Читать онлайн Верь только сердцу, автора - Карлайл Лиз, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Верь только сердцу - Карлайл Лиз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Верь только сердцу - Карлайл Лиз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Верь только сердцу - Карлайл Лиз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Карлайл Лиз

Верь только сердцу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14
В которой леди Делакорт рассказывает все

Коул прибыл на Керзон-стрит на следующее утро, все еще пылая праведным гневом. Однако к его гневу уже успел примешаться страх, который усиливался с каждой оставленной позади милей. Весь долгий путь от Кембриджшира Коул думал только о своей ссоре с Дженет. И молил Бога о том, чтобы он не лишил его надежды на будущее за несдержанность и, несомненно, безрассудное поведение. На каждом постоялом дворе Коул размышлял, а не повернуть ли назад?
Но он продолжал путь. Его неистово влекла в Лондон какая-то неведомая сила. Он знал только одно: ему необходимо увидеть Делакорта и услышать от него правду. Только тогда можно будет верно оценить намерения виконта в отношении Дженет. Возможно, как она и говорила, Делакорт не собирался причинять ей зло. Коулу оставалось лишь надеяться, что это правда. Очень не хотелось, чтобы Дженет обидел мужчина, которого она искренне считала своим другом.
Однако сейчас все выглядело так, что ни у кого, кроме лорда Делакорта, не было серьезной причины желать смерти маркиза Мерсера. И эта причина, как теперь понимал Коул, была более низменной, нежели желание защитить или оказать дружескую поддержку Дженет. Если его догадка верна, то угроза со стороны Мерсера вывела виконта из себя, а может, заставила совершить и нечто более серьезное.
Не забывал Коул и о своем разговоре с Джеком Лодервудом. Казалось, что со времени этого разговора прошли годы, а на самом деле он состоялся всего через несколько дней после того, как Лодервуд поведал ему о ссоре отца Делакорта с Килдермором и Мерсером. Дуэль между друзьями была из ряда вон выходящим явлением, и Коул начал подозревать, что она не имела ничего общего с взрывными характерами светских забияк.
В дверях Амхерста встретил все тот же надменный швейцар, что и неделю назад. Коул спокойно изложил свое желание повидаться с лордом Делакортом и положил на поднос визитную карточку. Без лишних слов швейцар проводил Коула в небольшой салон и предложил подождать. Вернувшись, он отвел его в небольшую гостиную в задней части дома. Швейцар распахнул дверь. Коул прошел внутрь и обнаружил в гостиной не лорда Делакорта, а его мать и сестру.
Сегодня пожилая леди сидела в инвалидной коляске у высокого окна. Ее светлость была хрупкого телосложения и, судя по безжизненному виду рук и ног, уже давно пользовалась инвалидной коляской. Но Коул подавил в себе дурное предчувствие и вежливо поклонился. Леди Делакорт поднесла к глазам золотой лорнет и внимательно оглядела его. Затем она повернулась к дочери, сидевшей рядом.
– Шарлотта, дорогая, оставь нас, пожалуйста.
Немного удивленная, мисс Брантуэйт отложила рукоделие, поднялась и покинула комнату. А леди Делакорт вновь оценивающе посмотрела на Коула.
– Мне сказали, – начала она довольно прохладно, – что вы хотите видеть моего сына. Могу я узнать зачем?
Сцепив ладони за спиной, Коул вежливо кивнул.
– Сожалею, миледи, но у меня дело личного характера. Могу я подождать лорда Делакорта и поговорить с ним, если сейчас его нет дома?
Ее светлость вскинула брови.
– Конечно, можете. – Взяв стоявшую рядом с коляской трость с золотым набалдашником, она указала ею на кресло. – Но пока, сэр, извольте сесть сюда.
Коул, получивший старомодное английское воспитание, не посмел ослушаться. Он послушно, как школьник, опустился в кресло, а ее светлость поставила на место трость и снова посмотрела на гостя.
– Вас прислала сюда леди Мерсер? – с вызовом спросила она.
– Нет, мадам, я приехал по своей воле. Леди Делакорт удовлетворенно кивнула.
– Я так и думала. Она не сделала бы этого... но осмелюсь предположить, что причиной вашего визита все же является она. Косвенно, разумеется.
Коул выпрямился в кресле.
– Могу заверить, мадам, что леди Мерсер не имеет никакого отношения к моему посещению.
– Неужели? – Леди Делакорт прищурилась. – Интересно, молодой человек, что вы оба задумали?
Дженет очень изменилась в последнее время, и та нежность, с которой она встретила вас здесь на прошлой неделе, говорит сама за себя. Может, вы будете добры объяснить свои намерения относительно Дженет? Наверное, вы знаете, что она мне очень дорога, и я вас спрашиваю не из праздного любопытства.
С каждой минутой все больше чувствуя себя провинившимся школьником, Коул сцепил ладони на коленях. Он очень надеялся, что леди Делакорт не догадается об их с Дженет планах.
– Мои намерения в отношении леди Мерсер вполне благородны, – спокойным тоном ответил Коул. – Поскольку вы подруги, могу конфиденциально сообщить, что я предложил леди Мерсер по окончании траура выйти за меня замуж.
– О? – Брови миледи взлетели вверх. – И она?.. Коул почувствовал, что краснеет.
– Поначалу мне показалось, что она склонна принять мое предложение. Но сейчас я в этом не уверен. Тем не менее мы все уладим.
Леди Делакорт кивнула.
– Вы поссорились из-за Дэвида, не так ли? Я допускаю, что между вами, молодыми и сильными людьми, в подобных обстоятельствах могла возникнуть вражда. Но разве Дженет не сказала вам, что Дэвид ее брат?
Прозвучало то, что Коул и ожидал услышать. Подтвердились мучительные подозрения, терзавшие его всю дорогу до Лондона. И все же это признание ошеломило Коула.
– Нет, мадам, она только смутно намекнула. И я решил все выяснить сам, поэтому и хотел поговорить с вашим сыном.
Леди Делакорт с печальным видом покачала головой.
– Думаю, капитан Амхерст, я могу устранить необходимость в такой встрече. Вы действительно намерены жениться на Дженет?
– Безусловно, мадам, если только она согласится.
– Что ж, я всегда знала, что со временем это произойдет, – промолвила леди Делакорт.
– Что произойдет, мадам? – спросил Коул, слегка смутившись.
Пожилая женщина не ответила, она предпочла сменить тему.
– Капитан Амхерст, вы ведь принимали сан священнослужителя, не так ли? Дженет рассказывала об этом на прошлой неделе. Поэтому прошу считать мой рассказ своего рода исповедью. Надеюсь, вы с уважением отнесетесь к моей просьбе?
Слова леди Делакорт заставили Коула почувствовать себя неловко.
– Мадам, вы вовсе не обязаны мне что-то рассказывать. Я пришел сюда, чтобы увидеться с лордом Делакортом, и не отказываюсь от своего намерения.
– Не сомневаюсь, что и мой вспыльчивый сын захочет увидеться с вами. Однако это моя история, и я расскажу ее вам.
Коул не знал, что сказать.
– Ну, если вы настаиваете... – пробормотал он.
– Много лет назад, капитан Амхерст, – спокойно начала леди Делакорт, – я пробивала себе дорогу в этом жестоком мире, работая гувернанткой. И мне было суждено воплотить в жизнь сказочную мечту каждой гувернантки – выйти замуж за своего хозяина. В моем случае хозяином был покойный лорд Делакорт, но он женился на мне не по любви, а чтобы загладить вину.
– Вину? – переспросил Коул, которому на самом деле был неприятен этот разговор.
– Понимаете, я несколько лет была гувернанткой его единственного ребенка, дорогой Шарлотты. Мы жили спокойно в семейном поместье в Дербишире, и его светлость часто навещал нас, привозил на охоту своих друзей. Все шло хорошо до того осеннего вечера, когда я совершила ужасную ошибку, спустившись в кухню за кружкой молока.
– Молока? – пробормотал Коул, чувствуя себя все более неловко.
Леди Делакорт закрыла глаза.
– Да, Это действительно было молоко, – прошептала она, но в ее голосе чувствовалась твердость, которой Коул не ожидал от такой хрупкой женщины. – Я спустилась вниз по лестнице для слуг... и наткнулась внизу на пьяного гостя, который меня изнасиловал. Как вы уже догадались, это был отец Дженет, Килдермор.
Коул не мог больше слушать исповедь пожилой женщины. Он вскочил с кресла, подошел к ней и взял ее руки в свои. При этом леди Делакорт широко раскрыла глаза.
– Миледи, прошу вас, не продолжайте. Я ведь пришел сюда совсем не для этого.
– О, капитан Амхерст, мне кажется, что пришло время раскрыть тайну.
Держа ее за руку, Коул опустился на колени возле инвалидной коляски.
– Леди Делакорт, мне бы очень не хотелось, чтобы вы из-за меня расстраивались.
– Но мне кажется, сегодня эта история больше расстраивает вас, молодых, чем меня. В моей жизни все же были и радостные минуты. Чтобы защитить мою честь, покойный лорд Делакорт сделал все, что мог. Когда стало ясно, что я жду ребенка, он женился на мне.
– Это... это очень благородно с его стороны, – признал Коул, чувствуя, как у него сжимается горло.
– Да, мало кто из мужчин его положения отважился бы на это, – добавила леди Делакорт. – Вот и получается, капитан Амхерст, что мой сын является наследником состояния и титулов, которые не считает своими по праву. А Дженет убеждена в обратном: что все по праву принадлежит ему. Возможно, вам известно, что шотландский титул графа Килдермора может передаваться женщине, но только в том случае, если владелец титула умирает, не оставив наследников мужского пола. Законных, разумеется. – Леди Делакорт вопросительно посмотрела на Коула. – Вам это понятно?
– Да, понятно. – Внезапно комната показалась Коулу слишком душной и тесной. Что-то непонятное беспокоило его, но, черт побери, что же это? Он потер пальцами висок, пытаясь ответить на вопрос леди Делакорт. – По правде говоря, мадам, я солдат и богослов. И очень мало знаю о таких вещах, как право наследования и титулы. Однако припоминаю, что перед свадьбой ходили разговоры о том, что по знатности леди Дженет почти ровня лорду Мерсеру.
– И их титулы выше, чем титул виконта, который носит мой сын, – пояснила леди Делакорт и неожиданно схватила Коула за руку. – Но, надеюсь, вы понимаете, сэр, что мой сын никого не лишал титула. У моего мужа не было наследника, а в отличие от Килдерморов титул Делакортов не передается по женской линии. И если бы мой муж умер, не имея сына, моя падчерица Шарлотта осталась бы просто нищей, а титул невостребованным.
_Но это... ужасная несправедливость.
Пожилая женщина кивнула:
– Да, это так. Поэтому мужу пришлось пойти на определенные компромиссы, чтобы обеспечить будущее дочери. Но это строго между нами, сэр. Шарлотта ничего об этом не знает. А Дэвид, к сожалению, нажил себе врагов, многие из которых очень обрадовались бы, если бы у него отняли его имя и титул. И если бы не этот проклятый Килдермор, Дэвид никогда бы не узнал правды о своем происхождении.
Ошеломленный, Коул снова рухнул в кресло.
– Вы хотите сказать, миледи, что граф Килдермор признался в своем ужасном грехе?
Крепко сжав губы, леди Делакорт кивнула.
– Звучит шокирующе, не так ли, капитан Амхерст? Но не сомневаюсь, что вам, как солдату, приходилось видеть, что делает страх смерти с отягощенным виной сознанием. Килдермор решил признаться во всем Дэвиду и своей дочери в слабой надежде загладить вину.
– Но для чего, мадам? – спросил Коул, уже теряясь во всех загадках этой истории.
– Хотя у Килдермора хватило жестокости выдать свою единственную дочь замуж за человека почти своих лет, одиночество и отчаяние Дженет пробудили в нем перед смертью угрызения совести.
– Так и должно было быть, – с горькой усмешкой согласился Коул. – Но, честно говоря, мадам, я не вижу, что хорошего может принести кому-то такое признание, если только это не признание Богу.
Леди Делакорт вздохнула.
– Осмелюсь предположить, что это был первый и единственный раз, когда Килдермор задумался о судьбе дочери. Но моему сыну последствия этого признания принесли одни страдания.
Коул судорожно вздохнул и открыл было рот, но леди Делакорт протестующе вскинула руку, останавливая его.
– Не перебивайте меня, капитан. Как бы невероятно это ни звучало, но я очень люблю Дженет, и Дэвид ее любит. Он был еще очень молод и впечатлителен, когда получил письмо от отца, и это письмо невероятно огорчило его. Мы-то с мужем надеялись, что он никогда не узнает правду.
Коул почувствовал, что и сам злится на Килдермора.
– А на что Килдермор надеялся, проявляя подобную бессердечность?
– В письме он сообщал, что очень сожалеет о своем поступке и хочет, чтобы после его смерти Дэвид и Дженет заботились друг о друге. – Пожилая женщина замолчала, казалось, она погрузилась в свои мысли.
Коула не покидало смутное чувство тревоги. Он узнал все, но оставалась еще одна загадка. Вполне вероятно, что Делакорт убил Мерсера ради сохранения своей тайны. Но тогда Дженет права, у виконта нет никаких оснований причинить зло Стюарту и Роберту, своим племянникам.
– А еще я думаю, – продолжила леди Делакорт, – Килдермор хотел, чтобы Дэвид защищал свою сестру, если после его смерти Мерсер будет плохо с ней обращаться. Только мне непонятно, почему Килдермор посчитал Дэвида более мужественным, чем Дженет? Я не знаю другой женщины, которая могла бы так твердо постоять за себя... Впрочем, об этом лучше подумать вам, сэр, если вы решили на ней жениться.
Коул уставился глазами в пол, изучая рисунок на ковре.
– Вы совершенно правы, мадам. Но я ее люблю и надеюсь, что смогу справиться с ее... неукротимостью.
Ее светлость изящно выгнула брови.
– О, это смелое заявление, сэр. Вас ожидает нелегкая жизнь. Но смею предположить, скучной она уж точно не будет.
В эту минуту дверь распахнулась и в комнату вошел лорд Делакорт, элегантный и, судя по виду, вне себя от ярости. Под мышкой он держал шляпу, в руке сжимал черный кожаный хлыст. Очевидно, он собрался на верховую прогулку.
Небрежным кивком Делакорт поздоровался с матерью и повернулся к Коулу.
– Черт побери, Амхерст, что означает подобное нахальство? – с вызовом заявил он, размахивая хлыстом перед лицом Коула. – И если вы расстроили мою мать, сэр, то знайте: моему терпению пришел конец!
Коул с усмешкой посмотрел в лицо Делакорту, потом на его хлыст и спокойно поднялся с кресла.
– Перестаньте размахивать хлыстом, мальчишка, а то один из нас может остаться без глаза.
– Убирайтесь к черту, Амхерст! – взорвался Делакорт. – Я не ваш слуга или прихожанин. И уж точно не ваш солдат.
– Дэвид, прошу тебя! – оборвала сына леди Делакорт и попыталась самостоятельно подняться с коляски.
Коул тут же подскочил к ней, чтобы помочь, оставив Делакорта посреди комнаты в дурацком положении.
– О! – воскликнула ее светлость, опускаясь в кресло. – Благодарю вас, капитан Амхерст. А теперь вы оба, будьте добры, сядьте и успокойтесь. Я думаю, мы все сможем уладить. – Она повелительно указала обоим тростью на кресла.
Ее сын состроил недовольную мину, но после секундного колебания отложил хлыст и опустился в кресло, скрестив руки на груди. Леди Делакорт чуть заметно улыбнулась.
– Ты пришел слишком поздно, Дэвид, я уже все рассказала капитану Амхерсту. Он собирается жениться на твоей сестре, так что он наш будущий родственник.
Делакорт приподнялся, будто намереваясь возразить, но суровый взгляд матери приковал его к месту.
– Жениться? – Голос виконта звучал подозрительно тихо. – И вы хотите сказать, что Дженет приняла это безумное предложение?
Коул открыл рот, но леди Делакорт его опередила.
– Приняла? – удивилась она. – Да я не сомневаюсь, что это была ее идея. А теперь давайте поговорим о более важных вещах. – Ее светлость повернулась к Коулу. – Насколько я понимаю, сэр, вы не стали бы так поспешно уезжать из Лондона и возвращаться сюда, не будь на это веской причины.
– Я уехал из Лондона потому, что испугался за безопасность леди Мерсер и ее детей.
– Еще бы вам не испугаться, – съязвил Делакорт. – После вашего появления на Брук-стрит положение детей стало еще более рискованным. И неудивительно, если вспомнить, по чьему наущению вы отправились в дом Мерсеров.
– Дэвид, прошу тебя, следи за своими манерами, – обратилась к сыну леди Делакорт, но виконт вскочил и принялся расхаживать по комнате.
Стараясь сохранить спокойствие, Коул с трудом сдерживал себя.
– Я не собираюсь ссориться с вами, Делакорт. Ставка слишком высока. Но скажите, вы действительно верите, что за всеми попытками причинить зло наследникам Мерсера стоит мой дядя Джеймс? У вас есть доказательства? Если это так, я почти с удовольствием выслушал бы вас.
Наблюдая за сыном, продолжавшим расхаживать по комнате, леди Делакорт подалась в кресле вперед.
– Не знаю, – признался наконец виконт и резко остановился. – Дженет точно считает, что за всем стоит Джеймс. А я, честно говоря, не могу представить, что он способен на такое.
– Я тоже, – согласился Коул. – Да он и глуп для этого.
Делакорт усмехнулся:
– Тогда наиболее вероятно, что во всем виноват Эдмунд. Несколько недель я следил за ним днем и ночью, но тщетно. У него низменные наклонности, он водится с дурной компанией, это правда. Но при всем при этом у него не хватит храбрости самому совершить преступление, и нет денег, чтобы нанять убийцу.
Коул испытал некоторое облегчение, осознав, что Дэвид рассуждает, в сущности, так же, как и он. Но они оба упускали что-то очень важное.
– Кому это выгодно? – прошептал Коул, вспоминая свой разговор с полковником Лодервудом.
– Очень хороший вопрос, капитан Амхерст, – поддержала его леди Делакорт.
– Что вы хотите сказать, мадам?
– Давайте, капитан, – подбодрила Коула ее светлость. – Как богослов, вы наверняка изучали не только латынь, но и логику. Кому это выгодно?
Виконт вопросительно посмотрел на мать.
– А вы, матушка? Что вы об этом думаете?
– Ох, мужчины, не разбираетесь вы в людских характерах. Если исключить Джеймса и Эдмунда, кому была выгодна смерть Мерсера? – Леди Делакорт несколько раз перевела взгляд с сына на Коула и обратно. – Стюарту? Очевидно, но это просто смешно. Он еще мальчик. Дженет? Тоже смешно, потому что, несмотря на слухи, мы все знаем, что Дженет не собиралась замуж за Дэвида.
Пожилая женщина глубоко вздохнула и продолжала:
– Так, может, это Дэвид? – Она улыбнулась. – Возможно, я необъективна, но если представить, что Дэвид желал смерти Мерсера, то он вызвал бы его на дуэль и проткнул бы ему сердце шпагой. Дэвид не стал бы прибегать к яду, когда имеются более благородные средства устранить соперника.
Лорд Делакорт смутился.
– Но кто тогда остается, матушка? Вы хотите сказать, что есть кто-то другой, о ком мы и не подумали?
– Наверняка есть кто-то, о ком вы не подумали, – ответила се светлость. – Хотелось бы знать, кто это?
Внезапно Коул подался вперед.
– А что, если смерть Мерсера была несчастным случаем?
Делакорт небрежно махнул рукой.
– Глупости! Вспомните, что за этим последовало.
– Мы считаем, что все события связаны между собой. А что, если это не так? – высказала предположение леди Делакорт. – А если мы поспешили с выводами? Давайте начнем сначала и будем двигаться осторожно. Что, если вино, убившее Мерсера, было оставлено в его спальне по ошибке?
– Матушка, в этом нет никакого смысла, – возразил Делакорт. – Мерсер сам принес его туда. Мы все это знаем.
– А вот я ничего такого не знаю. Известно только одно: Мерсер пил вино, которое, возможно, было отравлено. Но я могу предположить, что вино ему принес слуга.
Теперь уже Коул вскочил со своего кресла и принялся вместе с Делакортом расхаживать по комнате.
– Это было вино Дженет, – тихо произнес он. – Поэтому судья и заподозрил ее в преступлении. Графин всегда стоял в ее гостиной. Дженет пила вино каждый вечер, но в тот день не пила. После ужина она отправилась прямо в спальню, потому что слуги задержали ее.
– Проклятие! – воскликнул Делакорт, не сдержавшись. – Так, может, жертвой была Дженет? Могла ведь мадам Ланье покушаться на ее жизнь в надежде выйти замуж за Мерсера? Или служанка Дженет, мне всегда не нравился ее взгляд. Но этот выстрел в Шотландии...
– Да, и поломка колеса кареты, – пробормотал Коул. – Но для этого убийцу мог нанять любой.
После войны многие бывшие солдаты за небольшую плату способны совершить убийство.
В эту минуту трость леди Делакорт, стоявшая возле коляски, с грохотом упала на пол. Коул обернулся, и его взгляд упал на бледную, худую руку пожилой женщины, судорожно сжимавшую подлокотник кресла. Делакорт поспешил к матери.
– Матушка, что с вами? – Он бросил быстрый взгляд на Коула. – Амхерст, подайте бренди, быстрее...
Коул подскочил к буфету, плеснул в бокал приличную порцию бренди и, пока Делакорт энергично растирал руки матери, поднес бокал к губам миледи, заставляя ее выпить. Леди Делакорт сделала глоток, закашлялась и отстранила бокал.
– Власть, – прошептала она. – Всегда идет борьба за власть, не так ли? Или за деньги и положение в обществе, что в сущности одно и то же. Но мы не думали об этом, поэтому и не догадались.
Коул склонился к миледи.
– Мадам, прошу вас, о каком положении вы говорите? О какой власти?
Взгляд леди Мерсер затуманился.
– Титул графа Килдермора. Дженет могла принадлежать Мерсеру, но ее титул – никогда. Титул мог принадлежать только наследнику из рода Камеронов. Но вспомните, о чем я говорила раньше: женщина может наследовать титул, но только если нет законных сыновей, живых, разумеется.
Эти слова старой леди, казалось, повисли в воздухе.
– Делакорт, будьте добры, одолжите мне вашего самого быстрого коня, – попросил Коул. – Похоже, я кое-кого недооценил и совершил ужасную ошибку. – Виконт устремил на Коула решительный взгляд.
– Но без меня вы не поедете, – заявил он, подошел к столу и энергично потряс колокольчиком.
Дженет сидела в беседке над вышивкой, наслаждаясь послеобеденным солнцем, когда в беседку вбежали ее сыновья. Ее это не удивило. Эллен и Нанна отдыхали, Коул отсутствовал, а Мозби уехал по хозяйственным делам. Так что она осталась единственной, с кем скучавшие молодые джентльмены могли пообщаться.
– Мама, – начал Роберт, глубоко засунув руки в карманы куртки, – ты не видела кошку мистера Мозби? Мы ее искали повсюду, но так и не нашли.
– И это нас немного тревожит, – признался Стюарт. – Нанна говорила, что у нее скоро будут котята. Как ты думаешь, с ней все в порядке?
Дженет отложила рукоделие и улыбнулась.
– Уверена, с ней все хорошо. Кошки обычно прячутся, когда они приносят котят, это вполне естественно. Но мы их скоро отыщем.
Стюарт опустился на скамейку рядом с матерью, а Роберт тщательно вытер о траву мысок ботинка.
– Мне нечем заняться, – захныкал он. – Когда вернется кузен Коул? Может, сегодня? Кажется, что он уехал навсегда.
– Да, и мне кажется, что он уехал навсегда, – призналась Дженет, обняла Роберта и усадила к себе на колени. Ей очень приятно было видеть Эллен и Нанну, да и Чарлза тоже. Но она уже скучала без Коула и очень сожалела о разговоре, который стал причиной его стремительного отъезда. И сейчас, без его успокаивающего присутствия, Дженет снова испытывала страх. Хотя для этого не было никаких причин. В Элмвуде они могли чувствовать себя в полной безопасности.
Стюарт откинулся на спинку деревянной скамейки.
– Я так хочу, чтобы он вернулся, – сказал он со вздохом. – И вообще, я бы хотел, чтобы мы остались здесь навсегда. Мама, как ты думаешь, это возможно? – Стюарт бросил на мать подозрительный взгляд, – Робин говорит, что кузен Коул будет нашим новым отцом. Это правда? Тогда мы точно останемся здесь?
Дженет на секунду зажмурилась. Господи! Она ожидала этого. Хотя в Элмвуде мало слуг, они наверняка сплетничают. А может, мальчики даже видели, как они с Коулом целовались вчера под вязами. Что же ей сказать детям? Да и собирается ли Коул стать им отцом? От этой мысли у Дженет даже перехватило дыхание. Конечно, она надеялась, что так и будет. И молилась, чтобы ее отношения с Дэвидом – или даже слова, которые может сказать Дэвид Коулу, – не разрушили ее счастья.
Дженет погладила Роберта по голове.
– Что ж, мы говорили об этом, – призналась она. – Разумеется, это будет означать, что мы с кузеном Коулом поженимся. И будем все вместе жить здесь, в Элмвуде. Но ваш отец... прошло еще слишком мало времени с тех пор, как он ушел от нас. Так что не надо спешить, иначе это будет оскорблением его памяти. – Дженет вгляделась в серьезные лица сыновей. – Вы меня понимаете?
Мальчики закивали, а Дженет заметила Эллен, которая выходила из дома, направляясь в сад.
– Смотрите! – воскликнула Дженет, радуясь и окончанию разговора и тому, что Эллен поправляется. – Я вижу кое-кого, кто хочет поиграть с вами.
Подобрав юбки, Эллен быстро приближалась к беседке.
– Ну что, мальчики, нашли кошку? – спросила она, тяжело дыша. – Может, организуем поиски?
По приказу Коула грум Делакорта привел из конюшни пару резвых арабских жеребцов, идеально подходивших для предстоящего путешествия. С помощью леди Делакорт сборы к отъезду заняли всего несколько минут. Коул отправил посыльного к судье Лайонзу с сообщением о своих намерениях, а Делакорт тем временем уложил в седельную сумку хлеб, сыр и пистолеты.
– Я все-таки не могу понять, – начал Делакорт, когда они выехали из Лондона, – зачем вы уехали в город, оставив Дженет и детей в Кембриджшире?
– Я приехал сюда, чтобы встретиться с вами. Мне нужно было узнать о ваших отношениях с Дженет, а она отказалась рассказать правду. И мне ничего не оставалось, как отправиться к вам самому.
Делакорт, прищурившись, посмотрел на Коула.
– А ведь вы думали, что это я убил Мерсера, не так ли? Что ж, если бы человека можно было осуждать за намерения, то вы недалеки от истины... У меня было желание его убить, но в честном поединке. Однако судьба меня опередила.
– Вы как-то равнодушно говорите о жизни и смерти, – заметил Коул, не отводя взгляда от дороги. – Скажите, вы когда-нибудь видели, как люди умирают?
Делакорт презрительно фыркнул.
– О, вы хотите преподать мне первый дружеский урок? Нет, мне никогда не приходилось убивать человека. Пока. Вы наверняка гораздо опытнее.
– Да, – Коул мрачно кивнул, – опыт у меня большой. И я не пожелаю вам такого.
– Послушайте, Амхерст, давайте кое-что выясним раз и навсегда. Если вы считаете себя достаточно сильным мужчиной, чтобы справиться с моей сестрой, то приглашайте священника хоть завтра и женитесь на ней.
Но не надо, черт побери, изображать из себя моего покровителя. Мы поняли друг друга, сэр? Мой отец – каким бы он ни был – мертв, и другого мне не требуется.
Коул внимательно посмотрел на молодого человека и с трудом сдержал усмешку. А этот виконт та еще штучка. Его, Коула, жизнь с Дженет – а теперь она уж точно ему не откажет – будет нелегкой. Понятно, что с Делакортом еще придется повозиться, что станет тяжелым испытанием для его христианского милосердия. Но разве у него есть выбор? Если он любит Дженет, придется примириться с ее братом.
– Договорились, – буркнул Коул и пришпорил жеребца.
Остаток путешествия пролетел быстро, хотя так не показалось двум всадникам, стремительно мчавшимся на север. Останавливались они только для того, чтобы пополнить запас воды и дать отдых лошадям. Большую часть пути Коул и Делакорт не разговаривали и лишь изредка обменивались взглядами. Не испытывай Коул страха, он, без сомнения, посчитал бы их поведение глупым и смешным. Странно, но Коул был рад, что Делакорт его сопровождает. Уже сгущались сумерки, когда Коул заметил впереди кирпичные столбы ворот Элмвуда. Он молча указал на них, и всадники свернули на дорогу, обсаженную вязами. В тени густой листвы было темно и прохладно, и Коула охватило недоброе предчувствие.
Делакорт почувствовал то же самое.
– Амхерст, что вы намерены сказать, когда мы приедем? – спросил он встревоженно. – И что я должен делать?
– Я и сам не знаю. – Коул устало провел ладонью по лицу. – Думаю, надо разыскать Дженет и детей и отвести их в библиотеку. Когда они будут в безопасности, вы займетесь детьми, а я попробую все объяснить Дженет. Хотя, черт побери, ума не приложу, как это сделать. Она ужасно расстроится. Делакорт нахмурился.
– Амхерст, я терпеть не могу втолковывать очевидное, но у нас нет никаких доказательств. Так что вполне возможно, что Дженет нам не поверит. Правда настолько ужасна, что мне и самому с трудом в это верится. Безусловно, я уговорю судей прекратить расследование гибели Мерсера, чтобы пощадить чувства Дженет. Господи, я сейчас чувствую себя идиотом!
Коул внимательно посмотрел на виконта.
– Чувствуете себя идиотом? А каково мне, по-вашему? Я помчался к вам в Лондон, чтобы все выяснить, оставил людей, за которых несу ответственность, мою будущую жену и детей, а их тем временем могли убить во сне или того хуже... Господи, прости меня!
– Амхерст, вы сделали все, что смогли, другому и это не удалось бы. Ладно, мы уже приехали, и все будет хорошо. Вряд ли что-то могло случиться за столь короткое время. И кроме того, вы же сами сказали, что почти все в доме поправляются после болезни.
Наконец они были у дома. Несмотря на поздний час, на крыльце стоял Дональдсон с метлой в руках. Интуиция опытного солдата подсказала дворецкому, что господа сильно встревожены. Отставив метлу, он сбежал со ступенек как раз в тот миг, когда Делакорт спешился. Дональдсон удивленно уставился на человека, которого ему было велено близко не подпускать к дому. Однако дворецкий промолчал. Коул, едва спрыгнув на землю, спросил:
– Где Дженет?
– Она гуляет с детьми, сэр.
Коул внезапно оцепенел.
– Где гуляет? С кем? – Коула пронзило предчувствие, что случилось что-то недоброе. Или вот-вот случится. Он понимал это с леденящей, пугающей уверенностью. – Черт побери, Дональдсон... где они? И где мисс Камерон?
– Я не знаю, сэр. – Лицо дворецкого стало белее мела. – О Боже, – прошептал он дрожащим голосом, – не хотите же вы сказать... Идемте скорее в дом, миссис Бертуистл может знать, куда они ушли.
Коул бегом ворвался в холл, Дональдсон и Делакорт следовали за ним. Он обежал дом, надеясь в душе, что дворецкий ошибается. Может, Дженет просто пошла с мальчиками в сад и еще не вернулась? Но гостиная была пуста, кабинет и библиотека закрыты, и Коул инстинктивно почувствовал, что в доме вообще никого нет.
Его сердце колотилось так сильно, что было готово выскочить из груди. Господи, где же они? Какому несчастью на этот раз он позволил случиться?
– Миссис Бертуистл! – закричал Коул, подбегая к массивной кухонной двери. – Миссис Бертуистл! Черт побери, где миссис Роуленд?
Домоправительница и кухарка, занимавшиеся своими делами на кухне, буквально остолбенели от неожиданности. Перепуганная старушка прижала руку к сердцу.
– Они на ко-конюш-не, наверное, – с трудом выдавила она. – Ушли минут пять назад, сэр. А что случилось?
Коул не стал представлять Делакорта, да и домоправительнице явно было не до гостя.
– С кем она ушла? – рявкнул Коул.
Миссис Бертуистл затеребила свой кружевной воротник.
– С мисс Камерон, сэр. Мисс Камерон сказала, что идет с мальчиками искать кошку, и пригласила миссис Роуленд пойти вместе.
– Черт побери! – пробормотал Делакорт и стукнул кулаком по столу. Домоправительница в страхе отпрянула. – Где эта проклятая конюшня?
Трое мужчин выскочили из дома через заднюю дверь и наткнулись на Мозби, который вел лошадей.
– Мозби, оставьте лошадей и следуйте за нами, – приказал Коул.
Уже вчетвером они побежали к каменному зданию конюшни. Коул молил Бога, чтобы их подозрения оказались необоснованными, однако прекрасно понимал тщетность своих молитв. Их окружало зло, и имя этому злу было Эллен Камерон. Эллен всегда притворялась и лицемерила, и в глубине души Коул это чувствовал. Так почему же он не доверился своему чутью?
Дверь конюшни оказалась открытой. В конце центрального прохода мерцал слабый свет, а по стене двигались тени, как будто кто-то в стойле держал в руках лампу. Кивком головы Коул приказал Мозби остаться у двери, а Дональдсону указал на чердак. Сам же с Делакортом вошел в конюшню. В ноздри ему ударил странный, резкий запах. Делакорт тоже его почувствовал и бросил на Коула встревоженный взгляд. Они осторожно двинулись к стойлу, и в этот миг в конце прохода раздался детский смех.
– Вот этот, черный! – воскликнул Роберт. – Он мой, я его первым увидел!
– Ну и пожалуйста, – согласился Стюарт. – Мне больше нравится рыжий. Мама, можно я возьму рыжего? Вон того, с белым ушком.
Боже! Коул вгляделся в пляшущие тени. Дженет и мальчики ни о чем не подозревают. Они позволили заманить себя в ловушку, в дальний конец конюшни. Что же на этот раз замыслила Эллен? Может, у нее нож? Или револьвер?
Однако нельзя было безрассудно врываться в стойло. У Эллен в руках зажженная лампа, а это очень опасно в сухом и пыльном помещении. Поэтому следовало подкрасться незаметно. Моля Бога, чтобы ни одна из лошадей не заржала, узнав его, Коул сделал знак Делакорту следовать за ним. А запах становился все ощутимее. Что же это такое? Скипидар? Масло? Или что-то другое, может, спирт?
– Мама, – захныкал Роберт, не дождавшись ответа от матери, – ну можно я возьму черного котенка?
– Я... да, можешь взять, если позволит мистер Мозби, – ответила Дженет. В ее резко прозвучавшем голосе слышалась озабоченность. – Эллен, чем это пахнет?
– Что? – Свет лампы заметался, и послышался приятный голос Эллен Камерон. – А, запах? Это жидкость от блох, я полила ею солому. О, какие симпатичные котята, правда? Посмотри, Дженет, вот у этого глаза голубые, этот должен быть твоим.
Дженет не удовлетворили объяснения кузины.
– Но, Эллен, это пахнет как бренди... или как что-то...
Коул и Делакорт уже приблизились к наполовину раскрытой дверце стойла. Внутри что-то ударилось о стену, и Коул увидел, как в проеме мелькнуло зеленое муслиновое платье. Эллен Камерон пятилась спиной к дверце, держа в руке лампу. Коул наклонился к Делакорту и прошептал ему на ухо:
– Я постараюсь вырвать лампу, а если она упадет, не дайте вспыхнуть огню.
Даже в полутьме было видно, как побледнел Делакорт.
– Будьте осторожны, тут все может вспыхнуть в одно мгновение, – прошептал он в ответ.
Коул кивнул, и они сделали пару шагов вперед. Но вдруг Эллен выскочила из стойла в проход, захлопнув за собой массивную дверцу. Раздался крик Дженет:
– Эллен! Эллен! Немедленно открой дверь! Где-то в глубине стойла захныкал Роберт:
– Мама, я хочу выйти отсюда! Здесь очень темно!
Эллен, высоко подняв лампу, уставилась на Коула. Ей достаточно было секунды, чтобы перебросить лампу через стенку стойла. Неужели именно это она и хочет сделать? Господи! Дверь стойла заперта снаружи, а внутри все займется в одно мгновение. Эллен, несомненно, намеревалась все выдать за трагический несчастный случай. Было слышно, как в стойле заплакали уже оба мальчика.
– Дженет! – крикнул Коул, отгоняя страшную картину, которую он себе представил. – Дженет, я здесь, не бойтесь. Ведите себя спокойно. Мисс Камерон просто играет с вами.
– Иг... играет? – запинаясь, промолвила ошеломленная Дженет.
– Я не хочу играть в такую игру! – крикнул Стюарт, стуча кулаками в дверь. – Я хочу выйти отсюда!
В бледном свете лампы губы Эллен Камерон скривились в какой-то безумной улыбке.
– Что ж, поиграем, – прошептала она. – Но это опасная игра, капитан Амхерст. Я всегда знала, что вы чересчур умны.
Делакорт пошевелился, намереваясь наброситься на Эллен.
– Стоять! – вскричала Эллен, выставляя перед собой лампу. – На вашем месте, милорд, я бы не стала подходить ближе. – Ее глаза горели каким-то дьявольским огнем.
– Не глупите, Эллен, – предостерег ее Делакорт. – Я пристрелю вас на месте.
Проклятие! Делакорт выхватил пистолет. «Только бы он не выстрелил!» – взмолился в душе Коул. Если Эллен упадет, то горящая лампа окажется на соломе.
Масло разлетится по сторонам, даже здесь, в проходе, все воспламенится, и тогда живым отсюда не выйдет никто.
Эллен вскинула подбородок и рассмеялась резким, неприятным смехом.
– Не пугайте меня, милорд. На этот раз я доведу свою игру до конца. Только один шаг, и вы почувствуете запах горелого мяса! – Она кивнула головой в сторону стойла.
– Ты бессердечная дрянь! – прошипел Делакорт, и улыбка медленно сползла с лица Эллен.
– Да что вы можете знать о бессердечности, милорд? – спросила она, склонив голову набок и пристально глядя на виконта. – Вы, с вашими титулами и деньгами! Вы понятия не имеете, что значит быть никем. Просто женщиной, оторванной от любимого дома. Бедной родственницей, которую насильно хотят выдать замуж, лишь бы она не путалась под ногами. – По голосу Эллен чувствовалось, что она на грани истерики.
– Эллен! – умоляющим тоном оборвал ее Коул и понизил голос до шепота. – Подумайте о детях. Ради Бога, поставьте лампу, и давайте поговорим.
– Нет! – Встревоженный взгляд Эллен лихорадочно перебегал с одного мужчины на другого. – Нет, нам не о чем говорить. Я вправе носить титул графини Килдермор. Я люблю этот дом больше всех. Я знаю, вы влюбились в Дженет, как и все мужчины, встречавшиеся на ее пути. Дженет красавица. У Дженет есть все! – Голос Эллен дрогнул, и, чтобы побороть свою внезапную слабость, она еще выше подняла лампу. – А я всю жизнь была собакой, которой все бросали объедки.
– Эллен, еще не поздно все исправить, – прохрипел Коул. – Прошу вас! – Мысли лихорадочно крутились в голове Амхерста, он пытался найти нужное решение. Если Делакорт бросится на Эллен, то сможет ли он, Коул, вырвать у нее лампу, чтобы не вспыхнул пожар? Или же она сумеет опередить их обоих? Эллен явно обезумела. Ей уже нечего терять, и говорить с ней бесполезно. Промедление становилось все опаснее.
Вдруг сверху посыпалась легкая соломенная труха, она кружилась в свете лампы, осыпая волосы и плечи Эллен, подобно снегу. На какое-то мгновение ее взгляд метнулся вверх, в темноту чердака, но тут же опустился вниз.
День был жарким, совершенно безветренным, и это могло означать только одно: Дональдсон, опытный солдат, занял стратегическую позицию над противником. Внезапно с чердака рухнул вниз сноп соломы. Этого оказалось достаточно, чтобы Эллен пошатнулась и закашлялась.
Коул принял решение мгновенно и бросился вперед. Его пальцы впились в лампу в тот миг, когда Эллен вновь обрела равновесие. Она вцепилась в руку Коула. Хотя горячее стекло обжигало ладони, Коул отчаянно пытался вырвать лампу, и наконец ему удалось ухватиться за ее ручку.
Делакорт тоже бросился вперед, он врезался головой в грудь Эллен и с силой сдавил ей горло. Женщина завизжала, отчаянно дергаясь, при этом лампа ходила ходуном. С чердака спрыгнул Дональдсон, приземлившись рядом с Коулом.
Эллен продолжала сопротивляться, она вопила и кусала Делакорта. Безумие придавало ей силы. А Коул все пытался вырвать у нее лампу, стараясь держать ее прямо.
В последней отчаянной попытке Эллен впилась зубами в ухо Делакорта и рванула его. Мочка уха окрасилась кровью, виконт выругался и с силой поволок Эллен в глубь конюшни, подальше от стойла. Коул следовал за дерущейся парой, стараясь прямо держать лампу. Ему наконец удалось крепко стиснуть ее в руках.
Воспользовавшись моментом, Дональдсон отодвинул задвижку стойла и выпустил на свободу бледную Дженет и плачущих мальчиков. Когда они скрылись в темноте, Эллен громко закричала. Это был пронзительный вой смертельно раненного животного. Наконец она отпустила лампу и обмякла на руках Делакорта. Бормоча проклятия, она уставилась на мужчин остекленевшим взглядом. Коул грубо встряхнул Эллен за плечи, а из темноты появился Мозби с веревкой в руках. Все было кончено.
Время уже приближалось к полуночи, когда Коул покинул кабинет судьи и поскакал назад в Элмвуд. Его переполняла странная смесь сожаления и облегчения. Облегчения от того, что тайны, так долго терзавшей Дженет, больше не существовало. А сожаления от того, что все случилось именно так. Подъехав к дому, Коул спешился и еще некоторое время, держа шляпу в руке, стоял у крыльца, прислушиваясь к звукам ночи и вдыхая запахи Элмвуда. Его сердце гулко билось при виде ласкового света лампы в окне его комнаты.
Наконец он поднялся по ступенькам, распахнул дверь и обнаружил, что Дженет поджидает его в темном холле. Она медленно подошла к Коулу, ее лицо выражало те же чувства, которые испытывал и он сам. Дженет обняла его, и некоторое время они просто молчали, сжимая друг друга в объятиях.
– Дорогая, мне очень жаль, – пробормотал Коул, стараясь вложить в эти слова все свои чувства. Ведь Дженет была для него всем: его надеждой, его мечтой, его будущим. А ведь еще немного, и он бы ее не уберег. Теперь Коул боялся, что никогда не избавится от ужасных воспоминаний. Его мысли прервал деликатный кашель. Открыв глаза, Коул увидел в дверях гостиной Делакорта.
Коул кивнул ему, тихонько отстранил от себя Дженет и пристально вгляделся в ее иссиня-черные глаза.
– Думаю, нам надо поговорить, дорогая. Ты готова к этому разговору?
– Да, – ответила Дженет, собираясь с духом.
Они втроем прошли в гостиную. Делакорт налил в бокал коньяка и молча подал его Коулу. Тот усадил Дженет в кресло у камина, а Делакорт занял кресло напротив, не отрывая взгляда от лица маркизы.
– Думаю, нам надо решить, – начал Коул, – что мы утром скажем детям. Но сначала, дорогая, у меня еще одна... к сожалению, неприятная новость.
Словно догадавшись, что хочет сообщить Коул, Дженет испуганно поднесла руку к горлу, устремив на него какой-то отсутствующий взгляд:
– Эллен мертва, да?
Коул медленно кивнул:
– Да. Еще одна непредвиденная трагедия.
Делакорт резко подался вперед, но он не выглядел удивленным.
– Она покончила с собой, хотите сказать?
Коул снова кивнул. Хотя Эллен Камерон причинила Дженет столько зла, та все же любила свою кузину.
– Это произошло в участке. Констебль отвел ее в камеру, где ей предстояло ждать приезда судьи из Лондона, и пока мы беседовали с полицейскими, она каким-то образом...
– ...повесилась? – предположила Дженет, не отрывая глаз от огня.
– Да.
– Боже мой! – прошептала Дженет. – Господи, прости ее. И все же это лучше, чем пожизненное заключение или публичная казнь через повешение.
– Черт побери! – Делакорт допил свой коньяк. – Сначала убийство, потом самоубийство. Кто бы мог подумать, что в кроткой Эллен бушуют такие страсти? И все же мы должны были догадаться. Она изучала ботанику, занималась садоводством и наверняка была знакома с различными ядами. Но никто не заподозрил ее в убийстве Мерсера.
– Потому что это был несчастный случай, – пробормотал Коул. – Эллен вовсе не собиралась убивать Мерсера. Она не могла претендовать на его титул, а только на титул Дженет. Но после смерти Мерсера она наверняка радовалась в душе тому, что общество принялось чернить Дженет.
– Да, несомненно, она радовалась. И хотела, чтобы мы считали ее недалекой, жеманной старой девой. Однако это была всего лишь тщательно продуманная роль. Но почему сейчас? После стольких лет? – задался вопросом Делакорт.
– Она считала себя обделенной судьбой и всегда завидовала мне, – пояснила Дженет. – И ее зависть постепенно переросла в ненависть. Она по-настоящему меня ненавидела, – с болью в голосе добавила Дженет.
– И эта постоянная зависть просто свела ее с ума. – Коул опустился на колено возле кресла Дженет и взял ее ладони в свои.
Она посмотрела на их сплетенные пальцы.
– Да, наверное, ты прав. Тетка стремилась непременно выдать Эллен замуж за кого угодно. И не от бессердечия, просто тетушка чувствовала, что ее конец близок.
– И тогда Эллен решила, что у нее остался последний шанс заполучить то, что ей так хотелось иметь, – продолжал Делакорт. – Выйди она замуж и живи в другом месте, она бы уже не смогла добраться до Дженет и до ее детей. Ее терзали мысли о наследстве, о независимости, о возможности жить в Килдерморе.
– Да! – воскликнула Дженет. – Я знаю, что, Эллен всегда любила Килдермор больше, чем я. И всегда завидовала моему положению наследницы. А мне это наследство было ни к чему. Господи, я же так старалась дать ей все: деньги, положение в обществе, сестринскую любовь. Но этого оказалось недостаточно.
– Да, – кивнул Делакорт, – Эллен и этого было мало.
– Боже, она задумала убить моих детей! – с болью в голосе воскликнула Дженет. – Она отравила еду, наняла убийц, а сама оставалась в стороне и наблюдала за нашими страданиями. И ради чего? Чтобы унаследовать титул? Дом? Вот этого я ей никогда не прощу. – Дженет медленно подняла глаза на Коула. – Я не буду сожалеть о ее смерти, просто не могу. Ведь это чудовище едва не погубило моих детей.
– И правильно, – поддержал Дженет Делакорт. – Насчет мнения света тоже можешь больше не волноваться. После случившегося твоя репутация в обществе будет полностью восстановлена.
– О Дэвид, это как раз меня мало волнует. Для меня гораздо важнее не ранить детей. Что мы скажем мальчикам?
– Правду, – ответил Коул. – Или, во всяком случае, тщательно продуманный вариант правды. Мы скажем, что Эллен была немного не в себе. К сожалению, мы не сможем уберечь детей от всего зла этого мира. Стюарт и Роберт не только остались без отца, они еще подверглись таким испытаниям, которые нелегко пережить детям. И если потребуется, ради их спокойствия я не остановлюсь перед тем, чтобы опорочить память об Эллен.
– Да, ты прав, – согласилась Дженет. – Этот кошмар закончился, и мы в безопасности. Теперь нам надо думать о будущем, которое будет безоблачным и счастливым, я уверена в этом.
– И я думаю так же, – поддержал сестру Делакорт. – А теперь, Амхерст, я воспользуюсь вашим гостеприимством и пойду спать. – Виконт поцеловал Дженет в щеку и удалился.
Дженет медленно поднялась с кресла.
– Ты кое в чем не прав, дорогой. Да, мои мальчики понесли большую утрату. Но я убеждена, что без отца они не останутся.
Коул обнял Дженет и посмотрел ей прямо в глаза.
– Значит, ты не передумала и выйдешь за меня? – тихо спросил он.
Дженет немного удивилась.
– Конечно, не передумала. Ты мне нужен, Коул. Я обязательно выйду за тебя и клянусь, что буду хорошей и послушной женой...
Дженет не закончила фразу, поскольку будущий муж прервал ее слова долгим и страстным поцелуем.
Да и какое значение на самом деле имели ее слова? Оба понимали, что Дженет никогда не будет послушной. А Коул уже решил для себя, что ее характер – это бремя, которое он, как мужчина, будет терпеливо нести. Главное, что Дженет принадлежит ему.
И ее поцелуй стал для Коула настоящей божественной наградой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Верь только сердцу - Карлайл Лиз



эмммммм,просто класс
Верь только сердцу - Карлайл Лиззуля
24.06.2012, 22.30





Класс! Я читала с огромнейшим интересам и управилась с этим романом за 2 дня..((впечатляюще))
Верь только сердцу - Карлайл Лизлилия
27.07.2012, 1.28





понравилось.детективная линия держит в напряхении до концо романа.главгерой-просто мечта.
Верь только сердцу - Карлайл Лизт.к.
12.11.2012, 14.17





Роман, действительно, интересный
Верь только сердцу - Карлайл ЛизЛюдмила
29.10.2013, 17.17





Роман мне понравился. Без слащавых постельных сцен. rn хорошая интрига. Прочла за 2 часа с удовольствием.
Верь только сердцу - Карлайл ЛизЛюба
25.11.2013, 21.11





Далее читайте роман о Делакорте.
Верь только сердцу - Карлайл Лизелена:-)
23.03.2014, 10.50





А СЛЕДУЮЩИЙ - ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА! ЕЩЕ ЛУЧШЕ
Верь только сердцу - Карлайл Лизнатали
14.08.2014, 12.24





A mne ne ochen ponrawilos, malo dialogov, kuchateksta. Zatanuto.....
Верь только сердцу - Карлайл Лизnatascha
16.10.2014, 21.25





Понравился роман. Интересный сюжет, неожиданная развязка.
Верь только сердцу - Карлайл ЛизТаня Д
8.12.2014, 14.26





Отличная интрига.
Верь только сердцу - Карлайл ЛизОльга К
29.09.2015, 22.18





Какой бред!
Верь только сердцу - Карлайл ЛизНикта
14.11.2015, 12.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100