его отдал?
Глаза Сесилии в надежде округлились.
— Так он у тебя?
— Все вышло случайно. Он запутался в моем… в моем пальто, когда я утром одевался в твоей гостиной. Сесилия с облегчением вздохнула.
— Можешь выбросить его. Но ты не представляешь, Дэвид, какое у меня было ужасное утро! Я думала, что чулок нашел кто-то из прислуги, и от волнения не находила себе места. А потом мы с Джедом поехали кататься верхом, и у Серпентайна я наткнулась на Эдмунда Роуленда.
— На Роуленда? — брезгливо переспросил Дэвид. — Надеюсь, тебе удалось избежать разговора с этим напыщенным болваном?
— Нет, пришлось немного прогуляться с ним. Кстати, он сообщил мне одну вещь… надеюсь, она тебя не слишком огорчит.
Дэвид внимательно смотрел на нее.
— Какую?
Сесилия покраснела.
— Ведь ты член клуба «Брукс», так? Неужели ты не слышал про одно очень неприятное пари, которое там заключили?
Дэвид застонал.
— Проклятие!
— Значит, слышал?
— Да. Именно Роуленд и приложил к этому руку, — мрачно изрек Дэвид. — Это он подбил двух пьяных оболтусов поспорить и оставить запись в клубной книге. Мне очень жаль, что ты об этом узнала.
— Скажи, Дэвид, — вкрадчиво попросила она, — что именно там написано? Разумеется, я не доставила Эдмунду удовольствия, начав выпытывать у него подробности.
Дэвид облегченно вздохнул.
— Так ты ничего не знаешь?
— Но ты расскажешь мне? Или я должна спросить кого-нибудь другого?
Дэвид почувствовал себя зверем, которого загнали в ловушку. Из-за событий последних дней он совершенно забыл про гнусное пари сэра Лестера. Попадись ему сейчас Эдмунд, он в два счета свернул бы ему костлявую шею! Но Сесилия настойчиво требовала ответа.
— Как всегда, ты не оставляешь мне выбора, Сесилия, — посетовал он. — Ну ладно, слушай. Видишь ли, сэру Лестеру Блэйку и мистеру Риду показался смешным тот факт, что я должен на время возглавить миссию. Когда-то ты меня обманула, и это до сих пор приводит в восторг некоторых бездельников. К тому же, как оказалось, все знают, что ты работаешь под началом Коула. Впрочем, сам я этого не знал. Во всяком случае, до того вечера.
— Не знал? — удивилась Сесилия. Дэвид покачал головой:
— Нет, но мои так называемые друзья не преминули мне об этом сообщить. И заключили пари на то, сколько времени мне понадобится, чтобы заманить тебя в постель.
— Ого! И какой же срок они тебе назначили? Дэвид смущенно кашлянул.
— Кажется, до первого мая.
— Ну что ж, они явно недооценили твои способности, — задумчиво произнесла она. — А на какую сумму они спорили?
— На пятьдесят гиней.
— Это большие деньги! — Сесилия резко села. — Я рада, что мою добродетель так высоко ценят. Но теперь ты переспал со мной, и, значит, вопрос улажен?
Дэвид пристально взглянул на нее.
— Ты ошибаешься, Сесилия. Если два пьяных идиота решили поспорить о предмете, который их не касается…
— Джентльмены это любят, — перебила его Сесилия на удивление беспечным тоном.
— То я не обязан им в этом помогать, — закончил Дэвид. — Или ты хочешь, чтобы я рассказал о нас с тобой соседям по карточному столу?
Сесилия усмехнулась.
— Вы, сэр, вольны, делать все, что вам угодно.
От дальнейших выяснений отношений Дэвида избавил бой часов на колокольне святого Георгия. Уже шесть! Он быстро соскочил с постели и потянул Сесилию к выходу — ему совсем не хотелось, чтобы Анджелина застала их в этой комнате.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Добродетельная женщина - Карлайл Лиз



Почему нет комментариев!!!??? Роман интересный: есть и любовь ,и детектив,и юмор.Мне понравилось.9
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизЛана
16.12.2013, 22.12





Приятное чтение
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизТата
18.12.2013, 0.27





Приятное чтение
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизТата
18.12.2013, 0.27





Совершенно неординарный роман. Даже не ожидала получить такое удовольствие от прочтения. Ггерои понравились оба, а вся остальная публика в романе выписана так тщательно, что почти видишь эти фигуры. Камердинер - это что-то!!!! Любовная линия и детективная линия очень органично сплетены в одну нить.Моя оценка - 9,5 из 10. Великолепно! Очень советую к прочтению.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизЛюдмила
18.12.2013, 14.15





Замечательная история - смело 10!
Добродетельная женщина - Карлайл Лизелена:-)
22.03.2014, 17.04





интересно
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизНатали
23.03.2014, 16.38





Девочки!!Роман-просто чудо!!ооочень много юмора!!советую----читайте,не пожалеете, поверьте,не пресно.Очень увлекательный! ЧИТАТЬ И ТОЛЬКО ЧИТАТЬ!
Добродетельная женщина - Карлайл Лизнатали
14.08.2014, 12.13





Роман не плохой, герои адекватные, любовь, юмор все присутствует. Но....слишком много на мой взгляд совершенно не нужных криминальных отступлений. Хочется любви без добавлений))))
Добродетельная женщина - Карлайл Лизsvet
5.10.2014, 1.46





Можно почитать.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизКэт
12.11.2014, 9.55





чудесный роман, не пожалела ,что прочитала.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизВАЛЕНТИНА
10.06.2015, 22.11





Я так и не поняла за что 9 баллов. Ерунда.
Добродетельная женщина - Карлайл Лизнаташа
31.07.2015, 3.16





Интересный детективчик и любовный роман.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизОльга К
1.10.2015, 20.56





Классно! Динамично, без всяких дурацких обид ГГ. Очень понравилось))
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизНикта
21.11.2015, 22.08





А мне, если честно, этот роман как-то НЕ ОЧЕНЬ.... 5 баллов из 10.
Добродетельная женщина - Карлайл ЛизНюша
29.11.2015, 23.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100